Опросы

Как вам интервью с Дмитрием Медведевым?

Посмотреть результат

Loading ... Loading ...

Поиск

Архив



spack66.ru - заказ пакеты с логотипом.

  • Управление
  • 30 января 2011

    Тур де Франс (заключительные серии)



    В финале путешествия “Тур де Франс” съемочная группа вернется туда, откуда стартовала – в Париж.

    Свой последний день в Париже ведущие начали с небольшого кафе, в котором каждое утро собираются на чашку кофе жители района. Такие посиделки характерны для Парижа. О чем ведущим охотно рассказали посетители кафе и Элизабет Барун, француженка, говорящая по-русски. Глядя на эту очаровательную женщину, Познер рассуждает о француженках, которые, по его мнению, являются особой породой женщин. В чем секрет французского шика? На протяжении всего путешествия Познер не раз задавал это вопрос французским женщинам. Сегодня на него отвечают актриса Софи Марсо, певица Жюльетт Греко, писатели Марек Альтер и Мирей Гильяно.

    Париж – студенческий город. Здесь сосредоточены лучшие во Франции лицеи и высшие учебные заведения, а Познер уверен, что французское образование – лучшее в мире. Чтобы поговорить о школьном французском образовании, Владимир Владимирович навестил своего давнишнего друга – Андрея Береловича, историка и учителя. Ну, а про высшее образование ему рассказал Мишель Ксавье, директор Политехнической школы, которая является самым престижным во Франции высшим учебным заведением.

    Париж – город многонациональный, но как живется тут иммигрантам? Ощущают ли они себя французами? Интегрированны ли они во французскую культуру? Приходилось ли им сталкиваться с проявлениями расизма? На эти и многие другие вопросы ответила семья из Кот-д’Ивуар и известный журналист Патрик Пуавр д’Арвор. Он высказал серьезные опасения, что рано или поздно исконные французы окажутся в меньшинстве и выходцы из Африки, которых сегодня миллионы, станут хозяевами во Франции. Является ли приток иммигрантов проблемой для французов? Этот вопрос также Познер задавал не раз и получил самые разные ответы, которые и прозвучат в этой серии программы “Тур де Франс”.

    Париж – мировая столица люкса. Что такое люкс, нам расскажет Аксель Дюма – директор всемирно известного дома Эрмес, история которого началась в 1837 году с производства седел и продолжается по сей день. Ну, и конечно же французский шик ассоциируется в первую очередь с Коко Шанель. Поговорить об этой великой женщине Познер отправился в Дом Шанель, где располагаются ателье и квартира мадмуазель Коко.
    Легенда гласит, что карьера Коко Шанель началась, когда она пришла на скачки в шляпке собственного производства. Так это или нет – точно неизвестно, но дамская шляпка и сегодня является элементом дресс-кода на Скачках Триумфальной Арки – самом престижном забеге Европы, который ежегодно проходит на ипподроме de Longchamp.

    В заключительной серии ведущие покажут, какие ответы они нашли на ключевой вопрос фильма: “Что значит быть французом?”.

    Всему приходит конец. Пришел конец и туру по Франции. Ведущие вернулись туда, откуда стартовали, – в Париж. У каждого человека свой Париж. Для многих это – утреннее кафе на углу, где встречаются соседи для неспешного завтрака и разговора перед тем, как отправиться на работу. Искусство жить, l`art de vivre, умение получать удовольствие от жизни – штука сугубо французская. Утренний кофе и встреча с соседями имеет к этому самое прямое отношение.

    Во-вторых, Париж – это, конечно, парижанки. Это особая порода женщин. Нельзя сказать, что они отличаются особой красотой, но обаянием, умением носить одежду, любую, а вовсе не только высокую моду, какой-то неподражаемый шик – это их прерогатива. Да и вообще французская женщина – прежде всего, женщина. В наше время, когда мужчины становятся все более женщинами, надолго прихорашиваясь перед зеркалом, а женщины полагают, что равноправие заключается, в частности, в том, чтобы вырабатывать в себе мужские черты, французская женщина, ничуть не лишаясь своей независимости и достоинства, дает мужчине почувствовать себя мужчиной и этим все сказано.
    По мнению актрисы Софи Марсо, во французской женщине сочетается несколько вещей: “Она может быть хорошей матерью, хорошей хозяйкой, хорошей женщиной, то есть супругой. Ей удается носить несколько шляп на голове”.
    “Я думаю, они необыкновенно причудливые и забавные существа. Я думаю, у них есть чувство юмора, они даже к любви относятся с юмором, – говорит певица и актриса Жюльетт Греко. – Француженка не всегда бывает красивой. Но в ней есть нечто большее, намного большее. Это называется “шарм”.
    Писатель Марек Альтер обращает внимание на то, что “француженка восхищается, прежде всего мужчинами, которые красиво говорят”. “В некоторых странах значение имеют деньги и тому подобное, – отмечает он. – Деньги всюду имеют значение, но во Франции это не главное. Тут интеллект играет важную роль”.
    “Если у француженок спрашивают, за какого мужчину они хотели бы выйти замуж, очень часто первым качеством называют чувство юмора, – подчеркивает писательница Мирей Гильяно, писательница. – Они не жалуются – они все берут на себя, они очень организованы. Все это прочно заложено во французской культуре и не может исчезнуть, даже несмотря на сменяющиеся поколения”.
    Мирей Гильяно – автор книги “Почему француженки не толстеют?” И это правда. В Париже практически невозможно встретить полную женщину. Мирей Гильяно так объясняет этот феномен: “Француженки очень внимательно следят за тем, что они едят. Они едят много фруктов, овощей, много супов, пьют много воды, они двигаются. То есть они умеют выстроить свои отношения с едой – 3 приема пищи в день в определенное время – это важно для метаболизма”.

    В-третьих, Париж – это город, в котором воздух дышит эрудицией, самостоятельным независимым мышлением. В Париже сосредоточены лучшие во Франции лицеи и лучшие во Франции вузы, то есть лучшее во Франции образование. А Владимир Познер уверен в том, что французское образование – лучшее в мире.
    Образование во Франции является обязательным с шести лет. До этого дети ходят в детский сад, причем в старших группах они начинают изучать алфавит и учатся читать. Каждый ребенок должен ходить в школу до 16 лет. Родители могут выбрать государственную или частную школу, разрешено также обучение в семье. Подавляющее большинство частных школ является религиозными, католическими. Есть небольшая часть протестантских школ, небольшое количество иудаистских, есть также школы, которые являются светскими, но частными. Совсем недавно была создана частная мусульманская школа, первый такой лицей – сейчас в ней 40 учеников.
    Французская школа состоит из трех уровней: начальная школа – с 6 до 10 лет, колледж – с 11 до 15 и лицея – с 16 до 17. Во втором классе лицея решается, пойдет ли ученик на профессиональные курсы или продолжит учебу в вузе. По окончании лицея ученик получает аттестат.
    Наполеон Бонапарт родился на Корсике в семье если не бедной, то и далеко не богатой. Всего он добился силой своего гения, но, оказавшись на вершине власти, он никогда не забывал о своем начале. Он сыграл ключевую роль в том, что школьное образование стало доступным абсолютно для всех французов. Создавая так называемые большие школы, по-французски “Grandes ?coles”, он исходил из того, что они должны быть открыты для всех, но в зависимости от их способностей. Ни деньги, ни происхождение, ни знакомства должны были играть роль, а только способности – так было и так есть.
    Частным примером этого может служить самое престижное во Франции высшее учебное заведение Polytechnique, директором которого является Ксавье Мишель. “Мы набираем учеников, у которых отличные знания по математике и по физике, и с нашей системой мы можем считать, что наши 500 студентов, включая иностранных учащихся, находятся среди самых лучших ученых своего поколения, – рассказывает директор высшей политехнической школы. – Школа строится на принципе французской революции, который называется “Республиканское право”. Он означает, что любой, независимо от его финансовых возможностей, может развивать свой потенциал и реализовываться. Поэтому сегодня в школе все студенты получают стипендию, которая позволяет им жить, независимо от уровня их дохода и дохода их родителей. Размер стипендии – порядка 800 евро в месяц”.
    Поступить в ?cole Polytechnique очень трудно. Требования к поступившим чрезвычайно высокие, и почти нет таких, которых бы изгнали за неуспеваемость. Поступивший подписывает с государством контракт, в котором обязуется получить диплом. Школа во всем идет навстречу: непонятен предмет? Вот тебе индивидуальные занятия с преподавателями, это бесплатно. Не сдал экзамен? Можно пересдать. Нужен академический отпуск? Пожалуйста. Окончив школу, ты поступаешь на государственную службу по распределению, где не менее трех лет отрабатываешь затраченные на твое обучение средства. Можешь, конечно, пойти работать в частный сектор, но тогда твой наниматель должен покрыть расходы на твое обучение.
    Школа была создана Наполеоном как военная, и эта традиция сохраняется. Директор – обязательно в чине генерала, у всех студентов имеется парадная форма, живут они в общежитии. Спартанском, но вполне комфортабельном.

    В-четвертых, Париж – это город многонациональный. Так было не всегда. Но когда французская империя после Второй мировой войны, распалась в результате проигранных колониальных войн, во Франции возникло чувство вины перед бывшими колониями. И в результате были не только широко распахнуты ворота для иммиграции, но были приняты законы, дававшие мигрантам определенные преимущества. Но как писал еще в начале XVIII века, Сэмюель Джонсон, “благими намерениями вымощена дорога в ад”. Обосновавшись в Париже и во Франции, в целом, мигранты становятся французами. Почти. Не в юридическом смысле (тут все в порядке), но в национальном. И это создает проблемы, порой серьезные. Достаточно поехать в 18-й или 19-й Arrondissement – так называются парижские административные районы – чтобы убедиться в этом. Об этнических беспорядках, охвативших все крупные города Франции в 2005 году, а потом повторившихся, правда, в меньшем масштабе, наслышаны все.
    Еще 20 лет тому назад бывший президент Франции Жак Ширак, тогда еще мэр города Парижа, однажды приехал с инспекцией в детский сад, где посчитал всех белокожих и чернокожих детей. И последних оказалось больше. Озаботившись этим, Ширак призвал этнических французов рожать больше детей и быть бдительными, иначе, по его мнению, рано или поздно они окажутся в меньшинстве, и выходцы из Африки, которых сегодня пять миллионов, приберут страну в свои руки.
    Примерно такое же беспокойство сегодня выражают многие французы, и в том числе, журналист Патрик Пуавр д’Арвор: “Нужно, чтобы республика была открыта для всех своих детей, чтобы она их принимала как можно гостеприимней. Но также необходимо, чтобы эти дети хотели быть частью этой республики. Поэтому нужна интеграция”.
    В июне 2008 года государственный совет Франции создал прецедент, подтвердив отказ в просьбе о гражданстве марокканке, носящей паранджу. В основании решения госсовета ношение паранджи названо радикальной религиозной практикой, не совместимой с основными ценностями французского общества. В 2009 году президент Франции Николя Саркози сказал следующее: “Мы не можем допустить, чтобы в нашей стране были женщины, заключенные за сетку паранджи, оторванные от общественной жизни, лишенные самоопределения. Это не имеет ничего общего с тем, как достоинство женщины понимается во Французской республике”.
    А в этом году комиссия парламента Франции выступила за законодательный запрет ношения паранджи в общественных местах. И согласно опросам, 57% французов высказывается за законодательный запрет на ношение паранджи.
    “Это знак порабощения, поскольку носится паранджа не по желанию женщины, а по воле мужа или отца. Поэтому это противоречит нашим правам человека и нашему французскому представлению о правах женщин”, – считает Патрик Пуавр д’Арвор.
    Но вопрос, в самом деле, архисложный. С одной стороны, в чужой монастырь со своим уставом не ходят. Но с другой стороны, как же знаменитые “свобода, равенство, братство”? И, наконец, с третьей стороны, есть люди и их немало, для которых религиозные догмы стоят выше, чем законы страны.
    По мнению президента фонда Картье Алена-Доминика Перрена, Франция должна взять на себя ответственность за некоренное население: “В целом, мы – колониальная страна, мы сами привезли во Францию жителей стран Магриба и Черной Африки для работы, когда в них была нужда. Мы должны заботиться об их детях, это наш долг”.
    “Мне кажется, Франция только выиграет, будучи щедрой, гостеприимной, открытой страной, – уверен директор Авиньонского театрального фестиваля Ортане Аршамбо. – Задача в том, чтобы объяснить, что такое наша память, что такое наша история, суметь интегрировать в нашу культуру тех людей, которые приходят к нам со всего мира, но так, чтобы их не напугать и не загонять в гетто”.

    В-пятых, Париж – это, конечно, город несравненной красоты, в нем поразительная гармония. И даже те архитектурные творения, которые выбиваются из этой гармонии как Центр Помпиду и Пирамида Лувра, каким-то образом лишь придают дополнительный шарм городу и в первую очередь, конечно, Эйфелева Башня.

    В-шестых, Париж – это город люкса, причем, прошу не путать с понятием “роскошь”, потому что люкс предполагает утонченность и совершенный вкус, а вовсе не богатство. Об этом мы разговаривали с директором седельных мастерских дома Hermes Аксель Дюма, потомком основателя фирмы, изделия которых синонимичны со словом “люкс”.
    Седла Hermes делаются вручную и на их изготовление идет буйволиная кожа и примерно 20 часов времени. Самое недорогое седло стоит 5 тысяч евро. Ну а верхняя планка никакими деньгами не ограничена. Седло – вообще, тема особая. Лошадники к его выбору относятся сверхсерьезно. Хорошее седло – это то, что делает лошадь и наездника одним целым. Каждое седло Hermes пронумеровано, номер занесен в специальный каталог, и при любой поломке, если такова вдруг приключится, седло попадет именно к тому мастеру, который его сделал.
    Поражает то, как относятся мастера к своему труду. Это подлинные художники. Такое ощущение, что они постигли какую-то истину, понимание которой доступно лишь тем, кто отдает своему ремеслу всю свою жизнь. Но помимо художников ремесла есть те, которых не назовешь иначе как гении.
    Андре Мальро, крупный французский писатель, в свое время министр культуры как-то заметил, что XX век сделали три человека – Пикассо, Де Голль и Коко Шанель.

    Легенда гласит, что карьера Коко Шанель началась, когда она пришла на скачки в шляпке собственного производства. Эта смелая шляпка с узкой тульей и маленькими полями вызвала фурор, и на все вопросы Коко гордо отвечала: “Это шляпка модного дома Шанель”. И это подводит нас к седьмому пункту рассказа. Париж – это скачки. Да не простые скачки, а скачки на приз Триумфальной арки, которые проходят ежегодно на ипподроме de Longchamp. Скачки с неслыханным призовым фондом – более миллиона евро для победителя, еще миллион разделит между собой первая пятерка.
    Собирается весь Париж, да и не только весь Париж – весь Лондон тоже здесь, Катар здесь. В общем, кого здесь только нет. 70 или 80 тысяч человек посещают самую престижную скачку Европы. Конечно, сюда приходят любители лошадей. Входной билет стоит всего 8 евро, а для тех, кому меньше 18 лет, вход свободный. Условие только одно – дамам надлежит прийти в шляпке, и чем затейливее, тем лучше.

    Париж – настоящий гулятельный город. Здесь хочется ходить и ходить, и это в-восьмых. И когда гуляешь, можешь встретить совершенно неожиданные вещи.

    Париж – автомобильный город, это в-девятых, но относится он к автомобилю совсем не так, как столицы других стран, потому что он всегда помнит об истории и всегда связывает ее с настоящим. Вот пример. Ателье Рено. Это выставочный зал на Елисейских полях, экспозиция которого меняется пять раз в году. Это также музей, библиотека, интернет-кафе и ресторан в одном помещении. Сюда приходят посетители, и здесь же менеджеры “Рено” собирают общественное мнение.

    И, наконец, в-десятых, Париж – самый французский из всех французских городов. В нем, как ни в каком другом городе, торжествует французский дух. Париж – француженка, Париж – француз. Для президента Каннского кинофестиваля Жиля Жакоба быть французом, значит – “соответствовать французскому духу. Это здравый смысл, анализ. Но кроме того, романтизм, страсть и безумие”.
    “Это значит иметь такой недостаток как считать, что все в мире – французы. И это имеет вселенские масштабы, – считает Аксель Дюма. – А также уметь над этим посмеяться. У французов хорошее чувство юмора, и это и есть легкость французской беседы”.
    По мнению Патрика Пуавр д’Арвора, быть французом – “значит быть толерантным, быть открытым миру, быть увлеченным другими и иметь вкус культуры, а также некоторое чувство стиля морального и физического”.
    “Это, несомненно, – иметь вкус к жизни и интеллектуальное любопытство, которое нельзя утолить”, – уверен комиссар перекрестного года России во Франции 2010 Луи Швейцер.
    “Для меня это означает переосмысливать прошлое для понимания настоящего и будущего, – говорит директор Лувра Анри Лойрет. – Это очень важно для нас как и для вас, так как мы обладаем таким невероятно богатым культурным наследием, которое никак нельзя считать прошлым”.
    Ксавье Мишель считает, что “быть французом – это чувствовать, что Франция является носителем некоторых универсальных ценностей, которые можно резюмировать как свобода, равенство и братство, и которые заслуживают того, чтобы поделиться ими со всем остальным миром. Потому что мы все мечтаем о мире спокойном и дружественном”.
    “Продолжать оставаться всегда любопытными, иметь способность поддаваться влиянию других традиций, интегрировать их, принимать их, чтобы они становились дополнением к великой культуре, которая является французской культурой”, – говорит шеф-повар Ален Дюкас.
    “Я очень горжусь тем, что я француженка. Это умение жить, – заявляет винодел Изабель Форе. – Мы, французы обладаем искусством умения жить. Это история, культура, это огромное количество вещей, которые сконцентрированы в одном бокале”.
    Алена-Доминика Перрена спрашивают, что бы он ответил, если бы марсианин его спросил, что такое Франция. И он отвечает так: “Я бы откупорил бутылку хорошего вина Шато-Лагрезет, налил бы ему выпить и сказал: “Держи. Вот Франция”. Потом бы я сказал, что Франция – это страна с красивой долгой историей, это страна свободы. Это страна, которая всегда уважала права человека, это страна социальной безопасности, это страна медицинского страхования, это страна оплачиваемых отпусков, это первая страна, предоставившая женщинам право голосовать. Да, до англичан. Более того, страна, где любят поесть, выпить, где красивые женщины, не может быть плохой страной”.




    К записи "Тур де Франс (заключительные серии)" 5 комментариев

    Здравствуйте! Выражаю благодарность создателям и участникам “Тур де Франс” за предоставленную возможность узнать культуру и историю Франции. Поучительно и познавательно! С удовольствием посмотрела “Одноэтажную Америку”. Хотелось бы увидеть новые серии с Владимиром Владимировичем и Иваном в другой стране с богатой культурой и традициями. Желаю участникам крепкого здоровья и долгих лет счастливой жизни!

    Как жаль что вместо поледней серии показывет только предыдущие две.

    Говорят что Пётр Великий прорубил окно в Европу. В разные времена его(окно) по разному открывали. Но вот вентилятор на это окно поставил Владимир Владимирович (без Ивана Андреевича было-бы конечно не продышать). А вот если бы ещё к проекту присоеденился бы Фил Донахью или Патрик де Арвор и они бы сделали бы фильм “Путешествие в Россию” ну как Мюнхаузен…это было-бы в высшей степени замечательно, на мой взгляд.

    Владимир Владимирович, спасибо Вам огромное за этот великолепный документальный фильм! Три раза пересмотрела все серии и хочется смотреть снова и снова! Также очень понравился проект “Их Италия” за то, что Вы так глубоко заглянули в душу этой страны и дали возможность увидеть это нам, телезрителям!

    Большое спасибо за познавательные фильмы.Всегда с удовольствием смотрю передачи в Вашим участием.Дай Бог Вам здоровья и счастья. С уважением, Людмила.