Опросы

Как вам интервью с Дмитрием Медведевым?

Посмотреть результат

Loading ... Loading ...

Поиск

Архив




  • Управление
  • 28 июля 2011

    30 ноября гость программы “Познер” Виталий Мутко (видео и текст)

    Рубрика: Новости.


    Министр спорта, туризма и молодежной политики отвечает на вопросы Владимира Познера

    “Российские футболисты научились побеждать и будут продолжать выигрывать”, – заявил в эфире программы Первого канала “Познер” министр спорта, туризма и молодежной политики РФ Виталий Мутко. Он напомнил, что за последние 2,5 года российская футбольная сборная добилась многих побед, и подчеркнул, что “побед не бывает без поражений”.

    “Надо признать, что футбол в России еще не таком высоком уровне, чтобы легко и спокойно обыгрывать такие команды как Словения, – заметил министр. – Надо отдавать все запредельное, они смогли настроиться, а мы – наверное, нет”. Но, по словам В.Мутко, “к этому надо относиться спокойно”. “Такие у нас игроки, – констатировал он, выразив уверенность, что через 5-10 лет “будут другие”.

    При этом министр призвал не обвинять в неудаче российской сборной исключительно главного тренера команды Гуса Хиддинка. “Я бы призвал быть более объективным и трезвым, – отметил он. – Ведь Хиддинк немножко поменял нашу сборную, он не только повысил наш рейтинг с 37 по 8 место, но и сделал так, что нам стало не стыдно за игру российской сборной – за исключением нескольких матчей”. “Пиком стала игра со сборной Голландии, но нам не удалось закрепить футбол на таком уровне, но это зависит не только от главного тренера”, – добавил министр.

    Говоря о возможности продолжения работы Гуса Хиддинка со сборной России, В.Мутко заметил, что “мяч теперь на его стороне, и он должен быть честным”. “Мы намерены до конца года делать все, чтобы Хиддинк дал ответ, – рассказал министр. – И если мы увидим его желание продолжать работу и внутренние силы, мы его серьезно послушаем”. В.Мутко добавил, что игроки российской сборной в основном хотят, чтобы Хиддинк оставался на посту главного тренера, “но они профессиональные игроки и понимают, что решение – не за ними”.

    Завершив тему футбола, В.Мутко поделился своим прогнозами насчет выступления России на зимней Олимпиаде в Ванкувере. По его мнению, хотя “Россия в последние годы и потеряла позиции в зимних видах”, мы “конкурентоспособны практически во всех видах спорта”. “У нас хорошая сборная, талантливые ребята, в каждой дисциплине есть лидеры”, – заметил министр.

    Говоря о развитии массового спорта в России, В.Мутко заявил, что это “является для него приоритетом”, так как в спорте высоких достижений заняты 3 тысячи спортсменов, представляющих 45 олимпийских видов, а массовым спортом в России занимается 22 миллиона человек. Министр считает вполне реальной цель довести за 10 лет число россиян, регулярно занимающихся спортом до 40 процентов. “Это реально, если мы серьезно займемся этим все вместе – правительство, региональные и муниципальные власти, – подчеркнул В.Мутко, – А если это превратится в разговор, то, конечно, ничего не будет”.

    Текстовая версия программы

    В.ПОЗНЕР: Здравствуйте. В эфире программа “Познер”, гость нашей программы сегодня Виталий Леонтьевич Мутко. Добрый вечер.

    В.МУТКО: Добрый вечер.

    В.ПОЗНЕР: Мы всегда начинаем с vox populi – это вопросы, присланные либо на сайт Первого канала, либо заданные на улице. Мы говорим, что будет такой-то гость. С этого начнем, первый вопрос.

    ЗРИТЕЛЬ: Виталий Леонтьевич, когда уже сборная России будет выигрывать, в футбол? Мы смотрим по телевидению и очень переживаем, волнуемся. А они все проигрывают и проигрывают. Спасибо.

    В.МУТКО: Во-первых, мы за последние 2,5 года очень много выиграли. Выиграли в Англии, успешно выступили на Чемпионате Европы, заняли третье место. В блестящем стиле обыграли сборную Голландии. То есть победы у нас есть. Просто в спорте не бывает без поражений. Поэтому будем и выигрывать. Даже в этом отборочном цикле мы сыграли около 10 игр и проиграли всего 2 игры. Да, мы проиграли главный матч, но, в целом, наша сборная научилась выигрывать. Я думаю, будет продолжать выигрывать.

    В.ПОЗНЕР: Марина Геннадьевна Теплякова: “Как Вы относитесь к тому, что россияне болеют за сборную нашей страны по футболу только в том случае, если она выигрывает? А в том случае, если она проигрывает, то практически каждый старается либо облить ее грязью, либо стыдливо молчит на эту тему, даже не задумываясь о том, что в трудных ситуациях игрокам еще больше нужна поддержка”.

    В.МУТКО: Очень хороший вопрос. Я считаю, что с командой надо быть и во время побед, и во время поражений. Вообще, не бывает побед без поражений. Безусловно, пока отношение у нас именно такое, не только в футболе. После победы мы возносим и игроков, и тренеров. После поражений мы стараемся как можно больше и больнее ущипнуть или обидеть. В свое время Бекхэм не забил пенальти в ответственной игре, и ему по почте пол-Англии присылало мягкие игрушки и писало: “Дэвид, как тебе сейчас тяжело. Ты, наверное, расстроен”. Они прекрасно понимают, что этот игрок и дальше будет представлять их страну. Но у нас ситуация все равно сейчас меняется, мы имеем вокруг сборной серьезную поддержку и после поражения от Словении. Очень много людей, которые поддерживают, которые говорят о том, что нам было не стыдно даже после поражения от Германии. То есть если взять футбол или другие виды спорта, люди, которые выходят, конечно, хотят побеждать. Но спорт таков, что ты можешь проиграть. Можешь проиграть сантиметр, один рывок, один толчок, один удар. На этом жизнь не заканчивается.

    ЗРИТЕЛЬ: Виталий Леонтьевич, кто ответит за то безобразие, которое творилось при продаже билетов на матч Россия-Германия, когда 70% билетов было реализовано через организованных спекулянтов?

    В.ПОЗНЕР: Я не знаю, откуда у человека эти данные.

    В.МУТКО: Я тоже не знаю. Я думаю, что это не совсем корректный вопрос. Могу сказать, что последнее время к продаже билетов огромное, повышенное внимание. У нас правоохранительные органы не выходили из офиса Российского Футбольного Союза. Я Вам больше скажу: что во время продажи билетов на матч с Германией были контрольные закупки. И я Вам хочу официально сказать: никакой системной спекуляции не было. Система продажи билетов выглядела следующим образом и будет и такой дальше: 23 тысячи билетов отдается – как в цивилизованном мире, как во многих странах – организованному клубу болельщиков по фиксированным ценам. Такой, слава Богу, у нас сейчас появился, он объединяет уже 50 тысяч наших поклонников, которые имеют карточки, которые зарегистрировались на сайте. И когда были контрольные закупки, 5-6 билетов всего было у спекулянтов из этих 23 тысяч. Дальше, 20 тысяч билетов было отдано так называемой футбольной семье. Это около 12-13 крупных спонсоров. Это 82 региональные федерации футбола, это 120 клубов – это тренер, президент клуба. То есть это те люди, которые сегодня являются партнерами с футболом. И около 20 тысяч было отдано в прямую продажу. То есть мы собрали на них заявки – на сайте, по почте, или по факсу – и после этого в связи с тем, так, превышение заявок было в 2.5 раза, они были разыграны в присутствии 35 средств массовой информации, разыграны компьютерно, и счастливчики получили на руки по 4 билета.

    В.ПОЗНЕР: Конечно, спекулянты всегда будут – не без того. Но 70% – я тоже удивился этому числу. Ольга Анатольевна Петухова: “Что для Вас, для министра ценнее: развитие массового спорта во всех российских регионах или успехи наших спортсменов в спорте высоких достижений?”

    В.МУТКО: Хороший вопрос, и очень непросто на него ответить. Потому что это взаимосвязано. Если Вы будете ехать на автомобиле, и вдруг будет зажжен поворот на светофоре: налево будет указатель “Массовый спорт”, направо “Спорт высших достижений”. Так вот, мой предшественник, очень хороший руководитель, Павлов, говорил так: “Я включу поворотник в массовый спорт, а сам поверну в спорт высших достижений, ибо за спорт высших достижений меня с работы и снимут, а за массовый спорт нет, ибо это очень сложно”. Действительно, спорт высших достижений – он конкретен. Все хотят побед.

    В.ПОЗНЕР: Но Вы же понимаете, что без массового спорта не будет.

    В.МУТКО: Я прекрасно понимаю. Я и говорю, что это взаимосвязано. Поэтому приоритет я бы, все-таки, отдал спорту массовому, особенно детско-юношескому. У нас 45 тысяч школ, 13 миллионов детей. И если они будут хотя бы иметь представление о здоровом образе жизни, о ведении навыков здорового образа жизни, будут ознакомлены со спортом, то уже система, которая готовит для спорта высших достижений – а это 6 тысяч центров подготовки, где сегодня около 4.5 миллионов наших детей – она начнет отбирать самых талантливых. В спорте высших достижений у нас всего 3 тысячи спортсменов представляет 45 видов олимпийских видов спорта. А массовым спортом сегодня занимается 22 миллиона наших граждан.

    В.ПОЗНЕР: Юлия Вячеславовна Чимирис: “Скажите, Вы верите, что при современном развитии медицины и фармацевтики, а главное, при тех высочайших результатах, которые показывают спортсмены, еще возможен спорт без допинга?”

    В.МУТКО: Я верю в это. Я могу сказать, что такое допинг. Это применение запрещенных методов и средств, которые внесены в запрещенный список, тех, которые стимулируют выносливость организма, скажем, увеличивают наличие у человека в крови соответствующих…

    В.ПОЗНЕР: Но не будет ли того, что будут все время искать: “Ага, это обнаружили. Ну-ка, попробуем найти такой”, и так далее, и так далее. Именно потому, что уже достижения такие, что без допинга этого добиться нельзя. Или это не так?

    В.МУТКО: Я Вам процитирую нашего выдающегося тренера Александра Анатольевича Кузнецова, который подготовил в цикличных видах, скажем, в велосипеде того же Якимова, олимпийского чемпиона. Он просто убежденный сторонник того, что эту версию надо отбросить. Ничего сегодня взамен методики подготовки спортсменов, мы придумать не можем. Все остальное – питание, реабилитация, медицинское сопровождение – это должно способствовать тренировочным процессам. Но без методики, просто если ты будешь сидеть на допинге, то ты можешь получить только разовый результат, не более того. А второе – ты разрушишь свой организм. Поэтому, в принципе, медико-биологическое сопровождение спорта должно быть. Мы должны помогать спортсмену реабилитироваться, восстанавливаться. Мы должны уделить внимание питанию, восстановлению. Это факт. Но в том понимании запрещенных допинговых средств, я думаю, что это миф, который вбрасывается как в наркобизнесе – ты не можешь победить, если не будешь употреблять допинг. Обижая миллионы талантливых спортсменов, которые его не применяют.

    В.ПОЗНЕР: Иван Вешняков: “Вызывает большую тревогу предстоящая в Ванкувере Олимпиада. А именно, что при существующем положении дел и при отсутствии спортивного везения, что тоже бывает, золотых медалей может быть одна-две или вообще не быть. Каково Ваше мнение? Есть ли у Вас опасения?”

    В.МУТКО: У меня здесь не опасения, а определенный расчет и видение ситуации. Безусловно, надо иметь в виду, что последние годы в зимних видах спорта мы потеряли некие свои позиции – это надо признать. Последние Чемпионаты Европа и мира, которые прошли в предыдущий сезон, 2008-2009 год – мы на девятом месте среди всех стран мира. На Олимпиаде в Ванкувере будут разыгрываться 86 комплектов медалей по 14 видам спорта. Первое, надо отметить, что мы за последние годы проиграли некую спортивную политическую игру. Появились новые виды спорта. А что такое включение нового вида спорта в олимпийскую программу? Вот, включили сегодня шортрек. Что это такое? Это Корея, прежде всего. 8 золотых медалей. Они сразу их забирают. В свое время 8 золотых медалей – и ты был в тройке призеров, 11 – ты побеждал на Олимпийских играх. Кeрлинг – 2 медали. Это что, традиционные русские виды спорта? Конечно же, нет. Для того чтобы вырастить конкурентную среду, вырастить сборную, надо 6-8 лет. Появились разновидности в таких видах, как сноуборд, фристайл – просто разновидности, еще по одной и две медали, там 12 медалей с горными лыжами разыгрывается. И мы остались конкурентоспособными в своих, и где-то еще сбавили обороты – лыжи и конькобежный спорт. Хоккей – одна медаль. Это вершина, это высший пилотаж, когда ты хоккеем заканчиваешь и побеждаешь. Но вместе с тем, 12 медалей в коньках, лыжи. Это виды спорта, где мы традиционно были сильны. Мы немножко здесь сбавили, но здесь выросли Норвегия, Финляндия, Германия, Швеция. Конечно, мы здесь боремся. Что касается Ванкувера, надо быть, мне кажется, совершенно объективными и спокойными. 220 ребят готовятся. Первые старты зимнего сезона прошли в лыжах. У нас в каждой дисциплине есть лидеры, даже в таких экзотических, как, скажем, сани, бобслей, скелетон, в прыжках с трамплина.

    В.ПОЗНЕР: Я понимаю, что Вы вряд ли скажете сегодня о своих планах. Но у Вас есть ожидания для себя некоего количества медалей?

    В.МУТКО: Есть. Вы знаете, у нас есть план-прогноз. Но он рассчитан по нескольким факторам: это итоги предыдущего сезона и уровень того или иного вида спорта. Я считаю, что мы практически во всех видах спорта будем очень конкурентоспособны. У нас талантливая сборная, хорошие ребята, в каждом виде спорта есть лидеры.

    ЗРИТЕЛЬ: Виталий Леонтьевич, могли бы Вы ответить, почему в Москве так мало спортивных площадок? А если есть, то они недоступны для многих детей, они платные, приходится снимать залы… У нас, вроде бы, Вы говорите, спортивная политика, молодежь должна быть здоровая, а для этого мало чего предпринимается: только по телевизору говорят, что открываются комплексы, а на самом деле, они для большинства детей недоступны. Спасибо за понимание.

    В.МУТКО: Москва имеет уже четвертую программу “Спортивная Москва”. Москва – тот регион, где сегодня на физическую культуру и спорт тратится больше денег, чем везде. Что касается доступности… Все спортивные комплексы, которые строятся в муниципальных районах, доступны, открыты и бесплатны. Просто, может быть, сегодня в Москве еще уплотнительная застройка, много территорий ушло. Но сейчас правительство Москвы приняло ряд программ, связанных с доступностью площадки – мой первый стадион, дворовая площадка. В Москве только в этом году будет построено около сотни спортивных объектов – бассейны, физкультурные комплексы, дворовые площадки. Поэтому в Москве, в общем-то, достаточно возможностей. Я бы говорил о других регионах страны, где бассейна нет на всю республику, допустим, Тыва. А по обеспеченности Москва не входит в лидеры, я соглашусь. Но она достаточно неплохо укомплектована спортивными объектами.

    ЗРИТЕЛЬ: Виталий Леонтьевич, скажите, пожалуйста: Если бы можно было вернуть время вспять к моменту начала вашего правления Российским Футбольным Союзом, какую бы ошибку Вы исправили или, может быть, что бы Вы немного изменили в своем правлении? Спасибо.

    В.МУТКО: Меня все время мучает вопрос: что не сделано, почему мы проиграли Словении. Вот здесь бы, может быть, немножко по-другому что-то мы могли бы сделать. На самом деле, мне кажется, мы поставили правильный приоритет: детский футбол, материальная база, сокращение лимита легионеров, чистота в российском футболе, повышение конкуренции.
    Футболу 100 лет, и здесь что-то новое придумать невозможно, кто бы его ни возглавлял. 100 лет в лидерах ходит Англия, 100 лет ходит Германия – посмотрите, что они делают. Переломите принцип на свою особенность и делайте. По сути дела, мы так и делали.

    В.ПОЗНЕР: Сейчас у нас будет реклама, уважаемые зрители, и потом мы продолжим. Так что – не уходите.

    ВТОРАЯ ЧАСТЬ

    В.ПОЗНЕР: Виталий Леонтьевич, вчера весь день у меня был футбольный. Я смотрел “Челси” – “Арсенал”, потом я смотрел “Реал” – “Барселона” и “Спартак” – “Зенит”. Надо сказать, что это разный футбол – разный по уровню, по техническому мастерству… Но очень многие, зная, что я буду с Вами сегодня разговаривать, звонили и мне, и моему продюсеру, говоря, что они смотрели матч “Спартак” – “Зенит”, и что этот матч – договорной: “Мы все видим это, он был договорным. “Зениту” надо было выйти на третье место, чтобы потом в будущем году…” Вообще, что Вы думаете по поводу договорных матчей? Мы знаем скандал в Германии по этому поводу. Что в России?

    В.МУТКО: Я думаю, что здесь очень много наносного. На самом деле, договорной матч бесследно пройти не может – кто-то с кем-то должен договориться. Извне это невозможно сделать. Если говорят о “Зените”, “Спартаке” – не могут эти два клуба договориться по определению. Очень много легионеров играет в составе этих клубов, которым, в принципе, терять нечего. Если его попросят не играть или сыграть не в ту игру, он об этом обязательно скажет. Он просто уйдет из этого клуба. Или скажет через какой-то шаг – были у нас такие случаи, когда легионеры уезжали и потом у себя уже на Родине говорили: “Вот, там русские ненормальные – мне за финал Кубка страны, турнир непонятный, заплатили премию”, – был игрок такой в “Локомотиве”, О’Коннор. Он говорит: “Я за всю свою карьеру у себя в Шотландии столько не заработал”. Они все равно об этом скажут. Поэтому я думаю, что очень многие вещи надуманы, особенно на уровне премьер-лиги. Конечно, есть такие матчи. Они есть и в первом дивизионе, и был ряд матчей в мои прошлые годы. И я думаю, что люди-болельщики сами определяют их и голосуют ногами. Просто перестают ходить. Если Вы посмотрите посещаемость некоторых наших клубов, которые имели 30 тысяч посещаемость, после определенных игр люди перестали ходить. И чтобы вернуть людей на трибуны, надо покаяться и сказать о том, что с такого момента мы будем играть в чистый, экологический футбол.

    В.ПОЗНЕР: Дай Бог, чтобы это было так. Значит, по поводу Вас. Вы в детстве мечтали быть моряком, и очень целенаправленно шли к этой цели. В конце концов, Вы в 1987 году окончили Ленинградский институт водного транспорта по специальности “Судовые машины и механизмы”. В общем, и поплавали немножко. Кроме того, Вы были комсомольским активистом, Вы стали членом партии, когда Вам был всего 21 год. Потом поступили на юридический факультет Санкт-Петербургского государственного университета, окончили его в 1999 году и стали высокопоставленным функционером. Оглядываясь назад, Вам бы не хотелось сегодня, все-таки, быть капитаном дальнего плавания? Вы возглавляете судно, Вы абсолютный начальник, капитан. Вы плаваете по всему миру, ни от кого не зависите, в принципе. Если можно было бы переиграть, Вы бы также пошли в эту сторону?

    В.МУТКО: Сложный вопрос, в жизни каждого человека бывает эта развилка, где ты должен сам принять решение. И эти решения – все были мои решения. Действительно, я закончил речное училище с отличием, у меня был выбор. Но я был членом партии, и, в общем, там так бытовало, помните: “есть мнение”. Надо было остаться в училище, и я остался. И начался мой путь в исполкоме Кировского райсовета, 15 лет от инструктора до председателя Исполкома я прошел, практически все должности.

    В.ПОЗНЕР: Вопрос такой: не жалко?

    В.МУТКО: Нет. Каждый этап жизни я по-своему был счастлив. Он был направлен на созидание. И даже годы эти футбола с 1993 года по 2003 год с питерским “Зенитом”, 1996 год, когда я стал президентом. Это были счастливые годы, каждый год. Я помню, в 1999 году мы выиграли Кубок страны – какое это было счастье. Сейчас несколько другое уже. Министр – это даже сложно дать определение, что это такое.

    В.ПОЗНЕР: Кстати, почему, как Вы думаете, члены правительства крайне тяжело дают согласие прийти в эту программу? То, что Вы пришли, это – довольно редкое явление. Конечно, они заняты. Вы тоже, наверное, заняты. Но очень неохотно появляются на телевидении, чтобы общаться со зрителем. А мне кажется, что это – их обязанность.

    В.МУТКО: Я просто убежден, что это обязанность. Может быть, мы слишком зарегламентированы определенными процессами, порядками. Есть пресс-службы, говорят, куда ты можешь пойти, куда нет. Я считаю, что если ты сегодня отвечаешь за свое дело – я готов идти куда угодно, чтобы рассказывать сегодня о спорте, защищать его, продвигать его, говорить о туризме, о молодежной политике.

    В.ПОЗНЕР: Вот, вопрос. Спорт, туризм, молодежная политика – вещи, в общем, не связанные, строго говоря. Но можно найти связь, если поискать. Но спорт – это огромное дело. Туризм – пока, к сожалению, у нас… Это могло бы быть громадным делом, а уж молодежная политика – важнейшая вещь. Вы не разрываетесь на части? Это, все-таки, не единое целое. Как это происходит?

    В.МУТКО: Во-первых, это министерство. Министерство сегодня, главная его задача – это выработка политики, это сегодня нормотворчество в той или иной сфере, и это – самое главное. Структура построена таким образом, что если говорим мы о спорте, то под нами, скажем условно, завода по оказанию услуг в этой сфере нет – мы сами это делаем, само министерство. А что касается туризма и молодежной политики, то у нас есть два федеральных агентства, которые сегодня в ведении министерства, которые как юридические лица оказывают услуги. И поэтому наша задача, в общем-то, – вырабатывать политику. Но в определенной степени это взаимосвязанные немножко вещи. Потому что молодежная политика – мы только сейчас ею начинаем заниматься, как направлением самостоятельной деятельности… Туризм. Я с Вами согласен, что, в принципе, туризм может давать до 4-5, может быть, и 6 процентов ВВП, доходов нашей страны. Сегодня в туристической отрасли занят миллион человек. Представляете? Миллион! И около 37 миллионов наших граждан пользуются услугами туристической отрасли.

    В.ПОЗНЕР: Я поискал в интернете – там не всегда все точно, но, все-таки – я нашел данные по 2007 году, потому что 2008 год – кризис повлиял на туризм. Я говорю о международном туризме, о количестве туристов, приезжавших в разные страны. На первом месте Франция, почти 82 миллиона человек. Испания – почти 60 миллионов, США – 56, Китай – 54.5, Италия – 44 почти, Великобритания – почти 31 и дальше идут Германия, Украина, Турция, Мексика, Малайзия, Австрия, а мы на почетном тринадцатом месте. Хотя, страна имеет совершенно колоссальные возможности для туризма. Она и красивая, и исторических масса вещей. В чем дело?

    В.МУТКО: Владимир Владимирович, здесь очень много объективных причин. Мы 17-18 лет существуем как независимое государство и проводим собственную политику. Естественно, первые годы, девяностые годы – конфликты, проблемы. Это все, конечно, отталкивало туристов от России, это первое. Второе. Какие причины неприезда к нам? Безопасность людей тревожит. Второе – это цены. Третье – это отсутствие должной развитой инфраструктуры. Четвертое – это сегодня просто элементарный сервис. И пятое – это мы просто о себе нигде ничего не рассказываем. Если взять иностранного туриста или любого гражданина в мире, к примеру, молодого человека из той же Америки, что он знает о России? Он, может быть, знает Москву и Петербург… Мы этим занялись. Моя задача и задача министерства как раз заключается в том, чтобы поменять эту ситуацию. У нас на столе сейчас находится проект федеральной целевой программы “Развитие внутреннего въездного туризма”. Мы уже начали принимать очень много мер. Приведу такую меру, допустим: 72 часа безвизового нахождения в России туриста. Заходит паром в Санкт-Петербург, на 72 часа гражданин может сойти, приехать в Москву. Сегодня мы такую поправку в закон сделали и приняли. Дальше: принята соответствующая программа по развитию туристско-рекреационных зон, семь таких зон мы развиваем – как пример приведу Алтайский край. Вы знаете, около двух миллионов наших граждан выезжает в Турцию, полтора миллиона – в Египет. Посмотрите, Вы порой просыпаетесь, у Вас Тунис перед глазами – все время рекламируют здесь и прочее. Нам еще этим нужно заниматься. На самом деле, поверьте, что сейчас каждый субъект РФ сделал свою туристско-рекреационную зону, сделал свою программу развития въездного туризма. Мы сейчас это все собираем. Мы начали участвовать более активно в международных туристических выставках. Мы поправим эту ситуацию. Я просто убежден, что будут появляться программы строительства отелей. Поэтому нам нужны и крупные проекты, такие, скажем, как Сочи, как Чемпионат мира по футболу, как Евровидение, когда мы о России, о другой России рассказываем и показываем, и люди об этом узнают.

    В.ПОЗНЕР: Конечно. Но вообще, ведь, туризм – это не только деньги, хотя, это немалые деньги. Но это еще и изменение отношения к стране. Хорошо. Президент Медведев не так давно высказался в том смысле, что он считает неправильным, когда высокопоставленные государственные чиновники одновременно являются председателями спортивных федераций. Он не запретил, но он сказал, что ему кажется, что это неправильно. Ну и все – я не знаю, все ли уже, но многие, в том числе и Вы – согласились, очевидно, с ним внутренне и ушли со своих… Если бы Вас пригласил президент и сказал бы: “Виталий Леонтьевич, или возглавляйте Футбольный Союз, или будьте министром”. На самом деле, где Вам лучше? Поскольку Вы сказали как-то, что “футбол – это мое”, Вы бы выбрали союз?

    В.МУТКО: Владимир Владимирович, знаете, в нашей жизни бывает так, что ты не всегда можешь делать то, что тебе нравится. Ты порой должен делать то, что ты умеешь делать. В данном случае сегодня я понимаю ту ответственность и то доверие, которое мне сделано в качестве министра. Сегодня футбол – это частичка спорта, это спорт номер 1, может быть, даже больше, чем спорт. Мы первый лозунг сделали “Футбол больше, чем игра”. Да, действительно, это так. Но вместе с тем это, все-таки, частичка спорта. А всего 138 видов спорта.

    В.ПОЗНЕР: То есть Вы руководствовались чувством долга? Можно так сказать? Это, может быть, очень громко, но это так?

    В.МУТКО: Да, может быть, громко, но сегодня я могу это делать, мне это нравится и я хочу делать то, чтобы была польза от моей работы. А что касается указаний президента, то, безусловно, они были – Вы даже мягче сформулировали – да, нам были поставлены жесткие условия: в течение месяца все министры должны освободить… На самом деле, это правильный вектор, если говорить глобально. Потому что, что такое “президент федерации”? Это ежедневный серьезный труд. Это проведение внутренних чемпионатов, соревнований, первенств. Это очень сложно.

    В.ПОЗНЕР: Хотя, все время так делали. И если б президент не сказал, заметьте, все бы так и осталось. Не было никаких признаков, что вдруг чиновники сами сказали бы: “Знаете, мы не можем и то, и другое, мы уходим…”

    В.МУТКО: Нет, Владимир Владимирович, не совсем так. Я Вам просто приведу пример по президенту Федерации футбола. Если Вы – президент федерации такого вида спорта, возьмите только международную деятельность…

    В.ПОЗНЕР: Да. Самое сладкое – ездить, общаться.

    В.МУТКО: Не в сладости дело. Это, знаете, вчерашний день уже. Мы же должны быть взрослыми людьми, зачем нам уподобляться, что кто-то, вот, ради поездки заграницу… Министр Лавров возглавлял федерацию слалома – что ему не хватает заграницы? На самом деле, не в этом дело. Дело в другом. Если Вы возьмете и посчитаете, то я могу вам сказать, что 120 дней ты должен только провести там, продвигая свой вид спорта.

    В.ПОЗНЕР: Ваш довод совершенно ясен. А скажите мне вот что: люди, которые возглавляют федерации в Испании или в Америке, – это не государственные чиновники?

    В.МУТКО: Нет, не государственные. Как правило, это бывшие крупные государственные чиновники. Есть очень много бывших – бывших министров, бывших дипломатов. Потому что крупные виды спорта – это, все-таки, круглогодичная работа, это развитие. Смотрите, мы сейчас сколько говорим о футболе. О чем мы говорим? РФС – это обычная всероссийская общественная организация. Мы же на нее сейчас повесили все. А она по закону может способствовать развитию вида спорта. А за развитие вида спорта в данном случае отвечают органы государственной власти, федеральный центр. Поэтому федерации возглавляют, как правило, или бывшие спортсмены, если у них для этого есть дар какой-то, или бывшие политики, дипломаты, то есть люди, которые умеют организовать.

    В.ПОЗНЕР: Когда наша команда заняла третье место на Чемпионате Европы по футболу, Вы сказали, что, конечно же, это достижение всей команды, это достижение Хиддинка и это Ваше достижение, что Вы имели отношение к этому успеху. Теперь, когда команда не прошла в финальную часть Чемпионата мира, Вы готовы сказать, что неуспех тоже Ваш?

    В.МУТКО: Я не только готов, я об этом сказал уже неоднократно. Просто когда у нас успех, стараются замечать только одну часть из всего составляющего. Я всегда повторял и буду повторять, что любой успех в спорте, в футболе, в частности, – это составляющие четырех факторов. Первое – это экономическая основа, прежде всего. У этой сборной не было никаких проблем. Второе – это менеджмент, организация, в принципе, за эти два вопроса я отвечал. Это обеспечение сборов, перелеты, экипировка и прочее. Наличие тренера. И наличие игроков – то есть, составы команд. И пятое я бы назвал еще – это поддержка болельщиков. Когда сходятся все пять факторов, вы имеете результат. В данном случае, значит, что-то мы не доработали. Или мы по уровню еще не те. А я после победы и третьего места на Чемпионате Европы сказал, что не надо эйфории, мы не сняли еще одну проблему: главной задачей мы ставили победу на Чемпионате Европы. Два цикла мы ставили задачей снять проблему невыхода на Чемпионаты Мира и Европы – это психологическая проблема. Видите, мы вышли на Чемпионат Европы, а на Чемпионат мира – уже не смогли. Сейчас нам нужно преодолеть это, нам нужно закрепиться. И что для этого уже сделано? Сейчас на Чемпионат Европы мы уже на жеребьевке в первой корзине. Это значит, мы попали в десятку сильнейших стран, и у нас уже не будет соперников Англии и Хорватии, понимаете? Это тоже очень важно.

    В.ПОЗНЕР: Почему не смогли? Что этому мешало? Вы, наверное, не согласитесь, я не профессионал, но очень люблю спорт. И занимаюсь им, не футболом, правда, но смотрю всегда и так далее. У меня ощущение, что сборная России – это, все-таки, середнячок, крепкий, но не гранд. Во-первых, на мой взгляд, надо признать, что есть гранды – это Италия, Франция, Англия, Испания, Бразилия и так далее. Мы еще не там. Это так?

    В.МУТКО: Это так, Владимир Владимирович. Поэтому мы несколько опередили, может быть, свой план развития и сразу попытались мысленно сделать себя грандом. Что там Германия, что там Англия?

    В.ПОЗНЕР: Середняк может выиграть у гранда – это может быть. Но это не делает его грандом и не делает гранда середнячком.

    В.МУТКО: Конечно, это разово. Для того, чтобы быть грандом, должно срастись очень много факторов. Во-первых, должен быть другой уровень развития футбола, должен быть другой чемпионат. Вы говорили, вчера “Челси” играл с “Арсеналом” или “Барселона” с “Реалом”. Может быть, их нельзя приводить в пример, потому что это сборные мира собраны – в “Арсенале” нет ни одного английского игрока. И англичане хлопают, они как на шоу ходят, на этот футбол. То же самое касается и испанских клубов. Если Вы сегодня спросите, кто выиграет Чемпионат Англии, Вам можно на 5 лет вперед сказать, из какой тройки клубов будет этот гранд. На самом деле, почему они сильны? Что у них есть более слабые клубы, которые играют на высочайшем уровне против этих грандов. Это первое. Значит, уровень футбола. Конкуренция в футболе. Второе – инфраструктура, отношение, стадионы, экономика этого вида спорта. Это все дает возможность им все время быть на уровне. Мы с Вами в России. Мы очень много сделали. Клубный футбол – мы вошли в шестерку лучших чемпионатов Европы.

    В.ПОЗНЕР: Кстати, почему клубный футбол у нас сильнее, чем футбол сборной?

    В.МУТКО: По той же причине – сегодня за “Зенит” играет 7 легионеров, за “Спартак” играет 7 легионеров, “Рубин” играет 7 легионеров, а если в составе, там 11 легионеров. Лучшим игроком России сегодня признан Домингес. Нравится нам это или нет, это объективно. Могли бы признать Алекса из “Спартака”. Ярко в этом году ни один российский игрок не сыграл. Но обнадеживающий фактор заключается в том, что появились молодые ребята. Смотрите, в том же “Спартаке” – это Паршивлюк, Макеев, это молодые ребята, которые сегодня стучатся уже, и мы дали им шанс. Но еще раз подчеркну, что сегодня у нас 5-6 клубов, которые конкурентны в российском чемпионате. А многие игры просто становятся проходными для наших лидеров. И, может быть, на данном этапе – благо, что наши ведущие игроки уехали в европейские чемпионаты, поиграют на другом уровне мотивации, на другом уровне футбола.

    В.ПОЗНЕР: Насчет мотивации. Когда наша сборная проиграла, Вы сказали следующее: “Не думаю, что какая-то команда в мире обладает лучшими условиями. Не только контракт главного тренера, но и сборы, пятизвездочные отели, чарты, премиальные, экипировка – все это огромные расходы”. И потом Вы сказали: “Если ты не умеешь играть, то ты лучше не сыграешь, хоть бы тебе заплатили в 4 раза больше”. А Андрей Платонов сказал, по-моему, еще точнее: “За одни только деньги трудно правильно ударить даже по шапке гвоздя”. Значит, не в деньгах мотивировка? В чем тогда мотивировка?

    В.ПОЗНЕР: Конечно, не в деньгах. Если ты профессионал, если у тебя есть определенный уровень, то деньги тебе только способствуют. Тебе платят за твой профессионализм. Конечно, уровень. Надо признать, что сегодня уровень нашего футбола, наших футболистов в целом пока не столь высок, чтобы мы спокойно и легко проходили такие команды, как, скажем, ту же Словению только на классе. Здесь уже надо делать и мотивацию, и отдавать все, что у тебя есть запредельное. Они смогли настроиться, отдать все, что у них было за душой, мы, может быть, не все смогли сделать, чтобы ребята были настроены. Поэтому надо спокойно к этому относиться. Это наши дети, это лучшие игроки.

    В.ПОЗНЕР: Мы не переплачиваем?

    В.МУТКО: Нет. Я бы не сказал, что мы переплачиваем. И поверьте мне, я был всегда в команде, сказать, что там дух денег – это преувеличено, это не так. Ребята очень хотели, и они хотят… Понимаете, возьмите тот же момент с Березуцким, который в конце встречи со Словенией мог забить мяч. Забил бы – и мы бы сегодня говорили о выдающейся победе и прочее, прочее. Вдесятером вырвали игру – я представляю даже заголовки газет. Но речь идет о том, что мы пока такие. Это наши игроки, и нужно понимать, что в этой сборной есть, конечно, игроки высокого уровня.

    В.ПОЗНЕР: Вы убеждены, что через 5 лет, 7 лет, 10 лет будут другие?

    В.МУТКО: Я просто убежден, я уверен в этом. 1993 год, когда мы занялись футбольным клубом “Зенит”. 500 человек приходило на матч, нам стадион “Петровский” не давали. Мы играли на Обуховской обороне. И, естественно, конечно, когда мы сказали, что будем строить клуб европейского уровня, и вы здесь в Петербурге услышите гимн Лиги чемпионов, хохотали все. Поэтому – дорогу осилит идущий. Я бы следующий цикл сейчас поставил бы перед футболом задачу качества. Это тренер, тренировочный процесс, селекция и отбор.

    В.ПОЗНЕР: Тренер. Немножко о Гуусе Хиддинке. Мнение об итогах его работы – самое разное. Тренер “Локомотива” Юрий Семин говорит так: “Спасибо Гуусу. Благодаря ему, мы узнали, сколько должен получать тренер сборной”. Бывший вратарь “Спартака” и сборной СССР, комментатор Владимир Маслаченко сказал следующее: “Пресловутый Гуус Иванович Хиддинк ничего не сделал для того, чтобы сборная хоть как-то менялась. Ему надо купить билет на трамвай и сказать “Чао, родной”. Очень резко. Светлана Журова, конькобежка, чемпионка Олимпийских игр, чемпионка мира по скоростному бегу на коньках, вице-спикер Государственной Думы сказала так: “Хиддинк должен проглотить свой галстук. Он виноват в том, что надежды болельщиков были разбиты”. Ваша точка зрения? И вообще, Вы, наверное, не можете сказать, будет Хиддинк, не будет Хиддинка? Но Ваше отношение?

    В.МУТКО: Знаете, я всех бы призвал быть более объективными. Просто объективным и трезвым. Что сделал для нас Хиддинк? Первое – он немножко поменял сборную. Нам стал не стыдно за игру своей сборной.

    В.ПОЗНЕР: То есть Маслаченко не прав? Говорит, что ничего не поменял.

    В.МУТКО: Нет. Владимир Никитович в этом плане очень сильно всегда переживает за футбол и у него очень крайние всегда оценки. Он имеет моральное право давать оценки, потому что и для футбола многое сделал. Но у него всегда они крайние. Он поменял. Когда Хиддинк пришел главным тренером, мы были на 37 месте в рейтинге среди 207 сборных мира. До последнего поражения мы были уже восьмыми, мы вошли в десятку лучших стран. Второе. Нам с вами стало впервые не стыдно. Может, за исключением нескольких матчей с участием Хиддинка – второго тайма здесь с Израилем, выездной игры с Израилем, может быть, в этом цикле Азербайджан. Если мы говорим о неудачных матчах, это Словения. Все остальные, даже поражения, которые мы потерпели, – в Германии ли, в Англии ли – нам было не стыдно за команду, команда заиграла в футбол. Пиком игры этой команды была игра с Голландией. Нам не удалось закрепить уровень футбола на этом уровне. И если б мы сохранили этот футбол, в который играла команда с Голландией, то, конечно, мы бы могли сказать, что все сделано. Но надо иметь в виду: это не только от главного тренера зависит. Поэтому, в принципе, есть серьезные успехи, и я думаю, что мы научились обыгрывать средние команды. Мы еще 5 лет назад тряслись, если нам попадала Словения, или мы играли в Латвии, или мы выезжали с Албанией играть. Просто мы сразу все забыли. Сейчас мы спокойно обыгрывали – в этом и предыдущем цикле – Уэльс, мы обыгрывали Эстонию. А что касается Хиддинка, – конечно, сейчас мяч на его стороне. Здесь надо быть и ему честным перед Россией, и перед болельщиками.

    В.ПОЗНЕР: Но если он, например, скажет, что он хочет продолжать?

    В.МУТКО: Значит, мы его серьезно послушаем. И есть ли сегодня у него силы. Начинать надо немножко сначала.

    В.ПОЗНЕР: Есть слухи, что, на самом деле, Хиддинка спонсировал Абрамович. И что контракт, голландцы и так далее – это все связано с Абрамовичем. А другим лагерем выступает, якобы, Газпром, который лоббирует другого тренера – в лице Фурсенко. Эта вся подковерная штука существует?

    В.МУТКО: Впрямую она не влияет на этот вопрос. Я думаю, что пытаются и эти кандидаты, которых называют, использовать сегодня имя Хиддинка. Но поверьте мне, голосовать будут 82 делегата, представителя региональных федераций и представителей 116 профессиональных клубов. Вот эти интриги их не интересуют, они будут избирать президента Федерации, исходя из его видения развития футбола. Но еще раз подчеркну, Федерация футбола России – независимая общественная организация. Кто является спонсором, кто кого спонсирует… Контракт у Хиддинка был с Федерацией футбола. Могут кто угодно предлагать свою помощь. Мы договорились, что до конца года будем делать все, чтобы Хиддинк дал ответ, как он видит. Приехал сюда, мы собрались, обсудили эту ситуацию. Если мы увидим у него желание, есть ли внутренние силы. Команда, в целом хотела. Но они – профессиональные игроки, и они прекрасно понимают, что решение в данном случае – не за ними.

    В.ПОЗНЕР: Федеральная целевая программа существует. Вы хотели бы добиться практически за 10 лет увеличения количества людей, регулярно занимающихся спортом, физкультурой, до 40%, когда ныне, кажется, 15%? Вы считаете это реально?

    В.МУТКО: Реально, если мы с вами все вместе – правительство России, федеральные, региональные власти, муниципальные власти, общественные организации – этим серьезно займемся. Если мы просто превратим это в разговор, то ничего не будет.

    В.ПОЗНЕР: А можно я Вам приведу такой пример? В Америке, когда поняли, что дело со здоровьем нации обстоит плохо, решили, что им надо бегать трусцой. Поскольку президент Кеннеди был ранен во время войны и бегать трусцой не мог, то побежал под камерой его брат Роберт Кеннеди. То есть был личный пример – вот что надо делать. Есть люди, которые являются примером и так далее – их надо использовать, они должны быть примерами. Но уж совсем было бы хорошо, если видно, что реально занимаются и такие люди. Есть это в планах?

    В.МУТКО: Конечно. Во-первых, надо отметить, что и президент страны, и премьер-министр страны – спортивные люди, и здоровому образу жизни уделяют самое повышенное внимание. Президент страны, вы помните, накануне нового года, перед новогодними праздниками обращался к нашим гражданам, и все это делал на фоне именно здорового образа жизни. И премьер-министр постоянно демонстрирует нам спортивную форму и желание вести здоровый образ жизни. Но, дело в том, что, все-таки, главное направление удара – это школа. Это сегодня 13 миллионов людей в 45 тысячах школ нашей страны. И если мы туда не придем с физическим воспитанием, мы можем с Вами здесь говорить все, что угодно.

    В.ПОЗНЕР: Надеемся, что мы придем. Вопросы Марселя Пруста, их 10 и надо отвечать очень быстро, потому что времени у нас нет. Вопрос первый. Что Вы считаете своим главным достижением?

    В.МУТКО: Семья, дети.

    В.ПОЗНЕР: Когда Вы были более всего счастливы?

    В.МУТКО: Когда завершал какой-то проект, ну, допустим, когда мы выиграли бронзовые медали на Чемпионате Европы.

    В.ПОЗНЕР: Какое Ваше самое любимое занятие?

    В.МУТКО: Труд, результативная работа и, я думаю, что семья.

    В.ПОЗНЕР: О чем Вы больше всего сожалеете?

    В.МУТКО: О поражении от Словении.

    В.ПОЗНЕР: Поймав “золотую рыбку”, исполнения каких трех желаний Вы бы потребовали?

    В.МУТКО: Чтобы мы все были счастливы, чтобы мы жили в нормальной стране, где бы все уважительно относились друг к другу. Просто хочется уважения друг к другу.

    В.ПОЗНЕР: Просто одно желание? Неплохое, вообще говоря. А какую добродетель Вы цените больше всего?

    В.МУТКО: Порядочность.

    В.ПОЗНЕР: У Вас есть любимый литературный герой?

    В.МУТКО: Есть. У меня много таких, на каждом этапе жизни. Сейчас мне очень нравятся литературные герои из наших старых серьезных фильмов, такие как “Весна на Заречной улице”. То есть люди, которые очень целеустремленные, которые делают дело.

    В.ПОЗНЕР: Что Вы больше всего не любите?

    В.МУТКО: Фальшь, ложь.

    В.ПОЗНЕР: Кого Вы считаете лучшим футболистом в истории России, включая Советский Союз?

    В.МУТКО: Я думаю, что Лев Иванович Яшин.

    В.ПОЗНЕР: Оказавшись перед Богом, что Вы ему скажете?

    В.МУТКО: Извини, если что-то не то сделал.

    В.ПОЗНЕР: Виталий Мутко. Спасибо большое.

    ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНАЯ ЧАСТЬ

    В.ПОЗНЕР: На прошлой неделе член Генсовета “Единой России” Андрей Макаров выступил необычайно резко по поводу состояния дел в Министерстве внутренних дел. Вот несколько цитат, взятых наугад. “Модернизовать МВД, реформировать МВД невозможно, его можно только ликвидировать”. “Система создана таким образом, что она убивает порядочность в людях, заставляет их работать непорядочно”. “Надо вывести всю милицию за штат и начать очищение милиции с участием общественности, правозащитников”. “Сегодня милицию боятся больше, чем бандитов. От бандита можно убежать, если повезет, его можно обезвредить. От милиции убежать нельзя, обезвредить ее тоже невозможно”. “Если вдруг ты попытаешься сопротивляться тому человеку в погонах, который тебя избивает, тебя тут же посадят за покушение на жизнь представителя власти”. И так далее. Руководство “Единой России” быстренько сообщило, что это не есть точка зрения “Единой России”, это точка зрения гражданина Андрея Макарова, чтобы это просто имели в виду. Один высокопоставленный милицейский чин высказался в том духе, что Андрей Макаров – враг страны. Вообще-то, говоря, он, наверное, хотел сказать “враг народа”, но вовремя сдержался. Он сказал, что если вообще, например, не будет милиции, то в стране будет полный произвол. Я думаю, что Макаров с ним согласен, просто речь идет о другой милиции. Правда, другой милицейский чин сказал: “А другой милиции у нас нет”. На следующий день, выступая перед курсантами милицейских вузов, министр внутренних дел Рашид Нургалиев сказал: “Если идет нападение, то в любом случае должна быть самооборона. Например, я иду, допустим, по улице, а какой-то милиционер меня начинает бить. На основании чего? Я что, преступник? Конечно, наверное, здесь будет именно та заваруха, о которой мы говорим. Поэтому мы здесь все равны, а гражданин будет вдвойне равен”. Как хотите, а для меня это, вообще, заявление просто сенсационное. Получается так, главный милиционер страны говорит нам с вами, что если на нас напал милиционер, такой распоясавшийся, то мы имеем право, по сути дела, дать ему в морду. Это, знаете, напоминает мне советский анекдот на тему того, что “да, вы имеете право, но вы не можете”. Потому что если только предположить, что мы дадим сдачу милиционеру или их будет двое, или их будет трое, в конце концов, скажут, что это мы напали на несчастных милиционеров, и им пришлось как раз защищаться. Ну, а получилось то, что получилось. Но вообще подумать, чтобы министр сказал такие слова – вообще, надо представить, как его достали те самые люди, которыми он руководит. Это просто фантастика. Я, вообще, считаю, в целом, что Андрей Макаров молодец и что он прав. А как считаете вы?




    Комментирование закрыто.