Опросы

Как вам интервью с Дмитрием Медведевым?

Посмотреть результат

Loading ... Loading ...

Поиск

Архив




  • Управление
  • 24 июля 2011

    Скандал вокруг империи Руперта Мердока: В. Познер на “Эхе Москвы”

    Рубрика: Новости.


    РОМЕНСКИЙ: 15 часов 35 минут в Москве. Это радиостанция «Эхо Москвы», вы слушаете «Дневной разворот», Ирина Меркулова и Владимир Роменский сегодня его ведут для вас. И у нас в студии уже появился гость, это журналист Владимир Познер, и мы с ним поговорим о скандале вокруг империи Руперта Мердока.

    Здравствуйте, Владимир Владимирович! В. ПОЗНЕР: Здравствуйте! В. РОМЕНСКИЙ: Я просто напомню, что случилось. Одну из старейших газет, легендарную газету «The News of the World» обвинили в том, что она занималась прослушкой телефонов людей, причем там были не только какие-нибудь поп-звезды, но в том числе, как выяснилось.. И. МЕРКУЛОВА: Обычных людей, ну может быть, не совсем обычные. Жертвы, пострадавшие в терактах в 2005 году. И это было самым возмутительным. В. РОМЕНСКИЙ: А также девочка, которая находилась в руках маньяка. И. МЕРКУЛОВА: Скандал вышел уже на какой-то государственный уровень, и отставка главы Скотланд-Ярда, и министр внутренних дел будет сегодня выступать в парламенте, в общем, какая-то некрасивая история. В. ПОЗНЕР: Мягко говоря, да. И. МЕРКУЛОВА: Наверное, закономерно, что это именно в Англии произошло, как вам кажется? Потому что желтая пресса, она, конечно, везде желтая, но английские, они какие-то совсем гадкие. В. ПОЗНЕР: Закономерно и не только поэтому. Английская пресса, таблоидная, она самая мерзейшая, какая есть. С другой стороны, нельзя сказать, что она бесполезна, она иногда достает вещи, которые нужны обществу, надо это признать. Но английские законы относительно того, что может и чего не может себе позволить журналист и пресса, они наиболее строгие. И мне кажется, сочетание этих двух вещей привели к тому, что сегодня Руперт Мердок, который является, наверное, самым могущественным хозяином медиа-империи, владея газетами, телевидением, радио и так далее, и далеко не только в Англии, но и в Соединенных Штатах. Ему приходится, вообще говоря, очень тяжело. Ну, закрыли газету «News of the World», это была подачка, потому что он хотел купить, вернее так. Ему принадлежит часть акций вот этой телевизионной кабельной Sky News, BSkyB, кажется вот так вот. Он хотел иметь 100 процентов, был готов заплатить довольно много миллиардов, как скандал разразился, сказали, что нечего ему это продавать. Он сказал, что закрываем газету, полагая, что таким образом он делает жест. Жест ни к чему не привел, ему уже отказано, и он сам отказался от попыток покупать это телевидение. И. МЕРКУЛОВА: Более того, лейбористы, например, предлагают вообще как-то ограничить его присутствие на британском медиарынке, считая, что уж слишком сильно он влияет на общественные умы. В. ПОЗНЕР: Он влияет не только в Великобритании, но и в Соединенных Штатах.. И. МЕРКУЛОВА: И в России, кстати, тоже. В. ПОЗНЕР: Да, и в России, кстати, тоже. Это такой пример плохого монополизма, на самом деле. В. РОМЕНСКИЙ: Ну, вот смотрите, по вашему мнению, никак именно этот всплывающий скандал не мог быть связан с покупкой телекомпании British Sky Broadcasting, вот этой самой? В. ПОЗНЕР: Нет, мне не кажется, этот скандал уже назревал. В. РОМЕНСКИЙ: Потому что первые сообщения, что его газета «News of the World» и её журналисты занимались прослушкой телефонов, были и раньше. В. ПОЗНЕР: Были, были. В. РОМЕНСКИЙ: И именно здесь скандал, связанный с тем, что они прослушивали телефон девочки, которая находилась в руках у маньяка, и в том числе стирали смски, которые отправлялись. В. ПОЗНЕР: Совершенно правильно. Понимаете, это уже не журналистика, что-то из другой области. Все-таки как никак, мне кажется, что наша задача – сообщать информацию, не скрывать часть, чтобы было поинтереснее, а сообщать её. Они её сообщали, так сказать, противозаконным путем. Не разрешается прослушивать чужой телефон, для этого нужно иметь решение суда. Но мало того, что прослушивали, так еще и редактировали её так, чтобы было погорячее. Ну, согласитесь, что это уже выходит за рамки любого понимания журналистики. И. МЕРКУЛОВА: Ну, вот наш слушатель, московский студент, спрашивает, почему журналистам подсматривать и подслушивать за жуликами у власти нельзя, и это постыдно, ведь журналист – это пятая власть, причем публичная. В. ПОЗНЕР: Ну, молодой человек ошибается, она четвертая, если уж так говорить. И четвертая ли – это тоже вопрос. Вообще подсматривать, подслушивать – это не дело журналиста. Этим должны заниматься сыщики, я не знаю. Но вот эта приставка «под», она характеризует журналиста в плохом смысле. Наблюдать, смотреть за, проверять, копать – да, но не подсматривать и не подслушивать. В. РОМЕНСКИЙ: А сам Мердок, он мог быть как-то связан с этим скандалом? И. МЕРКУЛОВА: И вообще несет ли он ответственность? В. ПОЗНЕР: Прямую. Я господина Мердока знаю поверхностно. Мы с ним раза три разговаривали. Это, конечно, человек мощный, темпераментный, обаятельный и абсолютно лишенный хотя бы каких-то представлений о совести, когда речь идет о том, чтобы добиться того, что он хочет. И в политическом смысле, в смысле использования принадлежащих ему газет и телевидения, в особенности, для того, чтобы добиться тех или иных результатов. В. РОМЕНСКИЙ: В политике? В. ПОЗНЕР: В политике. И в плане добывания дополнительных источников информация и просто денег. В этом смысле, этот человек…дракон, самый настоящий дракон. В. РОМЕНСКИЙ: Он преследует свои интересы? И свобода слова в данном контексте не в числе его первых интересов? В. ПОЗНЕР: Он вам будет говорить, что, конечно же, свобода слова – это для него важнее всего. На самом деле на Foxе в Соединенных Штатах, в Нью-Йорке, там свобода слова определяется тем, что он хочет. Это да, а это – нет. Это совершенно очевидные вещи, и это люди понимают прекрасно. В. РОМЕНСКИЙ: Какую ответственность он сам должен понести в этой ситуации? В. ПОЗНЕР: Как мне кажется, речь могла бы пойти о штрафе, об очень серьезном штрафе. Если закон это оговаривает, потому что если нет закона, то что вы…Никто не мог заставить его закрыть газету, такого закона нет. Но за вторжение в личную жизнь, незаконно, конечно, может быть, за это и есть штраф. Я тут не в курсе. В Англии вообще, знаете, слово, которого нет по-русски «privacy», никак не переводится, это надо объяснять. Право человека на то, чтобы никто не влез в его пространство, не знаю, как это назвать. Вот, нарушение «privacy», возможно, и влечет за собой штраф. Я не в курсе. И. МЕРКУЛОВА: Ну, вот эти люди, которые руководили «News of the World», там же уже речь об арестах идет. Правда, им предъявлено обвинение в прослушке и коррупции. В. ПОЗНЕР: Да, это нарушение закона. И кто-то из них уже сидит, кстати говоря. В. РОМЕНСКИЙ: Ну, вот сейчас человек выпущен под залог, это последние новости, которые я видел. И. МЕРКУЛОВА: Исполнительный директор «News Corporation» Ребекка Брукс, кстати говоря, она была и. может быть, до сих пор состоит в дружеских отношениях с главой правительства Кэмероном, а вот бывший главный редактор Энди Колсон был советником премьер-министра. Вообще как-то странно «News of the World» вроде бы не такое авторитетное издание, тем не менее какие-то.. В. ПОЗНЕР: Тем не менее. Надо отдать должное все-таки хозяину Мердоку, он очень верен по отношению к тем людям, которые у него работают, и он их защищает. Потому что я вообще считаю, что когда мы обсуждаем что-то или кого-то, нужно постараться максимально объективно показать. Да, он беспощадный, он пойдет на нарушение закона, но он будет своих защищать. В. РОМЕНСКИЙ: То есть это определенная мафия? В. ПОЗНЕР: Да, немножко как Крестный Отец, чуть-чуть вот это в нем есть. В. РОМЕНСКИЙ: Какой у вас взгляд на его дальнейшее будущее, и насколько сильно этот скандал помешает его деятельности? В. ПОЗНЕР: Я думаю, что помешает, это будет еще одно пятно, их довольно много, но это будет мощное. Но сказать, что это всерьез ограничит его возможности – я не думаю, я думаю, что он и дальше будет влиять. В. РОМЕНСКИЙ: А он вообще сам, по вашему мнению, знал, что его журналисты, журналисты его издания работают такими методами? В. ПОЗНЕР: Вы думаете, царь-батюшка не знает? Что-то из этой области. Я уверен, что знал, и более того, я думаю, что он поощрял это, потому что это давало возможность выходить с сенсационным материалом. И это поощряется. Вероятно, он никогда в этом не признается. Просто в этой империи ничего не делается без его знания. Он главный человек, и все это прекрасно понимают. И. МЕРКУЛОВА: У него есть еще газета Sun, есть другие газеты. В. ПОЗНЕР: Есть «Wall Street Journal» в Америке, неслабая газета. И. МЕРКУЛОВА: Как выдумаете, какие-то новые разоблачения последуют? В. ПОЗНЕР: Я думаю, что будут искать, у него много врагов, и он их сделал, поэтому будут искать. Я не думаю, что..Мне кажется, что непродуктивно делать такого рода предсказания, ну, на каком основании. Вот попался, да, попался. Может ли еще что-то быть, да, может. Но сказать, что я уверен, что есть что-то еще, я бы не стал. На мой взгляд, надо к этому намного взвешеннее подходить. Но это очень хороший урок. И кстати, на мой взгляд, это не только урок для господина Мердока. Вообще представление о журналистской этике, о которой мы говорим довольно часто. Оно всего лишь представление. И не только в Англии, и не только в желтой печати. И. МЕРКУЛОВА: Но ведь вы сами говорите о том, что эти люди, вряд ли их можно назвать журналистами, может, их как-то по-другому называть? Я не знаю, чтобы не было путаницы. В. ПОЗНЕР: Ну, не знаю. И. МЕРКУЛОВА: Я имею в виду тех, кто пишет и добывает информацию таким способом в желтой прессе. В. ПОЗНЕР: Это тогда не информация, это ложь. И тогда это не надо печатать. И. МЕРКУЛОВА: Ну, почему, они же написали про коленку принца Уильяма. В. ПОЗНЕР: Тогда это нужно совершенно четко давать понять. В конце концов, ну что, «News of the World» – это желтая газета, ну все понимают, да, это желтая, и все, что они добывают, они должны добывать все-таки по-журналистски при всем при том. Это же так. Но есть вещи гораздо более тонкие, на которые, к сожалению, не обращают внимания. Ну, например, я возьму собственный пример, если вы позволите. Я делаю программу «Познер», последняя программа с известным Михаил Дмитриевичем. Это ток-шоу, ему задают вопросы, я задаю вопросы, публика задает вопросы. Программа прошла, кому-то она нравится, кому не нравится, нормально. Она обсуждается на «Эхо Москвы» в программе «Человек из телевизора», и там две милые дамы говорят: «Ну, все понятно, ему дали заранее вопросы, он знал». В. РОМЕНСКИЙ: У нас, кстати, очень много вопросов приходит и по интернету, и смсками о том, как формулируете вы вопросы. В. ПОЗНЕР: Прохоров получил заранее вопросы. Я сразу думаю, так, меня обвинили в том, что я не очень порядочный журналист. То есть я ему втихаря дал все вопросы, об этом не сказал. Он сумел подготовиться и блестяще, спокойно отвечал. Значит, выходит, что я получил некоторый подлог журналистский, с моей точки зрения, так говорят люди, которые выходят в эфир. Я думаю, ну почему они так говорят, на каком основании , что у меня такая репутация, откуда? Я связываюсь с одной из них и говорю, точнее пишу, потому что по e-mail, как это так, это разве прилично? Вы меня, в общем, оскорбляете по-журналистски. Мне отвечают – а вы бы задумались, почему мы так подумали. Ну, я задумался, и ничего я не придумал. Понимаете, из области журналистики, ну как можно говорить такие вещи, не имея на то основания. И это разве не относится к этике? и таких вещей миллион. Или мне позвонят и скажут «Владимир Владимирович, вы вопросы заранее дали Прохорову?», я скажу «Нет». И дальше можно сказать, что он врет, он не врет. И. МЕРКУЛОВА: Но вы с ним обсуждали? В. ПОЗНЕР: Да ничего, и никому, и никогда. И не Хилари Клинтон, и никому вопросы заранее не даю. Это принцип такой. Значит, это имеет отношение к этике? Меня в эфире «Эхо Москвы» представили вот таким вот. В. РОМЕНСКИЙ: Владимир Владимирович, здесь существует недоверие определенных людей, тем более аудитории «Эха Москвы» к определенным СМИ, Первый Канал, который входит в это число. В. ПОЗНЕР: Это нормально. Но эти две ваши ведущие, да, конечно, вы прочитайте, нет никаких сомнений – вот, что они говорят. То, что зрители могут так думать, они не доверяют, я их понимаю прекрасно. Я тоже не доверяю Первому Каналу во многом. Но надо иметь основания, прежче чем сказать о человеке «Да, конечно, он так сделал». На мой взгляд, это мелочи, он бы хохотал, наш друг Руперт в ответ на это, но все-таки меня такие вещи задевают. В. РОМЕНСКИЙ: Давайте, если мы заговорили о вашей программе.. У нас половина вопросов, которые пришли нам на сайт и которые сейчас, кстати, тоже можно задавать на +7-985-970-45-45 смсками, касаются именно вашей программы на Первом канале. Кто отбирает гостей для неё? В. ПОЗНЕР: Мы, то есть я и Артем Шенин, который является руководителем программы, вот такая есть должность, но мы обязаны сообщать начальству, в данном случае Константину Львовичу Эрнсту, кого мы приглашаем, потому что Первый канал покупает эту программу, и они покупают не кота в мешке, мы им сообщаем, что будет такой-то. И. МЕРКУЛОВА: А почему не пригласили Немцова, как обещали? Не идет? В. ПОЗНЕР: Я неоднократно пытался и буду дальше пытаться. Нет, он-то придет, не дают пока, объясняют, да, тоже мне большой секрет. Пока Константин Львович говорит, что вы знаете, сложная ситуация, но я вам обещаю, мы это сделаем, ну вот я всё жду. Я всё пытаюсь и буду пытаться и дальше. И. МЕРКУЛОВА: Но ведь Путин разрешил, тут нам Татьяна напоминает. В. ПОЗНЕР: Правильно, Путин сказал, что он не возражает. Я подумал, ну всё, но оказалось, что не всё. В. РОМЕНСКИЙ: Может быть, Эрнст просто этого выступления не увидел. В. ПОЗНЕР: Эрнст был, он был. И вообще Константин Львович, как я понимаю, в принципе, если бы мог, он бы очень даже хотел. Почему? Потому что рейтинг, ну придет на Первый канал Борис Немцов.. В. РОМЕНСКИЙ: Ну, никто его уже не видел по телевизору давно. В. ПОЗНЕР: Давно. Но будет шум, а это рейтинг, а значит, давайте. А раз не давайте, значит, что-то ему мешает. Это не потому что он против, я вас уверяю. В. РОМЕНСКИЙ: А большой список таких людей, которых вы ждете и которых…? В. ПОЗНЕР: Это список, знаете такой, существующей в голове, его нет в печатном виде. Я бы сказал, что там человек 6-7. И. МЕРКУЛОВА: Всего? Не так много. В. ПОЗНЕР: Не так много, но достаточно. В. РОМЕНСКИЙ: Вы за последнее время беседовали с очень многими людьми, которые, в том числе, определяют или хотят, будут определять российскую политику. Мне хотелось бы понять и услышать ваше понимание того, как они сейчас смотрят на проблемы страны. У вас есть ощущение, что у них в головах что-то меняется, что они хотят каких-то перемен? В. ПОЗНЕР: Ну, вы знаете, это очень общий вопрос, в смысле того, что это касается какого-то множества людей, поэтому я могу ответить только общим образом – у некоторых да. В. РОМЕНСКИЙ: Потому что Прохоров, Миронов, Немцов, я говорю в целом. Они кричат, что надо менять. В. ПОЗНЕР: Значит, я, если когда-нибудь добьюсь прихода Бориса Ефимовича, я его обязательно спрошу – как? Потому что надо менять – это замечательно, а вы мне можете сказать конкретно, как, если бы вы были у власти, как вы это сделаете, шаг за шагом, потому что это ведь самое главное. Миронов у меня выступал в основном с критикой «Единой России», ну и что? Критиковал «Единую Россию», ну и что? Интереснее было, что Кудрин также выступил, вот это было интересно. Кудрин, очень человек взвешенный, не склонный к таким громким заявлениям, и когда он сказал, что он никогда в эту партию не пойдет и еще какое-что добавил, что вызвало гнев господина, как его, во главе «Единой России»..Грызлова. Ну несомненно, у многих, кто бывает в моей программе, есть желание, убеждение, что надо менять. Также мне кажется, у них есть ощущение, что мы стоим на каком-то перепутье и что очень многое зависит от того, что будет в 12 году, я думаю, с этим все согласны. И что если будет одно, то ничего меняться не будет и будет даже хуже. Если будет другое, то есть какой-то шанс, и все дико осторожны. Дико осторожны. В. РОМЕНСКИЙ: То есть у большинства элиты, по вашему мнению, и у вас в том числе, нет ощущения, что 12 год – это история уже решенная? В. ПОЗНЕР: Нет, среди тех, с которыми мне доводится встречаться, есть немалое количество, которое считает, что нет, игра еще не сделана, еще вообще неизвестно. И. МЕРКУЛОВА: Это потому что их не посвятили или потому что, я не знаю, они не достойны, или почему такое происходит, как вы думаете? В. ПОЗНЕР: Я боюсь сказать, может быть, потому что они очень умные, наоборот, может быть. Потому что они просто хотят верить, что это так, не знаю. И. МЕРКУЛОВА: Вот, Александр из Екатеринбурга возвращает нас к Прохорову, он пишет, что вопросы были на сайте, и не для кого это не было секретом. В. ПОЗНЕР: Они не были на сайте. Значит, давайте так. Была прислана куча вопросов, очень много, несколько сот вопросов от зрителей. Мы отобрали те, которые нам казались наиболее интересными, 39 вопросов. Не мог Прохоров знать, какие вопросы будут заданы, не мог он готовиться ко всем вопросам, которые были присланы, это глупости. Кроме того, были и мои вопросы, которые не были на сайте. Так что Александр, при всем уважении, ту вы заблуждаетесь. В. РОМЕНСКИЙ: Я хотел бы обратиться к глобальному вопросу свободы слова. Мы кричим, что в нашей стране порой её не хватает, она есть, но её не хватает. И. МЕРКУЛОВА: Ну. Вот Костя нам пишет, что основные мировые СМИ принадлежат девяти корпорациям, и никакой свободы слова нет и в помине, всё это сплошной мухлеж. В. РОМЕНСКИЙ: Ну, неважно. После Мердока и вот этого скандала, люди заговорили о том, что работу СМИ и её методы надо как-то контролировать государством, по вашему мнению, это действительно нужно? В. ПОЗНЕР: Нет, не нужно. Государство как только влезет, как у нас, на этом закончатся всякие попытки информировать людей сколько-нибудь широко. Конечно, владелец средства массовой информации определяет содержание этого средства, так или иначе, если только он не какой-то совершенно удивительный человек, который говорит – делайте, что хотите. Я хозяин, но вы можете делать все, что хотите. Таких маловато, прямо скажем. В. РОМЕНСКИЙ: Ну, вот у «Эха Москвы» тоже интересный владелец. В. ПОЗНЕР: А кто владелец? В. РОМЕНСКИЙ: «Эхо Москвы» принадлежит, если я ничего не путаю, большая часть акций «Газпром медиа». В. ПОЗНЕР: Совершенно верно, и «Газпром медиа» мог бы в любой момент сказать «Цыц!», и все бы закончилось. «Газпром медиа» этого не делает очень хорошо было бы подумать, а почему. Почему «Газпром медиа» позволяет «Эхо Москвы» говорить бог знает что. Порой по-настоящему бог знает что. Это тема интересная, на самом деле, но мы её отставим. Что касается свободы слова, конечно, её не хватает в России, потому что 80% СМИ принадлежат власти, либо федеральной, либо региональной, в этом случае не хватает. Когда частные владельцы, конечно, каждый имеет свое влияние, но они разные люди, и я могу читать разное, слышать разное и смотреть разное, все-таки у меня есть выбор. А той свободы слова, о которой мы мечтаем, очевидно, которая никем не контролируется, но которая ответственна. То есть не просто я хочу сказать, и я говорю, но все-таки я еще и думаю, что я говорю. Я не ору «пожар!» в битком набитом кинотеатре, только потому что я хочу орать «пожар!», потому что я понимаю, что люди задавят друг друга. Такой свободы слова нет практически нигде. И. МЕРКУЛОВА: Владимир Владимирович, но ведь общество, конечно, имеет право знать. Правда, одно дело если ему дают информацию о погибших в Ираке или о пытках в тюрьме в Гуантанамо, другое дело когда ему рассказывают о личной жизни, прости господи, каких-нибудь звезд, совершенно, на мой взгляд, необязательная информация. Может быть, как-то прищучить таблоиды? В. ПОЗНЕР: Когда мы говорим, что люди имеют право знать, я с вами совершенно согласен, но дальше я хотел бы знать что. С кем спал тот-то – не имеют права знать, не имеют, это частная жизнь человека. Вот если это президент страны, который переспал с проституткой, которая была нанята и так далее, тут уже другой разговор, я имею право знать, но просто личная жизнь, с кем у кого роман – не имеют права знать. В. РОМЕНСКИЙ: То есть сайт Wikileaks, по вашему мнению, и переписка частная дипломатов, она должна быть опубликована? В. ПОЗНЕР: Я считаю, что имею право знать, что представляющий меня посол пишет, да, я хотел бы знать. И на самом деле Wikileaks делал великое дело и делает. И я поддерживаю это, потому что это потом чуть-чуть сдерживает этих людей. Это заставляет авторов того, что потом открыто, все-таки подумать два-три раза. Это я хочу знать, я хочу знать, какую политику проводят те люди, которые якобы представляют мои интересы, но это совсем другое, нежели кто, как, с кем и где. В. РОМЕНСКИЙ: То есть вопрос не в методах, а только в том, о чем мы говорим? В. ПОЗНЕР: Да. В. РОМЕНСКИЙ: Спасибо вам большое. В. ПОЗНЕР: Вам спасибо. Было очень приятно. В. РОМЕНСКИЙ: Владимир Познер, журналист. Автор программы «Познер» на Первом канале. А мы, Ирина Меркулова и Владимир Роменский, вернемся к вам буквально через несколько минут.

    »crosslinked«




    Комментирование закрыто.