Опросы

Как вам интервью с Дмитрием Медведевым?

Посмотреть результат

Loading ... Loading ...

Поиск

Архив




  • Управление
  • 18 января 2012

    Познер против Сталина: суд счел сведения, распространенные ответчиком, его мнением

    Рубрика: Новости.


    Вы понимаете, что решение суда по делу о клевете Познера на Сталина нас не могло устроить, и мы подали апелляционную жалобу в Мосгорсуд.

    «21 декабря 2011 года Останкинский районный суд города Москвы под председательством судьи Дорохиной Е.М., рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело №2-6097/11 по иску Джугашвили Е.Я. к ОАО «Первый канал» и к Познеру В.В. о возложении обязанности опровергнуть распространенные сведения, принял решение в исковых требованиях полностью отказать.

    Данное Решение подлежит отмене в связи с его заведомой преступной неправосудностью и нарушением норм материального и процессуального права.

    1. Ответчик распространил сведения о том, что дед Истца, И.В.Сталин, был организатором убийства пленных польских офицеров в начале Второй мировой войны: «…с согласия Сталина, они были все расстреляны, все до одного. То есть советское руководство совершило абсолютно тяжелейшее преступление».

    Пунктом 9 Постановления Пленума ВС №3 от24.02.2005 № 3«О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан» установлено: «обязанность доказывать соответствие действительности распространенных сведений лежит на ответчике».

    Что может быть доказательством соответствия действительности в этом случае – в случае, если ответчик распространил сведения о том, что истец совершил преступление?

    Статья 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод утверждает: «2. Каждый обвиняемый в уголовном преступлении считается невиновным, пока виновность его не будет доказана в соответствии с законом».

    Статья 49 Конституции РФ устанавливает: «Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда».

    Следовательно, Европейская Конвенция и Конституция РФ доказательством сведений о том, совершено ли преступление, и кто его совершил, считают вступивший в силу приговор суда. И только!

    Соответственно, статья 60 ГПК РФ требует: «Обстоятельства дела, которые в соответствии с законом должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими другими доказательствами».

    Пункт 4 статьи 61 ГПК РФ разъясняет: «4. Вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесен приговор суда, по вопросам, имели ли место эти действия и совершены ли они данным лицом».

    В случае данного гражданского дела, вопрос о том, кто убил указанных пленных польских офицеров, разрешен Приговором Международного Военного Трибунала в Нюрнберге от 1 октября 1946 г., вступившим в законную силу 10 октября 1946 г. (л.д. 39-50). Виновные в этом преступлении военные преступники Геринг и Йодль были казнены. То есть, Останкинский районный суд в своем решении должен был опереться на вступивший в силу приговор, как того и требуют статьи 60 и 61 ГПК РФ, однако судья Дорохина Е.М. проигнорировала все вышеназванные положения Конвенции, Конституции РФ и ГПК РФ, и вынесла заведомо неправосудное, преступное решение отказать Истцу в его законном требовании.

    При этом вывод Решения: «Утверждение представителей истца о том, что приговор, постановленный Международным военным трибуналом в отношении высших руководителей фашистской Германии имеет преюдициальное значение для рассматриваемого спора, не основано на законе, п.4 ст.61 ГПК РФ, поскольку дело о гражданско-правовых последствиях действий тех лиц, в отношении которых постановлен приговор, в данном случае не рассматривается», – не просто противозаконен, но и абсурден, поскольку фактически отменяет правовые последствия приговора Нюрнбергского Трибунала над главными военными преступниками европейских стран оси.

    Таким образом, суд не применил статью 49 Конституции РФ, которая в данном случае подлежала обязательному применению.

    В своем решении суд сослался на Европейскую Конвенцию, но не применил положения ее статьи 6.

    Кроме того, в своем решении суд пересмотрел Приговор Международного Военного Трибунала в Нюрнберге, переложив ответственность за расстрел в 1941 г. пленных польских офицеров в Катынском лесу с Германии на Россию.

    Согласно статье 330.2.1 ГПК РФ (в редакции Федерального закона от 09.12.2010 №353-ФЗ), такое решение подлежит отмене.

    2. Суд вопреки обстоятельствам дела отказал Истцу в опровержении сведений, не соответствующих действительности, сославшись на свободу слова Ответчика, гарантированную Конституцией. «…Иное противоречило бы п.3 ст.29 Конституции Российской Федерации, устанавливающей, что никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них», – написала в своем Решении судья Дорохина.

    Этим Останкинский суд попрал пункт 3 статьи 17 Конституции РФ: «Осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц», – и пункт 1 статьи 21 Конституции РФ: «Достоинство личности охраняется государством. Ничто не может быть основанием для его умаления».

    Таким образом, суд не применил статьи 17 и 21 Конституции РФ и не защитил достоинство личности Истца, позволив Ответчику использовать свою свободу для нарушения права Истца.

    Согласно статье 330.2.1 ГПК РФ, такое решение подлежит отмене.

    3. Выводы решения суда не соответствуют обстоятельствам дела, зафиксированным протоколом судебного заседания.

    Истцы весь процесс добивались от председательствующего, чтобы он не давал Ответчику рассматривать исторические события, и в качестве своего последнего довода даже заявили судье Дорохиной четыре отвода:

    - за то, что суд не установил в обстоятельствах дела, подлежащих доказыванию, только то, что Сталин совершил преступление (л.д. 63);

    - за то, что суд отказался истребовать архивную справку по Приговору МВТ, тем самым создав возможность подменить исследование юридически значимого доказательства – вступившего в законную приговора суда – рассмотрением исторических событий (л.д. 77);

    - за то, что суд присоединил к делу в качестве доказательства документы об этих исторических событиях (л.д. 64);

    - и за то, что суд не поступил с поддельными документами об этих исторических событиях так, как подлежит поступать с подложными доказательствами (л.д. 72).

    А судья Дорохина бессовестно пишет в Решении, что «правовая позиция стороны истца по данному делу сводится к тому, чтобы возложить на ответчика обязанность по доказыванию достоверности исторических событий» !

    При этом судья Дорохиной Е.М. цинично извратила суть ею же приведенных в Решении доводов.

    К примеру, она написала в своем решении:

    «В соответствии с прецедентными нормами Европейского Суда, даже оценочное суждение должно иметь достаточную фактическую основу, чтобы представлять собой добросовестное высказывание с точки зрения статьи 10 Конвенции (Постановление Европейского Суда по делу “Шарзах и компания “Ньюс Ферлагсгезелынафт” против Австрии” (ScharsachandNewsVerlagsgesellschaftv. Austria), жалоба N 39394/98, § 40, последняя часть, ECHR2003-XI)».

    Но отвечая на вопросы, Ответчик подтвердил, что отсутствует вступивший в силу приговор (л.д. 79), из которого бы следовало, что польские офицеры были расстреляны не немцами, а по указанию Сталина. То есть, в ходе судебного разбирательства было доказано отсутствие «фактической основы» для утверждения истца о том, что пленные поляки расстреляны с участием Сталина. Однако, судья Дорохина Е.М. отсутствие единственного допустимого доказательства цинично проигнорировала.

    Таким образом, выводы суда не соответствуют обстоятельствам дела, установленным в суде первой инстанции, что требует отмены решения суда по основаниям статьи 330.1.3 ГПК РФ (в редакции Федерального закона от 09.12.2010 №353-ФЗ).

    4. Суд счел сведения, распространенные Ответчиком, его мнением. Однако, вопреки ходатайству об установлении обстоятельств, имеющих значение для дела и подлежащих доказыванию (л.д. 34-35), вопрос о том, восприняли ли телезрители сообщенные Ответчиком сведения не как сведения – не как сообщение о фактах, – а как личное мнение ответчика, судом не ставился, а Ответчиком не доказывался.

    Данный вывод суда также не соответствуют обстоятельствам дела, установленным в суде первой инстанции, что требует отмены решения суда по основаниям статьи 330.1.3 ГПК РФ.

    5. Останкинский суд констатировал: «Ссылки представителей истца на подложность представленных Познером В.В. доказательств причастности И.В.Сталина к массовому расстрелу не могут быть приняты во внимание постольку, поскольку эти доказательства были представлены ответчиком не в подтверждение исторической истины, а в подтверждение тому, что у него имелась достаточная фактическая основа для формирования убеждения по этому вопросу».

    Но из этого следует, что Останкинский районный суд решением судьи Дорохиной Е.М. предоставил Ответчику права федерального судьи по уголовным делам, а именно:

    - во-первых, – право давать юридическую оценку обстоятельствам криминального злодеяния с целью создания «фактической основы» для формирования «убеждения по этому вопросу», причем, давать оценку заведомо спорную и юридически абсолютно несостоятельную, поскольку личное «убеждение по этому вопросу» Ответчика очевидно противоречит Приговору Международного Военного Трибунала в Нюрнберге;

    - во-вторых, – право выносить правовое решение относительно подлинности или подложности весьма и весьма сомнительных доказательств по уголовному делу, публичные дискуссии о вопиющей поддельности которых у российской общественности не стихают уже без малого 20 лет;

    - в-третьих – право постановлять приговор о том, является человек преступником или нет.

    Тем самым положения статьи 49 Конституции РФ втоптаны судьей Дорохиной в грязь.

    Кроме того, статья 152 ГК РФ однозначно и в явном виде устанавливает: «Гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности».

    Всё! Законодателем в конце его правовой диспозиции в этом месте поставлена точка. Федеральный Закон не содержит никаких оговорок о том, имело или не имело лицо, распространившее порочащие гражданина сведения, какие-либо «фактические основы», мотивы или убеждения их распространять, распространены такие сведения этим лицом умышлено или по незнанию. Законодателем установлено единственное законное основание для распространения порочащих гражданина сведений – их соответствие действительности.

    Из этого безусловно следует, что любые порочащие гражданина сведения, не соответствующие действительности, должны быть опровергнуты, причем, опровергнуты вне какой-либо зависимости от «фактических основ», мотивов или убеждений, по которым они были распространены.

    Суд неправильно истолковал статью 152 ГК РФ и по основаниям статьи 330.2.3 ГПК РФ Решение Останкинского суда должно быть отменено.

    6. Для вынесения преступного, заведомо неправосудного судебного акта, судьей Дорохиной умышленно нарушался процессуальный закон, даже при том, что Истцы в качестве последнего довода заявляли судье Дорохиной отводы.

    6.1. Зная, что при рассмотрении в рамках гражданского судопроизводства спора о праве лица распространять сведения о том, что гражданин является преступником, единственным допустимым доказательством является вступивший в законную силу приговор суда, судья Дорохина умышленно нарушила статьи 60 и 61 ГПК РФ и отказалась получать из архива справку по приговору Нюрнбергского Трибунала, что доказало ее заинтересованность в исходе дела.

    На заявление представителей Истца об отводе по этому основанию (л.д. 77) судья Дорохина ответила отказом.

    6.2. С целью запутать дело и построить свое решение на обстоятельствах, не доказанных в суде, в нарушение статьи 56 ГПК РФ, судья Дорохина не определила даже после ходатайства представителей Истца (л.д. 34-35), какие обстоятельства имеют значение для дела и кому их доказывать, не обсудила эти обстоятельства со сторонами, что повторно доказало ее заинтересованность в исходе дела.

    На заявление представителей Истца об отводе по этому основанию (л.д. 63) судья Дорохина ответила отказом.

    6.3. С целью построить решение на заведомо недопустимых обстоятельствах, в нарушение статьи 60 ГПК РФ, судья Дорохина присоединила к делу в качестве доказательств документы об исторических событиях (л.д. 52-53, 57-62), не являющиеся вступившим в законную силу приговором суда, и впоследствии использовала их при постановлении своего Решения. Это еще раз доказало ее заинтересованность в исходе дела.

    На заявление представителей Истца об отводе по этому основанию (л.д. 64) судья Дорохина ответила отказом.

    6.4. Несмотря на заявление стороны Истца о подложности представленных Ответчиком доказательств (л.д. 65-71), судья Дорохина в нарушение статьи 186 ГПК РФ, присоединила подложные документы (л.д. 57-62) к делу и основала на них свое Решение, что опять доказало ее заинтересованность в исходе дела.

    На заявление представителей Истца об отводе по этому основанию (л.д.72) судья Дорохина ответила отказом.

    6.5. Истец не заявлял в качестве искового требования признание судом отсутствия «фактических основ», мотивов или убеждений у Ответчика, статья 152 ГК РФ не считает «фактические основы», мотивы или убеждения юридически значимыми, тем не менее, судья Дорохина, в нарушение статьи 196.3 ГПК РФ, самостоятельно вышла за пределы исковых требований, рассмотрела «фактическую основу», мотивы и убеждения Ответчика и отказала в иске на основании этого рассмотрения.

    Данные нарушения процессуальных норм не могли не привести к неправильному решению, что по основаниям статьи 330.3 ГПК РФ является основанием к отмене решения суда.

    В связи со сказанным выше и основываясь на статьях 330.1.1, 330.1.3, 330.1.4, 330.2.1, 330.2.3 и 330.3 ГПК РФ (в редакции Федерального закона от 09.12.2010 №353-ФЗ), а также в связи с тем, что по данному гражданскому делу единственным допустимым доказательством соответствия действительности распространенных Ответчиком порочащих сведений может быть только вступивший в законную силу приговор суда, отсутствие которого признает и Ответчик, по основаниям статьи 328.2 ГПК РФ (в редакции Федерального закона от 09.12.2010 №353-ФЗ)

    ПРОШУ СУД:

    - решение Останкинского районного суда г. Москвы от 21 декабря 2011 г. (гражданское дело №2-6097/11) по иску Джугашвили Е.Я. к Познеру В.В. о возложении обязанности опровергнуть распространенные сведения отменить;

    - обязать гражданина Познера Владимира Владимировича опровергнуть не соответствующие действительности, порочащие честь и достоинство моего деда Сталина И.В. сведения о том, что «…с согласия Сталина, они были все расстреляны, все до одного. То есть советское руководство совершило абсолютно тяжелейшее преступление»»

    Вообще-то, Сергей Стрыгин хотел добавить в жалобу и разъяснение того, как Дорохина (скорее всего, бессознательно) не по-детски надругалась над Страсбургским Судом:

    «В качестве правовой основы своего решения Останкинский районный суд указал прецедентные решения Европейской Суда по правам человека:

    «Европейский Суд, постановления которого являются источником права и подлежат применению на территории РФ, неоднократно указывал на то, что пределы допустимой критики в отношении государственных служащих при исполнении полномочий шире, чем в отношении частных лиц, и свобода усмотрения национальных органов в сфере защиты их репутации ограничивается интересом обеспечения и поддержания свободы прессы в демократическом обществе (Постановление Европейского Суда от 8 июля 1986г. по делу “Лингенс против Австрии” (Lingens ч. Austria), §41, Series А, N 103, и Постановление Большой Палаты по делу “Сюрек против Турции” (Surek v. Turkey) (N 1), жалоба 26682/95, § 59, ЕСHR 1999-IV».

    Однако §41 Постановление Европейского Суда от 8 июля 1986 г. по делу “Лингенс против Австрии” в явном виде устанавливает: «41. Хотя пресса и не должна преступать границы, установленные inter alia для «защиты репутации других лиц», тем не менее на нее возложена миссия по распространению информации и идей по политическим вопросам, а также по другим проблемам, представляющим общественный интерес …». То есть ЕСПЧ общественно приемлемой «миссией» прессы, защищаемой ст. 10 Конвенции о правах человека, считает распространение прессой ИНФОРМАЦИИ, причем, распространение не преступающее границы законодательных норм о защите чести и достоинства, а вовсе не распространение ДЕЗИНФОРМАЦИИ, тем более, дезинформации, основанной на подложных документах!!!

    Постановление ЕСПЧ по делу “Лингенс против Австрии” особо подчеркивает это принципиальное обстоятельство важнейшим уточнением, полностью проигнорированным судьей Дорохиной: «46. …Суд отмечает в этой связи, что факты, на которых г-н Лингенс основывал свои оценочные суждения, так же как и его добросовестность, никто не оспаривал».

    Точно также цинично судья Дорохина извратила и аналогичные правовые нормы ЕСПЧ, подразумевающие безусловную достоверность распространяемых в ходе политических дебатов фактов и добросовестность распространивших эти факты лиц, которые содержатся в упомянутом ею Постановлении Большой Палаты по делу “Сюрек против Турции”(Surek v. Turkey)».

    Но потом мы решили, что для Мосгорсуда это слишком сложно, а к характеристике Дорохиной мало, что добавляет, и сократили жалобу.

    Источник




    К записи "Познер против Сталина: суд счел сведения, распространенные ответчиком, его мнением" 7 комментариев

    Эта Дорохина не судья, а… просто позор какой-то!

    Эхх..если б только “позор”..

    Судья Дорохина руководствовалась не правом, а “политической целесообразностью” принимая решение!

    Bolshoje wam SPASIBO!!! Znanije istorii eto bolshaja cennost, a za to chto wy donosite eto do ushej bolshoj publiki, niskij wam poklon.

    irina, warszawa

    Поздравляю Вас, Яков Евгеньевич, с победой над безответственностью нынешних “деятелей” искусства оболванивания народа и оболгания славной Истории Государства Российского в лице Познера, который в “прощалке” после Кудрина, практически признал неправомерность своего лживого высказывания по известному нам всем поводу, многократно повторяя фразы – “я так думаю”, “по-моему мнению” и т.п. Таких болтунов без чести и совести необходимо ставить на место, что вы и сделали. Жму руку.
    P.S. Как я понимаю, это был его упреждающий ход перед судом следующей инстанции, который при беспристрастном рассмотрении дела, может и даже обязан вынести решение в вашу пользу. Как вы намерены поступить, Яков Евгеньевич, будете дальше судить этого под.нка?

    К портрету Познера из воспоминаний И.Осадчука. В кабинете предс-ля Союза Журналистов Э.Сагалаева.
    “В первый день путча, когда никто не знал, чем все закончится? Мне рвать нечего.(Сагалаев на глазах японских журналистов порвал партбилет) Я никогда не состоял в партии. Подумал. Вот они коммунисты-декабристы. Захожу в кабинет Эдика. У него в кабине никого нет, кроме Познера и Игоря Ильина, главного редактора газеты “Голос”. Познер высокий, здоровый мужчина. Весь дрожит: – “Эдик, что ты наделал? Тебя посадят. Я боюсь. Я уезжаю в США. Нафиг мне все это надо”. Зрелище не для слабонервных. Тогда Игорь Ильин предложил Познеру стать его корреспондентом в США. С этим этот дрожащий большой на вид человечек убежал. Появился только после путча. Героем.”
    Судите сами, кто есть “ху”.

    Никто не может быть признан виновным в совершении какого-либо преступления,иначе как по приговору суда.Дума России-это не суд!
    Вот так журналюги,строя свои версии,монтируют всякие передачи,фильмы, шоу… А у нас остается в памяти как-будто оно так и было на самом деле. Что делать? Обращаться надо к архивам…Хотя Виктор Илюхин,незадолго до смерти, выпустил видеоролик, где обвинил “послесоветские” власти в вбросе фальшивых документов в госархивы…Найдите в/ролик в интернете 10-15мин.На какую только ложь не идет олигархическая власть, чтобы подольше удержаться у власти!