Опросы

Как вам интервью с Дмитрием Медведевым?

Посмотреть результат

Loading ... Loading ...

Поиск

Архив




  • Управление
  • 2 декабря 2010

    Тур де Франс (4 серия)

    Рубрика: Новости.


    В этой серии речь пойдет об Окситании – регионе, который занимает почти весь юг Франции. У него есть еще одно название – Прованс.

    Знакомство с ним мы начнем с древней крепости Кейраз, а затем отправимся в город Динь-ле-Бан. Название города переводится, как Динь-на-банях, он еще с первого века нашей эры славится своими горячими источниками, но Владимр Познер и Иван Ургант поехали в Динь не за этим. Они хотели узнать о провинциальной жизни французской глубинки. О жизни городка им рассказал его мэр Серж Глуаген. Оказалось, что в этом тихом местечке нет проблем с крупной преступностью, что подтвердил и шеф полиции города Ален Миллер.

    Хочешь почувствовать город – походи по его рынку. Рынок города Динь поразил ведущих сердечными людьми и подарил встречу с армянскими эмигрантами, которые узнали Ивана Урганта и поделились с ним своими впечатлениями от города.

    А еще съемочная группа направилась в церковь и попала на обряд конфирмации. О том, что это такое, Познеру рассказал священник церкви. Он же любезно разрешил провести съемку торжественного богослужения.

    Ну а вечером Познера и Урганта ждала встреча с человеком, ради которого стоило приехать в Динь. Марк Малагутти – владелец лавандовой фермы. Когда-то он работал в области полиграфии, но женился на фермерской дочке и, получив предложение тестя возглавить ферму, не задумываясь, его принял. Семья фермеров тепло приняла съемочную группу, показала свои угодья, рассказала о трудностях и радостях крестьянской жизни и накормила ужином. За ужином Ивана Урганта ждал культурный шок: оказалось, семья фермеров совсем не употребляет алкоголя, что для французов вещь нетипичная. Съемочной группе чуть-чуть не повезло со временем: лаванда цветет в августе, так что мы не увидим фиолетовых полей, зато побываем на сборе лаванды и сможем в полной мере насладиться царящей тут атмосферой радости.
    Прощаясь с Провансом, Владимир Владимирович и Иван сделали на вертолете круг над Вердонским ущельем, которое когда-то было приютом контрабандистов и фальшивомонетчиков. В нем и сегодня есть места, где не ступала нога человека.

    Из Прованса мы направимся в Грасс – столицу парфюмерии. Только в Грассе растет неповторимый по тонкости аромата жасмин, который придает особую притягательность таким королевским духам как Shalimar oт Guerlain, Joy от Jean Patou и Chanel №5. Владимир Познер побывал на полях, где растут розы для духов Шанель и на заводе Жана де Галимара, где под руководством профессионального парфюмера изготовил свои духи.
    Изготовление духов – настоящее искусство, а мастера-парфюмеры называются просто “носами”. О том, что такое духи и о философии запахов нам расскажет Жан-Поль Герлен, потомственный парфюмер и наследник легендарного дома Герлен. Он не стал бы парфюмером, если бы в ранней молодости не потерял зрение. Болезнь обернулась для него счастьем, Жан-Поль Герлен стал легендарным “носом” мировой парфюмерии.

    Автор: Владимир Познер
    Автор сценария: Инга Киркиж
    Режиссер: Юрий Однопозов

    Окситания занимает почти весь юг Франции. У этого региона есть еще два названия – Прованс и Лангедок. Здесь до сих пор люди общаются на древнем языке langue d’oc, что буквально можно перевести как “язык “да”. Понятно, что официальным языком здесь является французский, но язык предков живет с ним рядом. Такой симбиоз древнего и современного встречается во Франции не раз. И не в этом ли мирном сосуществовании следует искать силу французской культуры?

    Что бы сделали вы в середине XIII века, если на ваш городок то и дело совершали набеги ненастные соседи? Построили бы крепость. Так и поступили жители Кейраза в 1260 году. Крепость служила им верой и правдой до тех пор, пока не появилась артиллерия. Тогда ее стали перестраивать. Снизили высоту сооружений, стали закладывать в строительство много земли, чтобы смягчить удары пушечных ядер. А сами стены стали строить под углами, чтобы ядра не пробивали их, а отлетали. В перестройке крепости поучаствовал гений фортификационного дела Вобан. По крайней мере, так здесь утверждают.

    Именно здесь, в горных долинах, родились первые зачатки французской демократии, так называемые эскартоны – союзы городков, которые вышли из подчинения правившего здесь дофина Умбера II и объединились в большой эскартон. Была подписана хартия, согласно которой эскартон купил свою независимость за 12 тысяч золотых флоринов с обязанностью платить ежегодную ренту в 4 тысячи дукатов. В эскартон Кейраза входило восемь поселений, все документы хранились в громадном сундуке, доступ к которому был возможен только когда вместе собирались представители всех восьми. Так обеспечивалось равноправие.

    Местные жители, в основном крестьяне, завершив свои сельскохозяйственные работы, уходили на зиму в Марсель, Экс, Авиньон, а то и дальше преподавать латынь, французский и арифметику. В ноябре в городе Барселонетте проходила ярмарка учителей. Крестьяне-учителя стояли на площади и ждали покупателей. Перья различной расцветки, воткнутые в их шляпы, свидетельствовали о предметах, которые они могут преподавать. Пока они отсутствовали, их детей обучали оставшиеся в Провансе старики, тем самым подготавливая учительскую смену.

    Административно Франция делится на департаменты, их 96. В каждом есть своя столица, или префектура. Префектура Динь-ле-Бан, или Динь-на-банях, названная так из-за своих термальных вод, одна из самых маленьких. Этот городок впервые упоминается в I веке нашей эры.

    Серж Глуаген живет в Дине вот уже 40 лет. В 2001 году он стал мэром города. “Это город, в котором много пространства, это город, который дышит. Люди не живут здесь друг на друге”, – говорит он. А комиссар полиции Динь-ле-Бан Ален Миллер подчеркивает: “Уважение к полиции напрямую связано с респектабельностью каждого отдельно взятого полицейского. Образ этот должен быть образцовым, это очень важно. И мы над этим много работаем”.

    Марк Малагутти – владелец лавандовой фермы. Когда-то он работал в области полиграфии. В 1984 году женился на дочери фермера, каждое лето приезжал с женой на сбор лаванды, а в 2002 году принял предложение тестя возглавить ферму. “Я влюблен в свою работу, – говорит Марк. – Я считаю, что это больше чем работа. Это страсть”. Страсть страстью, но лаванда – растение капризное, то дает хороший урожай, то отказывает. Нужна сетка безопасности. Ее обеспечивает жена Марка, которая в Дине работает в конструкторском бюро. Быть может, без страсти, но с гарантированной зарплатой.

    “Нам очень нравится наш образ жизни, мы к нему привыкли. Я не представляю себя живущим в большом городе, – продолжает Марк. – Мне хорошо там, где я живу сейчас. Да, мы много работаем, и это трудная работа. Однако у нее есть серьезные преимущества – это действительно особый образ жизни. У нас нет хозяина, на которого мы работаем, у нас нет фиксированного графика. Мы идем в отпуск, когда захотим”.

    Из Диня Владимир Познер и Иван Ургант переехали в столицу парфюмерии – город Грасс. Говорят, духи придумали женщины, чтобы обольщать мужчин. Это не так. Духи придумали, чтобы не слышны были дурные запахи подолгу немытых тел. Ведь после падения Рима и прихода к власти варваров вплоть до раннего Возрождения люди мылись два раза – при рождении и при смерти.

    Лучшие духи в мире делали и делают французы, причем делают их в совершенно конкретном месте – городе Грассе. В XVI веке сюда переехали из Италии мастера изготовления кожаных перчаток. Необработанная кожа дурно пахнет, вот и придумали отбить этот запах духами. Только в Грассе растет неповторимый по тонкости аромата жасмин, который придает особую притягательность таким королевским духам, как “Шалимар” от Герлена, “Жуа” от Жана Пату и “Шанель №5″.

    Розы растут не только под Грассом, они растут и в Азии, где стоят много дешевле, да и сборщикам можно платить гроши. Только очень богатые фирмы могут владеть такими полями под Грассом. Качество продукта выше, как и его цена.

    За час здесь собирают где-то 250 килограммов цветов, тогда как для производства совсем небольшого количества настоящих духов нужно 400 килограммов. Отсюда дороговизна этого дела. Эти розы растут один раз в году, в отличие от декоративных роз. Цветы начинают собирать в апреле, а в конце мая их уже нет. Собранные розы должны немедленно поступить на завод, чтобы до экстракции они не успели дать сок. Сам процесс экстракции длится пять часов. На заводе путем экстракции готовят эфирное масло и так называемую конкретику – она темного цвета и имеет консистенцию меда. В таком виде вещество может храниться в течение трех лет. Небольшие партии отправляют в лабораторию, где конкретику превращают в жидкость, называемую абсолютом. Нюхач пробует абсолют и дает добро на его использование для изготовления духов. На 10 килограммов конкретики уходит четыре тысячи килограммов цветов.

    В истории создания самых знаменитых духов в мире “Шанель №5″ есть и русский оттенок. В конце 1920 года тогдашний любовник Коко Шанель великий князь Дмитрий Павлович Романов познакомил ее с бывшим придворным парфюмером царской семьи Эрнестом Бо. Это было в Грассе. Эрнест Бо показал Коко несколько флакончиков своих новых творений. Они были пронумерованы от 1 до 5 и от 20 до 24. Она решила заказать для своих лучших клиентов и друзей 100 флаконов духов под номером 5. Бо поинтересовался: “А почему именно под номером 5?” “Потому, – ответила она, – что я всегда представляю свои новые коллекции пятого числа пятого месяца, и это приносит мне удачу”. Позже Коко Шанель призналась, что эти духи привлекли ее запахом женщины, а не просто цветов.

    Фамилия Герлен в парфюмерном мире королевская. Пьер-Франсуа-Паскаль Герлен основал свою фирму еще в 1828 году на улице Риволи в Париже. Спустя 25 лет, 29 января 1953 года, на свадьбе Наполеона III и Евгении де Монтихо Пьер-Франсуа преподнес прелестной испанской принцессе одеколон “Империал”, созданный специально для этого события и заключенный в хрустальный флакон с позолоченными рельефами пчел, символом дома Наполеона. Запах одеколона так очаровал императрицу, что она пожаловала господину Герлену титул парфюмера двора Его Величества. А Его Величество позволил ему использовать позолоченных пчел для других флаконов. Так золотая пчела стала символом дома Герлен, и с тех самых пор Герлен создавал уникальные ароматы для уникальных людей – Сары Бернар, Бальзака, королев Англии, Испании.

    “Для меня запах всегда был самой насыщенной формой воспоминания. И в первую очередь поэзией, – говорит парфюмер Жан-Поль Герлен. – Знаете, что остается от самой красивой женщины в мире, когда выключают свет? Она уже разделась, смыла макияж – и остается только ее запах и обаяние ее голоса”.

    Слова “композиция” и “нота”, как выясняется, относятся к созданию духов ничуть не в меньшей степени, чем к созданию музыки. В духах отличают главные ноты: головная создает первое обонятельное впечатление, сердечная звучит при испарении духов после головной, а нота шлейфа – запах, оставляемый проходящим надушенным человеком.

    Есть два ключевых выражения, без которых не понять французов. Первое – “L’Art de Vivre”, искусство жить. Второе – “Savoir-faire”, буквально: умение делать. Если сложить “Savoir-faire” и “L’Art de Vivre”, получится, с одной стороны, непревзойденное мастерство, а с другой – несравненное умение получать удовольствие от этого мастерства. Это трудно объяснить словами, это надо увидеть и услышать, надо всматриваться в лица, вслушиваться в голоса. Другими словами, надо проникнуть в чужой мир, что необыкновенно трудно. Но имейте в виду: однажды проникнув, вы получите колоссальное удовольствие.




    Комментирование закрыто.