Опросы

Как вам интервью с Дмитрием Медведевым?

Посмотреть результат

Loading ... Loading ...

Поиск

Архив



Пледы оптом производство и продажа оптовая продажа пледов.

  • Управление
  • 11 апреля 2012

    Владимир Познер в Твери

    Рубрика: Новости.




    10 апреля Владимир Познер представил тверским читателям свою книгу «Прощание с иллюзиями».

    Несмотря на то, что встреча с мэтром отечественной журналистики прошла в рабочее время, попасть на нее постарались многие тверитяне – в магазине «Фолиант» в буквальном смысле яблоку было негде упасть, самые терпеливые дожидались возможности получить автограф Познера в очереди на улице.

    Около 50 минут Владимир Познер отвечал на вопросы читателей, а затем провел автограф-сессию.

    Но прежде, чем начать общение с публикой, Владимир Владимирович рассказал о создании книги: «Я называю эту книгу книжкой. У меня был друг, Петр Вайль, и как-то он мне сказал «вот я книжку тут написал…». Я спросил его, почему он говорит книжка, а не книга, на что он ответил: «Знаешь, книги писали Толстой, Достоевский, а я пишу книжки». Вот и я тоже написал книжку».

    По словам Познера, он не и думал писать «Прощание с иллюзиями», эту идею ему подал его американский коллега: «Он взял у меня интервью и сказал: «знаешь, тебе стоит написать книгу о своей жизни». Я ответил, что мне это не интересно. Потом он приехал в Москву, устроился там на работу и стал приходить ко мне в гости с диктофоном, еще старым, кассетным. Каждый день он мучил меня по три часа. Причем я говорил ему, что буду отвечать на какие угодно вопросы, только не о личной жизни. Он записал кассет 50 и уехал в Америку, где их расшифровал и разбил на главы, их получилось примерно 8, которые он мне прислал. Я почитал и разрешил печатать. Потом он мне позвонил и рассказал, что показал материал одному известному американскому литературному редактору, тот прочитал, сказал, что это интересно, но если Познер не будет рассказывать о себе, то никто не будет этого издавать. Я выкинул присланный мне материал и начал писать сам».

    Книга была написана 21 год назад на английском языке, вышла в США, где 12 недель держалась в списке бестселлеров газеты «New York Times». Автор перевел ее на русский лишь спустя 18 лет, еще 3 года ушло на размышления, как отразить в рукописи прошедшие годы. Русский вариант «Прощания с иллюзиями» Владимир Познер снабдил комментариями.

    «Эта книга для меня очень важна, меня невероятно радует, что сейчас она, как мне сказали в издательстве, номер 1 в России и является самой покупаемой. Меня это удивляет, потому что это не детектив, в ней нет секса, а вот покупают же», – отметил писатель.

    Завершив презентацию, Владимир Познер перешел к общению с публикой, несколько вопросов мэтру удалось задать и журналистам.

    Одна из ваших идей – создание общественного телевидения. Вы верите в то, что оно реально будет создано?

    - Да, это одна из моих идей. В то, что оно будет реально создано, не очень верю. Общественное телевидение – это такое телевидение, которое не зависит ни от власти, ни от рекламодателя. Оно существует в 49 странах мира: самые известные примеры – ВВС в Англии и NHK в Японии. В Европе есть только две страны, в которых нет общественного телевидения – Россия и Беларусь. Медведев заговорил о необходимости создания общественного телевидения, были созданы две группы по разработке его концепции: одна при Министерстве связи, другая – при президентском совете по развитию гражданского общества и правам человека. Я был во второй. Мы что-то разработали, предложили 1 марта две концепции Медведеву, он вернул с тем, чтобы мы еще месяц поработали, мы вновь положили на стол… Пока какой будет результат, я не знаю. Но почему у меня скепсис по данному поводу? Создание общественного телевидения – это принципиально другая политика. Я не верю, что можно изменить политику на маленьком пятачке, когда кругом другая политика. Тогда она тоже должна измениться, но этого я не вижу. Я надеюсь, что что-то все-таки будет, только не еще один второй канал, это никому не нужно.

    Впервые книга «Прощание с иллюзиями» вышла 21 год назад, а перевод на русский Вы сделали лишь 18 лет спустя. Не возникало ли у Вас ощущение, что Вы пишете новую книгу, может быть, хотелось что-то изменить?

    - Я хотел, чтобы зритель, которого я очень люблю и для которого я существую, увидел именно ту книгу, которую я тогда написал. Я не хотел как-то ее осовременить, чтобы он думал, что я уже тогда многое понимал. Поэтому я оставил текст нетронутым и добавил комментарии, получилась книга в книге. Это как бы вторая часть, оценка того, что я тогда написал, и сегодняшнего дня.

    Как вы считаете, за счет чего Вам удается быть интересным такой разной по возрасту, роду деятельности аудитории?

    - У меня нет этому объяснения. Вчера у меня в программе была Алла Пугачева. Я задал ей вопрос «Объясните, почему Вы так популярны?». Она была любима всеми от интеллектуалов до дяди Степы-истопника. Я более-менее понимаю, почему был популярен Высоцкий, он был очень политический, хотя и не только поэтому. Так очень редко бывает. Если взять, к примеру, Булата Окуджаву, которого я обожаю, все-таки это чуть-чуть для элитарной, рафинированной публики. А Высоцкий, хотя он и изумительный поэт, он для всех. То же самое с Пугачевой. Она не смогла объяснить этого. Я не знаю, почему я интересен столь разным людям, я только удивляюсь этому и невероятно рад.

    Часто ли Вы получаете отказ в интервью и с чем, на Ваш взгляд, это связано?

    - Постоянно отказывается министр внутренних дел, министр обороны, сельского хозяйства…я говорю о тех, к кому я много раз обращался. Думаю, что они боятся.

    Боятся чего? Неудобных вопросов?

    - Я им всем говорю, что задаю те вопросы, которые хотели бы задать люди, просто они не имеют такой возможности. Если вы не можете отвечать на такие вопросы, это ваши проблемы. Я не специально задаю каверзные или, как они говорят, «провокационные» вопросы. Провокационный вопрос – это тот, который не нравится. Вот как не уйти в отставку после этого скандала в Казани? В любой стране министр бы положил на стол бумагу, другое дело, что его могут не отпустить. И я задам этот вопрос, потому что его задал бы любой. А он не хочет отвечать, вот и все.




    Комментирование закрыто.