Опросы

Как вам интервью с Дмитрием Медведевым?

Посмотреть результат

Loading ... Loading ...

Поиск

Архив




  • Управление
  • 12 августа 2011

    Эхо Москвы. Телехранитель (Владимир Познер). 20.01.2008

    Рубрика: Новости.


    Памяти Геннадия Бачинского

    Е.АФАНАСЬЕВА: Добрый вечер, в эфире «Телехранитель» – программа о сути телевидения, о тех, кто определяет и хранит эту суть. В студии Елена Афанасьева. Как всегда по воскресеньям, говорим мы с вами о персонах и программах, событиях и антисобытиях, которые влияют на то, каким наше телевидение будет сегодня и завтра. Сегодня 9 дней со дня гибели Геннадия Бачинского – человека, который был радиоведущим, телеведущим, и конечно, в этот день мы не могли выбрать какую-то другую тему. Мы хотим сегодня поговорить о Геннадии, вспомнить его. Сегодня в студии Илья Бачурин. Илья сейчас президент медиахолдинга «Тема», а в общем, тот человек, с которого, наверное, телевизионная карьера начиналась Бачинского. Да, Илья? Вы приглашали и начинали проекты Бачинского и Стиллавина на MTV. Правильно я понимаю?

    И.БАЧУРИН: Да, добрый вечер, Лен. Добрый вечер, уважаемые слушатели. Мне посчастливилось не только быть знакомым, но и вместе поработать с Геной. И действительно, на телевидение он пришел на MTV, это был первый канал, где он появился в эфире. И это произошло и при моем участии в том числе. Был продюсер еще, Петя Шекшеев, который оказал огромную роль, повлиял очень здорово и на Гену, и на Сережу. Они не хотели, если честно, вначале в телевидение идти, считали себя радийными людьми, считали, что интеллект ярче и точнее проявляется в формулировках радийных, нежели в телевизионном формате шоу – ярком и иногда бездумном.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Это Илья Бачурин. Мы поговорим с ним сегодня о той части телевизионной судьбы Геннадия Бачинского, которая была на MTV. Телевидение – такая вещь, которая ни в горе ни в радости не останавливается, поэтому получилось так, что все другие гости, которые должны были быть в студии, сегодня по телефону с нами. Владимир Владимирович Познер вчера участвовал в съемках передачи, посвященной Владимиру Высоцкому. Вы знаете, что в субботу на Первом канале день памяти Высоцкого. И, к сожалению, простудился. Да, Владимир Владимирович? Я правильно понимаю?

    В.ПОЗНЕР: Я и простудился, и посадил голос. Потому что это продолжалось 6 часов, и вот результат.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Но он с нами на связи. Здравствуйте, Владимир Владимирович.

    В.ПОЗНЕР: Добрый вечер.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Спасибо, что вы все-таки смогли даже с посаженным голосом выйти сегодня на связь, тем более к вам много вопросов по Интернету пришло. Я сразу один зачитаю. Марина Самсонова из Петербурга спрашивает вас: «Здравствуйте, Владимир Владимирович, отношусь к вам с большим уважением, поэтому была очень удивлена, увидев в анонсе передачи памяти Бачинского. Что у вас общего с Геннадием Бачинским? Он вел передачи, рассчитанные, на мой взгляд, на очень примитивных и непритязательных слушателей». Дальше читать не буду. Женщина пишет о том, что сочувствует родственникам, но «зачем же лицемерить и называть безвкусицу талантом? Ответьте, пожалуйста».

    В.ПОЗНЕР: Ну, я не могу подробно ответить. Я могу только сказать, что я был в программе у него на радио, и это было необыкновенно остроумно, совсем не пошло. Мы разговаривали, в общем, о вещах важных. Более того – он хотел вместе со своим коллегой сделать такую программу, где они бы выступали как молодые консерваторы, а я как человек либеральный выступал бы против них. Ну и вести такой весьма интеллектуальный, хотя, разумеется, и остроумный разговор. К сожалению, я не мог принять это предложение, поскольку это требовало работы каждый день на радио, а у меня таких возможностей нет. Но я не могу согласиться с этой точкой зрения. Разумеется, когда участвуют люди в шоу некоторых, ну уж я не знаю, не обязательно это пошло, но бывает не слишком интеллектуально. Но вообще говоря, он был человеком, несомненно, интеллектуальным и чрезвычайно быстро соображающим, в хорошем смысле. У него быстрый ум. И мне, например, с ним общаться было очень приятно.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Владимир Владимирович, вы когда принимали приглашение стать ведущим программы «Король ринга», программы, в которой вы работали как раз вместе, как соведущие, – для вас то, что такая пара, казалось бы, странная для консервативного Первого канала появляется в одном шоу вместе с вами, человеком совершенно другой телевизионной репутации, это было проблемой, когда вы принимали решение?

    В.ПОЗНЕР: Нет, для меня проблемой было вообще принять решение, потому что вроде бы у меня образ серьезного политического журналиста, а тут такое шоу «Король ринга» – никакого шоу к политике не имеет. И я знал, что будет немало людей, во-первых, удивлено, некоторые будут шокированы. Ну и конечно, определенные телекритики спляшут тут джигу на моих костях. Но с другой стороны, мне просто очень хотелось, так как я люблю бокс, когда-то им занимался. И я принял предложение Константина Львовича Эрнста, не зная, кстати, кто еще будет в программе. То есть я знал, что я буду выполнять такую роль, которую выполнял. Кстати, мне кажется, что Бачинский свою роль очень даже хорошо исполнил, причем он делал это по-своему, я делал то, что я делал, по-своему, и никаких противоречий я здесь не увидел.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Я помню, я как-то пришла весной на съемки одной из программ «Король ринга», тогда вы ждали начала съемок и стояли все ведущие – Набутов, вы и вот пара Геннадий и Сергей, и как раз это было, по-моему, вскоре после того, как вы были у них в эфире на радио. Андрей Болтенко, главный режиссер канала и вот этой программы еще пошутил – «Не обидели ли вас, Владимир Владимирович, наши гоблины?» Это был какой-то имидж у них – телевизионных, радийных плохих парней?

    В.ПОЗНЕР: Вы знаете, может, это и было. Но я могу заверить вас, что меня очень трудно обыграть, посадить или сделать, как говорят на радио и телевидении. Я очень хорошо умею защищаться, у меня большой опыт. Но главное – когда я к ним пришел, кроме симпатии и уважения я ничего не чувствовал. Другое дело, что их острые вопросы или какая-то реплика на мой ответ в какой-то степени ироническая. Но все это все-таки было на основе – несомненно, и я это чувствовал – доброго отношения и уважения. Поэтому никакого такого отношения, что вот сидят два каких-то злыдня, которые сейчас же меня съедят, не было.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Вот знаете, что меня сегодня очень неприятно удивило, если так мягко сказать? Я когда открыла страницу на «Эхо Москвы», где были вопросы -заранее присылают по Интернету слушатели, было огромное количество – наверное, больше, чем я думала, может быть – вопросов такого плана, что вот человек сам разбился и другие из-за него пострадали, а вы его вспоминаете, что человек был шоуменом с пошлыми шутками, а вы из него чуть ли не культ делаете, когда он умер. Я подумала – почему ж люди-то такие злые? Владимир Владимирович, как вам кажется? Откуда такой поток вопросов такого уровня может быть?

    В.ПОЗНЕР: Вы знаете, я даже не знаю. Вообще очень много зависти у людей. Особенно к людям успешным. Ведь вот если я не успешен, а он успешен, как же это объяснить? Ну, это, очевидно, объяснять надо так – что он подлец, он вор, у него блат… А вот я, честный, порядочный, стараюсь… Мне кажется, этого очень много. И отсюда эти вот реакции. Наверное, надо пожалеть этих людей, на самом деле, потому что им живется отвратительно. Потому что они кругом видят успевающих и ненавидят их лютой ненавистью, и наверное, когда погиб вот такой человек, он никакой не герой, он никакой не великий, он просто наш товарищ по цеху, и в общем довольно обаятельный и смешной. Вот такой вот человек. Я думаю, что даже среди них есть такие – конечно, они не признаются в этом, – но которые даже довольны. Ну вот и хорошо, мол. Ну что делать… Я надеюсь только, что постепенно, когда люди будут лучше жить и чувствовать себя более спокойно, в какой-то степени эта зависть снизится. Но она всегда будет, и она есть во всем мире. Люди успешные вызывают раздражение, вместе с тем крайнее любопытство у остальных.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Спасибо, Владимир Владимирович, что вы с нами вышли на связь.

    В.ПОЗНЕР: Пожалуйста.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Выздоравливайте.

    В.ПОЗНЕР: Спасибо.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Всего доброго.

    В.ПОЗНЕР: До свидания.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Это Владимир Познер, он был с нами на связи по телефону, простудился вчера. К сожалению, не все заявленные гости сегодня смогли приехать, потому что сегодня 9 дней со дня смерти, в Кашине близкие друзья и родственники на поминках, и Сергей Стиллавин там. Он обещал, что если сможет, ответить по телефону, пока не отвечает. Но тут их можно понять, наверное. Да, Илья? Потому что, в общем-то, в такую минуту даже наверное говорить трудно.

    И.БАЧУРИН: Мне кажется, что эти близкие люди и Сережка, конечно, в первую очередь, должен поддержать родных Гены, потому что бессмысленность и неожиданность этой ситуации требует огромного внимания со стороны тех, кто может поддержать близких людей, которым сейчас тяжелее всего. И очень важно, как мне кажется, сейчас, имея возможность сказать что-то про Гену… ну, немного теперь уже будет таких возможностей. Дальше, когда человек уходит, про него говорят, к сожалению, меньше и меньше. Мне кажется, что сейчас важно сказать какие-то главные слова, и я надеюсь, что они сегодня будут сказаны в программе. Мне не терпится сказать что то, что жило во мне, было результатом общения с этим человеком, и то, что мне очень хотелось донести тем людям, которые разные совершенно акценты расставляли после того, как он погиб, по-разному оценивали его. Самое главное, мне кажется, что он был человеком с большой буквы, и он во многом был для людей, его окружающих, учителем. Он учил их добру. Просто потому что в нем самом, внутри было этого добра очень много. И я считаю, что когда в медиа приходят люди с таким внутренним наполнением, они имеют и огромные перспективы, и они заслуживают всяческой поддержки и того, чтобы на них обращали внимание. Именно поэтому, мне кажется, буквально с первых шагов Геннадию и Сереже, их дуэту творческому сопутствовал успех и их поддерживали те, кто оказывался рядом. Мне кажется, что медийные люди, продюсеры медийные очень хорошо чувствуют это внутреннее содержание или его отсутствие. Это то, что невозможно придумать и отрепетировать. Это то, что невозможно в салоне красоты подретушировать, подкрутить, как завиток волоса. Если содержания нет, его нет. Вот мне кажется, что Генка нес огромный, самое главное – положительные внутренний заряд. Очень много людей сильных на телевидении, но очень мало людей добрых по-настоящему и человечных. Мне кажется, что про это стоит сегодня вспомнить.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Напоминаю, это Илья Бачурин. Илья когда-то привел Бачинского и Стиллавина на канал MTV, канал, в общем-то, соответствующий тому образу, который у них был и на радио.

    И.БАЧУРИН: Вначале их деятельности. Они очень здорово развивались. Про это, мне кажется, тоже стоит вспомнить. Они вначале были совсем не такими, как к настоящему моменту.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Сейчас мы об этом тоже поговорим. Но год назад они появились на более консервативном канале – на Первом. И насколько я знаю, инициатором их появления на этом канале был Андрей Болтенко, главный режиссер канала. Андрей сейчас на съемках «Двух звезд», из-за непогоды прилетела поздно Брыльска, они задержали съемки, и Андрей не смог приехать в студию. Андрей, добрый день.

    А.БОЛТЕНКО: Добрый день, почти уже вечер.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Да. Андрюш, я знаю, что именно вы были инициатором того, что Бачинский и Стиллавин появились на Первом. Почему? Кажется, такое несоответствие образом канала, который понимают зрители, и образом этих двух ведущих.

    А.БОЛТЕНКО: Не так страшен Первый канал, как его малюет телекритическая пресса. Мы бываем в достаточной степени динамичны и неожиданны в своих решениях. И, собственно, мне кажется, это вполне логично. Потому что, во-первых, мы вообще испытываем дефицит новых лиц и свежих идей и постоянно пытаемся этот процесс катализировать. И в этом смысле, как мне кажется, появление Гены и Сергея было бы вполне логичным, потому что они делали замечательную радиопрограмму, и, находясь в режиме общения через микрофон с аудиторией, могли интересовать миллионы людей. Поэтому вполне логична их трансформация в телеведущих. И мне очень нравилось то, что они делали на радио. И мне кажется, что это было замечательно. Потому что любой разговорный жанр, любое ток-шоу не факт, что шоу. А у них это было, и они делали очень позитивную передачу и давали возможность многим людям проводить остаток дня с улыбкой. Поэтому это талант, и когда этот талант, то безусловно очень важно, мне кажется, попытаться этот талант использовать и в телевидении. Поэтому я действительно, будучи их поклонником, хотел, чтобы они поработали на телевидении. В программе «Король ринга» у нас вообще была достаточно неожиданная комбинация ведущих. Прежде всего, Владимир Владимирович Познер, Кирилл Набутов и Сергей и Гена. Поэтому в общем и целом, мне кажется, что тот образ, которые они демонстрировали на радио, он в значительной мере отличался о того, кем они были в жизни, и Гена в частности. Он интеллигентный, очень образованный, эрудированный в отличие от многих телевизионных лиц.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Тут даже слушатели пишут, что он школу с золотой медалью закончил.

    А.БОЛТЕНКО: Ну, знаете, как говорят – образование это не всегда ум, потому что это возможно и бесполезное хранилище информации, которой человек не может пользоваться. Гена много знал и мог эту эрудицию очень ярко демонстрировать внутри разных диалогов, причем с самыми разными собеседниками, и при этом делал как-то очень демократично, очень просто, объясняя сложнейшие вещи. И в этом смысле очень важно, что они как дуэт и Гена в частности правильно оценивали самих себя. И вот эта их трансформация из легкого молодежного радийного формата и понимание того, что они уже взрослые люди и им было бы правильнее и интереснее и честнее говорить на более взрослые и интеллектуальные темы, и, собственно говоря, в этой связи их исход на «Маяк» – это тоже очень правильная история, которая, к сожалению, не для всех популярных людей свойственна. Потому что редко они правильно себя оценивают и делают карьерные шаги в зависимости от правильного понимания самих себя.

    Е.АФАНАСЬЕВА: А как вам кажется, Андрей, вот вы сказали, что в жизни он был человек глубокий, и, в общем, не очень похожий на тот радийный образ, который у него был, – этот образ мешал ему, он его перерос или он нормально существовал как шоумен в нем?

    А.БОЛТЕНКО: Ну, во-первых, я, к сожалению, не могу назвать его другом. Он был близким человеком и товарищем, хотя я думаю, что я бы как раз очень хотел дружить с таким человеком, как Гена. Гена умудрялся при всем демократизме общения и невероятном чувстве юмора, и он был знаком с очень многими людьми, но я уверен, что по-настоящему близких людей было у него мало – внутрь своих душевных и человеческих переживаний он пускал, наверное, только близких людей. И вот это умение сохранять дистанцию, будучи при этом открытым всем, это, конечно, редкая возможность для интеллигентного человека. Вот он умел это делать. Но в ситуации, когда он находился в дружеском контакте и общении, он мог говорить на те темы, на которые по радио не говорил бы ни с кем. Мы могли обсуждать литературу, кино, политику. А у них, кстати, был план с Владимиром Владимировичем Познером сделать программу на политические темы.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Да, нам Познер только что рассказал по телефону, он тоже в эфире был. Спасибо, Андрей. Успехов вам сегодня в съемках. Спасибо за то, что вышли на связь.

    А.БОЛТЕНКО: Спасибо. Извините, что так суетно. Ну вот так получилось.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, телевидение – это такая вещь, которая все время продолжается.

    А.БОЛТЕНКО: И почти никогда не заканчивается.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Да, всего доброго.

    А.БОЛТЕНКО: Спасибо.

    Е.АФАНАСЬЕВА: В этом тоже, в общем, есть такая телевизионная нотка, что даже близкие друзья вынуждены работать. Мы сейчас через несколько минут прервемся на новости. В студии у нас Илья Бачурин – президент медиахолдинга «Тема», он привел когда-то Бачинского и Стиллавина на MTV. Мы говорили с Владимиром Познером и с Андреем Болтенко – главным режиссером Первого канала. После новостей к нам по телефону присоединится и Кирилл Набутов из Петербурга. Мы продолжим программу «Телехранитель». Сегодня девятый день со дня гибели Геннадия Бачинского. Мы вспоминаем его.

    НОВОСТИ

    Е.АФАНАСЬЕВА: Мы продолжаем программу «Телехранитель». Говорим мы – сегодня девятый день со дня гибели Геннадия Стиллавина – об этом человеке. Говорим о его телевизионной ипостаси. В студии я нас сегодня Илья Бачурин – человек, который когда-то начинал вместе с Бачинским и Стиллавиным проекты на MTV и очень внимательно делал с ними эти шоу. Илья, скажите, очень часто для ведущих, какими бы острословами они ни выглядели в эфире, пишут сценарии сценаристы. У Бачинского и Стиллавина это так же было – надо писать им было сценарий или это все свое?

    И.БАЧУРИН: Это те люди, которые написали бы сценарий не к одной еще хорошей программе. Они были настолько разносторонне развитыми, как говорил Андрей Болтенко в прошлом включении, они могли состояться еще во многих других ипостасях. Я думаю, что у Сережки еще все впереди, собственно. Я думаю, он продолжит то, что они начинали делать вместе с Геной, но писать им никому бы и в голову не пришло. Я себе не представляю редактора, который, наверное, должен быть более интеллектуальным, более подкованным, что ли, чем Гена и Сережа, чтобы подготовить для них текст. Такого, конечно, не могло бы быть. Они, собственно, и начинку информационную добывали чаще всего сами, что тоже редко бывает. Как раз информационная составляющая – это то, чем пользоваться принято, и это нормально и для радио-программ, и для телевидения, когда кто-то готовит фактуру некую к материалу, озвучиваемому уже автором. Но этого не было. Они очень разносторонние персонажи, еще раз повторю. Совершенно не было в этом нужды.

    Е.АФАНАСЬЕВА: У нас по телефону сейчас из Петербурга Кирилл Набутов. Добрый день, Кирилл.

    К.НАБУТОВ: Лена, привет. Илья, здравствуйте.

    И.БАЧУРИН: Добрый вечер.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Вы работали вместе с Бачинскими и Стиллавиным на «Короле ринга».

    К.НАБУТОВ: Было дело. К сожалению, «было».

    Е.АФАНАСЬЕВА: Как вам кажется – мы говорим о Геннадии, но в общем, они воспринимались как две части одного целого, – они себя в телевизионной ипостаси реализовали или все-таки это была какая-то часть, начало их реализации.

    К.НАБУТОВ: Да нет, конечно, не реализовали. Как может себя реализовать, ты сама посуди, Лен, человек, которому нет и сорока лет, который, что называется, на подъеме, на взлете и у которого все получается, и ему доверяют все больше и больше и предлагают? В этом-то самая большая боль и есть – что когда уходит человек, уже сделавший дело своей жизни, пожилой, часто не очень здоровый, то всегда горько, но в этом есть хоть какая-то логика жизни и природы. А когда молодой, и самый-самый сок, это, конечно, очень печально. Да конечно, я согласен – не помню, что это сейчас говорил – то ли Андрюша Болтенко, то ли Познер – что глубина человеческая в Генке, да и в Сереге то же самое, гораздо больше, чем образ, который у них был на радио «Максимум» и тем более когда они были совсем зелеными – на радио «Модерн» в Ленинграде. И конечно, они двигались. И неслучайно, наверное, на «Маяк» ушли, и Гена там продюсировал программу – вот вы говорили про политическое шоу с Познером, которое предполагалось. Конечно, нет. Ну о чем там… конечно, они еще не сказали свое слово. То есть Гена, к сожалению, сказал.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Кирилл, вот я говорила вначале – не знаю, слушали вы или нет, – что меня очень удивили многие реплики, которые были присланы на сайт. Вот сейчас радует, что… кстати, я забыла даже назвать наш смс-номер, но слушатели пишут – +7 985 970 45 45 – вот слушатели, которые его уже знают, они все равно пишут. Здесь реплики совсем другие, очень много каких-то человеческих. Хотя они все равно чередуются с теми, кто обсуждает – ну вот, был такой пошляк, успешный, наглый – чего вы, мол, его обсуждаете? И пошлость была, хоть и добрая. И так далее и тому подобное. Вы бы что ответили таким нашим слушателям?

    К.НАБУТОВ: Я бы сказал, наверное, так. Тогда давайте Леонида Броневого расстреляем, потому что он Мюллера играл, гестаповца главного. Актер Леонид Броневой блистательно сыграл гестаповца Мюллера. Давайте его убьем, потому что он подлец, он должен был отказаться играть роль такого злобного фашиста, жестокого палача. Вот что я бы сказал. Все ведь очень просто. Мы все работаем. Правильно? и каждый из нас работает на каком-то рабочем месте. Вполне вероятно, что только инструментальщик хотел бы сегодня работать над изготовлением сложнейшей детали, но ему сегодня нужно срочно нарезать 500 простых болтов. Он же не будет говорить – «Я не буду этого делать». Задача стоит. На радиостанции определенного формата есть определенная задача. На одной такая, на другой такая. Гена, Серега, вот работа – такая-то такая-то, в таком-то ключе. Хотите делать – делайте. Внутри вы можете оставаться тончайшими любителями классической музыки, истории, ботаниками-надомниками, что угодно, но нужно быть веселыми динамичными парнями в утреннем веселом шоу на радиостанции, ориентированной на молодую активную публику. Можете? Можем. Нужно где-то юморить, где-то, может быть, на грани, где-то даже, бывает, за грань мы переходим, потому что это живой эфир, не по бумажкам написанные тексты нужно читать. И при этом ты внутри остаешься совершенно другим. Ты же образ делаешь. Вот и все. Я помню, как меня отхлестали, когда я был в программе «За стеклом» ведущим в студии… Но это же работа. Ну если не пересекаешь грань закона, так что ж…

    Е.АФАНАСЬЕВА: Вы в «Короле ринга» встретились все такие звезды – и Познер, и вы, и Бачинский со Стиллавиным – в общем, все из разных вроде бы сфер телевизионных, и так сошлись, и друг другу не мешали. Как это получилось?

    К.НАБУТОВ: Мне кажется, просто там были достаточно точно прописаны не роли, потому что роль предполагает заранее сделанный текст, а там были прописаны, скажем, коридоры – каждый должен был работать в своем коридоре. Познер – некий патриарх в смокинге, видавший на ринге вживую Мухаммеда Али и не помню кого – он над схваткой. Генка с Серегой – в зале, на «Короле рингсайда», вот тут рядом, все – кто, как вы себя чувствуете? А это что за чудовище сидит? А, это знаменитый артист пришел посмотреть. Такие как бы коверные, если так можно сказать, по функции. А я должен был выполнять функцию условно спортивного комментатора, репортера, который ведет репортаж о бое. И мы друг другу не мешали, потому что каждый делал свое дело.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Вы сказали «коверные» – как-то, наверное, достаточно…

    К.НАБУТОВ: С большим уважением. Потому что коверные – это высшая должность в цирке. И все знают, насколько сложно выходить и держать публику и зал и быть смешным и свежим и быстро мгновенно реагировать, отвечать, тут же придумывать вопросы, с ходу оценивать ситуацию. Это очень сложная вещь – текста написать невозможно. Знаете, большинство ведущих то по суфлеру, то по подсказке в ухо работают, а здесь – выходи, ну, давай, покажи, на что ты способен. И они это делали очень хорошо. Они исполняли в этот момент роль неких клоунов возле ринга, вот так, не более того. Именно роль.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, с точки зрения профессионализма, знаете, работает ведущий – что-то там не получилось, другие виноваты. У вас к ним профессиональных претензий на этой шоу не было или были?

    К.НАБУТОВ: Нет, никаких. Леночка, я говорю, мы делали каждый свое дело. Был один случай – один раз во время одной съемки возникла идея, и Генку с Серегой разделили, разлучили…

    Е.АФАНАСЬЕВА: Вам подсадили Стиллавина?

    К.НАБУТОВ: Да, и решили попробовать – Серегу посадили мне в комментаторскую кабину, чтобы он играл роль некоего чайника, который все время перебивает, спрашивает, а почему тот ударил, а почему этот пропустил, почему у того кровь из носа идет, а что ему сейчас говорит тренер в углу, наверное, какие-то гадости. А Гена работал один возле ринга, и я потом сам сказал – ребят, лучше соедините их вместе, потому что они вместе – как рыба в воде.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Это редкий случай – когда пара складывается и так неотделима друг от друга. Это как у Ильфа и Петрова.

    К.НАБУТОВ: Да, это редкий случай. У меня такой же случай перед глазами в виде Стоянова и Олейникова, которые когда-то начинали работать у меня в «Адамовом яблоке», и это приблизительно тот же случай. Но по жизни Генка с Сережей ближе, чем Юра с Ильей.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Как-то вопрос невольно напрашивается – как вам кажется, Сергей один работать сможет?

    К.НАБУТОВ: Ой… Конечно, страшно все, что произошло, для Юли, для Генкиной жены, для его крошечной дочки, для его всех близких. Но для Сереги это страшно еще и профессионально, я его понимаю. Потому что ему нужно будет фактически, я думаю, строить нового Стиллавина. Что он сделает, я не знаю. Давать советы по меньшей мере неприлично в таком случае. Я не знаю, как он будет себя дальше строить, какую работу и какой свой персонаж он будет искать. Мне кажется, это очень тяжело. Но это надо спрашивать у него.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Спасибо, Кирилл, что вы с нами сегодня были на связи.

    К.НАБУТОВ: Не за что.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Всего доброго, до свидания.

    К.НАБУТОВ: До свидания.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Еще раз напоминаю, что это был Кирилл Набутов. В студии у нас Илья Бачурин, мы с Ильей продолжаем разговор. Илюш, вот все, что говорили сегодня коллеги Геннадия, для вас что-то новое было или это тот Гена, которого вы когда-то на MTV звали?

    И.БАЧУРИН: Мне кажется, что к сожалению, даже если б программа длилась бы большее время, сказать о Генке не удалось бы даже части тех слов, которых он заслуживает. Конечно, все слова были абсолютно справедливы, которые прозвучали со стороны коллег. И каждый воспринимает его как-то очень личностно. Это очень важно. На самом деле, он не был просто винтиков в телевизионной машине, и отношение всех, кто с ним сталкивался на телевидении и вне его, в первую очередь возникало человеческое. И у меня такое ощущение, что именно как человека его будет всем не хватать. Это ощущение, мне кажется, еще придет. Девять дней – это очень мало. На месте того, кто просто выполнял какую-то работу, какую-то функцию, вакуум возникает очень кратковременный. Вакуум на месте большой личности возникает очень надолго и очень сильный. Мне кажется, Генки не будет хватать. Он действительно нес кусочек себя и отдавал каждому, с кем общался. Вот этого добра не будет хватать, этого тепла.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Я предлагаю все-таки назвать номер нашего телефона и присоединиться к нашему разговору тем, для кого работал Геннадий – слушатели, зрители. 363 36 59 – номер московский. Пожалуйста, код – 495. Я несколько реплик прочту, присланных по смс, просто вот так подряд, как шли. «Очень жалко терять такого человека. Он был многим слушателям, как родной» – J.C.Danton пишет. «Сохраните это чудо юмора, доброты, энергетики Бачинского. Елена». Ругательства идут, не буду вслух читать. «Да какой он шоумен? обычный, наглый». «Стоило бы поговорить в этом контексте о соблюдении правил дорожного движения. Макс». «А я считаю, что у Сергея и Геннадия потрясающее чувство юмора. Да, шутки были на грани и даже за ней, но они не были тупыми и примитивными». И так далее. В общем, очень много. А одна реплика очень любопытная, от Вячеслава: «Бачинский своими пошлыми развлечениями отвлекал нищий народ от решения своих проблем, тем самым помогая власти». Илья, будете реагировать?

    И.БАЧУРИН: Да конечно, на негативные реплики такие, наверное, могу только поддержать мнение Владимира Владимировича Познера, что это скорее всего люди, не очень состоявшиеся сами. Они даже не могут представить, насколько была сложна та роль, а это именно роль и именно образ эфирный Генкин, который мы сейчас в большей степени оцениваем и обсуждаем, они даже на десятую долю не могут представить, насколько сложно вот там вот, на полу, как сказал Кирилл, реагировать живо, ярко на реплики тоже звезд, вполне крепких состоятельных людей. Я думаю, что у большинства критиканов не хватило бы духу и на сотую долю того, что делал Гена. Это огромная смелость, это огромный талант. Поверьте мне, господа, видел много людей, считаю, что Генка – огромный талант, и критика вся звучит для меня сейчас странно и болезненно немножечко. Это все-таки скорее злословие.

    Е.АФАНАСЬЕВА: 363 36 59, добрый вечер.

    Слушатель: Добрый вечер.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Как вас зовут? Вы откуда?

    Слушатель: Сергей из Тулы.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Да, Сергей, вы что хотели нам сказать?

    Слушатель: Хотел бы сказать огромное спасибо за то, что вы все-таки вспомнили о Геннадии Бачинском, одном из, на мой взгляд, лучших телеведущих современности, лучшим радиоведущим такого вот популярного жанра. То есть вроде как бы это попсовый жанр, но эта пара вела его так индивидуально, что я не знаю, кто сможет сейчас подражать. Попытки подражать есть, но Гена – это, на мой взгляд, очень эксклюзивный был ведущий. И хочется вам сказать огромное спасибо за то, что вы все-таки вспомнили про него и вывели в эфир тех людей, которые сказали о нем те слова, которых он достоин. И хочется выразить огромное соболезнование его семье. Хотелось бы, чтобы… я уверен, что друзья – у Гены было много друзей – что они не оставили без поддержки его семью. Я всего лишь один из миллионов его радиослушателей, но хотелось бы сказать еще раз, что если б таких людей было побольше, как Гена, наверное, в нашей стране было бы гораздо позитивнее жить. Спасибо вам большое.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Спасибо вам, спасибо за звонок. «Очень больно – мы потеряли доброго человека. Это редкость». Пишет Иван из Саратова. «Не надо делать гения из Бачинского – обычный, примитивнейший». Ну, это мы уже комментировали. Очень много реплик. Давайте, наверное, еще один-два звонка успеем принять. 363 36 59. Добрый вечер.

    Слушатель: Я звоню из Ярославля, Сергей. Вы знаете, они последнее время перешли на «Маяк», и вот они работали сначала – в других городах не было слышно, а последний месяц действительно вся страна могла их слушать. И вы знаете, когда вы прочитали сообщения некоторые, что пошлость и все такое, вы знаете, я думаю, что многие обратили внимание, что они действительно росли последнее время, потому что когда Бачинский и Стиллавин вели программу новогоднюю, это было вечер и новогодняя ночь, у них в программе была Наталья Нарочницкая, и она говорила… в программе была тема – как проводить Новый год, пост для православных, а потом один из последних эфиров – 6 января, перед Рождеством, речь шла о Рождестве – был протоиерей Всеволод Чаплин. А в одном из последних эфиров у Геннадия был диакон Михаил Першин, и они говорили об абортах. Я думаю, что многие даже после этой программы, потому что много слушателей, даже и отказались делать аборты. Поэтому они приносили большую пользу. Я обращаюсь ко всем слушателям, даже тем, кто, может быть, не ходил в храм, может, не умеет молиться, – может быть, помолиться за них и поставить свечи на канон, чтобы пожелать царствия небесного Геннадию. Спасибо.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Спасибо вам за звонок. «Расскажите о жертвах аварии по вине Бачинского. Как эти люди себя чувствуют. Что, слабо? Андрей из Волжского». Да нет, не слабо. Ведь все СМИ, которые писали об этой трагедии, они упоминали. Тут, конечно, трагедия огромная, но надо сказать, что к счастью, эти люди живут. И я вот сегодня в Ленте.Ру прочла, что Сергей Стиллавин открыл фонд помощи этим людям и призвал в своем Живом Журнале собрать средства для тех, кто пострадал в этой аварии. Если у вас есть интерес к этой теме, вы можете на Ленту.Ру сегодня зайти посмотреть – там есть координаты этого счета. Он оформлен, как написано, на Василия Уткина, известного телеведущего, который с ними работал недавно в проекте «Стенка на стенку», потому что Стиллавин – это псевдоним, настоящую фамилию мало кто знает. Поэтому открыли на коллегу. Если вас это интересует, вы можете посмотреть на Ленте.Ру информацию. Илья, вас что-то удивило в репликах? Мне кажется, что то, что люди звонят, не написав просто… знаете, написать какими-то бездушными буковками – это одно, а когда звонят своим голосом, это другая реакция. И, в общем, люди и говорят то, о чем мы с вами говорили.

    И.БАЧУРИН: На самом деле, про Гену хочется сказать очень многое. И вы знаете, что важно – он вызывал реакцию не только у тех людей, которые его знали, но и у тех, для кого он работал в эфире. Я, честно говоря, за последние годы не видел такого массового прощания, как прощание с Геной в Центральном доме журналиста на Арбатской – хвост уходил просто куда-то в переулки, и стоять пришлось несколько часов. И я думаю, что я еще не в самый пик попал. И насколько я знаю, очень сильно задержали прощание. Это были слушатели. Вы знаете, это не друзья и не знакомые, это люди, которые его видели в телевизионном эфире и слышали в радиоэфире. Значит, он заслужил все-таки их любовь. И те контрастные отрицательные высказывания все-таки не доминируют в восприятии этого человечка. И мне кажется, что все-таки время все расставит по своим местам, будет понятно.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Давайте еще звонок примем. 363 36 59, добрый вечер. Наверное, не слышно. Ладно, попробуем еще. 363 36 59.

    Слушатель: Добрый вечер. Меня зовут Светлана. Вы знаете, дело в том, что я никогда не слышала Бачинского и Стиллавина по радио, потому что по утрам я слушаю «Эхо Москвы». Но как-то несколько лет назад муж услышал их в эфире СТС и говорит – «Какие потрясающие были ребята», и потом я стала следить за ними, когда они появлялись в каких-то телепрограммах.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Наверное, не на СТСлушатель: Может, на MTV?

    Слушатель: Может, ну неважно. Вы понимаете, они были удивительными. И потом я читала их интервью и так далее. Поэтому, вы знаете, безумно больно. И мне Бачинский в этой паре был более по душе, и я хочу сказать, что Первый канал, мне кажется, их неправильно использовал – именно в роли коверных, пускай это даже очень уважаемая должность. Вот что я хотела сказать. И второе, что я хотел сказать. … На «Эхе Москвы» сделана передача о радиоведущем ушедшем. Скажите, Лена, честно,…

    Е.АФАНАСЬЕВА: Я вас плохо слышу – чуть громче.

    Слушатель: Если бы он не был лицом Первого канала, вы сделали бы о нем программу?

    Е.АФАНАСЬЕВА: А он не был лицом Первого канала. Более того – вы заметили, что в программе «Стенка на стенку» их заменили, этот дуэт, и они не работали.

    Слушатель: Ну все равно.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Знаете, у нас есть люди, которые очень любят… к сожалению, Светлана не первый раз, по-моему, со мной разговаривает… или я ошибаюсь, Светлана?

    Слушатель: Да.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Звонили, я вас по голосу узнала уже. Что если я работаю на Первом канале, то я только если кто-то с Первого канала…

    Слушатель: Вы знаете, в ваших программах сейчас превалирует реклама Первого канала.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Светлана, подождите, я отвечу на ваш вопрос, если можно. У меня сидит Илья, который с ними работал на MTV, и мы разговариваем с ним, и говорим и о радио разных, которые конкурируют с «Эхо Москвы», и ничего здесь такого нет. Знаете, ловить меня на том, что я приглашаю…

    Слушатель: Ну, вы сейчас пиарите только Первый канал…

    И.БАЧУРИН: Вы знаете, мы не про пиар собрались… извините, пожалуйста, Свет…

    Е.АФАНАСЬЕВА: Да, сегодня день такой…

    И.БАЧУРИН: Но мы сейчас просто не о пиаре, мы все-таки про человека говорим.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Свет, посмотрите перечень программ. В прошлый раз у меня был Илья Колосов с ТВЦ – я тоже пиарила ТВЦ или что? Как-то, в общем-то, о другом говорить собрались, да? Позвоните мне в следующий раз – мы поговорим про пиар. Вот любят люди… слушайте, как-то удивительно. Я даже удивляюсь. «Скажите Сереже – мы его любим так же. Любовь». Передадим. Тяжело, конечно, Сергею. «А до этого всего Геннадий Бачинский играл в питерской группе «Химера» и был ее менеджером», подписи нет. Ну возможно.

    И.БАЧУРИН: Он человечек был абсолютно разносторонний, очень музыкальный, и музыкальные радиостанции были неслучайно в начале карьеры, и MTV тоже неслучайно – ему музыка была всегда очень близка.

    Е.АФАНАСЬЕВА: «Жалко Гену, земля ему пухом. Алтайский край, Барнаул». Смотрите, люди из каких разных регионов звонят. Мы еще один звонок успеем принять. 363 36 59, добрый вечер.

    Слушатель: Добрый вечер.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Как вас зовут, вы откуда?

    Слушатель: Меня Вильям зовут, я из Тюмени. Три года назад я ездил на корпоративную вечеринку, в Питере я работал, в питерской компании. И вот как раз Гена и Сергей у нас были на вечеринке, мы с ними разговаривали за кулисами. Честно говоря, мы думали, что они за кулисами тоже так же будут стебаться, немножко даже, может, нас как-то… Но они совсем другие были люди за кулисами. Я разговаривал как раз с Геной – действительно, добрый человек. Это видно – в его глазах такой свет. Очень жалко. Все эти дни мне казалось, хорошо бы была, как в фильмах показывают, маленькая такая машина времени, чтобы можно было перемотать время. Но к сожалению, этого нельзя сделать. Извините, я не могу больше говорить.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Спасибо вам за звонок. «Почему не пригласили на программу Стиллавина?» Да мы же сказали в начале, что уехали ближайшие родственники и Сергей вместе с ними на поминки в Кашин, где дом, наверное, матери, да?

    И.БАЧУРИН: Сережка там сейчас должен быть.

    Е.АФАНАСЬЕВА: И просто телефон не отвечает, и людей можно понять. Он обещал выйти с нами на связь, если он сможет. Вероятно, бывают просто ситуации, в которых говорить трудно. Что ж… В общем, не знаю я даже, что сказать в конце. Наверное… Вот один вопрос нам по Интернету пришел, я сейчас, может, и искать его не буду. А, вот он, есть. «Почему ж вы не делали программу «Телехранитель», посвященную убийству Ильи Зимина, смерти Абдулова, Лаврова, Полищук – действительно талантливых людей?» – пишет журналист Евгения Иванова. Евгения, во-первых, это программа о телевидении и я делала передачи о телевизионных людях. А об Абдулове, Лаврове, Полищук «Эхо Москвы» говорило. И про Илью Зимина мы говорил не раз в моей программе, но не всегда. Дай бог мне не делать таких программ. Вот так сложилось, что второй раз у нас так. Была памяти Андрея Разбаша передача. Да дай бог, чтоб их вообще не было. Позвать бы людей сюда в студию и поговорить бы. Вот тогда уже можно было бы спрашивать – шутки ниже пояса или выше или что. Потому что страшно, когда молодые люди уходят. А все остальное – это мишура и какие-то придирки. Первый канал или не Первый… Да в общем, не был он никогда лицом Первого канала, Бачинский. Или я ошибаюсь, Илья?

    И.БАЧУРИН: Я думаю, нет. Лица канала – это скорее новостные ведущие, а проекты, в которых участвовали Гена с Сережкой, это все-таки были разовые проекты, поэтому лицом канала его, наверное, называть не стоит.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Ева пишет: «А Маяк даже не сподобился сделать программу в память. Спасибо вам». Ева, да боюсь, что наверное, может, вы не уследили. Может, уже была. А если нет, то явно будет. Потому что хоть и недолго он там проработал, но, в общем…

    И.БАЧУРИН: Его там очень-очень любят. И Сергей Сергеевич Архипов, который, собственно, курирует сейчас это радио, он его вел с «Максимума» и дальше поддерживал во всей его карьере.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Ну что ж, единственное, что мы успеваем сказать – пусть земля будет пухом. Ничего больше сказать нельзя. Спасибо Илье Бачурину, который был сегодня в студии. Спасибо – по телефону сегодня с нами поговорили Кирилл Набутов, Владимир Познер и Андрей Болтенко. Вспоминали мы Геннадия Бачинского. «Очень жалко. Утро стало пустым. Евгений» Вот на этой реплике, которая пришла нам последняя на смс, очень правильной, мы и закончим сегодня программу «Телехранитель».

    Телехранитель: Памяти Геннадия Бачинского

    Гости: Кирилл Набутов, Владимир Познер, Илья Бачурин, Андрей Болтенко

    Илья Бачурин: Человеческая глубина и в Бачинском, и в Стиллавине – гораздо больше, чем образ, который у них был на радио





    Комментирование закрыто.