Опросы

Как вам интервью с Дмитрием Медведевым?

Посмотреть результат

Loading ... Loading ...

Поиск

Архив



Совсем недорого регистрация фирм в италии предлагаем всем желающим. | Как быстро поднять сайт в топ 10 звезды и их мамы топ 10.

  • Управление
  • 26 июля 2011

    Тур де Франс (10 серия)

    Рубрика: Новости.


    Кулинарно-винный круиз “Тур де Франс” начинается с Аркашонского залива, где расположены фермы по выращиванию устриц. Что такое устрицы, почему их так любили короли, и как отличить съедобную устрицу от несъедобной расскажет Владимир Познер.


    Аркашонский залив находится недалеко от винной столицы Франции – города Бордо. О профессии винодела с ведущими говорит известный мировой специалист-энолог Стефан Деренонкурт. Ну, а посмотреть на все воочию мы отправимся в Шато Смит О Лаффит, где в этот момент идет сбор винограда. Создавая свое вино, хозяин шато Даниэль Катьяр придерживается традиций, но в то же время опирается на новейшие технологии. Его шато имеет статус экологического хозяйства, то есть при выращивании винограда не используются удобрения и пестициды. Результат: Шато О Лафит – одно из лучших вин в мире. Но и это еще не все. В этом хозяйстве не пропадают даром даже винные косточки. Дочь Даниэля Матильда Катьяр является основоположником современной винотерапии. Что это такое – Познер проверил на практике. “Положа руку на сердце, я предпочитаю вино пить, нежели в нем купаться” – признался он в конце.

    Ну а после наши ведущие отправились на винный марафон в Медоке – праздник вина и спорта. Хотите верьте, хотите нет, но организатором этого марафона является ассоциация врачей-кардиологов. Это уже 25-ый марафон, и в нем участвуют представители 22 стран. В том году пришлось ввести ограничение на количество участников – 9000 человек. Так что желающих гораздо больше.

    Из Медока съемочная группа переехала в Перигор, на ферму, где производят фуа гра. Фуа гра – “жирная печень” есть результат насильственного перекармливания гуся или утки. В результате протестов защитников животных 11 стран Евросоюза наложили запрет на производство фуа гра. Что, конечно же, обрадовало французских производителей. В 2005 году национальная ассамблея Франции провозгласила фуа гра “составной частью культурного и гастрономического наследия страны”. Так ожиревшая печень птицы оказалась в одном ряду с Лувром, Эйфелевой башней и вином.
    Трюфели – еще одна гордость Франции. О том, как они растут, собираются и готовятся мы увидим непосредственно на ферме по выращиванию трюфелей.

    Следующий пункт винно-гастрономического вояжа съемоной группы “Тур де Франс” – город Каор, где у Познера была назначена встреча с владельцем винного бутика и старинного винодельческого хозяйства Шато Лягрезетт Аланом Домиником Перреном. Вместе с ведущими мы побываем в средневековом, но оснащенным новейшей техникой, замке французского миллионера, увидим его коллекцию эксклюзивного вина и размещенный под землей винный завод. Подземный завод – не прихоть хозяина замка, а необходимость. Ведь, согласно французскому законодательству, даже владелец замка не имеет права вносить кардинальные изменения в его архитектуру и ландшафт, потому что его жилье является историческим наследием и охраняется государством.

    Кап Ферре, Аркашонский бассейн. Здесь выращиваются лучшие устрицы в мире. Культивированные устрицы ничуть не хуже тех, что выросли в дикой природе, даже лучше, утверждают специалисты. Дело в том, что культивация предназначена не для того, чтобы как можно быстрее вырастить устрицу – она направлена на улучшение ее качества.
    Еще древние греки знали толк в устрицах – и вкус хороший, и поддерживает мужскую потенцию. Любитель дам Король-Солнце Людовик XIV без устриц не завтракал. А Наполеон Бонапарт съедал по несколько дюжин перед каждым сражением. Видимо, к Ватерлоо устриц принести не успели.
    Этот невзрачный моллюск стимулирует прилив энергии, дает заряд бодрости и повышает умственную активность. Устриц едят с незапамятных времен, но когда Людовик XIV ввел их в моду, количество устриц в природе катастрофически стало падать. Король пытался регламентировать этот отлов, за его подписью вышел эдикт, по которому потребление устриц разрешается только в месяцы, содержащие в своем названии букву “Р”, то есть с мая по август устриц есть нельзя, потому что в этот период они размножаются. Кроме того, летняя транспортировка устриц была опасной – уж очень быстро они портятся, а отравиться устрицами не пожелаешь и злейшему врагу.
    Это мы едем по дну так называемого Аркашонского бассейна. То есть мы сейчас едем на устричный парк и будем смотреть конкретно, как же выращивают этот деликатес.
    Что бы ни говорил Антон Павлович Чехов, устрицы не пищат, хотя, едят их, действительно, живьем. Открытую устрицу следует слегка тронуть вилкой – она должна съежиться. Если она этого не сделает, значит, вам подали мертвую устрицу, есть которую не рекомендуется. Далее остается перевернуть ножом устрицу, отправить в рот и запить хорошим белым вином. Устрицы без вина – это нонсенс, а вино – рядом, в Бордо, винной столице мира.

    Шато О Лафитт известно с 1365 года, когда фамилия Боск выбрала эти земли для разведения винограда. Пять веков спустя шотландец Джордж Смит купил эту землю и дал ей свое имя. Нынешний хозяин шато Смит О Лафитт Даниель Катьяр занимается вином более 20 лет. Он был суперуспешным владельцем сети спортивных магазинов GO!Sport, но, влюбившись в виноделие, в одночасье продал все свои магазины, чтобы выкупить виноградники Шато О Лафитт.
    По его словам, чтобы делать хорошее вино, нужен хороший виноград. А хороший виноград получается только при естественном выращивании, без пестицидов. В Смит О Лафитт разработана оригинальная методика борьбы с вредителями виноградной лозы – без использования химических веществ. В винограднике размещают специальные капсулы с феромонами, и насекомые не могут найти самок, а следовательно, самки не откладывают яйца, и виноград сохраняется.
    Как известно из древнегреческих мифов, вечномолодые богини принимали не только молочные, но и винные ванны. Но все-таки основоположницей винотерапии считают Матильду Катьяр, дочь Даниеля. Она создала линию омолаживающей косметики и открыла на территории шато оздоровительный центр. Курс винотерапии здесь можно пройти лишь в период сбора урожая. Оздоровление начинается со сбора винограда, который снимает стрессы, а заодно позволяет семье О Лафитт сэкономить на сборке. После работы клиента ждет купание в гигантской винной бочке, наполненной природной минеральной водой, источник которой находится здесь же на глубине 540 метров.

    Один из самых странных марафонов на Земле – спортивно-оздоровительный винный марафон Медок. Это мероприятие, которое могло состояться только во Франции. Марафон стартует утром, накануне участники набираются сил вином, макаронами, обильно приправленными сырным соусом, и никто не отказывает себе в десерте.
    9 тысяч участников будут бежать 41 километр 195 метров. По дороге они будут забегать в близлежащие шато и восстанавливать свои силы при помощи винно-водочных изделий. Организатором марафона является ассоциация врачей-кардиологов. Это уже 25-й марафон и в нем участвуют представители 22 стран. Пришлось ввести ограничения на количество участников – не более 9 тысячи человек. А – желающих гораздо больше. Победитель получает необычный необыкновенный приз – самые лучшие вина бордо. Причем количество вина равно его собственному весу.

    Потраченные на марафоне калории можно восстановить при помощи фуа-гра, отправившись из Медока в Перигор. Фуа-гра, жирная печень – результат насильственного перекармливания гуся или утки. В результате протестов защитников животных 11 стран Евросоюза наложили запрет на производство фуа-гра. В 2005 году Национальная ассамблея Франции провозгласила фуа-гра “составной частью культурного и гастрономического наследия Франции”. Так что ожиревшая печень птицы оказалась в одном ряду с Лувром, Эйфелевой башней, ну и, конечно, вином.
    Когда гусям исполняется 20 недель, их помещают в загон и 3 раза в день набивают кукурузой, вставляя в горло металлическую трубку. Печень здорового гуся весит 100-150 граммов, но после насильственного кормления вырастает до 800. При этом фермер постоянно говорит о том, как важно для хорошего паштета здоровье гуся.

    После устриц и фуа-гра следует попробовать трюфели. Трюфель – это не шоколадные конфеты, а растущие под землей грибы. Описывать их вкус невозможно, равно как и аромат. Трюфели бывают белыми и черными, последние нередко называют черными бриллиантами. Когда-то трюфель был доступен только богатой прослойке, потому ему ничто не угрожало – собирали всего до 10 тонн в год. Потом, благодаря росту демократии, трюфели стали поглощать все и собирать стали более 50 тонн ежегодно. Трюфели пытаются выращивать, высаживая деревья, в тени которых растут эти редкие грибы.
    Без собаки или свиньи трюфели не найти – они чуют запах этого гриба. Свиньи сами ищут гриб, но, найдя его, сами же и съедают в отличие от специально обученной собаки, которая совершено не стремится к этой гастрономической прелести.
    Черный трюфель одинаково хорош как с телятиной, так и с шоколадом. Именно поэтому французские рестораны готовы выложить за горстку черных трюфелей от 500 до 1000 евро за килограмм.

    Город Каор – родина вина, известного в России как “Кагор”. В средние века Каор был городом ростовщиков. После того как Данте Алигьери упомянул о нем через запятую с Содомом, название города стало для французов воплощением греха и разврата. Странным образом именно Каор стал местом производства главного церковного вина. В Каоре придумали нагревать сусло при брожении, вино становилось темно-красного, почти черного цвета, прекрасно хранилось, обладало терпким ароматом и сильно влияло на мозги. Из-за конкуренции с Бордо Каор поставлял свое вино в Голландию, и там черное вино попробовал Петр I, и оно ему понравилось.
    Чертов мост – главная достопримечательность Каора. Кое-кто утверждает, что, в действительности, никакого черта здесь не было, а легенда о строительстве моста при помощи Сатаны – широко распространенный сюжет Средневековья. Когда мост реконструировали в 1879 году, архитектор Поль Гу вспомнил о легенде и разместил маленькую скульптурку черта под крышей одной из башен.

    Еще одна достопримечательность – Ален Доминик Перрен, чей магазин находится у самого моста. Ален Доминик Перрен – успешнейший бизнесмен, который, в частности, спас от разорения фирму Картье и сделал ее чуть ли не самой знаменитой в мире. Начав свою карьеру менеджером, он стал президентом и партнером Картье, а сегодня является президентом группы Ричмонд, которая владеет и Картье, и Van Cleef & Arpels, и Piaget, и Jaeger-LeCoultre, и IWC и многими другими марками.
    Но гораздо интересней оказаться с Перреном в его доме, шато де Грюзетт. Этому замку 900 лет. Когда Ален Доминик Перрен купил его, он был в плачевном состоянии, зато имел статус официального памятника истории, то есть по законам Франции здесь требовалась тщательная реставрация с тем, чтобы вернуть замку первоначальный вид. Так что Перрену пришлось приложить немало сил и средств, чтобы сделать шато жилым и комфортабельным. На это ушло 12 лет.
    Чего только ни коллекционирует Перрен – от антикварной мебели и столового серебра до авангардной живописи и современной фотографии. И если до него замок был историческим объектом, то после вполне может стать галереей современного искусства.
    Перрен рассказывает о том, куда в старые времена жители этого замка ходили в туалет. В средневековых замках туалеты, или эшагеты, как их называли, строились в виде эркера, причем таким образом, чтобы отходы аристократического обеда вываливались в окружной ров. Эшагеты не отапливались, поэтому зимой их посещение оставляло у аристократов неповторимое ощущение. Зато такое архитектурное решение понижало боевой дух тех, кто пытался штурмовать замок.
    Ален Доминик и в вине разбирается преотлично. Одна его коллекция вина чего стоит – 20 тысяч бутылок. Есть даже несколько бутылок крымской Массандры. Впрочем, по словам Алена, российские вина “так себе”, русская водка – гораздо лучше.
    Перрен – крупнейший производитель вина в регионе. Длина туннеля от замка до винодельни Перрена составляет 140 метров. Три этажа, 2 тысячи квадратных метров. Этот бункер – настоящая винодельня, где производится 500 тысяч бутылок в год, из которых 200 тысяч – это эксклюзивные вина, а остальные вина – средней руки, но и к ним отношение более чем внимательное.

    »crosslinked«




    Комментирование закрыто.