Опросы

Как вам интервью с Дмитрием Медведевым?

Посмотреть результат

Loading ... Loading ...

Поиск

Архив




  • Управление
  • 21 февраля 2008

    Владимир Познер на Эхо Москвы. 49 минут. 21.02.2008



    Праймериз в Америке

    А. ВЕНЕДИКТОВ: В Москве 21:05. Это программа «49 минут». Наргиз, добрый день.

    Н. АСАДОВА: Добрый день, Москва. У нас сейчас 13:05 минут.

    А. ВЕНЕДИКТОВ: Владимир Владимирович Познер, у вас сейчас сколько?

    В. ПОЗНЕР: У меня и то, и другое, поскольку у меня разделение личности, поэтому.

    А. ВЕНЕДИКТОВ: Последние новости, я напомню вам, с президентских выборов, с праймериз и прочих. Сегодня было сообщено, что Барак Обама победил на праймериз заграничных избирателей, демократической партии, где разыгрывались голоса 22 делегатов, приблизительно две трети на одну треть против Хилари Клинтон. Таким образом, их отрыв увеличивается еще на 5 или 6 голосов. Может быть, это неважно, но это последняя новость. И вторая новость – газета «Нью-Йорк таймс» обвинила Джона Маккейна в том, что он осуществлял приставание к блондинке. 8 лет тому назад у него был роман якобы с лоббисткой в Конгрессе, на что Маккейн сказал, что он сожалеет, что такая уважаемая газета это опубликовала. Мы будем об этом еще говорить, о некоторых приемах. Но я хотел бы начать с Владимира Владимировича. У Вас сейчас вышел фильм, который идет по понедельникам.

    В. ПОЗНЕР: Так точно. Только он теперь пойдет по вторникам, потому, что понедельник выходной день.

    А. ВЕНЕДИКТОВ: «Одноэтажная Америка». И Вы этот год снимали год назад.

    В. ПОЗНЕР: Летом 2006 года, а также зимой.

    А. ВЕНЕДИКТОВ: Уже полтора. Значит, еще не было выборов. И в Вашем фильме не видно, что американцы хоть как-то помнят, что есть политики, что есть Ирак, как-то помнят, что идут гробы.

    В. ПОЗНЕР: Нет. Ирак они помнят, но, вообще говоря, еще Ильф и Петров очень точно отметили в своей книге, что американцы начинают интересоваться политикой раз в 4 год. Ничего не изменилось. Могут быть какие-то споры, есть люди, которые интересуются, но, когда проедешь по этой средней глубинке Америки, нет, не интересуются. Вот когда начинается президентская гонка, тут да.

    А. ВЕНЕДИКТОВ: Наргиз, ты в абсолютно политизированном городе, в Вашингтоне. Там люди вне офисов, на улицах, ты ездишь в такси, там они что-то говорят про это или нет?

    Н. АСАДОВА: Сейчас говорят только об этом, только о политике, о кандидатах, о том, что Барак Обама почему-то обходит Хилари Клинтон. Все свои версии предлагают, почему так происходит, а не иначе.

    А. ВЕНЕДИКТОВ: Хорошо. У нас есть некий градус температуры. Я хотел бы начать нашу передачу с позиции американских СМИ, которая может быть, для наших слушателей, удивительная. Я напомню, что известные американские газеты начали занимать позицию в пользу того или кандидата уже на этой стадии. Да, Наргиз?

    Н. АСАДОВА: Да, безусловно. Пока идут праймериз, когда праймериз происходят в том или ином штате, газеты этого штата считают своим долгом поддержать того или иного кандидата.

    А. ВЕНЕДИКТОВ: Что это за культура, Владимир Владимирович?

    В. ПОЗНЕР: Это давняя культура, есть понятие того, что та или иная газета, либеральная или консервативная и склонна поддерживать демократическую или республиканскую партию. Это они не скрывают никогда. Это абсолютно открытые вещи, известные всем.

    А. ВЕНЕДИКТОВ: А что значит поддерживать? Не очень понятно. Мы видим такую странную историю. «Нью-Йорк таймс» поддержала Маккейна.

    Н. АСАДОВА: Да, это так.

    А. ВЕНЕДИКТОВ: И та же самая газета сегодня опубликовала статью о том, что у Маккейна был роман с этой самой блондинкой, нанеся ему некий ущерб. Непонятно.

    В. ПОЗНЕР: Я понимаю, но мне кажется, что я не совсем понимаю, что Вы имеете ввиду, когда говорите, что «Нью-Йорк таймс» поддержала Маккейна. Среди республиканцев?

    А. ВЕНЕДИКТОВ: Да.

    В. ПОЗНЕР: «Нью-Йорк таймс», будучи объективной газетой, говорит, что среди республиканцев наиболее подходящая фигура Маккейн, но, вообще-то говоря, мы не поддерживаем республиканцев. Мы поддерживаем демократов. Но среди плохих он самый лучший.

    А. ВЕНЕДИКТОВ: Я процитирую из «Нью-Йорк таймс» статью. «Сенатор Маккейн – единственный республиканец, который обещает положить конец стилю правительства Джорджа Буша.» Поэтому мы его и поддержим.

    В. ПОЗНЕР: Так оно и есть.

    Н. АСАДОВА: Но если бы Вы дальше процитировали, то они говорят, что вообще-то мы никогда не согласимся с республиканцами по поводу войны в Ираке. Кстати говоря, почему «Нью-Йорк таймс» поддержал Маккейна, потому, что им импонирует его отношение по поводу пыток, он единственный республиканец, который выступает против любых пыток, потому, что он сам прошел через это.

    В. ПОЗНЕР: Когда он был пленным во Вьетнаме.

    А. ВЕНЕДИКТОВ: Кстати, история с «Нью-Йорк таймс» проскочила в наших СМИ достаточно заметно, но там была очень интересная история, когда еще другой представитель республиканцев мормон Ромни был кандидатом и у них были дебаты. И тут Ромни припомнил Маккейну поддержку «Нью-Йорк таймс». Он заявил буквально следующее: «Если Вы поддержаны «Нью-Йорк таймс», Вы не настоящий консерватор. Не могут за Вас голосовать республиканцы». На что Маккейн ответил: «Между прочим, две газеты, которые в Вашем штате, меня поддержат. Я Вас уверяю, что «Аризона републик» меня поддерживает». Я все равно не понимаю, что такое поддерживает? Что такое – газета поддерживает?

    В. ПОЗНЕР: Американская газета состоит из трех частей. Одна часть – это то, что пишут журналисты, репортеры и они не высказывают своего мнения. Второе – это так называемые обозреватели, которые высказывают.

    А. ВЕНЕДИКТОВ: Колумнисты у нас называется.

    В. ПОЗНЕР: И, наконец, то, что называется редакторская статья, которая не подписывается, но это является точкой зрения газеты. Вот когда говорят, что газета поддерживает, это значит, что в редакторских статьях четко совершенно поддерживают.

    А. ВЕНЕДИКТОВ: И они заявляют, что поддержат, потому, что он для них кажется таким. То есть, никакого в этом смысле лицемерия нет?

    В. ПОЗНЕР: Абсолютно нет.

    А. ВЕНЕДИКТОВ: Еще одна новость. «Нью-Йорк пост», еще одна газета поддержала Обаму против Хилари Клинтон. Вот как внутри партии, как сторонник партии открывает любимую газету «Нью-Йорк пост» и начинает… Боже мой… Как это они, уже внутри партии уже поддерживают.

    В. ПОЗНЕР: А почему бы и нет? Кроме того, я бы отнес «Нью-Йорк пост» к газете той или иной партии. Прежде всего, это желтая пресса.

    А. ВЕНЕДИКТОВ: Вот я хотел спросить. Так желтая пресса… Важно, что поддерживает.

    В. ПОЗНЕР: Здесь они играют в какую-то свою игру. Может, например, считают, что, все-таки, лучше, чтобы номинацию получил чернокожий американец, потому, что у чернокожего больше шансов, что выиграет республиканец.

    А. ВЕНЕДИКТОВ: А «Пост» консервативная?

    В. ПОЗНЕР: Да.

    А. ВЕНЕДИКТОВ: Наргиз, спой что-нибудь. Мы не поняли, звук восстановился или нет? Нет…. Звук не восстановился.

    В. ПОЗНЕР: Это ужасно!

    А. ВЕНЕДИКТОВ: Первый раз за все передачи.

    В. ПОЗНЕР: Я уже был с Наргиз.

    А. ВЕНЕДИКТОВ: Я тоже был с Наргиз. Я хочу обратиться к нашим слушателям, тем, кто слушает нас в Америке. Потому, что первое, что я увидел, Вадим из Далласа нам прислал: «А Обама-то выиграет Техас! Завтра пойду голосовать досрочно».

    В. ПОЗНЕР: Завтра, на мой взгляд, решится всё. Техас…

    Н. АСАДОВА: 4 марта в смысле.

    В. ПОЗНЕР: Техас и Огайя. Если Хилари там не выигрывает, всё, она закончилась. Это факт. Если сегодня считается, что, все-таки, у Хилари в Техасе шансы есть, то в Огайе их все меньше и меньше.

    А. ВЕНЕДИКТОВ: Я хочу затронуть еще одну тему. Это может быть тема денег. Пока там пытаются восстановить связь с Наргиз, я сегодня нашел… Я все время имел представление о том, что партия республиканцев – это партия богатых, золотая партия, где в основном зажиточные люди. Покажи, Наргиз, да или нет? Кивни хотя бы.

    В. ПОЗНЕР: А она нас слышит?

    А. ВЕНЕДИКТОВ: Она нас слышит, а мы ее нет.

    В. ПОЗНЕР: Черт…

    А. ВЕНЕДИКТОВ: Ничего, сейчас восстановим. Последние сведения. Хилари Клинтон собрала больше всего денег, она собрала 118 млн долларов. Сравним с ней Обаму, он собрал 103 млн долларов. Это республиканцы.

    В. ПОЗНЕР: Это демократы.

    А. ВЕНЕДИКТОВ: Демократы. А Маккейн – 42 млн, а Хаккаби 8 млн. Как они могут на равных быть? Это не соревнование денежных мешков. У нас есть такое представление, что у кого больше денег, тот и выиграл.

    В. ПОЗНЕР: Подождите, они пока что, демократы с республиканцами, не соревнуются. Соревнуются внутри партий. И не надо сейчас сравнивать. Когда выйдет кто-то от республиканцев и кто-то от демократов, вот тогда будут соревноваться деньги.

    А. ВЕНЕДИКТОВ: Но сейчас тоже нужно покупать.

    В. ПОЗНЕР: Они внутри, не друг против друга. Это разные вещи.

    А. ВЕНЕДИКТОВ: Это странная история. На прошлой неделе впервые появились опросы, уже сравнивающие Маккейна – Хилари Клинтон, Маккейна – Обаму, Хаккаби – Хилари Клинтон и Хаккаби – Обама.

    В. ПОЗНЕР: Это называется «Лицом к лицу». Кто выиграет. И по этим данным выясняется, что у Маккейна есть реальные шансы против Хилари, а против Обамы у него шансов немного.

    А. ВЕНЕДИКТОВ: Пока.

    В. ПОЗНЕР: По этим опросам.

    А. ВЕНЕДИКТОВ: А вот вопрос Мити из Москвы Вам. «Кто более удобный противник для Маккейна, Хилари или Обама? Я болею за ветерана консерватора»

    В. ПОЗНЕР: Болейте на здоровье, но более удобна, конечно, Хилари.

    А. ВЕНЕДИКТОВ: То есть, он победит ее?

    В. ПОЗНЕР: Скорее всего. Шансов больше.

    А. ВЕНЕДИКТОВ: На сегодняшний день Маккейн против Хилари – 46 на 42 процента, напомню я. Есть ещё… «Как Вы представляете себе дебаты Иванов – Медведев внутри одной партии?» Нам тут предлагают праймериз.

    В. ПОЗНЕР: А что? Было бы замечательно, если бы такое было. К сожалению, этого нет, но было бы очень интересно посмотреть, как эти два человека, которые хотят одного и того же, но, очевидно думают по-разному относительно того, как этого добиться. Это было бы для нашего избирателя чрезвычайно полезно.

    А. ВЕНЕДИКТОВ: Я напоминаю, у нас Владимир Познер в эфире и молчащая Наргиз Асадова в Вашингтоне, потому, что что-то произошло, видимо, с аппаратурой. Мы пытаемся восстановить связь. Я хотел бы сейчас спросить у Вас. Если бы Вы были избирателем демократической партии…

    В. ПОЗНЕР: Я был бы сторонником демократической партии. Так оно и есть. Между прочим, я буду голосовать.

    А. ВЕНЕДИКТОВ: То есть?

    В. ПОЗНЕР: Я имею право. У меня есть гражданство.

    А. ВЕНЕДИКТОВ: Мы Вас свяжем и не дадим. Потому, что я сторонник республиканской партии. Но я не могу голосовать. Я обращаюсь к нашим слушателям. Если вы сторонники демократической, предположим, вы хотели бы, чтобы скорее вашим кандидатом в борьбе с Маккейном была Хилари Клинтон и тогда ваш телефон 660-01-13. Или Барак Обама. И тогда ваш телефон 660-01-14.

    ГОЛОСОВАНИЕ

    А. ВЕНЕДИКТОВ: Итак, действительно, голосование началось. Наргиз, если ты хотя бы видишь это голосование, кивни, что ты живая там. Нет… Она теперь уже нас не слышит. Голосуйте прямо сейчас, голосование будет идти две минуты и надо сказать, что серьезное голосование. Вы сторонник демократической партии. Вы на праймериз уже голосовали?

    В. ПОЗНЕР: Нет, я не могу на праймериз голосовать, потому, что я не в Америке. Я там не регистрировался.

    А. ВЕНЕДИКТОВ: Но, если бы Вы голосовали на праймериз, за кого бы из них Вы голосовали сейчас, за Хилари или за Обаму?

    В. ПОЗНЕР: За Обаму. Я провожу такую параллель. Рузвельт, Кеннеди, Обама. Рузвельт обещал…

    А. ВЕНЕДИКТОВ: Я Вам сейчас отвечу!

    В. ПОЗНЕР: …американцам то, что называется новый дайджест. По-новому изменить то, что было. И они на это пошли. Тоже самое сделал Кеннеди. Кеннеди – это было что-то совершенно новое. И он на этом выиграл. Обама – это тоже самое. Он предлагает нечто совершенно новое. Да, мы вас не слышим, однако…

    А. ВЕНЕДИКТОВ: Не слышим.

    В. ПОЗНЕР: Нет звука. Поэтому американцы просто чувствуют, даже то большинство, которое не может анализировать, просто они нутром чувствуют, что Обама предлагает уйти от того, что всем уже надоело. Он предлагает что-то изменить. Они хотят изменений.

    А. ВЕНЕДИКТОВ: Наше голосование закончилось. Еще одна секунда. Все, секунда, стоп. Хилари Клинтон в нашем эфире собирает 53,3, а Барак Обама 46,7 процентов. Я хочу вам ответить. Сегодня Гэллап распространил следующую таблицу. Кого из бывших президентов, живых и неживых, вы хотели бы видеть в качестве будущего, следующего президента США? На первом месте Джон Фиджеральд Кеннеди – 23 процента, а на втором – Рональд Рейган – 22 процента.

    В. ПОЗНЕР: Да, его очень любят в Америке.

    А. ВЕНЕДИКТОВ: А почему? Мы его представляем такого, с хвостом, рогами и копытами.

    В. ПОЗНЕР: Нет, я не знаю, кто его так представляет. В нем был несомненный шарм, огромное обаяние, очень он был американским. Знаете, в Америке есть такой супер-герой, который до сих пор существует, как легендарный человек, это Джон Уэйн, который играл ковбоев. Вот немножко Рейган – это был такой…

    А. ВЕНЕДИКТОВ: Вот теперь мы тебя услышали!

    Н. АСАДОВА: Это я!!!

    А. ВЕНЕДИКТОВ: Прорвалась через океан. Сейчас Владимир Владимирович закончит.

    Н. АСАДОВА: Я прошу прощения.

    В. ПОЗНЕР: Это в политике такой Джон Уэйн. Такой ковбой, который садится на коня и уходит в сторону заходящего солнца, предварительно победив зло. Вот он был немножко таким.

    А. ВЕНЕДИКТОВ: Но Вы сказали о Рузвельте. Я напомню другого великого американца Линкольна.

    В. ПОЗНЕР: Он не великий американец, он создал партию, которой давно уже нет, она только называется республиканской.

    А. ВЕНЕДИКТОВ: Мы услышали сторонника демократии.

    Н. АСАДОВА: Если говорить про Рейгана, то он в свое время тоже предложил весьма новые вещи для американцев и поэтому он тоже является очень популярным президентом до сих пор. И, более того, он пришел, когда в экономике была рецессия, когда армия США была не в лучшем своем состоянии. И он пришел, и снизил налоги, он был сторонником либетарианских идей, и это придало стимул экономике. Он восстановил мощь американской армии, поэтому почему людям не любить Рейгана? Он тоже новатор в своем роде.

    В. ПОЗНЕР: Я согласен с Вами. Я считаю, что ему очень сильно повезло, но, на самом деле, мне кажется, что американцев, когда выбирают человека, это одно, но когда на второй срок – это другое. И Рейган оказался обаяшкой. Оказался человеком, это мой человек, может каждый говорить, я его понимаю, он меня понимает. Он знает, кто я. Это особый талант, который был у него.

    Н. АСАДОВА: Да, вы знаете, я для себя сделала такое открытие, находясь в Америке, наблюдая за выборами, что для американцев важно даже не то, что, например, какую программу политическую, или экономическую предлагает тот или иной президент, а насколько он вдохновляет их. Лозунг Барака Обамы, он первый начал его использовать «Да, мы можем! [англ. Yes, we can]» А лозунг Хилари Клинтон: «Да, она может!» Она может и пускай может. Некая страна, в которой изменения происходят снизу и поэтому им важно, чтобы человек, не как Хилари Клинтон, учил их откуда-то сверху и многие американцы мне говорили о том, что им надоело то, что администрация Буша, она такая закрытая, замкнутая, они там принимают решение и их не спрашивают. Они сидели 8 лет и их не спрашивали. А теперь мы хотим человека, который будет к нам прислушиваться. И такой человек – Барак Обама. И он, кстати, практически один в один повторяет слова Джона Кеннеди, который говорил в свое время, что не спрашивай страну, что она может сделать для тебя, а спроси себя, что ты можешь сделать для страны. Вот Барак Обама примерно тоже самое говорит. Он говорит, что эти выборы не обо мне, они о вас, о том, что вы можете сделать для этой страны, о том, что вы можете сделать для того, чтобы изменить не нравящееся вам существующее положение.

    А. ВЕНЕДИКТОВ: Наргиз, то есть ты, точно так же, как В.В. Познер, поддерживаешь Обаму?

    Н. АСАДОВА: Да, я его начала поддерживать очень давно.

    А. ВЕНЕДИКТОВ: Поздно. Давно, но поздно. У меня, мне кажется, важный вопрос, который задают наши многочисленные слушатели, которые многочисленным образом накидали массу вопросов, я в них запутался. Видимо, этот вопрос к Владимиру Владимировичу. Возможна ли в Штатах ситуация, поскольку естественно, что люди, которые живут в нашей стране, они сравнивают. Когда один из претендентов отказался бы от публичных дебатов. Возможно или нет?

    В. ПОЗНЕР: Нет.

    А. ВЕНЕДИКТОВ: А почему? Это закон или традиция? Практика?

    В. ПОЗНЕР: Практика.

    А. ВЕНЕДИКТОВ: И что? А он возьмет и откажется.

    В. ПОЗНЕР: Тогда всё, он закончился.

    А. ВЕНЕДИКТОВ: Почему?

    В. ПОЗНЕР: Потому, что это считается неприличным. Это значит, что ты боишься или ты такой высокомерный, что ты не считаешь нужным. Но это не проходит.

    Н. АСАДОВА: Да, на следующий же день все газеты и все СМИ будут обсуждать, почему он отказался, наверное, он побоялся, наверное он может говорить только какими-то лозунгами, а когда дело доходит до практических вещей, он боится выдерживать дискуссию. Вы знаете, этого человека уничтожат на следующий день.

    В. ПОЗНЕР: Это факт.

    А. ВЕНЕДИКТОВ: Еще один вопрос. От Анатолия, избирателя из Петербурга. «Владимир Владимирович, в США настоящая демократия. Но почему в выборах участвует только две партии?»

    В. ПОЗНЕР: А в Америке настоящая демократия, я бы поставил это в кавычках. Вы отчасти затронули это, чтобы в Америке возникла третья сила, третья партия, чрезвычайно сложно. Нужно иметь огромный ресурс, нужно суметь изменить общественное мнение, нужно менять традиции американские, где всегда было две партии, они назывались не демократической и республиканской, когда-то, но это тоже были две партии. Это не Европы, где есть 4-5 партий. В этом смысле в Америке такая демократия своеобразная, безусловно.

    А. ВЕНЕДИКТОВ: В этой связи у меня к вам вопрос. Могут ли только кандидаты от партии, демократической и республиканской, поясните нашим слушателям, принимать участие в президентских выборах?

    В. ПОЗНЕР: Нет, любой человек может это сделать, Помните, Ральф Нейдер, это очень известный общественный деятель американский, это было в 2000 году, он баллотировался, он сумел собрать во всех 50 штатах определенное количество подписей, это вам знакомо, очевидно. И на этом основании он был регистрирован, как кандидат в президенты США. Собрать это количество очень непросто, тут нужны тоже деньги, большая поддержка, но это можно. То есть, необязательно быть членом той или иной партии.

    А. ВЕНЕДИКТОВ: Да, я должен сказать, что Ральф Нейдер заявил, это было 8 января, что он снова собирается выставить свою кандидатуру в Белый Дом, ему 73 года, он постарше Маккейна. И он баллотировался уже в 1992, 1996, 2000 и 2004 году. И, что самое интересное, что он, как считают демократы, они его в этом обвиняют, что благодаря ему этому маленькому Нефдеру, украдена была победа у демократов в 2000 году.

    В. ПОЗНЕР: На самом деле украл победу Буш во Флориде. Украл победу у Гора. Это факт. Джеф Буш. Брат брата. Но, на самом деле получается так, что Нейдер ближе к демократам, он либерален и поэтому люди, которые бы без него точно голосовали бы за демократов, выбирают его, отнимая, таким образом, голоса от демократов. Голосовать по-английски “спойлер” [англ. spoiler - "вредитель"], который портит.

    А. ВЕНЕДИКТОВ: Это интересная история.

    Н. АСАДОВА: Гадёныш.

    А. ВЕНЕДИКТОВ: Господи….

    В. ПОЗНЕР: Нет…

    А. ВЕНЕДИКТОВ: А как по-английски будет гадёныш?

    Н. АСАДОВА: Не знаю. Точного перехода не знаю, здесь много разных плохих слов.

    А. ВЕНЕДИКТОВ: Смотрите, какая интересная история. Все помнят, что в 2000 году Буш выиграл выборы только потому, что ему удалось выиграть штат Флорида, 537 голосами всего. Ральф Нейдер собрал во Флориде 97 тысяч голосов.

    В. ПОЗНЕР: Все правильно.

    А. ВЕНЕДИКТОВ: И он это дело и устроил. Поэтому мы, сторонники Маккейна, будем всячески поддерживать Нейдера, чтобы он…. Обиделся Владимир Познер.

    Н. АСАДОВА: А мне кажется, что Джордж Буш первый раз победил в выборах не только благодаря Флориде, потому, что в других штатах за него проголосовали 50 процентов населения. И заметьте, что этого президента выбрали повторно в 2004 году.

    В. ПОЗНЕР: А это я и не спорю. Насчет следующих выборов вопроса нет. Но вот эти, первые, выборы он смухлевал. И абсолютное количество голосов народных было больше у Гора. Это факт. С этим никто не спорит.

    Н. АСАДОВА: Но перевес был такой маленький.

    В. ПОЗНЕР: Здесь 534 голоса, или 537, а там было несколько десятков тысяч.

    А. ВЕНЕДИКТОВ: Хочу обрадовать вас еще. Газета «Лосанджелес таймс», очень влиятельная газета, поддержала Барака Обаму.

    В. ПОЗНЕР: Правильно.

    А. ВЕНЕДИКТОВ: И Джона Маккейна.

    Н. АСАДОВА: Выборы проходили в Калифорнии, действительно, «Лосанджелес таймс» поддержали Барака Обаму. Кстати говоря, я, когда я была в Нью-Йорке во время супер-вторника, я посмотрела лист в газетах, которые поддержали Барака Обаму и среди них были газеты, принадлежащие испаноязычным жителям Америки, а также в основном все гомосексуалистские газеты тоже поддержали Барака Обаму.

    В. ПОЗНЕР: А какая такая газета гомосексуалистская в Нью-Йорке?

    Н. АСАДОВА: Она может быть не очень известная, но в Комьюнити она известная. Я не помню названия.

    А. ВЕНЕДИКТОВ: Я хочу, чтобы мы в следующей получасовке поговорили с Владимиром Познером и Наргиз Асадовой, почему известные люди, которые обычно не играют политической роли, актеры, спортсмены, они бросают свое имя на весы того или иного кандидата. Что ими движет? Желание получить халяву? Об этом – через три минуты.

    НОВОСТИ

    А. ВЕНЕДИКТОВ: 21:35 минут в Москве. 13:35 в Вашингтоне. Наргиз Асадова там. Владимир Владимирович Познер и Алексей Венедиктов здесь. Последний подсчет делегатских голосов после голосования на Гавайях. Джон Маккейн набрал 960 голосов делегатов на съезде, ему осталось набрать 231 голос. И вероятно, 4 марта, во время праймериз в Техасе и Огайо, он перешагнет этот рубеж и спокойно двинется к победе. Барак Обама опережает Хилари Клинтон на 98 голосов и даже если Хилари Клинтон выиграет в Техасе и в Огайо, 55:45 приблизительно, она лишь догонит по количеству голосов Барака Обаму. Я хотел бы задать вопрос. Эта гонка внутри демократической партии, она будет продолжаться до августа, до съезда уже? Стало очевидно?

    В. ПОЗНЕР: Да, она будет продолжаться и я считаю, что это замечательно. Это для Америки необыкновенно важно, чтобы это было. Это возбуждает граждан быть гражданами. Это очень полезная вещь.

    А. ВЕНЕДИКТОВ: Важную фразу, я думаю, что мы даже вырежем ее и сделаем отбивку – возбуждает граждан быть гражданами. Наргиз, мы говорили, когда ты была в отключке, извини, о статье в «Нью-Йорк таймс» сегодняшней, газета, которая поддержала среди республиканцев Маккейна, тем не менее, опубликовала сегодня статью о том, что 8 лет назад у него был роман с лоббисткой. Ну и что? Ну и был. С блондинкой. Ну и что? С блондинкой же, не с брюнеткой.

    Н. АСАДОВА: Да, это очень скандальная статья, здесь об этом говорят второй день на всех каналах. Вы знаете, когда появилась эта статья, то люди, которые почитали, у них возникли вопросы. Почему сейчас? Обычно демократы против республиканцев, республиканцы против демократов начинают копать компромат после съездов, когда выходят на финишную прямую перед ноябрьскими выборами президента. Почему сейчас именно? Так вот, одно из предположений, которое я слышала и которое кажется мне небезосновательным, это то, что «Нью-Йорк таймс», это либеральная газета, которая поддерживает демократическую партию и хозяин этой газеты в плотной связи с Хилари Клинтон. Подозрения пали на штаб Хилари Клинтон. Почему она? Почему ей это было выгодно именно сейчас сказать о том, что у Маккейна 8 лет назад якобы был какой-то роман с какой-то лоббисткой, при том, что эта лоббистка и Маккейн отрицают то, что у них был роман. Более того, в этой статье не говорится, что у них…У них просто возникла симпатия. Эту девушку, Айзман, видели с Джоном Маккейном несколько раз на каких-то общественных мероприятиях, подчеркиваю. И несколько раз она была с ним в частном самолете, но также в компании нескольких людей. И поэтом в этот момент, я напомню, что Маккейн баллотировался первый раз на пост президента, это было 8 лет назад. И его советники попросили девушку не доставать Джона Маккейна и, как написано в этой статье, постарались уберечь Джона Маккейна от самого себя. Вот. То есть, никаких доказательств. И «Нью-Йорк таймс», как газета очень уважаемая, вы знаете, проявила очень какой-то низкий сорт журналистики. И об этом, как раз, очень много говорят сейчас в Америке. Почему сейчас такая непроверенная, какая-то странная информация появилась в «нью-Йорк таймс»? Если внимательно прочитать эту статью, то там же говорится не только об якобы существовавшем романе Вики Айзман и Джона Маккейна, там говорится очень много о том, что Джон Маккейн якшался с лоббистами многими, напоминается…

    А. ВЕНЕДИКТОВ: То есть, главное слово «лоббист», а не «блондинка» получается.

    Н. АСАДОВА: Да. И Вики Айзман – не единственный лоббист, с котором связывают имя Джона Маккейна. В этой статье, которая очень длинная и Вики Айзман посвящено несколько первых абзацев, напоминается, что в свое время был коррупционный скандал, в котором был замешан Маккейн, «Киттинг 5», помните? Очень известный и богатый человек Киттинг, который помогал Джону Маккейну в первые годы его политической карьеры, очень много денег попадало. Потом его посадили в тюрьму. После этого скандала несколько сенаторов лишились своих мест. А Джон Маккейн удержался. И дальше там приводятся какие-то примеры, что очень часто Джона Маккейна видели, что он пользовался частными самолетами медиамагнатов, таких, как Блумберг, как Нордак и т.д. Это напоминание о том, что Джон Маккейн не отвечает ценностям республиканской партии. А для них это очень важно. То есть, он пользуется услугами лоббистов, а после этого он сам голосовал против закона ООН, изменяя своей жене. И, таким образом, заподозрили, что Хилари Клинтон хочет отобрать голоса, если у нее не получится отобрать голоса у Барака Обамы в Техасе, то, по-крайней мере, отобрать голоса у Джона Маккейна таким образом, вылив эту информацию. Потому, что консервативное крыло партии, которое очень сильно сомневается, стоил ли им голосовать за Маккейна, очень многие из них говорят о том, что «лучше я проголосую за Хилари Клинтон, потому что она гораздо меньшее зло».

    А. ВЕНЕДИКТОВ: Я хочу обратить внимание на сущностную историю. Произошла первая схватка публичная, между Маккейном и Обамой. То есть, они уже решили. Маккейн решил, что он уже кандидат республиканской партии. Он сказал, что даже такой суеверный, как он, летчик морской, может сказать, что уже близко. Но Обама предложил бомбить базы Аль-Каиды. На что Маккейн сказал сухо, что бомбить базы Аль-Каиды в Пакистане – это значит бомбить Пакистан. И лучше всего, – сказал Маккейн, – лицом перед террористами не заявлять о том, что вы собираетесь делать. Это только наивный человек может это делать. Они уже почувствовали друг друга. Почувствовали вкус крови.

    В. ПОЗНЕР: Вот эта игра, что он наивный, что у него нет опыта, это будет использоваться всячески против Обамы и, вообще, Обама еще не знает, что его ждет.

    А. ВЕНЕДИКТОВ: Серьёзно? Вы думаете, да?

    В. ПОЗНЕР: Конечно! Если он, а скорее всего, я думаю, это будет, он станет кандидатом от демократической партии, вот тут республиканская партия использует всю свою мощь, а мощь не малая, именно на то, чтобы уничтожить Обаму. Хилари Клинтон прошла через такие вещи и умеет стоять, умеет ли стоять Обама – это еще вопрос. Никто еще не знает, никто его по-настоящему не щипал.

    А. ВЕНЕДИКТОВ: Я напоминаю нашим слушателям, что у нас работает телефон 363-36-59. Я обращаюсь к слушателям, которые слушают нас в Америке и которые принимают участие в тех или иных голосовании. Это московский номер телефона. 363-36-59. Но, Владимир Владимирович, правда ли говорят, что выходцы из России очень политизированы в Америке?

    В. ПОЗНЕР: Я бы сказал более.

    А. ВЕНЕДИКТОВ: Вот Вы лично сами политизированы?

    В. ПОЗНЕР: Но я не выходец из России, я прошу извиниться.

    А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну ладно, обижаться.

    В. ПОЗНЕР: Мое ощущение такое, что большинство выходцев из России поддерживают республиканскую партию, являются расистами.

    А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну чего это Вы сказали???

    В. ПОЗНЕР: Да. У меня такое явное ощущение. Против всякого рода социальной защиты, т.е. это им напоминает социализм, а все, что напоминает социализм – это минус. Является, пожалуй, в своей массе очень консервативными. Я множество таких людей встречал и я утверждаю, что это именно так, как бы на меня не стали бы сердиться.

    А. ВЕНЕДИКТОВ: Наргиз, твои встречи с нашими соотечественниками что показывают?

    Н. АСАДОВА: Вы знаете, очень странное у меня ощущение от наших соотечественников. С одной стороны, я соглашусь с Владимиром Владимировичем. Есть такая тенденция, что люди, которые уехали из бывшего Советского Союза, и вообще из тех стран, где была социалистическая структура, им она так надоела, эта социалистическая реальность, что когда они приезжают в страны, такие как Израиль или в США, они становятся ультраправыми. Они выступают за рыночные методы регулирования в экономике. Они становятся людьми, которые входят в хард-корд республиканцев и консерваторов. Но, с другой стороны, люди, которые живут на Брайтон Бич, очень многие, голосуют за демократов. Почему? Очень просто. Потому, что только демократы дают им социальные льготы, социальные пакеты, а они, эмигранты, которые только что приехали, очень сильно от них зависят. Поэтому ментально они склонны к такому крайнему консерватизму. Но жизнь довольно часто их заставляет голосовать за демократов.

    В. ПОЗНЕР: Голосовать за Обаму они не будут. Не будут! Именно потому, что я утверждаю, что они в основном, расисты.

    А. ВЕНЕДИКТОВ: Услышали. Зафиксировали. 363-36-59. Первый телефонный звонок. Алло! Здравствуйте!

    СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Меня зовут Евгений. У меня к Владимиру Владимировичу вопрос. Меня очень смущает без конца повторяемая фраза, что американцы хотят что-то новенькое. Это же не из области пищеварения. Что значит новенькое? В общественной жизни они хотят потрясений? Что под этим подразумевается?

    А. ВЕНЕДИКТОВ: Евгений, отличный вопрос! Спасибо!

    В. ПОЗНЕР: Я приведу пример России. Когда появился Горбачев, только не тот Горбачев, которого потом узнали, а когда он появился и когда появился Ельцин и появились люди, которые сказали, что так дальше жить мы не можем, мы должны жить по-другому. Они нашли колоссальную поддержку в народе, который это просто чувствовал. Это, конечно, не из области – вот вам такое блюдо, это не еда. Хочется выйти из того, что уже надоело так, что нет сил. Не хочется больше, чтобы был Ирак, не хочется больше, чтобы была та экономическая ситуация в Америке, которая есть, не хочется, чтобы по-прежнему совершалось за закрытыми дверями в Белом Доме. Хочется другого. Это у любого народа бывает в какие-то моменты. Вот сейчас такой момент в Америке.

    Н. АСАДОВА: Я полностью согласна.

    А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну, тогда зачем я тебе дал слово?

    Н. АСАДОВА: Я буквально начала себе писать ответ и Владимир Владимирович попунктно его озвучил.

    А. ВЕНЕДИКТОВ: Понятно. Следующий звонок тогда. Алло! Здравствуйте!

    СЛУШАТЕЛЬ: Алло! Я из Самары, меня зовут Александр Николаевич Воробьев.

    А. ВЕНЕДИКТОВ: Ваш вопрос, Александр Николаевич.

    СЛУШАТЕЛЬ: Говорят о выборах в Америке…

    А. ВЕНЕДИКТОВ: да.

    СЛУШАТЕЛЬ: …а сейчас такая ситуация в Сараево.

    А. ВЕНЕДИКТОВ: У нас есть для этого совершенно отдельные передачи. Вот сейчас передача посвящена выборам в Америке. Не обижайтесь, пожалуйста. Алло!

    СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Игорь, я звоню из Чикаго.

    В. ПОЗНЕР: Чудные город.

    СЛУШАТЕЛЬ: Чудный город, естественно, я поддерживаю нашего сенатора Барака Обаму. Для меня неправдоподобно, что он опережает клан Клинтонов, потому, что я хочу сказать свое мнение насчет того, почему голосуют за Обаму.

    А. ВЕНЕДИКТОВ: Говорите!

    СЛУШАТЕЛЬ: Эти кланы Бушей, Клинтонов, народ как-то, каким-то образом начинает уставать. Я тоже не старый человек, я здесь 12 лет живу, 42 года мне сейчас и мне видеть 8 лет это лицо каждый раз, это надоело всем.

    А. ВЕНЕДИКТОВ: Так в любом случае этого лица больше не будет. Почему Вам личико Хилари Клинтон не нравится или Джона Маккейна, вот вопрос.

    СЛУШАТЕЛЬ: Маккейна я, честно скажу, я хочу, чтобы был Обама и Маккейн.

    А. ВЕНЕДИКТОВ: А! Понятно!

    СЛУШАТЕЛЬ: Я такой демократ, что, в принципе, согласен на Маккейна.

    А. ВЕНЕДИКТОВ: Спасибо, большое. Что Вы, Владимир Владимирович, обрадовались?

    В. ПОЗНЕР: Он всё сказал за меня.

    А. ВЕНЕДИКТОВ: Наргиз, и за тебя он сказал?

    Н. АСАДОВА: Да. У меня есть ощущение, что поначалу, до начала праймериз, опрос общественного мнения показывал, что Обама не опередит никого и, когда праймериз за праймериз, штат за штатом Барак Обама начал побеждать, то у меня такое ощущение, что американцы просто себя зауважали за то, что они смогли голосовать за черного.

    В. ПОЗНЕР: Сто процентов согласен! Сто процентов!

    А. ВЕНЕДИКТОВ: Вы спелись.

    Н. АСАДОВА: Они просто возгордились, можно сказать, собой, что они смогли перейти вот эту сегрегацию, которая сидит у них где-то так в подкорке.

    А. ВЕНЕДИКТОВ: Это очень интересное соображение. Это такое насилие над собой.

    В. ПОЗНЕР: Посмотри на меня, что я сумел! А как же! Да.

    А. ВЕНЕДИКТОВ: Я понял.

    Н. АСАДОВА: Мы способны на изменения.

    А. ВЕНЕДИКТОВ: Алло! Здравствуйте!

    СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Меня зовут Александр, я из Сургута, Петербурга, Екатеринбурга. Я за 300 рублей купил у своего друга, американца, который приезжал на каникулы, его голос.

    А. ВЕНЕДИКТОВ: Как это? Расскажите.

    СЛУШАТЕЛЬ: Ну как… Вечером, в клубе, перед тем, как он должен был улететь в Америку, я заключил с ним сделку, потому, что он сказал, что ему все равно, за кого голосовать. Я сказал, что даю 300 рублей, он проголосует и пришлет мне фотографию, как он проголосовал. Я не знаю, он в Нью-Йорке будет голосовать, он там зарегистрирован.

    А. ВЕНЕДИКТОВ: А Вы за кого 300 рублей дали?

    СЛУШАТЕЛЬ: Еще не знаю.

    А. ВЕНЕДИКТОВ: А это все равно?

    СЛУШАТЕЛЬ: Нет, мне нравится больше, если бы я был американцем, я бы голосовал за Обаму. Но, как русский, я думаю, что для России Маккейн будет лучше.

    А. ВЕНЕДИКТОВ: Почему?

    СЛУШАТЕЛЬ: Потому, что он человек с принципами более жесткими. И он, действительно, желает отстаивать принципы демократии и свободы человека во всем мире. А Обама, все-таки, ставит интересы сегодня американцев на первое место. Он готов пожертвовать правами людей.

    В. ПОЗНЕР: Неправда.

    А. ВЕНЕДИКТОВ: Сейчас Вам ответят!

    Н. АСАДОВА: Вы знаете, во-первых, все кандидаты в президенты ставят на первое место интересы американцев, а во-вторых, то, что Маккейн, один из жестких его принципов – это выгнать Россию из Большой Восьмерки. Я ответила.

    В. ПОЗНЕР: Это правда. Абсолютно верно. Я думаю, что Маккейн для России будет серьезной проблемой. Может быть даже полезной, может быть полезна иногда такая жесткость. Но, с точки зрения его отношения к России, а у него есть отношения со знаком минус, у Обамы пока реального отношения к России нет.

    А. ВЕНЕДИКТОВ: Я хочу сейчас вернуться к нашим слушателям. Попросить их принять участие в очередном голосовании, поскольку Владимир Познер натолкнул меня на мысль. Вы сейчас не голосуйте, как российские граждане, по отношению к России. Вы услышали об Обаме, услышали о Маккейне. Если бы вы были американскими гражданами… Кстати, Владимир Владимирович, а если будет Хилари против Маккейна, Вы за кого проголосуете?

    В. ПОЗНЕР: За Хилари, конечно.

    А. ВЕНЕДИКТОВ: Понятно.

    Н. АСАДОВА: Хотя Вы сказали, что за Обаму.

    А. ВЕНЕДИКТОВ: Но сам он за демократов. Я же убрал Обаму.

    В. ПОЗНЕР: Раз Обамы нет, то я за Хилари.

    А. ВЕНЕДИКТОВ: Итак, если бы Маккейн и Обама. Маккейн в алфавитном порядке. Если вы за Барака Обаму – 660-01-13, Джон Маккейн – 660-0-14. Две минуты на голосование.

    ГОЛОСОВАНИЕ

    А. ВЕНЕДИКТОВ: [Повтор телефонов]. Вы слышали, что в общем, Владимир Познер голосовать будет за демократов. Это очевидно.

    В. ПОЗНЕР: Некорректный вопрос, потому, что сказать российским гражданам, чтобы они представили себе, что они американские граждане, они не могут.

    А. ВЕНЕДИКТОВ: Почему? У них есть свой миф. Я хочу Вам показать на табло, посмотрите сюда!

    В. ПОЗНЕР: Ну да… Все равно, это некорректный вопрос.

    А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну и что? Люди могут себя поместить даже на Марс, а не только в Америку.

    В. ПОЗНЕР: Им кажется.

    А. ВЕНЕДИКТОВ: Конечно. Я Вас уверяю, когда 2 марта наши слушатели окажутся в кабинках для голосования, тоже им многое будет казаться. И ничего.

    В. ПОЗНЕР: Они не проголосуют за Обаму.

    А. ВЕНЕДИКТОВ: Люди приходят 2 марта на президентские выборы в России и зачеркивают. Обама! И бросают туда бюллетень. Сколько таких будет?

    В. ПОЗНЕР: Нисколько.

    А. ВЕНЕДИКТОВ: Не уверен. Итак, у вас еще минута на голосование. Важное сообщение. Я просто бросаю вперед. Американские медиа уже начинают искать вице-президента. Они уже начинают перебирать. Насколько это важно?

    В. ПОЗНЕР: Это очень важно. Обычно делают так, если президент как бы представляет более либеральный северо-восток, то нужен кто-то, кто представляет юг и пытаются найти такой тандем. Скажем, Кеннеди – Джонсон. Здесь, конечно, Эдвардс начинает играть, может сыграть очень большую роль.

    А. ВЕНЕДИКТОВ: А Вы отказываетесь даже представить себе тандем Обама – Хилари Клинтон или наоборот?

    В. ПОЗНЕР: Категорически. Потому, что ни тот, ни другая не согласится.

    А. ВЕНЕДИКТОВ: Почему?

    В. ПОЗНЕР: Слишком много отдано. Это уже невозможно.

    А. ВЕНЕДИКТОВ: Лучше в следующий раз пойти на президентские?

    В. ПОЗНЕР: Попытаться в следующий раз. Может быть еще президент Клинтон и вице-президент Обама, то обратное вообще исключено.

    Н. АСАДОВА: Я хотела сказать, что по этому поводу надо вернуться к Вашему вопросу, который Вы в начале передачи пытались задать, почему поддерживают те или иные звезды Голливуда кандидатов и какая выгода.

    А. ВЕНЕДИКТОВ: Понятно! Бесплатный концерт по телевизору. Нет?

    Н. АСАДОВА: У меня просто есть некоторые размышления на этот счет. Дело в том, что, как сказал на Вашем любимом канале «Фокс» вчера такой известный очень ведущий Орели, по его мнению, я с ним полностью согласна, сейчас мнение звезд Голливуда не очень волнует американцев. Потому, что эти звезды, сейчас довольно сложное экономическое положение у американцев. И звезды становятся бесконечно далекими от нужд обычных американцев. И потому к их мнению не так уж и прислушиваются.

    А. ВЕНЕДИКТОВ: Я должен сказать, что Обама тут пошутил, когда он был в передаче известной ведущей, Опра Уинкли, он сказал, что предложит быть ей вице-президентом. Чем вызвал хохот в зале, но опросы показали рывок.

    В. ПОЗНЕР: Да. Она необыкновенно популярна, она чернокожая тоже. И, кстати, это был очень хитрый ход. Возвращаясь к Голливуду. Билла Райли, я его знаю, как говорят в Америке, он справа от Чингисхана, он настолько правый.

    А. ВЕНЕДИКТОВ: Наш человек!

    В. ПОЗНЕР: Но очень способный, очень умный. Я думаю, что в этом он прав. На самом деле, конечно, эти звезды… Ну, звезда есть звезда, это влияет. Но уж если Том Хэнкс голосует так, то, пожалуй, и я… Но сегодня это менее сильная штука, чем, скажем, 8 лет назад.

    Н. АСАДОВА: Я согласна.

    А. ВЕНЕДИКТОВ: Я хочу подвести итоги голосования. Барак Обама против Маккейна. 52:48.

    В. ПОЗНЕР: В пользу Обамы.

    А. ВЕНЕДИКТОВ: Это чисто опрос общественного мнения США сегодня. Поэтому вы напрасно обвинили наших слушателей. Это один в один, как сейчас отвечает Америка. А теперь я прошу Владимира Владимирович ответить. У нас 2 минуты осталось. Появилась информация в аппарате республиканской партии, что, возможно, Маккейну предложат на съезде вице-президентом Кандолизу Райс. Что Вы по этому поводу думаете?

    В. ПОЗНЕР: Я думаю, что это возможно и это довольно сильный ход. Хаккаби исключается совершенно, не может с ним работать Маккейн. Кондолиза Райс, в общем, из всей этой администрации президента Буша, пожалуй, наиболее приемлемая. И потом, она чернокожая.

    А. ВЕНЕДИКТОВ: И женщина одновременно! И Обама и Хилари.

    Н. АСАДОВА: Дело в том, что мне кажется, что сейчас кампания Джона Маккейна ищет, я думаю, себе вице-президента кого-нибудь из консервативного крыла, потому, что ему очень необходимы голоса этой части республиканской партии. Почему они так важны? Потому, что консерваторы традиционно самые активные люди в республиканской партии. И, в частности, очень много консерваторов среди тех самых супер-делегатов. И Джону Маккейну очень нужна их поддержка и я думаю, что не исключен вариант, что Митт Ромни будет рассматриваться, как такая кандидатура.

    В. ПОЗНЕР: А, может быть, он пригласит Била Райли с канала «Фокс»?

    Н. АСАДОВА: Это было бы слишком.

    А. ВЕНЕДИКТОВ: Я представляю себе, как Маккейн говорит Кондолизе Райс: «Деточка, я умру на этом посту и ты будешь первым президентом-женщиной и темнокожей».

    Н. АСАДОВА: И черной одновременно.

    А. ВЕНЕДИКТОВ: Я напомню, что в январе месяце Маккейну будет 72 года и если он будет избран, это будет самый пожилой, не скажем старый, президент США. До встречи на следующей неделе, в программе «49 минут».

    »crosslinked«




    Комментирование закрыто.