Опросы

Как вам интервью с Дмитрием Медведевым?

Посмотреть результат

Loading ... Loading ...

Поиск

Архив




  • Управление
  • 14 ноября 2010

    Владимир Познер на Эхо Москвы. Телехранитель. 14.11.2010



    Тур де Франс, и не только…

    Е.АФАНАСЬЕВА: Добрый вечер. В эфире «Телехранитель», программа о сути телевидения, о тех, кто определяет и хранит эту суть. В студии Елена Афанасьева. Как всегда по воскресеньям, говорим мы с вами о персонах, программах, событиях и антисобытиях, которые влияют на то, каким наше телевидение будет сегодня и завтра. В гостях сегодня Владимир Владимирович Познер. Здравствуйте, Владимир Владимирович.

    В.ПОЗНЕР: Здравствуйте, здравствуйте.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Давненько вы вот в этой нашей программе не были. Что-то так получилось.

    В.ПОЗНЕР: Давненько, да.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Поэтому назвали мы ее обтекаемо, сегодняшнюю тему: «Тур де Франс и не только». Потому что у вас есть постоянная работа в эфире, это программа «Познер», а есть вот такой проект большой, крупный, но разовый все-таки, хоть и многосерийный.

    В.ПОЗНЕР: Разовый. Он имеет конец, да.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Ну сейчас вы где-то в середине, на экваторе, да?

    В.ПОЗНЕР: Да.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Вот поэтому мы поговорим и о проекте «Тур де Франс», и о программе «Познер», и вообще обо всем, потому что периодически случаются какие-то вопросы Познеру, которые я переношу на тот эфир, когда вы придете. Наконец вы пришли.

    В.ПОЗНЕР: Да.

    Е.АФАНАСЬЕВА: +7 985 970 4545 – наш смс-номер, вы можете задавать Владимиру Владимировичу свои вопросы, высказывать свои мнения. Думаю, Владимиру Владимировичу тоже будет интересно, что вы думаете и о последних выпусках программы «Познер», и о «Тур де Франс». А также во второй части программы вы сможете поговорить и по телефону. Я когда в Твиттере сегодня написала, что вы будете гостем этой программы, среди вопросов, которые пришли там в Твиттере, один звучал так: «Почему Леонардо да Винчи? (он поймет)». Сейчас тогда давайте полслова скажем тем, кто не понял, что это за вопрос, и вы ответите.

    В.ПОЗНЕР: Это, очевидно, связано с тем, что я на вопрос – вот если бы я мог взять интервью у одного-единственного человека, вообще за все время человечества, кого бы я выбрал? – и я сказал и говорю: Леонардо да Винчи. Почему? Потому что я считаю его величайшим гением вообще, то есть непревзойденным. Я считаю, что то, что он делал, не только в живописи, абсолютно необъяснимо. Его живопись, как говорил один мой друг, это инферналка какая-то. Но не только. Ведь он летательные аппараты придумал тогда, когда еще никто не летал. А то, как он понимал человеческое тело, благодаря своим медицинским работам, это тоже непонятно. То есть это вообще какой-то… Да, физической силы невероятной, легко рвал цепи и гнул подковы. Красоты необычной внешней. Любил ли женщин, непонятно. Любил ли мужчин, непонятно. Но не был женат никогда, детей у него не было. Есть Мона-Лиза, образец красоты. В общем, таинственный, необычайный гений. Я вот с ним хотел сделать интервью.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Ответили на этот вопрос. Те, которые сразу пришли. Ирина интересуется, почему Ивана не было в последней серии. Ивана не было в последней серии?

    В.ПОЗНЕР: Его не было в последней серии, потому что, во-первых, когда мы ездили в Штаты, Иван не мог мотаться из Штатов в Россию часто, это дороговато и долго, а во-вторых, как ни странно, он не был так известен, когда мы были в Америке. 2006 год. Иван был еще не так известен.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Еще «Прожектор Пэрисхилтон» не выходил и другие проекты.

    В.ПОЗНЕР: А теперь вот у него прямой эфир «Пэрисхилтон» и не только прямой. Ему приходилось уезжать. И в этой серии получилось так, что вот его не было.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Понятно. Это вторая страна, которую вы так исследуете, и вторая страна, с которой ваша жизнь тесно связана.

    В.ПОЗНЕР: Совершенно верно.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Поэтому абсолютно логично среди тех вопросов, которые присылают: будет ли Италия, будет ли еще кто-то? Будет ли страна, которая не так близко связана с вами языком и корнями, вы с ней?

    В.ПОЗНЕР: Да.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Что вы планируете еще?

    В.ПОЗНЕР: Это будет именно Италия. Все остальные страны не так близки мне, как США и Франция. Понятно. И они будут построены совсем по-другому. Я сейчас не скажу, как, должна быть какая-то интрига, но действительно, следующая наша страна – Италия. Я думаю, что будет очень интересно и совсем по-другому.

    Е.АФАНАСЬЕВА: «Наша» – это значит, что вы все равно поедете с Иваном?

    В.ПОЗНЕР: Да, конечно.

    Е.АФАНАСЬЕВА: То есть это ваш постоянный теперь Ильф или Петров, не знаю, кто он у вас в паре?

    В.ПОЗНЕР: Да, нам очень понравилось работать вместе, нам как-то так очень комфортно друг с другом. И мы оба хотим дальше так работать.

    Е.АФАНАСЬЕВА: А вот смска уже пришла: «Владимир Владимирович, по-моему, вам с Иваном нужно взяться за новую серию передач «Замкадье», путешествовать по провинции. Вот где вас ждет куча открытий». Всячески намекают, что не только в Европу и в Америку вам надо ехать.

    В.ПОЗНЕР: Да, я должен сказать автору, что за последние четыре года я был в 46-ти российских городах далеко-далеко за МКАДом, так что – ну, если это намек на то, что мы не знаем, что там происходит…

    Е.АФАНАСЬЕВА: Я видела часто Владимира Владимировича, работавшего во всех регионах страны.

    В.ПОЗНЕР: Да. Что касается программы подобной, мне кажется, что нам с Иваном это трудно будет сделать, потому что у нас глаз «замылен». Знаете, когда смотришь на свою страну, ты многого не видишь, потому что ты привык. Нужен свежий глаз. Нужны какие-то ильфы и петровы, но не российские, а какие-нибудь французские, итальянские. И кто-нибудь из нас с ними бы ехал. Но они должны открывать Россию, они увидят то, что мы не увидим. Я могу рассказать совсем коротко – когда мой внук, который родился и вырос и растет в Германии, приехал первый раз в Москву, это было лет шесть тому назад или, может быть, даже больше, и мы поехали на дачу, он говорит плохо довольно по-русски, но он так посмотрел на телеграфный столб и сказал: «А почему столб кривый?»

    Е.АФАНАСЬЕВА: Кривой.

    В.ПОЗНЕР: Он в Германии видит только прямые столбы. Кривой столб – для него это непонятно. А мы-то не видим, что он кривой. Мы привыкли, что такие столбы. Вот нужен свежий глаз для России.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Тот проект по Франции, который вы сделали, у вас во Франции много друзей и родственники, наверное, еще есть, да?

    В.ПОЗНЕР: Много и друзей. Ну, друзей много не бывает.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Ну приятелей, знакомых.

    В.ПОЗНЕР: Они не видели пока.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Не показывали?

    В.ПОЗНЕР: Нет, потому что вот у нас идут переговоры с французской телевизионной компанией о том, чтобы этот фильм показали по французскому телевидению. Вот тогда, если это произойдет, они увидят.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Понятно. То есть отклика именно жителей Франции на этот проект вы еще не знаете? Как ваш незамыленный взгляд им понравился?

    В.ПОЗНЕР: Нет.

    Е.АФАНАСЬЕВА: А американцам друзьям вы показывали проект?

    В.ПОЗНЕР: Да, не только друзьям. Я должен сказать, абсолютно восхищенные отклики от многих разных людей, которые считают, что этот фильм чуть ли не исторический. Вообще не знаю, почему они так считают. Но, к сожалению, пока не нашлась телекомпания в Америке, которая хотела бы показать…

    Е.АФАНАСЬЕВА: Пустила бы ваш взгляд на свою страну. То есть не так активно хотят. «Передайте всему Петербургу поздравления с чемпионством «Зенита»! – требует Дмитрий.

    В.ПОЗНЕР: Ну что ж, поздравляю вас, конечно, с чемпионством «Зенита», хотя я не болельщик. Не то чтобы «Зенита», а вообще не болельщик.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Но поздравили все равно. Расскажите, пожалуйста, вы все-таки в этом дуэте вашем с Иваном выступаете как более компетентный человек, потому что, во-первых, вы родились во Франции, и, что касается Америки, росли там. Иван – это как раз более свежий взгляд. Но для себя вы что-то открывали в этих поездках?

    В.ПОЗНЕР: Конечно. Вы знаете, Лена, получается вот такая вещь. Мы общаемся с определенным кругом людей, где бы мы ни жили, и вращаемся в этом кругу. Мы путешествуем если, то, опять-таки, в определенные места, которые соответствуют нашему статусу, нашему заработку, таким вещам. Мы очень редко общаемся с людьми вне «нашего» круга. Ну, например. С работником бензоколонки. С человеком, убирающим мусор. Мы не разговариваем с этими людьми подробно. А тут – и в Америке, и во Франции – мы объездили в обеих странах порядка 17-20 тысяч километров по всей стране. Мы встречались с самыми разными людьми. Мы бывали в таких местах, куда бы мы не поехали иначе. И лично я, об Иване и говорить-то нечего, он вообще мало путешествовал в этих странах, но я для себя очень много открыл, конечно же.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, сейчас вам явно могут возразить, если дозвонятся или напишут слушатели – мол, там вы обращались к уборщикам или сотрудникам бензоколонки, а здесь, в России, к вам, наверное, подходят такие люди, они хотят вам что-то сказать. Бывает же такое, когда эти люди хотят вам что-то сказать, а мы невольно – как вы сказали, свой круг, свой статус, усталость элементарная от известности – закрываемся.

    В.ПОЗНЕР: Я, что касается известности, скажу так. Это часть профессии. Те люди, которые на экране работают и говорят, что они устали от известности, они у меня вызывают плохо скрываемую иронию, и я им говорю: «Ну, вам бы очень хотелось, чтобы вас не узнавали, да? Вот тогда было бы здорово. То есть вы на экране, а вас никто не узнает».

    Е.АФАНАСЬЕВА: Пара лет вне эфира, и все будет хорошо.

    В.ПОЗНЕР: Да, это быстро происходит. Я очень благодарен всегда. Я всегда отвечаю: да, автограф – конечно. Сфотографироваться – можно. Подходят в самолете, говорят: «Владимир Владимирович, можно вам задать вопрос?» Я говорю: «Конечно, пожалуйста». Не то чтобы я это все знаю, но я абсолютно готов вступать в разговор. Я считаю, что это часть профессии. Если вы экранный человек. И вот эти мои поездки действительно дают мне возможность общаться с людьми совсем другими. Но это поездки несколько специальные, связанные с борьбой против СПИДа в России, и поэтому, опять-таки, круг все-таки относительно ограничен.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Так. А, вот тут как раз много вопросов, куда пропала программа, потом возникла в другое время. То есть, если кто-то потерял ее, то надо сказать, где она теперь находится.

    В.ПОЗНЕР: Объясняю. Она теперь идет по средам, в 23:30. Получилось так. Когда ее поставили в воскресенье в 13 часов, исходили из того, что ее основной зритель будет тот же, который любит смотреть, например, «Клуб кинопутешественников». И ошиблись. Другой должен быть зритель. Извините, уж я выскажусь прямо – видимо, более требовательный, более, ну, что ли, интересующийся не только чисто путешествиями, более сопереживающий. И пришлось сдвинуть на другой день и на другое время. Я могу больше сказать. Когда программа вышла в первый раз в воскресенье, первая серия, доля была 46%. Это гигантская доля. Ожидали другого. Постепенно доля стала падать. Потому что, как выяснилось, аудитория не та. Ошиблись. Бывает даже, что руководство Первого канала ошибается. Редко, но ошибается.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Алексей интересуется, будет ли выпуск DVD с фильмом.

    В.ПОЗНЕР: Да. Более того, я буквально вчера утвердил обложку.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Вот так вот. Есть здесь вопросы среди тех, которые заранее пришли на сайт «Эхо Москвы», по поводу вашей книги «Прощание с иллюзиями», несколько вопросов. Что с ней? Вышла она, не вышла? И когда выходит?

    В.ПОЗНЕР: Нет, она не вышла. Смотрите, я сейчас просто… буквально осталось мне дописать двадцать страниц в книжке о Франции, которая как раз сопровождает документальный фильм. Вот как только я сдам эти пятнадцать страниц, я сажусь за «Прощание с иллюзиями», и очень надеюсь, что в течение приблизительно двух-трех месяцев я завершу эту работу. Это для меня работа, ну, имеет крайне важное значение. Я должен обязательно это сделать.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Владимир, подписавшийся «Владимир в бане», пишет: «Фильм ВВС многосерийный про путешествие по России – “Russia: a Journey with Jonathan Dimbleby” – видел ли его Познер, и каковы впечатления?»

    В.ПОЗНЕР: Не видел.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Не видел, Владимир, так что нету. Иван после того, как завершились ваши съемки во Франции, честно признался, что он резко набрал в весе, потому что было столько гастрономической роскоши, что нельзя было отказать.

    В.ПОЗНЕР: Да.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Вы – человек, держащий себя всегда в форме, каково вам было? Как вам это далось?

    В.ПОЗНЕР: Понимаете, у меня есть преимущество перед Иваном – я воспитан на французской кухне. То есть моя мама…

    Е.АФАНАСЬЕВА: У вас другая система пищеварения?

    В.ПОЗНЕР: Совершенно верно.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Да что вы говорите!

    В.ПОЗНЕР: Да-да!

    Е.АФАНАСЬЕВА: Серьезно?

    В.ПОЗНЕР: Да-да!

    Е.АФАНАСЬЕВА: То есть вы можете есть хлеб, подливу…

    В.ПОЗНЕР: Французы едят белый хлеб с маслом вообще всегда.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Почему ж вам, французам, так везет, а нам, русским, нет?

    В.ПОЗНЕР: Вот не знаю. Красное вино, конечно, не менее двух раз в день, то есть за обедом и за ужином обязательно. Ну и так далее. Соусы и все. Тут очень важно качество продукта – раз, к чему ваш организм привык – два, есть три раза в день, но не кусочничать в течение всего дня. Не перехватывать. Вот так мама меня воспитала.

    Е.АФАНАСЬЕВА: То есть у вас совершенно другие диеты? Например, традиционное нынешнее «после шести не есть», оно как во Франции?

    В.ПОЗНЕР: Да ерунда просто!

    Е.АФАНАСЬЕВА: Владимир Владимирович так поморщился.

    В.ПОЗНЕР: Во Франции обеденный перерыв – два часа.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Медленно, с удовольствием.

    В.ПОЗНЕР: С удовольствием, с друзьями, с разговорами. Это же не просто насытиться, а это целое, как вам сказать… это культура, это часть жизни, это удовольствие. Как это так?

    Е.АФАНАСЬЕВА: То есть Ивану было труднее, чем вам?

    В.ПОЗНЕР: Намного, да.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Поэтому вы вернулись такой же стройный, а ему пришлось худеть.

    В.ПОЗНЕР: Да, ему пришлось худеть.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Так. «Как во Франции развит общественный транспорт?», – интересуется Фархат из Оренбурга.

    В.ПОЗНЕР: Отвечаю так. Вообще, все, что начинается со слова «общественное», во Франции очень здоровое развито. И транспорт, и медицина, и образование. Это давнее дело, которым французы очень гордятся. Конечно, у них есть свои проблемы, и довольно серьезные, но это больше относится к иммиграции. А так, вообще, развито это здорово.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Алла интересуется: «Уважаемый Владимир Владимирович, ваш отец жил в Германии, у вас сложное отношение к этой стране, но будете ли вы путешествовать по ФРГ?»

    В.ПОЗНЕР: Ну… не знаю. С одной стороны, там живет моя дочь уже двадцать лет.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Вы там тоже жили какое-то время.

    В.ПОЗНЕР: Она замужем за немцем. Мой внук родился там и, в общем, является больше немцем, на самом деле, чем русским. Я туда часто езжу, потому что я очень скучаю. Я там жил, будучи совсем еще юношей. Ну не знаю. В общем, Германия как страна меня меньше влечет. Она меня меньше интересует, чем Италия или Великобритания. Просто меньше интересует. Но это дело, знаете, сугубо индивидуальное.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Понятно. «Как подсчитывают рейтинги?», – интересуется Антон. Антон, мы несколько раз рассказывали в этой передаче о том, как они подсчитываются. Если сейчас мы с Владимиром Владимировичем начнем вам рассказывать про доли, пункты, индексы и все прочее, мы всю программу займем. Есть часть людей, у которых стоят пиплметры, такие приборы, и вот на основе того, что смотрят эти люди, считается, что вся страна это смотрит. Вот насколько точно этих людей отобрали…

    В.ПОЗНЕР: Это вопрос.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Это большой вопрос, который вызывает большой вопрос у всех телевизионщиков и у рекламодателей, которые на основе этих рейтингов продают рекламу. Поэтому очень трудно сказать, как в этой капле… Обычно те, кто измеряет рейтинги, TNS-компании, говорят, что для того, чтобы анализ крови, не надо выкачивать из человека всю кровь, достаточно капли. Ну, вот насколько эта капля отражает нас всех с вами, если учитывать, что на всю Москву, по-моему, всего около пятисот пиплметров стоит и из них, по-моему, только 17 плазм в последнее время появилось, а до Нового года вообще не было плазменных телевизоров. То есть это огромный вопрос. Итак, думаю, что во второй части программы мы более подробно поговорим не только о «Тур де Франс», а сейчас, так как мы уже на «Тур де Франс» сосредоточились, еще успеем, может быть, один-два вопроса. Почему-то очень интересуются вашим мнением по поводу возможности карьеры телевизионной у Анны Чапмен. Что скажете, Владимир Владимирович?

    В.ПОЗНЕР: Понятия не имею. Ну, мы не знаем, может, она очень способная, Анна Чапмен. Я не могу ничего сказать.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Не было кастинга. Не видели мы. По крайней мере, ни я, ни Владимир Владимирович.

    В.ПОЗНЕР: Говорят, что очень хороша, но не знаю. И?

    Е.АФАНАСЬЕВА: Нет, просто это аж несколько человек интересовало, поэтому я и зачитала. «Расскажете ли вы о русских кладбищах Парижа и о рынках в Италии?» Вот почему-то такой объединенный вопрос.

    В.ПОЗНЕР: Что касается Италии, то, конечно, рынки появятся. А то, что будет русская Франция одна серия, это правда.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Итак, это программа «Телехранитель», мы продолжим после выпуска новостей разговор с Владимиром Познером. О программе «Тур де Франс» и не только. Пожалуйста, оставайтесь с нами.

    НОВОСТИ

    Е.АФАНАСЬЕВА: Итак, мы продолжаем программу «Телехранитель». В студии Елена Афанасьева, разговариваем мы сегодня с Владимиром Владимировичем Познером, говорим о программе «Тур де Франс» и не только. Пожалуйста, ваши смс-вопросы: +7 985 970 4545. Также вы можете дозваниваться. Телефон прямого эфира – 363 3659, код Москвы 495. Владимир Владимирович, некоторые вопросы, которые накопились. В сентябре этого года, когда во время торжественной церемонии вручения ТЭФИ не была вручена премия Манане Асламазян, было ваше заявление, что, возможно, вы выйдете из состава Академии. И потом очень много было смс-вопросов во время эфира, но их было некому задать. Все спрашивали, вышел ли Познер из Академии.

    В.ПОЗНЕР: Не вышел. Я долго думал над тем, как быть, и решил вот что. Академия проголосовала за Манану, большинство, по крайней мере, отдали свои голоса за Манану. Значит, поступили, на мой взгляд, здорово. Я тоже за нее голосовал. Не объявила об этом не Академия, а такое решение принял президент Академии, Михаил Ефимович Швыдкой. Значит, если бы я вышел из Академии, я, собственно говоря, для чего это делаю? Чтобы сказать «ф» Академии или чтобы сказать «ф» Швыдкому? Я подумал-подумал и решил, что все-таки нет. Вот если бы Академия себя по-другому повела, я бы, пожалуй, вышел. А так я даже горжусь, что все-таки в конце концов Манане дали эту очень престижную премию. Поэтому я остался.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Я хочу сказать, что как раз в этот вторник, 17 ноября, Манане эту саму статуэтку вручат во время… в выставочном центре будет большая конференция НАТ и конгресс и выставка. И вот там в 12 часов в 75-м павильоне, в конференц-зале №2 как раз состоится вручение премии Манане.

    В.ПОЗНЕР: Она приедет, да?

    Е.АФАНАСЬЕВА: Да. Поэтому, я думаю, что если есть кто-то среди наших слушателей желающие поздравить, 17 ноября, ВВЦ, павильон 75, будут вручать премию Манане.

    В.ПОЗНЕР: Это ВДНХ бывший, да?

    Е.АФАНАСЬЕВА: Да, бывший ВДНХ. Владимир Владимирович, вы-то придете?

    В.ПОЗНЕР: Я-то поеду точно. Сто процентов.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Так что мы надеемся увидеть Манану и поздравить ее там, на месте. Вася из Москвы: «Правда ли, что вы ездите на авто, которое вам дала фирма-производитель в качестве рекламы?»

    В.ПОЗНЕР: Нет, неправда. Правда, что я езжу на автомобиле, который мне дал дилер без всяких условий, просто чтобы я на ней ездил. Я сразу сказал, что никакой рекламы быть не может. Ни одного слова в пользу этой машины я не скажу. Никаких интервью, никаких съемок. Но если вам достаточно того, чтобы я просто ездил, то пожалуйста…

    Е.АФАНАСЬЕВА: Чтобы Познера видели выходящим из машины.

    В.ПОЗНЕР: Да, я готов, пожалуйста, да.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Хорошие преимущества у телезвезд.

    В.ПОЗНЕР: Ну, что делать? Ну, должно же быть что-то.

    Е.АФАНАСЬЕВА: 363 3659, давайте будем звонки принимать, сейчас я попробую вывести в эфир нашего первого слушателя. Добрый вечер.

    СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Волошина Людмила Александровна из Москвы. Сейчас выступает Познер и с такой теплотой отзывается о Франции. Вы знаете, я прошла годы войны, самые тяжелые места, можно сказать, места смерти, с французами. И это тепло, которое мы, русские, испытывали от французов, вы знаете, я ношу всю жизнь. Пронесла и унесу с собой.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Спасибо вам за воспоминания такие.

    В.ПОЗНЕР: Да, очень трогает, вам спасибо большое.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Алина из Москвы пишет: «Тур де Франс нужно показывать днем, чтобы Россия видела, как должны жить люди». Так, Алина, показывали уже днем, первые шесть серий.

    В.ПОЗНЕР: Да, показывали днем. И, к сожалению, зрителей было немного.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Не так много, как хотелось бы.

    В.ПОЗНЕР: Поэтому перенесли на поздний вечер.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Добрый вечер.

    СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Я Виктор Николаевич, Москва. Я хочу узнать, нет ли планов сделать «Тур де Швеция-Норвегия»? Это трезвые страны. Я был крайне огорчен – шла пропаганда вина пока с Францией, алкоголь признан наркотиком, ядом.

    В.ПОЗНЕР: Вы меня, конечно, извините, но я как француз, наполовину, по крайней мере, никак не могу согласиться с вами, что алкоголь – это наркотик. Конечно, если слишком много, то это плохо. Но во Франции большая культура потребления вина, ей много-много сотен лет. Я первый раз выпил вино в разбавленном виде, когда мне было шесть лет, за столом с моими родителями. Это очень принято во Франции. Сейчас мне 76 лет. Говорят, я неплохо выгляжу. Понимаете, тут не надо… А Швеция, Дания, вообще скандинавские страны для меня представляют очень большой интерес именно как страны с очень высоким уровнем демократии. Вот это вот меня интересует. На самом деле, они пьют будь здоров. Другое дело – что с этим борются и не дают. Пытаются не давать. Очень высокие цены на алкоголь. Но сказать, что они такие прямо непьющие, я бы тут с вами не согласился. Но пока что в очереди эти страны не стоят. Дайте нам сделать Италию, где, кстати, тоже пьют вино. А потом уже посмотрим.

    Е.АФАНАСЬЕВА: 363 3659, +7 985 970 4545. «Познер производит впечатление эпикурейца. Это так?» – спрашивает Герберт.

    В.ПОЗНЕР: Пожалуй. Да, Герберт.

    Е.АФАНАСЬЕВА: 363 3659, добрый вечер.

    СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер, меня зовут Сергей, я из Петербурга. Хочу поприветствовать вашего гостя.

    В.ПОЗНЕР: Здравствуйте.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Спасибо, Владимир Владимирович. Вы, кстати, напомнили про машину. Около десяти лет назад – я не буду, конечно, рекламировать – я приехал в Москву, парковался, и вы парковались рядом со мной на точно такой же машине, как у меня, ее «глазастик» в народе называют. Она была темного цвета, а у меня серебристого.

    В.ПОЗНЕР: Да, но это как раз машина, которую я купил. Мне никто ее не предлагал.

    СЛУШАТЕЛЬ: Владимир Владимирович, спасибо большое. Вы знаете, я вот буквально вчера – даже не знал, что сегодня вы будете в эфире – искал в интернете запись про Тулузу. Могу сказать, что едва ли бы я стал искать на Первом канале какую-то другую передачу, чтобы ее посмотреть.

    В.ПОЗНЕР: Спасибо большое, я вам очень признателен.

    СЛУШАТЕЛЬ: Огромное вам спасибо.

    В.ПОЗНЕР: И вам также.

    СЛУШАТЕЛЬ: Я считаю, что эти ваши передачи больше делают, чем некоторые наши партии, которые борются с властью.

    В.ПОЗНЕР: Ладно, спасибо вам большое.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Вот! оказывается, усмотрели в вас оппозиционера. Считаете, что показом такой жизни вы боретесь с властью.

    В.ПОЗНЕР: Ну, я не буду это комментировать. Ладно?

    Е.АФАНАСЬЕВА: Спрашивают, видели ли вы цикл передач о Франции Вадима Глускера на НТВ.

    В.ПОЗНЕР: Видел. Я очень хорошо отношусь к Вадиму, он умница и много знает, но это было сделано, на мой взгляд, очень впопыхах, очень поспешно и довольно поверхностно, к сожалению. Там не было попытки проникнуть именно в дух Франции, на мой взгляд.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Вы полагаете, что это было контрпрограммирование одного канала…

    В.ПОЗНЕР: Странно. Это было настолько раньше, чем мы показали, что как-то даже и не контрпрограммирование, а непонятно что, в общем.

    Е.АФАНАСЬЕВА: 363 3659, добрый вечер.

    СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Игорь, я из Балашихи. Здравствуйте, Владимир Владимирович.

    В.ПОЗНЕР: Здравствуйте.

    СЛУШАТЕЛЬ: Мне ваше мнение интересно, и хотелось бы узнать, сделаете ли вы передачу о религиозных организациях, например, Европы, Франции, отличающихся от стандартных православных или католиков? Или вот, например, мне интересно, как вы лично относитесь к Свидетелям Иеговы, и как относятся, например, в Европе. Потому что у нас, например, это дело запрещают.

    В.ПОЗНЕР: Понимаю. Совсем коротко. Тема невероятно интересная, вообще тема о религии, о разных проявлениях христианства, например. И не только христианства. Но это гигантская тема. И я даже не знаю, как за нее взяться. Хотя она стоит внимания. Я, как вы, наверное, знаете, человек нерелигиозный. Более того, я не стесняюсь сегодня говорить, что я атеист, хотя это совсем непопулярно ныне ни во власти, ни вне власти. Но тем не менее, это так. Я к сектам отношусь отрицательно. Другое дело, что запрещать, я считаю, ничего не надо, если только там нет членовредительства, нет уголовщины. Люди должны иметь право исповедовать то, во что они веруют, в пределах, разумеется, законодательства страны.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Спрашивают, сколько серий в «Тур де Франс», Валерий из Петербурга.

    В.ПОЗНЕР: Тринадцать.

    Е.АФАНАСЬЕВА: 363 36 59, добрый вечер.

    СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Из Казахстана, меня зовут Русулбек.

    В.ПОЗНЕР: Здравствуйте. Какой у вас вопрос?

    СЛУШАТЕЛЬ: Да нет, хотел сказать спасибо, что есть такие люди, как Владимир Владимирович. У нас нету прямых передач, как «Эхо Москвы», и мы только через интернет слушаем, через онлайн.

    В.ПОЗНЕР: Понятно. Ну спасибо вам большое, что вы издалека так звоните.

    СЛУШАТЕЛЬ: Да, передайте, пожалуйста. Может быть, это прозвучит в эфире – будет приятно хотя бы моим…

    Е.АФАНАСЬЕВА: Так вот вы в прямом эфире.

    В.ПОЗНЕР: Вы в прямом эфире. Это я и есть Владимир Владимирович.

    СЛУШАТЕЛЬ: Да вы что!

    В.ПОЗНЕР: Да. Я вам очень признателен.

    СЛУШАТЕЛЬ: Дело в том, что у меня тут с опозданием, видимо, поэтому я не…

    Е.АФАНАСЬЕВА: А вы слушайте телефонную трубку, а не приемник.

    СЛУШАТЕЛЬ: Владимир Владимирович, большое вам спасибо, что вы есть. Всегда приятно слушать ваши радио- и телепередачи.

    В.ПОЗНЕР: Спасибо вам.

    СЛУШАТЕЛЬ: Счастья, здоровья вам.

    В.ПОЗНЕР: Спасибо большое. И вам также.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Василий пишет: «Что касается «Тур де Франса», аналогия с хорошим кино – невозможно смотреть из-за рекламы. Смотрю на сайте 1tv.ru, жду DVD. Удачи Владимиру Владимировичу в итальянской кампании. Василий».

    В.ПОЗНЕР: Благодарю.

    Е.АФАНАСЬЕВА: «Как интервью с БГ? Мы его еще не видели. Ждем. Спасибо».

    В.ПОЗНЕР: Сегодня в 23:30. Пришлось чуть-чуть сдвинуть из-за того, что другая программа длиннее, чем должна была быть. Мне было очень интересно разговаривать с БГ. Вот очень! Как вам будет, не знаю. Но для меня это одна из самых интересных программ, потому что уж очень содержательный человек.

    Е.АФАНАСЬЕВА: 363 3659, добрый вечер.

    СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Зовут меня Нина Анатольевна, я из поселка Снегири, это Подмосковье. Владимир Владимирович, добрый вечер.

    В.ПОЗНЕР: Здравствуйте.

    СЛУШАТЕЛЬ: Ой, я так рада, что дозвонилась до вас! Вы тут сказали, что о русской Франции будете фильм снимать, да?

    В.ПОЗНЕР: Нет-нет. Одна из серий «Тур де Франс» именно посвящена русской Франции.

    СЛУШАТЕЛЬ: Ну вообще, так много сказано было. Вы знаете, у меня к этой стране особое отношение. У меня там где-то на кладбищах лежит дед. И я пытаюсь его искать. Сегодня, тем более, вспоминали Врангеля, он воевал в армии Врангеля. Он у меня был офицер. Он был в Крыму. И тогда он эмигрировал тогда. Мне рассказывал мой отец про него. И вот он из Франции… Такая вот история, он где-то там ездил. Он наверняка женился, потому что он был молодой тогда. Он был женатый, потом…

    Е.АФАНАСЬЕВА: Давайте мы чуть-чуть ближе к теме нашей программы.

    В.ПОЗНЕР: Да, вопрос.

    СЛУШАТЕЛЬ: Я слышала, что есть такой Александра Невского храм в Париже, и там есть список вот этих всех офицеров, которые эмигрировали.

    В.ПОЗНЕР: Все правильно, есть.

    СЛУШАТЕЛЬ: Вот как бы мне связаться и узнать, есть ли мой дед в списке?

    В.ПОЗНЕР: Тут уж я не знаю. Может быть, попробуйте через французское посольство, через культурного атташе. Попробуйте туда просто написать. Это будет длинное дело, но это может сработать.

    СЛУШАТЕЛЬ: Ну, пусть хоть длинное, как угодно.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Спасибо за звонок. 363 3659. Пожалуйста, еще звоночек. Добрый вечер.

    СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Меня зовут Александра Евгеньевна, я из Москвы. Я просто хотела задать вопрос Владимиру Познеру. Я очень хорошо к нему отношусь, но в последнее время у меня какой-то интерес 50 на 50. И вот почему. Я хотела спросить. Вот раньше он почему-то очень редко говорил, что он французский гражданин, сейчас очень часто. Вот я хотела это спросить.

    В.ПОЗНЕР: Понятно. Но я не очень понимаю, какое это имеет отношение к моему журналистскому делу. Ну, в конце концов, кто как оценивает. Я просто считаю очень важным говорить, что на самом деле я родился во Франции, что мать была француженкой, потому что это определяет многое в моей жизни. Я также не скрываю того факта, что у меня три гражданства. Я не хочу играть в игры с моими зрителями и слушателями. Я считаю, что они должны знать, с кем они имеют дело. Потому что часто мои противники говорят: «Он не наш, он не любит Россию», и так далее. И я считаю нужным просто эти вещи говорить. Ну, может быть, кого-то это раздражает, я сожалею об этом. Но предпочитаю все-таки, чтобы люди знали.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Я все-таки зачитаю. Среди огромного количества добрых слов, которые вам здесь и пишут, и говорят…

    В.ПОЗНЕР: Есть и недобрые.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Да есть, как всегда.

    В.ПОЗНЕР: Без этого-то как?

    Е.АФАНАСЬЕВА: Я тут те, которые достаточно часто повторяются, типа – кого вам нельзя звать в эфир… Ну прочту одну реплику. Федор из Петербурга: «Программа фальшивая, лживая. Удивительно – Познер, как был, так и остался пропагандистом режима, лукавым певцом автократии, который косит под либерального журналиста-западника. Вы всегда будете служить власти?»

    В.ПОЗНЕР: Ну что отвечать на этот вопрос? Я не служу власти. Но это уж как вам будет угодно.

    Е.АФАНАСЬЕВА: 363 3659, добрый вечер.

    СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Игорь, Сочи. Во-первых, добрый вечер, «Эхо Москвы».

    В.ПОЗНЕР: Добрый.

    СЛУШАТЕЛЬ: Мне очень хотелось бы такой вопрос задать Владимиру Владимировичу. Я понимаю, Франция прекрасна, Италия великолепна, нам учиться и учиться жить, как у них. А может, попробовать сделать маленькую передачу о Грузии, допустим? Это же ближе к нам. Все же Советский Союз.

    В.ПОЗНЕР: Да, вы знаете, я с вами совершенно согласен, что это было бы интересно. Но ведь как? Есть какие-то пределы. Почему Америка и Франция, вам должно быть понятно. Это мои родные страны. Я очень хотел предпринять путешествие Ильфа и Петрова 35-го года, я давно мечтал об этом. Ну, вот случилось. Потом возникла Франция – опять-таки, для меня родная страна. Дальше вот Первый канал, который является заказчиком этих серий, исходит из того, что будут смотреть. Вот зритель что будет смотреть. Вот они считают – Италию будут смотреть. Я тоже так думаю. А вот если сделать такое путешествие по Грузии, будут смотреть? У них, вероятно, есть сомнения. У меня тоже. Потом – с нынешней властью в Грузии я не знаю, что я смогу там делать, насколько я буду под колпаком у господина Саакашвили. Что можно, чего нельзя там снимать? Понимаете, тут много вопросов. Так что вот я так бы вам ответил.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Смска с подписью «Самара»: «А вы агент КГБ?»

    В.ПОЗНЕР: Ну как же, я не только агент КГБ, я агент ЦРУ, МИ-5 или 6, не помню, кто, ну и всех остальных, особенно китайской разведки, вы знаете.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Японской?

    В.ПОЗНЕР: Японская меня забраковала.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Что же так, по разрезу глаз не подошли?

    В.ПОЗНЕР: Не тот разрез, да.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Понятно, Владимир Владимирович. Давайте, 363 36 59, еще успеем звоночек. Добрый вечер.

    СЛУШАТЕЛЬ: Алло, здравствуйте. Меня зовут Александр. Город Тамбов. Да я вот скажу – мне 27 лет, и я с удовольствием смотрю передачи, которые ведет Владимир Владимирович. На разные темы, приятные не только взрослому, но и молодому населению России.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Я думаю, Владимиру Владимировичу приятно слышать. Но вопрос у вас есть или нет?

    СЛУШАТЕЛЬ: Вопрос у меня есть такой. А вот что вам ближе – вы же, я так знаю, жили Америке – Америка, Россия или Франция?

    Е.АФАНАСЬЕВА: Спасибо за вопрос.

    В.ПОЗНЕР: Пожалуй, Франция – самая для меня близкая страна. Я очень люблю город Нью-Йорк, там тоже я себя чувствую как дома. Но это Нью-Йорк, а не вообще Америка. Нью-Йорк – все-таки такой, очень отдельный город. Так что, если говорить о стране в целом, то, пожалуй, я в большей степени чувствую себя дома во Франции.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Вероятно, после того как вы сказали, что сегодня в гостях у вас БГ, спрашивают: «А Шевчука в эфир пригласите? Ян».

    В.ПОЗНЕР: Я бы с удовольствием пригласил. Я не знаю, как к этому отнесется руководство Первого канала. Все-таки они покупают эту программу, понимаете? И они могут сказать: «Нет, вот это вот нам не надо». Тут надо быть реалистами. Я, естественно, об этом думаю, о Шевчуке. Мне было бы интересно.

    Е.АФАНАСЬЕВА: То есть вы не предлагали его кандидатуру пока?

    В.ПОЗНЕР: Предлагал. Сказали: «Повремените».

    Е.АФАНАСЬЕВА: То есть пока еще вам не разрешили пригласить его в эфир?

    В.ПОЗНЕР: Нет.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Понятно. Были ли какие-то еще за последнее время, достаточно трагичное с точки зрения нашей с вами профессии, и вызвавшая последняя неделя бурные обсуждения в эфире и в обществе об отношении к профессии – у вас не было желания сегодня сделать программу все-таки не с БГ, а как-то ближе посвященную и коллегам-журналистам, и ситуации в обществе, связанной с защитой прав журналистов?

    В.ПОЗНЕР: Вы знаете, вопрос был вот какой – а с кем? С кем ее делать? Это же не вообще обсуждение. Это не ток-шоу. Мне нужен один человек, с которым я бы мог говорить. Человек, который был бы известен в стране, который бы пользовался каким-то, даже не то чтобы уважением, а известностью. Ну, например, БГ все-таки пользуется. И потом, кроме того, я не очень хотел бы, чтобы эта программа, которую я делаю, интервью, чтобы она была привязана к событию. Тогда мы попадаем вообще в такую колею, в общем, оттуда выскочить трудно. Я не хотел бы в обязательном порядке, чтобы интервью было с этим связано. Поэтому я пока от этого воздержусь. И, кроме того, я пока не вижу человека, с которым я мог бы говорить на эту тему.

    Е.АФАНАСЬЕВА: А вы в каких-либо общественных мероприятиях на этой неделе участвовали? Было письмо журналистов Медведеву, были митинги.

    В.ПОЗНЕР: Я был в Иране.

    Е.АФАНАСЬЕВА: В Иране?

    В.ПОЗНЕР: Да, в Иране. Поскольку я пытаюсь добиться интервью у президента Ирана, Ахмадинежада.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Получается?

    В.ПОЗНЕР: Ну, пока вроде бы да.

    Е.АФАНАСЬЕВА: То есть это пока предварительная поездка? Еще не интервью?

    В.ПОЗНЕР: Нет-нет, не интервью. Это очень трудно – получить. Но я надеюсь. Я считаю, что это может быть необыкновенно интересно.

    Е.АФАНАСЬЕВА: А если бы вы были в эти дни в Москве, вы бы приняли участие в пикетах, в митингах? Как вам кажется, это ваша форма высказывания общественного мнения? Или вы не пошли бы на площадь?

    В.ПОЗНЕР: Вы знаете, это не то что не моя форма. Но есть вещи, которые нужно делать в независимости от того, твоя это форма или нет. И в данном случае – да, я бы пошел.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Последние у нас с вами две минуты. «Входит ли Израиль в сферу ваших интересов?» Вероятно, с точки зрения следующих циклов программ.

    В.ПОЗНЕР: Нет, не входит.

    Е.АФАНАСЬЕВА: «Почему именно с Иваном? Вы сами выбирали?» – спрашивает Любовь.

    В.ПОЗНЕР: Так случайно получилось. Я-то хотел ехать с Леонидом Геннадьевичем Парфеновым, который в это время был главным редактором «Русского Newsweek’а» и не мог на два месяца ехать, потом там возник еще человек, и потом третий, и все нет да нет. И потом мне сказали: «А вот Иван Ургант». А я вообще не знал, кто это такой. Я спросил: «А сколько ему лет?» «Да вот ему 28». «Да это смешно – о чем мне с ним говорить?» «Ну все-таки давайте, познакомьтесь». Вот, познакомились, и мне он страшно понравился. Вот случайно совершенно.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Не было бы счастья, говорят в таких случаях, русская пословица, да несчастье помогло.

    В.ПОЗНЕР: Именно так, да.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Еще один Василий из Казани: «Я вам от души благодарен за рассказ об Америке. В Сан-Франциско четыре с половиной года живет моя дочь. Мне интересно было узнать именно от вас об этой стране. Успехов, здоровья, любви, истинно культурных людей». Вот так вот.

    В.ПОЗНЕР: Благодарю.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Уже не успеем последний звонок. Извините все, кто не дозвонился к нам в эфир. Владимир Владимирович, а вам не скучно стало профессионально жить?

    В.ПОЗНЕР: Не-а, мне страшно интересно.

    Е.АФАНАСЬЕВА: А что именно более всего интересно? Аргументируйте.

    В.ПОЗНЕР: Мне нравится брать интервью у людей, мне нравится раскрывать их. А уж что касается ездить по другим странам и находить там для себя новое, вообще это восторг. Еще за это платят, оказывается! Вот что! Это совсем здорово. Я не знаю лучшей профессии, в принципе. Я обожаю то, что я делаю.

    Е.АФАНАСЬЕВА: То есть никакого застоя в профессии – и у вас, и вообще профессионального застоя – в стране вы не видите?

    В.ПОЗНЕР: В стране? Или в себе?

    Е.АФАНАСЬЕВА: Нет, вам в профессии интересно, я поняла уже.

    В.ПОЗНЕР: Мне – да.

    Е.АФАНАСЬЕВА: А в профессиональной среде?

    В.ПОЗНЕР: В профессиональной среде, я считаю, что дела обстоят довольно плохо.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Вам интересно, а в среде плохо. Вот так вот.

    В.ПОЗНЕР: Мне интересно делать то, что я делаю.

    Е.АФАНАСЬЕВА: То есть, таких, как вы, получается, мало?

    В.ПОЗНЕР: Не знаю. Я просто смотрю вокруг, и мне кажется, что обстоят дела не очень хорошо с моими коллегами-журналистами. Мне кажется, что деньги – чуть ли не главное сейчас для очень многих. Что прикажете. Об этом так, об этом эдак. Принципов очень мало осталось. Так мне кажется. Я не могу сказать, что я провел расследование. Но мне кажется, что это так.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Это, я думаю, отдельная тема для серьезной беседы.

    В.ПОЗНЕР: Отдельная.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Мы с вами встретимся, поговорим не только о «Тур де Франс», но и об этом. А был в гостях у нас Владимир Познер. Не успели о более серьезных темах. Приходите еще – продолжим разговор.

    В.ПОЗНЕР: Спасибо большое, до свидания.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Всего доброго, до следующего воскресенья, прощаюсь с вами. Елена Афанасьева.

    Телехранитель: Тур де Франс, и не только…

    Гости: Владимир Познер

    Мне кажется, что обстоят дела не очень хорошо с моими коллегами-журналистами. Деньги – чуть ли не главное сейчас для очень многих…


    »crosslinked«




    Комментирование закрыто.