Опросы

Как вам интервью с Дмитрием Медведевым?

Посмотреть результат

Loading ... Loading ...

Поиск

Архив




  • Управление
  • 11 августа 2011

    Эхо Москвы. Особое мнение (Владимир Познер). 17.06.2008

    Рубрика: Новости.


    М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Здравствуйте. Программа «Особое мнение». Владимир Познер наш гость.

    В. ПОЗНЕР – Здравствуйте.

    М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Наконец-то, я давно вам хотел сказать, что вы не тем занимаетесь. Слушайте, нам нужно с вами стать негражданами. Выбросить наши паспорта. Потому что мой паспорт не дает мне возможности куда-то сюда съездить, меня не пускают в Европу и так далее, ваш паспорт тоже вам не дает куда-то проехать. Это невероятно. Это сенсация. Дмитрий Анатольевич Медведев подписал указ о безвизовом въезде, выезде из России неграждан Латвии и Эстонии. Люди не имеют гражданства своей страны. За это они получили право въезда в Россию без визы, одновременно имея право въезжать в ЕС. Вывод: надо быстро приехать в Латвию и Эстонию, не брать латвийское гражданство, не брать российское гражданство, они не взяли российское гражданство. И под крики русских общин, которые говорят: это что же получается, те, кто стали гражданами, не имеют возможности сюда приезжать, а те, кто не граждане, абсолютно стали гражданами мира. Да здравствует отсутствие гражданства! Барьеры пали, свобода наступила.

    В. ПОЗНЕР – Правильно, но только есть другой выход. Просто иметь несколько гражданств. Это тоже помогает.

    М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Это морока.

    В. ПОЗНЕР – Нет, это очень легко.

    М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – … как вы гражданином Занзибара пытались стать, у вас не получилось, у меня тоже.

    В. ПОЗНЕР – А с другой стороны чего плохого-то? Хорошее решение. Ну наконец эти люди смогут приезжать в Россию. Если люди не имеют российское гражданство, живя там, они тоже могут приезжать в Россию. И все. Чего плохого-то, я не пойму.

    М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Просто появилось две категории граждан.

    В. ПОЗНЕР – Они с самого начала были там.

    М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Это, что их наградили? Не бери российское гражданство. То есть люди, подчеркиваю, или вам без разницы, люди взяли российское гражданство, а другие не брали. Они сказали: не хотим. Латышское там есть проблемы определенные, не будем учить. И российское не взяли. И Россия им сказала: туда вы ездите, езжайте и сюда.

    В. ПОЗНЕР – Да.

    М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Нормально?

    В. ПОЗНЕР – Может быть это даже…, посмотрим, какое будет развитие у этого решения.

    М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Они будут ездить.

    В. ПОЗНЕР – Я хочу посмотреть, какое будет развитие с точки зрения той же Латвии, Эстонии. Мне интересно, что будет дальше. На мой взгляд, это либеральный шаг. Как ни крути.

    М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Венедиктов цифры нарыл. Только по Латвии 400 тысяч человек.

    В. ПОЗНЕР – Не имеют никакого гражданства.

    М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Да. Самое интересное, что украинцы, которые живут в Латвии, белорусы, латыши, кстати, евреи есть, мало.

    В. ПОЗНЕР – Евреи это не гражданство.

    М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Это понятие. Значит, украинцы спокойно будут сюда ездить, в то время как настоящие украинцы, приезжая сюда, в Россию, могут здесь быть 90 дней. После этого они должны уехать.

    В. ПОЗНЕР – У них тоже безвизовый…

    М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Но у них есть срок пребывания. У этих нет.

    В. ПОЗНЕР – Это точно?

    М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Абсолютно.

    В. ПОЗНЕР – Любопытно.

    М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Едем в Латвию?

    В. ПОЗНЕР – Нет, у меня все в порядке. Я могу ехать куда угодно, у меня в этом смысле широкий выбор.

    М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Надо поговорить с Дмитрием Анатольевичем…

    В. ПОЗНЕР – Я могу даже в Латвию поехать. Кстати, граждане отсюда могут ехать в Латвию без визы. Нет же?

    М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Нет. А кое-кто может, кто сидит в студии.

    В. ПОЗНЕР – Потому что имею ряд гражданств. Несколько штук.

    М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Скажите пару слов об этом человеке, мы о нем говорили. Что такое произошло, но никто не комментировал. Умер известный американский журналист Тим Рассерт.

    В. ПОЗНЕР – Я его очень хорошо знал. Тим Рассерт после ухода из информационного телевидения Тэда Коппола, несомненно, был журналистом номер один Америки. Он еженедельно по воскресным дням вел программу, которая называлась «Встреча с печатью» на NBC. В нем сочеталась масса вещей. Живейший ум, чувство юмора, потрясающее знание предмета, умение контактировать, если у него был демократ, он задавал вопросы от имени республиканцев, если гость был республиканец, он задавал вопросы, если был левый, он задавал от правых. То есть он был настоящим журналистом, блистательным. Он был, можно сказать, королем горы. И вдруг в 58 лет в одночасье на работе скончался. Я его хорошо знал, в первый раз, когда познакомились, чуть ни подрались. Физически. А потом очень подружились. Это потеря для американской журналистики. Мы не знаем его. В общем, крупная фигура.

    М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – А почему подрались?

    В. ПОЗНЕР – Это было еще времена советские. Я очень дружил с Филом Донахью, он с супругой пригласил меня поужинать, и пригласил Тима с женой. И как-то почему-то речь зашла о правах женщин. Я говорил о том, что при всем притом, в Советском Союзе все-таки этот вопрос более во внимании властей, чем. И он сказал: это не может быть. И тут женщины стали поддерживать меня. И он дико разозлился, сказал: может, выйдем. Я сказал: давай выйдем. Но тут нас схватили, а потом как-то мы очень подружились.

    М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Вообще его пример другим наука.

    В. ПОЗНЕР – В каком смысле?

    М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Потому что иногда кто-то со мной не соглашается, я говорю: ну, у каждого свое мнение. А теперь я понимаю, что теперь надо поступать…

    В. ПОЗНЕР – Но мы не в эфире. Это было за ужином. Не все слышали, как мы говорили.

    М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Товарищи, внимательно изучайте познеровское наследие.

    РЕКЛАМА

    М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Владимир Владимирович, услышав заставку нашей программы, спросил: это Бунтман. Я сказал: да. Серьезно, с трубкой. Возвращаясь к нашей первой теме, на которую вы, о, великий миротворец сказали: это даже хорошо, пусть ездят. Вот пишет Сергей Вадимович, и мне кажется, что он пишет правильно: «Уважаемые господа, этот указ о свободном въезде в Россию неграждан Латвии и Эстонии есть великая подлость по отношению к гражданам России, которые никуда не могут поехать и должны получать загранпаспорта в очередях и с волокитой и сроком всего на 5 лет. И почему господин Медведев не позаботился о том, чтобы мы ездили без визы в ЕС». Я понимаю, что это другой вопрос.

    В. ПОЗНЕР – Он ерунду говорит, этот ваш господин. Как может Медведев добиться того, чтобы любой российский гражданин мог поехать в страны ЕС. Он этого не может сделать.

    М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Потому что эти люди, даже не будучи… Да он просто об этом пишет.

    В. ПОЗНЕР – Давайте не путать. Эти люди могут ездить в страны ЕС, поскольку та страна, в которой они живут, является членом ЕС. Это к Медведеву не имеет отношения. Но он сделал так, что они теперь могут ездить и в Россию. И что?

    М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Ему обидно, что они могут, не взяв российское гражданство…

    В. ПОЗНЕР – Ему обидно, что он не может ездить в Западную Европу. Вот чего ему обидно и я его понимаю. Надо каким-то образом добиться такого положения, когда будет безвизовый въезд в Россию для всех европейцев. И безвизовый въезд российских граждан в Европу. Это было бы замечательно.

    М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Владимир Владимирович, еще раз, что ему обидно. Ему обидно, что эти ребята, которые живут в Латвии и Эстонии, что они не взяли российское гражданство им сказали, может быть, кто-то сидит и говорит: Россия, да плевать я на нее хотел. Вдруг открывается дверь и оттуда наш новый президент говорит: парень, ты не взял российское гражданство, но velcom в Россию. Езжай и туда, и сюда. Вот ему это обидно.

    В. ПОЗНЕР – Ну и что? Я не разделяю его обиды. Я считаю, что это хороший жест. А что говорят эти неграждане по поводу России, я не знаю. Если они говорят плохо, они не буду приезжать в Россию. Почему бы нет. Я считаю, что надо проявлять максимум открытости. Будь я на месте не дай бог Медведева, я бы сказал, вообще Россия отменяет визовой режим для всех стран ЕС. Приезжайте.

    М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Односторонне.

    В. ПОЗНЕР – А там не хотите, пожалуйста. Но это же шаг.

    М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – А если шпионы наедут.

    В. ПОЗНЕР – А шпионы спокойно въезжают.

    М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Вы понимаете, дорогие друзья, что все, что пишут на компромат-сайтах про Познера, учитывая то, что последний паспорт берега Слоновой Кости, который ему недавно был вручен. Шутка. Владимир из Чикаго: «Господин Познер! Президент Медведев недавно заявил: “Современное телевидение должно быть независимым, но при этом ответственным и правдивым. Телевидение может быть и государственным и частным. Лишь бы оно было правдивым. Скажите независимость и правдивость современного российского телевидения это реальность или несбыточное желание?» Хороший вопрос.

    В. ПОЗНЕР – Насчет несбыточности я не знаю, но это не реальность, конечно. На самом деле российское телевидение я имею в виду федеральные каналы, прежде всего, те которые покрывают всю страну, абсолютно зависимы от власти. То есть они либо непосредственно принадлежат власти, Второй канал, Первый, либо опосредованно контролируются, на НТВ, который принадлежит «Газпрому», а «Газпром» контролируется государством. Поэтому ни о какой независимости речи быть не может. И это очень важно. Что касается местного телевидения, то в основном они контролируются либо губернаторами, либо мэрами, и прямо называется губернаторское телевидение. И все та же самая картина. Это не первый раз президент Медведев высказывается на эту тему. Если на самом деле они наверху задумали что-то в этом смысле, чтобы

    власть хотя бы в значительной степени ушла из СМИ. Чтобы они были приватизированы, что не обеспечивает их честности само по себе, но, безусловно, их независимость. Если еще будет создано государственное телевидение, которое надо понимать не как государственное, а как общественное, вот тогда это станет реальностью. Я за это очень сильно ратую. Я об этом говорю публично. Я говорил об этом давно. Я надеюсь, что, в конце концов, просто придут к пониманию, что это выгодно для России. Для страны. Это выгодно для власти. И главным образом это выгодно для народа, извините за высокопарность, который может тогда слушать разные мнения и сделать свои выводы.

    М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Леонид, пенсионер из США и собственно этот вопрос важно задать после предыдущего, потому что он правильный: «Мистер Познер!

    Скажите, пожалуйста, в какую сторону дует ветер в России. – Дальше он пишет замечательную фразу: не сочтите за обиду, но на протяжении многих лет Вы держите нос по ветру». Возвращаясь к предыдущей теме, вы ощущаете какой-то дрейф в умах, в прессинге телевидения и вообще СМИ. Вот пришел новый лидер. И кстати, я напомню, вашу передачу, о которой я сегодня вспоминал в дневном «Развороте», что Владимир Владимирович делает передачу «Времена», естественно это пропаганда, куплено ФСБ и так далее. Но там в конце всегда есть тема. И была передача сразу после выборов Медведева. И Познер посадил в кружок людей, которые могут высказать свое мнение, и задал им простой вопрос: чего вы ожидаете от Медведева. И один говорил: взлеты экономики, другой про железные дороги, третий, что полетим в космос, дальше, выше, сельское хозяйство и так далее. Наговорили, сколько передача идет. 52 минуты. В конце Познер говорит: вообще в инаугурационной речи президент Медведев сказал: товарищи, главное – это свобода. Свобода. Он 15 раз повторил слово «свобода». И сказал: вот такие у нас времена, что в данном случае относилось не к Медведеву, а к этим людям, которые углядели в Медведеве все, что угодно, кроме этого слова, которое он сказал в инаугурационной речи.

    Вот почему я задаю вам вопрос.

    В. ПОЗНЕР – Для уточнения, некоторые сказали, что программа «Времена» на самом деле производится не на деньги ФСБ, а на деньги ЦРУ. Но это зависит от точки зрения.

    М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Вам разные платят. Я в карман не заглядываю.

    В. ПОЗНЕР – Насчет дрейфа я боюсь, я дрейфую, я не уверен. Извините, конечно.

    М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Я не про это спрашивал.

    В. ПОЗНЕР – Я понимаю. Но насчет некоторого движения воздуха, да, вот пока это еще не ветер, а такое легкое чуть-чуть что-то здесь подуло, там подуло, такое ощущение, что могут быть изменения, движения все-таки в сторону либеральную. В сторону большей демократизации. Но я очень боюсь сказать, что это дрейф или как-то ощущается. Люди к этому готовы. Это бесспорно. А вот насколько это реально сделать и как собирается это делать Медведев, если собирается, вот тут я не берусь.

    М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Вот мы с вами до сих пор смотрим каналы некоторые, сказал я. И видим опять в назначенное время такие тяжелые кирпичи пропаганды. С известными темами. И думаешь, ведь пришел другой президент, у которого широкая улыбка и так далее, мне трудно себе представить, чтобы Медведев позвонил и сказал: вот чтоб, громи там и так далее. Тем не менее, телевидение вдруг, что ли само генерирует такое сомнительные продукты, где плохой Запад, шпионы и прочее. Откуда берется эта продукция? Они сами это делают или по наущению, наказанию?

    В. ПОЗНЕР – Я думаю, что отчасти кое-кто по собственному убеждению, отчасти просто привыкли, отчасти потому что пока еще думают, что это более востребовано. Я думаю, что все это вместе взятое. Потому что то, что таких указаний нет, это факт. Но то, что, по крайней мере, насколько я знаю, на каналах есть люди, которые специально смотрят за политическим содержанием того, что идет в эфире…

    М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – И они же определяют политику.

    В. ПОЗНЕР – Они не определяют, но, по крайней мере, они имеют некий вес, вероятно, они могут сказать: вот это лучше не надо.

    М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Но это просто запретить, ограничить. Но в данном случае я говорю о генерации этой идеологии.

    В. ПОЗНЕР – Да, если бы я знал точный ответ, я бы его дал. Есть инерция, и потом есть очень серьезные антизападные настроения на всех уровнях в нашей стране. Запад превратился в бяку в глазах народонаселения.

    М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Это что, естественный фон? Вспомните первые приезды еще в конце 60-х годов президентов, все же выбегают, смотрят, улыбаются.

    В. ПОЗНЕР – Это же было советское время.

    М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Ну и что?

    В. ПОЗНЕР – А в советское время не было этого. В советское время была политика правительства, партии, антиамериканское правительство.

    М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – То есть вы хотите сказать, что это запрос общества?

    В. ПОЗНЕР – Я хочу сказать, что за эти годы последние 15, может быть, чуть меньше общественное мнение в России очень сильно изменилось. Отчасти в этом виноваты прежде всего сам Буш и Клинтон, то, что происходило с Югославией, плюс безусловно потеря значения России в глазах россиян, что Россия оказалась третьеразрядной державой, то, что никто не хочет с ней считаться, все это вместе взятое, плюс, конечно, некоторая сверху пропаганда этого. Это абсолютно точно. В советское время было по-другому. Рядовой человек не был антизападным. Он наоборот, мы любим американский народ, мы не любим Рейгана, это да. Но народ-то… совершенно другой подход.

    М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Хорошо, еще одна история. У нас две минуты.

    В. ПОЗНЕР – И вообще все? И я ухожу?

    М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Нет, мне отвечать на обвинения, что вы одновременно агент ЦРУ и ФСБ, очень сложно. Это вы сами поясните. Парламент Литвы запретил использовать советскую и коммунистическую символику во время публичных мероприятий.

    В. ПОЗНЕР – Нет, нацистскую и советскую.

    М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Да. Запрещены с одной стороны фашистский знак, запрещен серп и молот…

    В. ПОЗНЕР – И красная звезда.

    М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – И запрещено играть, вот это самое сомнительное – гимн Советского Союза. Дело в том, что гимн Советского Союза это есть гимн нынешней России. Ваше отношение к этому запрету?

    В. ПОЗНЕР – Идиотство. Это идиотство. Понимаете, это попытка задеть, поддеть. Это, увы, очень характерно вообще для некоторых стран, в том числе Балтии. Это такое показать третий палец. Вот мы вам.

    М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – А кому они показали третий палец?

    В. ПОЗНЕР – России.

    М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – То есть вы хотите сказать, что нацистскую символику они запретили, потому что коммунистическую запретили.

    В. ПОЗНЕР – Да, конечно. Они приравняли. Это же еще сильнее.

    М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Те приходили, резали и эти приходили, резали.

    В. ПОЗНЕР – Не совсем так. С точки зрения, во всяком случае, российских людей это совершенно другое.

    М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Они у себя приняли закон, а не в России.

    В. ПОЗНЕР – Приняли. Но они понимают, что это заденет. Вот немцев это не заденет. А здесь по сути дела не осужден Советский Союз, здесь не было Нюрнбергского процесса.

    М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Так из-за того, что не осужден Советский Союз, они должны это учитывать.

    В. ПОЗНЕР – Они ничего не должны. Я считаю, что это глупо. Я считаю, что это ничего не дает. Это непродуктивно.

    М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Делаем паузу. И возвращаемся к нашему всему, который у нас тут сидит.

    НОВОСТИ

    М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Вы, конечно, думаете, дорогие друзья, что в паузе глава Академии российского телевидения Владимир Познер и известный ведущий Матвей Ганапольский обсуждали судьбы страны. Поясняю, мы травили анекдоты. Несколько свежих зубодробильных анекдотов, которые я могу вам рассказать только после 11 часов в вечерней программе.

    В. ПОЗНЕР – Чтобы дети не слышали.

    М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Но в принципе в анекдотах как мне кажется, отражаются судьбы страны. А после этого мы мягко перешли к той теме, которую вы сейчас слышали. Был анонс, что у нас будет Владимир Платонов и Немцов. И мы будем говорить…

    В. ПОЗНЕР – Интересно, Вы показываете так, Владимир Платонов и Немцов. Вы – Немцов, получается, а я Платонов. Не согласен.

    М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – А вы человек тысячи лиц.

    В. ПОЗНЕР – Ага, конечно.

    М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Будет разговор, выбирать или не выбирать губернаторов. На что господин Познер, продаю его за три копейки, сказал, что он за Немцова, что надо выбирать. На что я ему сказал, что вряд ли будет спор, потому что в ГД и правительстве не исключают, что прямые выборы губернаторов могут вернуться к 2012 году. Это сказал Владимир Плигин. И действительно вдруг у них возникла такая идея. И сейчас все гадают: а чегой-то у них такая идея.

    В. ПОЗНЕР – Очень хороший вопрос.

    М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – А вы на него будете отвечать?

    В. ПОЗНЕР – Нет.

    М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Не сможете.

    В. ПОЗНЕР – Я думаю, что кто-то им сказал: а вам не кажется, что это хорошая идея. И они сказали: действительно, как же я не додумался.

    М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Это слишком простая версия для вас. От вас я ожидал чего-то глубокого.

    В. ПОЗНЕР – А что еще. Ведь когда отменили выборы губернаторов, я помню, как я пригласил, было 4 человека во «Временах». Я им сказал: ну и как, они сказали: замечательно. Значит, вас не будут выбирать. Это очень хорошо. Я хотел спросить: а если повесят завтра, тоже скажут: это замечательно.

    М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Что вы сказали, Владимир Владимирович?

    В. ПОЗНЕР – Это что-то просто. Я понимаю, что вообще губернаторы в том состоянии, в каком были тогда, говорят, многие из них вели себя абсолютно как удельные князья. Что хотели, то и делали. И что плохо вообще действовало на страну. И что Путин, желая как-то это все собрать, решил, что от них надо избавиться. Должны быть свои люди. Я понимаю его рассуждения. Но это явный откат с точки зрения развития демократии, гражданского общества, понимания каждого человека своей ответственности, за кого он голосует и конечно нужно выбирать губернаторов и как можно скорее, а не к 2012 году. На мой взгляд, конечно. Меня никто не спрашивает, правда, но неважно.

    М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Почему, интересно.

    В. ПОЗНЕР – И люди должны понимать, что они несут ответственность за тех, кого они выбирают.

    М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Еще про телевидение спрашивает Игорь, программист из Кишинева: «Недавно вы были в Кишинёве и провели отличную передачу на одном из каналов. Вопрос же я задам о России.

    К сожалению, в последнее время мне не интересны новости из России и вот почему. Что бы я ни читал, что бы ни смотрел на вашем телевидении (даже либеральном), увы все сводится к тому – что сказал ваш президент. И больше ничего. Такое ощущение что в руководстве у вас всего один человек». Вот такое у человека впечатление. Я кстати от многих слышал.

    В. ПОЗНЕР – Справедливое. Ничего не могу сказать. Новости сами они сделаны технически и профессионально грамотно. Но нет там нерва, нет новостей. И потом действительно переходишь с канала на канал – одно и то же.

    М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Хорошо, а теперь время желтой странички. Андрей, инженер из Самары: «Владимир Владимирович, есть ли у Вас желание, планы пригласить в студию программы “Времена” одного из глав нашего государства (Путина или Медведева, а лучше обоих)».

    В. ПОЗНЕР – Мечтал бы, но как вы знаете, главы страны редко идут один на один в программу где-либо. Иногда принимают у себя в кабинете.

    М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – С вами?

    В. ПОЗНЕР – Вообще с кем угодно. Это не принято. Один на один чтобы президент пришел в студию и чтобы его мог допрашивать журналист, я не знаю, где это делается. Иногда они допускают, чтобы журналист приходил к ним, в Овальный кабинет, Елисейский дворец.

    М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – А Саркози бесконечные его интервью, где в студии телевизионной, даже есть дискуссии, сидят зрители.

    В. ПОЗНЕР – Я не видел его в студии.

    М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Нет, двум журналистам.

    В. ПОЗНЕР – Это другое дело. У нас это не принято. Но я все-таки надеюсь, что это станет возможным, если это не контролируемое государством телевидение, и приходят представители государства продвигать, отстаивать, объяснять свою точку зрения, эффект от этого с точки зрения общественного мнения куда более настоящий, чем…да, это их телевидение, они говорят и так далее. Так что, я надеюсь, что когда-нибудь Путин, который кстати блестяще умеет отстаивать свою точку зрения, я думаю, что и Медведев тоже неплохо это умеет, будут приходить и будут отвечать на вопросы. Я бы мечтал об этом.

    М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – А что бы вы его спросили? Какой был бы первый вопрос?

    В. ПОЗНЕР – Поскольку я допускаю, что это возможно, я вам не скажу, чтобы они не могли подготовиться.

    М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Хорошо. И последнее.

    В. ПОЗНЕР – Уже все, да.

    М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Не все, полно еще, вы что.

    В. ПОЗНЕР – Вы мне говорите все время: все, конец вроде.

    М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Просто вы длинно говорите.

    В. ПОЗНЕР – Еще бы, по сравнению с вами особенно.

    М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Обама и Маккейн разделились симпатии независимых избирателей. Согласно результатам совместного опроса Вашингтон пост и Эй-би-си кандидаты в президенты Обама и Маккейн поровну разделили голоса независимых избирателей, не относящих себя ни к демократам, ни к республиканцам. 48% – Обама, Маккейн – 42%. Уже какие-то вещи определились. Как вы считаете, что будет дальше?

    В. ПОЗНЕР – В каком смысле?

    М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Кто все-таки?

    В. ПОЗНЕР – Обама. Опять конечно, случайности бывают всякие. Но если исключить обнародование какого-то скандального в прошлом, какой-то грубой ошибки, безусловно, Обама. Демократов больше, 48 на 42 это не пополам. В свое время господин Буш выиграл меньше, чем один процент у него было. По моим ощущениям Обама, хотя очень важно, кого он возьмет в вице-президенты и кого Маккейн возьмет.

    М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – А тут несколько человек, когда сидели, вдруг сказали такую фразу: нужно понимать, что в Америке, так или иначе, победит расизм. А раз победит расизм…

    В. ПОЗНЕР – Что они имеют в виду?

    М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Что он проиграет. Потому что все-таки не выдержат.

    В. ПОЗНЕР – Это были американцы?

    М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Нет, наши.

    В. ПОЗНЕР – Потому что наши расисты. Мы в гораздо большей степени расисты, чем американцы.

    М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Антипатриотичная позиция была сказана только что в прямом эфире.

    В. ПОЗНЕР – Послушайте. Мы плохо относимся к малым народам, мы их называем разными обидными словами. Я не могу в эфире некоторые эти слова говорить. И то, что мы не любим черных, не то что не любим, а не любим черных, это просто на каждом шагу. Гораздо больше, чем в Америке. И волей-неволей мы переносим свое ощущение на американцев. На тех самых, которые 40 лет тому назад просто даже им в голову бы не пришло голосовать за черного. В Америке произошли очень глубокие, серьезные фундаментальные изменения.

    М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – А благодаря чему?

    В. ПОЗНЕР – Это такое количество факторов, что я не берусь сказать. Я, в конце концов, не ученый муж.

    М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Почему мы вдруг откатились после дружбы народов…

    В. ПОЗНЕР – А мы не откатывались. Не было никогда дружбы народов. Это все сказки. Чукчи, косоглазые, черно… и так далее. Но черно…можно сказать, а что касается…

    М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Это последний эфир этого ведущего здесь гостя.

    В. ПОЗНЕР – А в Америке все-таки, борьба за гражданские права. Мартин Лютер Кинг, это все действует.

    М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – То есть публичные действия.

    В. ПОЗНЕР – А как же.

    М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Признание проблем.

    В. ПОЗНЕР – При этом смерть, кровь, убийства.

    М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Так чего же вы говорите, что не можете сказать, почему. Почему есть две вещи, которых нам все время не хватало. Есть признание проблемы и слова власти про отношение к этой проблеме.

    В. ПОЗНЕР – Есть.

    М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – А народ понимает, значит, власть рулит так.

    В. ПОЗНЕР – Не совсем так. Я помню очень хорошо, как Путин сказал публично, что ему стыдно за Россию, в которой есть антисемитизм. Меня это поразило. Потому что первый президент…

    М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Вам напомнить, что это было за границами нашей родины.

    В. ПОЗНЕР – Какая разница. Он это сказал. И это дошло сюда.

    М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Сложный путь.

    В. ПОЗНЕР – А сколько было разговоров, что Ельцин не Ельцин, а Эльцин, что он еврей. Многие говорят: а Медведев случайно там не а…, с этим надо бороться каждый божий день. По телевидению, в школе этим заниматься. Я не вижу этого приоритета в нашем царстве-государстве.

    М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – И вот на этой четко проартикулированной гражданской позиции Владимира Владимировича Познера мы и заканчиваем нашу, я бы даже сказал где-то историческую передачу. Спасибо большое, что вы были в эфире. Всего наилучшего, время, слава богу, закончилось. До свидания.

    В. ПОЗНЕР – До свидания.

    Особое мнение: Владимир Познер

    Будь я на месте Медведева, вообще бы сказал, что Россия отменяет визовой режим для всех стран ЕС…





    Комментирование закрыто.