Опросы

Как вам интервью с Дмитрием Медведевым?

Посмотреть результат

Loading ... Loading ...

Поиск

Архив



Строительство бассейнов продажа бассейнов.

  • Управление
  • 3 апреля 2012

    О журналистских ценностях



    Совсем недавно я прочитал довольно любопытную вещь в газете The New York Times. Оказывается, Мохаммед Мера, тот человек, который убил семерых под Тулузой, в Тулузе, и в том числе двоих детей, снимал все это действие. Что, пока он расстреливал людей, у него была камера привязана к груди, и он просто снимал все это действие. Отснятое видео он передал приятелю, и этот приятель в тот день, когда Мера был уже убит, отправил это в телевизионную компанию «Аль-Джазира». Там посмотрели, естественно, этот материал и говорят, что это было что-то совершенно ужасающее. Лужи крови, стоны умирающих людей. Причем снято так крупно. В общем, говорят, это что-то совершенно из ряда вон выходящее по ужасу. И «Аль-Джазира» принял решение не показывать это видео, причем по следующей причине – что это видео не имеет журналистской ценности. Я подчеркиваю, журналистской ценности.

    Вдумайтесь в это. Материал совершенно сенсационный, материал абсолютно уникальный, материал, который, следовательно, привлек бы гигантское внимание к «Аль-Джазире», материал, который дал бы, конечно, высочайший рейтинг, тем более что его можно было подать так, чтобы заранее предупредить об этом. Тем не менее руководство «Аль-Джазиры» решило: нет, мы этот материал давать не будем, потому что в нем нет журналистской ценности. Другие ценности есть, но не журналистская. То есть там нет новой информации, там нет ничего новостного. Потому что все уже, факт этот известен. Раз так, то нечего давать материал только потому, что он сенсационный и так далее.

    Теперь я прошу вас задуматься вот над чем. Представим себе, что это видео попало в руки, скажем, какой-то российской телевизионной компании. Подумали? Теперь вопрос такой. Как вы думаете, эта компания (я не называю конкретной) выдала бы в эфир эту сенсацию? Или же решила бы, что нет, потому что не имеет журналистской ценности? Подумали? Ну вот и хорошо. Удачи вам и приятных сновидений.




    К записи "О журналистских ценностях" 13 комментариев

    А если бы этот материал попал Аль-Джазире до того как об этом раструбили СМИ. Тогда бы он имел журналистскую ценность. т.е. был бы новостным?

    Николай.
    Я согласен с Вами – скорее всего в этом случае материал был бы опубликован. Это первая натяжка ВВП. Вторая – правительство Франции просило все СМИ не публиковать подобные (кровавые) материалы. ВВП об этом даже не упомянул.
    Но в то же время надо понимать, что «Аль-Джазира» являясь голосом таких отморозков как Мохаммед Мера, материал во Франции не опубликовала (…. пока). К сожлению, нет никакой надежды, что он не будет показан в других местах в качестве примера мусульманского героизма, примера для подражания. Вот если бы «Аль-Джазира» уничтожила бы видео …. это стало бы признаком наличия хоть какой-то морали в СМИ и доброй воли в мусульманском мире.

    Преступник, который стрелял в людей и снимал всё это на видео, конечно же, хотел, чтобы это видео попало в сеть. С этой целью он и совершил это преступление. Но Аль-Джазира, получив эту съёмку, не стала её публиковать. Хотелось бы верить, что телекомпания сделала это, исходя из общечеловеческих ценностей, а не новостных, как толкует Познер. Однако приведённый факт, как нельзя кстати, характеризует наши СМИ, в том числе государственные. Девицы из Пусси Р. плясали у алтаря храма ХС, точно зная, что их покажут в новостях, ну хотя бы разок, хотя бы на кабельном. Однако этот сюжет непонятно каким образом сразу попадает в новости телеканала “Россиия 1″ и там крутится по нескольку раз 6 дней. Далее больше. На Первом у Малахова, на втором у Соловьёва сюжет проходит публичное обсуждение. Спрашивается: добились ли девочки своего, стали они героями, и кто им в этом помог? И чем эта видеосьёмка отличалась от того, что снимал человек с пистолетом? Ответ ищите не в общечеловеческих ценностях и уж тем более не в журналистских. Политика – она всему вина.

    я надеюсь все таки Аль – джазира с точки зрения морали не пустила ленту в ход. Любая религия это зло ! все религий мира несут фашизм !

    Если они пересекаются с политикой, то конечная цель это доминирование.

    Пилитика насилия, это опасность победы беспредела над здравым смыслом. Вдумайтесь! Чем больше мы смакуем зло, насилие, терроризм, педофилию, тем ЭТОГО больше. Зло пускает корни и распространяется с неверояной быстротой. А потом мы мучаемся, откуда зло? Да оно внутри нас, если мы так желаем подробностей кровавых действий!!! Зло становится обыденным, а нам все больше хочется сенсаций, рейтингов любой ценой?! Не пресекая зло, не побарывая свои низменные, зверинные страсти в себе, мы выпускаем этого монстра наружу и даем ему полную свободу действий.
    Новость – она нейтральна, а вот мое отношение к ней имеет огромное значение. Победи монстра в себе!

    Владимир Владимирович! Как Вы себе нравитесь! Не пытались ли заглянуть под маску,которая уже срослась с Вами?На досуге,в уединении? Попробуйте! А вообще-то,Вы классный!

    Михаил Задорнов «Сейчас такое время, что мы живём как на лезвии бритвы – вот-вот опрокинемся. Недавно видел, как на улице упал пожилой человек. К нему подбежали двое молодых ребят. Думаете, помочь ему подняться? Нет. Они достали телефоны и стали его … фотографировать! Чтобы потом выложить на Ютубе видео с его неуклюжими попытками подняться. Поэту никогда не пришло бы такое в голову. Он бы обязательно подал упавшему руку…»

    Уважаемый Познер Владимир Владимирович! Говоря о журналистских ценностях, об этике и морали, могу сказать, что ту историю, которую вы выше описали, произошла и со мной, но с журналистами эта история не была связана отчасти, скорее с журналиста все началось. Как я Вам уже рассказала прежде речь идет товарищах поэтах или господах, это как Вам будет угодно. Меня не снимали, конечно, на видеокамеру. Мне предложил диалог по стихам, один петербургский поэт из петербургских поэтических студий, мы познакомились с ним через журналиста. Я поверила в искренность этого диалога, думала, что это будет диалог, а были «провокации», в чем мне признался поэт позже, он смотрел на мою реакцию. Я не просила, говоря о профессиональной этике или деловой этике, не просила поэта меня посвящать в подробности самочувствия и житья его коллеги, некогда руководителя студии, известного петербургского поэта. Он решил со мной поделиться зачем-то, и я думала, что этот известный поэт серьезно болен и умирает и всеми брошен, я переживала, ночами не спала. А это оказалось неправдой, розыгрышем, но поэт в обмане не признался. Мне пришлось сообщить этому знаменитому поэту об этом, так как его коллега может с кем-то еще так пошутить, предлагая подобные диалоги, и естественно, я надеялась, что руководство петербургских поэтических студий решит этот вопрос, о чем я незамедлительно сообщила и главным редакторам литературных журналов. Но меня сделали козлом отпущения в этой истории, дескать, Вам заняться нечем, переписываетесь незнамо с кем или с первым встречным, все это глупости, напрасное огорчение. Честно говоря, когда я узнала правду, мне жить не хотелось. Я ведь переживала по-настоящему. Я тоже не предполагала, что поэты способны на такое и что впоследствии на меня еще все свалят. Но я за свои принципы постою! Конечно, Татьяна Толстая знает этого поэта и его жену, он бывал в программе «Школа Злословия» и Вы этого известного поэта знаете, я предполагаю, что вы знакомы – очень Вы похожи внешне и по речам.
    Я не стала поднимать шума в прессе, и на ТВ не пошла, хотя мне хотелось это сделать и я думаю, как поступить. Так как я могу навредить этому известному поэту, его многие любят и уважают, и могу поссорить его с другим поэтом – с Евгением Евтушенко, которого тоже незаслуженно обидели, это меня останавливало и останавливает оттого, чтобы не выставить это публично, на суд общественности. Многие пострадают. Я пытаюсь другими путями этот вопрос разрешить. Я боюсь, что с кем-то еще так пошутят петербургские поэты и после таких шуток может и сердечный приступ случиться. И мне к тому же еще угрожали.
    Я все понимаю, известные люди, но когда-то Вы не были знамениты, у всех у вас ничего не было, но неужели, у Вас нет ни капли совести, чести и у Вас даже не хватает сил для того, чтобы извиниться передо мной и поговорить со своими коллегами. Уход от проблемы – не ее решение. Я считаю, что те, кто таких поэтов принимают в свои студии, те и несут ответственность за произошедшее. Это было не мое решение – принимать таких поэтов в студию и не я этого диалога просила. Этот поэт – не дилетант, не самостоятельный субъект, он не отдельно выступает, он – лицо этих студий, а «студийность» подразумевает присутствие этой этики.
    То, как поступишь ты, это не зависит оттого, поэт или не поэт, журналист или не журналист, не зависит от этого звания «поэт» или «журналист», но хотелось бы, чтобы поэты и журналисты были человечнее, и думали, что они пишут и делают. Но я поэтов защищала, и конечно, петербургского поэта за этот наговор обозвала «старичком-стручком» и «птицей-глухарем», но я не люблю слово «пожилой» или «старик» и многое другое, за что мне досталось, и мне он стал угрожать. Если все позволять, на шею сядут. А вот нас – девушек поэты не защищают, правда, к Евтушенко я не обращалась, но я и его защищала, может, он – джентльмен и в обиду меня не даст.
    И приведу письмо Александра Калягина (и его позицию я разделяю) к юбилею театра «Школа драматического искусства» от 26-ого февраля 2007-ого года, это будет к месту:

    «Казалось бы, ситуация банальная, сигналы о конфликтах между директорами и художественными руководителями я получаю в СТД все время. Понятно, что все конфликты необходимо разрешать, но не решить эту ситуацию, значит, под удар поставить действительно уникальный театр, который можно сохранить, только сохранив преемственность театральных идей, заложенных в его основу большим художником. Быть может, действительно во главе театра должен стать ученик Васильева Игорь Яцко, который будет продолжать художественное направление, начатое Анатолием Александровичем. Дай Бог, если вернется он сам, вернется в свой дом. Это решать только самому Анатолию Васильеву и его команде единомышленников. И последнее. Травля Васильева, вся эта грязь вокруг его имени, уверен, запачкает каждого из нас, в очередной раз мы докажем, что мы нация, которая не дорожит своими великими художниками. А Анатолий Васильев из их числа».

    Конечно этот материал имеет журналистскую ценность в том понимании журналистики которое мы имеем сегодня во всём мире. Но там нечего показывать, просто жесточайшее преступление и страдания людей. Материал просто не стали показывать по этическим соображениям но приподали это в виде “отсутствия журналистской ценности”. Хотя действительно журналистской ценности в этом нет. Когда лезут под трусы и в личную жизнь королевским семъям или знаменитосям, прослушивают телефоны и смс, такой материал тоже не имеет журналистской ценности но его показывают. В США снимают передачи детально реконструируя события амок в школах с мучениями и расстрелами ,показывают записи камер. Просто такая реакция альджазиры как раз стала новостью потому что это на сегодняшний день очень редкая реакция и поведение журналистов во всём мире и РФ здесь не исключение.

    Второзаконие: “Не давай в рост брату твоему не серебра, не хлеба, ни чего другого, что можно дать в рост, иноземцам давай в рост, а брату твоему не давай в рост, что бы Господь Бог твой, благословил во всех делах твоих, что делается руками твоими на земле в которую ты идешь, что бы овладеть ею и БУДЕШЬ ТЫ ГОСПОДСТВОВАТЬ НАД МНОГИМИ НАРОДАМИ, а они над тобою не будут господствовать. Тогда сыновья иноземцев будут строить стены твои и цари их служить тебе и не будут затворяться твои врата не днем не ночью, ЧТОБЫ СКЛАДЫВАТЬ ДОСТОЯНИЕ ДРУГИХ НАРОДОВ К НОГАМ ТВОИМ, а те цари и те народы, которые не захотят служить тебе, такие народы СОВЕРШЕННО ИСТРЕБЯТСЯ”.

    Элоиз, которая прыгает как мартышка на ветках Познера и задыхается от несправедливости и антисемитизма, пусть растолкует предыдущую цитату из Библии, от Евгения.

    «Хочешь победить врага — воспитай его детей» (чем активные либералы сейчас в нашей стране и занимаются)

    И это уже не первоапрельская шутка Познер Владимир Владимирович! Как Вы пошутили тогда, по поводу Путина В.В. Мне только что пришло письмо от главы партии, за которую я голосовала. И, возможно, мне удастся решить этот вопрос с петербургскими поэтическими студиями, этот конфликт
    с петербургскими поэтами, об этих угрозах, поступивших от поэта из этих студий я Вам рассказывала. Мне осталось заявление написать и приложить все необходимые документы, а они у меня есть, я обращалась и к Медведеву и к Путину, писала им письма, и в Министерство культуры и в администрацию губернатора Санкт-Петербурга, и в Общественную палату РФ, в комиссию по вопросам развития гражданского общества. Только к Малахову не приходила в «Пусть говорят» и в газеты не писала. В общем, все документы приложу. Просто со мной говорить нормально не хотят, и решать вопрос, а я писала и в литературные журналы и некогда руководителю студии, к известному петербургскому поэту «А.К.», с которым эта история связана – никакого результата.