Опросы

Как вам интервью с Дмитрием Медведевым?

Посмотреть результат

Loading ... Loading ...

Поиск

Архив




  • Управление
  • 27 октября 2009

    Два президента

    Рубрика: Новости.


    О чем беседовали президент Молдовы и президент Академии российского телевидения, осталось тайной.
    Самой большой загадкой для нас, журналистской братии, была причина, по которой легендарный телевизионный человек Владимир Познер прибыл в Кишинев. Мотивы искали в политике, а они, как оказалось, лежат совсем в иной области. Президент Академии российского телевидения колесит по странам СНГ, чтобы привлечь внимание общественности и масс-медиа к проблеме продвижения на местных СМИ социальной рекламы, в частности, касающейся профилактики ВИЧ и СПИДа. С этой целью в течение однодневного визита Владимир Познер успел позаседать за “круглым столом”, встретиться с президентом нашей страны, дать пресс-конференцию и провести ток-шоу.

    У известного телеведущего не счесть поклонников и столь же рьяных недоброжелателей. Вот и на пресс-конференции в Кишиневе некоторые вопросы были сформулированы несколько, скажем так, бестактно. Знаменитого гостя это ничуть не смутило. Владимир Владимирович отвечал искренне, весьма серьезно, а порой и с отличным чувством юмора. Он, конечно, умеет “держать” аудиторию любого размера и состава. И журналистская не стала исключением.

    О России
    Сегодня в России жить очень интересно. Путин, будучи чрезвычайно популярным и имея возможность совершенно легитимно продолжить срок своего президентства, все-таки отказался от этого и не стал менять Конституцию. Взамен себя мог назначить любого – настолько велика была его популярность, но выбрал не куклу, не манекена, а человека со своим мнением. Что будет дальше? Посмотрим. Как журналист я стараюсь смотреть на вещи трезво.

    “Зоной страха” Россия была в девяностые: все эти стрелки-перестрелки, убийства прямо на улицах. В советские времена, правда, было еще страшней, когда тебя без всякой видимой причины могли упечь в тюрьму, в сумасшедший дом. А если увольняли с ТВ, некуда пойти: другого телевидения просто не было.
    Сейчас я не назвал бы Россию демократической страной. После тоталитаризма демократия не может появиться за такой короткий срок. Нужно еще очень много сделать, чтобы приблизиться к ней. Не знаю, надо ли “уповать” на Россию как на опору духовности. Мы говорим о своей высокой духовности, когда больше хвалиться нечем. В Америке нет города без съездов для колясок и инвалидов, нет автобуса, нет туалета, учитывающего людей с ограниченными возможностями. Но зато мы такие духовные!

    О среднем классе

    Средний класс – это люди со средним образованием, зарабатывающие в год некую сумму. Они работают, у них есть то, о чем мечтает обычный человек: дом, две машины на семью, возможность учиться для детей и так далее. В развитых государствах это большинство населения, которое, по большому счету, обеспечивает продвижение страны.

    О свободе

    У нас смешивают понятия “свобода” и “воля”, то же касается и свободы печати. Свобода – это ограничение ответственностью. Журналисты на пространстве бывшего СССР не знают, что такое ответственность.

    О российско-молдавских отношениях

    Любая, даже самая великая империя рано или поздно разваливается. И ей приходится искать общий язык с бывшими колониями. Великобритания как метрополия сумела сохранить диалог с Индией, Австралией, Канадой. Россия относится к другому типу. Сделано много ошибок, отношения испорчены даже с Казахстаном (о Белоруссии разговор особый), с Украиной, Грузией, Азербайджаном, Арменией, Средней Азией, не говоря уж о Балтии. Главной ошибкой было то, что в бывших союзных республиках стали поддерживать те силы, которые казались прорусскими. В результате ложного выбора к власти на местах пришли антирусские лидеры.

    Что касается теперешних отношений с Молдавией и позиции России в решении приднестровского вопроса, подозреваю, ставка будет сделана не на господина Смирнова. К сожалению, из-за краткости пребывания и плотной программы не успел ничего толком увидеть даже в Кишиневе. Не отказался бы пробыть здесь денька три, чтобы понять, как относятся к России простые люди.

    О тот, что запомнилось

    Мне предложили встретиться с президентом Владимиром Ворониным. Это было не запланировано и оказалось полнейшей неожиданностью. Я сказал: “Да!”. С крупными политическими деятелями, независимо от их окраски и взглядов, беседовать всегда интересно. Но, поскольку это была частная беседа, ее содержание я вам раскрыть не вправе.

    Каждый журналист за свою жизнь берет хотя бы несколько интервью, которые трудно забыть. Не могу не вспомнить гениального джазиста Рея Чарлза. Или беседу с опальным тогда Борисом Ельциным. Он был тогда в лучшей своей форме. Интервью “зарезали”, потом его выкрали и показали в Свердловске. Борис Николаевич позвонил и предложил свою защиту в случае неприятностей, чем очень меня тронул. Незабываема также встреча с Симоной де Бовуар, французской писательницей, женой Жана Поля Сартра, очаровательной женщиной. С десяток таких интервью, запомнившихся на всю жизнь, у меня наберется.

    О любимых книгах

    (Достаточно серьезно Владимир Познер отнесся к наивному вопросу о книге, которую он посоветовал бы прочитать. Он не только племянник известного писателя, но еще и работал в юности литературным секретарем у классика советской детской литературы Самуила Яковлевича Маршака). Я очень люблю читать. На необитаемый остров, как принято спрашивать, взял бы не одну, а хотя бы три книги. Замечу, речь идет не о писателях – Шекспир и Пушкин, при всех предпочтениях, написали объемные собрания сочинений. Выбор зависит от настроения и от возраста. Сейчас я выбрал бы компанию -”Маленького принца” Антуана де Сент-Экзюпери, “Мастера и Маргариту” Михаила Булгакова, “Трех мушкетеров” Александра Дюма.

    О своем участии в кампании против ВИЧ и СПИДа

    Что вас удивляет? Я очень общественный человек. По образованию – биолог, поэтому с самого начала питал интерес к проблеме “чумы ХХ века”. Своими глазами видел, как в больницах, почти как в тюрьме, изолировали больных, взрослых и детей вместе, как медсестры боялись к ним прикасаться. ВИЧ и СПИД, увы, не чья-то мистификация, это ужасная реальность с десятками тысяч умерших и сотнями тысяч больных. Не верьте тем, кто сомневается в таком проверенном средстве безопасности, как презерватив. Молекула СПИДа крупнее молекулы воды, а воду презерватив не пропускает (хотя и бывает, что рвется).

    Так случилось, что благодаря телевидению мое имя и мое лицо знакомо многим людям, к моим словам прислушиваются. Этим грех не воспользоваться, чтобы привлечь общественное внимание к серьезной проблеме, затрагивающей интересы всех стран, всего человечества. Я по убеждениям атеист и не верю, что после моей смерти еще что-нибудь будет. Но, на всякий случай, хочется сделать что-то хорошее.

    статья с сайта nm.md




    Комментирование закрыто.