Опросы

Как вам интервью с Дмитрием Медведевым?

Посмотреть результат

Loading ... Loading ...

Поиск

Архив




  • Управление
  • 9 марта 2012

    Рубрика: Новости.


    Творческий вечер Владимира Познера прошел 1 марта в непривычной для него обстановке: Большом Зале Филармонии им. Д. Д. Шостаковича. «Видимо, мне придется петь», — пошутил Познер, прежде чем начать презентацию своей долгожданной книги «Прощание с иллюзиями».

    «Прощание с иллюзиями»

    Если честно, то я не собирался писать никаких книг. Для меня это стало большим откровением. Я попытался разобраться в том, как я потерял свою веру. Я рос социалистом, меня так воспитывали. Более того, я был пропагандистом: работал на советском радио и в газетах. Но потом я понял, что то, что я защищаю, не соответствует действительности. В себе разбираться очень тяжело. Моя жизнь не начиналась по-русски. Вот и книга сначала вышла на английском языке в США в 90-е годы, и чрезвычайно удачно: попала в список бестселлеров «Таймс». Решил, что перевод на русский подождет. Я, честно, много раз садился за русский вариант, но бросал. Ждал 18 лет, а когда, наконец, перевел, то понял, что слишком многое изменилось. Я хотел написать о новом, но не хотел делать вид, что все понимал заранее. Поэтому решил ввести свои комментарии, но другим шрифтом.

    Политика

    - Что было в стране год назад? Скучно, апатия. Сегодня же у меня оптимистичное настроение: люди проснулись, есть движение. Сказали: «Это же моя страна», — и не просто на кухне поговорили, а вышли на улицу.

    - То, что происходит сегодня – не временное явление. Но опасность в том, что под одним флагом выходят люди разных настроений. Я никогда не встану под одно знамя с фашистами или националистами. Поэтому те, кто протестуют, либо лукавят, либо недальновидны, а есть те, кто хочет только крови и скандала.

    - Я гражданин трех стран. И везде я пойду на выборы. Я принципиально не говорю, за кого буду голосовать в России, чтобы не оказывать никакого давления. Могу сказать, что во Франции я буду голосовать против Саркози, а в США – за Обаму.

    - Голосование – это не только наше право, но и долг. Не определились за кого отдать голос – вы просто не думали. Если же вы убеждены, что голосовать не стоит, потому что от вас ничего не зависит — зря. Пока большинство так думает, то мы не начнем жить более-менее нормально. И я говорю не об уровне жизни, а о комфорте, когда нам станет жить хорошо.

    - Я не верю в «перезагрузку» отношений с США. Понимаете, те, кто сейчас у власти, выросли во время «холодной войны». Они говорят, что посмотрели Путину в глаза и прочли: «КГБ». Говорят, что русским вообще нельзя верить. Мы считаем, что американцы мечтают нас уничтожить.

    Журналистика

    - «Как найти свое призвание», – очень важный вопрос для каждого. Школа ни в одной стране не помогает определиться. Знаете, это как в истории про Винни-Пуха и Тигру. «Тигры любят все», — говорил Тигра. Но когда он пробовал мед, желуди, чертополох, то понимал, что все, кроме этого. Но как только он попробовал рыбий жир, понял: вот оно. Также должно быть и у вас.

    - Во времена перестройки журналисты были героями. Сами выбрали себе такой образ и поверили в него. До 1996 года, до выборов. Тогда у Ельцина рейтинг был 5%, а у Зюганова около 30%. Журналистам было предложено поднять рейтинг Ельцина и «мочить» Зюганова. Тогда-то они и потеряли «девственность»: выбрали деньги, рейтинги, количество аудитории. Доверие стало падать. Элементарно – потерять репутацию очень просто. Нужно выправляться.

    - Сложно назвать самое любимое интервью. В жизни столько всего интересного. Однажды я брал интервью у Ельцина, когда он еще был в опале. Оно вышло только в Свердловске (Екатеринбург) и Ленинграде. И мое интервью с Рэем Чарльзом, которое тоже не вышло. Получается, что самые дорогие никто и не увидел.

    - Я поддерживаю идею создания общественного телевидения в России. Более того, в 2005 году я обращался к Путину с таким проектом. Он мне тогда сказал: «Владимир Владимирович, хороший вы человек, но наивный». Вопрос стоял о финансировании, ведь у нас считается, что кто платит, тот и музыку заказывает. Могу только добавить, что общественное телевидение не существет только в двух странах Европы: России и Белоруссии.

    - В апреле выйдет еще один проект с Иваном Ургантом – «Их Италия». Мы попросили 15 известных итальянцев назвать любимое место и блюдо: так и сложился наш маршрут. Встреча с Иваном оказалась случайностью. На проект «Одноэтажная Америка» я приглашал Парфенова, но он был редактором «Newsweek», приглашал Фоменко, но у него были гонки. Ивана я до этого даже не знал, подумал: о чем мне говорить с 28-летним парнем? Моя жена ему позвонила перед нашим разговором, сказала немедленно прочесть «Одноэтажную Америку» (И. Ильфа и Е. Петрова – прим. Piterstory). Сейчас же мы большие друзья.

    Вопрос от Piterstory: «Ограничивает ли Первый канал вашу работу?»

    - Меня, пожалуй, ограничивают меньше, чем кого-либо. У меня все же есть прямой эфир. Но я сам себя контролирую. Это как в законе про ответственность: можно ли в полном зале кричать «Пожар!». Я думаю, что говорю. Может быть, мне и хочется сказать, но я молчу.

    Текст: Яна Андронова

    »crosslinked«




    Комментирование закрыто.