Опросы

Как вам интервью с Дмитрием Медведевым?

Посмотреть результат

Loading ... Loading ...

Поиск

Архив



Наверняка у каждого есть инфа как происходит процесс приема металлолома | http://tushkan.club/ бесплатно легко кино о фантастике бесплатно онлайн.

  • Управление
  • 11 ноября 2008

    Владимир Познер: “Скоро стану прадедом.”

    Рубрика: Интервью.


    В свои 74 года Владимир Познер не перестает удивлять телезрителей: отправившись в путешествие по США на машине, снял фильм «Одноэтажная Америка», а сейчас взялся за второй сезон шоу «Король ринга». Накануне премьеры с телеведущим встретилась Ксения ПАДЕРИНА.

    Владимир Познер

    Когда и где родился: 1 апреля 1934 года в Париже
    Семья: жена — Екатерина Орлова, директор Школы телевизионного мастерства; дочь — Екатерина (47 лет), композитор и пианист, живет в Берлине; сын — Петр Орлов, заместитель директора новостной службы НТВ; внуки — Маша (24 года), Коля (13 лет), Гоша (9 лет)
    Образование: окончил биолого-почвенный факультет МГУ по специальности «физиология человека»
    Карьера: с 1959 года работал литературным секретарем поэта Самуила Маршака. В 1961 году пришел в агентство печати «Новости», затем в Комитет по телевидению и радиовещанию. Был ведущим телемостов СССР — США. В 1985-м вместе с Филом Донахью вел телемост Ленинград — Сиэтл («A Citizens’ Summit» — «Встреча в верхах рядовых граждан»). В 1986-м был ведущим телемоста Ленинград — Бостон («Женщины говорят с женщинами»). С 2000 года Познер ведет еженедельное общественно-политическое ток-шоу «Времена» на Первом канале. С 11 февраля 2008 года вместе с Иваном Ургантом ведет цикл передач «Одноэтажная Америка». Президент Академии российского телевидения. Автор трех книг: «Parting with Illusions» (1990), «Eyewitness: A Personal Account of the Un-raveling of the Soviet Union» (1991) и «Одноэтажная Америка» (2008). Вместе со своим братом Павлом открыл в Москве французский ресторан «Жеральдин»
    Вкусы: еда — французская кухня; напитки — множество; музыка — классика, джаз, американская народная музыка; кино — Федерико Феллини

    На ринг выходят настоящие мужчины!


    — Владимир Владимирович, с каким настроением вы беретесь за проект «Король ринга-2»?

    — С радостью! После первого проекта на меня обрушились критики. Говорили, что я занимаюсь не своим делом. Я же страшно люблю, когда меня критикуют.

    — Сами боксом занимаетесь?

    — Немного в детстве тренировался, но потом увлекся легкой атлетикой и теннисом.

    — Вы не считаете, что это шоу довольно жестокое?

    — Нет. Это спорт! Более того, для участников программы смягчены правила: например, раунд длится не три, а полторы минуты.

    Когда меня хотят поругать, называют американцем

    — Владимир Владимирович, вас время от времени называют иностранцем…

    — Так говорят те, кто хочет подчеркнуть, что я «не свой», американец. Почти враг. Но таких немного. Я много езжу по стране, встречаюсь со зрителями и знаю их отношение ко мне.

    — Вы любите Россию?

    — А что это означает? Территорию? Все 150 миллионов россиян? Я не понимаю этого. Очень люблю русский язык, русскую литературу, музыку, культуру и искусство. Но Россия, безусловно, не моя Родина. Я родился в Париже. И в наибольшей степени чувствую себя дома там, а, заметьте, не в Америке! Я очень люблю Нью-Йорк. Но есть места в Штатах, где бы не хотел жить ни за что на свете! Например, центральная часть Америки очень консервативна и слабо образованна. Мне там было бы скучно.

    — За последний год в какой стране вы провели больше времени?

    — Все-таки в Рос-сии. Я веду программу в прямом эфире («Времена». — Прим. «ТН»), поэтому должен быть здесь постоянно.
    Только летом — в июле и августе — у программы отпуск, и я уезжаю за границу.

    Вижу, когда человек лжет

    — Существует мнение, что на российском телевидении все ведущие скоро будут говорить «по бумажке», а свободное слово и импровизация уходят в прошлое. Вы согласны с этим?
    — Уже хватит пальцев на одной руке, чтобы пересчитать дискуссионные программы: «К барьеру», «Времена»… То, что «развлекуха» вытеснила серьезное информационное телевидение, думаю, — результат определенной политики, метод контроля над средствами массовой информации. И все же я надеюсь, что это временное явление. Есть у меня чувство, что через какое-то время телевидение вернет себе более свободный, открытый стиль. Сегодняшнему телевидению рядовой зритель не доверяет, относится к нему безразлично и даже брезгливо. Я бы очень хотел увидеть, как власть вообще уйдет из средств массовой информации. Произойдет приватизация и появится много владельцев. Но без политической воли это сделать невозможно.

    — Как вы готовитесь к эфиру программы «Времена»?

    — По средам мы выбираем наиболее интересную тему. Решаем, кого позвать на эфир. К пятнице создаем некий скелет — сценарий возможного развития разговора.

    — Вы довольно жестко ведете программу. После эфира наживали себе врагов?

    — Бывало. Я стремлюсь работать максимально объективно, но если я вижу, что человек уходит от ответа или откровенно лжет, то начинаю брать его за горло. А на меня потом почему-то обижаются или злятся.

    — Всегда удается увидеть, что человек лжет?

    — Здесь нужно умение слушать и услышать. Во время эфира подмечать выражение лица человека, его жесты. Они скажут намного больше, чем слова!

    Друг очистил реку музыкой

    — Вы сами смотрите «Одноэтажную Америку»?

    — Смотрю. (С теплотой в голосе.) После поездки я очень полюбил Ваню Урганта. Кто-то думает, что он просто шутник. А он глубокий, начитанный, добрый, светлый человек.

    — Какие встречи вас особенно впечатлили в процессе создания программы?

    — По-настоящему потрясло то, что рассказывал, например, рыбак из Нового Орлеана. Его зовут Чарльз Робин Третий. Он в одночасье потерял все во время урагана «Катрина». Или было большое интервью со смертником в тюрьме. Оба они очень сдержанные люди, но излагали свои истории с потрясающим накалом! Это и производит впечатление: сильная страсть, которую держат в узде.

    — Какие люди в свое время оказали влияние на вас?

    — Близкий друг моего отца Иосиф Давыдович Гордон, например. Он 17 лет оттрубил в сталинских лагерях, а после освобождения два года с женой жил в нашем доме и по сути стал мне вторым отцом. Он сильно повлиял на меня по части отношения к жизни, понятий чести, честности. Говорил так: важно, чтобы утром, глядя в зеркало, тебе не захотелось в него плюнуть…

    Сильно повлиял и Самуил Яковлевич Маршак, у которого я работал литературным секретарем. Еще один важный человек в моей жизни — Пит Сигер, певец и народный композитор. Он учил нас музыке в американской школе. Много лет спустя, в 1968 году, я «перезнакомился» с Питом во время его гастролей в Советском Союзе. Сейчас мы близкие друзья. Меня восхищает, что он совсем ушел от вещизма. Для него абсолютно не имеет значения, какой марки у него одежда, машина или часы. Главное, чтобы часы показывали время, а машина ездила… У него совершенно другие заботы. Благодаря его музыке была очищена страшно грязная река Гудзон!

    — Как ему это удалось?

    — Пит накопил денег на строительство парусного судна, собрал команду. Поплыл по Гудзону и в каждом городе, встречающемся на пути, давал бесплатные концерты, агитируя за то, чтобы люди не выбрасывали в реку мусор. И, вы знаете, через пять-шесть лет из Гудзона уже можно было пить воду!

    Не могу почувствовать себя дедушкой

    — А женщины среди тех, кто как-то изменил вас, были?

    — Те, которых я любил. Только сильные чувства могут заставить человека измениться.

    — Сейчас такое возможно?

    — Вы знаете, мне довольно много лет — 74 года. В это время кардинально менять взгляды, отношения очень трудно. Вряд ли кому-то это удастся…

    — А детям?

    — О! Дети зачастую умнее взрослых. Помню, как года в три моя дочь Катя дала мне понять, что она умный человек. Она заставила меня подумать об этом — одним взглядом! Это резко изменило мое отношение к ней, к себе, очень обогатило мою жизнь. По мере того как Катя взрослела, мы становились все ближе и ближе. Я души в ней не чаю. Она — огромная составляющая моего счастья. Вот какая у меня дочь! В общем-то, все близкие дороги мне — и сын, и внуки, которых у меня уже несколько. Но есть вещи более мощные — и это как раз мое отношение к Кате.

    — Правнуков пока нет?

    — Нет, но я понимаю, что они вот-вот могут появиться. Внучке Маше уже 24, и она пять лет живет с молодым человеком. Мне это даже любопытно! Но прадедом я себя представить не могу! Как, впрочем, не могу в полной мере ощутить себя и дедушкой.

    — А почему? Может, потому что не нянчились с детьми?

    — Еще как нянчился! Просто для меня дедушка — это кто-то старенький. А я очень активный человек! Три раза в неделю играю в теннис, работаю. Иногда даже девушки на меня посматривают. (Смеется.) Какой же я дедушка, в конце концов?! Да еще прадед! Это даже смешно.

    — А что значит «еще как нянчился»?

    — Дочку я растил сам. Это были времена, когда в Союзе не было памперсов и нужно было покупать марлю, сшивать ее, делать пеленки, потом их стирать, кипятить, гладить горячим утюгом. И я со всем этим справлялся! Просто жена много работала, а я много был дома. Купал, кормил — все делал сам.

    — Вы часто видитесь с внуками?

    — Когда бываю в Европе, стараюсь уделить им время. Маша сейчас живет в Париже, учится в Сорбонне. Коля — со своей мамой в Германии, он заканчивает седьмой класс гимназии.

    Кубинские сигары стали хуже

    — Вы родились 1 апреля. Пошутить любите?

    — В первую очередь я «разыграл» свою маму, появившись на свет в день ее рождения. Это было воскресенье, когда сошлись все три Пасхи, что бывает крайне редко — православная, католическая и еврейская. Я не знаю, сыграло ли это роль в моей жизни… Думаю, да. Я очень доволен, что у меня день рождения именно 1 апреля. Всегда говорю: я родился в день дурака, так что списывайте все мои ошибки на это.

    — Друзья вас разыгрывают в этот день?

    — Это невозможно! Я всегда помню об этом празднике.

    — А сами подшучивали?

    — Были всякие дурацкие вещи. Например, как-то звонил друзьям и говорил им: «Вас беспокоят с телефонной станции — у нас тут пожар, пожалуйста, опустите телефон в воду!» И они верили! Это было очень давно…

    — Как вы отмечали в этом году свой 74-й день рождения?

    — Мы всей семьей собирались в Париже. Приехала из Берлина моя дочь. Была внучка Маша, мои друзья

    — всего человек восемь.

    — Что можно подарить человеку, у которого все есть?

    — Близкие люди знают, что я люблю. Например, в этот раз подарили ужасно смешную пепельницу, сделанную как лист газеты «Известия» с советскими заголовками. Бывает, преподносят дорогие подарки, но я этого не одобряю, мне становится неудобно. Еще люблю хорошие сигары.

    — Кубинские?

    — Нет, они стали хуже за годы социализма. И крепковаты для меня. Предпочитаю доминиканские. Курю немного, по настроению — одну через день.

    Ужин готовлю сам

    — Свой ресторан в Москве вы назвали «Жеральдин», это в честь вашей мамы?

    — Да. Мы открыли его почти четыре года назад вместе с братом Павлом.

    — В меню есть мамины фирменные блюда?

    — Приготовленная по особому рецепту нога ягненка — «жиго», луковый суп и шоколадный мусс. У нас в ресторане сугубо французская кухня. И даже меню на французском и русском языках.

    — Покушать любите?

    — Еще как!

    — А готовить умеете?

    — Еще как! Знаю массу разных рецептов и блюд. Все что угодно могу сделать. От закусок до десертов.

    — Что, например, приготовили вчера на ужин?

    — Свиные отбивные и спагетти с моим фирменным соусом, зеленый салат с помидорами и мороженое на десерт.

    Одноэтажная Франция

    — Владимир Владимирович, вы можете назвать себя счастливым человеком?

    — В целом да. Хотя у каждого, конечно, есть болезненные точки и переживания…

    — А есть еще что-то, что не реализовано в профессии? О чем мечтаете?

    — Сейчас я работаю над книгой «Прощание с иллюзиями», которая выйдет осенью. 18 лет назад она была опубликована в Америке и стала там бестселлером. Сейчас я перевел ее на русский язык и делаю вставки другим шрифтом — многое изменилось во мне с тех пор… Еще есть мечта сделать серию программ «ВВП» — «весьма влиятельные персоны». Это будут интервью с людьми, чья жизнь, работа изменила судьбы миллионов. Среди них есть известные люди, но есть и те, кто остался в тени. Например, французский врач, который изобрел противозачаточные пилюли, он же изменил жизнь планеты! Я очень хочу начать эту серию. Но это очень дорогая штука — нужно оплачивать поездки по миру, архивные материалы.

    Еще меня очень просят сделать «Одноэтажную Францию». 2010 год будет годом Франции в России и России во Франции. Я с удовольствием возьмусь за работу. Но пока не придумал хода. Это должна быть не туристическая поездка, а путешествие со смыслом. И я постараюсь вложить в этот фильм всю свою любовь к родной стране.

    »crosslinked«




    К записи "Владимир Познер: “Скоро стану прадедом.”" Один комментарий

    Очень понравился ваш фильм” Одноэтажная Америка» оставил столько прекрассных впечатлений…
    герои этого фильма простые и искренние люди , на меня огромное впечатления произвели люди живущие в Америки .особенно Марк Савуа и т.д….просто слёзы наворачиваются на глаза…


    Оставить комментарий

    Это не спам.