Опросы

Как вам интервью с Дмитрием Медведевым?

Посмотреть результат

Loading ... Loading ...

Поиск

Архив




  • Управление
  • 11 августа 2011

    Эхо Москвы. Разворот (Владимир Познер). 04.06.2008

    Рубрика: Новости.


    Предвыборная гонка в США

    Версия для печати

    М. КОРОЛЕВА: Мы продолжаем «Дневной разворот» на радио «Эхо Москвы», по-прежнему в студии Владимир Варфоломеев, добрый день еще раз.

    В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Здравствуйте, я здесь.

    М. КОРОЛЕВА: Здесь, просто немножко запыхался. Марина Королева, наш сегодняшний гость – Владимир Познер, телеведущий известный, президент Академии российского телевидения, здравствуйте, Владимир Владимирович.

    В. ПОЗНЕР: Здравствуйте.

    М. КОРОЛЕВА: Но мы не про телевидение будем говорить.

    В. ПОЗНЕР: Насчет того, что я президент, это тоже не имеет никакого значения, вообще просто журналист.

    В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Путешественник по Америке.

    М. КОРОЛЕВА: По одноэтажной Америке, да. В связи с этим мы сегодня Владимира Владимировича и пригласили к нам в эфир, потому что этой ночью стали поступать из США новости, последние новости о том, кто же побеждает в предвыборной гонке демократов. Как выяснилось, сегодня побеждает Барак Обама. Он набрал необходимое число делегатов на съезд демпартии для выдвижения на пост в качестве президента США. Он уже свою победу, собственно, объявил, заявил, хотя Хиллари Клинтон еще до конца с ним не соглашается в этом, еще предполагает побороться, тем не менее.

    В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Я потом тебя немного скорректирую и уточню, число необходимое, но необязательное, я бы так сказал. Т.е. еще это не точка, возможно, потом объясню, почему.

    М. КОРОЛЕВА: Владимир Владимирович, мы просто знаем, слышали вас по этому поводу тоже не раз у нас в эфире, вы наблюдали за тем, как все это происходило, мы бы хотели просто понять, для вас это был ожидаемый результат?

    В. ПОЗНЕР: Да, и очень давно. Мне было очевидно уже довольно давно, что Хиллари Клинтон не выиграет в демократической партии, разумеется, что Обама, собственно говоря, не может проиграть. Ярчайший человек, для американцев, на самом деле, чувствующих себя очень неуютно от того, что Америка в мире более не популярна, нет чувства гордости за страну, она уже не является неким маяком свободы и демократии для всех, внутри страны много не получается, и, наконец, появился человек свежий, не потому, что он черный, что все время все у нас подчеркивают. Я думаю, что у нас расизма даже побольше, чем в Америке, если откровенно говорить. А потому, что он говорит вещи, которые люди хотят слышать давно. Он предлагает то, что когда-то Рузвельт предлагал, когда он предлагал new deal, новые предложения, новая сдача буквально, он тоже предлагает новое.

    В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Но разве во время предвыборной кампании не все кандидаты говорят одно и то же?

    В. ПОЗНЕР: Нет, далеко не все говорят одно и то же. Когда кто-то слышит, что кто-то другой очень удачное что-то нашел, он, конечно, пытается подхватить и повторить. Но все понимают, что он повторяет. А слово change, т.е. изменить, первым сказал, причем четко, понятно и т.д., Обама. Потом прицепилась к этому мадам Клинтон, которая тоже стала употреблять это слово, даже Маккейн начинает употреблять это слово, потому что они все понимают, что американцы хотят, чтобы что-то изменилось, они не рады тому, что происходит в собственной стране.

    М. КОРОЛЕВА: Т.е. вам кажется, что дело не в свежести образа, а в свежести программы?

    В. ПОЗНЕР: Да, конечно, образ совершенно свежий. Вообще, представить себе каких-нибудь 25 лет тому назад или 30, что вообще чернокожий может стать кандидатом от какой-либо партии, я не хотел бы проводить параллели, но это невероятно, невозможно. Это значит, что в Америке произошли глубинные, я бы даже сказал, тектонические сдвиги в обществе. Это поразительная вещь, но, конечно, дело не только в том, вообще не в том, что он черный, а в том, что он говорит и как он говорит. Для кого-то он напоминает Кеннеди, для тех, кто постарше еще, он чуть-чуть напоминает Рузвельта.

    М. КОРОЛЕВА: Но, с другой стороны, участие женщины в избирательной кампании – это тоже вещь свежая.

    В. ПОЗНЕР: Конечно.

    М. КОРОЛЕВА: На это тоже обращали внимание, в этом тоже свежесть образа.

    В. ПОЗНЕР: В том-то и дело, что образ свежий, а слова не свежие. В том-то и дело, что это все то же самое, это то, что, как в Америке говорят, внутри, у нас говорят, внутри кольцевого кольца, то же самое, кто в Вашингтоне, это человек Вашингтона, она, мадам Клинтон, повторяет все то же самое, ничего нового она принести не может. Образ свежий, но не более того.

    М. КОРОЛЕВА: Что уж такого нового предлагает Барак Обама, Владимир Владимирович, наверняка вы, опять-таки, слушали, следили, может быть, в нескольких словах? Что такого нового для Америки, принципиально нового?

    В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Потому что мы здесь обычно читаем выдержки из их речей.

    М. КОРОЛЕВА: Нам это кажется общими словами.

    В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Те, которые касаются, например, внешней политики, более всего мы следим за чем, за отношением к Ирану и, естественно, отношением к РФ. В том, что касается России, они почти все одно и то же говорят, только разные образы выбирают. Кто-то что-то читает в глазах у Путина и т.д. Что касается…

    В. ПОЗНЕР: Это потом читают в глазах у Путина, не как выборный слоган, не как.

    В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Что касается Ирана, там есть различия, есть различия между демократами и республиканцами. Но это все, что так мы о них знаем, американцы-то на что реагируют? Что, действительно, Барак Обама предлагает им?

    В. ПОЗНЕР: Я хотел бы вам сказать, что американцы меньше всего интересуются внешней политикой. Это мы очень горим по этому поводу, американцы совершенно нет. Их интересует то, что внутри страны, прежде всего. Внутри страны, повторяю, те замечательные идеалы, которые нам кажутся странными, но которые для американцами являются основополагающими, слова декларации независимости, билль о правах и все это, это священные вещи, которые в какой-то степени забыты. Когда сегодня спрашиваешь у американца, вот американская мечта, она осуществима сегодня, как когда-то, они, скрепя сердце, говорят – нет, не как когда-то. А этот человек, он предлагает нам по-другому жить. Он предлагает не воевать друг с другом, он предлагает работать вместе и республиканцам, и демократам. Он предлагает забыть о толстосумах, я сейчас чуть-чуть условно говорю, о том, что Америка – это не Вашингтон, это не просто Сенат, это гораздо шире. Он говорит те слова, которые находят отклик у американцев. А то, что когда вы говорите, для вас они общие слова, так он не к вам обращается. Он обращается к тем, кто его понимает.

    В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Знаете, я иногда жалею о том, что…

    М. КОРОЛЕВА: Он не обращается к тебе?

    В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Не он мой кандидат и не я его избиратель.

    В. ПОЗНЕР: Я за него буду голосовать совершенно определенно, я считаю, что это совершенно замечательный, я убежден, что он победит. Хотя уже многие говорят – а вот то, что он все-таки черный, американцы в последний момент могут не захотеть, это все из области сказок, на мой взгляд.

    В. ВАРФОЛОМЕЕВ: О черном так называемом факторе мне бы хотелось еще поговорить, давайте сделаем это после небольшой рекламы.

    РЕКЛАМА

    В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Напоминаю, у нас в гостях Владимир Познер. Я встречал такое мнение, почему многие американцы, прежде всего, белые, почему поддерживают они сейчас Барака Обаму, т.е. они ориентируются не только на его программу, не только на свежий ветер, который они почувствовали. Может быть, таким образом они хотят в определенной степени искупить вину за предыдущие десятилетия и столетия, когда была сегрегация, таким образом хотят расплатиться, как-то компенсировать?

    В. ПОЗНЕР: Я думаю, что это не так, конечно, я думаю, что это не так, я знаю, что, конечно, есть какое-то количество людей, которые по сей день ощущают чувство вины перед чернокожими американцами, но их очень немного. На самом деле, это не фактор.

    М. КОРОЛЕВА: Но даже если бы этот фактор был, для меня, например, вопрос, насколько много будет таких людей? Вы сказали о том, что Барак Обама, скорей всего, победит, насколько много будет таких людей, которые в противовес с белокожим американцем готовы будут проголосовать за чернокожего? Конечно, это разные партии, понятно, что это разные избиратели. Тем не менее, по вашим ощущениям.

    В. ПОЗНЕР: Я говорю, что он выиграет, поэтому… и не за счет, вы знаете, что в Америке чернокожие составляют примерно 10% населения.

    М. КОРОЛЕВА: Так это тем более удивительно тогда.

    В. ПОЗНЕР: Да, это поразительно. Я говорил с самого начала, что это говорит о том, что просто в Америке, в какой-то степени, перестали различать цвет кожи, если так говорить, очень общо, что является для Америки абсолютно поразительной вещью. Если кто-нибудь думает, что очень многие это делают, как mea culpa, виноват, хочу исправиться, это не так, конечно.

    В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Пытаюсь представить себе кандидатом на пост президента, такого очевидного, скажем, извините, еврея или кавказца, чеченца.

    В. ПОЗНЕР: Вы отняли, вы прямо с языка сняли, все равно, как если бы в России, скажем, реально мог претендовать на пост президента человек с фамилией, я не знаю, Циммерман или Рабинович и т.д. Т.е. вы смеетесь и понимаете, и многие бы смеялись, может быть, лет через 40, 50, я не знаю. Но сегодня это то же самое в отношении чернокожих.

    В. ВАРФОЛОМЕЕВ: На самом деле, это революция.

    В. ПОЗНЕР: Конечно.

    В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Революция в сознании.

    В. ПОЗНЕР: Да, конечно.

    В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Не столько политическая, сколько преломление этой ментальности.

    В. ПОЗНЕР: И если он победит, а я еще раз говорю, я полагаю, что он победит, вообще Америка предстанет перед миром совершенно другой страной. Уж я не говорю об Африке, вообще не говорю об Африке, но вообще то, что в Америке выбрали черного, это совершенно меняет облик, образ и отношение к этой стране.

    М. КОРОЛЕВА: Владимир Владимирович, сегодня появилась информация о том, что Хиллари Клинтон может рассмотреть такую возможность стать вице-президентом при Обаме. Насколько вероятна такая связка, как вам кажется?

    В. ПОЗНЕР: Я был бы очень удивлен, во-первых, потому что есть два фактора, она человек, крайне самолюбивый, показала, что дерется до самого последнего, до конца она не сдается, ей трудно очень официально стать вторым человеком. Это первое. Второе, она все-таки такое говорила о нем в течение предвыборной всей кампании, что тоже трудно. Если уж он такой плохой, в кавычках, бяка, то как же ты к нему идешь?

    М. КОРОЛЕВА: С другой стороны, они однопартийцы, она это уже подчеркивает, что она будет исходить из интересов партии. До какой степени…

    В. ПОЗНЕР: Не знаю.

    М. КОРОЛЕВА: …может это простираться?

    В. ПОЗНЕР: Я был бы удивлен, если она на это пойдет, я не знаю, насколько даже Обама может этого захотеть, потому что это будет рассмотрено многими избирателями как такой специальный ход – он играет в такую же политику, как все остальные, он же говорил, что она не очень годится, а чтобы выиграть. Поэтому я думаю, что он, даже если она предложит, он скажет – нет, пойдет с каким-то совершенно другим человеком.

    В. ВАРФОЛОМЕЕВ: За этим будет очень интересно и важно смотреть.

    В. ПОЗНЕР: Например, Джон Эдвардс, на мой взгляд, гораздо более реальный человек.

    В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Несколько сообщений наших слушателей – из ваших слов, пишет Митя, создается впечатление, что вообще-то Обама – банальный популист, а не новый Рузвельт. Или вот еще, лично мне Обама напоминает демагога Жириновского вкупе с Лимоновым.

    В. ПОЗНЕР: Я не знаю, кто это пишет, вы просто очень слабо разбираетесь в этих вопросах, очевидно. Он совершенно не похож на Лимонова, еще меньше на Жириновского, он вообще не истерик. Другое дело, что он блистательный оратор, а насчет популизма, да, у всех политиков в какой-то момент. А что вы думаете, у Рузвельта не было популизма, когда он предлагал новый подход тем людям, которые во время Великой депрессии были без работы и голодали? Это часть политического действа, так что я бы не стал огорчаться по этому поводу.

    М. КОРОЛЕВА: Почему вы даете меньше шансов Маккейну по сравнению с Обамой?

    В. ПОЗНЕР: Только потому, что Маккейн представляет собой продолжение пройденного. Это главное, что будет против него использоваться, что Маккейн – это Буш-3, что Маккейн – это ничего нового, что Маккейн уже все сказал, что Маккейн не может представлять собой, не говоря о том, что он самый старый из всех, кто когда-либо баллотировался в президенты. Но просто если мы говорим об изменениях, какой может быть Маккейн?

    М. КОРОЛЕВА: Опять-таки, тот самый фактор свежести?

    В. ПОЗНЕР: Даже, понимаете, свежесть выглядит как слишком слабое слово, перемены, перемены.

    В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Удивительные эти выборы в Америке, посмотрите, они рекордные получаются по всем параметрам. Один кандидат – самый старый, второй, простите, самый темный, никогда не то, что президентом, но кандидатом в президенты темнокожего американца не было.

    В. ПОЗНЕР: От коммунистической партии когда-то одна женщина была, да, но это считай, что не было.

    В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Кажется, мы помним эту женщину.

    В. ПОЗНЕР: Не знаю, помните ли вы или нет, Ширли Чизен, очень милая дама, шансов не то, что не было, а, как говорят в Америке, у нее такие же шансы, как у снежинки в аду.

    В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Смотрите, вы сейчас отвечали на вопрос Марины, прогнозировали, как дела в итоге будут у них, в финале, между демократом и республиканцем, а ваше личное отношение к Маккейну?

    В. ПОЗНЕР: Вы знаете, он, конечно, отважный человек, показал это во время вьетнамской войны, он никого не сдал, был в плену, в этом смысле вызывает уважение. С другой стороны, он прожженный совершенно политик, у него есть, как говорят, скелеты в шкафу, мы их увидим в скором времени, потому что в Америке без этого не обходится.

    В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Но он же такой, довольно не типичный представитель республиканцев, сейчас у них сильно влияние так называемых неоконсерваторов, он-то другой.

    В. ПОЗНЕР: Он другой.

    В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Может быть, самый либеральный из республиканцев.

    В. ПОЗНЕР: Вы знаете…

    В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Один из.

    В. ПОЗНЕР: Нет, слово либеральный к нему не подходит совершенно, вообще не подходит, он такой человек, который часто оперирует здравым смыслом, которому трудно приказать. Скажем, партия этого хочет, а Маккейн этого не хочет, он это говорит, довольно откровенный человек, но были у него некоторые денежные дела, не совсем, скажем, кошерные, извините за выражение, что, конечно, всплывет. Но главное, конечно, все-таки он ястреб, он ястреб, кстати, для нас я думаю, что он представляет гораздо большую опасность, чем Обама.

    В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Т.е. он такой, из времен холодной войны?

    В. ПОЗНЕР: Его знаменитые слова, да, он поглядел в глаза Владимиру Путину и увидел три буквы – К, Г, Б, в отличие от Буша, который увидел душу. Многое этим сказано.

    М. КОРОЛЕВА: Кстати, в том, что касается Обамы, я не припомню никаких особо ярких высказываний Обамы по поводу России.

    В. ПОЗНЕР: Он очень сдержанно так же, как и Хиллари, очень сдержанно, т.е. да, права человека, да, мы должны, но они понимают, что для американского избирателя сегодня это занимает 26 место. Какая разница, что у них там с правами человека? Их это не волнует. А нас волнуют права человека в Америке? Так, рядового человека? По-моему, не очень. Если наш избираемый…

    В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Есть несколько человек, которых волнует, я знаю, по-моему, это Сергей Марков, Вячеслав Никонов, они обеспокоены очень.

    В. ПОЗНЕР: Возможно, но если бы наш какой-нибудь был бы предвыборный год, кандидат бы говорил – вот, права в Америке, я думаю, что бабушка в Пензе вряд ли бы как-то отреагировала.

    М. КОРОЛЕВА: Но такая необычная по набору кандидатов предвыборная кампания, она и проходить должна была не очень обычно. Вы ведь частично видели, что там происходило?

    В. ПОЗНЕР: Конечно.

    М. КОРОЛЕВА: Вы были за это время там.

    В. ПОЗНЕР: Конечно, да.

    М. КОРОЛЕВА: Просто по степени вовлеченности обычных людей в предвыборную кампанию.

    В. ПОЗНЕР: Поразительная вещь, вся Америка, буквально вся Америка, впервые за долгие годы у людей открылись глаза, появился огонек, есть выбор, есть настоящий, идет борьба настоящая.

    М. КОРОЛЕВА: Есть шоу.

    В. ПОЗНЕР: Шоу, но есть выбор, это не просто шоу. Это настоящее дело, вы понимаете, да, посмотрите, как они, да, по-американски это так делается, но это не значит, что это несерьезно.

    В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Но ведь от меня, простого человека, ничего не зависит.

    В. ПОЗНЕР: Т.е. как? А пойдите проголосуйте.

    В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Так американцы говорят?

    В. ПОЗНЕР: В общем, нет. Американец не скажет, он пойдет и будет голосовать. Есть, конечно, которые не голосуют, особенно когда нет выбора. Посмотрим, что будет в этот раз, я думаю, уровень будет очень высоким, потому что, в конце концов, каждый американец понимает, что от его голоса зависит, кто будет президентом. Другое дело, что многие говорят – какая разница, кто президент. Тут я ничего не могу сделать, они все хороши. Сейчас будет по-другому.

    В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Да, их сравнить довольно трудно.

    В. ПОЗНЕР: Да.

    В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Что еще, смотрите, аспект, который Люба затрагивает. Одно дело – говорить, другое дело – иметь реальные возможности все это осуществить. И если у Обамы что-то не получится, тогда многие американцы скажут – он же черный.

    В. ПОЗНЕР: Правда.

    В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Есть такое?

    В. ПОЗНЕР: Это абсолютно верно, и он идет на несомненный риск, у него что-то не будет получаться.

    В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Он понимает это? На что свалят?

    В. ПОЗНЕР: Он умный человек, он понимает, что да, или вспомнит, что когда-то он исповедовался у этого священника, какого-то абсолютно…

    В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Духовный отец был не очень.

    В. ПОЗНЕР: …и прочее, да, это он все понимает, он же, конечно, в общем говоря, он тертый калач все-таки.

    М. КОРОЛЕВА: Что касается его команды, можно уже себе составить какое-то представление о том, кто будет рядом с ним, это же важно?

    В. ПОЗНЕР: Кто будет госсекретарем и т.д., это имеете в виду?

    М. КОРОЛЕВА: Да.

    В. ПОЗНЕР: Ходят разного рода по этому поводу слухи, но вы понимаете, команда Хиллари Клинтон гораздо более понятна в этом смысле, чем команда Обамы, потому что у него не было команды никогда. Страшно интересно, кого он назначит, страшно интересно.

    В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Я обещал сказать, почему не факт еще, что Обама будет выдвинут депутатом… в смысле…

    В. ПОЗНЕР: Суперделегаты, что ли?

    В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Конечно.

    В. ПОЗНЕР: Нет, кончилось.

    В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Смотрите, сейчас я смотрю, я объясню, что имею, конечно, сейчас все довольно строго. Мало того, что обычных делегатов у Обамы больше на сто примерно тридцать, так у него больше и суперделегатов на 110 примерно, на 104. Так вот, Хиллари Клинтон и ее штаб, они в последние дни говорили, что мы будем пытаться убедить, а суперделегаты – это люди, которые имеют право свободно голосовать, кто нравится, за того и голосуют.

    В. ПОЗНЕР: Совершенно верно.

    В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Так вот, у них была еще надежда, что они группу суперделегатов сумеют переманить, на свою сторону их склонить.

    В. ПОЗНЕР: Я думаю, что даже надежды не было.

    В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Не получится, да?

    В. ПОЗНЕР: Эти люди публично заявили, понимаете, они заявили, многие были на стороне Клинтон, теперь все, ушли.

    В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Вообще, немножко обидно за Клинтон, горько, потому что она сейчас первый раз баллотируется, но ведь последний, ей 60, больше она, наверное, не сможет.

    В. ПОЗНЕР: Как вас утешить? Я даже не знаю, что сделать.

    В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Как вы думаете, она уйдет из политики такой крупной?

    В. ПОЗНЕР: Нет, она будет сенатором от Нью-Йорка. А, может, потом и губернатором штата Нью-Йорк.

    М. КОРОЛЕВА: Но Америку 4 ноября ждет выбор Маккейн или Обама?

    В. ПОЗНЕР: Именно.

    В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Мужской выбор ждет США. Спасибо большое вам, Владимир Владимирович.

    М. КОРОЛЕВА: Спасибо.

    В. ПОЗНЕР: Спасибо вам.

    В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Владимир Познер в «Дневном развороте» на «Эхе Москвы», сейчас новости, через 5 минут мы вместе с вами выберем нашу новую тему для разговора.

    Разворот: Предвыборная гонка в США

    Гости: Владимир Познер

    Мне было очевидно уже давно, что Хиллари Клинтон не выиграет в демократической партии… что Обама не может проиграть…


    »crosslinked«




    Комментирование закрыто.