Опросы

Как вам интервью с Дмитрием Медведевым?

Посмотреть результат

Loading ... Loading ...

Поиск

Архив




  • Управление
  • 18 октября 2010

    О мозгах

    Рубрика: Новости.


    Так и хочется вспомнить моего любимого и неподражаемого Николая Васильевича: кто что ни говори, но такие случаи бывают. Редко, но бывают. Не ручаюсь за точность цитаты, тем более за пунктуацию, но за смысл ручаюсь, и это любимое мной гоголевское изречение пришло мне в голову в связи со следующей историей.

    Поехал я в город Ульяновск, который нынче представляется на разных растяжках и рекламных щитах таким образом: «Ульяновск (Симбирск)». Вроде не совсем прилично продолжать называться фамилией человека, который принес России больше бед, чем татаро-монгольское иго, но вместе с тем и не совсем ловко вот так разом взять и вернуть городу прежнее имя. Вот и заняли такую полустыдливую позу — вроде прикрыли причинное место, и все довольны. Что напоминает мне анекдот о молодом человеке, который загорал нагишом на берегу реки и заметил, что к нему приближается молодая хорошенькая женщина. Понимая, что не успевает надеть штаны, он схватил за ручку лежащую рядом и кем-то забытую кастрюлю и прикрыл ею причинное место. Женщина, приблизившись, улыбнулась очаровательной улыбкой и сказала:

    — Молодой человек, спорим, что я угадаю, о чем вы думаете?

    — Попробуйте, — чуть смущенно ответил наш герой.

    — Вы думаете, что у этой кастрюли есть дно.

    Итак, прибыл я в Ульяновск (Симбирск). Встретила меня в аэропорту Саша, коллега-телевизионщик из Питера (мы оба прибыли, чтобы провести ток-шоу на одной из местных телевизионных станций), посадила в машину и тут же стала рассказывать историю, которую я вряд ли забуду.

    — Владимир Владимирович, — начала она, — я везу вас в гостиницу «Венец», где я проживаю на двадцать первом этаже. Оттуда открывается изумительный вид на Волгу. Красота — неописуемая. Но меня, как только я посмотрела из окна на Волгу, поразила не красота, а мост, который строят между левым и правым берегами города. Понимаете, мост строят не с берегов навстречу друг другу, а строят его с середины реки…

    — Это как? — не понял я.

    — А так, поставили посередине реки центральный пилон и пошли строить полотно моста в обе стороны от него.

    — А зачем? — продолжал не понимать я.

    — Вот и я спросила зачем, и знаете, что ответили? Чтобы не воровали.

    — ?!

    — Да-да, объяснили так: если стройматериалы складировать на берегу, воровать их не представляет никакого труда. А вот если складировать их на баржах посередине реки, воровать становится намного труднее. Ну не гениально ли?!

    Тут молчавший до этого водитель весело сказал:
    — А все равно воруют.

    История эта произвела на меня глубокое впечатление — она тянет на притчу, в ней глубинный философский смысл.

    В этом самом городе Симбирске родился человек, который полагал возможным изменить нашу с вами природу, если принципиально изменятся условия нашего существования, если будет отменена частная собственность. Ему с товарищами удалось захватить власть и реализовать задуманное, хотя, насколько мне известно, к концу своей короткой жизни он ужаснулся содеянному, но было уже поздно что-либо изменить — он был при смерти. Частную собственность отменили, объявив ее всенародной, то есть принадлежащей всем одновременно. Народ посмотрел-посмотрел, подумал и пришел к выводу, что всенародная собственность на самом-то деле не принадлежит никому, а значит, ее можно брать себе, а конкретнее — красть.

    Теперь строй вновь изменился. Общенародная собственность исчезла, вместо нее вернулась частная, и, казалось бы, все изменилось, и только одно осталось неизменным: мозги. Бывшие строители коммунизма продолжают воровать.

    Левобережная часть Ульяновска (Симбирска) соединена с правобережной частью одним-единственным мостом. Лет двадцать тому назад это не создавало проблем, поскольку личных автомобилей у жителей родины Ильича было ничтожно мало. Теперь же все изменилось. Теперь этот мост задыхается от личного транспорта, и в часы пик, как сказал нам водитель, приходится выстаивать двух- и даже трехчасовые пробки. Вот и строят второй мост — строят годами (водитель сказал: пятнадцать лет — за что купил, за то и продаю). Строят — и никак не построят, потому что воруют и деньги, выделенные на строительство, и сами стройматериалы.

    То, что этот мост да и вся эта история имеют самое прямое отношение к Ульяновску (Симбирску), замечательно. Именно это, по-моему, придает ей силу притчи. Вывод, как мне кажется, один: все наши трудности и беды связаны главным образом с головой. Пока мозги не изменятся, вряд ли можно ожидать серьезного продвижения страны. Но это случится лишь со сменой поколений, а значит, надо набраться терпения.




    Комментирование закрыто.