Опросы

Как вам интервью с Дмитрием Медведевым?

Посмотреть результат

Loading ... Loading ...

Поиск

Архив




  • Управление
  • 12 августа 2011

    Эхо Москвы. Zoom (Владимир Познер). 31.12.2009

    Рубрика: Новости.


    Дайджест нулевых

    Т.РОДНЯНСКАЯ: Добрый вечер, в эфире радиостанции «Эхо Москвы» программа «Zoom». Меня зовут Таня Роднянская, и я представляю вам моего коллегу Константина Крюкова

    К.КРЮКОВ: Всем добрый вечер, это мой дебют сегодня на «Эхо Москвы». Я очень рад видеть у нас в гостях Азамата Цебоева. Добрый вечер.

    А.ЦЕБОЕВ: Здравствуйте.

    Т.РОДНЯНСКАЯ: Наш гость сегодня Азамат Цебоев, главный редактор журнала «Menu magazin». И я хочу представить вам сегодняшнюю нашу тему, говорим мы о поколении «нулевых». Будем подводить итоги этого десятилетия, наша тема звучит: «Дайджест «нулевых». Я напомню нашим радиослушателям, что у нас идет вебтрансляция на сайте «Эха Москвы», и на сайте RuTube, где вы можете нас наблюдать, нас и нашего гостя. Сейчас я сразу покажу его. А также я хочу вам напомнить телефон для ваших сообщений +7 985 970-45-45, вы можете присылать свои вопросы.

    К.КРЮКОВ: Азамат, скажите, вот за эти 10 лет, которые прошли, ну, точнее, уже скоро де-факто пройдут, такие вот, просто навскидку самые первые просто для тебя лично вокруг тебя происходящие вещи в мире, которые тебе запомнились. Что ты запомнил в этом десятке лет?

    А.ЦЕБОЕВ: В этом десятке лет жизнь стала стремительнее, быстрее. То ли потому, что она, действительно, стала быстрее, то ли потому, что мы сами стали медленнее. Но мне кажется, все-таки, она стала быстрее. Происходит быстрый обмен информацией, и на основании полученной информации люди делают выводы, принимают решения. Появилось много источников информации и это очень важно.

    Т.РОДНЯНСКАЯ: Давайте как раз об этом и поговорим. Вот эти источники информации. Появилось много социальных сетей, Живых журналов. В чем их феномен, на твой взгляд?

    А.ЦЕБОЕВ: В том, что люди получили возможность выражаться не посредством СМИ, а лично. И теперь для того, чтобы сказать то, что ты думаешь, тебе не нужен посредник.

    К.КРЮКОВ: При этом ты можешь публично это говорить на большую аудиторию.

    А.ЦЕБОЕВ: Теоретически – да. Ты можешь публично говорить на большое количество аудитории. Но практически, конечно, для того, чтобы получить это большое количество аудитории, тебе нужно предпринять определенные шаги, сопоставимые уже с созданием СМИ. Чтобы в том же Живом журнале получить больше тысячи, 10 тысяч подписчиков, эти усилия сопоставимы, конечно, с работой в серьезных средствах массовой информации.

    К.КРЮКОВ: Либо иметь уникальную информацию, хорошую, качественную, интересную.

    А.ЦЕБОЕВ: Либо иметь уникальную информацию, что случается, как правило, редко с частными лицами.

    К.КРЮКОВ: Абсолютно.

    Т.РОДНЯНСКАЯ: Ты, если можно так сказать, профессиональный пользователь ЖЖ.

    К.КРЮКОВ: Блогер.

    Т.РОДНЯНСКАЯ: Как ты используешь свой Живой журнал?

    А.ЦЕБОЕВ: Я пишу то, что думаю.

    К.КРЮКОВ: Всегда?

    Т.РОДНЯНСКАЯ: Без цензуры?

    А.ЦЕБОЕВ: На самом деле, я и в печатном журнале пишу то, что думаю, так что это не определяюще. Просто в ЖЖ можно написать быстро. То, что случилось сегодня, ты можешь вечером записать. У тебя появляется такая опция, вернее – это не обязанность, это опция выражать свои мысли, выражать свое отношение к тем или иным происходящим событиям, получать какой-то feedback от тех, кто читает. И из ЖЖ – не из моего, а вообще из Живого журнала – можно черпать достаточно много информации, в основном, касающейся, конечно, отношения людей. Но в то же самое время можно черпать ту информацию, которая может не попасть в официальные СМИ быстро. Хотя, сейчас те же самые СМИ в сети – они используют данные, получаемые от блогеров на местах, и эта информация тут же становится общедоступной.

    К.КРЮКОВ: Это очень интересная тематика. Вот ты как считаешь, может ли ЖЖ быть путем, грубо говоря, к общегосударственному СМИ? Вот совсем недавно мы видели примеры с некими людьми, которые посылают послания президенту, еще что-то. Ведь, такого раньше ни при каких условиях не было. То есть что бы ты ни снял, это ни при каких условиях не попало бы на государственное телевидение без того, чтобы это было проверено, перепроверено и так далее. На сегодняшний день, ведь, этот выход появился.

    А.ЦЕБОЕВ: Он появился, и я не скажу, что это однозначно хорошо или однозначно плохо. Он просто появился. Не факт, что что-то будет меняться в связи с этим. То есть ты можешь точно также высказываться и в Живом журнале, и на YouTube выставлять ролики, так же, как ты высказывался на кухне, и никто не будет обращать внимание. Пока не существует гражданского общества или прессинга, который заставляет людей, обладающих властью, принимать какие-то решения или шевелиться, все это, ну, как бы, игра в каком-то смысле.

    Т.РОДНЯНСКАЯ: А если вернуться к социальным сетям. Они, все-таки, изначально были придуманы для того, чтобы могли находить люди своих друзей, бывших одноклассников, одногруппников и так далее.

    А.ЦЕБОЕВ: Это большая иллюзия, мне кажется. Они были изначально придуманы для того, чтобы зарабатывать деньги, как и множество вещей в этом мире. Либо для того, чтобы побеждать в войне, либо для того, чтобы зарабатывать деньги.

    К.КРЮКОВ: Как бы, зарабатывать деньги, продавая что?

    Т.РОДНЯНСКАЯ: А сначала же это все было бесплатно, все эти сайты.

    А.ЦЕБОЕВ: Хозяин этой сети – он зарабатывает деньги на том, что существует масса подписчиков, существует масса людей, которые заходят в эту сеть, которые там вращаются. Им показывается реклама, они покупают какие-то…

    К.КРЮКОВ: Нет, схема понятна. Просто интересно, что это изначально такое? Это метод по нахождению старых друзей или, все-таки, это изначально задумывалось как…

    А.ЦЕБОЕВ: Это метод самовыражения.

    К.КРЮКОВ: Метод самовыражения и самореализации, да?

    А.ЦЕБОЕВ: Да, это метод общения, это речь, которая связывает людей напрямую. Ты можешь быть связан с тысячами, с десятками, сотнями тысяч человек во всем мире посредством этой сети. Это новые условия существования. Особенно сильно эти новые условия существования на себе ощутили студии звукозаписи и кинокомпании, продакшены, которые вкладывают деньги и рассчитывают на получение отдачи. И с появлением тех же самых сетей peer-to-peer, когда стало возможным скачивать любую информацию из сети, не покупая ее, получается проблема. То есть люди, те, кто вложил деньги в производство, недополучают того, чего они предполагали получить. Хотя, большинство людей в этом мире считает такой порядок справедливым.

    Т.РОДНЯНСКАЯ: А если продолжить тему технологий, мне кажется, в уходящем десятилетии очень много появилось гаджетов, все были увешаны айподами, айфонами, там, флешками и чем только можно. Была, действительно, гаджетозависимость.

    К.КРЮКОВ: Ну, она и есть.

    Т.РОДНЯНСКАЯ: Но раньше в 90-е, если у тебя нет мобильного телефона – ну, нет и нет. Нет у тебя плеера – нет и нет.

    А.ЦЕБОЕВ: Ну, не знаю. (все смеются)

    Т.РОДНЯНСКАЯ: Неужели, в 90-х ты не мог выйти из дома без телефона?

    А.ЦЕБОЕВ: Выйти из дома я и сейчас могу без телефона. Но а смысл? Наши предки, например, прекрасно обходились 4-мя лапами и хвостом, не задумываясь при этом о том, как они выглядят. Потом появлялись какие-то новые и новые вещи, появлялась та же самая одежда, появлялись часы, украшения. Это тоже своего рода гаджеты, которые говорят о тебе. Ты при помощи этих предметов выражаешь себя каким-то образом. Теперь у тебя есть возможность общаться с людьми, где бы ты ни находился. Это, опять же, с одной стороны, хорошо, с другой – плохо. Это, конечно, степень нашей свободы ограничивает во многом.

    Т.РОДНЯНСКАЯ: Мы стали, все-таки, зависимы в этом десятилетии от технологий?

    А.ЦЕБОЕВ: Мы не стали зависимы от технологий, мы стали зависимы друг от друга. Потому что раньше ты мог уйти из дома и никто не знает, где ты находишься. А это было совсем недавно.

    К.КРЮКОВ: А не стали ли мы зависимы от огромного количества информации, которую мы получаем каждый день? Ради которых и существуют сети, гаджеты.

    А.ЦЕБОЕВ: К сожалению, стали, и не сказать, что люди стали сильно умнее от этого. Огромное количество информации – это, все-таки, такой жесткий поток, который, опять-таки, возможно, не работает на то, чтобы люди становились умнее. Потому что этот поток требует анализа. Все равно информация должна быть отобрана, должна быть каким-то образом проанализирована, необходимо делать выводы из нее.

    К.КРЮКОВ: Вот из яркой информации, например, ну, из сферы искусства, вот, какую яркую информацию ты можешь выделить? Грубо говоря, какое кино за «нулевые» тебя поразило?

    Т.РОДНЯНСКАЯ: Что запомнилось в этом десятилетии?

    К.КРЮКОВ: Что запомнилось в кино, в литературе?

    А.ЦЕБОЕВ: А что было снято, кстати?

    К.КРЮКОВ: Ну, вот, у нас записано, мы до передачи готовились: «Страсти Христовы», такой, знаковый момент был, по-моему.

    А.ЦЕБОЕВ: Прекрасное кино, да. Очень сильное.

    Т.РОДНЯНСКАЯ: Скандальное кино «Горбатая гора».

    К.КРЮКОВ: Кому-то скандальное, кого-то оставляет равнодушным.

    А.ЦЕБОЕВ: Да, мне оно не показалось, честно говоря…

    Т.РОДНЯНСКАЯ: А кто-то долго ждал этого фильма.

    А.ЦЕБОЕВ: Да, кто-то да, кто-то, наверное.

    К.КРЮКОВ: Вот, согласишься ли ты, что есть тенденция «нулевых» в 3D-технологиях, огромном количестве мультфильмов, Шреков, Аватар.

    Т.РОДНЯНСКАЯ: Да, вообще компьютерные технологии, используемые в кино и мультфильмах.

    А.ЦЕБОЕВ: И я счастлив, честно говоря. Мультфильмы заняли подобающее место, то же самое место, которое они занимали в моем детстве, моей жизни. И теперь они опять занимают очень важное место, и это очень хорошо. Потому что мультфильм – это полет фантазии, это то, что заставляет людей фантазировать, мечтать. Нет преград фактически. Сейчас уже, как бы, граница между мультипликационной, так называемой, анимационной реальностью и реальностью реальной практически стерлась.

    К.КРЮКОВ: Ты считаешь, что они стерлась?

    А.ЦЕБОЕВ: Тот же Аватар, да, он показывает, что…

    Т.РОДНЯНСКАЯ: Благодаря 3D-технологиям?

    А.ЦЕБОЕВ: Разницы практически нет. Ну, там 3D-технологии – это так, это дело восьмое. А изображение персонажей реальных и персонажей придуманных – оно практически идентично.

    К.КРЮКОВ: Но ты как зритель, ты испытываешь человеческие чувства, там, грубо говоря, к главной героине фильма «Аватар»?

    А.ЦЕБОЕВ: Человеческие чувства – мне кажется, это немножко, все-таки, другое. Потому что человеческие чувства я испытывал и к ежику в тумане. И дело здесь не в технологии передачи пиксела, а дело здесь в истории, конечно, в сюжете. Но вот то, что сделано в Аватаре – меня поражает просто мощь человеческой фантазии и достижения технологий. Это огромный труд людей. Меня поражают те люди, на самом деле, больше, которые сделали это, чем результат. Потому что, ну, результат – мы же все видим сны, правильно? Мы примерно знаем, чем это должно все закончиться.

    Т.РОДНЯНСКАЯ: А я предлагаю открыть следующую очень интересную тему, но для этого послушайте комментарий Константина Ремчукова, главного редактора «Независимой газеты». Он расскажет, что по его мнению самое запоминающееся в уходящем десятилетии.

    К.РЕМЧУКОВ: Для меня главными и необычными, беспрецедентными событиями десятилетия для России явились: а) появление по полному ассортименту мира luxury, то, что раньше называлось товарами категории люкс, или группы люкс и полноценной светской жизни. При этом я вижу полную взаимозависимость между этими явлениями, потому что светская жизнь нынешнего толка в Москве зародилась на базе Mercury как площадки, куда приглашали потребителей luxury организаторы этих мероприятий. То есть клиентская база Mercury легла в основу этого современного светского общества. Поскольку потребителями мира luxury являются и представители шоу-бизнеса, бизнеса, бюрократии, спорта, то когда открывается какой-то бутик и открытие сопровождается концертом, шампанским, ужином, то все эти люди вместе начали знакомиться, и произошло такое слияние в это так называемое светское общество, в которое вошли люди, которые добились каких-то выдающихся результатов, личных выдающихся результатов в своей сфере деятельности.

    И вот для меня эти 2000-е годы явились годами, когда именно в России, в частности, в Москве и произошло формирование светского общества, светской жизни. Как только появились товары мира luxury в России и в Москве, начали бурно развиваться глянцевые журналы, естественно, поскольку глянцевые журналы, по большому счету, являются путеводителем по миру дорогих вещей. Ничего другого по большому счету нет – есть реклама и есть призыв к потреблению в том или ином стиле. Стиль молодого 30-летнего мужчины, мир женщины со вкусом представлены тем или иным глянцевым журналом. И вот у нас получилось: мир luxury, светское общество, глянец – все это абсолютные характеристики эпохи 2000-х.

    Т.РОДНЯНСКАЯ: Азамат, согласен ли ты с Константином Вадимовичем?

    А.ЦЕБОЕВ: Да. Это совершенно точно и обоснованно появление товаров luxury. То есть материальная база возникла сначала. На этой материальной базе стало развиваться то, что мы называем «светским обществом» в плане мероприятий, открытий магазинов и так далее, и так далее. То есть наши люди за это десятилетие научили себя подавать вовне также, как и весь остальной мир. То есть мы освоили все модные приблуды.

    Т.РОДНЯНСКАЯ: А раньше не умели, в 90-х? Не умели себя подавать?

    А.ЦЕБОЕВ: Ну… Нет, не умели. Когда в стране распространилась эпиляция.

    К.КРЮКОВ: Чего?

    А.ЦЕБОЕВ: Эпиляция.

    Т.РОДНЯНСКАЯ: Эпиляция? В прямом смысле эпиляция?

    А.ЦЕБОЕВ: Да, эпиляция в прямом смысле. Это же, как бы, не так давно. Все эти косметические процедуры, все, что связано с миром моды, красоты и так далее, и так далее. То, что продается в огромных количествах реклама, чего размещается в журналах. Все это очень увязано. И мы научились себя вести, себя одевать, себя подавать, себя причесывать, себя красить, да?

    Т.РОДНЯНСКАЯ: И потреблять товары luxury.

    А.ЦЕБОЕВ: И потреблять, потреблять, потреблять. На этом и базируется общество потребления.

    Т.РОДНЯНСКАЯ: А согласен ли ты, что на этом было зациклено общество в этом десятилетии?

    А.ЦЕБОЕВ: Не то, что общество. Отдельные люди, конечно, были зациклены. Но, в принципе, люди всегда зациклены на моде. Мода – это шикарный способ продать как можно больше.

    К.КРЮКОВ: А, вот, какова была мода «нулевых»? Вот я человек, мало в этом разбирающийся, но если обо всех десятилетиях до можно было назвать какую-то главную тенденцию, некий такой мейнстрим, который ты видишь в эстетике именно этого времени, то какова мода «нулевых»?

    Т.РОДНЯНСКАЯ: Облик десятилетия.

    А.ЦЕБОЕВ: Абсолютный микс, абсолютное смешение.

    К.КРЮКОВ: Есть ли мейнстрим вообще в этом? Есть ли то главное, что было в этом?

    А.ЦЕБОЕВ: Выделить что-то очень сложно, и в этом, мне кажется, именно характерность, всеядность этого десятилетия. И клеш, и дудочки, и все, что угодно. То, что раньше было просто невозможным: ну, там, в эпоху клеша человек просто не мог надеть дудочки, это просто смерти подобно. Сейчас все смешалось, потому что люди хотят продавать.

    К.КРЮКОВ: Ну, это к вопросу о скорости. Может быть, как раз мы за счет быстрой скорости жизни быстрее гораздо проходим некие тренды: на то, что раньше требовалось год, у нас теперь уходит сезон.

    А.ЦЕБОЕВ: Тренды появляются и не уходят – вот как. Они остаются.

    Т.РОДНЯНСКАЯ: То есть люди просто от них не отказываются, они смешивают все подряд?

    А.ЦЕБОЕВ: Они видоизменяются каким-то образом, но тренды, все-таки… Мы накапливаем все больше и больше трендов. Скоро мы треснем просто.

    Т.РОДНЯНСКАЯ: А согласен ли ты, что в 90-х наши российские люди были помешаны на брендах? А в «нулевых» это уже отошло. Было важнее качество, может быть, еще чего-то.

    К.КРЮКОВ: Идея сама.

    Т.РОДНЯНСКАЯ: Но бренд уже не был так важен, как в 90-е.

    А.ЦЕБОЕВ: Мне кажется, бренд по-прежнему важен. Но раньше бренд был символом качества: когда ты приобретал товар определенного бренда, ты четко знал, что ты покупаешь. Сейчас ты это уже точно не знаешь, поскольку все товары более или менее, плюс-минус производятся в Китае. И бренд сейчас – это, скорее, не показатель качества, а показатель твоего уровня.

    К.КРЮКОВ: Дохода.

    А.ЦЕБОЕВ: Уровня дохода, прежде всего. Есть, тем не менее, существуют бренды вне моды, вне времени, да? Это бренды, которые продолжают делать очень просто качественные, очень дорогие вещи. Они не всегда яркие, не всегда бросающиеся в глаза – это тоже есть. Но все бренды сейчас делают вторые, третьи, четвертые, шестые линии для того, чтобы продать как можно больше как можно большему количеству людей.

    Т.РОДНЯНСКАЯ: На мой взгляд, в этом десятилетии было главным трендом здоровый образ жизни. Если здоровый образ жизни, то спорт. Давайте послушаем Наталью Рагозину, абсолютную чемпионку мира по боксу. Она нам расскажет, как на ее взгляд, что у нас было со спортом и какие были самые знаковые события за это десятилетие.

    Н.РАГОЗИНА: Я считаю, что самое знаковое событие за десятилетие дала наша сборная по хоккею – они выиграли дважды Чемпионат мира. Еще есть наш борец по вольной борьбе, Бувайсар Сайтиев – это легенда наша – он стал трехкратным олимпийским чемпионом. Но есть еще, конечно, Лена Исинбаева, которая как ни прыгнет, так мировой рекорд берет. Знаковое событие – это Олимпиада в Сочи, конечно, то, что мы выиграли проведение в Сочи, это большая популярность будет. И что касается зимних видов спорта и развитие спорта в стране великое – я считаю, конечно, это знаковое событие.

    В боксе наша сборная по боксу на Олимпиаде выступила, ну, конечно, может быть, хорошо, 2 золотые медали. Это тоже хорошо, но мы рассчитывали на большее. Я думаю, что в дальнейшем… Потенциал большой, он раскроется и мы завоюем еще больше золотых медалей.

    Знаковое событие – то, что женский бокс ввели в Олимпиаду. Наконец-то все смирились с женским боксом, и если есть возможность мне там выступить, я только «за». Я поеду и выступлю за сборную России и попытаюсь добыть золото. Потому что одна золотая медаль не помешает сборной России в копилке. Поэтому это очень знаковое событие.

    Ну, то, что касается меня, это отдельная история. То, что я стала абсолютной чемпионкой мира в своей категории, и то, что я в супертяжелой категории выступила – тоже знаковое событие. И выиграла нокаутом у своей соперницы, которая тяжелее меня на 30 килограмм. Не каждый решится на это, потому что в боксе каждый грамм имеет значение. Этот год был хороший. И хочу пожелать всем побед, огромных побед и пожелать удачи на зимней Олимпиаде.

    Т.РОДНЯНСКАЯ: Наташа рассказала нам много событий, которые ее затронули в этом десятилетии. А тебя что-то затронуло из мира спорта?

    А.ЦЕБОЕВ: Из мира спорта? Вот то, что наша сборная проиграла, все-таки, и не поедет – вот это меня затронуло, честно говоря. Это показало, что даже волшебника такого как Хиддинк маловато, нужна база, обширная база. И, может быть, футбол – это, все-таки, не совсем наш национальный вид спорта. Я бы предложил подумать, направить те усилия, которые вкладываются в футбол, в городки.

    К.КРЮКОВ: Ну, либо в Олимпиаду предстоящую.

    А.ЦЕБОЕВ: Предстоящая Олимпиада – тоже интересное, мне кажется, событие. То, что мы выиграли право проведения Олимпийских игр – это примерно как Нобелевская премия мира Бараку Обаме, несколько авансом.

    К.КРЮКОВ: У тебя какие ожидания вообще по поводу Олимпиады? Ты наблюдал за Олимпиадой в Пекине?

    А.ЦЕБОЕВ: Я наблюдал так, отрывочно за Олимпиадой в Пекине. Ты имеешь в виду Олимпиаду, которая сейчас будет происходить, в Канаде?

    К.КРЮКОВ: Нет, которая должна произойти у нас в стране в 2014-м.

    А.ЦЕБОЕВ: Ой, это очень такой, «лонг-шаткое», как говорят у нас.

    К.КРЮКОВ: А касательно Пекина?

    А.ЦЕБОЕВ: Пекин – летняя Олимпиада.

    Т.РОДНЯНСКАЯ: Ну, какие впечатления у тебя были от нее?

    К.КРЮКОВ: Присутствие Китая в «нулевых» как ты расцениваешь? Потому что мне кажется, что именно в «нулевые» Китай стал именно большим, могучим и властным всемирным Китаем.

    А.ЦЕБОЕВ: У них огромный ресурс. Да, Китай – это большой фактор, конечно. Огромный человеческий ресурс людей, которые не жалеют себя, людей, которые не жалеют друг друга, людей, которые не жалеют никого вокруг, производят товары, не думая, вообще не задумываясь об этом, надо производить или не надо – они просто производят, заваливая всех нас этими товарами. Я думаю, что Китай и дальше будет доминировать в области такого дешевого ритейла, но, вряд ли, Китай сумеет производить luxury-товары, потому что они требуют совсем другого подхода, совсем другого осмысления. Смешно, что китайцы не рефлексируют насчет того, что они копируют все и вся. Они, например, говорят, что с их точки зрения это большая честь скопировать достижения великого мастера. Это они, как бы, таким образом выказывают свое уважение. Но и деньги поднимают немалые.

    К.КРЮКОВ: Я жил долгое время в Китае, у них есть смешная шутка, что половина китайцев, на самом деле, подделки. (все смеются) Они сами так над собой шутят. Ну, конечно, интересно.

    А.ЦЕБОЕВ: Да. Учитывая, что они сделаны в Китае, все-таки. (смеется)

    К.КРЮКОВ: Да. Вот, спорт. Мы до эфира с тобой обсуждали. До «нулевых» был ли у тебя опыт, ты видел когда-нибудь, чтобы люди просто вышли на улицу и праздновали некую спортивную победу в нашей стране так, как это происходило?..

    А.ЦЕБОЕВ: Дело в том, что до «нулевых» такие огромные спортивные победы у нас были, в основном, при советской власти. При советской власти так, чтобы выйти на улицу, это было не очень принято.

    Т.РОДНЯНСКАЯ: Мягко говоря, не очень принято.

    К.КРЮКОВ: То есть это такое объединение людей вокруг одного некоего праздника, и спорт, мне кажется, в «нулевые» нам это дал. Потому что у нас было очень много побед.

    А.ЦЕБОЕВ: Просто люди, наверное, истосковались по каким-то безусловным вещам. И даже выход в полуфинал стал для них таким триггером, и все это осталось в воспоминаниях таким, действительно, общенародным праздником, несмотря на то, что мы продули следующую игру. Все-таки, продули.

    К.КРЮКОВ: Ну, лотерея есть лотерея.

    Т.РОДНЯНСКАЯ: Ну, продули так продули. Но, все-таки, если вернуться к китайцам, работали-работали, вырвались, сметая всех на своем пути. Но, по-моему, на мой взгляд, ну, во всяком случае я этого не замечала, в музыке они еще пока не пробились. Во всяком случае, на европейской сцене.

    А.ЦЕБОЕВ: Дело в том, что мы этого не знаем, пробились или не пробились.

    Т.РОДНЯНСКАЯ: Но на европейской сцене их еще пока не видно.

    А.ЦЕБОЕВ: Я думаю, что китайцам абсолютно по барабану европейская сцена. У них там миллиард человек народу. Я, честно говоря, и стремления наших артистов тоже не разделяю, которые хотят каким-то образом победить на европейской или американской сцене. У нас огромная страна с огромным потенциалом, с огромным количеством слушателей. И здесь денег поднять можно гораздо больше, чем где-то в Европе. Зачем нам это?

    Т.РОДНЯНСКАЯ: Но, все же, это произошло и мы в этом десятилетии первый раз в жизни выиграли Евровидение, и оно произошло потом в Москве.

    А.ЦЕБОЕВ: Мы о музыке говорим или о чем? (смеется)

    Т.РОДНЯНСКАЯ: Уже к музыке перешли.

    К.КРЮКОВ: Мы говорим, собственно, о музыке, наверное, что если брать Евровидение…

    А.ЦЕБОЕВ: Ну, да. Но Евровидение – все-таки, это не совсем музыкальное явление, это, скорее, явление такое, общественно непонятно какое.

    К.КРЮКОВ: Медийно-социально-интернациональное.

    Т.РОДНЯНСКАЯ: Музыка в том числе там тоже присутствует.

    А.ЦЕБОЕВ: Мы сами придумали себе этот фетиш в виде Евровидения.

    Т.РОДНЯНСКАЯ: Но, все же, музыка в том числе там тоже присутствует.

    А.ЦЕБОЕВ: Ну, присутствует, да, там играют на музыкальных инструментах.

    К.КРЮКОВ: Но, по-моему, явно не на твой вкус эти музыкальные инструменты, они не очень.

    Т.РОДНЯНСКАЯ: И поют.

    А.ЦЕБОЕВ: Да. Честно говоря, те артисты, которые мне понравились, они даже не приблизились к первым местам.

    К.КРЮКОВ: Но скажи, вот за эти, «нулевые» года кто тебе понравился? Кто был выдающимся в музыке?

    А.ЦЕБОЕВ: Из наших?

    К.КРЮКОВ: Нет, вообще.

    Т.РОДНЯНСКАЯ: Вообще, из мировых. Если Евровидение тебе не нравится, что тебе понравилось?

    К.КРЮКОВ: Кто из мировых сделал то, что ты запомнил за эти 10 лет?

    А.ЦЕБОЕВ: Я боюсь быть банальным, мне понравилось то, что делала та же самая Мадонна, мне понравилась целая куча коллективов. Мне нравятся очень многие диджеи, мне нравится электронная музыка, мне нравится drum&bass, electro – то, что я слушаю. Ну, это, как бы, совсем не массовые вещи, с одной стороны. С другой стороны, в музыке так много всего происходит, так много, что охарактеризовать каким-то одним словом это очень, мне кажется, было бы неправильно. Давайте просто сузим немножко диапазон. Например, там, про российских артистов или артистов, исполняющих на русском языке.

    Т.РОДНЯНСКАЯ: И кто тебе запомнился из наших артистов?

    А.ЦЕБОЕВ: А, вот, вам кто запомнился?

    К.КРЮКОВ: Ага. Я лично не слушаю, как правило, русскую музыку.

    Т.РОДНЯНСКАЯ: Ну, я тоже не слушаю, но почему-то первым делом приходит в голову Билан. Наверное, из-за того, что его было больше всего.

    А.ЦЕБОЕВ: Да. А из музыки? (все смеются)

    Т.РОДНЯНСКАЯ: Хорошая шутка.

    К.КРЮКОВ: Ты знаешь, я единственное, что могу как-то косвенно ассоциировать с Россией, это группа Depeche Mode. Я не знаю почему, но я в «нулевых» был на их концерте, и, конечно, на меня это произвело феерическое впечатление.

    А.ЦЕБОЕВ: Да. А на Мадонне ты не был?

    К.КРЮКОВ: На Мадонне – нет, я, к сожалению, не был. Ты был на Мадонне, я так понимаю, что тебя поразило?

    А.ЦЕБОЕВ: Да, мне понравилось. Мне вообще нравится профессиональный подход ко всему. Вот, в этом и проблема – что мы с вами сейчас не можем вспомнить никаких новых имен, отечественных исполнителей, которые были на уровне, да? Потому что шоу-бизнес в России построен таким уродским образом, что ничего практически нового мы получить не в состоянии – ни телевидение, ни радио, ничего. Только в виде курьезов типа Налича, пробившегося через интернет.

    К.КРЮКОВ: Причем, они однодневные, к сожалению, эти курьезы.

    А.ЦЕБОЕВ: Да. Но существует огромная же масса музыкантов, огромная масса людей, которые сочиняют, пишут, поют, всячески пытаются пробить. Но у нас не построена система отбора талантов. То есть таланты не абсорбируются, снизу не поднимаются наверх, а музыкальный олимп – он сильно просто охраняется теми, кто боится перемен, потому что это бизнес. Это серьезный бизнес, и бизнес этих людей заключается в сохранении статуса-кво, потому что это безопасно.

    Т.РОДНЯНСКАЯ: Вот вы говорите все Мадонна и Мадонна. Мадонна, конечно, безусловно, была кумиром многих десятилетий – не только этого, но и прошлого, и позапрошлого. На мой взгляд, таким же кумиром многих десятилетий был Майкл Джексон, которого мы потеряли в этом десятилетии.

    А.ЦЕБОЕВ: Мы его потеряли гораздо раньше, мне кажется.

    Т.РОДНЯНСКАЯ: Мы потеряли его в физическом смысле в этом десятилетии. Я предлагаю послушать комментарий Артемия Троицкого, музыкального критика, и он нам расскажет о Майкле Джексоне.

    А.ТРОИЦКИЙ: Майкл Джексон, строго говоря, не был кумиром десятилетия до тех пор, пока неожиданно не помер. Реально-то, конечно, Майкл Джексон был кумиром конца 70-х и 80-х годов, когда он продавал рекордно тиражи пластинок, снимал видеоклипы с миллионным бюджетом и, в общем-то, никто так особо даже не возражал против того, когда он сам себя назвал «королем поп-музыки». Потом, естественно, все ушло в совершенно другую сторону, и в «нулевые» годы он был, скорее, антигероем, то есть был каким-то не то педофилом, не то наркоманом, каким-то одиноким, достаточно жалким эксцентриком. Потом вдруг понял, и тут-то, как и водится, все вдруг решили, что, на самом деле, прекрасным парнем он был. И каким он был бескорыстным, и как он любил детей, и как он за всех болел и переживал, и, вот, надорвалось его сердечко.

    На самом деле, история Майкла Джексона – она трагичная, просто потому, что я считаю, что он был человеком не вполне нормальным с точки зрения психической. То есть он был взрослым мужчиной, который дотянул до 50 лет, но умудрился при этом сохранить менталитет, запросы и повадки 12-летнего мальчика. Собственно говоря, именно поэтому он себя какими-то учениками 2-х, 3-х, 4-х классов средней школы и окружал, потому что именно с этой публикой ему было интересно. Но, тем не менее, жить 12-летнему мальчугану в теле 50-летнего мужчины, да еще и окруженного огромным количеством акул, естественно, было очень тяжело. Собственно, сердечко его, я думаю, не выдержало именно этого.

    Т.РОДНЯНСКАЯ: Вот в этом десятилетии мы потеряли Майкла Джексона. Вспомните, пожалуйста, какие в Америке…

    А.ЦЕБОЕВ: Кого мы еще потеряли?

    Т.РОДНЯНСКАЯ: Нет, не будем о грустном. Вспомните, пожалуйста, какие были огромные очереди, когда с ним прощались. Но, ведь, действительно, он был кумиром многих десятилетий.

    А.ЦЕБОЕВ: Ну, Артемий совершенно правильно сказал, что мы о нем не помнили, пока он не помер – это, к сожалению, факт.

    Т.РОДНЯНСКАЯ: Да, такой парадокс.

    К.КРЮКОВ: Но зато как вспомнили вдруг.

    А.ЦЕБОЕВ: Да, вспомнили так вспомнили, похоронить не могли неделю.

    К.КРЮКОВ: Вот, не видишь ли ты тенденции? Вот, если мы берем музыку, мы сейчас поразмышляли, подумали. Очевидного мейнстрима нет, все по кочкам слушают каждый свое.

    А.ЦЕБОЕВ: Есть рэперы, да.

    К.КРЮКОВ: Есть рэперы, есть какие-то совершенно (НЕРАЗБОРЧИВО) и электронный, неизвестный никому стиль. И то же самое в моде, да? У нас очень разрозненные направления. Не является ли это некоей тенденцией «нулевых»?

    А.ЦЕБОЕВ: Очень может быть, очень скрупулезно подмечено.

    К.КРЮКОВ: Если в 80-х и 90-х у нас были такие иконы как Майкл Джексон, как Мадонна, как еще кто-то, то почему-то в «нулевых» я таких икон лично не припоминаю.

    А.ЦЕБОЕВ: То есть ты имеешь в виду, что появляются нишевые артисты, которые работают для небольшой группы?

    К.КРЮКОВ: Да. Во-первых, нишевые артисты. Во-вторых, почему-то вот эти великие люди уже не работают почему-то.

    А.ЦЕБОЕВ: Они, может, и работают. Но сейчас есть такой, как бы, феномен как продажа музыки, распространение музыки через интернет, что позволяет каждому артисту практически найти своего слушателя при определенном приложении усилий. Возможно, это влияет тоже очень сильно. Хотя, продолжают оставаться супергруппы, собирающие стадионы, да? Кто-то же зарабатывает большие деньги на этом. Просто стало меньше посредников. Тот же Radiohead выложил свой альбом.

    К.КРЮКОВ: Целиком и полностью, да, выложил в интернете и отказался от продаж, по-моему, изначально.

    А.ЦЕБОЕВ: Да, предложили забирать за любые деньги.

    Т.РОДНЯНСКАЯ: А кто-то выкладывал в интернете ради пиара. Кайли Миноуг выложила свой последний альбом буквально на несколько часов полностью, а потом закрыли для того, чтобы потом его покупали.

    А.ЦЕБОЕВ: Я думаю, сейчас они сравняются с нашими артистами. Сейчас западные артисты тоже будут зарабатывать деньги на чёсе и на корпоративах. (все смеются) А пластинки будут раздавать бесплатно.

    Т.РОДНЯНСКАЯ: Кризис все расставил на свои места. Давайте поговорим на такую, на мой взгляд, тоже очень интересную тему: «Скандалы этого десятилетия». Что было самого скандального за это десятилетие, на твой взгляд? Или, может быть, кто был самым скандальным?

    А.ЦЕБОЕВ: Самым скандальным?..

    К.КРЮКОВ: И вообще, что было скандалом в этом десятилетии?

    Т.РОДНЯНСКАЯ: Было несколько эпизодов. Например, с нашими олигархами, как их с позором и стыдом выгоняли из Куршавеля. Это, по-твоему, скандал десятилетия или так, фигня?

    А.ЦЕБОЕВ: Мне кажется, это недоразумение было. Недоработка службы безопасности Прохорова.

    Т.РОДНЯНСКАЯ: Скандалы с Бритни Спирс, которая то была пай-девочкой, то брилась наголо, была наркоманкой, у нее отнимали ее детей?

    А.ЦЕБОЕВ: Мне кажется, все это скандалы, которые просто придумываются. И, в частности, медиа для того, чтобы привлечь внимание, собственно, к медиа. Самым главным и феноменальным скандальным явлением, мне кажется, этого десятилетия было создание человека корпоративного. Корпоративной идеологии, этики, создание того, что одни называют «офисным планктоном», хотя, не согласен с таким наименованием, создание человека корпорации. Корпорации сумели в своей среде, внутри себя воспитать новый тип человека – это человек, которому пофигу все.

    Т.РОДНЯНСКАЯ: Который подчиняется?

    А.ЦЕБОЕВ: Он, с одной стороны, подчиняется, с другой стороны, подчиняет. Ему абсолютно безразлично, заработают ли те, кто его нанял, денег. Ему абсолютно безразлично, будут ли удовлетворены те, кто покупают товары, которые производит его корпорация. Ему абсолютно безразлично все вокруг кроме него самого. И он использует все средства, которые ему даны этими корпорациями для того, чтобы делать как можно меньше, потреблять как можно больше и получать как можно больше. Результат этого, кстати, в частности тот самый пресловутый финансовый кризис. Потому что…

    К.КРЮКОВ: Это неработающий механизм.

    А.ЦЕБОЕВ: Да, неработающий механизм, безответственность людей, которым были доверены очень ответственные инструменты, в том числе и финансовые. И вот это самое тяжелое наследие, которые мы получим. И мы с этим еще долго будем расследоваться. Это хуже, чем тот винтик, которого все ругали, когда человек при советской власти был винтиком, машины. Человек при советской власти – он, все-таки, был более-менее ответственным, и от него, как минимум, можно было ожидать подвига. От человека корпорации хрен дождешься какого подвига, потому что он не жертвует собой, он никогда не поставит общественное выше личного. Мне кажется, это ужасно то, что мы сейчас получаем. И корпорации постепенно начинают подменять собой государство.

    К.КРЮКОВ: Абсолютно. Идеологию государства, эстетику. Вообще, возникновение корпораций, которое долго к этому шло, но в «нулевых» оно приобрело некую такую самую фиксированную точку, самую ярко выраженную. Глобализация корпораций.

    А.ЦЕБОЕВ: Глобализация, которую мы знаем только как анекдотическое явление, благодаря существованием антиглобалистов, выступающих время от времени, да? Но это совсем не смешно. Уже государство выступает в роли таких, «шестерок» корпораций – не корпорации, а государства. Корпорации ведут войны сейчас.

    К.КРЮКОВ: Да, корпорации направляют государственную деятельность.

    А.ЦЕБОЕВ: Да, не государство. Погибают те же самые люди, но они погибают уже не во славу государства, а во славу корпораций. И это новая реальность. Хотя, это уже нечто больше, чем просто зарабатывание денег. Уже ну просто людей этих от денег тошнит – ну, куда их девать? Это уже просто новая идеология, это такие мутанты.

    К.КРЮКОВ: То есть это такой переход власти немножко? Эволюция власти?

    А.ЦЕБОЕВ: Эволюция власти, да. И требует больших усилий, конечно, от власти любой страны, особенно от супердержав, властей супердержав, чтобы удержаться и не стать одним из винтиков корпорации.

    Т.РОДНЯНСКАЯ: Очень интересно.

    К.КРЮКОВ: Да, глобализация-глобализация. Влияет даже на погоду.

    Т.РОДНЯНСКАЯ: Вот как раз мы, уже подводя итоги, давайте послушаем последний комментарий, это будет Владимир Владимирович Познер, телеведущий. Он расскажет, что ему запомнилось в этом десятилетии. Но прежде чем послушать пленку, я сообщу нашим слушателям, что вы можете присылать на наш телефон +7 985 970-45-45 ваши сообщения, в которых вы запишете свой телефон. И первым трем людям мы подарим новогодний журнал.

    К.КРЮКОВ: Это новогодний выпуск прекрасного журнала «Menu magazin».

    Т.РОДНЯНСКАЯ: Азамат Цебоев специально принес его с подарком. И что там за подарок?

    А.ЦЕБОЕВ: И там внутри этого журнала пластинка отличной группы, которая называется «Triangle Sun» – это наши московские ребята, играют шикарную музыку.

    Т.РОДНЯНСКАЯ: Вот как раз получите удовольствие, послушайте эту музыку. Для этого пришлите сообщение со своим номером. Первым троим слушателям мы подарим журнал «Menu magazin». А сейчас послушаем Владимира Владимировича Познера.

    В.ПОЗНЕР: Вот эти 10 лет – там были значимые события. Избрание Обамы. Я имею в виду то, что в Америке избрали чернокожего президента – это колоссального значения событие само по себе. Вот, не важно, там, как потом Обама окажется, каким президентом, но сам факт говорит о колоссальном сдвиге в самой Америке, это раз.

    Для меня очень важное событие – то, что Путин не стал менять Конституцию, хотя он мог это легко сделать. Были Олимпийские игры в Пекине, которые на меня тоже произвели сильное впечатление своей тоталитарностью. Я сразу вспомнил Москву, количество людей в военной форме, как-то все работало как часы, высылка оттуда 5 миллионов, снос наиболее отвратительных пекинских кварталов, а остальные спрятаны за очень аккуратной высокой стеной. И вот если проникнуть за эту стену, что можно было легко, вот, можно было увидеть, как на самом деле живут в Пекине при китайском чуде.

    И, конечно, некоторые спортивные достижения. Для меня то, что сделал Усэйн Болт на стометровке и на 200 метров – я любитель легкой атлетики – я такого никогда не видел, это для меня похоже лично на то, что когда-то сделал… Да, вот эти 8 метров 90 сантиметров.

    Ну, были хорошие театральные постановки, были хорошие фильмы. Но сказать, что было что-то такое, что останется, вот, что вот это случилось в этом десятилетии и через 30 лет это будут помнить, я ничего такого не помню.

    Я боюсь, что вообще это десятилетие останется как десятилетие разбившихся и неосуществившихся надежд очень многих людей. Движение, на мой взгляд, России к демократии сильно замедлилось, сильно притормозилось. Да, возник больший порядок, чем был до этого. Но установление этого порядка привело к лишению СМИ того, что я называю свободой слова, в значительной степени к уходу с телевизионного экрана многих интересных программ и интересных ведущих. Несомненно, это десятилетие запомнится процессом над Ходорковским – арестом Ходорковского и процессом над Ходорковским. Это все вещи негативные несомненно, которые запомнятся.

    Ну и, может быть, запомнится тем, что в этом десятилетии ближе к его концу, родились у наиболее романтической части населения, к которой я отношусь, некоторые надежды, что, может быть, начнется, все-таки, движение в сторону демократии. Большинство людей, в том числе на «Эхе Москвы», несомненно поднимут меня на смех и скажут, что это абсолютная ерунда. Ну, время покажет, кто из нас прав.

    Т.РОДНЯНСКАЯ: Владимир Владимирович Познер сказал, что, все-таки, надеется, что в следующем десятилетии все будет хорошо, пойдет на лад. Как ты считаешь, Азамат? Согласен?

    А.ЦЕБОЕВ: Да я более чем уверен, что все пойдет на лад. Тем более, вот, избрали Обаму.

    К.КРЮКОВ: По-моему, все уже хорошо.

    А.ЦЕБОЕВ: Хотя, избрание Обамы – это, безусловно, феноменально. В стране, которая еще не так давно проповедовала расовую сегрегацию, избрали чернокожего политика. Но я бы назвал Обаму, скорее, таким, переходным вариантом от белого к черному, потому что он не является чернокожим в полном смысле этого слова. Он не носитель вот этой идеологии…

    К.КРЮКОВ: Но, ведь, не все чернокожие Америки носители этих…

    А.ЦЕБОЕВ: Он всегда тянулся к белым, он всегда был рядом с белыми, совершенно справедливо полагая, что тот, кто тусуется с белыми, тот и забирает основную часть пирога.

    Т.РОДНЯНСКАЯ: Но все равно, он не белый.

    А.ЦЕБОЕВ: Он не белый, конечно. Но он не является носителем черной идеологии.

    Т.РОДНЯНСКАЯ: Свой среди чужих, чужой среди своих?

    А.ЦЕБОЕВ: Да. И именно поэтому он был избран. Потому что если бы он был чисто черным, опирался на поддержку только черных, то он бы, конечно, далеко не пришел. Между прочим, огромное количество наших людей думает, что в Америке очень много черных. Это иллюзия.

    К.КРЮКОВ: Это не совсем так, да.

    А.ЦЕБОЕВ: В Америке 12% чернокожего населения всего-навсего. Просто они очень заметны, и очень много музыки, и очень много фильмов, и всего такого.

    К.КРЮКОВ: Вполне может быть, что в Германии больше турков, в процентном отношении.

    А.ЦЕБОЕВ: Чем черных в Америке, да.

    Т.РОДНЯНСКАЯ: Просто они выделяются на контрасте. Такие черненькие.

    А.ЦЕБОЕВ: Да, и арабов во Франции.

    К.КРЮКОВ: Да, кстати, это тоже такая тенденция «нулевых» очень интересная – переселение.

    А.ЦЕБОЕВ: Да-да, перемешивание.

    К.КРЮКОВ: Переселение людей, смешивание культур. Потому что во Франции на сегодняшний день очень много арабского вообще есть в повседневной жизни, начиная от музыки, продолжая одеждой.

    А.ЦЕБОЕВ: Да, я не вижу в этом ничего плохого, если только не давать людям убивать ту культуру, которая есть в стране, коренную культуру. Она должна быть сохранена, эти люди должны учиться, воспринимать то, что есть. Они должны знать эту культуру лучше, чем коренные жители, мне кажется. Это очень важно.

    Т.РОДНЯНСКАЯ: Ну что далеко ходить? За последние десятилетия у нас было очень много, если можно так назвать, гостей столицы. Кому-то это нравилось, кому-то это не нравилось. Конечно, большинству это не нравилось, было очень много возмущений.

    К.КРЮКОВ: Ну, мне кажется, тут тоже… Это речь идет о некоей глобализации, потому что вообще перемещение человека по земному шару – оно, как бы, стало легче гораздо.

    А.ЦЕБОЕВ: Да. Но ничего страшного и в гостях столицы тоже нет, я сам в каком-то смысле гость столицы, приехал сюда в 1982 году. Просто есть ужасные люди и среди коренных москвичей в 6-м поколении. И спросите любого районного прокурора – он расскажет. Просто есть виды работ, которые местные люди не хотят исполнять – тоже проблема. А работы на всех не хватает, поэтому приходится нанимать тех, кто хочет эту работу делать. Нужно просто относиться по-человечески ко всем. И не уступать своего места, а делиться. Учитесь делиться, и вы станете все богаче.

    Т.РОДНЯНСКАЯ: Мы забыли очень важную тему «Литература в уходящем десятилетии». Что тебе запомнилось? Гарри Поттер?

    А.ЦЕБОЕВ: Мне запомнилось, что появилось очень много хороших русскоязычных писателей.

    К.КРЮКОВ: А, к примеру? Назови? Ну, на твой личный вкус и цвет?

    А.ЦЕБОЕВ: Кроме общеизвестных Пелевина, Сорокина, Санаев.

    К.КРЮКОВ: Павел Санаев.

    А.ЦЕБОЕВ: Мы делали большой материал с писателями.

    Т.РОДНЯНСКАЯ: У вас там было много писателей. Кроме Санаева кого вы еще брали?

    А.ЦЕБОЕВ: Там был с десяток писателей. Там были писатели-фантасты типа Глуховского, такие, фэнтези. Там были и серьезные писатели. У меня ужасная память просто на имена, на фамилии.

    Т.РОДНЯНСКАЯ: А если это не наши писатели, мировая литература?

    К.КРЮКОВ: Вот, фантастические всплески, Гарри Поттер взлетел на поднебесную и Дэн Браун. Вот это тоже такие были 2 феномена «нулевых».

    А.ЦЕБОЕВ: При этом Гарри Поттер – это очень хорошая литература, а Дэн Браун – на мой взгляд, все-таки, аферист по большому счету. А фантастика, в принципе, и в кинематографе то же самое, основные тиражи собирает.

    К.КРЮКОВ: Да. Гарри Поттер собрал феерические, Браун собрал феерические, да.

    Т.РОДНЯНСКАЯ: И Джоан Роулинг, благодаря своему детищу Гарри Поттеру, стала кумиром десятилетия, что говорит журнал «The Times», опубликовавший рейтинги топ-людей уходящего десятилетия. Она, по-моему, даже в первой десятке, если я не ошибаюсь. Она заработала огромное состояние, благодаря своему Гарри Поттеру.

    К.КРЮКОВ: Азамат, у нас передача потихоньку подходит к концу. Твои личные топ-люди этого десятилетия? Для тебя?

    Т.РОДНЯНСКАЯ: Кроме Джоан Роулинг. Кумиры этого десятилетия?

    А.ЦЕБОЕВ: Ну, главный кумир этого десятилетия – это мои дети. И их, конечно, трудно перебить в этом, отнимают больше всего моего внимания. Наши политики очень многие, в частности, Путин как ни банально это звучит.

    Т.РОДНЯНСКАЯ: А Медведев?

    А.ЦЕБОЕВ: Медведев пока еще продолжает зарекомендовывать себя, но имеет все шансы стать.

    Т.РОДНЯНСКАЯ: Кстати, Медведев на вопрос, когда его буквально недавно спросили, кого вы считаете человеком года, ответил, что человек года – это каждый человек, который родился в этом году.

    К.КРЮКОВ: Поразительный ответ. Очень интересно.

    А.ЦЕБОЕВ: Да, вывернулся.

    Т.РОДНЯНСКАЯ: Вот так вот.

    А.ЦЕБОЕВ: Молодец.

    Т.РОДНЯНСКАЯ: Ну, к сожалению, время нашей передачи подходит к концу, Новый год уже наступает буквально на пятки и я хочу поздравить наших радиослушателей с наступающим Новым годом, пожелать, чтобы в следующем десятилетии было побольше приятных событий, позитивных моментов как в мире, так и в вашей личной жизни. Что вы пожелаете?

    К.КРЮКОВ: А я со своей стороны хочу пожелать очень много сил, добра, любви друг к другу и много идей, которые имеют под собой почву. Которые не просто созданы для того, чтобы заработать деньги, а для того, чтобы что-то сотворить, что-то сделать, созидать. Потому что мы все входим в новый мир, в этом новом мире надо что-то делать. Всех с Новым годом, и я очень надеюсь, что все будет хорошо.

    А.ЦЕБОЕВ: Я абсолютно согласен. Главное – оставаться человеком и поменьше думать о деньгах и побольше думать о том, чтобы сделать чего-то позитивного и приятного, и доброго окружающим людям.

    Т.РОДНЯНСКАЯ: Спасибо большое. Это была программа «Zoom». Я, Таня Роднянская, Константин Крюков и Азамат Цебоев. До свидания.

    А.ЦЕБОЕВ: Спасибо. До свидания.

    К.КРЮКОВ: До свидания.

    »crosslinked«




    Комментирование закрыто.