Опросы

Как вам интервью с Дмитрием Медведевым?

Посмотреть результат

Loading ... Loading ...

Поиск

Архив




  • Управление
  • 2 марта 2008

    Владимир Познер на Эхо Москвы. Передача “Телехранитель”. 02.03.2008

    Рубрика: Новости, Радио.


    Владимир Познер и Иван Ургант как Ильф и Петров: интересна ли нам телевизионная Америка

    Версия для печати
    Е. АФАНАСЬЕВА: Добрый вечер. В эфире программа «Телехранитель», о сути телевидения, о тех, кто определяет и хранит эту суть. В студии Елена Афанасьева, и как всегда по воскресеньям говорим мы с вами о персонах, программах, событиях и антисобытиях, которые влияют на то, каким наше телевидение будет сегодня и завтра. Тема сегодняшней программы: «Познер и Ургант как Ильф и Петров. Интересна ли нам телевизионная Америка». Так мы сформулировали тему. Но вот сейчас, перед тем, как Владимир Владимирович пришел сюда… Здравствуйте, Владимир Владимирович!
    В. ПОЗНЕР: Здравствуйте.
    Е. АФАНАСЬЕВА: В студии у нас сегодня Ильф сегодняшний, как мы поняли, а телевизионный Петров, как у нас водится, сейчас ведет очередной концерт, поэтому обещал Ваня Ургант включиться по телефону, как только сможет выйти со сцены. Будем ждать вашего соавтора. Или все-таки у него была другая роль?
    В. ПОЗНЕР: Он соведущий.
    Е. АФАНАСЬЕВА: Но перед тем, как вы пришли, Алексей Алексеевич Венедиктов, только что выбранный триумфально главным редактором в очередной раз и задавший планку выбора 82 процента «за», он сказал фразу – я ее даже запомнила хорошо – «Нужно обладать особым цинизмом, чтобы в такой день позвать в эфир ВВП». Но мы сегодня не о политике, не о выборах и даже не о ВВП, а о вашей телевизионной мечте, наверное?
    В.ПОЗНЕР: Да.
    Е. АФАНАСЬЕВА: Насколько я понимаю, вы много лет мечтали сделать эту работу?
    В.ПОЗНЕР: Да, порядка 30 лет.
    Е. АФАНАСЬЕВА: И что чувствует человек, у которого мечта осуществилась?
    В.ПОЗНЕР: Ну, вы знаете, что-то похожее на счастье. Потому что, действительно, мечта была неосуществимой очень долго, но , наконец, мы сумели сделать это. Но я еще не знал, а как это все получилось, потому что, когда ты чем-то занимаешься плотно два года и видишь это изо дня в день, то, конечно, глаз замыливается, и ты уже не очень понимаешь, получилось – не получилось. Иногда кажется, что здорово, а иногда кажется, что вовсе нет. Но судя по откликам, по статьям и по высказываниям людей, чье мнение для меня важно, все-таки получилось. Для меня это очень важно.
    Е. АФАНАСЬЕВА: Вы даже вчера во «Временах» в «прощалке» позволили себе сказать об этой своей работе.
    В. ПОЗНЕР: Да, да, да.
    Е. АФАНАСЬЕВА: Не всегда уделяете внимание себе лично, а тут…
    В. ПОЗНЕР: Никогда, никогда!
    Е. АФАНАСЬЕВА: Что вызвало, в чем была такая необходимость, чтобы финальную точку недели посвятить своей программе?
    В. ПОЗНЕР: Я хотел сказать как раз по поводу того, что такое любовь к своей стране, к любой своей стране, и что обязательно ли сопряжено это с необъективностью. Потому что были такие высказывания: конечно, Познер необъективен, потому что он любит Америку. Я сказал: напротив, как мне кажется, любовь заставляет тебя смотреть на вещи более критически. Если ты что-то ненавидишь, ты ни на что хорошее не посмотришь и тебе плевать. Если ты безразличен, то ты и есть безразличен. А если ты любишь, то ты обостренно реагируешь как на хорошее, так и на нехорошее, на то, что тебя задевает, именно потому, что ты любишь. Поэтому я об этом хотел сказать, хотел сказать о том, что, в конце концов, даже твои чувства не влияют на объективность, если ты стремишься к ней. Если у тебя есть такая задача, если ты хочешь показать то, что ты хочешь, но хоть как-то, как это есть, по крайней мере, на твой взгляд. Я считал это важным сказать, потому что это относится и к России. Иносказательно я говорил о том, что те люди, которые критикуют Россию, то или иное, что есть в России, это вовсе не люди, которые не любят Россию. Напротив, может быть, как раз это те, которые ее любят больше всего.
    Е. АФАНАСЬЕВА: Скажите, Владимир Владимирович, а если я сейчас немножко вот так переверну этот ваш тезис и скажу: а не воспринимаете ли вы, что те, кто сейчас критикует эту вашу работу, это не значит, что они не любят вас или это ваше произведение? Списываете ли вы любые критические оценки сейчас на какую-то ревность или зависть конкурентов, или некомпетентность критики, или вы все-таки готовы вслушаться и признать, что, может быть, не все удалось?
    В. ПОЗНЕР: Вы знаете, мне кажется, что я весьма критически отношусь к себе и вообще я не очень уверен в том, что я делаю.
    Е. АФАНАСЬЕВА: Всегда или только в этом фильме?
    В. ПОЗНЕР: Всегда. Ну, когда… ну, профессионально. Критика критике рознь. Когда я чувствую, что просто, действительно, это основано на нелюбви ко мне – вот Познер, Познер! – я на это не очень обращаю внимание. Но, когда я улавливаю в этих замечаниях, действительно, попытку разобраться, я всегда это слушаю. Это не значит, что я всегда согласен, но это совершенно другое. Это сразу понятно, что это – попытка понять и указать, что здесь может быть там что-то не так, или это просто попытка как-то меня задеть и так далее. Это разные вещи. Это сразу чувствуется.
    Е. АФАНАСЬЕВА: Я так заговорилась, что даже не назвала средства связи со слушателями. Назову и задам вопрос, который пришел заранее по интернету, в продолжение предыдущего. Пожалуйста, уважаемые наши слушатели, вы же зрители проекта «Одноэтажная Америка», +7(985)9704545 – это наш номер для sms. Ваши вопросы Владимиру Владимировичу, ваши реплики и мнения по поводу того, интересна ли вам телевизионная «Одноэтажная Америка», интересен ли вам этот проект, какие-то замечания, реплики, дополнения – все приветствуется. И даже критика. Да, Владимир Владимирович?
    В. ПОЗНЕР: Да, конечно! Безусловно.
    Е. АФАНАСЬЕВА: Вот один из вопросов, которые заранее пришли на сайт, от Ирины из Москвы. Она пишет: Ждала-ждала, но несколько разочарована той скучной режиссурой и невнятным монтажом, как будто-то на дворе 1989 год. Жаль!».
    В. ПОЗНЕР: Ну, что – точка зрения. Я, напротив, считаю, что монтаж очень интересный, очень современный. Но это дело вкуса, это дело восприятия. Тут ничего не возразишь.
    Е. АФАНАСЬЕВА: Очень много реплик с благодарностью, Все читать не успею, могу несколько: «Смотрю, не отрываясь, сделано очень качественно и профессионально, – пишет из Тюмени Игорь. – Скажите, сколько стоила Первому каналу эта программа?»
    В. ПОЗНЕР: Я хотел бы вам сразу сказать, что это не Первый канал. Это довольно дорогой проект, и нам помогли многие. Я хотел бы, прежде всего, отметить «Газпром-Банк», который просто дал нам серьезные деньги безо всего.
    Е. АФАНАСЬЕВА: У «Газпрома» есть НТВ, и они дали, понимая, что это выйдет на конкурирующем канале?
    В. ПОЗНЕР: Они, как мне кажется, поняли, что с точки зрения… как вам сказать?.. облика Газпрома, это позитивная вещь. Это на Западе очень распространено. Помимо рекламы такой «Купите!», есть реклама «Вот мы…
    Е. АФАНАСЬЕВА: Имиджевая.
    В. ПОЗНЕР: Имиджевая, «вот мы поддерживаем это». И в этом смысле Газпром-Банк был для нас очень серьезным помощником. Помогли нам Министерство культуры, потом…
    Е. АФАНАСЬЕВА: Давали гранты какие-то?
    В. ПОЗНЕР: Просто дали деньги, да. Федеральное агентство во главе с господином Сеславинским тоже и некую часть – Первый канал. Кроме того, у нас были спонсоры – «Форд»…
    Е. АФАНАСЬЕВА: Вот, как раз тут была реплика: «Сколько же вам отвалил «Форд»? Из каждого кадра прет «Тойота», и продолжение «Иронии…» отдыхает. Игорь».
    В. ПОЗНЕР: Во-первых, нисколько. Нисколько! Нам дали машины.
    Е. АФАНАСЬЕВА: То есть, там денежного спонсорства не было?
    В. ПОЗНЕР: Потому что как вы помните, если вы читали… Кстати, к моему удивлению, многие Ильфа и Петрова не читали, «Одноэтажную Америку».
    Е. АФАНАСЬЕВА: А вы думали, что все зрители Первого канала читали «Одноэтажную Америку»?
    В. ПОЗНЕР: Не все, не Первого канала… Но когда пришли на пресс-конференцию по поводу «Одноэтажной Америки», процентов 80 журналистов, как выяснилось, не читали книгу «Одноэтажная Америка».
    Е. АФАНАСЬЕВА: Я боюсь, что они не то, что «Одноэтажную Америку», они и «Золотого теленка», и «Двенадцать стульев» могли не читать!
    В. ПОЗНЕР: Этого я не знаю. Но это было довольно-таки сильно удивительно. Так вот, дело в том, что очень много о «форде», об этой машине пишут Ильф и Петров. Какая она замечательная и так далее. И, конечно, мы хотели на «фордах» ехать. Вот в этом смысле нам «Форд» очень сильно помог. Помог нам «Макдоналдс» и дал некоторый грант. При этом, это был не простой номер, как говорится, потому что…
    Е. АФАНАСЬЕВА: И вы были вынуждены питаться в…
    В. ПОЗНЕР: Нет! Но мы должны были сделать некоторые ссылки. Но Америка без «Макдоналдса» – это смешно. Это очень американская штука! Но я противник фэст-фуда. Ругать «Макдоналдс» в этом смысле было бы как-то неловко. С другой стороны, не говорить о том, что фэст-фуд является бичом в Америке, тоже нельзя. Но мы нашли способ, как сделать и то, и другое.
    Е. АФАНАСЬЕВА: Я думаю, это урок от Владимира Познера для молодых журналистов, которые иногда вынуждены отрабатывать гранты в своих компаниях, как поступить.
    В. ПОЗНЕР: В серии, которая будет в этот понедельник – «Чикаго» – там как раз мы увидели самый первый ресторан «Макдоналдс» вообще, 1955 года. И затем приехал к нам один из президентов «Макдоналдс», и мы с ним на эту тему говорили. И он сказал: «Послушайте, если вы каждый день будете есть фуа-гра, вас тоже разнесет, и еще неизвестно, как. У нас, пожалуйста, овощи, салаты, фрукты. Это дело выбора каждого! Если вы будете есть гамбургеры один раз в неделю, ничего с вами не случится». То есть, он защищал свою точку зрения. Я, говорит, макдоналдсовский человек, но я каждый день занимаюсь на …(неразб.), бегаю. Смотрите, какой я в 68 лет! Так что, это неправильная точка зрения. А если вы семь дней в неделю едите эту еду… это же вы так выбрали, а не мы вам в глотку, так сказать, засовываем. Так что, у нас были разные средства, разные помогали нам. И я очень благодарен всем.
    Е. АФАНАСЬЕВА: Это Владимир Владимирович Познер, который в течение 16 недель по понедельникам, а сейчас из-за праздников по вторникам работает…
    В. ПОЗНЕР: Нет, сейчас в понедельник будет, А вот следующий будет во вторник…
    Е. АФАНАСЬЕВА: … да-да, с 23 февраля по 8 марта по вторникам исключение, работает телевизионным Ильфом. Надеемся, что телевизионный Петров Иван Ургант с нами выйдет на связь чуть позже. Очень много вопросов, не успеваю. Сейчас просто буду блиц, все подряд, потому что я их прочесть и отсортировать тоже не успеваю. «Чем вы объясняете безумную лихорадку, связанную с законом о сексуальном домогательстве? Что, американцы сексуальные монстры?» – подпись стерта.
    В. ПОЗНЕР: Нет, они не монстры. Просто мужчины в разных странах имеют свойство щипать, скажем, женщин за некоторые места и так далее. Все это считается, на самом деле, домогательством, и женщины восстали, и были приняты соответствующие законы, чтобы их оставили в покое.
    Е. АФАНАСЬЕВА: «Спасибо, передача очень понравилась, Это такое большое исключение на фоне жутко американофобии на нашем ТВ. Руслан из Уфы». «Спасибо, смотрю с интересом. Александр». «Великолепно! Когда будет DVD?».
    В. ПОЗНЕР: А будут DVD до того, как кончится сериал. Как вы понимаете, неразумно выдавать DVD, пока еще серии в эфире. Эфир не соберет, да. Но будут обязательно.
    Е. АФАНАСЬЕВА: Петр: «Владимир, есть ли черты взаимовыручки в США?».
    В. ПОЗНЕР: Есть и даже очень серьезные. Вот я всегда привожу такой пример. Мы были в Луизиане и должны были ехать в такое место, не очень знакомое. И я ждал со своей машиной, когда подъедут мои, на боковой дорожке. И вот пока я там стоял, не менее 5 или 6 машин остановилось американских и спрашивали: не надо ли вам помочь? Что-нибудь у вас случилось? Это очень у них принято.
    Е. АФАНАСЬЕВА: «Очень неудачный формат показа. Что значит по одной серии в неделю? До конца июня будет?». Как я понимаю, не нравится, что одна серия в неделю.
    В. ПОЗНЕР: Знаете, я вам скажу. Здесь надо вопрос ставить перед Константином Львовичем Эрнстом, генеральным директором Первого канала. У нас с ним был на эту тему разговор. Он мне предложил: хотите все подряд или хотите раз в неделю? Я ему сказал: слушайте, вы, Константин Львович, главный специалист по программированию. Вы лучше понимаете, как это сделать. – Мой вам совет: раз в неделю. Совет принял.
    Е. АФАНАСЬЕВА: Много вопросов – почему так поздно?
    В. ПОЗНЕР: А это линейка документальная. Тут ничего не поделаешь.
    Е. АФАНАСЬЕВА: Раньше документальное кино хорошее не смотрят.
    В. ПОЗНЕР: Вот почему-то так, я не знаю. Я бы, конечно, поставил в прайм-тайм, но, к сожалению, но я не могу!
    Е. АФАНАСЬЕВА: «Интересно, – пишет Евгений, – но излишне клипово. Книгу достать было очень сложно». Неужели сложно достать «Одноэтажную Америку»?
    В. ПОЗНЕР: Может быть, Ильфа и Петрова сейчас…
    Е. АФАНАСЬЕВА: …не переиздают?
    В. ПОЗНЕР: Хотя вышло шикарное издание и как раз «Одноэтажной…» не так уж и давно. Ну, ничего не могу сказать. Я не считаю, что это клипово, это сделано современно, темпово. А сейчас так любят.
    Е. АФАНАСЬЕВА: Какие разные точки зрения! Тут писали: старомодный монтаж, здесь, наоборот, клипово. На всех не угодишь. «Понравилось. Давайте в другую страну! Саша, Самара».
    В. ПОЗНЕР: Знаете, здесь ведь была история такая. Вот 1935 год, Ильф и Петров. Вот какая Америка в 35-м году! Давайте повторим их путешествие, именно их путешествие повторим, покажем эти же места, какие они были в 35-м году, используя хронику. И давайте посмотрим Америку сегодня. В этом был, если угодно, особый подход. Сделать такое же о других странах невозможно – книги-то нет такой!
    Е. АФАНАСЬЕВА: Но вы же, кроме Америки, еще человек с французским прошлым.
    В. ПОЗНЕР: Это другое дело! Но я не могу сказать: вот в таком-то году Иванов и Петров сделали о Франции, а вот теперь, давайте, мы сделаем вариант телевидения. Такого нет. Может быть, мы на что-то такое выйдем еще, не знаю.
    Е. АФАНАСЬЕВА: Праздник, который всегда с тобой, не получится.
    В. ПОЗНЕР: Вот, нет, не получится. Нет, нет.
    Е. АФАНАСЬЕВА: Хорошо. Еще раз напоминаю +7(985)9704545 – это наш sms-номер. Пожалуйста, ваши вопросы. Те, которые про выборы, вынуждена, наверное… Сегодня же день… нельзя агитировать. Хотя вопросы, за кого вы голосовали, от Ивана, возникают.
    В. ПОЗНЕР: Я могу сказать Ивану и всем прочим, что я, как человек, все-таки влияющий в какой-то степени, возможно, на общественное мнение, никогда не говорю, за кого или против кого. Это, я считаю, я не должен делать.
    Е. АФАНАСЬЕВА: А проголосовали?
    В. ПОЗНЕР: Да. Голосую я обязательно.
    Е. АФАНАСЬЕВА: Патриотичный человек Владимир Владимирович свой голос не отдает.
    В. ПОЗНЕР: Не в этом дело. Я считаю, что это мой долг, понимаете? Это право и долг одновременно.
    Е. АФАНАСЬЕВА: Хорошо. Очень много вопросов, которые пришли заранее. Я тоже несколько успею прочесть, кроме добрых и замечательных слов, которые можно просто отдать. «Вы сняли хороший, хотя и односторонний фильм, – пишет Михаил Львов. – Те самые милые американцы, которые так мило улыбаются и так хорошо живут, чтобы жить так хорошо, варварски бомбили Югославию и Ирак, нацеливают ракеты и самолеты на нас». Это Михаил Львов, экономист из Санкт-Петербурга, и здесь трудно понять, к чему относится вопрос…
    В. ПОЗНЕР: Давайте, я сразу отвечу. Господин Львов! Американцы не бомбили. Так же как, русские не вторглись в Афганистан. Это решают правительства, а не рядовые люди, о которых я вам говорю. Не они бомбили, не они нацеливают ракеты. Есть правительства: и той страны, и других стран. Не о них речь в данном случае. Это надо понимать.
    Е. АФАНАСЬЕВА: Еще один вопрос не по теме, но так как у нас до новостей несколько минут… Пишут здесь у нас Игорь, что он в Интерфаксе прочел, что вы летали на похороны Бадри Патаркацишвили…
    В. ПОЗНЕР: Да.
    Е. АФАНАСЬЕВА: Что вас больше всего задело … (неразб.)
    В. ПОЗНЕР: Это был мой друг. Я с ним знаком с 1995 года. И хотя у нас не было никаких дел общих, то есть я не в бизнесе, и телевизионных дел у нас не было. Мы просто очень подружились. Я у него бывал дома много раз. Когда я приезжал в Лондон, я всегда к нему приходил. Просто вот мы были друзьями. Я ехал проститься с другом, больше ничего.
    Е. АФАНАСЬЕВА: А много ли из тех, кто в 1995 дружили с Бадри, летали на похороны в Лондон?
    В. ПОЗНЕР: Не могу судить. Мы ехали впятером, у нас был самолетик. Но это, правда, были люди, которые работали с Бадри. Именно работали. Я с ним не работал. Да и вообще мне все равно, кто ездил, не ездил… Я считал, что я не могу даже не поехать. Не из-за него, потому что я человек, как вы знаете, неверующий, и я понимаю, что он не знал, там я или нет. Но мне это было важно. И потом: это было важно для его семьи.
    Е. АФАНАСЬЕВА: Ну, чтобы перед новостями не прерываться на этой грустной ноте, я думаю, что сегодня можно поздравить Михаила Сергеевича Горбачева с днем рождения.
    В. ПОЗНЕР: Я это делают с большим…
    Е. АФАНАСЬЕВА: Не знаю, слушает он нас или нет, но с удовольствием поздравляем его.
    В. ПОЗНЕР: С большим удовольствием! Я тоже знаю Михаила Сергеевича давно, хотя нельзя сказать, что мы друзья, но я ему очень благодарен за очень многое.
    Е. АФАНАСЬЕВА: «Спасибо большое! Нравится, получаю удовольствие от Познера. Не могу даже спать, заставляю маму. Она втянулась. Ждем. Елена». «Почему выбор пал на Урганта?». На этот вопрос Владимир Владимирович Познер ответит уже после новостей. Мы прервемся на несколько минут, и продолжим программу «Телехранитель».
    НОВОСТИ
    Е. АФАНАСЬЕВА: Итак, мы продолжаем программу «Телехранитель». В студии Елена Афанасьева. И говорим мы сегодня о Познере и Урганте как о телевизионных Ильфе и Петрове, о проекте «Одноэтажная Америка». Прервались мы перед «Новостями» на вопросе Марии : «Почему выбор пал на Урганта?» Но так как вот мы наконец-то дозвонились до Ивана, у него там небольшой перерыв, я думаю, мы сейчас сначала спросим у него. Иван?
    И. УРГАНТ: Да, здравствуйте.
    Е. АФАНАСЬЕВА: Вы нас слышите? Здравствуйте.
    И. УРГАНТ: Прекрасно слышу. Здравствуйте.
    Е. АФАНАСЬЕВА: Замечательно. Мы вас тоже хорошо слышим. Расскажите, как вас было в роли телевизионного Петрова. Как вы себе выбирали эту роль, мы уже видели.
    И. УРГАНТ: Вы лишили меня шанса быть Ильфом. Вы знаете, но…
    Е. АФАНАСЬЕВА: Не мы. Вы же сами сказали, что Владимиру Владимировичу отдаете пальму более красивого человека.
    И. УРГАНТ: Это правда. Мы проводили с Владимиром Владимировичем анализ, опрашивали американцев, чтобы они выбрали, кто из нас более красивый. И всегда, во всех конкурсах побеждал Владимир Владимирович. Помогало ли ему знание языка или просто то, что он знает хорошо Америку, не знаю. И тем не менее он всегда выходил победителем.
    Е. АФАНАСЬЕВА: Наверное, он знает секрет, как влиять на американских девушек.
    И. УРГАНТ: Скорее всего, скорее всего. Вы знаете, если честно, мы вспоминали про Ильфа и Петрова, но не так часто. Все-таки мне бы хотелось верить, что наше путешествие было по мотивам путешествия Ильфа и Петрова, а не копия. Поэтому возможные обвинения в неточности маршрута и прочего я с негодованием отметаю.
    Е. АФАНАСЬЕВА: Иван, для себя вот вы как человек, ведущий очень разных программ, большого количества… мы тут недели 2 назад с Александром Цекало в этой студии, наверное, полпрограммы про вас разговаривали. И вдруг неожиданно другой формат. Вот такой проект документальный, проект-путешествие, тем более с таким человеком, как Владимир Владимирович. Как вам работалось?
    И. УРГАНТ: Скажите, пожалуйста, Владимир Владимирович же в студии?
    Е. АФАНАСЬЕВА: Да, да, да.
    И. УРГАНТ: Здравствуйте, дорогой Владимир Владимирович.
    В. ПОЗНЕР: Здравствуйте, Иван Андреевич, дорогой, здравствуйте.
    И. УРГАНТ: Здравствуйте. Вот, друзья, наконец-то теперь… А то мы все говорим, говорим… Что значит как мне работалось? Я пользуюсь тем, что меня Владимир Владимирович не видит сейчас, и утираю слезы радости своим рукавом, холстом рубашки, в которую я одет, когда я не на съемках, именно для того, чтобы сказать, что я невероятно рад такому уникальному стечению обстоятельств, которое позволило мне в компании такого попутчика объехать вдоль и поперек такую удивительную страну.
    Е. АФАНАСЬЕВА: Если чуть более серьезно, у вас была роль все-таки такого человека, который обучался у Познера и просто выдавал какое-то количество позитива и шуток в эфире? Или все-таки вы для себя определяли какую-то более серьезную роль в этом проекте?
    И. УРГАНТ: Вы знаете, вообще, когда я пришел на проект, я рассчитывал на более серьезную роль. И прежде всего это, конечно, роль генерального продюсера, человека, который договаривается со спонсорами…
    Е. АФАНАСЬЕВА: Вань, с вами невозможно серьезно разговаривать.
    И. УРГАНТ: …и имеет доступ к большому финансовому пирогу. Но все мои попытки были абсолютно на корню пресечены. И, вы знаете, нам так редко такая выпадает возможность вдруг на полтора, даже больше, месяца, я чуть раньше уехал, просто выключиться на секунду из того, что происходит здесь, и оказаться на другом конце света.
    Е. АФАНАСЬЕВА: Владимир Владимирович, покажите мастер-класс, как вы с ним серьезно общались. Вот у меня пока не получается.
    В. ПОЗНЕР: А у нас замечательно получалось абсолютно.
    И. УРГАНТ: Владимир Владимирович показывал мне корешки ведомости зарплаты, и я сразу как шелковый шел заправлять автомобиль бензином и к реке за водой для котелка, для супа.
    Е. АФАНАСЬЕВА: Показали ли вы местному населению все выпуски программы «Времена», которые грузите… вот проморолики проекта?
    И. УРГАНТ: Ну что вы? А вы думаете, им нужно что-то? У них это все есть, это все выходит большим тиражом. В Америке программу «Времена» смотрят, причем без перевода, на русском языке люди смотрят, получают колоссальное удовольствие…
    Е. АФАНАСЬЕВА: Я представляю, как вам было весело, Владимир Владимирович, все полтора месяца. Ваня, а что для вас все-таки было самым неожиданным в вашем открытии Америки с Познером?
    И. УРГАНТ: Вы знаете, ну «Америка» – ведь это даже нарицательное слово такое было во времена моего детства. Когда я в первый раз был в Америке в 93-м году, мы выезжали туда, не зная, как открывается банка алюминиевая с газированными напитками. Понимаете? А сейчас Америка такой стала близкой и понятной, в общем-то, не сильно отличающаяся в некоторых моментах от нашей страны. Я утверждаю, что из всех народов мира, за исключением наших ближайших соседей – белорусов и, может быть, жителей Украины, я бы сказал, что, наверное, Америка очень сильно в каких-то вещах похожа на нас. Я бы даже сказал так: не Америка, а американцы.
    Е. АФАНАСЬЕВА: Владимир Владимирович кивает, согласен с вами.
    И. УРГАНТ: Да, потому что мы договорились об этом, мы репетировали это интервью с ним на всякий случай. Понимаете?
    Е. АФАНАСЬЕВА: Хорошо, спасибо, Иван. Продолжайте, у вас там концерт, или что там… Интересно?
    И. УРГАНТ: Нет, нет, нет. В американском посольстве традиционная встреча, просто меня пригласили для того, чтобы…
    Е. АФАНАСЬЕВА: Еженедельный брифинг Ивана Урганта.
    И. УРГАНТ: Еженедельные чтения записок Авраама Линкольна. Я сейчас на секунду отошел, люди танцуют под выступление Олега Газманова, пока он, так сказать, в перерыве. А потом обратно пойду, так сказать, читать Авраама Линкольна.
    Е. АФАНАСЬЕВА: Ну что ж, Иван, мы не можем вас отвлекать от Олега Газманова. Всего вам доброго, спасибо.
    В. ПОЗНЕР: До скорого, до скорого.
    Е. АФАНАСЬЕВА: Да, да, да, спасибо огромное. И, Владимир Владимирович, до скорой встречи, как мы с вами договорились, в публичной библиотеке встречаемся завтра вечером. Обнимаю вас.
    В. ПОЗНЕР: Именно так, да. И я вас.
    Е. АФАНАСЬЕВА: Спасибо, да. Весело же вам было, Владимир Владимирович.
    В. ПОЗНЕР: Легко работать на самом деле. На самом деле я поначалу хотел предложить это Парфенову. Ну, не надо объяснять, почему, мне кажется. Но, к сожалению, он тогда еще был главным редактором «Русского Newsweek» и просто не мог на два месяца уехать. Потом возникла кандидатура Николая Фоменко, и он не мог из-за автогонок. Он очень хотел, но у него были контракты и все. Потом мне предложили одного нашего эстрадного, не знаю, как назвать… комика, скажем, который известен тем, что он не любит Америку. Я сказал: «Зачем мне человек, который заранее не любит эту страну?» Ну, мне неинтересно. И кто-то сказал: «Ургант». А я его тогда не знал. Это все-таки было два года назад, он не был еще таким известным…
    Е. АФАНАСЬЕВА: Раскрученным.
    В. ПОЗНЕР: Да, да, да. Ну я думаю: ну хорошо. Мне сказали: «Вот ему 20 с чем-то лет». Я думаю: «О чем я с ним буду говорить?» Все-таки большая разница, что он читал, что он знает… Ну, мы встретились, вроде бы друг другу понравились. И потом оказалось, что это была очень удачная штука, что, во-первых, он много читал, он очень такой, как сказать, духовный человек, в общем-то, при всех шутках. Это, знаете, так: шутки шутками, но у него сердце и мозги есть, и все.
    Е. АФАНАСЬЕВА: Да и редко кто так легко шутит без написанного сценария заранее.
    В. ПОЗНЕР: Да. И потом, понимаете, он шутит не все время. Вот иногда это надоедает. Нет, он мог быть и очень серьезным, и взволнованным. И как-то мы очень друг другу пришлись. Да, повезло, повезло.
    Е. АФАНАСЬЕВА: Замечательно, когда проект открывает друг другу еще людей. Уважаемые наши слушатели и зрители проекта «Одноэтажная Америка», вы можете присоединяться к нам по телефону, московский номер 363-36-59. Пожалуйста, дозванивайтесь. По sms очень много вопросов. Я сейчас постараюсь еще раз такой маленький блиц устроить. Кто не успел свой вопрос задать или дозвониться не может, +7(985)9704545. Ваши вопросы для Владимира Познера. Вот Ургант уже пошел дальше читать Линкольна. «Не лучше ли господину Познеру заняться проектом «Одноэтажная Россия»?»
    В. ПОЗНЕР: А почему лучше? Я не понимаю, а почему одно другое исключает? И еще раз говорю, не было никогда книжки «Одноэтажная Россия». Она совсем другая страна. Сделать для кого – для россиян? Я сделал об Америке для россиян. Наверное, было бы интересно, если бы американец сделал бы о России для россиян. То есть вы бы увидели Россию глазами не российского жителя, а иностранца. Вот это интересно.
    Е. АФАНАСЬЕВА: Но я была свидетельницей, что вы презентовали проект как раз вот в резиденции посла, где, видимо, сейчас у нас находится Иван Ургант…
    В. ПОЗНЕР: Да, да.
    Е. АФАНАСЬЕВА: И смотрели американцы одну из серий из середины, не первую и не последнюю. С большим интересном смотрели.
    В. ПОЗНЕР: Очень.
    Е. АФАНАСЬЕВА: Но реагировали иногда не так, как вот русские, которые сидят в зале. Сразу видно, что другая реакция на то, что видят люди со стороны в твоей стране.
    В. ПОЗНЕР: Другая, да. Конечно, конечно. Когда ты что-то видишь всю жизнь, каждый день, то ты перестаешь это видеть даже. Вот что происходит-то.
    Е. АФАНАСЬЕВА: Давайте звонок попробуем принять. 363-36-59. Добрый вечер. Алло? Что-то не получается. Алло? Так, извините, попробуем другой звонок. Еще раз, пожалуйста, 363-36-59. Алло? Алло?
    СЛУШАТЕЛЬ: Алло, добрый вечер.
    Е. АФАНАСЬЕВА: Да, говорите, пожалуйста, вы в эфире.
    СЛУШАТЕЛЬ: Это Элла из Москвы.
    Е. АФАНАСЬЕВА: Да, пожалуйста.
    СЛУШАТЕЛЬ: Хочу сказать «большое спасибо» автору этой программы. Смотрится на одном дыхании. И вы знаете, хочу сказать о чем особенно: такой позитив, ну просто сто лет его не было на Первом канале. За это особое спасибо. До свидания.
    В. ПОЗНЕР: И вам спасибо. До свидания.
    Е. АФАНАСЬЕВА: 363-36-59. Добрый вечер. Алло? Только приемник, пожалуйста, выключите.
    СЛУШАТЕЛЬ: Да, здравствуйте.
    Е. АФАНАСЬЕВА: Как вас зовут, вы откуда?
    СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Сергей, я из Москвы.
    Е. АФАНАСЬЕВА: Говорите, вы в эфире, Сергей.
    СЛУШАТЕЛЬ: Владимир Владимирович, вот ваше кино вышло в такое время, когда, вы сами слышите, наверное, преобладают такие антиамериканские настроения, выступления крупных политиков и других… А когда вы снимали его, вы чувствовали какие-нибудь антироссийские настроения среди американских, может быть, политиков или жителей, с которыми вы встречались?
    В. ПОЗНЕР: Вы знаете, нет, не чувствовал. Дело в том, что с политиками я там мало говорил. И надо еще вот какую вещь сказать, может быть, удивительную, но американцы в своей массе особо не интересуются остальным миром, если этот остальной мир каким-то образом им не угрожает. А поскольку Советского Союза нет, а именно в Советском Союзе они видели реальную угрозу, особого интереса нет. Мы появлялись в местах, где точно никогда не было российской телевизионной группы. И, тем не менее… Мы говорили: «Вот мы из России, хотим вам задавать вопросы». Они говорят: «Пожалуйста, задавайте». А вот, скажем, спросить нас «а что в России?», «а что Москва?» – никогда, ни разу. Это просто поразительно. Но еще раз хочу сказать, что мы не сталкивались с антироссийскими настроениями. В общем, нам повезло. Хотя такие настроения наверняка есть.
    Е. АФАНАСЬЕВА: 363-36-59. Добрый вечер. Алло?
    СЛУШАТЕЛЬ: Алло? Здравствуйте.
    В. ПОЗНЕР: Здравствуйте.
    Е. АФАНАСЬЕВА: Здравствуйте. Как вас зовут? Откуда вы?
    СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Сергей, я из Вологды.
    Е. АФАНАСЬЕВА: Говорите, вы в эфире, Сергей.
    СЛУШАТЕЛЬ: Я хотел Владимиру Владимировичу задать вопрос.
    В. ПОЗНЕР: Пожалуйста.
    СЛУШАТЕЛЬ: «Одноэтажная Америка», этот проект, будет иметь продолжение какое-то или нет? Имеется в виду в других странах…
    В. ПОЗНЕР: Понимаю, понимаю. Вы знаете, я так это не задумывал. Я давно-давно, когда я в первый раз прочитал «Одноэтажную Америку», это было в 61-м или 62-м году, я вот уже тогда подумал: вот как бы интересно, как это сделать – кино и прочее. У меня не было идеи, чтобы это сделать в других странах. Может быть, что-то и возникнет. По Франции мне бы хотелось, потому что опять это страна, которую я хорошо знаю. Но, по крайней мере, сейчас таких конкретных планов нет. Это не то, что вот Америка, потом еще что-то, еще – такой бесконечный проект. Такого в моих, по крайней мере, планах не фигурирует.
    Е. АФАНАСЬЕВА: Олег спрашивает: «Отличная программа. Странно даже видеть такое на госканале. Владимир Владимирович, на чьей стороне ваши симпатии на выборах в США?»
    В. ПОЗНЕР: Я скажу, поскольку я обычно не взываю, за кого я буду голосовать, а я буду, я имею право голосовать и в Америке. За демократов. Вот кто бы ни победил у демократов – Хилари Клинтон или Барак Обама, вот за одного из них я буду голосовать.
    Е. АФАНАСЬЕВА: Миша спрашивает: «Вам не надоело быть мастером компромисса на Первом канале?»
    В. ПОЗНЕР: Вы знаете, вам надо более конкретно выразить свою критику, что ли, тогда я вам отвечу. Я не очень понимаю, о чем вы говорите.
    Е. АФАНАСЬЕВА: Так… «Сколько всего серий?» – Олег, СПб.
    В. ПОЗНЕР: 16.
    Е. АФАНАСЬЕВА: Еще, пожалуйста, звонок. 363-36-59. Добрый вечер.
    СЛУШАТЕЛЬ: Владимир Владимирович.
    В. ПОЗНЕР: Да, слушаю.
    СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер.
    В. ПОЗНЕР: Здравствуйте.
    СЛУШАТЕЛЬ: Я хочу поблагодарить за все ваши передачи. Я стараюсь слушать их как можно больше. Слушаю и о вашей жизни, обо всем. Спасибо огромное, что вы теперь и на радио есть.
    В. ПОЗНЕР: И вам спасибо.
    СЛУШАТЕЛЬ: Спасибо огромное, что вы выступаете и на телевидении, и на радио. Всего вам доброго, удачи, всех вам благ.
    В. ПОЗНЕР: Всего хорошего. Спасибо. До свидания.
    Е. АФАНАСЬЕВА: 363-36-59. Добрый вечер. Алло?
    СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. У меня есть вопрос…
    Е. АФАНАСЬЕВА: Говорите. Как вас зовут, откуда вы?
    СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Виктор Иванович, я из Екатеринбурга. Я вот не знаю, почему не вспомнили про Влада Листьева. Все-таки его грохнули, и ни за что. Пускай за правду. И я хотел бы спросить про… У меня просто чувство, так сказать, я переполнен чувствами… Любимов был тоже такой корреспондент хороший, он сейчас перешел на другую сторону. И так же этот Познер. Я вот сейчас его слушаю, я не верю ему просто-напросто. Я ему хотел просто вопрос задать.
    В. ПОЗНЕР: Так задайте, я же слушаю.
    Е. АФАНАСЬЕВА: Говорите, говорите.
    СЛУШАТЕЛЬ: Почему вот вы от тематики этой ушли? Был Александр Любимов, он «Взгляд» вел программу, все было нормально. А сейчас он такие передачи ведет… Просто вот я простой человек…
    Е. АФАНАСЬЕВА: Знаете, давайте этот вопрос зададим Любимову, когда он придет к нам в эфир. А вы Владимиру Владимировичу вопрос задавайте по поводу Познера, а не Любимова.
    В. ПОЗНЕР: Да, я вас слушаю. Пожалуйста, вопрос мне непосредственно.
    СЛУШАТЕЛЬ: Непосредственно вам?
    В. ПОЗНЕР: Да, если у вас есть.
    СЛУШАТЕЛЬ: Я одну передачу смотрел. Ну, как сказать? Вы как Любимов пошли, вы влево пошли, в сторону.
    В. ПОЗНЕР: Не знаю, о чем вы говорите. Вы знаете, если бы был у вас конкретный вопрос, я бы вам ответил. А говорить по поводу своего коллеги я не собираюсь. Вообще о коллегах я не говорю публично, не считаю, что это прилично. Если бы у вас был ко мне конкретный вопрос, я бы постарался ответить, а так… Влево, вправо – не понимаю.
    Е. АФАНАСЬЕВА: Так, пожалуйста, еще дозванивайтесь. 363-36-59. Несколько вопросов, по sms пришедших, еще успеем. Саша из Жигулевска спрашивает: «А чем вы занимаетесь в свободное время?»
    В. ПОЗНЕР: Вы знаете, в свободное время я играю в теннис, общаюсь с друзьями, читаю, слушаю музыку, езжу, когда могу, по разным странам. Вообще больше всего на свете, пожалуй, люблю путешествовать. Вот таким образом.
    Е. АФАНАСЬЕВА: «Правда ли, что американцы такие тупые?»
    В. ПОЗНЕР: Ну я не нахожу, что они тупые. Наоборот, в течение всей этой поездки, сколько бы ни встречался с ними, с самыми разными – на бензоколонках ли или в каких-то крупных офисах с большими… ну, в разных слоях. Во-первых, меня поразила их открытость, готовность ответить абсолютно открыто, не огладываясь через плечо. Меня очень тронуло, что они думают, когда говорят. И я вовсе не нахожу, что они тупые. Вот уж совсем нет. Не очень любопытные – это да. Но это не тупость, это совсем другое.
    Е. АФАНАСЬЕВА: 363-36-59. Добрый вечер.
    СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Я в эфире?
    Е. АФАНАСЬЕВА: Да, вы в эфире. Откуда вы, как вас зовут?
    СЛУШАТЕЛЬ: Тольятти…
    Е. АФАНАСЬЕВА: Говорите, говорите.
    СЛУШАТЕЛЬ: Тольятти, Арам.
    Е. АФАНАСЬЕВА: Арам, пожалуйста.
    СЛУШАТЕЛЬ: У меня такой вопрос вот к Владимиру Владимировичу… Он достаточно долгое время, насколько я знаю, прожил в Америке…
    Е. АФАНАСЬЕВА: А быстрее немножко формулировать можно?
    СЛУШАТЕЛЬ: У меня такой вопрос. Насколько сильны национальные, религиозные предрассудки в Америке?
    В. ПОЗНЕР: Понятно. Есть определенный религиозный фундаментализм, христианский фундаментализм – он так и называется. Он особенно проявляется в южных штатах Соединенных Штатов. Это люди обычно очень консервативные, праворадикальных таких взглядов. Что касается националистических вещей или, так сказать, предрассудков по отношению к другим нациям, то я бы сказал, что поскольку Америка все-таки вся смешанная, состоит из множества-множества разных-разных выходцев из разных-разных стран, этого в такой степени нет. Есть определенные, так сказать, такие предрассудки по отношению к чернокожим. Но тот факт, что сегодня Барак Обама, чернокожий американец, является, несомненно, ведущим в борьбе среди демократической партии, что ли, за то, чтобы быть выдвинутым на пост президента, говорит о том, что в Америке произошли в этом смысле серьезные изменения.
    Е. АФАНАСЬЕВА: Спрашивает Артем из Томска: «Владимир Владимирович, какой штат США вам нравится больше?»
    В. ПОЗНЕР: Пожалуй, не штат. Я могу говорить о городе. Безусловно, я больше всего люблю Нью-Йорк. Ну, я там вырос, это мой город, в этом смысле я его знаю вдоль и поперек. Хотя есть, скажем, прелестнейший город Сан-Франциско. Был замечательный город до урагана «Катрина», конечно, Нью-Орлеан. Очень приятный город Бостон. Но что касается штатов – ну, наверное, самый красивый штат, конечно, Калифорния. Но это западное побережье, а я все-таки такой, так сказать, если можно так выразиться…
    Е. АФАНАСЬЕВА: Человек востока.
    В. ПОЗНЕР: Восточное побережье, да.
    Е. АФАНАСЬЕВА: Давайте еще звонок. 363-36-59. Добрый вечер. Приемник выключите, пожалуйста…
    СЛУШАТЕЛЬ: Выключил.
    Е. АФАНАСЬЕВА: Как вас зовут, вы откуда?
    СЛУШАТЕЛЬ: Меня Юрий зовут. А я в эфире?
    Е. АФАНАСЬЕВА: Да, говорите.
    СЛУШАТЕЛЬ: Ох, как здорово. Я хочу пожелать доброго здоровья Владимиру Владимировичу. Из Петербурга звоню. И у меня вопрос такой. Я Америку очень люблю, так вот сложилось. И культуру, и, собственно, как страну. А каким образом вот мне попасть туда? Очень сложно же с визой и со всем остальным. Я просто хочу туда попасть.
    В. ПОЗНЕР: Сложно, да, сложно. Вы знаете, можно, конечно, поехать туристом. Ведь существуют вот эти разные туры по Америке. Это, наверное, недешево, но мне кажется, что самое простое, что ли – то есть просто вот туристическую поездку. Другого я вам сейчас не подскажу. Есть, конечно, обмены, есть студенческие обмены, деловые всякие. Наверное, судя по вашему голосу, вы человек молодой. Я бы советовал пытаться поехать хотя бы в первый раз по туристической линии.
    Е. АФАНАСЬЕВА: Спрашивает Иван: «Владимир Владимирович, вы когда-нибудь пригласите Путина на программу «Времена»?»
    В. ПОЗНЕР: Приглашал. Но, вы знаете, как правило, президенты любой страны вообще не ходят на такие один на один телевизионные программы. Во-первых, чаще всего к ним приезжают брать интервью. Во-вторых, заранее надо оговорить вопросы чаще всего, а я этого делать не стал бы. Ну и потом, почему он должен оказать такое предпочтение именно моей программе? Вы знаете, тут возникает много политических вопросов, с точки зрения выбора. Но я буду и дальше пытаться и президента пока еще Путина, а потом премьер-министра Путина, ну и президента Медведева. Но заранее хочу вам сказать, что шансов маловато. Но буду пытаться.
    Е. АФАНАСЬЕВА: Лилия из Казани пишет: «Владимир Владимирович, вас так не хватает на «Эхе», приходите почаще. За проект большое спасибо».
    В. ПОЗНЕР: И вам тоже.
    Е. АФАНАСЬЕВА: Вот Алексей Алексеевич сегодня в роли переизбранного главного редактора сразу пообещал, что будет новый проект Познера на «Эхе Москвы».
    В. ПОЗНЕР: Да, он хочет это сделать, и я с удовольствием это сделаю. Просто надо найти форму этого проекта.
    Е. АФАНАСЬЕВА: Формат. Магическое слово «формат» и «неформат».
    В. ПОЗНЕР: Формат, да.
    Е. АФАНАСЬЕВА: Хорошо, я… Так, успеем еще звоночек или не успеем? Давайте попробуем еще один, а потом я буду… Добрый вечер.
    СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Из Подмосковья Геннадий. Владимир Владимирович, простой вопрос. Существует ли такое понятие, как антисемитизм, в Америке? И насколько оно сильно? Спасибо заранее.
    В. ПОЗНЕР: Простой ответ: да, существует. Но, конечно, не такое ярко выраженное, как, скажем, в России, или в Польше, или на Украине. Но, безусловно, существует. Хотя, с точки зрения ограничения возможностей еврея в Америке, этого почти нет.
    Е. АФАНАСЬЕВА: Сергей Алексеев из Томска спрашивает: «У жителей какого штата больше всего общего с русскими?»
    В. ПОЗНЕР: Не могу ответить, не могу.
    Е. АФАНАСЬЕВА: Слава из Петербурга: «Почему США не разрешают гражданам РФ участвовать в розыгрыше лотереи «Грин кард»?»
    В. ПОЗНЕР: А разве не разрешают?
    Е. АФАНАСЬЕВА: Не знаю, я вот читаю, что написано.
    В. ПОЗНЕР: Я этого не знал. Я не знал этого, не знал.
    Е. АФАНАСЬЕВА: «Привет Владимиру Владимировичу от выпускницы биофака МГУ», – Вера, Москва.
    В. ПОЗНЕР: Ну и ей привет.
    Е. АФАНАСЬЕВА: Давайте последний звонок, 363-36-59. Добрый вечер. Только, если можно, очень коротко ваш вопрос. Алло?
    В. ПОЗНЕР: Да, я извиняюсь. Водитель-дальнобойщик. Я хочу выразить свою благодарность господину Познеру за то, что он нашей стране показал нормальные дороги, нормальную жизнь человеческую. Большое ему спасибо человеческое.
    В. ПОЗНЕР: Спасибо и вам. Я очень тронут. Спасибо.
    Е. АФАНАСЬЕВА: Да, у вас там есть грандиозные эти серии, где автомолы большие для дальнобойщика. Этого еще не было в эфире, это мы на презентации у вас смотрели.
    В. ПОЗНЕР: Будет, будет, да.
    Е. АФАНАСЬЕВА: Так что смотрите, в одной серии будет просто мечта российских дальнобойщиков.
    В. ПОЗНЕР: Специально об этом, да, да.
    Е. АФАНАСЬЕВА: Владимир Владимирович, вы, в отличие от Ивана, Америку хорошо знали. Вы ее проехали, это была ваша мечта. Для вас что стало открытием Америки в этом проекте?
    В. ПОЗНЕР: Вы знаете, очень трудно на этот ответить. Но я могу ответить словами своего напарника. Там же был еще американец, который появился…
    Е. АФАНАСЬЕВА: Из Монтаны.
    В. ПОЗНЕР: Да, из Монтаны – Брайан Канн, который появился в серии о Детройте. Так вот, когда мы проехали еще с ним часть пути, он повернулся ко мне и сказал… А он стопроцентный американец, объехавший свою страну много раз, работавший в разных штатах. Он сказал мне: «А ты знаешь, я думал, что я знаю Америку». Вот это и есть открытие. Одно дело – быть в крупных городах, как я был. В Нью-Йорке в основном, в Лос-Анджелесе, в Вашингтоне. Другое дело – через всю страну проехать и останавливаться в маленьких городках, встречаться с самыми рядовыми людьми. Просто страна по-другому открывается, другое ощущение страны. Сказать, что «ой, а я этого не ожидал» как что-то отдельное, я не могу. А общее впечатление, что я вдруг узнал то, что мне казалось, что я знаю.
    Е. АФАНАСЬЕВА: А вы можете сказать, что вы так же знаете Россию, вот как, проехавши Америку, знаете «Одноэтажную Америку»?
    В. ПОЗНЕР: Вы знаете, нет. Я вот последние два года с чем-то побывал в 29 разных городах России. Ну, ты приезжаешь в этот город, ты два дня там был, выступил по телевидению и уехал. Это другое, когда ты на дороге, и когда ты постоянно где-то останавливаешься, в каких-то закусочных разговариваешь с людьми. Это совершенно другое ощущение.
    Е. АФАНАСЬЕВА: Поэтому и вопрос «А почему не снять «Одноэтажную Россию»?» – это все-таки в кавычках…
    В. ПОЗНЕР: Мне было бы интересно. Но мне кажется, зрителю было бы интереснее увидеть свою страну глазами человека, не знающего ее. Понимаете, в этом есть свежесть взгляда – а ну-ка, вот это вот… Но я-то ее все-таки очень прилично знаю, а тут приедет какой-то американец, тот, который пусть немножко изучил Россию, и вот он тебе рассказывает, как он ее видит. Мне кажется, что это интереснее.
    Е. АФАНАСЬЕВА: Владимир Владимирович, вы человек, родившийся во Франции…
    В. ПОЗНЕР: Так точно.
    Е. АФАНАСЬЕВА: Росли вы в Америке.
    В. ПОЗНЕР: В Америке, да.
    Е. АФАНАСЬЕВА: Работали в России. Это в Советском Союзе, в Америке, в России…
    В. ПОЗНЕР: Да.
    Е. АФАНАСЬЕВА: Кем вы себя считаете?
    В. ПОЗНЕР: Ну я всегда на это отвечаю, как есть это слово… Ну как есть чистопородные собаки, а есть дворняжки. Вот я себя чувствую дворняжкой. Во мне намешано все. Я себя не чувствую нигде полностью дома.
    Е. АФАНАСЬЕВА: Вот только хотела спросить, где вы себя чувствуете дома.
    В. ПОЗНЕР: Полностью – нигде. Но было бы неправдой, если бы я говорил, что больше всего в Москве. Наверное, больше всего я себя чувствую дома все-таки в Париже.
    Е. АФАНАСЬЕВА: А сны вы на каком языке видите?
    В. ПОЗНЕР: На разных. Вот это и… Да, да, да.
    Е. АФАНАСЬЕВА: Но «люблю» говорите по-русски?
    В. ПОЗНЕР: Ну, с удовольствием. Вообще люблю этот язык, который, в отличие от вас, я должен был выучить. Понимаете? Я его не знал. И поэтому я его слышу, и он очень красивый.
    Е. АФАНАСЬЕВА: Это Владимир Познер, который видит сны на разных языках, но «люблю» говорит по-русски. Всего доброго, до свидания. До следующего воскресенья.




    Комментирование закрыто.