Опросы

Как вам интервью с Дмитрием Медведевым?

Посмотреть результат

Loading ... Loading ...

Поиск

Архив




  • Управление
  • 1 декабря 2011

    “Нюрнбергского процесса не могло не быть”

    Рубрика: Новости.


    Вслед за встречей в Дипломатической академии 25 ноября продолжилось традиционным приемом из цикла “Посольские вечера” в бальном зле киевского отеля “Интерконтиненталь”. К историкам и юристам, министрам и журналистам присоединился только что прилетевший из Москвы телеведущий Владимир Познер – именно ему выпала честь вести вечер, и второй президент Украины Леонид Кучма. Леонид Данилович, правда, в спорам о Нюрнбергском трибунале решил не присоединяться, побыв на приеме не долго, чем, кажется, несколько подразнил журналистов.

    У всех есть свое понимание Нюрнбергского процесса, признал, открывая дискуссию чрезвычайный и полномочный посол России в Украине Михаил Зурабов. Начатый сегодня разговор, по его словам, безусловно не может претендовать на полноту и окончательность выводов, как не могли претендовать и предыдующие дискуссии, разворачивавшиеся на посольских вечерах, однако главная его цель – пробудить интерес к теме. “Мы не претендуем ни на глубину, ни на полноту, ни на доказательность, но мы задаем некий мотив для дальнейшего обсуждения”, – подчеркнул посол. Сам он задал два направления разговора, две подтемы: во-первых, Зурабов предложил поразмышлять о том, был ли этот процесс исключительно политическим, или Нюрнберг стал единственно возможным в тот момент историческим решением, во-вторых, посла заинтересовало значение трибунала на дальнейшие события, в частности, имел ли он какое-то значение для ХХ съезда, разоблачившего сталинизм…
    Дискуссия, впрочем, быстро вышла за рамки поставленных Михаилом Зурабовым вопросов, коснувшись как исторических так и правовых проблем. Так, Познер, хотя и поспешил вначале оговориться, что не будет давать личных оценок, поскольку его дело, как ведущего, лишь предоставлять микрофон другим, напомнил несколько исторических фактов, вызвавших затем нешуточные споры. Сразу после победы на одной из встреч Сталин поднял рюмку за то, чтобы были расстреляны 50 – 100 000 тысяч немецкий солдат и офицеров. Рузвельт отшутился: быть может, хватит 49 тысяч. Черчилль, однако, не на шутку рассредился и возразил, предложив тут же расстрелять на заднем дворе его, если кто-то считает возможным без суда и следствия наказывать солдат, воевавших за свою страну…

    Вспомнил Познер и тот факт, что для “удобства” процесса был достигнут ряд специальных договоренностей: так, было решено не поднимать вопрос о советско-германском пакте 1939 года, и, в частности, о его секретных протоколах. Тогда же ряд европейских дипломатов, например, заявили что протоколы эти – фальшивка. “Это был неправовой процесс. Это был процесс победителей”, – заметил российский журналист.
    Еще более эмоциональную нотку придал разговору журналист Матвей Ганапольский. Говоря о процессе, осудившем фашистов, он вспомнил и свою личную, семейную историю. Как ребенком мама привела его в подвал на улице Константиновской в Киеве. “Вот здесь я родилась”, – сказала она. “А где твоя мама?” – спросил мальчик, и тогда та рассказала, как в сентябре 1941 года всех евреев Киева попросили собраться на углу Мельникова и Дегтяревской и повели в Бабий Яр. Перед самым Яром ее, двенадцатилетнюю девочку, вытолкнули, и она убежала… Ганапольский посетовал, что то огромное значение, которое имеет Нюрнбергский трибунал, на сегодняшний день попрано – каждая страна думает лишь о своих национальных интересах, а любые попытки вмешательства других в неправовые действия на ее территории называет “политизацией правосудия”.
    “Нюрнбергского процесса не могло не быть, зло не может торжествовать вечно”, – заметил бизнесмен Петр Порошенко. По его мнению, “на некое подобие Нюрнбергского процесса история была обречена”. Да, были компромиссы по процедуре, были – по сложным, противеречивым моментам, что не делало чести правовой системе, но по своей сути процесс был правовым, уверен Порошенко. С ним согласился министр юстиции России Александр Коновалов, напоминивший мысль, высказанную им ранее на круглом столе, о том, что Нюрнберг был единственно возможной тогда попыткой “трезвого осмысления глобального катаклизма”.

    Естественно, вслед за Ганапольским участники дискуссии не могли не провести параллелей между тогдашними событиями и сегодняшним днем. Так, Коновалов посетовал, что наследие Нюрнберга попирается в самих западных странах, где молодежь, пренебрегая законом, идет громить магазины и призывает линчевать чиновников. В свою очередь Порошенко, говоря о важности защиты прав человека вспомнил о недавних событиях в Украине, когда власть фактически запретила гражданам праздновать День свободы, перекрыв Майдан автозаками и перегородив колоннами “Беркута”. “Мне стыдно за человека, который принимает такие решения и не несет за это ответственности… Нет у государства никакого права, у него есть функция, функция делать жизнь граждан лучше”, – заключил Порошенко.
    Завершился вечер выступлением российского поэта и публициста Льва Рубинштейн. Он исполнил знакомые всем советские песни. Но в этих песнях для него самого нет никакого советского официоза, признал он, это песни, которые он еще ребенком слышал на кухне от своих родителей и их друзей, это “советская лирика”. Зал, не скрывая удовольствия, подпевал.




    Комментирование закрыто.