Опросы

Как вам интервью с Дмитрием Медведевым?

Посмотреть результат

Loading ... Loading ...

Поиск

Архив




  • Управление
  • 8 января 2012

    Познер против Сталина: Дума обосновывает свое предательство России

    Рубрика: Новости.


    Решение

    Пара слов о четырех отводах, заявленных нами судье Дорохиной. Ведь мы знали, что она их отклонит. Тогда зачем?

    Понимаете, протокол секретарем готовится после суда и корректируется судьей, в результате из протокола пропадают все издевательство судьи над процессуальным законом. Наши замечания на протокол игнорируются. А вот наши заявления об отводе, судья вынуждена подшить в дело, а из них видно, как именно судья нарушала закон, чтобы подготовить заведомо неправосудное решение. Ладно, перешли к прениям сторон.

    В прениях мы подчеркнули то, что говорили в объяснениях, я только добавил, что эта клевета, которую льют на Сталина, не является просто историей, поскольку Польша на основании этой клеветы собирается брать с России дань сегодня, поэтому все клеветники России по Катынскому делу, вполне возможно, в его исходе материально заинтересованы.

    Познер понял меня правильно, и в своем выступлении не преминул встать в позу несправедливо обиженного.

    Суд вынес следующее Решение.

    «21 декабря 2011 года Останкинский районный суд г.Москвы в составе председательствующего судьи Дорохиной Е.М., при секретаре Мысякиной А.О., рассмотрев в открытом судебном заседании по гражданское дело №2-6097/11 по иску Джугашвили Е.Я. к ОАО «Первый канал» и к Познеру В.В. о возложении обязанности опровергнуть распространенные сведения,

    УСТАНОВИЛ:

    Джугашвили Е.Я. обратился в суд с иском к ОАО «Первый канал» и к Познеру В.В. о возложении обязанности опровергнуть не соответствующие действительности и порочащие честь и достоинство деда истца сведения, которые были распространены ответчиками в телепередаче «Познер. Гость в студии – Сергей Собянин», транслировавшейся 24.10.2011г. с 22:30 до 23:30 в эфире Первого канала. В период производства по делу требование было уточнено и заявлено о возложении на Познера В.В. обязанности опровергнуть сведения о том, что польские офицеры в Катыни были расстреляны с согласия Сталина, то есть советское руководство совершило абсолютно тяжелейшее преступление.

    Определением суда от 21.12.2011г. производство по делу в части предъявленного к ОАО «Первый канал» требования прекращено в связи с отказом истца от иска в названной части.

    Истец в суд не явился, его представители Мухин Ю.И., Стрыгин С.Э.и Жура Л.Н. предъявленное к Познеру В.В. требование поддержали, представили и огласили письменные объяснения (л.д.36-38) и указали, что в отсутствие вступившего в законную силу обвинительного приговора ответчик не имел права сообщать массовому зрителю о том, что дед истца И.В.Сталин совершил преступление, тем более, что имеется вступивший в законную силу приговор Международного военного трибунала в г. Нюрнберге, которым виновными в расстреле польских офицеров-военнопленных в Катынском лесу были признаны руководители фашистской Германии Герман Геринг и Альфред Йодль. Названный приговор представители рассматривали как обязательный для суда, рассматривающего гражданско-правовые последствия для И.В.Сталина. Представители указали также, что поскольку ответчик в своем монологе не привел такие выражения, как «Я думаю», «Это мое мнение» – то его высказывание должно рассматриваться как сообщение в утвердительной форме о фактах, которые не имели место в действительности; представленные ответчиком копии архивных документов представители истца полагали недопустимыми доказательствами и заявили о их подложности.

    Познер В.В. в суд явился, иск не признал и пояснил, что его программа является авторской и по сути вся она отражает его мнение в отношении социально значимых событий и в том числе расстрела польских военнослужащих в лесах Катыни. Познер В.В. указал также, что действительно озвучил приведенную в исковом заявлении фразу, поскольку как журналист был убежден и сохраняет убеждение в том, что Сталин виновен в массовом расстреле, при этом к данному убеждению он пришел небезосновательно, а опираясь на ряд документальных тому подтверждений: копий документов, оригиналы которых ранее хранились в закрытых архивах, документальных киносъемок, хранящихся в Госфильмофонде, заявления Государственной Думы, принятое постановлением от 20.11.2010г. и опубликованное в СМИ. Познер В.В. представил и поддержал письменные возражения (л.д.54-56), где указано, что в телепередаче освещалась не деятельность И.В.Джугашвили, как частного физического лица, а его государственная деятельность в масштабе страны, и высказаны суждения о преступлении, также совершенном не просто физическим лицом, но возглавляемым И.В.Сталиным руководством страны – в связи с чем ответчик, обладающий правом свободно выражать свое мнение и высказывать свои убеждения, действовал в соответствии с законом и оснований для удовлетворения иска не имеется.

    Выслушав представителей истца, ответчика, изучив письменные материалы дела, суд не находит оснований к удовлетворению заявленных требований, в силу следующего.

    Поскольку Познером В.В. признано, что высказывание «… польские эти офицеры были пленены не в результате военной операции, их просто захватили. И по рекомендации Берии, и, конечно, с согласия Сталина, они были все расстреляны, все до одного. То есть советское руководство совершило абсолютно тяжелейшее преступление», прозвучавшие в телепрограмме «Познер. Гость в студии – Сергей Собянин», транслировавшейся 24.10.2011г. с 22:30 до 23:30 в эфире Первого канала – является его авторским текстом, данное обстоятельство применительно к правилам п.2 ст.68 ГПК РФ признается установленным.

    В силу положений ст. 152 ГК РФ гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности. Гражданин, в отношении которого распространены сведения, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию, вправе наряду с опровержением таких сведений требовать возмещения убытков и морального вреда, причиненных их распространением. По данной категории споров обязанность доказывать соответствие действительности распространенных сведений лежит на ответчике, а истец обязан доказать факт распространения сведений лицом, к которому предъявлен иск, а также порочащий характер этих сведений.

    Как разъяснено п.7 Постановления Пленума ВС РФ от 24.02.2005г., под распространением сведений, порочащих честь и достоинство граждан или деловую репутацию граждан и юридических лиц, следует понимать опубликование таких сведений в печати, трансляцию по радио и телевидению, демонстрацию в кинохроникальных программах и других средствах массовой информации и проч. Не соответствующими действительности сведениями являются утверждения о фактах или событиях, которые не имели места в реальности во время, к которому относятся оспариваемые сведения.

    В то же время, в соответствии со статьей 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и статьей 29 Конституции Российской Федерации, гарантирующими каждому право на свободу мысли и слова, а также на свободу массовой информации, позицией Европейского Суда по правам человека при рассмотрении дел о защите чести, достоинства и деловой репутации судам следует различать имеющие место утверждения о фактах, соответствие действительности которых можно проверить, и оценочные суждения, мнения, убеждения, которые не являются предметом судебной защиты в порядке статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку, являясь выражением субъективного мнения и взглядов ответчика, не могут быть проверены на предмет соответствия их действительности.

    Европейский Суд, постановления которого являются источником права и подлежат применению на территории РФ, неоднократно указывал на то, что пределы допустимой критики в отношении государственных служащих при исполнении полномочий шире, чем в отношении частных лиц, и свобода “усмотрения национальных органов в сфере защиты их репутации ограничивается интересом обеспечения и поддержания свободы прессы в демократическом обществе (Постановление Европейского Суда от 8 июля 1986т. по делу “Лингенс против Австрии” (Lingensv. Austria), § 41, SeriesA, N 103, и Постановление Большой Палаты по делу “Сюрек против Турции” (Surekv. Turkey) (N 1), жалоба 26682/95, § 59, ECHR 1999-IV.

    В соответствии с прецедентными нормами Европейского Суда, даже оценочное суждение должно иметь достаточную фактическую основу, чтобы представлять собой добросовестное высказывание с точки зрения статьи 10 Конвенции (Постановление Европейского Суда по делу “Шарзах и компания “Ньюс Ферлагсгезелынафт” против Австрии” (ScharsachandNewsVerlagsgesellschaftv. Austria), жалоба N 39394/98, § 40, последняя часть, ECHR2003-XI).

    По результатам рассмотрения дела судом установлено, что в указанной выше телепередаче со стороны Познера В.В. не было допущено утверждений о фактах и событиях, которые не имели место в действительности, но было высказано его мнение в отношении социально значимого вопроса, при этом были представлены доказательства тому, что высказанное автором телепередачи оценочное суждение имело достаточную фактическую основу.

    То обстоятельство, что телепередача являлась авторской, следует и из ее электронной версии, где текст неразрывно связан с личностью автора, в частности с его изображением (л.д.12), и признано всеми участниками процесса, соответственно, является обоснованным утверждение ответчика о том, что вся программа и в том числе спорный фрагмент является выражением его мнения в отношении исторического события -расстрела польских военнослужащих в лесах Катыни – который является вопросом общественной значимости и который являлся предметом рассмотрения Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации.

    Так, постановлением от 26.11.2010г. Государственная Дума Федерального Собрания Российской Федерации приняла заявление «О Катынской трагедии и ее жертвах» (л.д.52-53 – текст документа), где указано, что опубликованные материалы, многие годы хранившиеся в секретных архивах, не только раскрывают масштабы этой страшной трагедии, но и свидетельствуют, что Катынское преступление было совершено по прямому указанию Сталина и других советских руководителей.

    Поскольку оценочное суждение Познера В.В. основано на указанном заявлении и копиях документов (л.д.57-62), оснований не доверять которым у него не имелось, его высказывание «… польские эти офицеры были пленены не в результате военной операции, их просто захватили. И по рекомендации Берии, и, конечно, с согласия Сталина, они были все расстреляны, все до одного. То есть советское руководство совершило абсолютно тяжелейшее преступление» не может явиться основанием для возложения на него обязанности опровергнуть собственное убеждение – иное противоречило бы п.З ст.29 Конституции Российской Федерации, устанавливающей, что никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них.

    Представляется, что правовая позиция стороны истца по данному делу сводится к тому, чтобы возложить на ответчика обязанность по доказыванию достоверности исторических событий, тогда как каждый может иметь на них свою точку зрения.

    Положениями ст.39 Закона РФ «О средствах массовой информации» на журналиста возлагается обязанность проверять достоверность сообщаемой им информации, однако, названная обязанность проверять информацию не тождественна обязанности по доказыванию (в том числе и документальному) в том смысле, в котором она предусмотрена процессуальными кодексами и предполагает иной объем доказывания, что обусловлено в первую очередь отсутствием в распоряжении журналиста соответствующих механизмов получения и фиксации доказательств. Иное означало бы ограничение свободы СМИ, что является недопустимым и не соответствующим ст.47 того же закона, предоставляющего журналисту право искать, запрашивать, получать и распространять информацию, и что неоднократно подчеркивалось в практике Европейского суда по правам человека.

    С учетом изложенного выше предъявленное к Познеру В,В. требование признается судом необоснованным и не подлежащим удовлетворению.

    Ссылки представителей истца на подложность представленных Познером В.В. доказательств причастности И.В.Сталина к массовому расстрелу не могут быть приняты во внимание постольку, поскольку эти доказательства были представлены ответчиком не в подтверждение исторической истины, а в подтверждение тому, что у него имелась достаточная фактическая основа для формирования убеждения по этому вопросу.

    Утверждение представителей истца о том, что приговор, постановленный Международным военным трибуналом в отношении высших руководителей фашистской Германии имеет преюдициальное значение для рассматриваемого спора, не основано на законе, п.4 ст.61 ГПК РФ, поскольку дело о гражданско-правовых последствиях действий тех лиц, в отношении которых постановлен приговор, в данном случае не рассматривается.

    Учитывая изложенное и руководствуясь ст. ст. 194-199 ГПК РФ, суд

    РЕШИЛ:

    Отказать Джугашвили Евгению Яковлевичу в удовлетворении предъявленного к Познеру Владимиру Владимировичу требования.

    Решение может быть обжаловано в Московский городской суд в течение 10 дней со дня принятия его судом в окончательной форме.

    Судья Дорохина ЕМ».

    Под Новый Год сел писать кассационную жалобу, и где-то около часа ночи 1 января потребовалась мне точная цитата из 362-й статьи Гражданско-процессуального кодекса. Зашел в Интернете в «Консультант-плюс» и ничего не могу понять – нет в ГПК этой статьи, совсем нет! Глава 40 есть, а статьи 362 в ней нет! Глава 39 кончается статьей 335, а глава 40 начинается статьей 376! Сорок статей пропало! И вроде-то выпил всего ничего, чтобы только обозначить праздник! Пару минут тупил, пока не вспомнил, что с 2012 вступает в силу новый вариант ГПК РФ. Ну, «Консультант-плюс», ну, молодцы, в ноль часов обновили текст! Рамблер, и тот обновил счетчики только во второй половине дня 1 января.

    Сейчас мы апелляционную жалобу дорабатываем, и я опубликую ее, когда мы ее подадим.

    Дума против Сталина

    Пара слов о другом процессе, который 18 января намечен в Тверском суде – Госдума против Сталина. Внук Сталина подал к Думе иск, опровергнуть утверждение Госдумы о том, что Сталин виновен в убийстве польских офицеров в Катыни, которое Дума сделала в своем Постановлении по Катынскому вопросу.

    Охотнорядцы подтвердили свой имидж. Знаете, как они собираются доказывать вину России в убийстве поляков? Так по-крупному, что не догадаетесь!

    Формально они начали с того, что потребовали доказать, что Евгений Яковлевич Джугашвили является внуком Сталина, и имеет права требовать от них опровержения думской клеветы. Однако дело в том, что сомнений у суда и Думы в том, что Евгений внук Сталина, нет и быть не может. И свидетельство о рождении Евгения сохранилось, и подписанное Маленковым Постановление Правительства СССР о назначении с 1 ноября воспитаннику суворовского училища Евгению Джугашвили, внуку И.В. Сталина, государственной пенсии до окончания учебы, мы из архива получили, и пенсионная книжка о получении Евгением этой пенсии есть. Так чего Дума хочет?

    Вот чего. По требованию представителя Думы, суд поручил нам доказать, что Яков Джугашвили это сын Сталина. Понимаете, у Думы сомнения закрались – а вдруг это к Сталину на кремлевскую квартиру забрел какой-то беспризорник, Сталин его вырастил, выучил, а 23 июня 1941 года сказал: «Иди и воюй»! Ну, кто из охотнорядцев скажет такое своему сыну? Сомнения, как видите, с позиции охотнорядцев, обоснованные.

    Я попросил судью разъяснить, что мы должны предъявить суду, чтобы доказать, что Яков Джугашвили был сыном Сталина, ведь Яков родился до революции, когда никаких свидетельств о рождении и в помине не было. Но судья либо опытная, либо проинструктированная. Она сразу же сказала, что в те годы детей крестили, поэтому нам надо принести выписку из церковной книги, из которой бы следовало, что Яков это сын Сталина.

    Не хило Дума обосновывает свое предательство России, не так ли?

    Будем искать.

    Источник

    »crosslinked«




    К записи "Познер против Сталина: Дума обосновывает свое предательство России" 16 комментариев

    Восхищаюсь вами, Владимир Владимирович! Ваша смелость и хватка в высказывании исторических фактов и событий наших дней и отстаивание своей позиции достойны уважения. Ведь странно, что вы один взяли на себя функцию, которая, по сути, входит в обязанности государственных органов – говорить о преступлениях против народа, о государственных преступниках, совершавших эти преступления и задаваться вопросом об официальном процессе, который осудил бы все преступления Сталина, как это было, в своё время, осуществлено на Нюрнбергском процессе в отношении таких же преступников.

    Рада, что вы есть!

    Уважаемый Wega!

    Вы что, какие «высказывания исторических фактов»? Познер же четко сказал «его программа является авторской и по сути вся она отражает его мнение в отношении социально значимых событий и в том числе расстрела польских военнослужащих в лесах Катыни», а «фарты» – это реальное, а не вымышленное. И никакой позиции у Познера нет, а есть девиз «разделяй и властвуй». Если Вас это устраивает (по-видимому, это так), тогда Он (Познер) «достоин» Вашего «уважения».

    Ваше обращение к журналисту бессмысленно, но не имеет никакого отношения к этому сайту (это следует даже из материалов данного судебного разбирательства) и вообще не балует интернет своим присутствием.

    Это моё личное мнение (хааааа……..- хаааааааааааааааааа…………)!

    Скол

    Личное мнение не исключает того, что это мнение отражает действительное состояние дел. Если это мнение принадлежит Личности! Конечно же, это не имеет никакого отношения в вашему личному мнению).

    Ой Wega, Wega!

    «Личное мнение не исключает того, что это мнение отражает действительное состояние дел» Вы совершенно правы, но «личное мнение» может быть только у «Личности», поэтому Ваше высказывание: «Если это мнение принадлежит Личности» – совершенно неуместно, а то что «это не имеет никакого отношения к моему личному мнению» – ошибочно.

    Может Вы и умеете читать и мыслить (не исключаю), но складывается впечатление, что понимать прочитанное Вы не способны!

    Проверим…!

    Скол

    Вы пример человека, не имеющего собственное мышление, а занимающегося бесконечным перефразированием прочитанного). Так запутались в собственных фразах, что решили проверить меня?)

    Благодарю Wega!

    Вы не только полностью подтвердили моё предположение, но и расширили его – кроме прочитанного Вы ещё не понимаете и то, что сами пишите!

    Вы вообще что-то понимает?

    Сами судите
    Вы пишите: «Вы пример человека, не имеющего собственное мышление…». Как «мышление» может быть не «собственным»? Мышление – это прежде всего процесс. А процесс привязан к объекту.

    Пример: Процесс кипение воды.
    Вы же не можете сказать, что это не вода кипит, а какая-то другая жидкость (например: спирт). Вода может кипеть, может не кипеть, а может и находиться в твердом состоянии. Да, на неё можно влиять: нагревать, охлаждать, но сам процесс нагревания и охлаждение будет происходить с водой, а не с другим объектом.

    Аналогично с «мышлением». На «мышление» можно повлиять, но заменить чужим нельзя.

    Мой Вам совет Wega: прежде чем что-то «накарябать» – хорошенько подумайте!

    Удачи!

    “отстаивание своей позиции достойны уважения.” И какю же именно позицию отставивал “борец” Познер? Вы ваще умеете читать, Вега?

    Это типа: “Да здравствует наш советский суд! Самый гуманный и справедливый суд в мире! Ура! Вега, потрудитесь проитать и вникнуть в материалы суд. разбирательства и уже потом апплодировать Познеру, “если захочешь”.

    Sergio

    Ну да! А ты думал ‘отец народов’ так им и останется, несмотря на все свои преступления против народа? Многовато отпрысков он после себя успел понаоставить).

    “Садитесь, товарищ, садитесь!
    - А он не может!”

    Яков Евгеньевич Джугашвили

    Я то умею читать! Да что там, к тому же и мыслить.
    А вот позиция Владимира Познера вполне понятна: называть ‘вещи’ своими именами.

    Повторяю для непонятливых мыслителей типа ВЕГи: Какую именно позицию отставивал Познер?(если не осилили вопрос то помогу наводящим вопросом: в чём суть позиций Познера?)

    Яков Евгеньевич, не мечите бисер. Тем более, что в этой сентенции – “…позиция Владимира Познера вполне понятна: называть ‘вещи’ своими именами”, ключевое слово – “своими”. Нафантазировал Познер по поводу обсуждаемых событий, и неосторожно публично озвучил эти “свои” фантазии. Вот этот бред, по определению немогущий быть истиной и подтвержден документально, выдается за позицию. Разве что у психиатра справку взять.

    Яков Евгеньевич Джугашвили

    Вы что, возомнили себя истцом, а меня ответчиком?)
    Вы в своей позиции разберитесь, а потом вопросы будете задавать.

    ПО ДЕЛУ ПОЗНЕРА. АПЕЛЛЯЦИЯ

    Вы понимаете, что решение суда по делу о клевете Познера на Сталина нас не могло устроить, и мы подали апелляционную жалобу в Мосгорсуд.

    «21 декабря 2011 годаОстанкинский районный суд города Москвы под председательством судьи Дорохиной Е.М., рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело №2-6097/11 по иску Джугашвили Е.Я. к ОАО «Первый канал» и к Познеру В.В. о возложении обязанности опровергнуть распространенные сведения, принял решение в исковых требованиях полностью отказать.
    Данное Решение подлежит отмене в связи с его заведомой преступной неправосудностью и нарушением норм материального и процессуального права.
    1. Ответчик распространил сведения о том, что дед Истца, И.В.Сталин, был организатором убийства пленных польских офицеров в начале Второй мировой войны: «…с согласия Сталина, они были все расстреляны, все до одного. То есть советское руководство совершило абсолютно тяжелейшее преступление».
    Пунктом 9 Постановления Пленума ВС №3 от24.02.2005 № 3«О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан» установлено: «обязанность доказывать соответствие действительности распространенных сведений лежит на ответчике».
    Что может быть доказательством соответствия действительности в этом случае – в случае, если ответчик распространил сведения о том, что истец совершил преступление?
    Статья 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод утверждает:
    2. Каждый обвиняемый в уголовном преступлении считается невиновным, пока виновность его не будет доказана в соответствии с законом».
    Статья 49 Конституции РФ устанавливает: «Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда».
    Следовательно, Европейская Конвенция и Конституция РФ доказательством сведений о том, совершено ли преступление, и кто его совершил, считают вступивший в силу приговор суда. И только!
    Соответственно, статья 60 ГПК РФ требует: «Обстоятельства дела, которые в соответствии с законом должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими другими доказательствами».
    Пункт 4 статьи 61 ГПК РФ разъясняет: «4. Вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесен приговор суда, по вопросам, имели ли место эти действия и совершены ли они данным лицом».
    В случае данного гражданского дела, вопрос о том, кто убил указанных пленных польских офицеров, разрешен Приговором Международного Военного Трибунала в Нюрнберге от 1 октября 1946 г., вступившим в законную силу 10 октября 1946 г. (л.д. 39-50). Виновные в этом преступлении военные преступники Геринг и Йодль были казнены. То есть, Останкинский районный суд в своем решении должен был опереться на вступивший в силу приговор, как того и требуют статьи 60 и 61 ГПК РФ, однако судья Дорохина Е.М. проигнорировала все вышеназванные положения Конвенции, Конституции РФ и ГПК РФ, и вынесла заведомо неправосудное, преступное решение отказать Истцу в его законном требовании.
    При этом вывод Решения: «Утверждение представителей истца о том, что приговор, постановленный Международным военным трибуналом в отношении высших руководителей фашистской Германии имеет преюдициальное значение для рассматриваемого спора, не основано на законе, п.4 ст.61 ГПК РФ, поскольку дело о гражданско-правовых последствиях действий тех лиц, в отношении которых постановлен приговор, в данном случае не рассматривается», – не просто противозаконен, но и абсурден, поскольку фактически отменяет правовые последствия приговора Нюрнбергского Трибунала над главными военными преступниками европейских стран оси.
    Таким образом, суд не применил статью 49 Конституции РФ, которая в данном случае подлежала обязательному применению.
    В своем решении суд сослался на Европейскую Конвенцию, но не применил положения ее статьи 6.
    Кроме того, в своем решении суд пересмотрел Приговор Международного Военного Трибунала в Нюрнберге, переложив ответственность за расстрел в 1941 г. пленных польских офицеров в Катынском лесу с Германии на Россию.
    Согласно статье 330.2.1 ГПК РФ (в редакции Федерального закона от 09.12.2010 №353-ФЗ), такое решение подлежит отмене.
    2. Суд вопреки обстоятельствам дела отказал Истцу в опровержении сведений, не соответствующих действительности, сославшись на свободу слова Ответчика, гарантированную Конституцией. «…Иное противоречило бы п.3 ст.29 Конституции Российской Федерации, устанавливающей, что никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них», – написала в своем Решении судья Дорохина.
    Этим Останкинский суд попрал пункт 3 статьи 17 Конституции РФ: «Осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц», – и пункт 1 статьи 21 Конституции РФ: «Достоинство личности охраняется государством. Ничто не может быть основанием для его умаления».
    Таким образом, суд не применил статьи 17 и 21 Конституции РФ и не защитил достоинство личности Истца, позволив Ответчику использовать свою свободу для нарушения права Истца.
    Согласно статье 330.2.1 ГПК РФ, такое решение подлежит отмене.
    3. Выводы решения суда не соответствуют обстоятельствам дела, зафиксированным протоколом судебного заседания.
    Истцы весь процесс добивались от председательствующего, чтобы он не давал Ответчику рассматривать исторические события, и в качестве своего последнего довода даже заявили судье Дорохиной четыре отвода:
    - за то, что суд не установил в обстоятельствах дела, подлежащих доказыванию, только то, что Сталин совершил преступление (л.д. 63);
    - за то, что суд отказался истребовать архивную справку по Приговору МВТ, тем самым создав возможность подменить исследование юридически значимого доказательства – вступившего в законную приговора суда – рассмотрением исторических событий (л.д. 77);
    - за то, что суд присоединил к делу в качестве доказательства документы об этих исторических событиях (л.д. 64);
    - и за то, что суд не поступил с поддельными документами об этих исторических событиях так, как подлежит поступать с подложными доказательствами (л.д. 72).
    А судья Дорохина бессовестно пишет в Решении, что «правовая позиция стороны истца по данному делу сводится к тому, чтобы возложить на ответчика обязанность по доказыванию достоверности исторических событий» !
    При этом судья Дорохиной Е.М. цинично извратила суть ею же приведенных в Решении доводов.
    К примеру, она написала в своем решении:
    «В соответствии с прецедентными нормами Европейского Суда, даже оценочное суждение должно иметь достаточную фактическую основу, чтобы представлять собой добросовестное высказывание с точки зрения статьи 10 Конвенции (Постановление Европейского Суда по делу “Шарзах и компания “Ньюс Ферлагсгезелынафт” против Австрии” (Scharsach and News Verlagsgesellschaft v. Austria), жалоба N 39394/98, § 40, последняя часть, ECHR2003-XI)».
    Но отвечая на вопросы, Ответчик подтвердил, что отсутствует вступивший в силу приговор (л.д. 79), из которого бы следовало, что польские офицеры были расстреляны не немцами, а по указанию Сталина. То есть, в ходе судебного разбирательства было доказано отсутствие «фактической основы» для утверждения истца о том, что пленные поляки расстреляны с участием Сталина. Однако, судья Дорохина Е.М. отсутствие единственного допустимого доказательства цинично проигнорировала.
    Таким образом, выводы суда не соответствуют обстоятельствам дела, установленным в суде первой инстанции, что требует отмены решения суда по основаниям статьи 330.1.3 ГПК РФ (в редакции Федерального закона от 09.12.2010 №353-ФЗ).
    4. Суд счел сведения, распространенные Ответчиком, его мнением. Однако, вопреки ходатайству об установлении обстоятельств, имеющих значение для дела и подлежащих доказыванию (л.д. 34-35), вопрос о том, восприняли ли телезрители сообщенные Ответчиком сведения не как сведения – не как сообщение о фактах, – а как личное мнение ответчика, судом не ставился, а Ответчиком не доказывался.
    Данный вывод суда также не соответствуют обстоятельствам дела, установленным в суде первой инстанции, что требует отмены решения суда по основаниям статьи 330.1.3 ГПК РФ.
    5. Останкинский суд констатировал: «Ссылки представителей истца на подложность представленных Познером В.В. доказательств причастности И.В.Сталина к массовому расстрелу не могут быть приняты во внимание постольку, поскольку эти доказательства были представлены ответчиком не в подтверждение исторической истины, а в подтверждение тому, что у него имелась достаточная фактическая основа для формирования убеждения по этому вопросу».
    Но из этого следует, что Останкинский районный суд решением судьи Дорохиной Е.М. предоставил Ответчику права федерального судьи по уголовным делам, а именно:
    - во-первых, – право давать юридическую оценку обстоятельствам криминального злодеяния с целью создания «фактической основы» для формирования «убеждения по этому вопросу», причем, давать оценку заведомо спорную и юридически абсолютно несостоятельную, поскольку личное «убеждение по этому вопросу» Ответчика очевидно противоречит Приговору Международного Военного Трибунала в Нюрнберге;
    - во-вторых, – право выносить правовое решение относительно подлинности или подложности весьма и весьма сомнительных доказательств по уголовному делу, публичные дискуссии о вопиющей поддельности которых у российской общественности не стихают уже без малого 20 лет;
    - в-третьих – право постановлять приговор о том, является человек преступником или нет.
    Тем самым положения статьи 49 Конституции РФ втоптаны судьей Дорохиной в грязь.
    Кроме того, статья 152 ГК РФ однозначно и в явном виде устанавливает: «Гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности».
    Всё! Законодателем в конце его правовой диспозиции в этом месте поставлена точка. Федеральный Закон не содержит никаких оговорок о том, имело или не имело лицо, распространившее порочащие гражданина сведения, какие-либо «фактические основы», мотивы или убеждения их распространять, распространены такие сведения этим лицом умышлено или по незнанию. Законодателем установлено единственное законное основание для распространения порочащих гражданина сведений – их соответствие действительности.
    Из этого безусловно следует, что любые порочащие гражданина сведения, не соответствующие действительности, должны быть опровергнуты, причем, опровергнуты вне какой-либо зависимости от «фактических основ», мотивов или убеждений, по которым они были распространены.
    Суд неправильно истолковал статью 152 ГК РФ и по основаниям статьи 330.2.3 ГПК РФ Решение Останкинского суда должно быть отменено.
    6. Для вынесения преступного, заведомо неправосудного судебного акта, судьей Дорохиной умышленно нарушался процессуальный закон, даже при том, что Истцы в качестве последнего довода заявляли судье Дорохиной отводы.
    6.1. Зная, что при рассмотрении в рамках гражданского судопроизводства спора о праве лица распространять сведения о том, что гражданин является преступником, единственным допустимым доказательством является вступивший в законную силу приговор суда, судья Дорохина умышленно нарушила статьи 60 и 61 ГПК РФ и отказалась получать из архива справку по приговору Нюрнбергского Трибунала, что доказало ее заинтересованность в исходе дела.
    На заявление представителей Истца об отводе по этому основанию (л.д. 77) судья Дорохина ответила отказом.
    6.2. С целью запутать дело и построить свое решение на обстоятельствах, не доказанных в суде, в нарушение статьи 56 ГПК РФ, судья Дорохина не определила даже после ходатайства представителей Истца (л.д. 34-35), какие обстоятельства имеют значение для дела и кому их доказывать, не обсудила эти обстоятельства со сторонами, что повторно доказало ее заинтересованность в исходе дела.
    На заявление представителей Истца об отводе по этому основанию (л.д. 63) судья Дорохина ответила отказом.
    6.3. С целью построить решение на заведомо недопустимых обстоятельствах, в нарушение статьи 60 ГПК РФ, судья Дорохина присоединила к делу в качестве доказательств документы об исторических событиях (л.д. 52-53, 57-62), не являющиеся вступившим в законную силу приговором суда, и впоследствии использовала их при постановлении своего Решения. Это еще раз доказало ее заинтересованность в исходе дела.
    На заявление представителей Истца об отводе по этому основанию (л.д. 64) судья Дорохина ответила отказом.
    6.4. Несмотря на заявление стороны Истца о подложности представленных Ответчиком доказательств (л.д. 65-71), судья Дорохина в нарушение статьи 186 ГПК РФ, присоединила подложные документы (л.д. 57-62) к делу и основала на них свое Решение, что опять доказало ее заинтересованность в исходе дела.
    На заявление представителей Истца об отводе по этому основанию (л.д.72) судья Дорохина ответила отказом.
    6.5. Истец не заявлял в качестве искового требования признание судом отсутствия «фактических основ», мотивов или убеждений у Ответчика, статья 152 ГК РФ не считает «фактические основы», мотивы или убеждения юридически значимыми, тем не менее, судья Дорохина, в нарушение статьи 196.3 ГПК РФ, самостоятельно вышла за пределы исковых требований, рассмотрела «фактическую основу», мотивы и убеждения Ответчика и отказала в иске на основании этого рассмотрения.
    Данные нарушения процессуальных норм не могли не привести к неправильному решению, что по основаниям статьи 330.3 ГПК РФ является основанием к отмене решения суда.
    В связи со сказанным выше и основываясь на статьях 330.1.1, 330.1.3, 330.1.4, 330.2.1, 330.2.3 и 330.3 ГПК РФ (в редакции Федерального закона от 09.12.2010 №353-ФЗ), а также в связи с тем, что по данному гражданскому делу единственным допустимым доказательством соответствия действительности распространенных Ответчиком порочащих сведений может быть только вступивший в законную силу приговор суда, отсутствие которого признает и Ответчик, по основаниям статьи 328.2 ГПК РФ (в редакции Федерального закона от 09.12.2010 №353-ФЗ)
    ПРОШУ СУД:
    - решение Останкинского районного суда г. Москвы от 21 декабря 2011 г. (гражданское дело №2-6097/11) по иску Джугашвили Е.Я. к Познеру В.В. о возложении обязанности опровергнуть распространенные сведения отменить;
    - обязать гражданина Познера Владимира Владимировича опровергнуть не соответствующие действительности, порочащие честь и достоинство моего деда Сталина И.В. сведения о том, что «…с согласия Сталина, они были все расстреляны, все до одного. То есть советское руководство совершило абсолютно тяжелейшее преступление»»
    Вообще-то, Сергей Стрыгин хотел добавить в жалобу и разъяснение того, как Дорохина (скорее всего, бессознательно) не по-детски надругалась над Страсбургским Судом:
    «В качестве правовой основы своего решения Останкинский районный суд указал прецедентные решения Европейской Суда по правам человека:
    «Европейский Суд, постановления которого являются источником права и подлежат применению на территории РФ, неоднократно указывал на то, что пределы допустимой критики в отношении государственных служащих при исполнении полномочий шире, чем в отношении частных лиц, и свобода усмотрения национальных органов в сфере защиты их репутации ограничивается интересом обеспечения и поддержания свободы прессы в демократическом обществе (Постановление Европейского Суда от 8 июля 1986г. по делу “Лингенс против Австрии” (Lingens ч. Austria), §41, Series А, N 103, и Постановление Большой Палаты по делу “Сюрек против Турции” (Surek v. Turkey) (N 1), жалоба 26682/95, § 59, ЕСHR 1999-IV».
    Однако §41 Постановление Европейского Суда от 8 июля 1986 г. по делу “Лингенс против Австрии” в явном виде устанавливает:«41. Хотя пресса и не должна преступать границы, установленные inter alia для «защиты репутации других лиц», тем не менее на нее возложена миссия по распространению информации и идей по политическим вопросам, а также по другим проблемам, представляющим общественный интерес …». То есть ЕСПЧ общественно приемлемой «миссией» прессы, защищаемой ст. 10 Конвенции о правах человека, считает распространение прессой ИНФОРМАЦИИ, причем, распространение не преступающее границы законодательных норм о защите чести и достоинства, а вовсе не распространение ДЕЗИНФОРМАЦИИ, тем более, дезинформации, основанной на подложных документах!!!
    Постановление ЕСПЧ по делу “Лингенс против Австрии” особо подчеркивает это принципиальное обстоятельство важнейшим уточнением, полностью проигнорированным судьей Дорохиной: «46. …Суд отмечает в этой связи, что факты, на которых г-н Лингенс основывал свои оценочные суждения, так же как и его добросовестность, никто не оспаривал».
    Точно также цинично судья Дорохина извратила и аналогичные правовые нормы ЕСПЧ, подразумевающие безусловную достоверность распространяемых в ходе политических дебатов фактов и добросовестность распространивших эти факты лиц, которые содержатся в упомянутом ею Постановлении Большой Палаты по делу “Сюрек против Турции”(Surek v. Turkey)».
    Но потом мы решили, что для Мосгорсуда это слишком сложно, а к характеристике Дорохиной мало, что добавляет, и сократили жалобу.

    http://ymuhin.ru/node/665/po-delu-poznera-apellyatsiya
    Ю.И. МУХИН

    Дума – сборище правопреемнков нацистских преступников! Позволила себе внесудебным порядком устанавливать обстоятельства подлежащие доказыванию исключительно в уголовно процессуальном порядке и лицами специально на это уполномоченными; отказаться от признания обстоятельств установленных МВТ, выполнения решения международного суда не подлежащего обжалованию и пересмотру, признанного ООН, используемого в качестве одного из фундаментальных источников международного права. Превысила свои полномочия, совершила уголононаказуемые деяния в составе организованной преступной группы, осуществляет свою деятельность направленную пересмотр итогов Великой Отечественной и Второй мировой, изменение послевоенных границ в Европе, на изменение системы моральных ценностей на нацистские, арийские, разжигание вражды и розни, антисемитизма и Холокаста, изменение развязываение гражданской войны, самоуничтожения и сокращения популяции народонаселения, подрыв коституционного строя, государственной измены, уничтожения человеческих ресурсов, уничтожения эконмического, производственного, оборонного потенциала, утраты суверенитета и государственной целостности, содействие оккупации и аннексии территорий, что составляет основное содержание и направленность деятельности в деле реализации устойчивого развития в понимании Римского клуба.