Опросы

Как вам интервью с Дмитрием Медведевым?

Посмотреть результат

Loading ... Loading ...

Поиск

Архив



http://www.weco-massiv.ru/ Корпусная мебель по индивидуальному заказу.

  • Управление
  • 15 января 2012

    Владимир Познер: “Я никогда не говорю: «Я русский». Ну что мне делать, застрелиться, что ли?”

    Рубрика: Новости.


    Многие из нас привыкли видеть в нем Мэтра, гиганта отечественной журналистики, имеющего вес как в телевизионных кулуарах, так и в общественной жизни. За официальным имиджем – «лицо Первого канала» – стоит человек обширных знаний и грандиозного профессионального опыта. Меньше всего Владимир Познер похож на романтика, но когда разговор ему по душе, он предстает перед собеседником с неожиданной стороны.

    – Владимир Владимирович, вы давно и много путешествуете по миру, какая страна вас притягивает больше всего?
    -- Так как я рос и работал в разных странах, более того, и на сегодняшний день продолжаю свое путешествие по миру, то, наверное, я космополит. У меня три гражданства – американское, французское и российское, но если бы я вынужден был выбрать одну страну (для меня важно, что я могу ехать, куда хочу, а имея три паспорта, это не проблема), я бы, скорее всего, выбрал Францию, там мне уютнее всего. Но в таком случае мне бы не хватало России и Америки.

    – На каком языке вам снятся сны?
    -- Жена говорит, что ночами я разговариваю на разных языках, так что разведчик из меня был бы плохой, меня бы сразу разоблачили. Я говорю на французском, потому что родился во Франции и даже был там крещен в соборе Парижской Богоматери, правда, католиком так и не стал. На английском – долгое время я прожил в Америке, рос там, учился. На русском говорю кое-как, и вот теперь, не виртуозно, конечно, могу беседовать на итальянском. Когда решили снимать фильм об Италии, я понял, что мне нужно хоть как-то выучить итальянский, потому что разговор с сельчанами и жителями городов через переводчика – совсем не то, ускользают многие нюансы, это уже не твоя трактовка, а переводчика. Поэтому я начал учить его как бешеный.

    – Есть ли какой-то русский стереотип, который вас раздражает?
    -- В России сейчас бытует странная иллюзия, будто у нас все плохо, а за границей просто рай. Мы думаем, что мы представляем, как живут за границей. Это не так. Моя дочь живет в Берлине, она уехала туда 21 год тому назад, вышла замуж за немца, он профессор, психиатр-психолог, хорошо зарабатывает по немецким меркам – 100 тысяч евро в год. Солидно. Вы знаете, какой налог он платит? 42 процента. Мы бы сразу сказали: «Давайте не платить», это наше, национальное – как бы не заплатить. А он платит, при этом понимая, что он оплачивает страховую медицину, образование и так далее не только для себя, но и для тех людей, которые зарабатывают гораздо меньше, чем он. Но он наравне с ними получает все, о чем было сказано выше. Да, Германия самая благополучная страна Европы, в ней люди очень хорошо зарабатывают и имеют много от государства, в Германии живут гораздо лучше, чем в Америке. Вы даже представить себе не можете, как плохо живут в Америке некоторые слои населения. Это официальные данные OBSE, которое провело социологическое исследование по уровню жизни в 31 стране, которые входят в эту организацию.

    – А что в России хорошего?
    -- Я занимаюсь общественной работой – пытаюсь бороться с распространением в России ВИЧ-СПИДА. По официальной статистике сейчас у нас более полумиллиона таких людей, если хотите знать реальную цифру – умножьте на три, то есть 1,5 миллиона, это уже эпидемия. И я занимаюсь этой проблемой как могу – езжу по стране, выступаю на телеканалах, пытаясь объяснить людям, что такое на самом деле это заболевание, как от него защититься, как относиться к людям, которые им заболели. За последние четыре года я был в 46 городах, и вот что я вам скажу: никогда наши люди так хорошо не жили.

    -- По каким моментам вы судите?
    – По количеству автомобилей на улицах, – вы прекрасно понимаете, что автомобиль требует денег, и немалых, по количеству народа в магазинах, начиная от продуктовых супермаркетов и заканчивая дорогими бутиками, по количеству самих магазинов разного уровня, потому что если покупательная способность низкая – магазины просто закрываются, а их очень и очень много. Но опять же, люди стали жить лучше по сравнению с тем, что было раньше. И они при этом недовольны. Спрашивается: почему? Что их не устраивает? Денег больше, можно свободно ездить по миру, теперь не страшно, не сажают, как раньше. Чем, спрашивается, недовольны? А дело в том, что аппетит приходит во время еды. Когда нет вообще ничего, не так обидно, не знаешь, чего лишен, а когда начинает что-то появляться, да еще у соседа больше и лучше, чем у тебя, так это вообще ужас.

    -- Каковы, на ваш взгляд, национальные черты российского народа?
    – Какие-то мы непозитивные, упадничество своеобразное в умах. Всегда и во всем, начиная с русской классической литературы, скажем, с Чехова: читаешь его – иногда удавиться хочется, про Достоевского я вообще не говорю. Единственный светлый человек в русской поэзии – Пушкин, да и то не русский, если в его стихах и присутствует грусть, то она светлая, а у Лермонтова опять такие мотивы, что хочется повеситься.

    -- А я слышала мнение, что мы похожи на французов…
    – Нет, пожалуй, только в том, о чем мы говорили – они тоже ругают свою страну с утра до вечера, выйти на демонстрацию для них – национальный спорт, но все равно они это делают не так, как мы, русские. Была ситуация, которую все обсуждали: во Владивостоке должны построить мост, сразу раздаются голоса: «Не построят». Построили – возникшая реакция: «Он развалится». Никакой веры. И так по любому поводу. Видимо, русскому народу столько раз врали, что он уже ни во что не верит. Это плохо.

    -- Что для вас Россия?
    – Это страна, в которой я прожил большую часть своей жизни, есть вещи, которые я в ней обожаю, есть вещи, которые я ненавижу, но, к сожалению, а может, и к счастью, получилось так, что я здесь не свой, мне это часто давали понять. Те, кто меня явно не любит, говорили презрительно: «Американец, залетная птица», – неприятно это было слышать. Долгие годы я делал все, чтобы встроиться в эту жизнь, чтобы никто не мог сказать, что я не свой: я выучил русский язык так, чтобы не выделяться, но потом понял: я приехал сюда взрослым, я рос и формировался не здесь, в других условиях, среди других людей и традиций. Пришло время, и я примирился с этим. Я никогда не говорю: «Я русский». Ну что мне делать, застрелиться, что ли?

    -- Ощущаете себя чужим среди своих и своим среди чужих?
    – В своем время я прошел через вынужденную эмиграцию – родился и рос во Франции, в Америке, но в определенный момент жизни был вынужден уехать в Советский Союз. По сути, я попал в абсолютно чужую страну, куда я мечтал приехать, потому что меня так папа воспитал, при этом я не говорил по-русски, но жаждал овладеть этим языком. Я выучил русский язык, прошел долгий путь, 38 лет был невыездным, так и не стал русским, многие до сих пор говорят: «Он не наш».

    -- За последние 10 лет много русских уехало в Америку, что их там ожидает?
    – Важно понимать: русские люди, приезжающие в Америку по «грин карте», никогда не станут американцами. Их дети, если они будут рождены там, возможно, но они сами – никогда. Вы можете овладеть английским языком, но американцем или американкой не станете, это иллюзия, опасная иллюзия. Вполне возможно, что ТАМ вы будете жить прекрасно, но это ничего не значит, потому что вы родились и воспитывались в другой стране, менталитет которой неизмеримо далек от американского.

    -- Как вы поддерживаете себя в такой хорошей физической форме?
    – Я активно занимаюсь спортом, три раза в неделю по полтора часа играю в теннис, один на один, не в паре. И совсем не потому, что это полезно, мне это действительно нравится. Хотя, наверное, то, что я неплохо сохранился, заслуга не только тенниса, все-таки мне 77, – я не девушка, чтобы скрывать свой возраст, – да, мне 77, гены, скажу я вам, гены. Моя мама, строгая француженка, очень следила за тем, чтобы я правильно питался, вовремя ложился спать, не принимал лекарств, которые не надо принимать, – я жил очень здоровой жизнью и это сыграло положительную роль.

    -- Были ли в вашей жизни искушения, перед которыми вы не смогли устоять?
    – А не слишком ли много вы хотите узнать? Я искушаем постоянно, мне многое предлагают, сегодня можно продаться очень дорого. Я искушаем женщинами, красивыми женщинами, мужчина постоянно искушаем подобными вещами, но представьте себе – у него есть жена, которую он любит, и он думает: «Интересно, как бы я отнесся к тому, если бы моя жена поступила так, как я сейчас поступлю? Может, не надо этого делать?» У любого человека есть моральные принципы, и они-то помогают ему устоять перед искушениями. Но мы искушаемы везде и всегда: нас искушают деньги, власть, известность. Без этого никак. Были ли случаи, когда я не устоял? Были, но не расскажу…

    -- Считаете ли вы, что состоялись как человек, нашедший свое дело?
    – Если говорить без ложной скромности, то думаю, что да. Добился ли я всего, чего хотел? Конечно, нет. Я хотел открыть тайны человеческого мозга, переплюнуть самого Павлова Ивана Петровича, но увы… Это самое интересное, что может быть в жизни, космос – ерунда по сравнению с мозгом человека. Я очень этого хотел, но не получилось.

    -- Что для вас счастье?
    – Во-первых, найти себя, то есть найти дело, ради которого ты родился. У каждого человека есть такое дело, но не каждый его находит, и тогда люди становятся несчастными, пьют, увлекаются наркотиками, бьют своих жен, бросают детей, потому что не понимают, зачем живут на свете. Второе – найти свою вторую половину, и это далеко не всем удается. И, наконец, третье – быть счастливым в своих детях, чтобы они были твоими друзьями и у тебя с ними было полное взаимопонимание.

    Кристина Французова-Януш

    Источник

    »crosslinked«




    К записи "Владимир Познер: “Я никогда не говорю: «Я русский». Ну что мне делать, застрелиться, что ли?”" 4 комментария

    “Читаешь(Чехова) его – иногда удавиться хочется”, “Лермонтова опять такие мотивы, что хочется повеситься”, “Ну что мне делать, застрелиться, что ли?”
    Что это с Владимиром Владимировичом?

    Я, конечно, не Познер, но понимаю его. Я родилась в СССР, но в Казахстане.Люблю русскую литературу, выросла на русской классике, думаю на русском, но и казахский менталитет, язык для меня близки, поскольку живу здесь. Порой такое раздвоение личности ощущаю… С годами понимаешь, как Сократ “я знаю, что ничего не знаю”. Недавно читала Салтыкова-Щедрина, просто упивалась. Мне бы родной литературой так упиваться, но я не выросла на ней. Поэтому моя дочь знает уже 4 языка плюс пятый изучает. Но мы все равно казахи – я это чувствую.

    Нууу ещё одна вариация на всё ту же тему – Какой он В. Познер.
    Думаю для твердолобых – которые не совсем запомнили биографию и особенности В.П.
    Я уже в конце 80х слышал некоторые из этих деталей.
    А постоянное напоминание о том, что “Я НЕ РУССКИЙ внутри” как бы зов на – “Ну когда кто-нибудь мне проломит голову?!”

    В подобных высказываниях я вижу продуманный пиар-ход – игра на национальных струнах, провокация на нац. тему, постоянное раздражение болевой точки. Скандальность журналиста, это элемент успеха. Познер – продуманный чувак, опытный и без каких либо сантиментов на тему морали. Бизнес, господа, бизнес, ничего личного! Я считаю играть на нац. струнах это подло и опасно.