Опросы

Как вам интервью с Дмитрием Медведевым?

Посмотреть результат

Loading ... Loading ...

Поиск

Архив




  • Управление
  • 2 августа 2011

    Сюжет о добровольном уходе из жизни неизлечимо больного вызвал острую дискуссию

    Рубрика: Новости.


    В последние сутки мировая пресса заполнена высказываниями на вечные темы жизни и смерти. В дискуссии участвуют журналисты, политики, врачи, священники всех конфессий, безнадeжно больные люди и их родственники.

    Поводом для взрыва эмоций послужил документальный фильм об эвтаназии, показанный в Британии телеканалом “Скай-Ньюз”. Общественный шок вызвала не сама тема, а демонстрация последних минут жизни человека, который выбрал для себя добровольный уход. Именно эти кадры многие люди назвали нарушением моральных запретов.

    Репортаж Антона Верницкого.

    Предупреждение ведущей британского телеканала “Скай Ньюс” о том, что сюжет не следует смотреть излишне впечатлительным людям, скорее, произвело обратный эффект. Такое в телевизионном эфире впервые. Под шокирующим заголовком: “Смерть в эфире” 59-летний англичанин Крейг Эверт в швейцарской клинике, сам, перед видеокамерой, зубами отключает аппарат искусственного дыхания. Затем подписывает документы, подтверждающие, что это его личный выбор.

    Крейг Эверт: “Я не хочу, чтобы моя семья мучилась, пока я медленно угасаю. У меня нет шансов”.

    Крейг Эверт выпивает через соломинку снотворное – фенобарбитал, разведенный в яблочном соке. И медленно засыпает, зная, что уже никогда не проснется. Его последние слова обращены к жене.

    Крейг Эверт: “Я тебя люблю. Спасибо”.

    Мэри Эверт, жена Крейга Эверта: “Я тебя тоже люблю”.

    Видеокамера канала “Скай Ньюс” по секундам фиксировала, как умирал Крэйг Эверт. До последнего вздоха. Но сам момент смерти и уже мeртвого человека в эфире не показали.

    Позиция “Скай Ньюс”: это не экстравагантное шоу, а призыв к обществу обсудить проблему эвтаназии. По британским законам запрещено помогать безнадежным пациентам уходить из жизни. За такое дают 14 лет тюрьмы.

    Вот почему жена Крейга вот уже два года, а именно столько прошло с момента съемок, не возвращается в Англию из Швейцарии, где всe и происходило.

    В России также, как и в Великобритании, эвтаназия запрещена. Это равнозначно убийству. Что и подтвердили сразу несколько судебных процессов последнего времени. Один из них – в сентябре прошлого года.

    Олег Майоршин из города Апатиты, что в Свердловской области, был осужден на 10 лет за убийство своей жены, которая, упав, сломала позвоночник и медленно умирала в клинике в течение трех месяцев.

    Врачи сразу же сказали, что шансов выжить у его супруги нет. Олег, всe это время ухаживавший за Светланой, как он утверждает, по ее собственной просьбе, задушил жену.

    Олег Майоршин: “Боли были страшные. Переворачивал ее каждую минуту. Получается, что я убийца. Но это на моей совести”.

    Друзья Олега говорили, что он избавил жену от мучений.

    Друг Олега Майоршина: “Он избавил ее от мучений, легче было ему просто уйти, но он не мог перейти через совесть”.

    Естественно, ни о каких швейцарских клиниках, где эвтаназия узаконена, Олег Майоршин не знал. Да и 3000 фунтов стерлингов, а именно столько стоила процедура Крейгу Эверту из Великобритании, для него, сварщика по профессии, найти было нереально. Обращаться к врачам Олег также не стал. Хотя, судя по тому, как относятся к запрещенной в России эвтаназии сами врачи, его просьбу могли и удовлетворить. Правда, под тем же страхом быть обвиненными в убийстве.

    Михаил Барщевский: “Естественно, нелегальная эвтаназия существует и существовала всегда и везде. Но, понимаете, нельзя жить по принципу “дай Бог, никто не заметит”. Конечно, среди врачей есть гуманные люди, которые, понимая, что человек обречен, помогают ему уйти из жизни”.

    Эти словам легко найти подтверждение. Достаточно зайти на любой интернет-форум, где общаются практикующие врачи.

    “Только “за”!!! У меня дед, ветеран войны, пролежал три года восемь месяцев. Приходя в сознание, просил достойной смерти”.

    “Эвтаназия? Не вижу проблем. Дайте законодательную базу”.

    “Эвтаназия у нас фактически практикуется. Если у нас три дыхательных аппарата в реанимации, а больных 10 человек. Выбора нет”.

    “Эвтаназия в России невозможна, законодательный аппарат слишком слабый, да и много желающих появится сразу карманы деньгами набить”.

    Лауреат Нобелевской премии по физике 92-летний академик Виталий Гинзбург, больше четырех лет прикованный к постели тяжелой, неизлечимой болезнью, не дал согласия на приезд к нему съемочной группы. Но согласился пообщаться с нами по телефону.

    Виталий Гинзбург (по телефону): “Я лежу, больной, и поэтому мое мнение может быть существенно. Я самый решительный сторонник эвтаназии. Я вообще считаю, что в Конституции записано право человека на жизнь. Я считаю, что в Конституции всех стран нужно записать право человека на добровольную безболезненную смерть. Противники этого в значительной мере аргументируют тем, что жулики будут пользоваться. Так жулики всем, чем угодно могут пользоваться. Это не аргумент. Короче говоря, поскольку я болен, я лежу, я позволю себе только единственное, что сказать: я самый решительный сторонник эвтаназии. Я считаю, что это право человека”.

    А вот другое мнение: работающая в одном из московских хосписов врач Елизавета Глинка видела многих больных, обреченных на мучительную смерть. Тем не менее, она категорически против эвтаназии.

    Елизавета Глинка, врач хосписа: “Я со стороны медика отвечу, что медики должны спасать человеческие жизни, а не отнимать их. Со стороны гражданской я не могу понять – в стране, в которой отменена смертная казнь заключенных, каким образом может быть оправдана эвтаназия?”

    Что же касается того, этично или неэтично было показывать в телеэфире смерть человека, то известные российские журналисты, считают, что если это не погоня за рейтингом, а , действительно, попытка разобраться в весьма сложном вопросе – ничего страшного в этом нет.

    Владимир Познер, журналист, ведущий: “Он сам пригласил журналистов на это. Он преследовал определенные цели. Главная цель – это показать людям, что так можно делать. Что необязательно мучительно страдать, долго умирать. Можно это делать по-другому. И я не вижу никакой беды в показе этого. Если показ имеет просветительскую цель. В конце концов, на экранах показывают такое количество смертей, такое количество трупов. И, вроде, это никого не волнует”.

    Леонид Парфенов, журналист: “Надо разделять две вещи – возможность темы, и как сделано и с какой целью. Если это смакование и издевательство – это неприемлемо”.

    Официально эвтаназия разрешена в Бельгии, Швейцарии и некоторых других странах. В России возможность помощи в добровольном уходе из жизни для неизлечимо тяжелобольных людей не обсуждается.

    »crosslinked«




    Комментирование закрыто.