Опросы

Как вам интервью с Дмитрием Медведевым?

Посмотреть результат

Loading ... Loading ...

Поиск

Архив




  • Управление
  • 12 марта 2012

    12 марта 2012 года. Константин Ремчуков в программе “Познер”



    Константин Ремчуков

    “Дух свободы, который в стране развивается с каждым днем, остановить будет невозможно”, – уверен журналист, политик и бизнесмен Константин Ремчуков. Свое мнение он высказал в эфире программы “Познер”.
    По мнению журналиста, в России “появилась среда за рамками вертикальных отношений”, не живущая “исходя из компромисса с властью”, а “черпающая представления о добре и зле в нефильтрованном виде с Запада”. “Эта среда за последние десятилетия пережила без помощи государства два кризиса – 1998 и 2008 годов, – добавил Константин Ремчуков. – Это – ответственные граждане, они поверили в себя и не хотят идти на компромисс”.

    Кроме того, подчеркнул эксперт, большую роль в оживлении политических процессов играет молодежь: “Она знает, как это происходит в мире, понимает, что не могут два человека выйти и сказать: “Теперь ты будешь президентом, а я премьером”. Это новое поколение людей, которые хотят, чтобы все демократические процессы в нас в стране соответствовали процессам, которые установились в мире”.

    Константин Ремчуков считает, что уменьшение количества людей, выходящих на протестные митинги, не говорит о том, что политические процессы в России пошли на спад. “Есть медицинский факт, что приходит не 150, а 15 тысяч, но ведь полгода назад никто и 15 тысяч не собирал, значит – произошло некое качественное изменение”.

    Кроме того, по мнению журналиста, снижение числа людей, выходящих с протестом на улицы, обусловлено тем, что “лидеры митингов не являются автоматически лидерами настроения этих людей, и они не в состоянии под свои лозунги собрать тех, кто пришел по зову сердца, испытывая унижение, оскорбление после 24 сентября, после рокировки наших вождей”.

    При этом Константин Ремчуков уверен, что Владимир Путин “безусловно, не считает тех, кто выходил на Болотную и Сахарова, врагами России”, а все резкие заявления в их адрес были “приемами предвыборной риторики, способом мобилизации своего электората”.

    Более того, по мнению эксперта, руководство страны “не сможет жить дальше так, как в предыдущие 12 лет”, так как ценности класса людей, выходящих на протестные акции “до такой степени созвучны ценностям нормальных людей, что вскоре их будет разделять большинство населения страны”.

    “Легитимность подтверждается властью тогда, когда она в состоянии решать проблемы, возникающие перед гражданами, и если их не решать, они перерастают в антагонистическое противоречие, – пояснил Константин Ремчуков. – И если Путин не хочет, чтобы проблемы этих граждан трансформировались в антагонистическое противоречие, он должен внести такие изменения в нашу жизнь, которые позволят сказать: “Да, мы живем нормально, так как мы хотели”.

    ПОЛНЫЙ ТЕКСТ ИНТЕРВЬЮ

    В.ПОЗНЕР: В эфире программа “Познер”, гость программы – владелец, генеральный директор, главный редактор “Независимой газеты” Константин Ремчуков. Добрый вечер, Константин Вадимович.

    К.РЕМЧУКОВ: Добрый вечер.

    В.ПОЗНЕР: Вы знаете, когда-то Первый канал назывался “Общественное российское телевидение” (ОРТ). Оно было совершенно не общественным, оно было абсолютно частным, в основном действовал Борис Березовский и использовал это телевидение в своих политических и иных, возможно, интересах. “Независимая газета” – насколько она независима от владельца, генерального директора и главного редактора?

    К.РЕМЧУКОВ: Она зависит от владельца, главного редактора и генерального директора, “Независимая газета” Константина Ремчукова полностью.

    В.ПОЗНЕР: То есть она независима от всех остальных, очевидно, но вполне зависима от вас?

    К.РЕМЧУКОВ: Да. Потому что концепция независимости СМИ, с моей точки зрения, предполагает прежде всего одну, но самую характерную особенность: независимым называется СМИ, независимое от государства.

    В.ПОЗНЕР: Только?

    К.РЕМЧУКОВ: Только.

    В.ПОЗНЕР: Понятно. Хорошо. Я с вами не буду спорить. У меня несколько другой взгляд на эти вещи. Я считаю, что только общественное телевидение, общественное радио, которое не контролируется ни владельцем, ни властью, вот это есть независимое. А так – зависимое, но, конечно, не от власти, это я прекрасно понимаю, что это такое. В Википедии написано, что вы российский журналист, политик и бизнесмен. Вы бы как сказали, все-таки в первую голову что-то из трех или в равной степени и то, и то, и то?

    К.РЕМЧУКОВ: Я думаю, что я меньше политик, чем журналист, бизнесмен и преподаватель университета. Все-таки большая часть моей жизни прошла в академических стенах, и я прошел путь от студента, аспиранта, ассистента, доцента до профессора и завкафедрой макроэкономического регулирования. Поэтому эту часть жизни я в себе люблю и продолжаю очень много работать, в том числе и теоретически.

    В.ПОЗНЕР: Даже не знаю, как лучше сказать… Когда вас представляют – даже, наверное, четвертая вещь возникла, профессор, скажем, – что вам больше по сердцу? Предположим, вас называют одним словом: профессор, бизнесмен, бывший политик, если хотите, журналист. Что вам больше по сердцу?

    К.РЕМЧУКОВ: Владимир Владимирович, я не придаю значения.

    В.ПОЗНЕР: Все равно?

    К.РЕМЧУКОВ: Да. Потому что я развивал, по крайней мере в последние годы, бренд под названием “Константин Ремчуков”. Без эпитетов.

    В.ПОЗНЕР: Понимаю. Хорошо. Я, естественно, читал о вас довольно много, готовясь к этой программе. У меня возникло некоторое ощущение конфликта интересов в одном вопросе. Смотрите, что получается. С 19 декабря 1999 года по 2003-й вы были депутатом Государственной думы третьего созыва, фракция СПС. Вы были заместителем председателя комитета по природным ресурсам и природопользованию и членом комиссии Госдумы по рассмотрению правовых вопросов пользования недрами на условиях раздела продукции – я это повторяю, как написано. Но при этом с 1997-го по 1999-й вы консультант, советник, председатель высшего научно-консультационного совета группы “Сибирский алюминий”. 2000-й и 2001-й – председатель высшего научно-консультационного совета ИПГ “Сибал”, 2002-2003 – председатель высшего научно-консультационного совета компании “Базовый элемент”. То есть и до, и будучи депутатом Госдумы вы работали у Дерипаски, получается так. Консультантом, но все-таки у него. Еще вы зампред профильного комитета. Это не является все-таки конфликтом интересов, когда вы и там, и там – и в бизнесе, и в законодательном органе? Нет?

    К.РЕМЧУКОВ: Я не чувствовал конфликта интересов, потому что те законодательные инициативы, которые я инициировал, и они были приняты Госдумой в рамках комитета по природным ресурсам, носили объективный характер с точки зрения развития рыночных правовых отношений. У “Сибирского алюминия” не было интересов в нефтяной отрасли, потому что большинство моих инициатив было направлено на то, что после получения лицензии той или иной компанией, если другая компания ее поглощает в соответствии с гражданско-правовым законодательством, то права на эту лицензию достаются той компании, которая поглотила. Потому что до этого законодательство говорило, что нужно каждый раз. То есть мне казалось, что инвестиционный климат в стране будет улучшаться. Ни одного законопроекта, связанного с интересами “Сибирского алюминия” или “Базового элемента”, я не принимал.

    В.ПОЗНЕР: Скажите, пожалуйста, вы работали на общественных началах у него или вам платили?

    К.РЕМЧУКОВ: В основном на общественных началах.

    В.ПОЗНЕР: То есть вообще не платили?

    К.РЕМЧУКОВ: Оплачивались когда-то командировки, какие-то еще вещи, билеты на самолет.

    В.ПОЗНЕР: Вы говорите, вы не чувствовали. Допускаю. Но если бы, скажем, вы не знали такого человека, Константина Ремчукова, а просто это прочитали, у вас возникло бы, что это может быть, конечно, конфликт интересов? При том что вы со стороны?

    К.РЕМЧУКОВ: Если бы я был завкафедрой в университете и работал в Государственной думе, конфликт интересов возникал бы? Я имею в виду, что законодательство предполагало, что я не должен занимать исполнительную должность ни в какой структуре. Тогда есть конфликт интересов. А научная должность – я занимался стратегическим развитием компании. Я пришел к Олегу, когда компания была фактически Саянский алюминиевый завод. Это маленькая компания внутри этой отрасли. А оставил я и ушел от Олега в 2003 году, когда была создана инвестиционная группа или фонд прямых инвестиций “Базовый элемент” (название это я, кстати, придумал и обосновал эту сущность) и определилась стратегия покупки контрольных пакетов акций в различных отраслях. И то, что сейчас мы имеем и “Русский алюминий”, и “Базовый элемент”, это была научная проработка огромного количества тем, когда компания стояла на развилке. Поэтому научной работой заниматься можно, Думой заниматься, мне тоже казалось, можно до тех пор, пока закон это разрешает. Если бы закон разрешал, как на Украине, быть еще и руководителями компаний, я был бы генеральным директором “Сибирского алюминия”.

    В.ПОЗНЕР: Вы купили “Независимую газету” у Бориса Березовского.

    К.РЕМЧУКОВ: Да.

    В.ПОЗНЕР: Не на деньги, которые платил вам Дерипаска, очевидно. Нет?

    К.РЕМЧУКОВ: Нет.

    В.ПОЗНЕР: Нет. Хорошо. Вы были тогда госслужащим, когда вы купили.

    К.РЕМЧУКОВ: Да.

    В.ПОЗНЕР: И оформили это на свою жену Елену. Пообещали превратить газету в экономически эффективное и качественное издание. О качестве говорить не будем, потому что, в конце концов, это дело вкуса в какой-то степени. А как насчет бизнеса? Это выгодный бизнес сейчас, “Независимая газета”? Стал ли экономически выгодным?

    К.РЕМЧУКОВ: Да, в 2008 году. Коротко отвечу на первую часть вопроса. Просто это интересно. Когда я в 2003 году летом ушел из компании Олега Дерипаски и потом в декабре 2003 года Союз правых сил не попал в Думу, я начал размышлять, чем мне заниматься. Я ничем не занимался. И провел семейный совет с детьми (у меня трое замечательных детей и жена) и сказал, что мне бы хотелось… Тем более появились слухи на рынке, что Березовский, вполне возможно, готов расстаться с “Независимой газетой”. Я до этого довольно часто публиковался в “Независимой газете”, мне это нравилось с самого первого номера издания. Я хотел бы купить. Дети сказали: “Пап, ты вправе заниматься тем, чем ты хочешь”. Мы полетели с женой в Лондон, встретились. Но мы не договорились по цене. Это был март 2004 года. Потому что цена, по которой я хотел, у Березовского было другое представление о цене. И я вернулся в Москву и через два месяца получил предложение от Германа Грефа пойти к нему в министерство работать. И я стал работать помощником Грефа. Проходит год, и вдруг мне звонят представители Березовского и говорят: “А у вас интерес не пропал?” Я говорю: “Нет, не пропал”. Начались переговоры, мы договорились о сделке. Но потом что-то расстроилось, потому что не было аппарата, который мог предоставлять мне документы. И вдруг мы договариваемся, и я, чтобы не нарушать закон о госслужащих, потому что это был бы конфликт, я откровенно говорил, что покупаю я, но оформляю на жену, потому что было бы совершенно ужасно, если бы помощник Грефа… Мне казалось, это честнее объявить. Тем более мы с женой живем долго, наше имущество совместно нажито. И на нее была оформлена сделка, это было 5 августа 2005 года. Но уже в сентябре 2005 года, буквально в следующем месяце, я написал заявление Грефу с просьбой освободить меня от должности помощника. Он не хотел отпускать. Я ему говорил: “Видишь, какое общественное мнение может быть плохое?” На что Греф спокойно сказал: “Да плевать на общественное мнение. Я же вижу, что ты работаешь”. Но я чувствовал этот конфликт. Вот тут я чувствовал конфликт интересов, быть владельцем “Независимой газеты”, которая часто критикует правительство.
    И я ушел из министерства и был владельцем газеты полтора года. И полтора года мне не нравился бизнес (это отвечая на вторую часть вашего вопроса) газеты, она была убыточна, приходилось дотировать ее каждый месяц. И 12 февраля 2007 года, ровно через полтора года после покупки, я принял решение сам стать генеральным директором и главным редактором, и через год и три месяца, в мае 2008 года, газета перестала приносить убытки. С мая 2008 года, включая всю кризисную составляющую, наш баланс положительный.

    В.ПОЗНЕР: Я думаю, зрителю все-таки интересно бы узнать. Я не интересуюсь, сколько вы заплатили за газету, но все-таки это, наверное, немаленькие деньги. Деньги-то откуда?

    К.РЕМЧУКОВ: Структура современных сделок, любых предприятий, вы любой масштаб возьмите, может включать в себя собственные средства, она может включать в себя заемные средства, она может включать в себя средства, которые вы привлекаете, а потом выплачиваете. Это была сложная сделка, в результате которой я заложил пакет акций, а потом я выплатил занятые деньги, и теперь газета на 100% принадлежит мне.

    В.ПОЗНЕР: Хорошо. Поговорим теперь уже о сегодняшнем дне. Просто хотелось обрисовать некоторые положения. Вы как-то недавно совсем написали, что политика вернулась в Россию, и это главный итог президентства Дмитрия Медведева. Так вы говорите о нынешнем времени. Как вы думаете, вернулась надолго политика-то?

    К.РЕМЧУКОВ: Я думаю, да, потому что произошли фундаментальные изменения, с моей точки зрения. Я посмотрел на то, что происходило в России в последние месяцы, под теоретическим углом зрения и приблизительно 10 дней назад написал статью, очень важную для себя, которая называлась “Борьба за признание”. Это термин не эмоциональный, а это термин, который использовал великий немецкий философ Гегель для объяснения изменений в мире. Я как марксист, который добросовестно изучал Маркса в свои студенческие, аспирантские и преподавательские годы, доверял Марксу в том, что исключительно материалистические причины доминируют в объяснении социально-экономического прогресса. При этом иногда я видел, что экономические факторы не описывают полностью, сплошным образом происходящее в мире и под этим углом зрения не всегда можно было все объяснить. Хотя на больших участках, 300-400 лет, такие вещи, как смена общественно-экономической формации, связанная с более высокой производительностью труда в новых формациях, мне казалась убедительной.
    Вот под этим марксистским углом, что люди голосуют животом, что экономические причины лежат в основе всяких потрясений, я смотрел на то, с какими итогами Путин подошел к выборам. И получалось, что он кризисные годы прошел вполне прилично. Он осмысленно увеличивал социальные расходы. В 2009 году он увеличил их на 600 миллиардов рублей. Как-то так: кризис в мире, кризис в стране, а он увеличивает – не сохраняет на том уровне, как обычно делают, хотя бы сохранить, а он увеличивал. И я тоже многократно писал, он это делает для того, чтобы, когда страна выйдет из кризиса, не потерять свой электорат. И мы видим: пенсии увеличились, пособия увеличились, всем крупным государственным компаниям помогли, сохранили рабочие места. И вот он подходит к выборам, и вдруг выясняется, что в стране есть люди, которые не вполне довольны ситуацией до такой степени, что они готовы в количестве десятков, а то и сотен тысяч выходить на улицы.
    У меня собрание сочинений 1935-1937 годов Гегеля, перевод Шпета. Я прочитал “Феноменологию духа”, и я посмотрел на эту проблему под другим углом зрения. Мне вдруг как открылось, как стало совершенно очевидным, что в стране появилась среда, которая находится как бы за рамками тех существующих вертикальных отношений, которые сложились в обществе и где все мы живем исходя из какого-то компромисса с реальностью. Есть начальники, есть подчиненные. Не все идеально. Иногда кого-то не разрешают пригласить на программу, но из программы не уходишь. Люди работают. И вот появляется среда, она связана с интернетом, в которой связи преимущественно горизонтальные и которая черпает представления о добре и зле и о ценностях в нефильтрованном виде из Запада и не хочет говорить: “А давайте пойдем на компромисс”, типа суверенной демократии, “Давайте у нас будут все партии участвовать, да не все”, “Давайте у нас все кандидаты в Президенты будут зарегистрированы, да не все”. Она говорит: “Нет. Ведь справедливо – это же так”. И эта среда, с моей точки зрения (еще одно достоинство, тут уже материально), пережила как минимум за последние десятилетия два серьезных кризиса и без помощи государства выжила – это кризис 1998 года и кризис 2008 года. Они не работали на крупных предприятиях типа АвтоВАЗа, куда были направлены десятки миллиардов рублей. И эти люди поверили в себя. Мы так долго говорили о среднем классе, не понимая, что за этим стоит. 20 лет говорим: “В России все будет нормально, Россия будет нормальной страной, когда появится средний класс”. Я очень часто, кстати, в этой полемике говорю: “Меня не интересует средний класс с материальной точки зрения, меня интересуют ответственные граждане”, – как бы противопоставляя материальный уровень и уровень личной ответственности граждан.
    И вдруг выяснилось в декабре, что тот самый средний класс появился, и он ответственный гражданин одновременно, потому что он чувствует свою ответственность, у него есть ценности. И началась борьба за признание. Поэтому, под этим углом зрения, мне кажется, что уже остановить этот дух свободы, который развивается с каждым днем в стране, будет невозможно.

    В.ПОЗНЕР: Мы еще об этом поговорим. Мне очень любопытно было слушать то, что вы говорите, относительно того, кто, собственно, выступает против Путина. Но все-таки, если посмотреть на последние демонстрации, на последние митинги, то они на порядок меньше по количеству людей, запал меньше. И поэтому возникает вопрос. Политика пришла, посидела-посидела, как написал бы Пушкин, и дальше полетела, так сказать, в отношении саранчи. А вы считаете, что нет и что это резкое падение количества участников не об этом говорит.

    К.РЕМЧУКОВ: Я считаю, что есть просто медицинский факт, что приходит 15 тысяч, а не 150 тысяч. С этим ничего. Но 15 тысяч, если мы посмотрим на полгода назад, на Россию, никогда никто не собирал. Максимум, что собиралось, – тысяча. То есть произошло некое качественное изменение. Когда количество людей, готовых выйти на площадь, изменяется на порядок, происходит качественное изменение. Это первый момент. Второй момент. Мы сейчас столкнулись с таким явлением, которое, мне кажется, тоже требует осмысления со всех сторон. Люди на Болотной не имеют лидеров, а имеют лидеров митингов. И вот этот конфликт, что лидеры митингов не являются автоматически лидерами настроений этих людей, мне кажется, сейчас проявляется в том, что лидеры митингов не в состоянии под свои лозунги подтянуть то количество людей, которые пришли по зову сердца, испытывая недовольство, унижение или оскорбление – все те эмоции, которые они испытали, скорее всего, после 24 сентября, после такой рокировки наших вождей.

    В.ПОЗНЕР: Вы ходили на митинги, да? Вы даже писали об этом, что вы ходили как наблюдатель, вы и ваша семья. Вы это подчеркивали, что как наблюдатель и что вы не присоединялись ни к каким требованиям митингующих. Это как надо понимать? Не может быть, чтобы вы не поддерживали идею честных выборов, наверное, да?

    К.РЕМЧУКОВ: Ну конечно.

    В.ПОЗНЕР: Что значит вы не присоединялись? Это как понимать?

    К.РЕМЧУКОВ: Я не был организатором этих митингов.

    В.ПОЗНЕР: А, в этом смысле? Вы говорите: наблюдатель. Не участник? Все-таки есть разница.

    К.РЕМЧУКОВ: Ну давайте – участник. Я просто не помню, где я так. В том смысле, что я не часть этого движения. Кстати, очень интересный момент психологический и, скорее всего, поколенческий здесь имеется. Потому что я в течение последнего года, в том числе и на встречах с Путиным и с Медведевым, требовал того, чтобы они определились, кто идет в Президенты. Мне казалось, что неопределенность, которая царила в решении этого вопроса, вредна для России, потому что элиты не знают, кому присягнуть, на кого ставить-то. Хуже работают. Мы наблюдаем. Там у нас есть же и журналисты, которые ходят в министерство, и я каждому говорил: “Определитесь. И начинайте строить эту новую жизнь”. И когда 24 сентября они определились…

    В.ПОЗНЕР: Вы думаете, что они определились 24-го?

    К.РЕМЧУКОВ: Когда объявили о том, что они определились.

    В.ПОЗНЕР: Да. Нам они сообщили, что они чуть ли не с первого дня определились.

    К.РЕМЧУКОВ: Да. Ну вот страна узнает об этой рокировке. Я как человек, который много месяцев просил их это сделать, сказал: “Ну наконец-то!” В этот день приходят из университета Варвара и Николай, сын и дочь. И у них волосы вот так стоят. Они не сильно политизированы, они академически вовлеченные в процесс обучения. И Варя показывает, у нее на Facebook на стене 300 возмущенных людей. И у Коли то же самое. И я говорю: “А что такое?” Они говорят: “Как они могли без нас решить?” И я понял, что то, что мы в рамках своей жизни в этой пирамиде с компромиссами… Я не ощутил такого пафоса и негодования от их объявления, а молодежь сказала. Потому что их ценности формируются уже знанием того, как этот мир функционирует везде. Не могут два человека выйти и сказать: “Так, ты будешь Президентом, я теперь буду премьером”. И мне кажется, что это тоже очень важная вещь. Появилось новое поколение людей, которые хотят, чтобы все процедуры демократии, а не только акт голосования, соответствовали тем стандартам, которые установились в мире.

    В.ПОЗНЕР: О том, что будет, ну и обо всей этой теме, и кто на самом деле за и кто на самом деле против, мы еще поговорим. Но это будет после рекламы, так что не уходите.

    ВТОРАЯ ЧАСТЬ

    В.ПОЗНЕР: Хотел вот что вас спросить. Вы в одном интервью сказали следующее: “Если Путин проигнорирует эту толпу (имея в виду демонстрантов), если он подумает, что победил, то он окажется проигравшим, потому что идеи людей уничтожат любую систему. А времени у него нет, ему необходимо прямо сейчас признать и принять международные стандарты демократии”. Во-первых, что его может заставить принять то, что он не принимал, скажем, 12 лет? Почему вдруг сейчас он это примет, к тому же имея 63% голосов? Ну, 60, там спорят, но не важно, да? Почему? Что его может подтолкнуть в эту сторону?

    К.РЕМЧУКОВ: Есть несколько причин, с моей точки зрения, почему он не может жить так, как жил 12 лет предыдущих. Во-первых, появление этого класса, который начал борьбу за признание в гегелевском смысле. У этого класса есть ценности, которые до такой степени созвучны ценностям нормальных людей, что их так или иначе разделять будет через какое-то время большинство населения страны. Потому что ты не можешь никому в бытовой беседе за кружкой пива в пивной или в кофейне сказать: “Это очень справедливо, если мы не допустим, условно говоря, партию ПАРНАС к выборам. Это очень справедливый будет выбор”. Да? На тебя посмотрят, скажут: “Ты дурачок, что ли? Справедливо – это как?” Потому что есть бытовое представление. И, кстати, социологи, по-моему Левада-центр, показали в январе очень интересную цифру, что около половины россиян разделяют пафос Болотной и Сахарова. В Москве – чуть больше половины, 50%, в России – 44%, чуть меньше. Таким образом, ничтожная в социологическом смысле группа с какими-то этими ценностями, которые они черпают непонятно откуда, не из инсталлированных центров этих ценностей, вдруг оказывается такой влиятельной. Это важно. Это в интересах Путина, потому что легитимность власти сейчас очень важный термин.

    В.ПОЗНЕР: Можно ли сказать так, что Путин – прагматик, он прекрасно понимает, где лежат его интересы, и что именно это его и будет побуждать принимать такие решения?

    К.РЕМЧУКОВ: Ну, давайте скажем. Ну а я хотел о легитимности. Легитимность подтверждается властью тогда, когда власть в состоянии решать проблемы, которые возникают перед гражданами. При этом демократия была не всегда в мире, а власть была всегда. И власть рушилась в тот момент, когда она переставала решать проблемы. Проблемы – это нормальное состояние общества. Если власть не решает проблему, проблема трансформируется в противоречие, а потом и в антагонистическое противоречие. Если Путин не хочет, чтобы проблемы этой группы граждан трансформировались в антагонистическое противоречие, когда идет борьба на смерть, то он должен сам отрефлексировать, потому что проблема – у этой среды нет лидера, у нее нет переговорщика. Вождь страны должен отрефлексировать эти проблемы и ввести такие изменения в нашей жизни, которые этой среде позволят сказать: “Слушайте, а мы живем нормально. Это, в общем-то, то, что мы хотели”.

    В.ПОЗНЕР: Принципиально важный вопрос. “Если Владимир Путин по-прежнему, как недавно во время прямой линии с народом, считает, что ему противостоят не столько его личные враги, сколько враги России, то это один сюжет, сценарий, вариант развития. С врагами надо обращаться по законам нашего непростого времени, времени революций и бунтов, свержения монархов, диктаторов и тиранов. А если вдруг Владимир Путин поверит, что его критикуют нормальные сыны и дочери России, люди, которые за ее процветание и будущее готовы не только выйти на площадь, но и своими силами преобразовать ее в современное государство, то ему нужно срочно начинать с ними диалог на равных”. Это ваша статья “Кто противостоит Путину? Враги России? Или ее будущее?” в вашей газете от 26 декабря. Вы-то сами как считаете? Кто противостоит Путину? Его враги? Враги России? Или те, кого вы называете нормальными сыновьями и дочерьми России, люди, которые за ее процветание?

    К.РЕМЧУКОВ: Да, эту статью я иллюстрировал фотографией, в которой было написано: “Фото Константина Ремчукова”, – а на фотографии Николай и Максим Ремчуков. Тем самым месседж был более чем недвусмысленный, что наша семья относится к числу тех людей, которые были на Сахарова и которые не считают себя врагами России. Я, может быть, не будущее России в связи с возрастом, но дети-то мои – точно будущее, они никуда не уехали, и они хотят жить здесь. И я буду делать все, чтобы жизнь здесь была для них жизнью, в которой они реализуют весь свой потенциал.

    В.ПОЗНЕР: Я задаю этот вопрос, потому что, я считаю, он крайне важен. Есть группа людей, которых я называю “путинскими опричниками”. Я могу назвать их фамилии, но дело не в этом, они знают, и вы знаете. Это люди, которые с пеной на губах называют тех, кто выходил на площадь и так далее, предателями, называют их врагами, называют их оранжевой слизью и так далее. С одной стороны. С другой стороны, сам Путин, выступая, говорит: “Умремте ж за Москву”. Это как? Если умереть за Москву, значит, есть враг реальный? Я понимаю, что это не Наполеон. Вообще я как француз как-то думаю, может, Саркози надо задуматься, что будет? Ну, это я в шутку, ладно. Но на самом-то деле что это такое?

    К.РЕМЧУКОВ: Моя гипотеза состоит в том, что это приемы предвыборной риторики.

    В.ПОЗНЕР: Только?

    К.РЕМЧУКОВ: Мне кажется, да. Потому что сейчас есть косвенное подтверждение моей гипотезе, что в разговоре с Обамой Путин сказал: не будем обращать на некоторую избыточность, экспрессивность (я своими словами говорю), которая звучит на эмоциональном накале в ходе предвыборной кампании, давайте работать конструктивно и вместе. То есть внешнеполитический аспект проблемы он перед Обамой снял, что не надо слушать все то, что мы говорили про Америку.

    В.ПОЗНЕР: “То, что я говорю”. Он же сам говорил.

    К.РЕМЧУКОВ: Да. Я думаю, что наступит момент, когда он обратится и к нашему народу, объясняя, что это был способ мобилизации его электората. До сих пор все предвыборные кампании в России шли для власти с помощью метода мобилизации людей и внешнего врага.

    В.ПОЗНЕР: Не только у нас. Буш тоже оперировал внешним врагом.

    К.РЕМЧУКОВ: Да. Но мы сейчас говорим о Путине. Поэтому очень долго в этой кампании не было этого врага. И результаты “Единой России” на выборах в декабре, у которой не было врага, показали, что, оказывается, без такого рода мобилизации партия власти не может показать тот результат, на который она рассчитывала.

    В.ПОЗНЕР: Могу ли я интерпретировать то, что вы говорите, таким образом, что вы-то, скажем так, уверены, что Путин не считает этих людей, которые выходили на Сахарова и на Болотную, врагами России?

    К.РЕМЧУКОВ: Безусловно.

    В.ПОЗНЕР: И, следовательно, это надо иметь в виду, когда мы думаем о том, что будет дальше. И вы говорите еще такую вещь: “Проблемы России настолько серьезны, что я просто не понимаю, как Путину дальше рулить. Потому что я неоднократно говорил и утверждаю сейчас, что от модели Путина, которая функционировала в течение 11 лет, нужно отказываться, и отказываться придется самому Путину. Чтобы отказаться от модели Путина, нужно отказаться от многих людей, которые в эту модель сильно имплантированы”. Опять, как? Если до этого вся стратегия била на то, чтобы эти люди сохраняли лояльность, ни одного человека не сдал, и это передавалось по всей системе сигналом: “Путин своих не сдает”. Но двигаться вперед, не сдав, нельзя. Но как только ты кого сдал, ты становишься уязвимым. Три вопроса сразу по этому поводу. Первый: может ли Путин сам отказаться от своей модели? Вообще он способен, на ваш взгляд? Второй: зачем ему отказываться при поддержке 60 с лишним процентов населения? И третий: от кого конкретно, на ваш взгляд, ему нужно отказаться?

    К.РЕМЧУКОВ: Ну не я же стал Президентом, стал Путин добровольно, судя по всему. Потому что был вариант, я так понимаю, что мог бы и другой человек стать Президентом. Зачем? Значит, у него есть инстинкт власти, жажда власти. Он провел, с моей точки зрения, настоящую предвыборную кампанию, эмоциональную, вовлеченную, начал ее раньше всех, в июне месяце, созданием Народного фронта. Он власть получил, 64%. Но чтобы удержать власть и быть легитимным, то есть способным решать проблемы людей внутри системы, ему нужно предложить обществу, даже этим 64%… Мы знаем, как быстро может улетучиваться любовь к вождям, когда они перестают удовлетворять потребности людей. В новейшей истории России мы видели, как быстро улетучился рейтинг Горбачева, а впоследствии и рейтинг Ельцина. Просто быстро. А рейтинг у них был в пиковые моменты выше, чем у Путина.

    В.ПОЗНЕР: Значительно выше, да.

    К.РЕМЧУКОВ: Вот она, живая история, мы все через нее прожили. Отказ от модели Путина. Под моделью Путина я понимаю тот тип государственно-монополистического капитализма, который базируется на государственных монополиях и государственных корпорациях как способе достижения экономического роста, с минимальным развитием конкуренции и с упором на доходы от внешнеторговой деятельности, прежде всего минерального сырья. Эта модель не позволяет вписаться в число, как говорят умные люди, бенефициаров, или выгодоприобретателей, от реформ большей части населения страны. Будущий долгосрочный экономический рост может быть обеспечен на путях развития микроэкономики в стране. Про макроэкономику, макроэкономическую стабильность говорят все. Зюганов, может быть, даже уже лучше, чем кто-то другой, может говорить про макроэкономическую стабильность. Микроэкономика – обратите внимание, почти никто не использует такой термин, хотя на самом деле долгосрочные предпосылки роста формируются только микроэкономическими реформами. Что под этим подразумевается? Развитие конкуренции, поддержка частного предпринимательства, подготовка, переподготовка кадров, поддержка инвестиций, поддержка инноваций. Сплошным образом на всей территории страны. Почему это важно? Потому что капитал в глобальных условиях сканирует земной шар на предмет того, где есть вот такие условия.

    В.ПОЗНЕР: Ищет-ищет. Конечно.

    К.РЕМЧУКОВ: Ищет. И он ищет не то, какой сегодня обменный курс доллара или какая безработица, а он видит, где у него 3-5 лет есть предсказуемость. Вот этим Путин не занимался, я могу сказать, не занимались люди из его команды. Когда сейчас о Кудрине много говорят, я в течение многих лет критиковал Кудрина, потому что я не понимал, почему министр финансов не занимается развитием вот этих финансовых институтов в стране, с тем чтобы люди могли сберегать деньги в зависимости от возраста, а другие люди могли бы брать дешевые деньги на свое развитие. Конечно, легко сидеть, когда у тебя большой бюджет и ты раздаешь деньги, тут твое влияние – власть. Но ведь в течение 11 лет наша способность иметь адекватный инструмент довложений – она же не удовлетворена в стране. Причем у разных людей. У молодых это один тип потребностей в сбережении, у стариков – другой, у среднего поколения – третий. Потому что для них существенно различное значение принимают различные активы. В молодости самое главное – это образование, в среднем возрасте – доступ к жилью, в зрелом возрасте – здравоохранение. И финансовые инструменты позволяют решать эти проблемы. Этого не было сделано. Вот здесь огромное поле. Модель Путина, которая существовала сейчас, не предполагала такого развития. Брались деньги из нефтегазового сектора и потом перераспределялись Путиным, поддерживая его личный рейтинг у социально зависимых слоев. Но мы видим, что те слои общества, которые не социально зависимы и не зависят от государства, а которые связаны с частным бизнесом, оказывается, пережив два кризиса, они плевать хотели на государство, они говорят: “Дайте нам возможность развиваться”.

    В.ПОЗНЕР: Это верно, да. А скажите, пожалуйста. Ну хорошо, меняют модель. Для этого, как вы говорите, надо кого-то сдать. У вас нет кандидатов?

    К.РЕМЧУКОВ: Я бы, по чесноку, всех отправил в отставку.

    В.ПОЗНЕР: Всех – это как?

    К.РЕМЧУКОВ: Ну вот просто всех. Надо с чистого листа потому что. И нужна правильная идея. Потому что ты подбираешь людей для того, чтобы они решали новый тип проблем для России, чтобы Россия не становилась отсталой по новым меркам в XXI веке. Мы должны создать привлекательные условия для людей, которые могут выживать без государства. Потому что в противном случае эти люди именно по определению, раз они могут выжить без государства, эмигрируют.

    В.ПОЗНЕР: Да, это верно. Вы считаете, что Владимир Владимирович вообще способен пойти на такой шаг?

    К.РЕМЧУКОВ: Еще раз говорю, если у него жажда власти по-прежнему является обостренной, то он должен будет всех отправить в отставку. Каких-то людей из его команды на другие посты он может переназначить, поскольку для его модели очень существенным является элемент личной лояльности, личной преданности. Но, скорее всего, это профессиональная особенность чекистов, им этот фактор очень важен в характеристике человека, он даже важнее профессиональных качеств. Потому что мы видим, что ни одной утечки информации за годы Путина не было из его структур. Такого не было никогда ни у Горбачева, ни у Ельцина. Мы как журналисты могли то бумагу утянуть, то человека разговорить. Здесь этого нет. Скорее всего, для современной жизни это качество не является достаточным. Оно может быть достаточно с точки зрения комфорта Путина, что он знает, что его никто не сдаст. Но с точки зрения эффективности такая закрытость контрпродуктивна, поскольку закрытые его министры, вице-премьеры выглядят абсолютными динозаврами на фоне Болотной. Они просто не знают, как с ними разговаривать, потому что они не привыкли разговаривать – они привыкли вызывать и давать команды.

    В.ПОЗНЕР: Похоже на то, что то большинство, которое пока поддерживает Путина, это, во-первых, люди, которым больше 55 лет, во-вторых, это люди не с высшим образованием, а максимум среднее образование. Третье – это люди скорее неимущие, нежели имущие. Четвертое – как это ни странно, но это все-таки женщины.

    К.РЕМЧУКОВ: И пятое, что они, как правило, не жители столичных городов.

    В.ПОЗНЕР: Ну вот. Значит, другие – это тот самый средний класс, который требует признания, и он растущий. Он растущий. Вы согласны с этим или нет?

    К.РЕМЧУКОВ: Да. И он создает новую стоимость.

    В.ПОЗНЕР: Опять-таки, если смотреть вперед, надо ли полагать, что по мере роста этого класса и, соответственно, уменьшения той группы постепенно поддержка Путина падает? В Москве она была 47, а не 63. Это показатель?

    К.РЕМЧУКОВ: Конечно. Безусловно.

    В.ПОЗНЕР: Хорошо. Значит, опасность гражданской войны. Вы как-то в своей газете сказали, что “желаю читателю то-то, то-то, то-то, то-то, и главное, чтобы не было гражданской”.

    К.РЕМЧУКОВ: На Новый год. Да.

    В.ПОЗНЕР: Вы считаете, что есть реальная опасность гражданской войны? Или была тогда?

    К.РЕМЧУКОВ: Я считаю, что мы прошли этот соблазн применить силу. Опасность гражданской войны для меня начинается в момент, когда власть хочет послать танки против мирных демонстрантов.

    В.ПОЗНЕР: А был такой момент?

    К.РЕМЧУКОВ: Нет, такого момента нет, но мог бы быть, потому что я знаю, что многим хотелось более жестких мер в отношении людей, как вы назвали, “болотная слизь”.

    В.ПОЗНЕР: Вы это конкретно знаете?

    К.РЕМЧУКОВ: Да.

    В.ПОЗНЕР: И люди достаточно высоко сидящие?

    К.РЕМЧУКОВ: Да. Просто они говорили: “Чего цацкаться? Это же трусливые хомячки. Давайте их пуганем”. Ведь, на самом деле, наблюдения показывали, что до тех пор, пока ОМОН использовал дубинки, на демонстрациях типа по 31 числам, редко было больше тысячи человек. Значит, люди не хотят получать дубинкой по голове. Как только получили точный сигнал от Медведева… Это, кстати, дало мне основание в другой статье написать, что Медведев принял страну с Селигером, а оставил ее с Болотной. То есть политический итог Президента Медведева в этом. Потому что он принимал Закон о полиции, где было сказано, что нельзя дубинками по голове и надо гуманизировать отношения полиции с людьми. И, скорее всего, он принял принципиальное решение не разгонять людей на Болотной и на Сахарова.

    В.ПОЗНЕР: Скажите, пожалуйста. Когда вы говорите, что главная проблема в стране – это улетучивающееся доверие между обществом и властью, как вы считаете, точка невозврата пройдена или нет?

    К.РЕМЧУКОВ: Нет, я считаю, что вообще, как правило, для умных людей никаких точек невозврата не бывает, особенно в таких сложных системах, как общество. Я считаю просто, что если мы признаем это как проблему (улетучивающееся доверие)… Это, кстати, сама по себе вещь. Я помню, сказал одному из вождей страны эту фразу, он сказал: “Вы знаете, а мне кажется, что, наоборот, доверие увеличивается”. Хочется руками развести. Значит, это совершенно перпендикулярная оценка ситуации. Но! Доверие для меня – это очень сложная категория, очень важная, но оно не может восстановиться в результате одной встречи. Я считаю, что должна быть система мер по восстановлению доверия, как 40 лет назад была система мер по восстановлению доверия между СССР и США в области ядерных вооружений. Она включает в себя очень конкретные механизмы: обмен делегациями, проверка запусков, сообщения о том, о сем. Когда в результате целой инфраструктуры мер люди начинают. Вот в обществе сейчас должно быть так.

    В.ПОЗНЕР: Скажите, пожалуйста. Когда вы говорите, что один из вождей сказал вам, что ему кажется, что, наоборот, доверие укрепляется, один из вождей – это либо Медведев, либо Путин? Я так понимаю?

    К.РЕМЧУКОВ: Да.

    В.ПОЗНЕР: Понятно. Я не буду дальше спрашивать – в конце концов, уже достаточно этого. Вы как-то сказали, что, возможно, в чьей-то голове есть такой сценарий, что Путин, несмотря на то что побеждает, через два года утрачивает легитимность почему-то, и он должен уйти, и тогда Медведев как премьер-министр становится исполняющим обязанности Президента и проводит выборы. Вы по-прежнему считаете, что это реальная вещь?

    К.РЕМЧУКОВ: Я считаю, что это серьезная проблема. А раз серьезная проблема, то один из исходов может быть таким. Почему я считаю, что серьезная проблема? Потому что произошла следующая вещь. До тех пор, пока в головах только вот этой среды проведенные выборы в Думу были несправедливыми из-за того, что многие не были допущены к выборам, были очень высокие барьеры по сбору подписей и так далее, это было одно, это была эмоциональная оценка. Вдруг в середине этого избирательного цикла Президент Медведев 22 числа в Кремле вносит инициативу о политической реформе. Его предложения включали такие вещи, как сокращение числа членов партии до 500 человек и сбор подписей для кандидата в Президенты – 300 тысяч вместо двух миллионов. Это фактически означает, что Медведев показывает обществу, что даже на уровне высшей государственной власти он считает, что те стандарты, по которым сейчас сформирована Дума, и те стандарты, по которым отобраны кандидаты на пост Президента, не соответствуют больше, с его точки зрения, ни справедливости, ни духу времени. И если они сейчас будут приняты (а он обещал их принять до своего ухода), то фактически мы получаем не только дух, который говорит, что это несправедливо, но и букву закона. И я трудно себе представляю, как страна может жить, имея еще пять лет Думу, которая принята, да, по тем законам правильно, но сейчас не соответствует ни духу, ни букве сегодняшнего закона России.

    В.ПОЗНЕР: То есть как бы теряет легитимность? Как бы.

    К.РЕМЧУКОВ: Ну, я думаю, что вот это будет вести. Поэтому для меня-то умный сценарий был бы в том, чтобы года через два провести новые выборы при всех зарегистрированных партиях.

    В.ПОЗНЕР: Коротко. Экономические успехи, которые, несомненно, есть, и люди это чувствуют по своему карману, – это Путин или это просто везение, высокие цены на нефть?

    К.РЕМЧУКОВ: Высокие цены на нефть – это мешок, в который деньги капали. А Путин – это тот, который принял решение из этого мешка давать именно людям.

    В.ПОЗНЕР: Опять же, экономика. Вы говорите в числе прочего, вы считаете, что военные расходы России в утвержденных объемах – предвестник будущего краха нашей рахитичной экономики.

    К.РЕМЧУКОВ: Абсолютно убежден, что такие расходы при нашем нынешнем уровне ВВП и особенно при структуре его создания, если убрать экспортный сектор, неподъемны. Потому что мы знаем, что военные расходы рушили экономики более сильных государств. В частности, США несколько раз приходили к кризису. В частности, война во Вьетнаме привела потом к девальвации доллара.

    В.ПОЗНЕР: Насколько я понимаю, наш министр финансов из-за этого ушел.

    К.РЕМЧУКОВ: Да.

    В.ПОЗНЕР: Из-за этого. Вы думаете, что не откажутся от этого?

    К.РЕМЧУКОВ: Я думаю, откажутся. У меня даже сомнений нет.

    В.ПОЗНЕР: Даже так? Почему?

    К.РЕМЧУКОВ: Даже сомнений нет. Потому что мы говорили: если Путину нужно двигать страну дальше, он не может позволить себе тратить деньги в таком объеме, особенно когда мы знаем, что военно-промышленный комплекс в нынешнем его технологическом состоянии не в состоянии производить оружие нужного качества (просто его нужно модернизировать), и второе, что не существует надежного контроля за использованием денег. Мы можем, конечно, утвердить 20 и 40 триллионов. Но если их разворовывают, разве это в интересах страны?

    В.ПОЗНЕР: А вы знаете, какой процент разворовывают? Есть какие-нибудь идеи на этот счет?

    К.РЕМЧУКОВ: Я думаю, что среднее по стране – 20%.

    В.ПОЗНЕР: Ну что ж, заканчиваем. О своем отношении к России вы говорите так, что ваша программа минимум – прекратить стыдиться, программа максимум – гордиться. Вы прямо словно как Путин.

    К.РЕМЧУКОВ: В девяностые годы этот тезис у меня был.

    В.ПОЗНЕР: Да. Тем не менее. Это же не изменилось у вас?

    К.РЕМЧУКОВ: Нет. 15 лет я живу с этим ощущением.

    В.ПОЗНЕР: Ну вот. Но вы говорите: “Нам нужно вместе найти что-то такое, что станет объединительным фактором для всей российской нации. И я не вижу ничего другого, кроме патриотизма”. Вы остаетесь при этом мнении?

    К.РЕМЧУКОВ: Да, как в целом патриотизм, то есть любовь к родине, но субъектом и объектом этого патриотизма является человек. То есть я конкретизирую: не патриотизм идеи…

    В.ПОЗНЕР: Он не тот патриотизм, про который, знаете, знаменитый англичанин Сэмюэл Джонсон еще в 1775 году сказал, что патриотизм – это последнее прибежище подлеца (вы понимаете, о чем он говорил). Как только нечем крыть, начинаешь кричать про патриотизм.

    К.РЕМЧУКОВ: Понимаю. У меня другой. Я, будучи базово все-таки либерально мыслящим человеком, больше всего в жизни восхищаюсь и преклоняюсь перед человеком. И человек для меня – это самое ценное, что создано на этой земле. Поэтому если в нашей стране жизнь, развитие, судьба человека станет центром всей политики, то такой патриотизм будет, что мало не покажется.

    В.ПОЗНЕР: Понимаю. Пожалуй, последний вопрос до Марселя Пруста. Вы написали это в 2008 году: “Ходорковский выйдет на свободу в период вокруг Нового года, плюс-минус пару месяцев”. Ошиблись.

    К.РЕМЧУКОВ: Ошибся.

    В.ПОЗНЕР: Несколько дней назад Дмитрий Медведев потребовал проверить, насколько приговор Ходорковскому обоснован. Какие перспективы у этого дела сейчас, на ваш взгляд?

    К.РЕМЧУКОВ: Я думаю, что после инаугурации Путина, я хотел бы верить…

    В.ПОЗНЕР: “Хотел бы” – это я понимаю. Но вы думаете, что это произойдет?

    К.РЕМЧУКОВ: Я думаю, что отпустят, да. Контрпродуктивно. Ходорковский больше не приносит того эффекта запугивания для олигархов и устрашения народа, какой был в 2003 году.

    В.ПОЗНЕР: А проводил, было?

    К.РЕМЧУКОВ: Ну что вы. Все ж построились в одну линеечку. А сейчас больше половины россиян, скорее, сочувствуют Ходорковскому.

    В.ПОЗНЕР: Марсель Пруст хотел бы вас спросить. Что вы любите больше всего на свете?

    К.РЕМЧУКОВ: Свою семью.

    В.ПОЗНЕР: Каким бы вы хотели обладать талантом, которого у вас нет, естественно?

    К.РЕМЧУКОВ: Композиторским.

    В.ПОЗНЕР: Если вы после смерти могли бы вернуться еще кем-то, кем бы вы хотели вернуться?

    К.РЕМЧУКОВ: Костей Ремчуковым.

    В.ПОЗНЕР: Что вы считаете пределом несчастья?

    К.РЕМЧУКОВ: Болезнь и смерть.

    В.ПОЗНЕР: Какова ваша главная черта?

    К.РЕМЧУКОВ: Трудолюбие.

    В.ПОЗНЕР: Что вы больше всего не любите?

    К.РЕМЧУКОВ: Нестойкость.

    В.ПОЗНЕР: Какая ваша главная слабость?

    К.РЕМЧУКОВ: Избыточный вес и больные ноги.

    В.ПОЗНЕР: Три желания для золотой рыбки, которую вы поймали.

    К.РЕМЧУКОВ: Плыви себе, рыбка, и попадись в руки тому, кому действительно нужно, чтобы ты помогла исполнить его желания. Все желания свои я исполняю сам. Я ни разу не играл в карты, я ни разу не ставил в рулетку, я ни разу не участвовал в лотерее. Я принципиально не хочу выигрывать ничего – я все хочу заработать сам.

    В.ПОЗНЕР: Дьявол предложил вам бессмертие без каких-либо условий. Приняли?

    К.РЕМЧУКОВ: Конечно, нет. Скучно без друзей.

    В.ПОЗНЕР: Оказавшись перед Богом, что вы ему скажете?

    К.РЕМЧУКОВ: “Спасибо, Господи, и прости меня”.

    В.ПОЗНЕР: Это был Константин Ремчуков. Спасибо большое.

    К.РЕМЧУКОВ: Спасибо вам.

    »crosslinked«




    К записи "12 марта 2012 года. Константин Ремчуков в программе “Познер”" 26 комментариев

    Либерально-консервативный клуб – что это? И вашим, и нашим? Такого не бывает! Либо ты либерл, либо консерватор.

    Николай, это у Единой России имеется несколько так называемых клубов.

    Не программа, а прям «дубль два».

    Вторая программа подряд не удалась. Последние два гостя полностью вливались в сценарий В. Познера. Они не спорили с ведущим, не отстаивали чьих-либо интересов, поэтому во время программы не возникала некая «энергетика», которая обычно притягивает зрителя и наполняет передачу цветом и вкусом. Эти гости, как мне кажется , независимы, поэтому говорили всё, что хотели. Конечно, с одной стороны это хорошо, но в тоже время как бы расслабляет человека – пропадает желание углубляться (развиваться), так как отсутствует какие-либо стимулы. От этого и передачи получились «тусклыми».

    Надеются, это была последняя серия в цикле «хороших» передач.

    Позенр просто пытается найти умное объяснение всему происходящему. Тут спор не нужен. Тут важно услышать интервьюера. Это вообще другой формат программы. Здесь не спорят с пеной у рта. Здесь смотрят в глаза друг другу, формулируют мысли и слушают. Исходя из задач программы самое неудачное интервью было с Канделяки. Та вообще не слушала вопросов. Ей важно было то, что она говорит. Кстати, Познер это признал и пожалел.

    Разделяю мнение Скола насчёт неудавшейся тусклой программы из цикла “хороших” передач.
    Но хотелось бы отметить, что сегодня один из самых ожидаемых моментов программы – её завершение – было немного шокирующим и оставило двоякое ощущение: то ли стёб, то ли гомофобия со стороны господина Позднера. Поясните пожалуйста.

    Гомофилия.

    Толерантность.

    Может политкорректность?, которая “заключается в провозглашении недопустимости причинения моральных страданий даже самым заслуживающим того персонажам и отстаивании этой позиции вплоть до последнего патрона (себе в лоб). Толерантность – готовность некоторое время терпеть мнение окружающих, принимать поведение, убеждения и взгляды других людей, даже когда эти убеждения/взгляды тобою не разделяются и не одобряются. Теоретически предполагается, что за действия, описанные в УК, менты должны сажать независимо от толерантности и политкорректности; на практике же попытки посадить всякого рода национальные или сексуальные меньшинства и прочие альтернативно законопослушные группировки вызывают жуткий вой как раз на тему толерантности. Небезызвестные погромы в Париже начались, в частности, с того, что местные полицаи погнались за какими-то малолетними арабскими гопниками, а те не нашли ничего лучше как спрятаться в трансформаторной будке, где они и кошерно поджарились. Виновата, конечно, полиция — травить арабских детей нельзя.” У Познера же виноваты Питерские законодатели, решившие прищемить яйца местному гамью. И чего это Познер так возбудился?!? То ли тем не хватает, то ли в Питер собрался переезжать… Гей его знает…

    “Первомайский районный суд Краснодара в составе федерального судьи Светланы Мордовиной признал законным отказ Главного управления Министерства юстиции РФ по Краснодарскому краю в регистрации общественной организации “Прайд-хаус в Сочи”, целью которой является борьба с гомофобией в спорте и продвижение идей толерантности по отношению к ЛГБТ-сообществу во время предстоящих Зимних Олимпийских Игр в Сочи. В обоснование своей позиции суд добавил, что формирование позитивного отношения к ЛГБТ-спортсменам и противостояние гомофобии подрывают нравственность, безопасность государства и общества, сеют вражду, пропагандируют гомосексуальную ориентацию и подрывают суверенитет и целостность РФ.”
    http://lgbt-grani.livejournal.com/1356323.html

    Встав на защиту педерастии в публичном пространстве(коим является 1-ый канал), Познер явился ее пропагандистом.

    по поводу прощалки
    троллите неумело, как бы побаиваясь, сомневаясь. Как говорил великий Станиславский: “не верю!”
    Вы сами пришли к троллингу или имиджмэйкеры насоветовали?

    Паранойя.

    С уважением!!! Вы очень близки мне по свему духу…
    Вы порядочный и честный человек
    Вам удалось сделать серзное телевидинее, что не так просто
    Смотрел Вашу передачу 12 марта очень сильно
    будет время посмотрите мои материала на сайте
    С Вами С большим удовольствием готов обсудить

    Возмутило то, что Познер, так лихо и цинично все подвел к тому, что 64% электората Путина это бюджетники, люди со средним образованием и женщины домохозяйки. В то время как, представители интеллигенции, предприниматели и весь зарождающийся средний класс в России, т.е. люди которые по его словам “не зависят от государства” почему-то, были на “болотной”.

    Вот странно, среди моих знакомых-коллег, очень много типичных представителей среднего класса – предприниматели у которых есть свой бизнес, производство, организация, предприятие. Все как один голосовали за Путина! И есть несколько знакомых, которым до среднего класса еще далеко, прежде всего ментально. Речь о молодых людях, которые не хотят работать и живут за счет вышеперечисленных. Вот они на “болотную” пошли.

    Конечно, я допускаю, что срез моих знакомых, это вовсе не показатель, но все же… делать такие однозначные выводы, давать не двусмысленный посыл, что за Путина голосовали “животом”, люди недалекие и зависимые от системы, это по меньшей мере, как журналисту не профессионально.

    В.ПОЗНЕР: Похоже на то, что то большинство, которое пока поддерживает Путина, это, во-первых, люди, которым больше 55 лет, во-вторых, это люди не с высшим образованием, а максимум среднее образование. Третье – это люди скорее неимущие, нежели имущие. Четвертое – как это ни странно, но это все-таки женщины. Фраза была такой. 14.03.12.

    Ну что я могу сказать ,любопытная передача ,герой явно боялся сказать чего -то лишнего,но теперь сало понятно ,кто один из финансистов в России так называемой-)))«внесистемной» оппозиции,я абсоютно не согласен с героем ,что ,сейчас ,не нужно финансировать в тех объёмах в которых планируется армию ,в связи с возникшими геополитическими угрозами России,я не думаю ,что Россия ,как СССР канет в небытиё из-за огромных военных расходови я надеюсь ,что через 2 года не будет новых выборов ,как этого очень хочет герой данной программы.Я вот ,хотел сказать о чём ,я не сторонник Путина и Медведева ,никогда за них и представляющих их партию не голосовал ,но ,я абслютно убеждён ,что ,сейчас нужен в России жёсткий лидер ,ибо действующий Президент таковым ,я считаю ,увы , не является,поэтому его и хотят видеть наши оппозиционнеры ,а ,то что действующий Президент заморозил поставки оружия С-300 Ирану ,я считаю, огромным внешнеполитичесим проигрышем ,ибо война с Ираном ,может привести ,к очень плохим последствиям для России ,а возможно и к апокалипсису всего Мира.

    Смотрел передачу по телевизору.На самом интересном месте появилась надпись нет сигнала.По окончании передачи сигнал появился.

    Эти речи мне было странно слышать, касательно гомосексуализма и геев от Владимира Познера. Не знаю, у нас итак мужчин не хватает, а тут еще соперники в виде мужчин, да и церковь, естественно, отрицательно к этому относится, так как люди другой ориентации не могут продолжать род человеческий, если в случае женщин, возможно, искусственное оплодотворение, то с мужчинами дело обстоит намного хуже. Я не против геев и лизбиянок, но не считаю, что нужно проводить Гей-парады и всячески выпячивать подобное, если и говорить об этом, то, не жестко наседая, так как людей надо постепенно к таким вещам подготавливать. Иногда люди другой ориентации давят психологически и пытаются тебя запутать и делают все, чтобы ты примкнул к ним. Нормой общественной являются все-таки другие половые отношения – между мужчиной и женщиной. Может, в будущем, не будет женского начала и мужского – будет «оно», тогда проще было бы, кто знает. Я бы не была рада, если мои дети были бы другой ориентации, но, если природа так распорядилась, мне бы пришлось это принять. Но радости в этом мало, так как хочется, чтобы род человеческий продолжался. Конечно, у нас не только эти люди подвергаются дискриминации, у нас все подвергаются всяким дискриминациям, я не стала бы утрировать, возводить в степень, что только к людям другой сексуальной ориентации так относятся нетерпимо, не только к ним, разумеется.
    Да, и мужского воспитания у нас нет ни у девочек, ни у мальчиков. Мальчики женоподобными вырастают, а девочки – мужеподобными. Я вот тоже думала когда-то об этом, я не понимала, кто мне ближе и нравятся ли мне мужчины вообще, так как внимания от моих отцов я не видела и любви какой-либо. Я помню, как впервые услышала слово «лизбиянка», с подружкой на качелях качались и девочки стали нас дразнить «розовыми», а я не понимала, ну и что, хороший цвет – розовый, для меня был такой шок, когда я узнала о том, что есть такие как лизбиянки.

    Познер – бисексуал?

    Тут смотрю много вопросов к «прощалке».

    На мой взгляд, всё очень просто. В. Познер как гражданин не только России, но и Франции и Америки, интересуется зарубежной прессой, в том числе газетой «The Guardian». На сайте этой газеты вчера (12 марта) была статья «St Petersburg bans ‘homosexual propaganda’» (Санкт-Петербург запреты “пропаганды гомосексуализма”). В своей «прощалке» ведущий озвучил и дополнил эту тему. Надеюсь, теперь понятно на кого Познер ориентирует свою программу.

    ))))))))))))))))))

    12.03.2012 в 23:35 в Челябинской области на первом канале начались ночные новости, ни какой программы “Познер” не было.

    Господин В.Познер!
    12 марта 2012 г. в беседе с гостем Вашей программы Вы произнесли следующие слова: «За Путина В.В. проголосовали женщины после 55 лет, со средним образованием…». Уровень образования был намеренно подчеркнут для того, чтобы показать, что за Путина В.В. голосовали малообразованные пенсионерки. Вероятно, эта фраза была озвучена специально для западных СМИ.
    Ваши слова я восприняла как личное оскорбление. И хочу Вам ответить.
    «Выcшее образование», которое дают многие московские вузы, после которых только небольшой процент выпускников работает по специальности, не всегда может являться показателем самостоятельности мышления при выборе социальных и политических приоритетов человека. Московская «образованная» оппозиция именно это и продемонстрировала. Практически ни одного вразумительного ответа на вопросы журналистов участникам митингов «За что и против чего выступаете?» не было. Повторяли фразы, которые были распространены в интернете для внушения – выступайте против Путина В.В.
    Состав «вождей» оппозиции обращает на себя особое внимание любого здравомыслящего человека, который находится хотя бы на небольшом расстоянии от митингового действа. «Сбитые летчики» от политики, мутные личности из неудачливых партий… Блогеры, работающие на «модную политическую» тему, возглавляющий партию «писатель», старые известные девушки, которые поддерживают участием в оппозиции свой имидж «значимых» для государства личностей и т.д. Все это говорит не в пользу этой оппозиции. Представлять крикливые тусовочные выступления оппозиции как голос России не стоит. Это голос только небольшой части Москвы. Если сравнить численность населения города Москвы и количество митингующих граждан, то можно сделать вывод, что группа оппозиции не велика, и работает на одно – опорочить Путина В.В.
    Москва – специфический город и является уже продолжительное время столицей, в большей степени, для самой себя. Часть московского общества, живет по законам «стаи», в которой если хочешь быть своим, выполняй то, что «стая» считает предпочтительным. И это во всем: в жизненных приоритетах, в выборе тусовок, клубов, ресторанов, в одежде, местах отдыха и т.д. Это было продемонстрировано и во время предвыборного времени. Те, кто поддержал Путина В.В., подверглись нападкам и давлению со стороны представителей «стаи», которая была против него. Это была демонстрация «свободного волеизъявления» по-московски. Поэтому процент противников Путина В.В. в г. Москве можно объяснить рядом понятных факторов. Вероятно, митингующая оппозиция голосовала за Прохорова М. Думаю, что было бы неплохо, если бы Прохоров М. стал для начала мэром г. Москвы, и применил свои норильские методы в столице. Деньги считать он научился, поэтому столичный бюджет быстро пересмотрит с точки зрения использования финансовых средств. Недаром во время дебатов он говорил, что оставит только престижные вузы, остальные закроет, уберет из школы лишних учителей – кого на пенсию, кого отправит на переобучение. Эти перемены коснутся не только образования, можно не сомневаться. И откроет по стране «клондайки». Где и пригодятся уволенные граждане, которых необходимо обучить результативному труду, приносящему миллионы. И ободряет его призыв, чтобы все неуспешные, пенсионеры, отошли в сторону, т.к. он приведет новую молодую команду. Они смогут заработать на себя, и на всех остальных. То, что заработают на себя, кто бы сомневался. Придут ребята, в сравнении с которыми, «молодые» 90-х будут выглядеть детским садом. А вот по поводу заработка для других…большой вопрос! Поэтому, для Москвы, которая по своим размерам выдвинулась уже на территорию Московской области, за счет расселения пробивных граждан из бывшего Советского Союза и современной России, подход Прохорова М. с увольнением «лишних», и вывоз их в пустующие места необъятной Родины очень перспективен. Но что настораживает. В России уже был Михаил с «новым мышлением». Результат: развал Советского Союза. Теперь рвется Михаил с «новой Россией». Результат?…Мы не хотим развала России.

    А теперь почему я сама и многие известные мне люди голосовали за Путина В.В.
    Кто из пяти претендентов на пост президента России наиболее подготовлен к деятельности по сохранению и развитию экономических, политических и военных интересов России в период мирового экономического кризиса? Ответ – Путин В.В.
    Кто изменил отношение к России в мировом сообществе?
    Ответ – Путин В.В.
    Слова американского политолога о том, что когда Б. Ельцину в Америке говорили «садись» и он садился, не зная, стоит ли за ним стул, были ужасны, и показали отношение к России в недавнем времени. Путин В.В. изменил ситуацию, и мы ему очень благодарны за это.
    Путин В.В. своей работой, ее результатами, своей выдержкой и уверенным спокойствием доказал, что именно он – тот президент, который в настоящее время нужен России.
    Пока в Москве слишком большое количество теоретиков от политики, политтехнологов, «журналиствующих» во всех углах интернета и в прессе зарабатывают себе на дома и квартиры за рубежом, Путин В.В. работает на укрепление и развитие России. Не обращая внимание на злобствующих представителей смутных сил, Путин В.В. старается сохранить главное – уверенность людей в завтрашнем дне, в спокойствии и стабильности для всех, кто живет и в России, и в мире. И более 63 % граждан России это понимает.
    Не могу не отметить, на мой взгляд, странное поведение ряда депутатов Государственной думы. Они демонстрируют такую ненависть к власти, так злобно ее ругают, непонятно, что они делают в Государственной Думе? Ведь они и есть представители власти. Депутаты говорят от имени избирателей, или от себя лично? Возникает вопрос: «Как можно принимать серьезные государственные решения в Думе, где депутаты не хотят слышать друг друга». Для политиков, тем более государственных деятелей, главное – уметь слушать, говорить друг с другом, договариваться и принимать решения. Кого мы избираем? Случайных людей и «мутные» партии? Избирателям следует учитывать тех депутатов и те партии, которые главную свою задачу видят только в расшатывании законной власти в стране, и думать на следующих выборах за кого они голосуют.
    Экс – канцлер Германии Г. Шредер сказал, что не хотел бы быть Папой Римским и Президентом России. Страна сложная, огромная территория, много народов, много проблем. Поэтому, так и хочется сказать тем, кто с такой легкостью рассуждает, как надо руководить Россией. У Путина В.В. есть результаты, не мешайте. Руководитель страны не волшебник, и не может сразу превратить свое государство в рай земной! 12 лет руководства Путиным В.В. не так много для страны, которую десятилетиями целенаправленно уничтожали всеми средствами.
    Мы на перекрестке истории в начале 21 века.
    В светлое будущее наша страна уже ходила, и вернулась только с ваучерами, которые затем все распродавали, чтобы «хоть шерсти клок» с него. А кто-то на них разбогател, скупив по дешевке.
    Дорога «нового мышления» и перестройки привела в яму, из которой, именно Путин В. и помогал стране выбраться. Люди это забыли?
    Начало последних веков для России было трагическим: 1812 год – война с французами; 1914 год – гражданская война. Мы вступили в 2012 год. Чтобы не случилось никаких катаклизмов, необходимо не допустить ни гражданских волнений (не хочется писать слово война), ни тем более другой военной катастрофы. Поэтому всем надо на всех уровнях договариваться, и решать спокойно проблемы. Хочется, чтобы наша страна была не страной раздолбаев, которые все свое ненавидят, а страной уважающей себя и уважаемой во всем мире, сильной в экономическом, политическом и в военном плане.
    Вспомните публикации в газетах и журналах 90-х годов, такой намеренной изощренности в оплевании своей страны, всех кто в ней жил, и всего, что в ней происходило за ее современную историю, нигде не найдешь. Даже иностранцы говорили, если вы себя так не уважаете, то кто же будет вас уважать? Вот и сейчас то, что видишь и читаешь в интернете в связи с Путиным В., ужасает. Он немало сделал, зачем же так грязно изощряться?
    В настоящий момент, именно Путин В. может продолжить то, что они вместе с Медведевым Д. начали в ответственный период развития нашей страны. Главное – нужно рассматривать нашу страну как важную составляющую мировой структуры, а не отдельное местечковое образование.
    Твердость характера Путина В.В. оценила Европа и Америка. Они поняли, что он не будет работать по чужой указке от кого бы то ни было. Он всегда подчеркивает, что не позволит вмешиваться во внутреннюю жизнь России. И это сильно напрягает тех, кто хотел бы командовать и рекомендовать, что делать России.
    Истерия в интернете, развязанная в преддверии выборов и после них, продемонстрировала, что интернет – сообщество может проявлять агрессию, только прикрывшись «никами». А если вступаешь с ними в диалог, «источник сразу иссякает», т.к. доводов нет, одно тупое повторение коротких фраз вброшенных руководителями оппозиции.
    Когда слушаешь и смотришь телевизионные программы, в которых так «ненавязчиво» красной нитью проходят мысли, что люди в России (не в Москве, а именно в России) тупы, необразованны, неадекватны на взгляд «московского политического бомонда», то так и хочется спросить: «А судьи кто?», «А вы в России давно были?».

    В.ПОЗНЕР: Похоже на то, что то большинство, которое пока поддерживает Путина, это, во-первых, люди, которым больше 55 лет, во-вторых, это люди не с высшим образованием, а максимум среднее образование. Третье – это люди скорее неимущие, нежели имущие. Четвертое – как это ни странно, но это все-таки женщины. Так звучала фраза.
    И ещё. В свободной стране, где свободный человек, может свободно расхваливать власть. Не кажется ли вам, что поведение интернет сообщества вполне логично. Они же не самоубийцы. Да и лишние проблемы им не нужны. 14.03.12.

    А я во многом согласен с Познером. За Путина действительно в основном проголосовали именно сердцем, а не разумом, т.е. женщины за 50. Да же те, кто не входит в эти возрастные и половые рамки, в чем-то схожи. У них какая-то женская логика. В стиле “бьет – значит любит”.
    Но, конечно, нет правил без исключений. Вон Скол, наверное, все-таки исключение, а может и нет.

    Уважаемый Константин!

    Если бы В. Познер сказал то, что пишите Вы: «За Путина действительно в основном проголосовали именно сердцем» – я бы с этим согласился.