Опросы

Как вам интервью с Дмитрием Медведевым?

Посмотреть результат

Loading ... Loading ...

Поиск

Архив




  • Управление
  • 13 декабря 2011

    12 декабря 2011 года. Виталий Кличко в программе “Познер”



    Виталий Кличко готов принять участие в выборах президента Украины

    Виталий Кличко готов принять участие в выборах президента Украины. “Если будет поддержка общества и политический запрос, то я этого не исключаю”, – заявил украинский спортсмен, политик и общественный деятель в эфире программы “Познер”.

    Говоря о более близких перспективах, в частности о парламентских выборах 2012 года, Виталий Кличко высоко оценил шансы партии УДАР, председателем которой он является. “Мы сейчас – пятая политическая сила Украины, и это при том, что меньше двух лет назад нас просто не было на горизонте Украины, – заметил он. – У нас самая лучшая динамика развития, и если она сохранится до выборов в ноябре 2012 года, то у нас есть все шансы стать как минимум третьей, а как максимум – второй политической силой на Украине”.

    По словам Виталия Кличко он является сторонником вступления Украины в Евросоюз. “Украина должна действовать, исходя из своих интересов, и большинство украинцев высказывается за европейскую интеграцию”, – заметил он. При этом политик призвал не оценивать курс Украины на сближение с ЕС как противостояние с Россией. “Не стоит окрашивать все в черные и белые тона, напряженность между двумя странами на уровне человеческого общества абсолютно отсутствует, – заявил он. – Политики разыгрывают карту противостояния Украины и России , но никакого противостояния нет: большая часть населения Украины говорит по-русски, большая часть газет выходит на русском языке или на двух языках, есть огромное количество русскоязычных театров”.

    Отвечая на вопрос о льготах для ветеранов Украинской повстанческой армии, Виталий Кличко отметил: “Это глупость – поднимать вопросы, которые ведут к усилению напряжения в обществе. Надо объединяться вокруг будущего, а не копаться в прошлом. Только лишь история даст объективную оценку этим действиям, а если копаться в прошлом, то ничего хорошего не выйдет”.

    ПОЛНЫЙ ТЕКСТ ИНТЕРВЬЮ

    В.ПОЗНЕР: В эфире – программа “Познер”, гость программы – Виталий Кличко. Добрый вечер.

    В.КЛИЧКО: Добрый вечер.

    В.ПОЗНЕР: Представляю вам Виталия Кличко, но вы не нуждаетесь в этом представлении, Чемпион мира в супертяжелом весе по версии WBC и кроме того уже довольно заметный политический деятель в Украине. Положено говорить “в Украине” теперь, а не “на Украине”, кажется так. Спасибо, что приехали. Я знаю, что вы приехали специально на эту программу – я очень это ценю.
    Вообще в какой-то степени вы мне напоминаете Арнольда Шварценеггера, который был чемпионом мира по бодибилдингу, потом знаменитым киноактером и на этом коне, если хотите, въехал в политику. И вы в какой-то степени на боксе, как знаменитый боксер, тоже въехали в политику. Какая-то тут есть параллель. Я не настаиваю, но просто мне лично вы в этом смысле напоминаете Шварценеггера. Кстати, как вы к нему относитесь?

    В.КЛИЧКО: Вы знаете, я в политику не въехал, он сразу же стал губернатором.

    В.ПОЗНЕР: Не сразу.

    В.КЛИЧКО: Был определенный путь, тем не менее. Я начал свой путь постепенно, хотя пробовал въехать, и понял, что не все так просто. Пришел в политику с розовыми очками, которые очень быстро у меня упали. К Шварценеггеру отношусь с огромным уважением. Более того, могу сказать, когда, будучи мальчишкой, в моей комнате висели плакаты Арнольда Шварценеггера, он мне нравился как киноактер, как герой экшена, фильмов. И я тогда не мог никогда подумать, что так станет в жизни, что мы с ним подружимся и более того, я буду даже гостем в его доме. К Шварценеггеру отношусь хорошо, общаемся, так как я жил в Калифорнии долгое время, обсуждали с ним и также эту тему – спорт, переход в политику. Слышал очень много наставлений или советов, которые имелись у этого человека, и опыт – самое главное, что есть.

    В.ПОЗНЕР: Хорошо, спасибо вам. Я вам хочу сказать, что я много читал про вас, и также ваш официальный сайт – я с ним знакомился. И там некоторые вещи вызвали у меня удивление. Послушайте сами. Так написано на вашем сайте (это официально). “Когда тринадцатилетний Виталий начал заниматься боксом, никто даже не мог представить, что он станет самым великим чемпионом супертяжелого веса всех времен”. Я говорил вам до начала программы, что я очень люблю бокс, я его давно знаю, в общем, разбираюсь в нем. И мне повезло, я имел счастье видеть таких супертяжей как Джо Луиса, как Джорджа Формана, разумеется, Мохаммеда Али, Джо Фрейзера. Вы себя ставите выше всех этих?..

    В.КЛИЧКО: Ни в коем случае.

    В.ПОЗНЕР: Но так получается… Цитирую еще раз: “Самым великим чемпионом супертяжелого веса всех времен”. Это не вы писали, вероятно.

    В.КЛИЧКО: Я думаю, что вы российскую версию или английскую смотрели. Одним из самых… Такой титул мне присвоила организация WBC. Я очень рад, что смог завоевать тот же самый титул, которым владел в свое время Мохаммед Али, Майк Тайсон, Леннокс Льюис. Не хотел бы себя бить в грудь, но те мечты, те планы, которые я ставил, я смог воплотить. Никогда не люблю “якать” и бить себя в грудь. Может быть, это перевод? Очень часто я, например, в интернете читаю, я говорил, что “I have a dream”, у меня есть мечта. А наши переводят так: “Кличко спал и видел сон”.

    В.ПОЗНЕР: Хорошо. Тогда еще одно уточню, и тогда мы пойдем дальше. Из этого же сайта цитирую: “20 февраля 1999 года во втором раунде серией точных ударов Виталий нокаутировал французского боксера Исмаэля Юлу, в очередной раз доказав, что французы – прекрасные любовники и дуэлянты, а боксеры – никакие”. Тут есть некоторые ошибки. Во-первых, нокаутировав человека, вы ничего не доказали в смысле того, что он хороший любовник или дуэлянт. И, во-вторых, у французов были великие боксеры. Жорж Карпантье, например, или, скажем, Марсель Сердан – это были чемпионы мира и так далее. Это опять плохой перевод? Потому что такой, немножко пренебрежительный, что “да, французы там…” Как это?

    В.КЛИЧКО: Владимир Владимирович, одно могу сказать: я с огромным уважением всегда относился к каждому сопернику. Каждый бой остается в прошлом, и я никогда не позволял себе высказываний ни до поединка, ни во время, ни после поединка неуважительно к своему сопернику. Невежество рано или поздно может быть наказано, и в данном случае можно выискать… Знаете, волос в супе, такое или иное выражение. Может быть, люди, которые ведут сайт, сделали какие-то маленькие… Я обращу обязательно внимание. Спасибо за подсказку.

    В.ПОЗНЕР: Скажите, пожалуйста, по-вашему, кто, все-таки, величайший супертяж в истории? На ваш взгляд как боксера, как человека, который в этом разбирается? У вас есть такой человек, про которого можно сказать “Вот, он, пожалуй…”?

    В.КЛИЧКО: Самое большое имя в мире для меня является Макс Шмелинг. Очень много составляющих есть.

    В.ПОЗНЕР: Макс Шмелинг? Но вы знаете, что это скандальная фигура?

    В.КЛИЧКО: Мохаммед Али был великий энтертейнмент. Он мог сделать из любого боя прекрасное шоу, привлечь к себе внимание всех камер, всех людей, которые есть в мире, говорить, что “я – великий” и предсказать, в каком раунде он нокаутирует. Макс Шмелинг – к нему неоднозначно относятся. Действительно, скандальная персона. Но это – тот человек, который прожил очень непростую жизнь, который шел по прямой линии, несмотря на те вызовы, которые бросала ему судьба. Гитлера, который пытался использовать его как флаг.

    В.ПОЗНЕР: Не только пытался, но использовал его. Все-таки, Виталий, давайте вспомним, в первом бою с Джо Луисом, который тогда еще не был чемпионом мира, он его практически нокаутировал, ударив после гонга. Это всем уже теперь известно, это было показано в съемках документальных. А второй их матч, в первом же раунде его Луис так уложил, сломав ему три ребра и так далее. Но после первой победы Гитлер лично поздравил Шмелинга с победой над черномазым, победителя высшей расы. И он не отказался от этих поздравлений. Меня интересует ваша оценка как боксера, не как человека.

    В.КЛИЧКО: Вы только что дали ему оценку как человеку, я хотел бы вам апеллировать. Макс Шмелинг… Действительно, тогда в Германии нацисты пришли к власти, и Гитлер был их лидером… В данном случае, когда лидер поздравляет, было бы глупо убегать или прятаться. Но свое отношение к нацизму он высказал, этим поплатился. Поплатился за то, что прятал евреев, пересылал их, помогал им уезжать из страны. Против народного героя, которого любила вся Германия в те годы, Гитлер не мог ничего сделать, он не мог его бросить в застенки концлагеря, он не мог его расстрелять, он просто его послал в пекло на фронт в надежде на то, что там он погибнет. Макс Шмелинг прожил тяжелую жизнь. И долгую – я лично был с ним знаком. Прочитал его книгу, знаком с очень многими эпизодами. Тот эпизод, про который вы сказали, что, оказывается, он нечестно победил Льюиса… Я не был очевидцем, но спекуляций очень много по этому поводу идет как за, так и против. В большинстве боксеры, все-таки, склоняются к тому, что это был честный поединок, иначе бы он не стал чемпионом мира.

    В.ПОЗНЕР: Все-таки, я повторю вопрос. Кого из тяжеловесов вы считаете лучшим боксером? Забудем человеческие качества. Именно боксером.

    В.КЛИЧКО: Шугар Рей Леонард.

    В.ПОЗНЕР: Спасибо. Он был, правда, не тяжелый вес.

    В.КЛИЧКО: Он был не тяжелый вес, но зато человек, который показывал, действительно, высший класс в квадрате ринга.

    В.ПОЗНЕР: В 2005 году вы заявили о завершении спортивной карьеры, а потом в 2008 году вы вернулись, все-таки. Почему?

    В.КЛИЧКО: Тяжелый этап в жизни, когда я боксировал не против своих соперников, я боролся со своим телом. Одна травма переходила в другую. Вы знаете, был какой-то этап, черная полоса, когда я уже несколько раз откладывал поединок, и Федерация мирового бокса сказала: “Либо у тебя есть последний шанс отстоять титул, либо титул будет вакантным, то есть титул у тебя заберут”. Я не стал дожидаться того момента, пока у меня заберут титул, и сказал: “Огромное спасибо Федерации, огромное спасибо боксерам. Я не хочу блокировать тяжелый вес, и поэтому я принимаю решение уйти из бокса”. В знак уважения за такое решение мне дали звание “почетный чемпион”. Такой почетный чемпион, который не проигрывал своего титула, не проигрывал боя, имеет возможность вернуться в ринг в любой момент, когда он захочет. Этим случаем, этой возможностью я воспользовался на несколько лет позже, когда, все-таки, залечил те травмы, которые были у меня.

    В.ПОЗНЕР: Понятно. Четвертого ноября этого года в “Советском спорте” я увидел статью, которая неприятно меня поразила. Я не знаю, наверное, вы с ней знакомы, это мнение израильского нейрохирурга. Знаете, о чем я говорю уже, да? Вы улыбаетесь. Я не буду ее читать целиком, но он говорит, в принципе, что вам пора уйти в 40 лет, что для вас опасно продолжать быть на ринге, что количество ударов, которые получает боксер, в конце концов, сказывается и на речи, и на рефлексах, и на движениях. И что он, наблюдая за вами, и это я, пожалуй что, просто прочитаю, чтобы завершить. Он говорит: “Речь идет в первую очередь о частых проявлениях амнезии, то есть потери памяти, характеризующихся спутанностью сознания, замедлениями, нарушениями моторной функции, которые могут быть предвестниками прогрессирующей энцефалопатии. Это хорошо видно и зрителю. Посмотрите, как зачастую говорят боксеры по телевизору. Замедление речи, несвязанные слова и предложения, часто откровенно языковые ляпы”. Но пока что у нас с вами этого не произошло. Он не враг вам, это явно, этот человек. У вас нет опасения, что, может быть, он в чем-то прав?

    В.КЛИЧКО: Одно могу сказать: когда я начал заниматься политикой, я очень много узнал о себе. Мой отец был военным атташе, дипломатом, и я читал СМИ, которые распространялись очень, якобы, из правдоподобных источников, что он занимался контрабандной наркотиков, оружия и так далее. Очень много узнал о себе интересного, узнал о своей семье. Сейчас приближаются выборы на Украине. Буквально через 10 месяцев начнутся новые выборы. В преддверии этих выборов я начинаю снова читать информацию, очень грамотно запакованную, в отношении меня, в отношении моей семьи, которые мне предъявить ничего не могут, а направлена она на одно – разрушение имиджа: что, якобы, Кличко не в состоянии не то что заниматься политикой, он не в состоянии связать пару слов, и более того, это влечет за собой еще дополнительную агрессию, дополнительные опасности.
    Я посоветовал бы этому хирургу, который с экрана телевизоров, якобы, определил болезнь Паркинсона… Вы как человек, как журналист знаете, наверняка, какую-то раннюю степень болезни Паркинсона. В следующий раз какой-то доктор снова сможет определить раннюю степень беременности с экрана телевизора с таким же самым успехом.

    В.ПОЗНЕР: Но вы полагаете, что этот человек кем-то подкуплен или?..

    В.КЛИЧКО: Этот человек… У меня есть вопросы, существует ли он в действительности. Если существует в действительности, то он, наверняка, подкуплен. Как может доктор ставить диагноз, не обследовав человека,? Во-первых. Во-вторых, одно могу сказать: я благодарен моим тренерам, которые достаточно хорошо готовили меня, и я рад, что за всю свою боксерскую карьеру ни разу не то что не побывал в нокауте, но даже и в нокдауне.

    В.ПОЗНЕР: Хорошо. О боксе – все, сейчас мы будем говорить с вами о вашей политической карьере, и самое время сделать маленький перерыв на рекламу. Не уходите.

    ВТОРАЯ ЧАСТЬ

    В.ПОЗНЕР: Итак, о политике. В 2005 году вы объявили о своем уходе, как мы уже говорили, и сказали так: “Никто не знает, что будет завтра. Я не собираюсь ходить к цыганкам и просить предсказать будущее. После ухода из спорта стану заниматься тем, что мне нравится. Чем именно, не знаю пока даже сам”. Но буквально в этом же году вы начали свою политическую карьеру, начали с попытки баллотироваться в Верховную Раду. Вопрос у меня такой. Это что, внезапно такое пришло решение? Раз вы говорили тогда, что “я сам не знаю”, и потом – раз!

    В.КЛИЧКО: Владимир Владимирович, дело в том, что я иногда очень сам удивляюсь, когда читаю в интернете или в газетах слова от первого лица, от себя и получаю новости сам про себя. Думаю: “Ой, как здорово!” Бегать по каждому изданию и искать правду или журить кого-то и говорить “Ай-яй-яй, что же вы сделали?”, если там ничего такого нет чересчур идущего вразрез, я…

    В.ПОЗНЕР: То есть вы хотите сказать, что эта цитата, взятая нами из “Собеседника”, вам не принадлежит?

    В.КЛИЧКО: Я всегда знал, что я буду делать. По крайней мере, ставил перед собой ближние и дальние цели. По крайней мере, о том, что я не знаю, чем я буду заниматься… Из тех слов, которые вы озвучили, возникает такое впечатление, будто Виталию нечем было заняться, и он решил пойти в политику.

    В.ПОЗНЕР: Но уход из спорта был неожиданным, все-таки, для вас. Я понимаю, что вы думали об этом – из-за травм и так далее. Но, все-таки, вы не думали, что это так произойдет. А здесь, вроде бы, могли быть растерянными. Я бы понимал. Сейчас сам не знаю, действительно. А вы, оказывается, знали, на самом деле, что вы пойдете в политику, да?

    В.КЛИЧКО: От вчерашнего дня зависит день сегодняшний, сегодня мы строим планы, от них зависит, что будет завтра. Всегда есть предпосылки тому, чем ты занимаешься, и ты делаешь фундамент для следующих начинаний. Политикой я интересовался всегда, и занимаюсь тем, к чему у меня есть интерес, к чему я стремился. И поэтому я знал, хотя, может быть, официально это не афишировал.

    В.ПОЗНЕР: Вы вообще никогда не подавали в суд на издания, которые цитируют вас и при этом это – не ваши слова?

    В.КЛИЧКО: Я еще раз хочу подчеркнуть, если такие высказывания не идут вразрез каким-то ключевым принципам, я не обращаю на это внимание – это было бы хождение по судам и занятие тем, что кто-то, якобы, перефразировал фразы или, там, дописал, додумал. Поэтому я не вижу в этом ничего плохого. Правда всегда находит свою линию, как бы ни искривляли информацию, что бы ни дописывали. Я лично могу, в вашем, например, интервью рассказать свою точку зрения.

    В.ПОЗНЕР: Другими словами, вот это вот не ваши слова, прямо скажем, да?

    В.КЛИЧКО: Я не помню, чтобы я говорил о том, что я не знаю, чем я буду заниматься завтра.

    В.ПОЗНЕР: Понятно. Значит, вы дважды баллотировались на пост мэра Киева, оба раза безуспешно. Нельзя сказать “совсем безуспешно”, но не побеждали. В 2006 году – второе место, в 2008 году – третье место. Это дало повод некоторым вашим политическим противникам сказать, что на ринге боксерском вы производите гораздо более сильное впечатление, чем на политической арене. Довольно язвительно. Вообще эти поражения для вас оказались чувствительными? Вы редко проигрывали на ринге, два раза, кажется, да?

    В.КЛИЧКО: На самом деле, в профессионалах я ни разу не проигрывал. Официально стоит два проигрыша, хотя те поединки я не выиграл. Но, на самом деле, в боксерской карьере в любом виде деятельности только лишь побед не бывает – бывают проигрыши, и проигрышей у меня было также достаточно.

    В.ПОЗНЕР: Скажите, что для вас было болезненно? Когда вы проигрывали на ринге, или когда вы проиграли выборы в попытке стать мэром Киева?

    В.КЛИЧКО: Не буду лукавить, неприятно проигрывать, какие бы планы ты ни ставил, но когда ты не достигаешь целей, – это неприятные ощущения. Но когда проходит определенный промежуток времени, ты сможешь объективно оценить ту ситуацию. И одно могу сказать: здорово, все-таки, что первые выборы я не выиграл. Только лишь потому, что с той фракцией, с которой я пришел в Киевсовет, не имея достаточно политического опыта… Те люди буквально на первой же сессии, буквально на первых же голосованиях показали то, зачем они пришли в Киевсовет. Получив предложение занять позиции в администрации, получив какие-то преференции, они сразу же вышли из политической силы, пошли к оппонентам для того, чтобы удовлетворить свои личные интересы. Одно могу сказать: став мэром, опираясь на таких людей, много каши бы я не сварил, и мне бы пришлось бы очень и очень тяжело.

    В.ПОЗНЕР: А вторые, когда вы только третьим были?

    В.КЛИЧКО: Вторые выборы… К большому сожалению, Юлия Тимошенко приняла решение также выдвигать кандидата, хотя мы договаривались, что поддержат того кандидата, который имеет больший шанс, должны были поддержать меня. И мы растянули голоса, в результате мэром города Киева снова стал тот же самый человек. Но фракция была сформирована полностью уже с учетом опыта. А опыт – это самое ценное, что есть в жизни, он предостерегает от ошибок. Фракция осталась цельной, несмотря на то, что мы находились долгое время в оппозиции.

    В.ПОЗНЕР: Раз вы упомянули Тимошенко, как вы относитесь к суду, который был над ней, и к приговору?

    В.КЛИЧКО: Если исходить из той же самой тенденции, то против каждого политика, который был при власти… Можно рассматривать те или иные его действия, политические решения по-разному, и многих из политиков за их политические решения просто сажать в тюрьмы. Мы неоднократно заявляли – “мы” я говорю как политическая сила – что каждый политик должен нести только лишь политическую ответственность за свои политические решения, не уголовную.

    В.ПОЗНЕР: Вот что вы сказали (опять-таки, вы скажете, говорили вы или нет): “Приговор Тимошенко является не чем иным как политическим харакири украинской власти”. Харакири – это самоубийство, как мы знаем, да? Какие основания у вас есть говорить, что это именно так?

    В.КЛИЧКО: Это было до тех заявлений, как только Тимошенко была арестована за свои политические соглашения, которые она подписала с Россией. Сразу же свое отношение к данному процессу высказала не только лишь Россия, свое отношение к этому процессу высказали европейские лидеры, практически лидеры всех государств, и ни у кого не возникало сомнений, что за этим процессом стоят политические подоплеки.

    В.ПОЗНЕР: 24 апреля прошлого года, 2010 года вы были избраны председателем нового политического движения, которое называется Украинский Демократический Альянс за Реформы, сокращенно УДАР (очень для вас подходит, конечно). И по данным социологов если бы выборы состоялись в Верховную Раду, который прошли в ноябре, если бы вы участвовали, то УДАР впервые бы в своей истории прошел в парламент, набрав порядка 8,5% голосов, и вообще является пятой политической силой сегодня в Украине. Для вас пятое место внушает оптимизм?

    В.КЛИЧКО: Учитывая то, что меньше двух лет назад этой политической партии не было на горизонте Украины, и многие политики говорили “Виталий Кличко – это спортсмен”, и мне приходилось очень часто доказывать свою профессиональную пригодность не как спортсмена, а как человека, который занимается политикой. Мы принимали участие в местных выборах, где нам разрешили участвовать только лишь за месяц (законодательство такое было). Несмотря на это, мы в тех регионах, в которых мы принимали участие, практически во всех регионах прошли. Очень много критиков высказывали свои сомнения по поводу политической силы. На сегодняшний день у нас самая лучшая динамика развития. Если мы сохраним ту же самую динамику до выборов ноября 2012 года, то у нас есть все шансы стать как минимум третьей силой, как максимум – второй политической силой, политической партией в Украине, которую поддерживает население Украины.

    В.ПОЗНЕР: Кстати, вы свободно говорите на украинском?

    В.КЛИЧКО: (говорит по-украински). Переводить нужно?

    В.ПОЗНЕР: Я процентов 80 понял.

    В.КЛИЧКО: Я – русскоязычный. В моей семье всегда говорили на русском языке, и мне приходилось учить язык. Но вы знаете, если выучил английский, немецкий, почему украинский невозможно выучить? И для меня первым языком всегда был русский язык, я не скрываю этого, я думал на русском. Но чтобы быть в украинской политике, где государственный язык – украинский, необходимо говорить на украинском. Я владею украинским.

    В.ПОЗНЕР: Вы говорили, что вы избавились от розовых очков, прозрели. И еще говорите: “К сожалению, политика – не бокс, а бои без правил. Я понимаю, что это очень грязное занятие. Но в то же время в идеале это инструмент, с помощью которого я хочу изменить страну, чтобы она стала не хуже Польши или Словакии. Я никогда не ставил перед собой цель заниматься политикой, но сама жизнь поставила меня перед этим выбором – заниматься политикой. Иначе она займется тобой”. Два вопроса в связи с этим. Каким образом, что вы имеете в виду, когда вы говорите, что сама жизнь поставила этот вопрос перед вами? И что значит “политика займется тобой, если ты ею не занимаешься”?

    В.КЛИЧКО: В 1991 году развалился Советский Союз. Многие государства выбрали самостоятельность и независимость, так же и Украина. Мне было 20 лет, мы тогда мечтали построить государство с равными возможностями для каждого, мы мечтали построить демократическое государство, мы мечтали о лучшей жизни. Прошло 20 лет. Вы знаете, эти 20 лет прошли как одна минута. Очень быстро. Буквально недавно мы праздновали двадцатилетие, и мы задаем себе вопрос: о каких достижениях за этот промежуток времени мы можем сказать? Мы можем гордиться отдельными достижениями представителей науки, искусства, спортсменами, но мы не можем гордиться достижениями в экономике, мы не можем, к большому сожалению, гордиться достижениями в политике. Политики уже долгое время меняются местами между собой: то они находятся у власти, то они в оппозиции. Но принципиально ничего не меняется. Они рассказывают очень красивые вещи, которые люди хотят слышать. Придя же к власти, их слова не подтверждаются никакими конкретными делами. И самое интересное, что следующие 20 лет могут пройти точно так же быстро, как и прошедшие с 1991 года. Мы будем, может быть, снова говорить о времени упущенных возможностей.
    Я боксировал буквально несколько месяцев назад в Польше. Последний раз я был в Польше в начале девяностых. Тогда Польша немногим отличалась от Украины, напоминала большой базар: поляки ездили в Украину, в Россию, скупали вещи, привозили в Польшу, экономика не работала, был полный хаос. Попав сейчас в Польшу, я был приятно удивлен: она мне напоминала, к сожалению, не Украину, она мне напоминала Германию – по инфраструктуре, по социальным стандартам. И не только лишь в Польше – я очень часто бываю в Словакии, Чехии, Хорватии, в республиках бывшей Югославии. Вы знаете, есть изменения. Разница между Украиной, уровнем жизни, социальными стандартами, инфраструктурой – колоссальная. Хотя, мы говорим, что мы – европейская страна, что наши приоритеты – европейские, но от слов далеко не уходим. И можно об этом говорить дома, можно быть таким экспертом, говорить, что хорошо, что плохо, можно критиковать одних, других, но ничего не изменится. И следующие годы пройдут точно так же быстро. А можно брать на себя ответственность и воплощать свое личное видение, видение тех людей, с которыми у тебя совпадает мировоззрение, ценности и стараться изменить. Я выбрал второй путь.

    В.ПОЗНЕР: Чем вы объясните тот факт, что Украина не сумела достичь того уровня, которого достигли и Венгрия, и Польша, и Словакия, и Чехия? Что этому мешало? Почему они смогли – очень разные страны, а Украина не смогла?

    В.КЛИЧКО: После развала Советского Союза, кто на чем сидел, кто чем владел, тот это и получил. Большие предприятия, ключевые предприятия Украины оказались в частных руках, и на сегодняшний день, по большому счету, к большому сожалению, существует группа людей, которые многократно из года в год увеличивают свое состояние. Уровень жизни украинцев не улучшается. И самая большая опасность в том, что пропасть между колоссально богатыми и людьми, которые, по большому счету, влачат свое существование, увеличивается. Напряжение в обществе увеличивается – об этом говорит социология, так как в Украине более 50% протестного настроения.

    В.ПОЗНЕР: Вы хотите сказать, что в тех странах, о которых мы только что говорили, этого не было? Что там нет людей очень богатых, владеющих крупными предприятиями и так далее? Там же тоже капитализм, насколько я понимаю.

    В.КЛИЧКО: То же самое, капитализм. Но там существуют равные возможности для бизнеса, равные возможности для людей и существует средний класс, который, по большому счету, в Украине отсутствует.

    В.ПОЗНЕР: Из-за политиков тогда? Это кто виноват?

    В.КЛИЧКО: Политиками создаются все возможности для реализации этой схемы, когда ключевые бизнес-структуры, финансово-промышленные концерны, которыми они уже стали, диктуют условия политике. И работают они, к большому сожалению, не в интересах государства, а в личных интересах. И в связи с этим существует такая колоссальная разница между богатыми и бедными, которая увеличивается.

    В.ПОЗНЕР: Вы довольно горько оцениваете эти 20 лет, прошедшие для Украины.

    В.КЛИЧКО: Я не горько, я постарался максимально объективно.
    В.ПОЗНЕР: Ообъективно, но, все-таки, не со знаком “плюс”, согласитесь? А что вы скажете – просто мне любопытно, может быть, вы ничего не скажете – по поводу тех же 20 лет для России?

    В.КЛИЧКО: Я бы очень осторожно комментировал внутреннюю, внешнюю политику соседнего государства.

    В.ПОЗНЕР: Ваше право. Вы сами, однако, признаете, что Россию и Украину сталкивают лбами политики. Это вы как-то говорили.

    В.КЛИЧКО: Да. И могу подтвердить это.

    В.ПОЗНЕР: И вместе с тем, судя по некоторым вашим высказываниям, вы – не столько сторонник какого-то сближения и какого-то союза между Украиной и Россией, сколько сторонник присоединения Украины к Европейскому Союзу. Вам задают такой вопрос: “Сейчас в Европейском Союзе есть две позиции относительно парафирования соглашения. Первая, прекратить все переговоры, пока лидеры оппозиции Юлия Тимошенко и Юрий Луценко остаются за решеткой. Вторая – подписывать договор, чтобы таким образом предотвратить вступление Украины в Таможенный союз, куда нас активно тянет Россия. Какова ваша позиция по этому вопросу?” Вы отвечаете: “Подписывать нужно обязательно”. Можно ли сказать так, что если Виталий Кличко должен решить вопрос “Союз с Россией или вступление в Европейский Союз?” (потому что и то, и другое вместе, как вы понимаете, не получается), то Виталий Кличко говорит: “Конечно, союз с Европейским Союзом”.

    В.КЛИЧКО: Вы раскрашиваете все в белые и черные тона. Во-первых, напряжение между Украиной и Россией на уровне человеческого общения абсолютно отсутствует. Как в Украине создается такой ореол, что россиянин, приехав во Львов, будет себя чувствовать там москалем, за которым будут гоняться националисты и требовать от него как минимум говорить на украинском, как максимум убраться с их территории. Это все надумано. И на этом уровне разыгрывается эта карта противостояния Украины и России. Противостояния нет, и это говорит о том, что… Языковой вопрос надуман. Одно могу сказать: большая часть населения в Украине говорит на русском языке. Большая часть газет в Украине выходит на русском языке или, как минимум, на двух языках. Огромное количество театров – русскоязычные, подавляющее большинство. Российские фильмы идут в кинотеатрах на русском языке. И в общении между людьми…

    В.ПОЗНЕР: Вы сейчас, если говорить боксерским языком, занимаетесь обманными движениями. Я вас спрашиваю, вы – сторонник того, чтобы Украина стала членом Европейского Союза?

    В.КЛИЧКО: Я – сторонник того, чтобы Украина стала членом Европейского Союза.

    В.ПОЗНЕР: При этом не став, очевидно, членом Таможенного союза с Россией.

    В.КЛИЧКО: Невозможно сразу… Украина должна выступать исключительно из своих интересов. Большинство украинцев на сегодняшний день высказываются за союз, за евроинтеграцию. И тот же самый приоритет высказал президент Украины Янукович.

    В.ПОЗНЕР: Теперь скажите, можете ли вы внятно и понятно для российского зрителя объяснить свою позицию, которая сводится к тому, в частности, чтобы приравнять ветеранов Украинской повстанческой армии по льготам с ветеранами Великой Отечественной войны? Или вы так не считаете? Я читал, что вы говорили, что это очень деликатный вопрос, что к нему надо подходить очень взвешенно. Но тем не менее, считаете ли вы, что именно по этим льготам (больше ни по каким вещам) нужно приравнять ветеранов УПА к ветеранам Великой Отечественной войны?

    В.КЛИЧКО: Вы дергаете за те же самые ниточки, за которые дергают украинские политики, когда стараются ворошить прошлое. Они начинают делать себе либо политические дивиденды, награждая людей, которые уже давным-давно ушли в прошлое, медалями, наградами…

    В.ПОЗНЕР: Ющенко этим занимался.

    В.КЛИЧКО: Затем вытягивать вопрос награды или пенсий? Я считаю на сегодняшний день глупостью поднимать эти вопросы, которые ведут к напряжению в украинском… Есть разные мнения в украинском обществе, и мое личное мнение – эти вопросы не трогать. Нам необходимо объединять вокруг ценностей и вокруг нашего будущего, строить будущее, а не копаться в нашем прошлом. И, к большому сожалению, для копания в этом прошлом берутся те ключевые вещи, которые разъединяют Украину. И этот вопрос очень неоднозначно оценивается.

    В.ПОЗНЕР: А вами этот вопрос как-то оценивается? Или вообще вы не имеете касательства к нему, и это опять вас неправильно цитируют?

    В.КЛИЧКО: Так вы процитировали меня, что данный вопрос очень тонко воспринимается, и он вызывает напряжение.

    В.ПОЗНЕР: Согласен. Но вы, лично? Лично?

    В.КЛИЧКО: Только лишь история даст объективную оценку этим действиям УПА, только лишь история. Если мы начнем копаться сейчас в нашем прошлом, ничего хорошего из этого не выйдет, так как найдется огромное количество людей, которые будут высказываться за, высказываться против, и снова мы начнем играть на струнах напряжения. Так же в обществе.

    В.ПОЗНЕР: Я это говорил в своей программе, я вам это скажу. Моя дочь любимая живет и работает в Германии уже 21 год, она замужем за немцем. Мой внук Коля – немец, он родился в Берлине. Так вот у них в школе постоянно занимаются прошлым, постоянно объясняют им, что такое был Гитлер, что такое была нацистская партия, кто такие были эсесовцы, что такое было гестапо и почему за все отвечает немецкий народ, что меня потрясает, а не просто эти люди? Они это делают, потому что они понимают, что если не разобраться с прошлым, никакого будущего не будет, потому что оно будет все время возникать. А вы говорите: “Не надо трогать прошлое, потому что оно сложное, потому что оно задевает людей”. Конечно, задевает.

    В.КЛИЧКО: Знаете, почему? Потому что большая часть людей говорит, что УПА – они также боролись один промежуток времени и против фашизма, боролись также и с Красной армией, якобы они боролись, отстаивая интересы Украины.

    В.ПОЗНЕР: Как в Прибалтике некоторые латыши, эстонцы и так далее были в СС и боролись, говорят, за независимость Латвии и Эстонии. Но они были в осужденной организации – СС.

    В.КЛИЧКО: Я одно могу сказать по этому поводу. Если человек надел форму СС, он окрасил себя в те цвета, в которые он окрасил себя. Есть очень много по этому поводу точек зрения. Я четко придерживаюсь позиции: мой дед воевал, у меня очень много родственников… Отец не воевал, он родился в 1947 году. И я четко понимаю, что те проявления… Или те люди, которые поддерживали нацистов, фашизм, вызывают только лишь негативные эмоции у меня лично. Зная историю, я ни в коем случае таких людей ни поддерживать, ни защищать… Я никогда не делал и не собираюсь этого делать. Если вы уже так ребром ставите вопрос…

    В.ПОЗНЕР: Конечно, ребром. А как иначе? Понял. Очень хорошо. Говоря о своих политических планах, вы как-то сказали, что вы не повторите судьбу Виктора Ющенко и его команды, растерявших те надежды, которые возлагали на них миллионы украинцев. Почему так плохо получилось или, вернее, можно сказать, почему не получилось у Ющенко? Ведь, на самом деле, была поддержка изначально. Что произошло, на ваш взгляд?

    В.КЛИЧКО: Огромная поддержка людей была, потому что высказывались правильные вещи: борьба против коррупции, верховенство права, равные возможности для людей. И люди поддержали эти правильные идеи. Но, как говорят в Украине, это была борьба между миллионерами и миллиардерами для того, чтобы только лишь поменяться местами. Победила Оранжевая революция, и закончилось это все тем, что ситуация абсолютно не стала отличаться, а в некоторых направлениях даже и намного ухудшилась: мы говорим, коррумпированность и так далее.
    Ющенко не удалось. Идеи были хорошие, но ему не удалось воплотить все то, к чему он призывал. Вы спросите: “Причина?” Те люди, которые находились рядом с ним.. Один человек ничего не может сделать… Это была команда не тех людей, которые были заинтересованы. Они использовали лозунги только лишь как инструмент политической борьбы.

    В.ПОЗНЕР: Он окружил себя не теми? Можно так сказать?

    В.КЛИЧКО: На самом деле, человек должен иметь волю и желание, и от политической воли одного человека зависит очень многое.

    В.ПОЗНЕР: Скажите, вы будете бороться? Вы представляете себе, что вы будете бороться когда-нибудь за пост президента Украины?

    В.КЛИЧКО: Если будет поддержка и запрос в обществе, не исключаю.

    В.ПОЗНЕР: Последний вопрос – я, все-таки, вернусь к боксу. Вы понимаете, что осталось провести немного боев. “Но еще одна цель в профессиональном боксе, которой я пока не достиг. Как только это произойдет, я повешу перчатки на гвоздь”. Что за цель в боксе, которой вы не достигли? Это я как-то не представляю.

    В.КЛИЧКО: Вы знаете, очень здорово мечтать. Когда-то давным-давно, будучи мальчишкой, я мечтал стать чемпионом мира, и поделился своими мечтами с моими ребятами, которые смеялись, шутили по этому поводу. Я – злопамятный, я, в принципе, пригласил всех тех ребят, кто шутил, уже чуть позже, принес им пояс чемпиона мира, о котором мечтал. Все развели руками, говорят: “Никто же не думал, что мальчишка с нашей школы, с нашего двора сможет воплотить мечтания в жизнь”. Очень здорово, когда ты имеешь цели. И не только лишь нужно иметь цели – нужно сделать все для того, чтобы эти цели стали реальностью, реализовывать их.

    В.ПОЗНЕР: Какая мечта в боксе осталась? А то время у нас летит.

    В.КЛИЧКО: Знаете, лучше делать, а потом говорить.

    В.ПОЗНЕР: То есть вы не хотите говорить?

    В.КЛИЧКО: Я об этом специально не сказал в интервью, и я сейчас не буду говорить, но такая мечта есть. Она есть, и очень здорово, что все мечты, которые мы… Такого не было никогда в мире, когда два брата объединили все пояса, которые существуют.

    В.ПОЗНЕР: Это правда. Но это не эта мечта – она уже есть.

    В.КЛИЧКО: Мы мечтаем дальше.

    В.ПОЗНЕР: Посмотрим. Хорошо. Спасибо большое. Теперь Марсель Пруст вам задаст несколько вопросов, известный французский писатель, мой приятель. Правда, его нет на этом свете, но ничего. Итак. Какую добродетель вы цените больше всего?

    В.КЛИЧКО: Откровенность, честность.

    В.ПОЗНЕР: Какой недостаток вы легче всего прощаете?

    В.КЛИЧКО: Наивность, может быть.

    В.ПОЗНЕР: Какой недостаток вы никогда не прощаете?

    В.КЛИЧКО: Предательство.

    В.ПОЗНЕР: Бессмертие если бы вам предложил дьявол без каких-либо условий, вы бы согласились?

    В.КЛИЧКО: Было бы скучно, наверное.

    В.ПОЗНЕР: Ваша главная слабость? Удар слева?

    В.КЛИЧКО: Нет.

    В.ПОЗНЕР: Я шучу.

    В.КЛИЧКО: Слабость… Я не хочу говорить о своих слабостях только лишь потому, что кто-то может ими воспользоваться.

    В.ПОЗНЕР: О чем вы больше всего сожалеете?

    В.КЛИЧКО: Ух, вопросы, конечно. Я сожалею… Я не сожалею ни о чем.

    В.ПОЗНЕР: Ни о чем. Ваши любимые писатели? Хотя бы трое. Можете назвать?

    В.КЛИЧКО: Булгаков, Веллер. Третий какой любимый? Писателей очень много, чтобы так…

    В.ПОЗНЕР: Если нет, так и нет. Я думаю, Веллер очень будет гордиться, что он оказался рядом с Булгаковым.

    В.КЛИЧКО: Я его очень люблю.

    В.ПОЗНЕР: Какое качество более всего вы цените в женщине?

    В.КЛИЧКО: Женственность.

    В.ПОЗНЕР: Чего больше всего боитесь?

    В.КЛИЧКО: Страха.

    В.ПОЗНЕР: Оказавшись перед Богом, что вы ему скажете?

    В.КЛИЧКО: Я бы задал ему вопрос: “Почему?” И было бы очень много…

    В.ПОЗНЕР: Спасибо. Это был Виталий Кличко.




    К записи "12 декабря 2011 года. Виталий Кличко в программе “Познер”" 24 комментария

    Витя, вмаж этому старому геббельсовцу….

    Не получится вмазать этому хамелеону, и не таких тот окучивал. Тем более Кличко практически живет на Западе, и имеет достаточно либеральные взгляды. Просто интересно будет понаблюдать, как Познер в своем стиле, исследователя букашек, с иезуитской усмешкой, будет смотреть поверх очков на эту глыбу, на Гладиатора наших дней, одно из немногих достояний, что осталось у Украины в результате политического шапито, в котором, кстсти, нашлось место и будущему герою интервью. Такие времена…

    Знамо. Просто помечтать охота…))

    Здравствуйте, дорогой В. В.

    Очень благодарен вам за эту передачу, (“Познер”). В двух словах почему, Люди, от которых, так или иначе что нибудь зависит, раскрывают у вас свое более менее настоящее лицо!

    А вам всё божья роса….

    В целом, Кличко удар держит, красава. На все гаденькие заготовки ВВ-ча, ответил толково, чему ведущий был немало удивлен. Со Шлемингом дали пенку оба – ВВ напутал что-то(с Холифилдом наверное), а Кличко повелся, поскольку не было никакого удара после гонга ни 1-ом ни 2-ом бое. Вобщем и целом четверка с минусом. Минус за непроверенные, “жареные” факты из любимой желтой прессы ВВ и паталогическое его желание услышать однозначный ответ от политика на неоднозначный, вопрос.(об УПА)

    В.В. жестко Вы прижали Виталия по вопросу отношения к УПА. Вас бы так зажать в угол по некоторым вопросам. А Я бы ответил по другому. Принципиальная разница между Гитлером и Сталиным для меня не очевидна. Украинский народ оказался между двумя крупнейшими диктаторами 20-го века. Сложно осуждать людей сделавших в этой ситуации выбор в ту, или иную пользу.

    “Принципиальная разница между Гитлером и Сталиным для меня не очевидна”.
    Ошибаетесь…
    Куда более не очевидна принципиальная разница между геббельсом и солженицыным…

    Я имел ввиду разницу с точки зрения украинского народа, и именно в этой ситуации. А так принципиальная разница в том, что Сталин и сталинизм юридически осуждены не были (пока, но ещё не вечер), а Гитлер и фашизм были. Ещё разница, по моему, в том, что Сталин в большей степени уничтожал народ своей страны (и в значительный степени его элиту), чем другие народы, чем Гитлер. Геббельса и Солженицына объединяет только то – что они оба профессионалы в своем деле, относящиеся к нему со всей душой. Что ещё?

    Давид Самойлов

    (написано в 1946 году)

    Я вел расстреливать бандитку.
    Она пощады не просила.
    Смотрела гордо и сердито.
    Платок от боли закусила.
    Потом сказала: «Слушай, хлопец,
    Я все равно от пули сгину.
    Дай перед тем, как будешь хлопать,
    Дай поглядеть на Украину.
    На Украине кони скачут
    Под флагом с именем Бандеры,
    На Украине ружья прячут,
    На Украине ищут веры.
    Кипит зелёная горилка
    В белёных хатах под Березно,
    И пьяным москалям с ухмылкой
    В затылки тычутся обрезы.
    Пора пограбить печенегам!
    Пора поплакать русским бабам!
    Довольно украинским хлебом
    Кормиться москалям и швабам!
    Им не жиреть на нашем сале
    И нашей водкой не обпиться!
    Ещё не начисто вписали
    Хохлов в Россию летописцы!
    Пускай уздечкой, как монистом,
    Позвякает бульбаш по полю!
    Нехай як хочут коммунисты
    В своей Руси будуют волю…
    Придуманы колхозы ими
    Для ротозея и растяпы.
    Нам всё равно на Украине,
    НКВД или гестапо…
    И я сказал: “Пошли, гадюка,
    Получишь то, что заслужила.
    Не ты ль вчера ножом без звука
    Дружка навеки уложила.
    Таких, как ты, полно по свету,
    Таких, как он, на свете мало.
    Так помирать тебе в кювете,
    Не ожидая трибунала”.
    Мы шли. А поле было дико.
    В дубраве птица голосила.
    Я вёл расстреливать бандитку.
    Она пощады не просила.

    Принципиальная разница между Сталиным И Гитлером в идеологиях – коммунизма и фашизма. Сталин железной рукой загонял лапотную Россию в коммунизм, а Гитлер железной пятой народы в топку нацизма. Как кто то правильно заметил, что Сталин это необходимое зло, которому дано было появиться в Истории, чтобы уничтожить Абсолютное Зло, ценою миллионов жизней советских людей. Вечная им Память и Слава! А тот, кто не видит “принципиальной разницы” тоже находится, как бойцы УПА, между молотом и наковальней и в момент исторического выбора сделает шаг в сторону Мазепы, Гапона, Петлюры, Власова, Шухевича и им подобным, только память им будет отнюдь не славная и место им будет у параши Истории.

    Из того что Вы написали, согласен только с тем что нас рассудит история. И похоже уже скоро.

    История красных и коричневых свершившийся факт с прославлением и осуждением оных, а вот новейшая история неофашизма вершится у нас на глазах. Когда некие избранные страны и народы огнем и мечом цивилизуют отсталые недостраны и недонароды. Интересно, иракский, ливийский, (в перспективе иранский) народы потребует компенсаций за разрушенную и разграбленную страну, за сотни тысяч убитых и покалеченных?!

    C нижней частью, по сути согласен. Но это не имеет отношения к теме. Думаю если найдется кто то кто “нагнет” США – то за описанный Вами произвол они тоже могут ответить. Только пока вроде не кому “нагнуть”. Они, по Вашему “Глобальные победители”. А вот нас, думаю, “нагнут”.

    Ты это… тавой… давай не обобщай. Что то есть в твоих умозаключениях ущербное, мазохистское, гомицидное. Все бы тебе отдать, заплатить, отдаться, нагнуться.

    Я смотрел передачу и мне кажется, что Познер как обычно проявил своего гостя со всех сторон. Я никогда не видел Кличко в боксёрском бою, но слышал и читал, что он прекрасный спортсмен. Как политик же он произвёл на меня жалкое впечатление. Очень много банальных, пустых фраз и деклараций, всё время в защите и ни разу не высказался откровенно, путь даже и противоречиво. Удивительно скучный человек. Начинать ответы с “по этому вопросу существует много мнений” и затем стараться замотать тему не вызывает ни интереса и не добавляет уважения. По поводу либеральных взглядов Кличко – вы наверное пошутили! Уже одно “не нужно копаться в своей истории”, чего стоит. И общая позиция – постараться ничего не сказать по существу, как бы чего не вышло – мало имеет отношения к либерализму. По поводу же стиля Познера – господа и товарищи, вы вероятно не видели интервью американских или английских интервьюеэров. Познер тоже умеет так как они, но к нашим медленно и туго мыслящим звёздам он проявляет неимоверный такт, терпимость и нежность, поверьте мне.

    andvy3 Ну опять началось. Я же Вам уже писал “Надо научиться играть – а не оскорблять соперников.” Добавлю, “и проигрывать”. Переходя на ваш уровень, добавлю ещё что “петухов”, как правило, опускают не из за их склонности к гомосексуализму, а потому что они очень много берут на себя, и не отвечают за свой “базар”, ну правда, и за такую лексику как у Вас сейчас, тоже, думаю, бывает. Так что, думайте, что говорите.

    Абсолютно нет желания оскорблять кого-либо.Это мое предположение о твоих наклонностях, сложившееся в процессе дискуссии. Ни убавить, ни прибавить, сорри.

    Раз уж Вы в этой теме, подобную дискуссию завели. То не пытайтесь оскорбить. Факты, факты, давайте. Сколько провели США боев, сколько выиграли, сколько проиграли? И по России – так же. Делаем ставки на будущее…

    Господа Олег Николаевич, andvy3, прочие коммунисты, сталинисты, тоталитаризты – Путинизты где вы?! Ау! Куда все пропали? Что «ребята, харе, отработали лаве»? Погрузили барабаны в автобусы – поехали по домам? Ваши политические предки были куда настойчивее. А нас во всём обвиняли, мы типа проплачены. Мы ждём вас, гонг, очередной рауд, 24 на пр. Сахарова!

    Вот урод, кому сдался твой гонг и раунд, да и ты сам – неграмотный и недалекий потомок “совка”. Обычно в компаниях таких, как ты пустозвонов, терпят и пользуют, как шестерок. Вот и сейчас тебя попользуют, но не выкинут, а будут использовать как многоразовый презерватив. Ты только мыться не забывай.

    О, один очнулся. Буди друзей!

    От автобуса что ли отстали?

    Я думаю ответ Кличко на вопрос от Марселя Пруста “ваша главная слабость?” должен звучать “реторические способности”. Его очень трудно слушать. Скучный гость.