Опросы

Как вам интервью с Дмитрием Медведевым?

Посмотреть результат

Loading ... Loading ...

Поиск

Архив




  • Управление
  • 21 ноября 2006

    Владимир Познер на Эхо Москвы. Телехранитель. 21.11.2006



    “Тихий Дон” – телеэкранизация

    Версия для печати
    Е. АФАНАСЬЕВА – Добрый вечер. В эфире «Телехранитель» – программа о сути телевидения и о тех, кто определяет и хранит эту суть. В студии Елена Афанасьева. Как всегда по воскресеньям говорим мы о персонах и программах, событиях и антисобытиях, которые влияют на то, каким наше телевидение будет сегодня и завтра. Событие минувшей недели, вызвавшее наибольший отклик в средствах массовой информации, шквал откликов в Интернете, какие-то обсуждения – это, конечно, экранизация «Тихого Дона», показаны первые три серии по «Первому каналу», на следующей неделе еще четыре серии в эфире. Собирались мы сегодня поговорить с Федором Бондарчуком, который сделал телевизионную версию, смонтировал материал, снятый своим отцом. К сожалению, Федор улетел, забыв нас об этом предупредить. Но у нас по телефону на связи Ирина Константиновна Скобцева. Добрый день, Ирина Константиновна.

    И. СКОБЦЕВА – Добрый день.

    Е. АФАНАСЬЕВА – Мы знаем, что вы приболели немножко, поэтому не смогли к нам прийти. Но будем надеяться, что вы сможете с нами поговорить по телефону.

    И. СКОБЦЕВА – Я только прошу извинить за мой голос.

    Е. АФАНАСЬЕВА – Да, постараемся, чтобы мы смогли с вами поговорить, не очень вас долго задерживать на связи. А во второй части программы после новостей тоже по телефону на связи будут дети Михаила Шолохова. Мария Михайловна и Михаил Михайлович. Мы зададим вопросы им. Ирина Константиновна, вы фильм, который смонтировал… телевизионную версию Федора видели раньше или сейчас смотрите в эфире вместе со всеми зрителями?

    И. СКОБЦЕВА – В конечном варианте, конечно, вместе со зрителями. В конечном, в самом последнем. Конечном варианте.

    Е. АФАНАСЬЕВА – А фильм, который, я знаю, на Западе идет киноверсия, которую монтировал ваш муж, да?

    И. СКОБЦЕВА – Вы знаете, я не могу вам сказать, я не обладаю этой информацией.

    Е. АФАНАСЬЕВА – То есть ту версию, которую делал Сергей Федорович, вы не видели готовую, да? Киноверсию.

    И. СКОБЦЕВА – Нет.

    Е. АФАНАСЬЕВА – Скажите, пожалуйста, вы, наверное, лучше других, вы были и на съемках, вы знали, что задумывал Сергей Федорович, как вам кажется, в том виде, в каком она сейчас вышла на телеэкран, это произведение далеко от его замысла первоначального, или удалось все-таки сделать что-то близкое к тому, что Сергей Федорович задумывал?

    И. СКОБЦЕВА – Вы знаете, когда Сергей Федорович смонтировал 10 серий телеварианта и вчерне смонтировал киновариант, оставалось совсем немного, оставалось только так называемая «постпродакшн», когда записывается звук, когда записывается музыка. Но и все эмоции, мысли и задумы остались вот там, на монтажном столе в Италии. Потому что наступила пауза, которая длилась в течение года, и в конце 94-го года Сергея Федоровича не стало. 14 лет пролежала эта картина. И 14 лет она подвергалась, по всей вероятности, различным экспериментам до тех пор, пока этот весь материал ни был собран в банке «Националь де ла Воре» и опечатан. И продюсер был, как называется, в банкротстве, поэтому то, что пришло в Россию, то, что купили, это был материал и отдельные варианты монтажа Сергея Федоровича. И конечно была большая заслуга и канала, и особенно Федора, забрать это все, посмотреть, привести это в какой-то порядок. Например, вы знаете, не было… роман «Тихий Дон», а там тихого Дона не было, потому что все пейзажные натурные съемки: Дон зимой, Дон летом, окрестности Дона, этого не было, они потом это доснимали.

    Е. АФАНАСЬЕВА – То есть это уже сейчас досняли, да?

    И. СКОБЦЕВА – Да, сейчас досняли. Спасибо большое конечно «Первому каналу», что Федя имел возможность это доснять: солнце, луну, звездное небо. Но хочу сказать, что сам Сергей Федорович всегда говорил, что если задум режиссера выполняешь уже в готовом виде, но на 45 %, это уже счастье. А я считаю, что вот «Тихий Дон» – это такая трагедия жизни у Бондарчука, что он не смог до конца довести эту работу.

    Е. АФАНАСЬЕВА – Я напоминаю, что это Ирина Константиновна Скобцева, она с нами на связи по телефону. Я скажу наши средства связи со слушателями. Наш эфирный пейджер 725-66-33. Пожалуйста, вы можете высказывать свои точки зрения по поводу того, смотрите, не смотрите вы сериал «Тихий Дон», нравится, не нравится, что нравится. И одна телефонная линия у нас свободная, можете попробовать задавать свои вопросы. Линия пока только одна 783-90-26. Вопросы сейчас Ирине Константиновне, если они у вас есть. Ирина Константиновна, пока я задам вопрос. Вы следили за реакцией в прессе на фильм, которая случилась в последние дни?

    И. СКОБЦЕВА – Вы знаете, в нашем доме «желтой прессы» не бывает.

    Е. АФАНАСЬЕВА – Но не только «желтая» бывает. У вас же вроде бы есть и более серьезная пресса.

    И. СКОБЦЕВА – Доходят слухи. У меня были серьезные передачи на телевидении, серьезные были журналисты…

    Е. АФАНАСЬЕВА – Я просто хотела спросить, вы знаете, какие отклики фильм вызвал, хорошие или плохие, в массе своей?

    И. СКОБЦЕВА – Вот мы послушаем, что скажет зритель.

    Е. АФАНАСЬЕВА – Давайте тогда выведем зрителей и слушателей. Пожалуйста, 783-90-26. Добрый вечер. Сорвался звонок. Тогда еще раз попробуем. 783-90-26, если у вас есть вопросы Ирине Константиновне Скобцевой, пожалуйста. Только приемник сразу… Да, что-то у нас сегодня с линией. Еще раз попробуем, если нет, придется самим разговаривать. Когда вторая линия занята, наверное, трудно выводить в эфир слушателя. Добрый вечер. Алло.

    СЛУШАТЕЛЬ – Алло.

    Е. АФАНАСЬЕВА – Добрый вечер. Как вас зовут и откуда вы?

    СЛУШАТЕЛЬ – Меня зовут Андрей.

    Е. АФАНАСЬЕВА – Вы откуда, Андрей?

    СЛУШАТЕЛЬ – Я из Подмосковья.

    Е. АФАНАСЬЕВА – Вы что-то хотите нам сказать о своем отношении к сериалу или нет?

    СЛУШАТЕЛЬ – Вы знаете, можно сказать отрицательные?

    Е. АФАНАСЬЕВА – Наверно, можно, раз вы дозвонились.

    СЛУШАТЕЛЬ – Скажите, пожалуйста, Сергей Федорович Бондарчук знал, что главный герой гомосексуалист играет Григория? Я сам-то казак вообще-то.

    Е. АФАНАСЬЕВА – Это вопрос Ирине Константиновне?

    СЛУШАТЕЛЬ – Ну, всем. И «Первому каналу», в том числе.

    Е. АФАНАСЬЕВА – Но в данном случае мы разговариваем с Ириной Константиновной.

    СЛУШАТЕЛЬ – Ну хорошо.

    Е. АФАНАСЬЕВА – Ирина Константиновна, вы слышали вопрос нашего гостя?

    И. СКОБЦЕВА – Я слышала вопрос. Да-да. Может быть, вы мне поможете. Я не искушена в этом вопросе. Но что эти и журналисты, и казак хочет сказать, я не понимаю.

    СЛУШАТЕЛЬ – Вы знаете, казачество просто будет ненавидеть вашу семью за то, что вы поставили Григория нашего (нашего Григория!) актера, который гомосексуалист. Дикость!

    Е. АФАНАСЬЕВА – А вы хотите говорить от имени всего казачества?

    СЛУШАТЕЛЬ – Это дикость просто на просто. Вы понимаете. Я просто не хочу дальше обижать. Наше отношение. И больше я говорить ничего не буду. Спасибо.

    И. СКОБЦЕВА – Спасибо вам за ваше отношение. Но Сергей Федорович не был в курсе…

    Е. АФАНАСЬЕВА – Сексуальной ориентации актера.

    И. СКОБЦЕВА – …патологических достоинств нашего героя. Этот герой был предложен итальянскими продюсерами. И вопросы, которые волновали Сергея Федоровича, это были творческие вопросы. А вот то, о чем вы говорите, во-первых, это даже не стоял этот вопрос, и он, по-моему, даже и не должен быть главным, когда мы обсуждаем «Тихий Дон». Тут нет концептуальной критики, есть такое впечатление, что мы все сами не только сексопатологи, что для нас это сейчас вопрос, который стоит во главе угла.

    Е. АФАНАСЬЕВА – Ирина Константиновна, я вот о чем хотела спросить. Понятно, что иностранные актеры были Сергею Федоровичу навязаны. Наверное, он выбрал бы совсем других актеров, если бы имел возможность работать с русскими. Так? Но когда он с ними поработал, он был доволен тем, как его задачу выполнили Руперт Эверет и Дельфин Форест, или нет?

    И. СКОБЦЕВА – Я думаю, что Сергей Федорович понимал, что Руперт еще такой только начинающий актер, но он уже был молодой звездой. И то, что он учился в течение этого времени, рядом был с ним такой прекрасный актер, как Мюррей Абрахам и наши русские актеры, и он постепенно набирал для своего такого казачьего багажа очень много. Потом Сергей Федорович сам уделял ему много внимания, знакомил его и с бытом, и с поведением, и с семьей казацкой, поэтому он… надо смотреть фильм до конца.

    Е. АФАНАСЬЕВА – Ирина Константиновна, из тех откликов, которые есть сейчас на сериал, естественно, есть положительные отрицательные, наибольшее количество претензий, как мне показалось, среди тех, кто не очень положительно воспринял «Тихий Дон» (экранизацию), во-первых, это игра иностранных актеров, а второе – это озвучка. Очень много претензий к тому, как проведено озвучание в том, что актеры не попадают часто в голос, что движения губ, понятно, которые произносят слова по-английски, в том, что странно звучит это казачий говор, не всегда удачно его воспроизводит Марина Зудина и Суханов. Как вам кажется, это логично, то, что озвучка такая, как она есть, или это все-таки не совсем удачная озвучка?

    И. СКОБЦЕВА – Это очень сложно, потому что смыкание английской речи и русской речи. Но мы выбрали среднее, чтобы уже сейчас-то говор совсем другой, мы же жили в Вешках, мы слышали, как говорят.

    Е. АФАНАСЬЕВА – Да говора конечно не осталось!

    И. СКОБЦЕВА – … и женщины. Но я считаю, что актеры так старались, и Марина Зудина просто прелестно звучала и звучит…. Конечно, может быть, где-то есть агрессия, но это уже ты не спишешь, это соотношение английской речи и нашей русской.

    Е. АФАНАСЬЕВА – Давайте попробуем еще звонок принять. 783-90-26. Добрый вечер.

    СЛУШАТЕЛЬ – Алло. Здравствуйте.

    Е. АФАНАСЬЕВА – Как вас зовут и откуда вы?

    СЛУШАТЕЛЬ – Меня зовут Тамара Борисовна. Я из Москвы. Во-первых, мне бы хотелось поздравить Ирину Константиновну и всю семью с тем, что они добились все-таки возврата этого фильма, что мы можем его посмотреть и иметь свое мнение. А во-вторых, я хочу сказать, что наши зрители должны все-таки отвлечься от версии Герасимова и посмотреть более объективно на этот фильм и на игру актеров. Причем здесь ориентация? Молодой человек сыграл очень даже неплохо. А что касается дубляжа Суханова, это просто превосходно. Что касается Аксиньи, конечно, она не актриса, эта Дельфин, она конечно не сыграла так, как нам бы хотелось, но Зудина показала себя такой актрисой, она за нее все доиграла. Что же касается вообще впечатления, то конечно есть такое впечатление, что чего-то не хватает, особенно в первой серии, что нет последовательности изложения, но, в общем, хочу сказать, что очень все смотрится неплохо. Абрахам просто великолепен, наши актеры прекрасные. Прекрасная операторская работа, прекрасная музыка. И все-таки надо смотреть более объективно, мне так кажется.

    Е. АФАНАСЬЕВА – Спасибо за мнение. Да, Ирина Константиновна.

    И. СКОБЦЕВА – Спасибо. Я хочу сказать тем зрителям, которые, может быть, слушают нас и которые не слушают, досмотрите фильм до конца…

    Е. АФАНАСЬЕВА – Ирина Константиновна (извините) я хочу зачитать реплику, которая пришла на пейджер от слушательницы Елена Ивановна. Она так и пишет: «Я возмущаюсь вашей передачей в том смысле, что вы начинаете обсуждение фильма, у которого показано только три серии, не даете людям создать свое мнение о фильме, посмотрев его до конца». Так что вот, поддерживает вас, что надо до конца досмотреть.

    И. СКОБЦЕВА – Нет, еще я хочу сказать, что зритель от зрителя очень отличается. Есть зритель, который смотрит, и как бы в нем присутствует не наивность, а желание получить удовольствие или что-то познать или что-то увидеть. А есть зритель, который садится и говорит, ну-ну, ну покажи мне…

    Е. АФАНАСЬЕВА – Ну, удивите меня чем-нибудь.

    И. СКОБЦЕВА – …а я вас покритикую. Это относится к первому нашему выступающему казаку, который выступил с такой непримирительной такой жестокой, я бы сказала, речью.

    Е. АФАНАСЬЕВА – Ирина Константиновна, я тоже казачка сама коренная, дед у меня как раз родом из тех мест, где начинается «Тихий Дон», так что я единственное могу сказать тому гостю, что не надо говорить за все казачество. Вот и все. Давайте еще один звонок успеем принять прежде, чем мы скажем Ирине Константиновне спасибо. 783-90-26. Добрый вечер. Сорвался звонок. Еще раз сейчас попробуем. 783-90-26. Добрый вечер. Алло. Очень плохо слышно, потому что у нас заняты две сразу телефонные линии и не всегда получается. Алло.

    СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте. Это Москва?

    Е. АФАНАСЬЕВА – Это «Эхо Москвы». Вы в прямом эфире. Пожалуйста.

    СЛУШАТЕЛЬ – Добрый вечер.

    Е. АФАНАСЬЕВА – Как вас зовут?

    СЛУШАТЕЛЬ – Ломакина Ольга Васильевна. Город Тюмень. Мы здесь всей семьей смотрим передачу, готовим ужин, громко-громко сделали радио, с интересом слушаем. С большим уважением относимся и к Сергею Федоровичу, и к супруге его. Вот у нас такой вопрос. Скажите, тот исходный материал, который Федор имел – это что? Остатки, или это…. Или это еще вариант какой-то второй дубль? Все-таки (еще вопрос) видел ли Федор тот материал, который смонтировал сам Сергей Федорович?

    Е. АФАНАСЬЕВА – Спасибо за вопрос. Просто у нас сейчас скоро новости, поэтому давайте Ирина Константиновна ответит.

    И. СКОБЦЕВА – Я быстро вам отвечу. Материал пришел в коробках, их было 400. Но то, что смонтированное, даже мне на канале, я говорю, а где же подлинные 10 серий, смонтированные Сергеем Федоровичем. Говорят, да они все разрознены, поэтому…

    Е. АФАНАСЬЕВА – То есть той версии не осталось? Да, Ирина Константиновна?

    И. СКОБЦЕВА – Вот этого подлинного…

    Е. АФАНАСЬЕВА – Черновой версии монтажа не осталось, да?

    И. СКОБЦЕВА – Подлинного авторского 10-серийного фильма, он разрознен, разбит, и конечно Феде приходилось это все заново делать.

    Е. АФАНАСЬЕВА – Ирина Константиновна, спасибо вам большое за участие в нашей передаче. Выздоравливайте, пожалуйста. А мы досмотрим фильм до конца. Спасибо вам.

    И. СКОБЦЕВА – Спасибо большое вам.

    Е. АФАНАСЬЕВА – Это программа «Телехранитель», говорим о «Тихом Доне», продолжим после новостей.

    НОВОСТИ

    Е. АФАНАСЬЕВА – Итак, мы продолжаем программу «Телехранитель», в студии Елена Афанасьева. Говорим сегодня о сериале «Тихий Дон», И сейчас у нас на связи по телефону дети Михаила Александровича Шолохова. Мария Михайловна из Москвы. Добрый день, Мария Михайловна.

    М. ШОЛОХОВА – Добрый день.

    Е. АФАНАСЬЕВА – И Михаил Михайлович из Ростова-на-Дону. Добрый день, Михаил Михайлович.

    М. ШОЛОХОВ – Здравствуйте.

    Е. АФАНАСЬЕВА – Очень приятно вас слышать. Наверное, сейчас вы самые строгие критики этого произведения. Первый, естественно, вопрос, вам как, нравится или не нравится? Мария Михайловна.

    М. ШОЛОХОВА – Очень трудно сказать. Вы знаете, сказать, что нравится, я бы так не сказала. Я никого не хочу обидеть. Но конечно в моем представлении… у меня и детство, и юность прошли среди казаков, я сама, можно сказать, казачка. У моей мамы был отец станичный атаман. Так что все обычаи, как ходили казаки, как говорили, жизнь моя сознательная в основном начиналась и прошла в станице Вешенской. Знаете, ожидала большего. Мастерство Сергея Федоровича, конечно, меня как-то даже смутилото, что я увидела, потому что какое-то чувство, что это не Сергей Федорович снимал, а если Сергей Федорович, то это как черновой вариант.

    Е. АФАНАСЬЕВА – Это и был сначала черновой вариант. Нет белового монтажа.

    М. ШОЛОХОВА – Я понимаю. Но даже в черновом моем понимании (я далеко от кинокритики), я просто вам высказываю мое мнение. Герои, особенно иностранные герои, ну, красивые люди: и Дельфин Форест, и Рупер Эверет, они сами по себе конечно красивые, но в роли Аксиньи и Григория они не смотрятся. Какие-то, я бы сказала, убожные, какие-то заторможенные, нет страсти казачьей, нет выправки казачьей. Одежда не казачья. Говор не казачий, скорее, украинский какой-то.

    Е. АФАНАСЬЕВА – Говор – это уже при озвучке.

    М. ШОЛОХОВА – Озвучание такое, что не хуторскИе, а хУторские. Потом, зарАз, зАраз – как они там совсем не так, как казаки говорят. Но это все ерунда. Меня волнует совсем другое, что не все читали, может быть, из молодых «Тихий Дон», и даже трудно понять, кто есть кто, и что есть что. Понимаете, какие-то отрывки.

    Е. АФАНАСЬЕВА – Спасибо. Сейчас у Михаила Михайловича спросим. Михаил Михайлович, вы согласны с мнением сестры, или у вас свое мнение?

    М. ШОЛОХОВ – У меня скорее более категоричное.

    Е. АФАНАСЬЕВА – Что вы хотите сказать?

    М. ШОЛОХОВ – Это не Григорий, это не Аксинья. Это не Пантелей Прокофьевич, это не Дарья. Это не Бондарчук, это не Шолохов.

    Е. АФАНАСЬЕВА – Вот так. Очень категоричное мнение. Скажите, Михаил Михайлович или Мария Михайловна, может, кто знает, когда говорили о том, почему Бондарчук стал это снимать, проскакивала такая информация, что ваш отец Михаил Александрович Шолохов когда-то говорил Бондарчуку, что ему не очень нравится фильм Герасимова. Так ли это?

    М. ШОЛОХОВА – Этого не может быть.

    Е. АФАНАСЬЕВА – Михаил Михайлович, вы тоже думаете, что это неправда.

    М. ШОЛОХОВ – Я не слышал этого. Это просто разговоры, конечно. Отец, наверное, не мог так сказать.

    М. ШОЛОХОВА – Это не могло быть, никак не могло быть. У них с Сергеем Федоровичем Бондарчуком были очень теплые хорошие отношения. Он всегда его называл Сережей. И после того, как Сергей Федорович снял «Судьбу человека», он считал, что после Герасимова может это сделать только Сергей Бондарчук. Но фильм Герасимова ему был очень по душе. Это я могу со всей ответственностью сказать.

    Е. АФАНАСЬЕВА – Михаил Михайлович, вы, насколько я понимаю, были в то время, когда снимался бондарчуковский «Тихий Дон», где-то на Дону, в Ростове, в Вешенской бывали. Вы видели сами съемки, в этом процессе, может, как-то были задействованы или нет?

    М. ШОЛОХОВ – Очень немного. В массовке. Больше ничего не видел.

    Е. АФАНАСЬЕВА – То есть вы не были участником процесса. О реакции вешенцев знаете что-либо на сериал?

    М. ШОЛОХОВ – Ну что не знаю, если сказать вам реакцию одного из моих близких товарищей, соседа по станице Вешенской, он сказал, это школьная самодеятельность.

    Е. АФАНАСЬЕВА – Вот так. Так что не понравилось.

    М. ШОЛОХОВ – Это примерно оценка всех казаков, живущих здесь, всех, кто более или менее знаком с жизнью.

    Е. АФАНАСЬЕВА – А как вы думаете, в чем причина? Это то, что мы получили версию не самого Сергея Федоровича Бондарчука, а смонтированную по черновым материалам, или в том, что сериал был рассчитан на западную аудиторию, поэтому и актеры были западные, и может, более лубочный стиль выбран. В чем основная причина, что это, по вашему мнению, неудачная экранизация?

    М. ШОЛОХОВ – Вы меня спрашиваете?

    Е. АФАНАСЬЕВА – Давайте с вас начнем, потом Мария Михайловна.

    М. ШОЛОХОВ – Я просто убежден, что Сергей Федорович был лишен тех возможностей, на которые он рассчитывал. Финансировала все-таки фильм Италия. И я думаю, здесь возникли какие-то трудности, поскольку потом фильм попал в долговую яму, в банк какой-то итальянский, где он брал кредит, я думаю, эти финансовые трудности возникли уже раньше, и Сергей Федорович чувствовал, что он не может сделать того, что он хотел бы. И, скорее всего, именно благодаря этому получился фильм… я не знаю, я считаю, что здесь еще и большая вина его сына, потому что он смонтирован, на мой взгляд, очень неудачно, и даже тексты от автора, который читает Михалков, они не помогают, они тоже какие-то примитивные и совершенно не к месту и не лучшим образом подобраны.

    Е. АФАНАСЬЕВА – Мария Михайловна, а вам как кажется, в чем причина основная?

    М. ШОЛОХОВА – Причина конечно в основном то, что, мне кажется, вы меня извините за это сравнение, но так говорят, кто платит, тот и музыку заказывает.

    Е. АФАНАСЬЕВА – Не нашла Россия денег на этот сериал, да?

    М. ШОЛОХОВА – Сергей Федорович не выполнил того, что он намечал, не сделал. Он, может быть, был поставлен в какие-то рамки, потому что действительно сказал брат, я с ним согласна, что это не Бондарчук и это не Шолохов, к сожалению.

    Е. АФАНАСЬЕВА – Тогда у меня еще один вопрос. Как вам кажется, среди тех реплик, которые есть у зрителей, случались и такие, что лучше бы нам всего этого не показывали, так и остался бы фильм для западного потребления. Как вам кажется, даже в таком виде хорошо, что фильм пришел к российскому зрителю или лучше бы его не было? Мария Михайловна, ваша точка зрения.

    М. ШОЛОХОВА – Вы знаете, если бы этот фильм смотрели только не казаки, а казаков очень много, перечислить трудно, ведь сейчас же возрождается казачество, и для них свято все, от того как герои фильма чуб зачесывали, чтобы был навитой, и фуражка набекрень носилась, и кончая говоров и одеждой. И понимаете, декольте большое, не большое. Все это мелочи. Важна игра. Когда мы смотрим даже зарубежные фильмы, мы сострадаем. А в этом фильме не сострадаешь, просто смотришь. Конечно когда там пейзаж донской, родина, сердце сжимается. А в принципе, в герасимовском фильме я помню отец плакал.

    Е. АФАНАСЬЕВА – Михаил Михайлович, а вам как кажется лучше бы не показывали или хорошо все равно, что этот фильм показали?

    М. ШОЛОХОВ – Я думаю, что лучше конечно все равно то, что его показали.

    М. ШОЛОХОВА – И вообще надо до конца досмотреть фильм. С этим я согласна.

    Е. АФАНАСЬЕВА – Я единственное, что могу сказать, по данным в Интернет-библиотеке «Альдебаран» за первую неделю показа этого фильма роман «Тихий Дон» поднялся в десятку самых читаемых произведений в разделе «проза». Думаю, что запросы в книжных магазинах тоже сильно увеличились. Может быть, по крайней мере это вызовет желание читать великий роман вашего отца, как вам кажется?

    М. ШОЛОХОВ – Остается только надеяться. Потому что читают сейчас очень мало. Но мне кажется, что, по крайней мере, многим людям захочется посмотреть герасимовский фильм, кто-то вернется к этому фильму, кто-то захочет прочитать. В любом случае на фоне того, что сейчас демонстрируется по телевидению и в кинотеатрах, я считаю, что в любом случае это хорошо. Возвращение классики, оно всегда хорошо.

    Е. АФАНАСЬЕВА – Мария Михайловна, вы что думаете?

    М. ШОЛОХОВА – Я тоже такого мнения.

    Е. АФАНАСЬЕВА – Спасибо вам огромное за то, что вы с нами сегодня поговорили. Желаем вам досмотреть фильм до конца. А мы попробуем еще поговорить со слушателями. Напоминаю, что это были дети Михаила Александровича Шолохова Мария Михайловна и Михаил Михайлович. Они были с нами на связи по телефону. Вот такое у нас с вами получилась сегодня телефонное общение. Я предлагаю обсудить сейчас нам со слушателями. Правда, у нас есть еще один гость по телефону. Это Владимир Владимирович Познер. Сейчас мы попробуем с ним созвониться. А пока напомню, что наш пейджер 728-66-33. Вы можете еще высказывать свои точки зрения, а после того как переговорим с Познером, мы сможем обсудить с вами, уважаемые слушатели, что хорошо, что плохо в этом фильме. Еще не могли мы дозвониться, сейчас посмотрим. Я прочту вам пока несколько реплик с пейджера, которые у нас есть. «Не забывайте, в какое время снимался фильм, – пишет Наталья, – Бондарчук подвергался жесточайшей обструкции со стороны союза кинематографистов, и поэтому вынужден был снимать на иностранные деньги». Алена считает, что это полный провал «Тихого Дона», несмотря на уважение к режиссеру. Таких точек зрения полярных достаточно много. Есть люди, которые пишут, что фильм очень интересный. Сейчас мы поговорим с Владимиром Владимировичем Познером. Владимир Владимирович, Добрый вечер.

    В. ПОЗНЕР – Добрый.

    Е. АФАНАСЬЕВА – Скажите, пожалуйста, ваша прошлая программа была полностью посвящена «Тихому Дону», скажите, это было решение канала в рамках промоакции «Тихого Дона», или вы действительно сочли это событие событием недели?

    В. ПОЗНЕР – Я считаю, что это не событие недели, я считаю, что одно из событий года в течение больше 10 лет пытались вернуть работу выдающегося совершенно режиссера Бондарчука на родину. И то, что это удалось, и то, что наконец это вышло, конечно, это была промокампания канала. И был бы глупый канал, который бы не пытался привлечь внимание к такой акции. Но я глубоко убежден, что это важнейшее культурное событие. Не было вопроса, что это мне навязали. Мне казалось, что это очень важно. К сожалению, в программе «Времена» мы очень редко можем касаться каких-то культурных событий, событий искусства, потому что они как-то не являются общенациональными. А в данном случае это безусловно так. И я считаю, что мы правильно абсолютно сделали.

    Е. АФАНАСЬЕВА – Владимир Владимирович, вы, заканчивая программу, сказали, что надо посмотреть, что вы будете смотреть. Вы смотрели?

    В. ПОЗНЕР – Смотрел. Вы знаете, я слушал очень внимательно вашу программу сегодня. Естественно, все это мне не безразлично. Я бы хотел поставить несколько, по крайней мере с моей стороны, точек. Первая точка. Сергей Бондарчук, который мечтал, действительно мечтал сделать «Тихий Дон», не мог его сделать в Советском Союзе, не мог его сделать и после окончания существования Советского Союза, потому что не было денег. Это первое. Поэтому пенять в этом смысле надо не на итальянцев, которые дали, а на тех, которые почему-то считали, что давать не надо. Это первое. Второе. Коль скоро он делал это в Италии и делал это для Запада, понятно, что это надо было приспосабливать для Запада. Когда люди говорят, ну как же могут иностранцы сыграть наших русских людей, я задаю вопрос, а как же русские люди могут играть Шекспира, как же они могут играть Мольера, а как же они могут играть массу иностранных. Сирано де Бержерак. Французы, наверное, должны плеваться, потому что ну как же русский может играть француза. Знаете, мне кажется, в этом очень много ханжества. И, в конце концов, фильм этот делался не для Донского казачества, отдельно взятого, а фильм этот делался для широкого зрителя. Есть вещи там несомненно удачные, наверняка есть неудачные, у каждого из нас здесь своей Григорий и своя Аксинья. Но меня удивляет степень неприятия, я бы даже сказал, иногда озлобленности, с которого говорят об этом фильме. Просто я этого не понимаю. И мне чрезвычайно это неприятно.

    Е. АФАНАСЬЕВА – Как раз Наталья в реплике на пейджер вас поддерживает и пишет: «Познеру спасибо, так как если этот фильм подвигнет наших читателей открыть для себя «Тихий Дон», который уж не хуже «Унесенных ветром», которые читали юноши и девушки, то стыдно, не читали «Тихий Дон» в полном объеме». Вот такое мнение. Владимир Владимирович, а вам-то фильм нравится или нет?

    В. ПОЗНЕР – Скажем так, то, что я увидел, не соответствует моему пониманию этого великого на самом деле произведения. Вы понимаете, Федор Бондарчук говорил, что он считает, что его отец пытался сделать фильм о любви на фоне тех событий, которые происходили. Я когда в первый раз прочитал «Тихий Дон», мне было довольно уже много лет, я потрясся тому, что это вообще было издано в Советском Союзе, потому что на самом деле это антисоветский роман.

    Е. АФАНАСЬЕВА – Глубоко антисоветский.

    В. ПОЗНЕР – Потому что Григорий – единственный приличный, я не говорю конечно об Аксинье, но единственный настоящий честный приличный человек, понятно, что его расстреляли. И, кстати говоря, расстреляли того человека, с которого он был писан. Поэтому я думал, как же это издали в Советском Союзе. Так вот эта трагедия приличного человека в той ситуации, которая произошла в России, этого в фильме, на мой взгляд, нет. Есть любовная история, есть, кстати, очень удачные сцены, замечательно сыгранные. Но трагедия не просто любви, а трагедия целой страны, трагедия как нечто совершенно исполинских масштабов, которая так написана у Шолохова, что просто удивительно, этого, по-моему, в фильме нет. Но сказать, что этот фильм ничтожен, не нужен, какой-то несоответствующий, по-моему, это просто как-то даже стыдно.

    Е. АФАНАСЬЕВА – Спасибо, Владимир Владимирович, вам за вашу точку зрения. Всего доброго.

    В. ПОЗНЕР – Спасибо и вам.

    Е. АФАНАСЬЕВА – Вот мы выслушали сегодня всех наших гостей по телефону. Готовы слушать ваши точки зрения, уважаемые слушатели и зрители «Тихого Дона». Только давайте сегодня разделимся так. Линия 783-90-25 для тех, кому фильм понравился и нравится, скорее нравится, чем нет, Вот так сформулируем. 783-90-26 – которым скорее не нравится, чем нравится. И о чем я вас попрошу, уважаемые мои слушатели и зрители фильма, давайте без больших эмоциональных реплик плохо или хорошо, а попробуем привести аргументы. Не нравится, потому что… или нравится, потому что… Пожалуйста 783-90-25, если вам нравится фильм. Добрый вечер. Сорвался звонок. Придется начать с тех, кому не нравится. Добрый вечер.

    СЛУШАТЕЛЬ – Добрый вечер.

    Е. АФАНАСЬЕВА – Как вас зовут?

    СЛУШАТЕЛЬ – Меня зовут Ирина.

    Е. АФАНАСЬЕВА – Откуда вы?

    СЛУШАТЕЛЬ – Из Москвы. Я очень непредвзято начала смотреть это фильм, потому что мне не хотелось. Конечно, тот был хороший фильм, но думаю, может, этот будет еще лучше. В общем, с полным желанием того, чтобы мне понравился. Но, посмотрев уже эти серии, я все задаюсь вопросом, зачем он был снят. Зачем он снимал его, Бондарчук? Что он хотел сказать такого нового, чего не было сказано в этом фильме? Этого ничего я не увидела. В общем, он конечно, я согласна с мнением детей Шолохова, он получился рваный, дубляж ужасный, просто ужасный, я считаю.

    Е. АФАНАСЬЕВА – Спасибо, Ирина, за вашу точку зрения.

    СЛУШАТЕЛЬ – Очень огорчительно. Я хотела у Ирины Константиновны спросить, может, она знает, зачем снимал Бондарчук этот фильм.

    Е. АФАНАСЬЕВА – Но уже Ирина Константиновна у нас не на линии, поэтому, к сожалению, не удастся спросить. Хорошо. Спасибо. 783-90-25. Добрый вечер.

    СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте. Михаил. Москва. Я надеюсь, что фильм мне понравится. Отдельно все актеры бесподобны. Есть такие вещи, которые решают большое, будучи мелким. Кино – вид спорта такой. Во-первых, закадровый голос. Я удивляюсь, почему такому тонкому человеку, как Михалков, не хватило такта передать этот говор каноническому обладателю голоса. Например, Ульянову. Поэтому это снижает. Но еще один момент. Вы знаете, кино так устроено, и социум так устроен, что люди больше смотрят, чем читают, поэтому естественно, герасимовский шедевр я считаю, особенно Глебов, конечно, не Быстрицкая, а Глебов – это планка, которую невозможно в бытовом сознании преодолеть. Но я вижу явный пробел в монтаже абсолютно. И еще восприятие этого фильма мы видим то, что вообще мешает нашей стране быть демократической – агрессия, агония.

    Е. АФАНАСЬЕВА – Вы имеете в виду агрессию со стороны зрителей?

    СЛУШАТЕЛЬ – Да, вообще. Фильм конечно пока слаб. Давайте так говорить. Мы с вами понимаем. Мы с вами интеллектуалы, профессионалы. Пока слаб. Но давайте понимать, что это всего лишь кино.

    Е. АФАНАСЬЕВА – До конца досматривать будете?

    СЛУШАТЕЛЬ – Обязательно. Конечно.

    Е. АФАНАСЬЕВА – Спасибо.

    СЛУШАТЕЛЬ – Еще один момент. Мне очень нравится дама, которая играет Аксинью.

    Е. АФАНАСЬЕВА – Дельфин Форест.

    СЛУШАТЕЛЬ – Да. Потому что здесь каждый понимает свое счастье единственное в жизни. Нравится отец. Но не надо быть агрессивными. Но молодые люди, Федор Бондарчук, и я вижу его отсутствие сегодня в эфире, и особенно Михалков, конечно сыграли здесь регрессивную роль.

    Е. АФАНАСЬЕВА – Спасибо за вашу точку зрения. 783-90-26. Добрый вечер. Алло.

    СЛУШАТЕЛЬ – Добрый вечер. Галина Ивановна. Москва. Я с большим интересом захотела посмотреть этот фильм. Но тоже не понятно, зачем нужно было делать, и сделан такой римейк очень безобразный. Вот как раз актриса, играющая Аксинью, извините, это не казачка. Именно фильм делался для Европы, а не для…

    Е. АФАНАСЬЕВА – Так никто и не скрывает, что для Европы.

    СЛУШАТЕЛЬ – Дальше еще одно. Андрейченко ужасна. И потом, вот эти раздевания, это не принято вообще для казачества. И ужасен отец. Какой-то цыган, а не казак.

    Е. АФАНАСЬЕВА – Единственное не пойму, А что, у казаков любви не было, дети не рождались?

    СЛУШАТЕЛЬ – Можно сказать? Приличия соблюдались. Раздевания вот такого, как говорится, раскрыть себе перед и бросаться на мужика – не принято было. В любом случае фильм низкопробный по сравнению с герасимовским. Ужасна Андрейченко. Это кошмар. Отец еще более… цыган. Не понравился, очень не понравился.

    Е. АФАНАСЬЕВА – Я поняла. Вы послушайте мой вопрос. Вы досматривать будете или нет?

    СЛУШАТЕЛЬ – Я посмотрела две серии и больше не стала. Ужасны картины, ужасен пейзаж.

    Е. АФАНАСЬЕВА – Скажите, но вы же зачем-то звоните, чтобы это высказать, значит что-то вас задело?

    СЛУШАТЕЛЬ – Да, сказать просто, ну зачем надо было вот такой Федору Бондарчуку выставлять на всеобщее обсуждение.

    Е. АФАНАСЬЕВА – Понятно. Спасибо. 783-90-25. Добрый вечер. Сорвался звонок. Сейчас попробуем еще раз. 783-90-25. Добрый вечер. Алло.

    СЛУШАТЕЛЬ – Алло. Здравствуйте.

    Е. АФАНАСЬЕВА – Как вас зовут?

    СЛУШАТЕЛЬ – Ольга.

    Е. АФАНАСЬЕВА – Вы откуда, Ольга?

    СЛУШАТЕЛЬ – Из Москвы.

    Е. АФАНАСЬЕВА – Что хотите сказать?

    СЛУШАТЕЛЬ – Я хочу сказать, что мне фильм очень понравился, с большим удовольствием я его смотрю.

    Е. АФАНАСЬЕВА – Всех прошу аргументы.

    СЛУШАТЕЛЬ – Аргументы… понимаете, есть фальшивые фильмы, а тут верю. И очень хорошо, что сын продолжил дело своего отца. Понимаете, ну, то есть нравится, верю, как играют. Искренне. И Андрейченко играет искренне, и отец искренний получился. Ну, вот такие они есть. Верю!

    Е. АФАНАСЬЕВА – Спасибо. Аргумент: верю. Хороший аргумент.

    СЛУШАТЕЛЬ – Верю, потому что искренне играют. Все. И спасибо большое Федору Бондарчуку, что он продолжил дело своего отца.

    Е. АФАНАСЬЕВА – Понятна ваша точка зрения. Сейчас будем слушать противоположную. 783-90-26. Добрый вечер. Только приемник, пожалуйста, выключите, будет фонить. Как вас зовут и откуда вы?

    СЛУШАТЕЛЬ – Алло. Здравствуйте. Корнилова Надежда Дмитриевна. Очень рада, что до вас дозвонилась. Фильм смотрю «Тихий Дон» и смотрю с болью в сердце. И я понимаю, почему этот фильм поставили и показывают, потому что этот фильм поставлен на антисоветские рельсы. И этим фильмом надо перекрыть то, что было сказано в фильме Герасимова.

    Е. АФАНАСЬЕВА – Извините, можно я вам вопрос задам? А вам не кажется, что роман-тот тоже антисоветский, если его внимательно читать?

    СЛУШАТЕЛЬ – Нет, не кажется. Была борьба, была гражданская война, но люди были благородные и боролись за счастье простых людей. А сейчас показывают так, что это были варвары, и поэтому я смотрю этот фильм, и я буду его смотреть, чтобы еще раз до конца убедиться в своем мнении, что это именно так! Спасибо вам большое.

    Е. АФАНАСЬЕВА – Понятно. Спасибо вам за вашу точку зрения. Попробуем теперь послушать тех, кто считает иначе. 783-90-25. Добрый вечер. Алло.

    СЛУШАТЕЛЬ – Алло. Добрый вечер. Из Жуковского вам звонят. Букова Вита Александровна. Вы меня слышите?

    Е. АФАНАСЬЕВА – Да-да, говорите, вы в эфире.

    СЛУШАТЕЛЬ – Вы знаете, я, во-первых, хочу посочувствовать родителям.

    Е. АФАНАСЬЕВА – Чьим?

    СЛУШАТЕЛЬ – Вернее, не родителям, а Федору, Ирине Скобцевой. То, что такая критика на них свалилась. Они молодцы, они сделали великое дело, снова показав этот фильм для нашей молодежи. Я сомневаюсь, что вообще наша молодежь читала это произведение. И если это случится в нашей стране, то это будет замечательно, что дети и подрастающее поколение вновь вернутся к этому замечательном произведению. Да, фильм не совсем удался. Но я думаю, смотреть его можно, и все познается в сравнении. Надо обязательно дождаться конца. А потом уже проводить анализ.

    Е. АФАНАСЬЕВА – Спасибо вам за вашу точку зрения. Вот такое у нас сегодня получилось обсуждение «Тихого Дона». Много «за» мнений, много «против». Те, кто за как-то более мягко выражают свою точку зрения, а в мнении против агрессия превалирует. Я единственное, хочу сказать от себя одну фразу. Мой дед – донской казак, который прожил всю жизнь на Дону, был неграмотным, читать не умел, и будучи мальчишкой, папа читал ему «Тихий Дон», дед плакал, может быть, единственный раз в жизни. Прочтите «Тихий Дон». Если хотя бы это в появлении фильма в эфире подтолкнет вас к этому, уже за это спасибо. Елена Афанасьева. Всего доброго. До свидания!

    Телехранитель: “Тихий Дон” – телеэкранизация

    Гости: Владимир Познер, Мария Шолохова, Михаил Шолохов, Ирина Скобцева

    Михаил Шолохов: Фильм “Тихий Дон” не соответствует моему пониманию этого великого произведения


    »crosslinked«




    Комментирование закрыто.