Опросы

Как вам интервью с Дмитрием Медведевым?

Посмотреть результат

Loading ... Loading ...

Поиск

Архив




  • Управление
  • 12 августа 2011

    Владимир Познер на Эхо Москвы. Телехранитель. 09.09.2007

    Рубрика: Новости.


    Новый телевизионный сезон и итоги прошлого сезона накануне вручения премии “Тэфи”

    Версия для печати
    Е. АФАНАСЬЕВА: Добрый вечер! В эфире «Телехранитель» – программа о сути телевидения и тех, кто хранит и определяет эту суть. В студии Елена Афанасьева. Как всегда по воскресеньям, говорим мы с вами о персонах, программах, событиях и антисобытиях, которые влияют на то, каким наше телевидение будет сегодня и завтра. И тема у нас такая, на стыке сегодня и завтра – говорим мы о том, каким был прошлый телевизионный сезон (за этот сезон будут вручать премию «Тэфи» через 10 дней) и каким должен быт сезон новый, сезон политический. Говорить будем с человеком, который в этих сферах компетентен как никто – с Владимиром Владимировичем Познером. Добрый вечер!

    В. ПОЗНЕР: Добрый вечер.

    Е. АФАНАСЬЕВА: Владимир Владимирович, давненько Вы не были у меня в программе. Вопросов накопилось очень много. Сразу: «Когда Вы будете вести передачу на «Эхе Москвы»?» – Костяев Сергей Сергеевич.

    В. ПОЗНЕР: Не знаю. У нас как-то такие вялые переговоры идут с Алексеем Алексеевичем Венедиктовым. Вот как-то мы договариваемся о встрече, потом встречи почему-то не происходит: то ли он уезжает, то ли я – не знаю. Я думаю, что когда-нибудь, а может, и нет. Не знаю.

    Е. АФАНАСЬЕВА: Будем надеяться, что все-таки. Хотя Алексей Алексеевич у меня постоянно отнимает гостей программы «Телехранитель», потому что дает им собственные программы на «Эхе Москвы» – у нас же телевизионщиков сколько в эфире! И их как-то не с руки звать к нам в эфир, потому что вроде бы человек каждую неделю здесь. Тут в данном случае надо учитывать интересы слушателей.

    Е. АФАНАСЬЕВА: Да, пожалуйста: наш sms-номер – +7-985-970-45-45. Ваши вопросы Владимиру Владимировичу Познеру, Ваши реплики, мнения по поводу прошлого телесезона, за которые будут вручать премии «Тэфи» 19 и 21 сентября, что вы думаете о предстоящем телесезоне – все это высказывайте. Во второй части программы мы, как обычно, поговорим с вами по телефону. Владимир Владимирович, вчера первый раз после лета вышла Ваша программа «Времена». Первый раз вышла она не в воскресенье, а в субботу.

    В. ПОЗНЕР: Да, отныне будет в субботу.

    Е. АФАНАСЬЕВА: Тут у нас даже какие-то подозрения: вот, на сайте вопросы.

    В. ПОЗНЕР: У нас каждый год так.

    Е. АФАНАСЬЕВА: «Передвижения по сетке – это признак чего?» – подозревают сразу наши слушатели.

    В. ПОЗНЕР: Скажу сразу, что это признак соображений главного директора о том, куда лучше ставить программу «Времена». Ведь, если вы вспомните, в воскресенье в шесть часов вечера эта программа стояла против «убойной» программы второго канала «Танцы на льду». Понимаете, что «Времена» и «Танцы на льду» – это же невозможно: зрители в основном будут смотреть «Танцы на льду». Поэтому идет постоянная борьба: куда лучше поставить, чтобы иметь максимальное количество зрителей. И вот, наверное, Константин Львович счел, что именно в субботу в 18 будет лучше. Я не возражаю.

    Е. АФАНАСЬЕВА: Вот вопрос от Дмитрия был, что «передвижения по сетке – признак скорой опалы. Не потому ли Вы вчера так грозно выступили во вчерашней прощалке?».

    В. ПОЗНЕР: Во-первых, это не признак опалы, я вам только что объяснил. Бывают такие передвижения, это всегда шахматная игра. Что касается «грозного», то ничего грозного не было.

    Е. АФАНАСЬЕВА: Извините, Елена Португалова пишет, что «за вчерашнее послесловие к «Временам» – браво! Даже на сердце от такой сильной и простой заявленной позиции. Изысканной даже». Владимир Владимирович, не все видели. Придется рассказать, что Вы там такое сказали.

    В. ПОЗНЕР: Это была очень короткая прощалка на полторы минуты, где я сказал, что действительно год политически предстоит сложный, что в журналистских кругах говорят, что нам, журналистам, придется трудно, особенно тем, кто работает на больших телевизионных каналах, что будет оказано еще большее давление (в смысле того, кого можно, а кого нельзя приглашать, что можно, а о чем нельзя говорить). И, подумав об этом, я подумал о том, что когда мы от чего-то отказываемся или кого-то не приглашаем, – это потому, что нам запретили напрямую или потому, что мы сами думаем, что не надо рисковать, как бы чего там ни было – память работает определенным образом. И таким образом, мы не выполняем своего долга перед зрителем. И, чтобы как-то здесь оправдаться, мы многозначительно смотрим наверх, пальцем показываем куда-то в сторону неба: мол, это не мы, ничего не поделаешь. Так вот я вчера примерно эти слова употребил и сказал, что я, по крайней мере как автор и ведущий программы «Времена», буду приглашать всех, кто имеет отношение к выборам как к президентским, так и к думским; что для меня не будет запретных тем; что иначе просто программа «Времена» никому не нужна. Вот такие «Времена». Вот в чем был смысл моей программы.

    Е. АФАНАСЬЕВА: Это было такое заявление против журналистской самоцензуры, в том числе и личной?

    В. ПОЗНЕР: Знаете, я не буду говорить о других. Конечно, о себе говорил: это адресовано мне и моей программе.

    Е. АФАНАСЬЕВА: Отрезали себе пути к отступлению?

    В. ПОЗНЕР: Можно сказать.

    Е. АФАНАСЬЕВА: Как Вы понимаете, в тех вопросах, которые прислали, повторяется обычный набор фамилий. Я думаю, Вы их сами знаете. «Будут ли в Ваших программах…» – дальше 4 фамилии, или «А слабо Вам позвать…» – и две из них.

    В. ПОЗНЕР: Ну, наверное, одна из них – Каспаров. Лимонов, возможно. И бывший наш премьер как его фамилия? Он собирался в президенты баллотироваться. Напомните мне.

    Е. АФАНАСЬЕВА: Рыжков?

    В. ПОЗНЕР: Нет, бывший премьер-министр. Он в этой группе вместе с Каспаровым и Лимоновым.

    Е. АФАНАСЬЕВА: А, Вы Касьянова имеете в виду?

    В. ПОЗНЕР: Касьянова, да. И еще кто-то. А кто четвертый – я не знаю.

    Е. АФАНАСЬЕВА: Тут еще Рыжкова вспоминают, и Явлинского, и Немцова.

    В. ПОЗНЕР: Ну, это вообще не проблема. Я сказал вчера, что я буду приглашать всех тех, кто имеет отношение к выборам: кто будет избираться, кто будет бороться за это. Это, безусловно, относится к Явлинскому; это, безусловно, относится к Рыжкову; это, безусловно, относится к Борису Ефимовичу. Что касается Касьянова – я не знаю: будет он или не будет. Если он объявит официально, что будет, то я его, безусловно, приглашу. Лимонов, по-моему, никуда не избирается, поэтому я не вижу, почему я должен его приглашать. Мне было бы интересно говорить с Каспаровым, безусловно, – надо просто найти поворот. Вероятно, будут мне мешать. Я вчера об этом сказал, именно исходя из этого.

    Е. АФАНАСЬЕВА: Владимир Владимирович, можно такой рискованный вопрос?

    В. ПОЗНЕР: Давайте.

    Е. АФАНАСЬЕВА: В прошлом, по-моему, сезоне, если я не путаю, в частных разговорах Вы говорили, что есть одна фамилия, которую Вам не рекомендуют.

    В. ПОЗНЕР: Нет, не одна, а три.

    Е. АФАНАСЬЕВА: Три. Вот, значит, собралось, потому что я помню одну фамилию, другие люди – другие.

    В. ПОЗНЕР: Я никого не называл.

    Е. АФАНАСЬЕВА: Запрет сохраняется?

    В. ПОЗНЕР: Нет. Я от него отказываюсь. Я сказал: все, хватит, я принял эту игру.

    Е. АФАНАСЬЕВА: А если кого-то нет в Вашей программе?

    В. ПОЗНЕР: Это потому, что я так решил: этого человека я приглашать не стану, потому что я не хочу этому человеку делать рекламу.

    Е. АФАНАСЬЕВА: Здесь был неделю назад Сергей Брилев – похожие вопросы ему задавали – еще кто-то был. И каждый раз человек говорит, что в общем-то это не решение руководства, а это собственно его решение: человек просто интереса не представляет, и поэтому его не зовут.

    В. ПОЗНЕР: Я опять же не буду комментировать то, что говорит Сергей Брилев. Я еще раз говорю, что мне были названы фамилии трех человек, которых я не должен звать, я согласился с этим: три – ладно, но не четыре, не пять и не шесть. Но на сегодняшний день я от этого запрета отказался. Я буду звать тех, кого я считаю нужным. Есть один человек, которого я не позову, и только потому, что я категорически не могу согласиться с его взглядами, которые я считаю фашистскими. А я фашизм пропагандировать не стану. Вот есть один человек. Все.

    Е. АФАНАСЬЕВА: Это Лимонов?

    В. ПОЗНЕР: Я не скажу.

    Е. АФАНАСЬЕВА: Понятно. Еще, значит, кто-то с фашистскими взглядами есть. Давайте, Владимир Владимирович, с sms несколько вопросов. Их очень много, поэтому мы сейчас выборочно в режиме блиц. «Есть ли на DVD передача Познера?» – Андрей Лаврентьев спрашивает.

    В. ПОЗНЕР: Нет.

    Е. АФАНАСЬЕВА: Я не буду читать такие реплики: «Как можно работать на таком ТВ?».

    В. ПОЗНЕР: Лучше уж работать на таком ТВ, чем ни на каком ТВ.

    Е. АФАНАСЬЕВА: «Сколько у Познера статуэток «Тэфи»?»

    В. ПОЗНЕР: Пять.

    Е. АФАНАСЬЕВА: Давайте сейчас поговорим о будущем сезоне, а о «Тэфи» после новостей. «Владимир Владимирович, любите ли Вы кататься на коньках и хотите ли ледовое шоу?».

    В. ПОЗНЕР: Во-первых, не умею. Так получилось в жизни, что не умею кататься на коньках. Отсюда и ответ: нет.

    Е. АФАНАСЬЕВА: Так там научат, Владимир Владимирович!

    В. ПОЗНЕР: Вы знаете, нет. Для моего возраста, пожалуй, поздновато. Вот если организуют «Теннис со звездами» – я обязательно приму участие.

    Е. АФАНАСЬЕВА: Слушайте! Какая интересная мысль! На «Короле ринга» Вы были ведущим.

    В. ПОЗНЕР: А тут я буду игроком.

    Е. АФАНАСЬЕВА: Это заявка на формат новый! Александр пишет: «Прощалку я запомнил. За объективность в передаче – спасибо. Так держать!». А Сергей вот пишет: «Когда-то Вы била нормальным человеком, а теперь Вы верный ленинец. А жаль». Вот такие разные мнения.

    В. ПОЗНЕР: Я это комментировать не буду. Это разные точки зрения.

    Е. АФАНАСЬЕВА: Марина пишет: «Многоуважаемый Владимир Владимирович! Было бы большим счастьем, если бы у Вас была своя еженедельная программа на «Эхо»!». Это то, с чего мы начали. «Планируете ли Вы пригласить специалистов и обсудить создание Следственного Комитета и возможное реформирование следственных органов?» – Сергей.

    В. ПОЗНЕР: Я думаю, что эта тема у нас будет.

    Е. АФАНАСЬЕВА: «Не могли бы Вы говорить о политике более интересно для молодежи?» – Кирилл из Тулы спрашивает.

    В. ПОЗНЕР: Я не знаю, что такое «более интересно для молодежи». Я честное слово этого не понимаю. Если вы мне поможете с этим – напишите. Письма все доходят. А писать надо на программу «Времена»: Москва, ул. Королева, дом 12, комната 12-12. Я не помню адрес точный останкинский.

    Е. АФАНАСЬЕВА: На сайте Первого канала, я думаю, адрес можно найти.

    В. ПОЗНЕР: Да, пожалуйста. А что такое «неинтересно для молодежи»? Я не понимаю.

    Е. АФАНАСЬЕВА: Любовь из Петербурга спрашивает: «Все внушают, что результат выборов предрешен. Зачем? Для снижения интереса?».

    В. ПОЗНЕР: Ни один политический деятель этого не говорит, начиная с Путина и кончая кем хотите. Это говорят всякого рода так называемые знатоки, это говорят трудовые люди: ну, зачем я пойду голосовать, все равно все предрешено. Они абсолютно неправы! Наоборот, чем больше людей пойдет голосовать, чем больше людей будет участвовать, тем более вероятны изменения. А если никто не пойдет, то все останется как есть. Я считаю, что люди, которые говорят, что все предрешено, наносят вред.

    Е. АФАНАСЬЕВА: Андрей Боборыкин на сайт вопрос прислал: «Кто будет следующим президентом России?».

    В. ПОЗНЕР: Не знаю. И думаю, что никто этого не знает.

    Е. АФАНАСЬЕВА: То есть Вы уверены, что нет решения пока?

    В. ПОЗНЕР: Я не могу быть уверен. Я люблю говорить о том, что я точно знаю. Я думаю, что, наверное, Путин, и не только Путин, еще думает. Более того: даже если они к чему-то пришли, они могут еще изменить свою точку зрения – ведь выборы президентские еще в марте. Поэтому всякое может быть. Для меня очевидно, и, думаю, многие согласятся, что если Путин скажет: я очень поддерживаю того-то, – этот человек все-таки выиграет, поскольку рейтинг и популярность самого Путина очень высоки. Все-таки в массе своей наши люди еще не привыкли к самостоятельному выбору, и, когда им наверху кто-то подскажет, они с благодарностью откликнутся. Но ведь Путин сказал, что он не будет никого рекомендовать – я слышал это собственными ушами. Если он на самом деле никого не рекомендует, тогда это становится очень интересным и вообще – большой интригой.

    Е. АФАНАСЬЕВА: А может быть, тогда будет рекомендовать ТВ?

    В. ПОЗНЕР: Я не знаю. Какое телевидение, кто на телевидении? Скажем, Леонтьев рекомендует одного, я никого не буду рекомендовать, потому что я считаю, что это не наше дело.

    Е. АФАНАСЬЕВА: Вы полагаете, что позиции больших каналов будут расходиться?

    В. ПОЗНЕР: Я думаю, что, наверное, там буду выбраны какие-то люди, которым будет сказано, чтобы они рекомендовали, но это буду не я – это точно.

    Е. АФАНАСЬЕВА: В 90-е году ТВ играло основную роль в выборе лидеров государства. Практически все выборы делало ТВ. Если бы ТВ кого-то не поддерживало, то невозможно было бы.

    В. ПОЗНЕР: Да, стопроцентно.

    Е. АФАНАСЬЕВА: Сейчас поменялась, по Вашему ощущению, роль ТВ в выборах, которые будут, или она все та же?

    В. ПОЗНЕР: Она все та же, и власть именно поэтому так контролирует ТВ, ибо опасается, как бы ТВ не сыграло не туда, не так, кому-то не напортило и т.д. Еще в 1996 году, когда по всем правилам Ельцин должен был проиграть выборы, именно ТВ все повернуло так, что проиграл-то как раз Зюганов, а выиграл Ельцин. И с того момента крепко запомнили, что это такой мощный инструмент, что его выпускать из рук нельзя.

    Е. АФАНАСЬЕВА: Владимира Владимировича Путина, когда еще назначили и.о. премьер-министра, от рейтинга 2%-ного до рейтинга победного ТВ привело.

    В. ПОЗНЕР: Да. ТВ – это мощнейшее средство, не только в нашей стране.

    Е. АФАНАСЬЕВА: В те годы ТВ было политизировано донельзя. Я имею в виду, что общественно-политические программы были самыми популярными. Воскресный вечер все проводили исключительно с «Итогами», с программой Доренко, судорожно переключая каналы. Ток-шоу были постоянные. Сейчас такого ТВ нет.

    В. ПОЗНЕР: Конечно, нет. Тогда первый канал практически принадлежал Березовскому, НТВ принадлежал Гусинскому, то есть были разные политические силы, которые использовали ТВ так, как они считали нужным. А сегодня крупное ТВ контролируется государством – это все в одних руках практически. И НТВ тоже, потому что НТВ контролируется «Газпромом», а «Газпром» контролируется властью. Поэтому это все сконцентрировано. Больше разногласий крупных между каналами нет, зато есть мощнейшее средство воздействия на общественное мнение.

    Е. АФАНАСЬЕВА: А насколько политическое ТВ еще интересно зрителю? Потому что, насколько я знаю, телевизионные руководители часто сетуют на то, что рейтинг у общественно-политических программ все хуже и хуже.

    В. ПОЗНЕР: Потому что общественно-политические программы все хуже и хуже.

    Е. АФАНАСЬЕВА: Это Вы говорите только о коллегах-конкурентах?

    В. ПОЗНЕР: Вы знаете, я о своей программе не говорю никогда, потому что пускай другие говорят. Я говорю, что в общем это программы, в которых нет больше нерва, нет больше противостояния. В конце концов, как ни крути, но СМИ противостоят власти по своей основе: они говорят о вещах, о которых власть не хочет говорить или хочет говорить по-другому. Это исчезло. Когда этот нерв ушел, конечно люди будут смотреть «Звезды на льду» – почему бы нет.

    Е. АФАНАСЬЕВА: Я хотела еще один вопрос Вам задать, Владимир Владимирович. В этот вторник Госдума должна в первом чтении рассмотреть законопроект о внесении изменений в закон о СМИ. Смысл этих изменений такой: запрет на распространение в СМИ, а также в компьютерных сетях сведений о национальности и расовой принадлежности и принадлежности к религии потерпевших лиц, лиц, совершивших преступление, подозреваемых, обвиняемых в совершении преступления. Как Вам кажется, Владимир Владимирович, это назревшая вещь или это ненужная поправка к закону о СМИ?

    В. ПОЗНЕР: Это тяжелый вопрос. Я считаю, что, с одной стороны, любые запреты в отношении СМИ опасны, они прецедентны: если возможно одно запретить, то будет и второе, и третье, и четвертое, и т.д. В этом смысле я придерживаюсь самой радикальной точки зрения, что вообще запрещать в СМИ не следует ничего. Я знаю, многие со мной не согласятся и скажут: а как же призывы к насилию и т.д. И тоже есть аргументы. Но если говорить по существу данного вопроса, то, конечно, к сожалению, в нашей стране много национализма, много ненависти по линии расовой, цвета кожи, другой религии и проч., и проч. И как только сообщается, что такой-то по национальности грузин, – сразу отношение отрицательное. Так что стремление в общем-то позитивное, как мне кажется. Но насколько это действенно и не приведет ли это к дальнейшим каким-то ограничениям, которые уже будут ограничениями свободы на самом деле, – вот этого я не знаю, это трудный вопрос.

    Е. АФАНАСЬЕВА: Тем более непонятно, как компьютерные сети все будут проверять.

    В. ПОЗНЕР: Это другой вопрос.

    Е. АФАНАСЬЕВА: Я понимаю, как происходит цензура на больших телеканалах, но не понимаю, как в интернете.

    В. ПОЗНЕР: Хотя Китай нам показывает, что вполне это можно делать.

    Е. АФАНАСЬЕВА: К сожалению.

    В. ПОЗНЕР: Да.

    Е. АФАНАСЬЕВА: Давайте все-таки перейдем к теме «Тэфи», тем более вопросов и по «Тэфи» очень много. Казалось бы, это внутренняя премия, профессиональная, как у любого сообщества, но так как ТВ – вещь для людей, она широко обсуждается среди наших с вами слушателей и зрителей телевизионных. Александр Шевелев пишет: «Каковы критерии вручения «Тэфи» среди общественно-политических программ? Это обязательная лояльность существующей власти? Можете ли Вы назвать имена обладателей этой премии из числа журналистов, являющихся оппозицией к нынешней власти? Или им просто не дают работать, и, значит, в номинацию у них нет возможности попасть?».

    В. ПОЗНЕР: Конечно. Вот чтобы вы понимали: в прошлом году «Тэфи» получил в номинации «Ведущий телевизионной программы» человек, работающий на «Эхо Москвы», а также на RTVi – Андрей Норкин, которого, безусловно, можно считать оппозиционером.

    Е. АФАНАСЬЕВА: Я могу сказать, что в этом году программа Марианны Максимовской и сама Марианна как ведущая попала в тройку номинантов.

    В. ПОЗНЕР: Ну, называть Рен ТВ оппозиционным я не стал бы. Я вообще противник того, чтобы какое-то ТВ было оппозиционным. Оно должно быть объективным – это мое ощущение. Какие критерии? Я всегда надеюсь, и, как мне кажется, в этом году мы к этому приблизились – к том, что идет оценка профессиональная! Как сделано с точки зрения профессии телевизионной журналистики – вот это и есть критерий. Я хочу сказать, что я сейчас отсматриваю всех финалистов как человек, который будет принимать участие в голосовании, и, откровенно говоря, я радуюсь: там много прекрасных, просто отличных работ. То, что мы разбились теперь на профессиональные гильдии, оказалось делом очень полезным.

    Е. АФАНАСЬЕВА: Вопрос от Романа, студента МГУ: «В списках «Тэфи» есть журналисты из провинции. Они правда сильнее тех московских претендентов, которые даже не попали в номинации?».

    В. ПОЗНЕР: Очевидно, раз так сочли их товарищи.

    Е. АФАНАСЬЕВА: От себя могу сказать, что некоторые на голову сильнее.

    В. ПОЗНЕР: Я с Вами совершенно согласен. И есть некоторые, которые не попали, к моему большому сожалению, которые тоже сильнее. Ну, выбрали так выбрали. Но то, что в провинции – в регионах, лучше сказать, – журналисты ни в чем не уступающие, а кое в чем даже превосходящие своих московских коллег, это бесспорно.

    Е. АФАНАСЬЕВА: Дмитрий Медведев, социальный работник, желает Вам от всей души в напряженной и честной борьбе выиграть новую статуэтку «Тэфи».

    В. ПОЗНЕР: Спасибо за пожелание. В прошлом году я не принимал участия вообще, то есть ни программа, ни я. И в этом году. Я просил этого не делать: я имею пять «Тэфи».

    Е. АФАНАСЬЕВА: А раньше Вы говорили, что спортсмены каждый год бегают.

    В. ПОЗНЕР: Да, но мне совершенно надоело, что после этого начинается поток, я не скажу чего, по поводу того, что президент сам себе и т.д.

    Е. АФАНАСЬЕВА: То есть аналогию со спортивным состязанием Вы отменили?

    В. ПОЗНЕР: Я продолжаю считать, что побеждать должен сильнейший. Если он может победить 10 раз подряд – пускай побеждает 10 раз. Я решил: ну его, к чертовой матери. А я стану участвовать тогда, когда я уже не буду президентом. Тогда – другое дело. И еще: у меня большие планы на будущий год, когда (я сейчас скажу недопустимую вещь) я собираюсь выиграть целый ряд «Тэфи».

    Е. АФАНАСЬЕВА: Я даже догадываюсь, что это будет не в разделе общественно-политических программ.

    В. ПОЗНЕР: И в этом тоже.

    Е. АФАНАСЬЕВА: Тоже? Потрясающе! Тоже интересное заявление. Вот это придется расширить.

    В. ПОЗНЕР: Придется.

    Е. АФАНАСЬЕВА: За «Времена»?

    В. ПОЗНЕР: За «Времена». Этот год для меня важный, принципиальный.

    Е. АФАНАСЬЕВА: Тогда уже упреки будут Вам не страшны. Что-то Вы лукавите. Может, Вы просто вот так немого хитрите, потому что в этом году были не очень довольны своей программой и поэтому просили не номинировать?

    В. ПОЗНЕР: Я Вам скажу так: я не считаю, что она хуже какой-нибудь другой. Поэтому можно было бы участвовать, но я решил: ладно, пропустим.

    Е. АФАНАСЬЕВА: Оксана, москвичка, предлагает: «Владимир Владимирович, почему бы Вам не ввести в номинацию «Тэфи» следующее нововведение: президент Академии телевидения каждый год вручал бы свою личную статуэтку «Тэфи» тому, кто, по его мнению, ее заслужил за прошлый телесезон?».

    В. ПОЗНЕР: Я не думаю, что это будет правильно. В конце концов, президент Академии российского телевидения рядовой телевизионщик. Почему должна быть его особая премия? Я считаю, что особая премия – это за личный вклад в развитие отечественного телевидения, а также специальный приз Академии. Вот это опять же решают все члены Академии, а не один президент.

    Е. АФАНАСЬЕВА: Вячеслав Степашкин, переводчик, пишет: «Слышал, что Алексей Пушков принципиально не участвует в «Тэфи», несмотря на высокие рейтинги его программы. Простенький вопросик: почемушеньки?». Могу сразу сказать как человек, который участвовал в работе гильдии информационных программ, программа Пушкова была выдвинута, но не попала в тройку. Поэтому в данном случае, Вячеслав, ни о каком принципиальном неучастии речи не идет.

    В. ПОЗНЕР: Абсолютно так.

    Е. АФАНАСЬЕВА: Есть вопрос от Алексея Михайлова: «Почему в этом году канал НТВ не подал на «Тэфи» ни одну заявку?». Видимо, Алексей немножко не в курсе.

    В. ПОЗНЕР: Да, видимо. Дело в том, что канал НТВ как учредитель вышел из состава учредителей Академии российского телевидения. Некоторое время ходили весьма упорные слухи, что руководство НТВ не напрямую, но запрещает своим членам быть членами Академии и также подавать свои работы. То есть, скажем, примерно так: конечно, дело ваше, но это значит, что корпоративность вам чужда и т.д. Это было, я это знаю совершенно точно. Потом, видимо, передумали слегка, и поняли, что это не слишком хорошо, и сказали: кто хочет участвовать и подавать свои работы, пусть участвует. И кое-кто участвует, правда новых членов Академии от НТВ у нас нет, но старые, которые были членами Академии, не ушли.

    Е. АФАНАСЬЕВА: И, по-моему, одна или две программы вышли в тройку?

    В. ПОЗНЕР: Да, вышли.

    Е. АФАНАСЬЕВА: А Кирилл Набутов, штатный сотрудник НТВ, насколько я знаю, номинирован как лучший спортивный комментатор программы, которую Вы вели с ним вместе, – «Король ринга».

    В. ПОЗНЕР: Совершенно точно. Я считаю, что он прекрасно это делал.

    Е. АФАНАСЬЕВА: Пожалуйста, уважаемые слушатели, можете поучаствовать в разговоре и по телефону – 363-36-59. А пока еще один блиц вопросов, пришедших по sms. Елена Борисовна пишет: «Почему сегодня телевизионщики варятся в собственном соку, ведь ТВ существует десятки лет, а мы, работники ЦТ СССР, создававшие оригинальные программы, еще живы и хотим побывать на «Тэфи»?». Я подразумеваю, что, наверное, имеется в виду, что не приглашают сотрудников ТВ бывших времен, тех, кто сейчас не член Академии, но когда-то работал.

    В. ПОЗНЕР: Вы знаете, приглашают, конечно, всех членов Академии, а кроме того – зал не резиновый.

    Е. АФАНАСЬЕВА: А Академия сильно расширилась.

    В. ПОЗНЕР: Сильно, да. Почти 300 человек. И все приходят с женами, с мужьями и т.д. Так что это просто трудно.

    Е. АФАНАСЬЕВА: Илья из Москвы спрашивает: «Владимир Владимирович, Вы большой любитель джаза и блюза. Почему нет номинации на лучшую музыкальную программу?». Сразу говорю, что она есть, Илья.

    В. ПОЗНЕР: Конечно.

    Е. АФАНАСЬЕВА: Видимо, Илья имеет в виду, что там больше программ о поп-музыке.

    В. ПОЗНЕР: Это правда.

    Е. АФАНАСЬЕВА: Я сейчас точно не вспомню, но в этом году вышел какой-то проект канала «Культура». И каждый год выходит. Так что там не только про попсу.

    В. ПОЗНЕР: Далеко нет. Но на ТВ больше попсы. Это правда.

    Е. АФАНАСЬЕВА: «Зюганов в Вашей передаче хвалился, что в Волгограде победил кандидат-коммунист, потому что кандидата от СР с выборов сняли под надуманным предлогом». Подпись – Чингисхан, Волгоград. Что Вы хотели, Чингисхан, этим сказать?

    В. ПОЗНЕР: К ТВ это какое имеет отношение?

    Е. АФАНАСЬЕВА: Давайте будем вопросы слушателей принимать. Алло! Добрый вечер!

    СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер! Владимир, Дмитров. Вопрос можно? Извините, я все-таки не понял: у нас выбирает кто, президент Путин будущего президента или народ?

    В. ПОЗНЕР: Вы напрасно не поняли. Я сказал, что скорее всего, если Путин скажет публично, что он поддерживает кандидатуру такого-то, то народ, скорее всего, проголосует за этого человека. Конечно, выбирает народ, но я думаю, что для очень многих людей в нашей стране рекомендация Путина может оказаться решающей. Вот я это сказал и не более того.

    Е. АФАНАСЬЕВА: Алло! Добрый вечер!

    СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Добрый вечер! Моя фамилия Вельчик, Лилия Шариповна. Я понимаю, что это имя Вам знакомо. У меня вопрос как раз связанный с памятью о Всеволоде Михайловиче Вельчике. Как выдвигаются кандидатуры на премию за вклад в развитие ТВ? В прошлом году, я знаю, не обсуждалась кандидатура Вельчика, когда он ушел из жизни. Насколько я понимаю, видимо, она не обсуждалась и в этом году, хотя это год 70-летия со дня рождения Всеволода Михайловича. Вот вышла книжка, где большое количество известных журналистов и телевизионников признают его достойным среди профессионалов телевизионного сообщества.

    Е. АФАНАСЬЕВА: Давайте скажем, потому что, к сожалению, не все наши слушатели знают, кто такой Всеволод Михайлович Вельчик. Это замечательный социолог, который очень много сделал для развития ТВ, именно для того, чтобы социология помогала нашему ТВ развиваться.

    В. ПОЗНЕР: В частности, для старого НТВ. Я просто хочу объяснить, каким образом выдвигаются на этот приз. Каждый член Академии имеет право выдвинуть одного человека. Таким образом составляется список из этих лиц, который потом распространяется среди членов Академии. И каждый из них голосует за кого-то одного. Тот, кто набирает наибольшее количество голосов, тот и получает этот приз. Я ничего не мгу сказать о том, кого выдвинули, кого не выдвинули. Это абсолютно закрытые вещи, мы не распространяемся. Во-первых, хотя бы для того, чтобы не обижать тех, кого выдвинули, но они не прошли. Никто в принципе не знает, кого. Я считаю, что, конечно, Всеволод Михайлович чрезвычайно достойный человек. Но вот посмотрим, кто в этом году получит этот приз. Тут я не могу ничего сказать. Я не знаю и не буду знать до подачи конверта.

    Е. АФАНАСЬЕВА: Потому что это как раз две номинации, по которым идет закрытое голосование, в отличие от голосования в зале.

    В. ПОЗНЕР: Да. И для специального приза Академии.

    Е. АФАНАСЬЕВА: Еще несколько вопросов, которые пришли по sms. Пишет Татьяна Евгеньевна из Петербурга, что перенос Вашей программы «Времена» на субботу лишает возможности смотреть ее большой группе интеллигенции, например – преподавателям. Странно, неужели преподаватели в субботу в шесть вечера работают.

    В. ПОЗНЕР: В шесть вечера – не думаю, что бы работали. Еще раз говорю: вопрос о том, куда поставить ту или иную программу, это вопрос тактики и стратегии канала, на котором, кстати говоря, я не работаю. Руководитель этого канала, Константин Львович Эрнст, конечно, со мной на эту тему разговаривал, объяснял мне, почему для самой программы лучше будет, если она будет выходить в субботу. Время покажет, прав он или нет.

    Е. АФАНАСЬЕВА: Алло! Добрый вечер!

    СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Здравствуйте! Татьяна, Питер. Во-первых, очень бы хотелось услышать на «Эхо Москвы» программу с Владимиром Познером. И второе: хотя бы в двух словах о Вашей благотворительной деятельности можно что-нибудь сказать? Вот по поводу деток, которые болеют СПИДом. Я очень мало об этом слышала.

    В. ПОЗНЕР: Я расскажу. Это не столько благотворительная, сколько общественная, что ли, работа. Я уже два года летаю в разные города по стране, чтобы на местном ТВ в том или ином городе провести программу о положении дел с ВИЧ-инфицированными в этом городе. Всего пока 25 городов. Это вообще довольно много. Это я делаю, потому что считаю, что это чрезвычайно важная тема, чтобы обратить внимание местных властей и рядовых людей на это, чтобы они больше об этом говорили. И именно говорить по местному ТВ, потому что люди больше доверяют своему, местному, нежели центральному, когда речь идет о таких вещах. Так что сказать, что это благотворительность, я не думаю, что бы это было правильно. Это такая общественная работа с моей стороны.

    Е. АФАНАСЬЕВА: Добрый вечер!

    СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Добрый вечер! Владимир Владимирович, я помню Вашу программу с Филом Донахью, был прямой телемост. Речь шла о семье Лакшиных. Мне бы очень хотелось узнать об их судьбе.

    В. ПОЗНЕР: На всякий случай поправлю Вас: это был не прямой эфир, конечно, – это был 1985 год, и никакого прямого эфира быть не могло. Это была запись. Мы, кстати, дали в эфир полтора часа, а в Америке дали 45 минут.

    Е. АФАНАСЬЕВА: Оказывается, мы еще меньше резали, чем они.

    В. ПОЗНЕР: Да, да. А что касается Лакшиных, я Вам скажу, что я совершенно не знаю. Я знаю, что они уехали из России. Это были такие твердолобые, если можно так сказать, коммунисты, им не понравилось то, что происходит здесь. Может быть, они уехали на Кубу, может быть – в Китай. Я просто не знаю.

    Е. АФАНАСЬЕВА: Я знаю, что недавно была презентация книги Павла Корчагина, это продюсер телевизионный, который делал мосты.

    В. ПОЗНЕР: Павла Корчагина и Сергея Скворцова. И это было не далее как вчера. Я там [на презентации] был в качестве автора предисловия, пришло много народу. Книжка страшно интересная. Называется так: «В СССР секс был».

    Е. АФАНАСЬЕВА: Ключевая фраза, для всех телемостов она, по-моему, стала визитной карточкой.

    В. ПОЗНЕР: Да-да-да!

    Е. АФАНАСЬЕВА: Добрый вечер!

    СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте! Это Сергей, Тюмень. Владимир Владимирович, Вы не пытались пригласить в свою передачу президента Путина?

    В. ПОЗНЕР: Пытался.

    СЛУШАТЕЛЬ: И что?

    В. ПОЗНЕР: Вы знаете, президент ни в одной стране просто так в программу не ходит. Если президент ходит, то на это у него есть свои особые соображения. Еще может быть, что приходят к президенту брать интервью несколько человек из разных каналов. А чтобы президент пришел в какую-то программу на ТВ – это очень редкое явление. Я не думаю, чтобы президент Путин на это пошел. Но я всегда пытаюсь. Знаете – вдруг?! Никогда не знаешь.

    Е. АФАНАСЬЕВА: Андрей спрашивает: «Новости на каком канале для Вас приоритетны? Зарубежные не в счет».

    В. ПОЗНЕР: Я смотрю на Первом, на втором, на НТВ, часто на Рен ТВ. То есть я смотрю все новости, и я должен сказать, что они почти все в одинаковой мере меня не удовлетворяют. Но я их смотрю.

    Е. АФАНАСЬЕВА: Из Томска вопрос от Вадима: «Вчера на томской телекомпании ТВ2 прошло голосование: как вы относитесь к российской оппозиции. Результаты: с симпатией – 438, с недоверием – 117, с жалостью – 63, равнодушно – 38. Как бы проголосовали Вы?».

    В. ПОЗНЕР: Оппозиция для меня не очень точный термин. Есть разная оппозиция. Вот скинхеды – оппозиция: без всякой симпатии. Нацболы – оппозиция: без малейшей симпатии. Все-таки я бы хотел понять, оком идет речь. К некоторой части – с восхищением и симпатией. Я бы просто не стал голосовать, потому что неточно сказано.

    Е. АФАНАСЬЕВА: Отказаться от голосования – тоже есть позиция. Алло! Добрый вечер!

    СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Добрый вечер! Владимир Владимирович, здравствуйте!

    В. ПОЗНЕР: здравствуйте, слушаю Вас.

    СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Леночка, Вы очень хорошо ведете эту программу. Я хочу Вас спросить: когда Вы были в отпуске, по Первому каналу был такой эпизод, что фашисты двух людей убили, и эту казнь разместили в интернете, но по этическим соображениям не все показали. Очевидно, что они их закопали живьем, понимаете? Вы не хотите это обсудить в своей передаче. И еще: почему президент на это не реагирует? Он же не может их бояться.

    В. ПОЗНЕР: Что касается того, что президент чего-то не делает: я могу догадываться, у меня могут быть соображения, но они не более точные, чем Ваши или чьи-нибудь другие, – я за президента не могу в этом смысле ответить. Мы не раз обсуждали вопросы фашизма, национализма, расизма, шовинизма, разгула неонацизма в России. Обсуждали и будем обсуждать. Этот конкретный случай – меня не было, поэтому обсуждать его постфактум не вижу никакого смысла. Но эта тема будет обсуждаться. А показывать обязательно отрезанные головы – я не думаю, что ТВ должно этим заниматься.

    Е. АФАНАСЬЕВА: Владимир Владимирович, мы не первый раз разговариваем с Вами в начале сезона. Несмотря на то что Вы суперпрофессионал и всегда умеете выразить мысль, но настроение Ваше иногда считывается между правильных слов. Улыбнулся Познер! Вы сейчас не видели, но в этой улыбке мно-ого, много! Настроение-то как сейчас перед этим сезоном?

    В. ПОЗНЕР: Вы знаете, очень хорошее.

    Е. АФАНАСЬЕВА: Вот я вижу, что лучше, чем в прошлом сезоне, и не могу понять причину.

    В. ПОЗНЕР: Решение принято.

    Е. АФАНАСЬЕВА: Так Вы и тогда говорили, что принято.

    В. ПОЗНЕР: Я не помню, что я говорил, но как-то я чувствую некоторое внутреннее облегчение, свободу.

    Е. АФАНАСЬЕВА: Ой, дай Бог, чтобы Вы с этой улыбкой и закончили сезон. Константин спрашивает: «Когда покажут «Одноэтажную Америку»?».

    В. ПОЗНЕР: Скажу вам: скорее всего – я надеюсь, – что где-то в середине ноября. Мы завершим работу окончательно в середине ноября. Вот, я думаю, что где-то в середине ноября могут показать. Но это опять-таки решит Константин Львович Эрнст.

    Е. АФАНАСЬЕВА: Ну что ж, Владимир Владимирович, после «Тэфи» тогда обсудим, кто получил, кто не получил. Удачного Вам сезона!

    В. ПОЗНЕР: Спасибо, и Вам!

    Е. АФАНАСЬЕВА: Спасибо, Владимир Владимирович! Это был Владимир Познер в программе «Телехранитель». Предупреждаю, что в следующее воскресенье «Телехранителя» не будет: у меня есть шанс попасть на очень интересную конференцию в Берлине по новым телевизионным форматам – расскажу вам, когда вернусь. То есть через воскресенье услышимся. Всего доброго, до свидания!

    »crosslinked«




    Комментирование закрыто.