Опросы

Как вам интервью с Дмитрием Медведевым?

Посмотреть результат

Loading ... Loading ...

Поиск

Архив




  • Управление
  • 27 октября 2009

    Владимир Познер: “Все сохранят свое лицо”

    Рубрика: Новости.


    Завтра вечером в Малом зале Государственного Кремлевского дворца состоится вручение телевизионной премии “ТЭФИ-2008″. Церемонию не будет полностью транслировать ни один телеканал. Кроме того, количество журналистов, допущенных на это мероприятие, существенно ограничено.
    О том, чего не увидят телезрители и широкая пресса, а также о многочисленных слухах, которые в последнее время циркулируют вокруг премии, в том числе и связанных с его отставкой, накануне церемонии “РГ” рассказал президент Фонда “Академия российского телевидения” (АРТ), известный тележурналист Владимир Познер.

    Российская газета : Владимир Владимирович, почему в этом году “ТЭФИ” проходит как “тайная вечеря”? Ни один канал ее не транслирует: была очередь Первого, он отказался. Канал СТС, на котором церемония шла в последние два года, а в этом году от него очень много номинантов, – тоже.

    Владимир Познер : Трансляция торжественной церемонии вручения “ТЭФИ” – вещь довольно дорогостоящая. И не очень привлекающая, как нам показывает опыт, большое количество зрителей. Из года в год мы видели, что, в общем, рейтинги довольно низкие.
    Изначально была договоренность, что каждый канал по очереди берет на себя обязательство показывать вручение “ТЭФИ”. И не потому, что они на этом очень много заработают, а просто как знак уважения и солидарности. Так оно и было, пока два года тому назад не возникли вопросы, связанные с выборами, и федеральные каналы в лице руководителей сообщили, что они будут заняты, и просили найти себе замену. Она была найдена в лице СТС. Это продолжалось два года подряд. В конце концов на третий год, как раз 2008-й, канал СТС заявил, мол, хватит, сколько мы можем одни. К тому времени НТВ вообще вышел из состава учредителей, и к тому же в этом году ВГТРК заняла абсолютно пассивную позицию. То есть компания не выходит из состава Академии, но и не участвует в “ТЭФИ”. Таким образом, остался один Первый канал, который заявил, что при таких обстоятельствах транслировать “ТЭФИ” тоже не будет.
    Однако церемония будет идти через спутник. И региональные российские компании, которые захотят, смогут ее получить.

    РГ : И зарубежные, как я понимаю, тоже?

    Познер : Да. На самом деле все это отражает определенный непорядок, существующий в Академии российского телевидения, который вызван формально выходом из ее состава телеканалов НТВ и ТНТ, а также – неучастием ВГТРК. Претензии всех, на мой взгляд, отчасти вполне понятны. И, безусловно, Академия требует серьезных изменений в структуре, чем и будут заниматься сразу после проведения торжественной церемонии. Я полагаю, что будут изменены некоторые кардинальные вещи – устав…

    РГ : “Будут заниматься” кто? Сама Академия?

    Познер : Конечно. От каждой гильдии будет выделено по три человека. Всего 8 гильдий, значит, 24 человека, плюс, вероятно, участие некоторых других членов Академии, которые будут обрабатывать все те предложения, которые получены, с тем чтобы добиться серьезных изменений в структуре. В частности, планируется введение в учредители некоторых компаний – крупных производителей телефильмов и программ. То есть грядет расширение состава учредителей, резкое повышение их ежегодного взноса, с тем чтобы Академия больше не зависела ни от каких спонсоров.

    РГ : Кстати, о спонсорах. Правда ли, что в связи с тем, что прекращены телетрансляции, спонсоры отказываются от участия в “ТЭФИ”, потому что они рассчитывали на рекламу?

    Познер : Часть спонсоров, безусловно, отказывается… Затем в Академии грядет изменение системы голосования, которая, собственно, введена уже в этом году, когда победителей определяют только в самих профессиональных гильдиях, за исключением трех номинаций (“За личный вклад в развитие российского ТВ”, “Специальный приз правления АРТ” и “Специальный проект”), и ряд других вещей. Я полагаю, что после этого Академия окрепнет, и проблем уже с ВГТРК, да и с НТВ и ТНТ, у нас не будет. Думаю, что все сохранят свое лицо. Да, кстати, еще речь идет о том, чтобы все-таки количество членов Академии у трех федеральных каналов было одинаковым. А сейчас преимущество есть у Первого канала.
    Кроме того, конечно, будет решена проблема того, как избирается президент. Потому что до сих пор это было дело только небольшой группы людей – представителей каналов, которые являются создателями Академии. А теперь мы хотели бы, чтобы президента избирали все члены Академии на общем собрании. Я лично на этом настаиваю. И вице-президентов чтобы избирали таким же образом.

    РГ : Судя по тому, как вы это говорите, имеется некоторая усталость? Звучит, как: я устал быть президентом, пусть другие попробуют.

    Познер : Я президент уже почти 15 лет. И считаю, что это неправильно. И, конечно, надо было бы меня заменить. Я знаю, что некоторые очень бы хотели этого. И у меня никаких возражений нет. Более того, у меня есть такое желание. Оно уже давнее. Я неоднократно за последние годы об этом говорил и с Добродеевым, и с Эрнстом, но всегда мне отвечали: нет, лучше, чтобы вы остались.

    РГ : А если и после изменений скажут, чтобы вы остались?

    Познер : Если телевизионное сообщество в лице всех членов Академии так проголосует, мне будет трудно сказать: “Нет, все равно я не буду!” Я не хочу из себя строить приму-балерину. Но предпочел бы, чтобы избрали кого-то другого. Я уже “наелся”.

    РГ : Владимир Владимирович, видимо, в силу того, что вы говорите, так получилось, что Академия в этом году и журналистов отсекла от церемонии. Когда мы в редакции получили сообщение о том, что на ней будут присутствовать только журналисты – представители информационных партнеров “ТЭФИ” и съемочные группы каналов учредителей Академии, то крайне удивились. А как же быть остальным СМИ, которые были бы рады освещать эту церемонию или должны по роду деятельности?

    Познер : Я как-то не в курсе. Но нынче церемония будет представлять собой торжественный ужин. За круглыми столами – люди. Это не шоу. В этом году это все гораздо скромнее.

    РГ : Но на “ТЭФИ” всегда был хороший метод работы с журналистами – для представителей СМИ шла трансляция в отдельном помещении. Туда же к ним выходили победители.

    Познер : Здесь мы не можем этого сделать. Вопрос денег сейчас для нас непростой. Мы не могли снять помещение такого размера, которое позволило бы так организовать работу. Тем более когда нет трансляции. Мы выбрали зал, который не дает таких возможностей. Но мне, например, неловко было бы сидеть за столом, выпивать и закусывать, когда мои коллеги-журналисты за столами не сидят. Однако, думаю, что в следующий раз, через год, все изменится к лучшему: будет трансляция и, разумеется, будут приглашены все журналисты.

    РГ : Сейчас вы опровергли слухи, которые появились, что “ТЭФИ” “схлопнулась”, она не возродится и скорее всего появится какая-нибудь альтернативная телевизионная премия.

    Познер : “ТЭФИ” абсолютно не “схлопнулась”. Это совершенно не так. Достаточно сказать, что в этом году получено 473 работ – больше, чем в прошлом. Это лишь подтверждает, что для российского телевидения “ТЭФИ” остается самой привлекательной премией. Да, мы прошли через трудные моменты. Но в этих случаях работает правило: если выходишь из переделок живым, то становишься крепче.
    РГ : Вы сказали, что в будущем в “ТЭФИ” должны войти и производители. Это не означает, что число академиков станет еще больше?

    Познер : Безусловно, члены учредительного совета являются членами Академии. Вообще я всегда был и остаюсь сторонником расширения. И Академия будет расширяться за счет увеличения числа представителей ВГТРК, НТВ. До тех пор, пока число академиков в пределах, скажем, 500 человек, корпоративного голосования будет избежать очень трудно. Хотя то, что решается все в гильдиях, это, несомненно, способствует некоторому ограничению корпоративного влияния. Но если в Академии было бы не 500, а 5 тысяч человек со всей страны, как, например, в американской академии, где вообще 15 тысяч, то тогда корпоративность вообще размывается. И можно говорить действительно об объективном выборе.

    РГ : Раз мы уже заговорили о выборе, у меня вопросы по финалистам-номинантам этого года. Во-первых, этично, что вы сами – президент телеакадемии, представлены в одной из номинаций с программой “Одноэтажная Америка”?

    Познер : Вы серьезно спрашиваете?

    РГ : Абсолютно. Просто не у меня одной возникает такой вопрос.

    Познер : В гильдии 60 человек. Производственная компания выдвигает свой фильм “Одноэтажная Америка” в пяти номинациях! И “Сценарист телевизионного документального фильма/сериала”, и “Оператор…”, и “Интервьюер”… И это фигурирует в разных гильдиях. Я – лишь в одной из них. Значит, и голосую лишь в одной – в той, где выдвинут как “Интервьюер”. 60 человек в этой гильдии! Каким образом я могу попасть в финал, когда тайное голосование, если на чей-то взгляд я этого недостоин?
    Я – член академии. Почему бы нет? Я же работаю на телевидении. И оттого, что я президент, не имею право участвовать в этом соревновании?
    Вообще не понимаю: а завтра я не президент, тогда можно? А что, у президента есть какое-то влияние на то, как люди голосуют? На другие гильдии, где он вообще не бывает, потому что ему не положено? Или даже в той гильдии, где он есть, президент может при тайном голосовании как-то влиять? Если он попытается, не кажется ли вам, что как раз проголосуют против? Поэтому возникает этот вопрос, который задается не раз и не два…

    РГ : Это то же самое, когда спрашивают, этично ли, когда Владимир Познер, который ведет программу “Времена” на Первом канале, должен выбирать в спорной ситуации в пользу той или иной программы…

    Познер : Не своей.

    РГ : Но программы канала, на котором вы работаете.

    Познер : А я не работаю на канале! И сколько бы раз ни говорил об этом, все равно, как будто ушей нет у людей. К счастью, мы приняли решение, что с этого года, если двое победителей наберут одинаковое количество очков, то “ТЭФИ” получат оба. А если трое, то премию получат трое.

    РГ : У меня вопросы и по другим номинациям. Первого канала очень много. И СТС – тоже.

    Познер : Не только. Есть и немало региональных номинантов.

    РГ : Есть. Но я имею в виду из центральных каналов.
    Познер : Ну раз нет ВГТРК и НТВ. Хотя они и выдвинуты производителями.

    РГ : Но во многих случаях, когда, допустим, два шоу, выбирать приходится между Первым каналом и между Первым каналом. Я даже специально взяла с собой на нашу встречу статью в “Огоньке” Юлии Лариной “Эрнсты и неизвестность”, где подведен итог: за время существования “ТЭФИ” в каком году сколько призов получала “Россия” и сколько Первый канал. Только в прошлом году из 40 статуэток 24 у Первого канала.

    Познер : (Смотрит статью и таблицу.) А никого не смущало, что в 2003-м и 2004 году Первый канал получил всего по 7 “ТЭФИ”, а “Россия” плюс “Культура” – а это одна компания, соответственно 17 и 18. Я считаю, что это либо предвзятость, либо отсутствие понимания вопроса. Почему-то в итогах “Огонька” нет НТВ?

    РГ : Видимо, потому, что они вышли из состава Академии.

    Познер : Это не важно. Но было бы очень показательно, что в 1995-м, 98-м, 99 годах и вплоть до своего разгона, НТВ получало очень много “ТЭФИ”. Хотя членов Академии было гораздо меньше. Но тем не менее голосовали за НТВ люди, работавшие на других каналах. Так что я считаю, что на 85 процентов все статуэтки вручены справедливо. А на 15 процентов, может быть, и нет. Но вы мне покажите, где еще хотя бы так? Почему Лев Николаевич Толстой, умерший в 1910 году, так и не получил Нобелевской премии по литературе, которая была установлена в 1901-м? Все те, кто получали до Толстого, они мельчайшего масштаба по сравнению с ним, и уже давно забыты их фамилии. Каждый год, когда проходят “Оскар” и “Эмми” в Америке, люди говорят, что многое неправильно и необъективно. И ничего. А у нас? Это все личная амбициозность, персональные обиды. А не неправильное голосование.

    РГ : Заступлюсь за коллегу в том плане, что у нее в заголовке статьи не зря есть слово “неизвестность”. Это как раз то, почему я к вам сегодня пришла. У меня последний вопрос, который касается программы “Времена”. Она закрыта, и обещают, что будет новое ток-шоу, где вы будете выступать как интервьюер. В начале этого года вы беседовали с журналистом “РГ” Валерием Выжутовичем и, как раз говоря про “Времена”, сказали, что журналистская свобода – как коридор со стенами. А также рассказывали, что во “Временах” были такие моменты, когда у генерального директора Первого канала Константина Эрнста были какие-то пожелания – о чем говорить, а кого не трогать. Потом у вас самого были какие-то пожелания. Тогда у вас уже звучала мысль о том, что программу закроют.

    Познер : Я решил отказаться от этой программы еще в конце прошлого года. Я от нее устал. Когда я сравнивал журналистскую свободу с коридором со стенами, то говорил о любых средствах массовой информации в любой стране. Только в одних странах коридор поуже, а в других – пошире. Но повсюду коридор и стены есть. И если попытаться пробить стену, то соответственно у тебя будут неприятности. Это тоже в любой стране. На сегодняшний день в нашей стране самый узкий коридор – на федеральных каналах. В печати он очень широкий. Можно найти все что угодно – крайне левые мнения, крайне правые, критику президента, премьера, выступления в их поддержку… На радио чуть поуже, но тоже много чего. Достаточно послушать “Эхо Москвы”, но не только. На региональном телевидении еще уже. Потому что там сильно давят губернаторы, мэры и прочие. Но все-таки там появляются и такие программы, которых нет на федеральных каналах. И, наконец, есть федеральные каналы, где очень узкий коридор, в том, что касается политики и информации. Это контролируется государством. Конечно, трудно работать в этих условиях.
    Программа, на мой взгляд, тоже подустала. Она в эфире 8 лет. Она выполнила свою основную задачу, а именно: помогать людям понять, что происходит в стране и кто ими руководит. И еще ее проблемой стало то, что, когда мы выбирали главные события недели, волей-неволей были вынуждены приглашать одних и тех же людей. Потому что хотели, чтобы это были первые лица, наиболее важные. И приглашенные – члены правительства, депутаты, политологи – повторялись.
    Что касается новой программы, больше всего я люблю жанр интервью. И ток-шоу тоже. Моя новая программа будет еженедельной. Но если взять один месяц – четыре недели, то первые три в программе будет чистое интервью один на один. А четвертая неделя – короткое интервью с гостем, потом – 100 человек в студии, которые его допрашивают через меня. В данном случае я буду медиатором. То есть чистое интервью плюс ток-шоу. Ведь у нас уже забыли, что такое ток-шоу. Считают, что это там, где разговаривают. Это неправильно. Ток-шоу как жанр (кстати, созданный Филом Донахью) – это когда именно аудитория принимает активнейшее участие в программе путем высказывания и задавания вопросов.

    РГ : Только вчера спорила на эту тему. Посмотрела списки номинантов на “ТЭФИ” и увидела, что в номинации “Ток-шоу” стоит программа РЕН ТВ “Вечер с Тиграном Кеосаяном”. А он в студии обычно один или с двумя гостями.

    Познер : Конечно, это неправильно. Но выдвинули по этой номинации. …Так что вот такая программа у меня будет. И очень надеюсь, что буду иметь возможность касаться не только политики, экономики, социальных вопросов, но и искусства, и даже спорта.

    РГ : А не станете пересекаться, например, с интервьюерами Берманом и Жандаревым?

    Познер : Нисколько! Возьмем, как пример, фильм “12″. Пригласить Никиту Сергеевича Михалкова и разговаривать с ним об этом фильме как о социальном явлении. О том, что он хотел этим сказать. Это совсем другое. Это не интервью о человеке, а интервью о событии через человека.

    Сусанна Альперина
    “Российская газета”

    »crosslinked«




    Комментирование закрыто.