Опросы

Как вам интервью с Дмитрием Медведевым?

Посмотреть результат

Loading ... Loading ...

Поиск

Архив




  • Управление
  • 10 января 2012

    Познер против Сталина

    Рубрика: Новости.


    Пресса свободна!

    21 декабря Останкинский суд рассмотрел иск внука Сталина Е.Я Джугашвили к В.В. Познеру.

    При подаче в суд искового заявления, я отделывался от второго уголовного дела против себя, а потом все же съездил на Украину навестить родственников и по вопросам медицинского характера, поскольку на Украине медицинские услуги все же дешевле, чем в Москве. Поэтому исковое заявление к В. Познеру и Первому каналу подали С. Стрыгин и Л. Жура, они же участвовали и в подготовке к делу. И при подготовке выяснилось, что представитель Первого канала, который тоже был ответчиком, находится в очень дружеских отношениях с судьей Е.М. Дорохиной, которой и поручили рассматривать наш иск.

    Итак, доверия к судьям ни малейшего, а тут еще откровенные любезности двух теток! Кроме того, стало ясно, что юристы ТВ будут опровергать наше исковое требование напором на то, что это, дескать, авторская передача и редакции телевидения не несут за нее ответственности. Типа – у нас нет цензуры! Мы знаем, что у Познера такая цензура, что от участников его передачи в эфире могут показать только ноги и не дать ни слова из того, что они говорили, а тут такие заявления! Поэтому перед слушанием дела мы посовещались и решили изменить тактику. Во-первых, оставить Познера одного, во-вторых, сосредоточить весь суд только на одном – на том, что Познер сообщил о совершении Сталиным преступления. При этом нам требовалось самим отказаться от какого-либо доказывания того, что СССР поляков не расстреливал.

    На слушание дела В.В. Познер пришел вместе с двумя юристами, однако обе женщины представляли не его, а одна (подруга судьи) представляла Первый канал, а вторая – привлеченную к делу судьей «Красную студию», в которой Познер и работает пропагандистом. При таком надежном юридическом сопровождении Познер не стал тратиться на адвоката. Поэтому я начал с заявления.

    «Уважаемый суд! Ранее истец требовал признать несоответствующими действительности следующие сведения, распространенные 24 октября 2011 г. в телевизионном эфире Первого канала в программе «Познер. Гость в студии – Сергей Собянин»: «В Катыни было расстреляно несколько тысяч ни в чем не повинных польских офицеров, если, конечно, не считать виной то, что они были поляками.… Так вот, польские эти офицеры были пленены не в результате военной операции, их просто захватили. И по рекомендации Берии и, конечно, с согласия Сталина, они были все расстреляны, все до одного. То есть советское руководство совершило абсолютно тяжелейшее преступление».

    Чтобы максимально упростить и ускорить судебное разбирательство, а также облегчить суду вынесение законного и обоснованного решения по данному делу, истец, пользуясь правом, данным ему статьей 39 ГПК РФ, уменьшает размер своих исковых требований, а именно, просит признать несоответствующей действительности только часть одного предложения, содержащегося в упомянутой программе Познера, а именно:

    «…с согласия Сталина, они были все расстреляны, все до одного. То есть советское руководство совершило абсолютно тяжелейшее преступление».

    Уважаемый суд, мы поступили слишком шаблонно, предъявив иск и к ОАО «Первый канал» и, в связи с имеющимся соглашением, к ООО «Красная студия». Такой иск уместен и даже необходим, когда редакция средства массовой информации имеет право выбирать публикуемый материал и редактировать его. В данном случае, как утверждают ответчики (и нам нечего на это возразить), Познер вел авторскую передачу, которая без редактирования выходила в эфир. В таком случае указанные ответчики не могли как-то повлиять на содержание передачи и не могут нести ответственность за ее содержание.

    В связи с этим истец отказывается от иска к ОАО «Первый канал» и к ООО «Красная студия» и приносит их редакциям свои извинения за беспокойство.

    В связи с вышеизложенным, ПРОШУ СУД:

    - обязать гражданина Познер Владимира Владимировича опровергнуть не соответствующие действительности, порочащие честь и достоинство моего деда Сталина И.В. сведения о том, что «…с согласия Сталина, они были все расстреляны, все до одного. То есть советское руководство совершило абсолютно тяжелейшее преступление»;

    - исключить из числа ответчиков ОАО «Первый канал» и к ООО «Красная студия»».

    Не удовлетворить это заявление судья не могла. В результате Познер остался один, правда обе юристки остались сидеть возле него и шептать ему в ухо советы, но выступать они уже не могли, и мы не тратили время на их выслушивание, поскольку собирались все время суда потратить сами. (Кстати, у юристок не хватило ума посоветовать Познеру, чтобы он тут же, в суде назначил их своими представителями).

    Приговор Трибунала

    Далее С. Стрыгин заявил ходатайство:

    «1 октября 1946 г. Международным Военным Трибуналом в Нюрнберге был постановлен приговор, вступивший в законную силу.

    Одним из эпизодов Нюрнбергского процесса, упомянутым в Обвинительном заключении в качестве одного из примеров по пункту (С) «Убийства и жестокое обращение с военнопленными и другими военнослужащими стран, с которыми Германия находилась в состоянии войны, а также с лицами, находящимися в открытом море» раздела III «Военные преступления», являлось убийство в сентябре 1941 г. 11.000 польских офицеров-военнопленных в Катынском лесу близ Смоленска. А Государственная Дума сделала заявление, в котором в этом преступлении обвиняется дед нашего доверителя И.В. Сталин.

    Однако в опубликованных документах Нюрнбергского процесса нет исчерпывающей информации, кого именно из подсудимых персонально осудили за убийство пленных польских офицеров в Катынском лесу. То есть, не ясно, в отношении какого лица (лиц) был вынесен вступивший в законную силу приговор, обязательный в силу п. 4 ст. 61 ГПК РФ для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях действий лица, совершившего Катынское преступление.

    Российская часть архивных документов Международного Военного Трибунала в Нюрнберге находится на ответственном хранении в Государственном архиве Российской Федерации.

    Среди архивных документов МВТ имеются ранее не публиковавшиеся «Досье персональной ответственности подсудимых», которые велись Трибуналом на каждого из подсудимых. Из этих «Досье…» ясно, что в убийстве пленных польских офицеров в Катынском лесу непосредственно обвинялись двое из двадцати трёх подсудимых, представших перед Нюрнбергским Трибуналом, а именно: ГерманГеринг и Альфред Йодль.

    Оба этих подсудимых Международным Военным Трибуналом были признаны виновными в совершении данного преступления (точнее, в его организации) и, по совокупности вмененных им преступных эпизодов, приговорены к смертной казни через повешение.

    Уважаемый суд, Верховный Суд пунктом 9 Постановления Пленума ВС №3 от 24.02.2005 № 3«О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан» указал: «В силу пункта 1 статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации обязанность доказывать соответствие действительности распространенных сведений лежит на ответчике.Истец обязан доказать факт распространения сведений лицом, к которому предъявлен иск, а также порочащий характер этих сведений». То есть, мы, истцы, имеем право представлять доказательства суду, но не обязаны это делать. Кроме этого, мы можем работать в архиве, можем получить копии из дел, но работники архива отказываются сами работать и давать нам официальное заключение Архива от своего имени. А оно важно, поскольку доказывает, что согласно приговору этого трибунала за Катынское преступление признаны преступниками не Сталин и руководители СССР, руководители нацистской Германии.

    Для получения доказательств по гражданскому делу, предусмотренных п. 4 ст. 61 ГПК РФ, и по основаниям статьи 149.1.2. ГПК РФ, прошу суд запросить в Государственном архиве Российской Федерации официальную архивную справку по «Досье индивидуальной ответственности подсудимого Германа Геринга» (ф.7445, оп.1, д.2001), «Досье индивидуальной ответственности подсудимого Альфреда Йодля» (ф.7445, оп.1, д.2007) и другим архивным делам фонда Международного Военного Трибунала в Нюрнберге.

    Запрашиваемая официальная архивная справка должна содержать ответ на два вопроса:

    - кто именно из главных военных преступников нацистской Германии персонально обвинялся Международным Военным Трибуналом в убийстве в сентябре 1941 г. пленных польских офицеров в Катынском лесу близ Смоленска;

    - были ли они оправданы Трибуналом в совершении этого преступления?

    Данная архивная справка будет являться законным доказательством по нашему гражданскому делу».

    Суд отказал в удовлетворении ходатайства, поскольку этот приговор, якобы, не имеет отношения к делу. И никакие наши доводы о том, что в Катынском преступлении виновны немцы, не помогли.

    Меня уже тошнит от вида судейских мантий, ничего правосудного от судьи мы не ждали, поэтому я сразу заявил:

    «Отказ председательствующего получить в судебном порядке официального заключения, из которых можно было бы установить вину Г.Геринга и А. Йодля в инкриминируемом Сталину преступлении, является доказательством того, что суд не собирается вынести правосудное решение, основываясь на надлежащих доказательствах, а это свидетельствует о том, что суд собирается вынести в пользу Ответчика неправосудное решение, что свидетельствует о заинтересованности судьи в данном деле.

    В связи с этим, по основаниям статьи 16.3 ГПК РФ заявляем отвод судье Дорохиной Е.М.»

    Судья Дорохина, естественно, не отвела себя и продолжила дело.

    Не запутывать дело болтовней!

    Я со своей стороны заявил ходатайство:

    «Cтатья 56.2 ГПК РФ требует от судьи: «Суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались».

    Обращаем внимание председательствующего, что это не право суда, а обязанность, которая, по имеющемуся у нас опыту, судами игнорируется. Суды нарушают процессуальный закон в этой части, не определяют обстоятельства, имеющие значение для дела, чем превращают суд в говорильню, заканчивающуюся судебным решением, в котором судья опирается на обстоятельства, которые вообще в ходе судебного заседания не рассматривались и не доказывались.

    Обстоятельства – это юридический факт, с возникновением которого возникают правовые последствия.

    Два обстоятельства, которые суд обязан определить для доказывания истцу, абсолютно определенно установлены пунктом 9 Постановления Пленума ВС №3 от 24.02.2005 № 3«О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан»: «Истец обязан доказать факт распространения сведений лицом, к которому предъявлен иск, а также порочащий характер этих сведений».

    Поскольку не соответствовать действительности могут самые различные сведения, то в отношении ответчика ВС в этом же пункте дал общие указания: «обязанность доказывать соответствие действительности распространенных сведений лежит на ответчике». Таким образом, ответчик обязан доказать соответствие действительности распространенных им как бы фактов, а каких именно фактов, обязан указать ответчику суд.

    Напомню, мы в исковом заявлении просим суд признать несоответствующими действительности сведения о том, что Сталин И.В. дал согласие на расстрел в Катыни нескольких тысяч польских офицеров, а именно: «…с согласия Сталина, они были все расстреляны, все до одного. То есть советское руководство совершило абсолютно тяжелейшее преступление»

    То, что расстрел польских пленных является преступлением это факт, не вызывающий сомнений, то, что польские пленные офицеры действительно были расстреляны, это тоже факт общепризнанный и никем не оспариваемый.

    То, что согласие члена советского руководства И.В. Сталина на совершение данного преступления является в силу статьи 33 УК РФ соучастием в преступлении в форме его организации, также является обстоятельством, не требующим доказательства.

    Таким образом, обстоятельством, которое подлежит доказать ответчику, по нашему мнению, является совершение Сталиным преступления в форме соучастия в убийстве пленных польских офицеров.

    Опыт рассмотрения аналогичных дел в иных московских судах показывает, что суды отказывают в удовлетворении иска не потому, что распространяемые о И.В. Сталине сведения соответствуют действительности, а потому, что это, якобы, не сведения, а всего лишь мнения журналистов, на которые журналисты имеют право. Поэтому, полагаем, ответчики, если они предпочтут данный способ защиты от иска, должны доказать, что телезрители восприняли сообщенные ответчиком сведения не как сведения, не как сообщение о фактах, а как личное мнение ответчика.

    В связи с этим мы просим суд определить сторонам доказать следующие обстоятельства.

    Истцу доказать:

    - факт распространения оспариваемых сведений;

    - позорящий характер оспариваемых сведений.

    Ответчику доказать:

    - совершение Сталиным преступления в форме соучастия в убийстве пленных польских офицеров.

    При просьбе ответчика отказать нам в иске на том основании, что ответчик не распространял сведения, а выразил свое журналистское мнение, ответчик обязан доказать, что:

    - телезрители восприняли сообщенные ответчиком сведения не как сведения – не как сообщение о фактах, а как личное мнение ответчика.

    Просим суд обсудить данное предложение со стороной ответчика и принять соответствующее решение».

    Судья отказалась исполнять требования статьи 56.2 ГПК РФ, соответственно встал С. Стрыгин и заявил:

    «Отказ председательствующего установить обстоятельства, подлежащие доказыванию, является доказательством того, что суд собирается вынести решение, основываясь либо на недоказанных обстоятельствах, либо на обстоятельствах, которые вообще не будут рассмотрены в заседа, а это свидетельствует о том, что суд собирается вынести в пользу Ответчика неправосудное решение, что свидетельствует о заинтересованности судьи в данном деле.

    В связи с этим, по основаниям статьи 16.3 ГПК РФ заявляем отвод судье Дорохиной Е.М.».

    Естественно, что Дорохина не удовлетворила заявление о своем отводе.

    Объяснения представителей Сталина

    Начались объяснения сторон.

    Л.Н. Жура говорил о факте распространения В. Познером этих клеветнических сведений и о том, что они унижают честь и достоинство И.В. Сталина, а С.Э. Стрыгин устно повторил, что дело об убийстве польских офицеров рассмотрено Нюрнбергским Трибуналом и виновными в этом убийстве признаны Геринг и Йодль.

    Я сказал следующее:

    «Уважаемый суд! В чем суть данного дела?

    24 октября 2011 г. в программе «Познер. Гость в студии – Сергей Собянин», В.В. Познер сообщил телезрителям о судьбе пленных польских офицеров следующие сведения: «…с согласия Сталина, они были все расстреляны, все до одного. То есть советское руководство совершило абсолютно тяжелейшее преступление». Cообщаю суду, что Катынское преступление – это убийство пленных польских офицеров в Катынском лесу под Смоленском во времена Второй мировой войны.

    Мы до настоящего времени в аналогичных процессах шли на поводу у ответчиков, не понимая, что втягиваем суд в рассмотрение уголовного дела в гражданском процессе. Сейчас мы сделаем все, чтобы данный процесс ни на миллиметр не отошел от требований к нему, установленных ГПК РФ.

    Это дело чрезвычайно сложно, если смотреть его в подробностях, я, рассмотрев его в 2003 году далеко не всех подробностях, вынужден был написать книгу в 768 страниц при почти семистах источниках фактов.

    Но в данном деле такое рассмотрение не требуется и не только потому, что все доказательства убийства суд должен рассматривать в уголовном процессе, а не в гражданском. На то есть прямое указание статьи 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод: «2. Каждый обвиняемый в уголовном преступлении считается невиновным, пока виновность его не будет доказана в соответствии с законом». На то есть прямое указание статьи 49 Конституции РФ: «Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда».

    Слова «федеральным законом» в этой статье Конституции означают Уголовно-процессуальный кодекс, а не Гражданско-процессуальный.

    Вот это принципиальное положение Конституции о том, что никто не может быть назван преступником иначе, чем после рассмотрения его дела в уголовном процессе и вынесения приговора, и привело к появлению в Гражданско-процессуальном кодексе запрета на рассмотрение в гражданском процессе вопросов, имело ли место преступное действие и совершено ли это действие данным лицом. Этот запрет присутствует в ГПК РФ в виде п.4. статьи 61 «Основания для освобождение от доказывания».

    Пункт 4 статьи 61 ГПК РФ устанавливает: «4. Вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесен приговор суда, по вопросам, имели ли место эти действия и совершены ли они данным лицом».

    Как видим, в гражданском процессе стороны освобождаются от доказывания того, совершено ли преступление и кто преступник – это доказывается в уголовном процессе и доказательством этого в гражданском процессе является только вступивший в силу приговор.

    Мы рассматриваем гражданско-правовые последствия для деда нашего доверителя, И.В. Сталина, а именно, имеет ли кто-либо право распространять сведения, что Сталин был организатором убийства пленных польских офицеров, является ли Сталин организатором этого преступления или такие сведения подлежат опровержению.

    Представим, что мы принесли бы на этот процесс груду доказательств того, что Сталин не давал указаний расстреливать поляков и СССР этого не делал, то есть, что Сталин не совершал этого преступления. (А этих доказательств море). А ответчик бы принес вступивший в силу приговор, из которого бы следовало, что Сталин совершил это преступление. Стал бы суд рассматривать наши доказательства?

    Нет, и не потому, что так уж хотел бы угодить В.В. Познеру. Не стал бы рассматривать потому, что суду это запрещает статья 60 ГПК РФ: «Обстоятельства дела, которые в соответствии с законом должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими другими доказательствами». Иные доказательства – это разные красивые бумажки из архивов, заявления следственных органов, заявления Думы и все прочее, что можно придумать. Событие преступления и преступник в гражданском процессе устанавливается только из приговора.

    Задам стороне риторический вопрос – у вас есть такой приговор? Нет? Значит, действует положение Конституции России и указание статьи 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод: «2. Каждый обвиняемый в уголовном преступлении считается невиновным, пока виновность его не будет доказана в соответствии с законом». И Сталин не виновен, пока его вина не будет доказана в соответствии со статьей 49 Конституции РФ: «пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда».

    На самом деле такой приговор есть – это приговор Нюрнбергского Трибунала, о котором сказал мой коллега Стрыгин.

    Я первую книгу Катынском деле написал почти 17 лет назад – в 1995 году, в том же году меня пригласили в посольство Польши для поучительной беседы, и я заявил ответственным лицам посольства, что это дело может разрешить только уголовный суд. Это привело к смятению поляков, они уже тогда намеривались протащить это дело тихой сапой через Госдуму. Потом, когда вышла моя книга «Антироссийская подлость», в которой я фактически провел рассмотрение Катынского дела по правилам суда (кстати, эта книга используется на юридических факультетах в качестве учебного пособия), я послал письма всем, включая Думу с предложением провести открытый суд по этому делу и получить по нему приговор. Я фильм сделал по Катынскому делу и разослал его всем, кому мог придумать, с предложением провести суд.

    Уголовное дело по убийству пленных польских офицеров в Катынском лесу под Смоленском давно закончено производством Главной военной прокуратурой, что еще надо – передавайте его в суд! Нет, нам лгут, что дела против мертвых судами не рассматриваются. А как же вы рассмотрели более 800 тысяч дел уже умерших людей и реабилитировали их?

    Ложь в том, что согласно статье 24 УПК РФ «Уголовное дело не может быть возбуждено, а возбужденное уголовное дело подлежит прекращению… за смертью подозреваемого … за исключением случаев, когда производство по уголовному делу необходимо для реабилитации умершего».

    Ответчику потребовалось реабилитировать в глазах телезрителей Геринга и Йодля? Это понятно. Так в чем же дело? Требуйте от Главной военной прокуратуры, чтобы она подписала обвинительное заключение и передала дело в суд. Присяжные рассмотрят дело, и суд обвинит Сталина, реабилитировав Геринга и Йодля. И будет вступивший в силу приговор, на основании которого все будут иметь право называть Сталина преступником.

    А пока такого приговора нет, пока действует приговор Нюрнбергского Трибунала, никто не имеет права, называть Сталина преступником!

    Это не я требую, это требование Конституции и Закона».

    Вопросов ни от В. Познера, ни от суда не последовало.

    Объяснения Познера

    Далее объяснения должен был дать Познер, но он-то рассчитывал, что говорить будут юристки, а мы их вывели из процесса. В результате он сунул суду письменные возражения на иск, против чего я запротестовал – оно должно быть оглашено! Познер не стал его оглашать, а устно обосновал свою позицию: он не сведения сообщал, а выражал свое мнение, которое было основано на документах И тут он вручил суду в качестве доказательств снятые с сайта пресловутые фальшивки, так называемые документы из «пакета №1». Л.Н. Жура сразу же запротестовал – эти документы не оформлены надлежащим образом – не заверены архивом и не могут быть приняты, как доказательство. Суд протест проигнорировал.

    Но прежде, чем писать об этих документах, мне надо дать письменные возражения, переданные Познером суду, поскольку они хотя и не являются доказательством потому, что не оглашены, но тоже использованы судом в этом качестве при вынесении решения. И на такие «мелочи» в попрании ГПК РФ суд тоже внимания не обращал.

    Итак, юристы Познера сочинили:

    «Телепередача «Познер» является авторским произведением, распространяемым в режиме «прямого эфира» (без предварительной записи).

    1. Закон (п.5 ст.57 Закона РФ «О средствах массовой информации», далее – «Закон о СМИ»), в отношении таких телепередач освобождает редакцию и вещателя от ответственности за их содержание, тем более, что согласно абз.3 п.1 ст. 1229 и п.4 ст. 1255 ГК РФ, а также ст.42 Закона о СМИ никто, в том числе и редакция, не вправе под страхом предусмотренной законом ответственности как-либо использовать результат чужой интеллектуальной деятельности без специального разрешения правообладателя (в нашем случае – без разрешения автора В. Познера). Какая бы то ни было переработка телепередачи, в том числе ее редактирование является по закону вариантом использования произведения (п.9 ст. 1270 ГК РФ), на что требуется разрешение автора. Но даже и при его наличии практической возможности для редактирования произведения, идущего в режиме «прямого эфира» (без предварительной записи), у редакции и вещателя, и в определенной мере у самого автора не имеется.

    2. По существу заявленных в иске требований сообщаем следующее:

    2.1. Ст. 152 ГК РФ предусматривает защиту чести, достоинства и деловой репутации граждан и юридических лиц (перечень исчерпывающий) в случаях распространения о них порочащих сведений.

    Личность, честь и достоинство которой защищаются предъявлением рассматриваемого в данном судебном заседании иска, не является обыкновенным гражданином, неким частным физическим лицом. Речь идет о государственном деятеле огромного масштаба, и именно в этом качестве эта личность была упомянута в Телепередаче. В телепередаче не сообщалось о нарушении гражданином Джугашвили Иосифом Виссарионовичем действовавшего законодательства. В Телепередаче говорилось о преступлении, совершенном руководством страны во главе с его верховным руководителем И.В.Сталиным. Защита чести, достоинства и деловой репутации государственных должностных лиц ст.152 ГК РФ не предусмотрена.

    Более того, Постановление Пленума Верховного Суда РФ №3 от 24.02.05г. (п.9 ч.4) обращает внимание судов на то, что «государственные должностные лица могут быть подвергнуты критике в СМИ в отношении того, как они исполняют свои обязанности, поскольку это необходимо для обеспечения гласного и ответственного исполнения ими своих полномочий»Такой подход к информации, касающейся работы государственных должностных лиц, соответствует международным нормам права – Пленум ссылается на ст.ст.З и 4 Декларации о свободе политической дискуссии в СМИ, принятой 12.02.2004г. на 872-м заседании Комитета Министров Совета Европы».

    Это такая дикая отсебятина, что даже неудобно комментировать: Познером право на критику подменено правом клеветать. Рассказали бы он это в свое время Ю. Лужкову, который выиграл в тех же Московских судах более пятидесяти дел в защиту своих, государственного деятеля, чести и достоинства. Но далее эта отсебятина продолжается.

    «Согласно пункту 25 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 15.06.2010г. N 16 “О практике применения судами Закона Российской Федерации “О средствах массовой информации”,«судам необходимо проводить разграничение между сообщением о фактах (даже весьма спорных), способным оказать положительное влияние на обсуждение в обществе вопросов, касающихся, например, исполнения своих функций должностными лицами и общественными деятелями, и сообщением подробностей частной жизни лица, не занимающегося какой-либо публичной деятельностью. В то время как в первом случае средства массовой информации выполняют общественный долг в деле информирования граждан по вопросам, представляющим общественный интерес, во втором случае такой роли они не играют.»

    2.2. В Телепередаче не имело места сообщение, обнародование подлежащих проверке на достоверность фактов. Ведущий телепередачи журналист В.В. Познер выразил в ней свое мнение относительно исторических событий предвоенного и военного времени и действий руководства нашей страны, касающихся судеб пленных польских офицеров, что было частью давно ведущейся в обществе дискуссии. При этом, В.В.Познер повторил и поддержал одну из точек зрения на вышеупомянутые исторические события неоднократно и разными лицами уже высказывавшуюся. В том числе мнение журналиста полностью совпало с официальной позицией государства, выраженной в Заявлении Государственной Думы Федерального собрания России от 26.11.2010г. (утв. Постановлением № 4504-5 ГД).

    Однако, и при отсутствии такого совпадения право В.В.Познера на свободное выражение его мнения подтверждается ст. 29 Конституции РФ и ч.1 ст. 10 международной Европейской конвенции «О защите прав человека и основных свобод», согласно которой каждый человек имеет право на свободу выражения своего мнения. Это право включает в себя свободу придерживаться своего мнения, получать и распространять информацию и идеи без вмешательства со стороны даже государственных органов и независимо от государственных границ.

    Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24.02.2005г. N 3 “О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц”, в п.9 разъясняет, что«при рассмотрении дел о защите чести, достоинства и деловой репутации судам следует различать имеющие место утверждения о фактах, соответствие действительности которых можно проверить, и оценочные суждения, мнения, убеждения, которые не являются предметом судебной защиты в порядке статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку, являясь выражением субъективного мнения и взглядов ответчика, не могут быть проверены на предмет соответствия их действительности».

    Учитывая изложенное, считаю, что поскольку вышедший в эфир 24.10.2011г. выпуск Телепередачи не содержит в себе порочащих сведений о гражданине, а отражает мнение журналиста на исторические события и роль в них высшего руководства государства, исковые требования удовлетворению не подлежат.

    Прошу суд в удовлетворении исковых требований Е.Я.Джугашвили отказать».

    Повторю, это не было оглашено в суде, но присоединено к делу. Я задал В. Познеру вопросы, но об этом в продолжении.

    (Продолжение следует)

    Источник




    Комментирование закрыто.