Опросы

Как вам интервью с Дмитрием Медведевым?

Посмотреть результат

Loading ... Loading ...

Поиск

Архив




  • Управление
  • 16 февраля 2008

    Времена. ПДД: “драконовские” изменения. 16 февраля 2008 года

    Рубрика: Времена.


    ВЕДУЩИЙ: Добрый вечер. В эфире программа “Времена”. Я – Владимир Познер.

    Я хочу начать с сенсационного сообщения, напечатанного в одной из английских газет. Итак: “На днях жертвой автомобиля стала 44-летняя мать двоих детей Бриджет Дрисколл. В Лондоне ее сбил автомобиль, который, по словам свидетелей, ехал с огромной скоростью. Водитель, стаж которого насчитывал всего три недели, вдвое превысил разрешенную скорость. При этом он оживленно болтал со своей юной пассажиркой. После 6-часового разбирательства жюри присяжных постановило, что это была случайная смерть, и уголовное дело возбуждать не стали”. Именно так завершилось первое в истории дорожно-транспортное происшествие с трагическим исходом. Дело было 17 августа 1896 года. А тот автомобиль-убийца двигался со скоростью 12 километров в час. Кстати, в конце заседания судья произнес следующую фразу: “Такое никогда больше не должно случиться”.

    Вот теперь, по прошествии века с лишним, мы понимаем, сколь наивен был этот самый английский судья, хотя справедливости ради надо отметить, что именно Великобритания наиболее благополучная страна с точки зрения аварийности на дорогах. Всего же ежегодно в результате дорожно-транспортных происшествий в мире погибает или калечится, так сказать, 20 миллионов человек. Но это просто цифра, статистика. А вот 35 тысяч, ежегодно погибающих на дорогах России, это уже не цифра просто, это горе, которое ежедневно приходит в сотни российских семейств. Программа “Времена” не в первый раз обращается к этой теме. С 1 января этого года вступили в силу те самые “драконовские”, ну, по мнению многих водителей, изменения в правилах дорожного движения, о необходимости которых столь долго говорили наши власти. Хочу спросить нашу “свежую голову”, актрису Ольгу Погодину. Добрый вечер.

    Ольга ПОГОДИНА, киноактриса: Добрый вечер.

    ВЕДУЩИЙ: Скажите, пожалуйста, Ольга, вы за рулем вообще?

    Ольга ПОГОДИНА: Я за рулем.

    ВЕДУЩИЙ: И вы уже почувствовали вот это ужесточение или нет?

    Ольга ПОГОДИНА: Если честно, то вот я очень уважительно отношусь к правилам дорожного движения. Я знаю, что они кровью написаны. И я с этим сталкивалась на примере своих друзей, знакомых, и поэтому честно скажу, я уважаю, это дело и езжу очень аккуратно. Поэтому я не столкнулась. Но хочу вам сказать, то, что штрафы увеличились, большинство моих друзей, знакомых, которых, честно говоря, я не понимаю, почему они это делали, это не укладывается в моей голове, но выпивали за рулем, они перестали это делать. Потому что, налетев не на штраф, а честно скажу, на взятку в 2 тысячи долларов, у людей отпало желание пить.

    ВЕДУЩИЙ: Так, хорошо.

    Ольга ПОГОДИНА: А поскольку в нашей стране существует…

    Но что еще удивительнее, поскольку у нас удивительная страна и какие-то такие анархические влияния в ней очень сильны, а еще больше неуважение к закону очень сильно, и где-то, я смотрю, у процентов 30 населения, чем больше штраф, тем больше возникает какой-то бешеный азарт нарушить и сказать: эй ты, 5 тысяч долларов, а еще и так нарушу.

    ВЕДУЩИЙ: А 2 тысячи долларов – это за что, вы не знаете?

    Ольга ПОГОДИНА: Это за то, что человек вываливался практически пьяный…

    ВЕДУЩИЙ: То есть сильно поддатый?

    Ольга ПОГОДИНА: Да.

    ВЕДУЩИЙ: Понятно. Хорошо.

    Ольга ПОГОДИНА: Поэтому странная страна у нас в этом смысле.

    ВЕДУЩИЙ: Умом Россию не понять.

    Ольга ПОГОДИНА: Нет.

    ВЕДУЩИЙ: Понятно. Со дня введения поправок в правила дорожного движения прошло полтора месяца. Я не знаю, можно ли уже подвести какие-то хотя бы предварительные итоги по этому поводу, просто не знаю. Вообще, а что потом ждет нас дальше? Все-таки у нас автомобилей на самом деле значительно меньше, чем… Вот если взять на душу населения, скажем, в 4 раза меньше, чем во Франции. В 4 раза. Когда мы выровняемся с Францией, сколько же будет людей гибнуть на дорогах, вот что нас ожидает в этом смысле? Или все-таки эти новые правила будут способствовать тому, чтобы это сдержалось? Не знаю. Вот об этом я бы хотел поговорить с нашими гостями. Я всегда представляю их от себя справа против часовой стрелки: председатель Комитета Государственной Думы по безопасности Владимир Абдуалиевич Васильев, рядом с ним заместитель начальника Департамента обеспечения безопасности дорожного движения МВД России Владимир Викторович Кузин, заместитель председателя Комитета Совета Федерации по экономической политике, предпринимательству и собственности Владимир Александрович Федоров. Добрый вечер.

    Владимир ФЕДОРОВ, заместитель председателя Комитета СФ РФ по экономической политике, предпринимательству и собственности, начальник главного управления ГИБДД МВД РФ с 1990 пор 2003 г.: Добрый вечер.

    ВЕДУЩИЙ: Вы сколько лет возглавляли ГАИ?

    Владимир ФЕДОРОВ: 12 с хвостиком.

    ВЕДУЩИЙ: Напротив меня заместитель главного редактора журнала “За рулем” Игорь Александрович Моржаретто. И, наконец, слева от меня наискосок президент Коллегии правовой защиты автовладельцев Виктор Николаевич Травин. Всем вам добрый вечер.

    Владимир Викторович, давайте начнем с вас. На прошлой неделе президент Путин выступал на коллегии МВД. И вот, пожалуй, наиболее резкой была та часть его выступления, которая касалась ситуации на наших дорогах. Ну, так мне кажется. Отметив непрекращающийся рост количества дорожно-транспортных происшествий и число пострадавших в них, он призвал внести изменения в работу ГИБДД, и я цитирую его “предметно разобраться, почему не срабатывают правовые механизмы, включая ужесточение наказания за нарушения правил дорожного движения”. Вот как мы видим, президент уже дал первую оценку изменениям, которые успели почувствовать на себе многие водители в этом году.

    В то же время вы, Владимир Викторович, говорите о положительной динамике, особенно в связи с введением новых правил. Кто прав, вы или президент Путин?

    Владимир КУЗИН, заместитель начальника Департамента обеспечения безопасности дорожного движения МВД РФ: Наверное, мы не будем оценивать в этой ситуации, кто прав или не прав. Наверное, следует говорить о том состоянии дел, которое существует, или сложилось. Естественно, говорить о том, как сработало изменение законодательства в части ужесточения некоторых норм за нарушения правил дорожного движения, то эти изменения-то начались только с 1 января. Вы сами только что и озвучили. И говорить о том, как они сработают, мы не можем. Как всегда говорят, цыплят по осени считают. И за месяц мы только можем говорить о тех цифрах, которые имеют место. А как они дают тенденцию на то, что сменится ситуация или нет, мы будем говорить об этом несколько позже. Но, тем не менее, даже, несмотря на те небольшие изменения в статистике, можно говорить, что и это положение, то есть ужесточение, оно каким-то образом повлияло. Хотя мы, допустим, считаем, что та стабилизация обстановки с аварийностью, которая произошла с 2004 года, после принятия федеральной целевой программы, большой частью эта стабилизация произошла именно за выполнение мероприятий Федеральной целевой программы. Это и пропагандистская деятельность, очень серьезная пропагандистская деятельность. Это работа с детьми. И мы по показателям видим, что у нас аварийность по причине детских нарушений и участии детей в ДТП очень серьезно сократилась, и это серьезный показатель.

    ВЕДУЩИЙ: Вы меня извините, я все равно должен еще раз повторить вопрос. Президент выступал недавно у вас, и он задает вопрос: “Почему не срабатывают правовые механизмы, включая ужесточение наказания?” Вы мне говорите вроде бы, что срабатывают. Так вот, кто заблуждается? Вы меня извините, что я ставлю вопрос, но все-таки есть противоречие между вашим заявлением и заявлением президента?

    Владимир КУЗИН: Мы считаем, что пока итоговую оценку давать о том, как сработало, пока нельзя. Но на наш взгляд, все-таки те изменения, которые произошли, они дают. Они просто не дают очень резкого скачка, по которому сразу можно заявить.

    ВЕДУЩИЙ: Это я понимаю.

    Владимир КУЗИН: Это постепенное…

    ВЕДУЩИЙ: Вы что-то хотели сказать?

    Игорь МОРЖАРЕТТО, заместитель главного редактора журнала “За рулем”: Позвольте мне, Владимир Владимирович. Мы тут для себя провели эксперимент буквально на днях. Несколько наших сотрудников стояли на центральных улицах Москвы и считали пристегнувшихся водителей и передних пассажиров. С задними сложнее, их не видно. И, в общем, с одной стороны, цифра была очень неплохая. Примерно 40-45 процентов водителей пристегиваются. Генерал Кирьянов, помнится мне, в прошлом году говорил, что по прошлому году пристегивалось 10-15 процентов. 40-45 – это с одной стороны значительный рост.

    Но надо говорить, что это, во-первых, январь-февраль, только вступили эти правила в действие, все ждут этих наказаний, боятся еще, что это центр Москвы, где довольно много милиции, и что все-таки на уровне европейской цифры в 90 процентов пристегнувшихся 40-45 – это очень мало. И поэтому надо говорить, о том что, с одной стороны, жестокие наказания надо было вводить, а с другой, они должны в голове…

    ВЕДУЩИЙ: Можно я вам скажу такую вещь. Понимаете, у нас есть такая тенденция, что вот мы только начали что-то делать, и мы сразу видим, что, мол, это еще не так, как в Европе, не так, как в Америке. Я против вот таких оценок. Вот я помню, как в Америке, я там был, когда вводили вот этот пояс безопасности. Были целые штаты, которые говорили: это нарушает мои права. Вот я как человек не желаю это делать и не буду. А теперь пристегиваются не просто все – автоматически. Как утром, я не знаю, чистят зубы, так садятся и пристегиваются. Но это же не сразу.

    Игорь МОРЖАРЕТТО: Безусловно.

    ВЕДУЩИЙ: А почему вы говорите – еще не все. Так понятно, что не все.

    Игорь МОРЖАРЕТТО: Я говорю, что перемены должны произойти в голове у каждого.

    ВЕДУЩИЙ: Правильно.

    Игорь МОРЖАРЕТТО: И надо подавать какие-то примеры положительные. Вы знаете, какой самый обсуждаемый сюжет в Интернете был на прошлой неделе?

    ВЕДУЩИЙ: Нет.

    Игорь МОРЖАРЕТТО: Фотография прошла, где президент наш сидит за рулем “Мерседеса”, рядом с ним премьер-министр и Интернет очень бурно обсуждал факт, что они оба не пристегнуты. Президент в Сочи ездил…

    ВЕДУЩИЙ: Интернету больше делать нечего, я вам скажу, на самом деле.

    Игорь МОРЖАРЕТТО: Но вы знаете, оказывается, это очень важная проблема.

    ВЕДУЩИЙ: Это главная причина, конечно.

    Игорь МОРЖАРЕТТО: Оказывается, это для всех очень важно.

    ВЕДУЩИЙ: У нас это очень любят – раз президент не пристегивается, то и я не буду пристегиваться. Можно подумать, что если президент пристегнулся – да, тогда я тоже.

    Игорь МОРЖАРЕТТО: Но если бы президент пристегнулся, или премьер-министр…

    ВЕДУЩИЙ: Был бы хороший пример, согласен. Вы что-то рвались сказать?

    Виктор ТРАВИН, президент Коллегии правовой защиты автовладельцев: Если позволите, от общего к частному и к конкретному. На мой взгляд, меры, предусмотренные новой версией кодекса административных правонарушений, в принципе не могут сработать. Я объясню почему. Мне непонятна сама логика и построение санкций. Насколько я понимаю, размер санкций должен быть адекватен размеру или опасности содеянного. Чем опаснее содеянное, тем выше санкция. Обратите внимание, что у нас происходит сегодня. Я коснусь конкретных цифр, которые хорошо знакомы Владимиру Викторовичу, я надеюсь. Сегодня если я, как водитель, везу непристегнутого пассажира-папу, я плачу 500 рублей штрафа за то, что он не привязан, взрослого, спортсмена.

    ВЕДУЩИЙ: Ну, нормального человека.

    Виктор ТРАВИН: Нормального человека. Если я везу рядышком вместе с папой ребенка…

    ВЕДУЩИЙ: На переднем сидении?

    Виктор ТРАВИН: На заднем даже, можно даже на заднем, непривязанного в кресле специальным держащим устройством, я плачу за это штраф 100 рублей. У нас в 100 рублей оценена жизнь ребенка. Я понимаю, что таким образом государство пытается меня приучить к тому, что жизнь папы я должен оберегать больше, потому что папа один. Детей-то мы еще наделаем, это не беда. Поэтому 100 рублей. Вот мне непонятна философия, логика вот этого кодекса, поскольку меня приучают не к тому, о чем я должен на самом деле заботиться…

    ВЕДУЩИЙ: Вы сторонник того, чтобы повернуть это, за папу – 100, а за ребенка – 500?

    Виктор ТРАВИН: Я сторонник того, что жизнь любого человека выше всякой стоимости.

    ВЕДУЩИЙ: Я понял. Владимир Александрович, вы позволите, я перейду к вам. Вы являетесь одним из самых активных сторонников ужесточения вот этих наказаний и так далее, много лет вы об этом говорили, причем именно наказания водителей.

    Владимир ФЕДОРОВ: Вообще участников движения, я бы сказал.

    ВЕДУЩИЙ: Ну, хорошо, автомобильного движения.

    Владимир ФЕДОРОВ: Дорожного.

    ВЕДУЩИЙ: Хорошо, дорожного, договорились. Я хочу вам показать небольшой отрывок из выступления Сергея Иванова, первого вице-премьера, и потом спросить вас, вот где тут опять-таки, ну, кто прав, кто не прав. Прошу, давайте посмотрим.

    13.02.08 Сергей ИВАНОВ, первый заместитель председателя правительства РФ: Я тут недавно беседовал с министром внутренних дел, он мне рассказал о статистике, всем известной, печальной, по ДТП. Состояние дорог на самом деле не главная причина гибели на дорогах. 40 процентов причин гибели на дорогах – это пешеходы у нас в стране, около 25 – водители, ну, и там меньше, но еще значительный объем – состояние дорожной сети и техническое состояние транспортных средств конечно.

    ВЕДУЩИЙ: Значит, если господин Нургалиев прав, а цифры эти взял Сергей Иванов у него, то главными виновниками этих всех происшествий являются пешеходы – 40 процентов всех происшествий против 25 у водителей. Так может быть, надо ввести жесткое наказание пешехода за неправильный переход и так далее?

    Владимир ФЕДОРОВ: Владимир Владимирович, ведь я же не зря сказал, что я ведь за то, чтобы всем сестрам по серьгам – всем участникам дорожного движения, в том числе и пешеходам.

    ВЕДУЩИЙ: Но всем-то не раздали.

    Владимир ФЕДОРОВ: Всем не раздали. Первое, что я хотел бы, Владимир Владимирович, можно я вас поправлю?

    ВЕДУЩИЙ: Да.

    Владимир ФЕДОРОВ: Вообще-то должна сегодня речь идти не об изменениях в правилах дорожного движения, к сожалению, вы повторяете этот стереотип, так же как многие журналисты.

    ВЕДУЩИЙ: А что?

    Владимир ФЕДОРОВ: Правила движения не изменились.

    ВЕДУЩИЙ: Да, конечно.

    Владимир ФЕДОРОВ: Изменилась ответственность за нарушения правил движения. Это первое. Второе. Конечно, я целиком согласен с Виктором Николаевичем Травиным в том, что определенные несоответствия и дырки есть.

    Их не надо ковырять, их надо просто вносить законодательное предложение и изменять. Я согласен по детям, я согласен по тем же пешеходам. Езда по тротуару для водителя сегодня стоит 2 тысячи рублей, а не пропуск на пешеходном переходе, извиняюсь, 100 рублей. Где логика? Логики нет. Но еще раз говорю, что это не говорит о том, что закон сегодня плох. Его обсуждали, кстати, гласно, его обсуждали, Владимир Абдуалиевич об этом может более подробно рассказать, не один раз на парламентских слушаниях, и была у каждого возможность высказаться. Высказывалась “Свобода выбора”, высказывалась КПЗ. Ну, пропустили. Виноваты, давайте поправим. Это же не самое страшное. Второе. Я считаю, что закон должен жить. Ну, два типа юристов есть. Есть которые за незыблемость законодательства, ну, как американская конституция. Приняли, и там 11 поправок – и все.

    ВЕДУЩИЙ: 22.

    Владимир ФЕДОРОВ: 22. Я считаю, что закон должен жить. Поэтому если сегодня нас беспокоят заторовые ситуации в городах, а действительно сегодня заторы в городах, давайте думать, как возобновить ответственность за нарушение проезда линии “Стоп”. Все сдавали и сегодня сдают. То есть закон должен идти вперед. Теперь, что говорить, действительно, пешеходы в городах… Пешехода надо любить, еще классики говорили. Поэтому надо сегодня пожестче к собственникам относиться. Сегодня мы пешеходов в больших городах выгнали на проезжую часть. Да, мы фиксируем нарушения, он оказался не там, где должен быть. Но попробуйте пройти по той улице, где я сейчас работаю, по Большой Дмитровке. Невозможно, все тротуары заставлены, люди идут по проезжей части. Согласитесь со мной, это тоже сегодня на эту тему…

    ВЕДУЩИЙ: Тротуары заставлены, потому что нет парковок.

    Владимир ФЕДОРОВ: Парковок нет и нет жесткой ответственности за нарушение парковок. Мы отучили наших людей от пользования общественным транспортом, потому что мы его тоже ликвидировали.

    ВЕДУЩИЙ: Даже больше. Вот я как-то встал, я не заметил, знак был, что стоянка запрещена. И когда хотели увезти мою машину, к счастью, я это увидел и выскочил, и так далее. Так мне работник ГИБДД сказал: “Лучше ставьте на тротуар”. Я говорю: “Как лучше на тротуар?” Он говорит: “На тротуаре мы трогать вас не будем”.

    Скажите… Кстати, не 22 поправки, 27 на самом деле. Я хотел спросить, Владимир Абдуалиевич, вот вы как относитесь к законотворчеству в этой области и как вы полагаете, как это будет дальше идти, насколько это действенная штука?

    Владимир ВАСИЛЬЕВ, председатель Комитета ГД РФ по безопасности: А можно я начну с той мысли, которая была высказана, что мы удивительная страна.

    ВЕДУЩИЙ: Конечно.

    Владимир ВАСИЛЬЕВ: Мы действительно очень удивительная страна. Мы очень много теряем в силу того, что в эти годы нигилизма правового, отрицания одной правовой системы и не обретения другой системы, мы стали жить по понятиям. И здесь у нас страшные потери. Вот вы назвали цифры, сколько людей гибнет.

    Подумайте, как медленно работает система, а ведь это система кровоснабжения экономики наших дорог. Мы на этом огромные несем потери. И для того, чтобы эту ситуацию изменить, мне кажется, вот самое главное сегодня, сегодняшнего разговора – чего мы хотим? Мы хотим на сегодняшний день по большому счету изменить одну очень простую ситуацию, когда нарушитель скорости идет в населенном пункте, угрожая жизни любого, престарелого пешехода, детской коляски, кого угодно, а мы едем ему навстречу и предупреждаем его о том, что там, в отдалении стоит инспектор ГИБДД. Вот до чего мы дошли. Общество встало против инспектора, против власти. И вы знаете, бороться с партизанами невозможно, не устранив поддержку населения. Так невозможно бороться с нарушителями, не изменив понимание в обществе, что это смертельная угроза каждому из нас.

    ВЕДУЩИЙ: Вообще разница принципиальная. Я замечал, в Западной Европе и в США, что если вы так нарушаете, на вас, как у нас говорят, “настучат”. Позвонят и скажут, что вот этот… И так далее. А у нас наоборот. И это действительно так.

    Игорь МОРЖАРЕТТО: Между прочим, мы пытались “стучать”. Мы опять же проводили такой эксперимент.

    ВЕДУЩИЙ: Как пытались “стучать”? Неужели вам мешали.

    Игорь МОРЖАРЕТТО: У нескольких трасс стояли наши сотрудники и пытались позвонить кому-нибудь, пожаловаться на людей, которые нагло нарушают правила дорожного движения. Ну, во-первых, у нас не принято, действительно, общее мнение, что аморально. “Стукачество” – это отвратительно, я согласен, но в какой-то ситуации, знаете, очень хочется “настучать” на человека, который едет на красный свет по встречной полосе. Очень хочется, чтобы у него забрали права навсегда. И мы пытались честно позвонить по разным телефонам, начиная с 02, какие-то еще нам давали, и разные люди говорили: да вот, как-то вот… Нет системы такой, куда настучать. Так что извините.

    ВЕДУЩИЙ: Хорошо. Я вот что хочу сказать, обратить ваше внимание. Вот выступая на коллегии, на вашей, президент в какой-то момент, на мой взгляд, очень эмоционально отреагировал. Вот посмотрите на это и потом из этого, может быть, мы и перейдем к тому, почему такой нигилизм. Давайте посмотрим.

    06.02.08 Владимир ПУТИН, президент РФ: Если легко за небольшие деньги, но без нужной подготовки, получить права, а потом еще гонять по улицам городов, понимая, что можно положить в права при проверке или при задержании тысячу или… Сколько сейчас такса, я уже сейчас забыл. Вот видите, вам смешно. На самом деле плакать надо. То тогда, конечно… Понимаете, мы никогда так не остановим количество погибающих на дорогах.

    ВЕДУЩИЙ: Послушайте, если так, если можно и нужно вложить в права какие-то деньги, если нет парковок, за то, что ты стоишь неправильно, тебя можно штрафовать или увезти и так далее. Если права можно купить, а их можно купить, если это так, то как можно уважать вот этого человека, который представляет власть, как вы говорите Владимир Абдуалиевич.

    Понимаете, это все взаимосвязано, не так ли?

    Владимир ВАСИЛЬЕВ: Можно. Можно, нужно, это делается. И я бы хотел сейчас вот сказать, Игорь Александрович об этом сейчас говорил, в частности. Вы знаете, мы все в обществе, и самая активная часть, увлекаемся только одним: когда нам интересно, чтобы произвести публичный эффект, мы идем, контролировать поток, фиксируем то, что нам кажется, вырываем фрагментарно из цепи явлений жизни что-то одно и даем характеристику. И одна часть говорит – надо менять, а другая – лучше не трогать, ничего хорошего не получится. Так вот, двигаться надо по всей цепочке. Сегодня вы говорили о том, что надо, чтобы права получали люди подготовленные. У нас, по-моему, около 40 процентов ДТП совершают водители до года, как вот тот первый убийца, о котором вы рассказали, севший за руль. Как их готовят? Еще недавно в комнате в трехкомнатной квартире вся школа была. Этот вопрос вообще никак не контролировался. Сейчас мы начали этим заниматься серьезно.

    Я, допустим, как депутат Тверской области могу сказать, мы в прошлом году создали ситуацию, последовательно, кропотливо, это большой труд, но у нас вот с этого года, с первого числа, на любом из пунктов техосмотра в Тверской области любой водитель может пройти техосмотр. Мы убрали очереди, включили конкурентную среду. Эти пункты начали соревноваться. И мы подводим к тому, что у нас водители будут уезжать на технически исправном автомобиле. Это тоже одна из составляющих. Следующий шаг сейчас делается, кстати, поддерживает и ГИБДД нас всячески, чтобы действительно школы готовили водителей, чтобы они не были опасными уже с первых часов, когда выезжают на дорогу. И тем более исключить факты, когда покупаются права. Это правильно. И, кстати говоря, законодательство направлено на это. Вот если мы сейчас шаг за шагом…

    Кстати, дороги. Вот Сергея Борисовича вспомнили, он ездил в Западную Двину. Он ехал по дороге, которую можно назвать направлением, а это наша федеральная трасса. Почему он и говорил. Но, что удивительно, когда мы писали очередное обоснование, что выделить деньги скорее на капитальный ремонт покрытия, я посмотрел статистику. Оказалось, по мере прихождения дороги в негодное состояние аварийность кратно сокращалась, в том числе и с гибелью людей. И оказывается, что не только на ухабах проблема, а еще и в головах наших. Мы ездим, мы привыкли, вот о чем вы очень хорошо сказали, что мы чудные немножко, извините. И нам нужно понять, как же мы будем дальше ездить, так, как мы ездили до этого времени, не пристегиваясь ремнем, рискуя и угрожая всем окружающим, либо мы начинаем понимать это. Слишком дорогой ценой платим.

    ВЕДУЩИЙ: Но все-таки я хочу вернуть вас к той теме, о которой я говорил. Вот есть опрос, который был проведен фондом “Общественное мнение”. Подавляющее большинство – 77 процентов – жителей Российской Федерации в целом и 86 процентов жителей больших городов положительно относятся к ужесточению наказаний и лишь 15 процентов отрицательно.

    Но при этом больше половины опрошенных водителей, то есть 54 процента, уверены, что ужесточение санкций за нарушение правил приведут к росту коррупции среди сотрудников ГИБДД. То есть люди готовы нести ответственность, по крайней мере, на словах, за эти свои нарушения, но они не верят той структуре, которая их будет карать за эти нарушения. Вот я хочу вас спросить как “свежую голову” – вы это мнение разделяете?

    Ольга ПОГОДИНА: Вы знаете, и разделяю, и нет, и в чем – еще вопрос. Как вы тоже очень правильно сейчас заметили, то, что законы у нас не для всех, понимаете? И у скольких людей есть удостоверение, что он может ездить по тротуарам и так далее. Сколько мигалок у нас пролетает, как ни в одной стране мира. И поэтому человек, гражданин, который неуважительно изначально относится к правилам и к закону, видя это, у него возникает азарт того, что я нарушу за любые деньги, как я и говорила. За любые, за 5 тысяч долларов, но я это сделаю, потому что вот этот едет по тротуару, и я не могу с этим мириться. А то, что возрастут штрафы, я вам начала с этого говорить, что возрастет размер взятки – да, но это неплохо, потому что некоторых размер взятки, именно взятки, пугает. И он не будет пить, и он сделает так, как нужно. Может быть, это.

    ВЕДУЩИЙ: Мы продолжим этот разговор… Во-первых, подумайте над услышанным, а мы вернемся к вам сразу после рекламы.

    ВЕДУЩИЙ: Во время перерыва выяснилось, я уже не скажу кто, чтобы никого не подвести, что господин Иванов ошибся, когда он сказал, что 40 процентов ДПТ связано с пешеходами. На самом деле цифра 18 процентов. Так что хоть мы, пешеходы, конечно, и виноваты в чем-то…

    Владимир ФЕДОРОВ: 85 – по вине водителей.

    ВЕДУЩИЙ: Подождите, 85 и 18, получается…

    Владимир КУЗИН: Но есть обоюдная вина.

    ВЕДУЩИЙ: Ну, вот видите, как получается…

    Владимир ФЕДОРОВ: Процентов 35 – по вине дорог.

    ВЕДУЩИЙ: То есть перевыполнение плана по всем направлениям. Очень хорошо.

    Виктор ТРАВИН: Владимир Владимирович, я полагаю, что на самом деле по вине водителей гораздо меньше, наверное, если смотреть в пропорции по отношению к пешеходам. На пешеходов практически не составляются протоколы, потому что это практически невозможно сделать.

    ВЕДУЩИЙ: Но вот какой вопрос. Вот смотрите, нет парковок. Я не знаю, строят их или нет, если строят, то очень медленно. Машину увозят. Уже такса известна: 9 тысяч рублей – без очереди можно получить машину. Вас привезут туда, без очереди вам ее выдадут. То есть понимаете.

    Владимир ФЕДОРОВ: Слава богу, это же не ГАИ выдает.

    ВЕДУЩИЙ: А ГАИ получает с этих 9 что-нибудь, есть ли договоренность? Ну, вот я не знаю.

    Владимир КУЗИН: Вы знаете, сложно сказать. Это вопросы соответствующих служб, которые занимаются этими вопросами, связанными с соответствующей информацией. Да, наверное, какие-то вопросы есть, и вы уже затронули вопросы нарушения законодательства, в том числе сотрудниками Госавтоинспекции.

    Хотя это проблема не новая, она стояла всегда и вне зависимости от размера штрафа, она всегда стояла. Вопрос дачи взятки, вопрос вымогательства взятки, он всегда стоял, поскольку, вы ведь прекрасно понимаете, и все это признают, 90 процентов – это предложение: “Давайте разойдемся по-мирному”, на тех паритетных основах, которые устраивают и ту, и другую сторону. Это не есть правильно. Естественно, с этим нужно бороться и Министерство внутренних дел борется в этом плане, и цифры, я вам скажу, действительно довольно-таки серьезные. Ну, наверное, искоренить эту проблему только путем ужесточения ответственности, вылавливанием этих нарушителей, увольнением их, введением уголовных дел. Но здесь нужно смотреть вопрос шире – вопрос правовой и социальной защищенности всех категорий сотрудников, независимо от должности, это инспектор ДПС, инспектор патрульно-постовой службы и другой. Все лица, которые связаны с правонарушителями, в той или иной степени, естественно, к сожалению, имеют воздействие по вопросу взаимоотношений денежных.

    ВЕДУЩИЙ: Вы хотели, пожалуйста.

    Игорь МОРЖАРЕТТО: Я прошу прощение, в целом я хотел сказать, что, наверное, хорошо, что повысили штрафы, но я хотел посмотреть на проблему с другой стороны, прошу прощения. Вот до прошлого года была одна система контроля за тем, как эти штрафы прошли. Значит, штраф платил нарушитель и приносил квиток в ГАИ. Она была очень неприятная, тяжелая, отнимала много времени, но, по-моему, процентов 30 была такая цифра, что платится штраф, 70 не платилось. Сейчас повысили штрафы, отменили этот квиток, его не надо посылать. Теперь человек получив…

    Владимир ФЕДОРОВ: Квиток-то остался, только не надо с ним никуда ходить.

    Игорь МОРЖАРЕТТО: Не надо никуда ходить. А система, которая должна быть не гаишная, а должна быть общефедеральная система учета прохождения между банком и ГАИ вот этих денег. Никто ее не учитывает, заплатил человек или нет. Более того, с 1 января дали большую свободу, дали новые права судебным приставам, которые должны теоретически эти штрафы выбивать. Это их работа. Но у них нет в руках механизма, они не могут толком отследить, деньги эти прошли, не прошли. И получается, бог знает что. Система как бы есть, и ее нет. Штрафы повысили, а кто проследит, платили их или нет. Более того, сейчас, по нашим сведениям, достаточно сложная неразбериха с этими судебными приставами, которые теперь стоят на постах ГАИ, которые теперь на пограничном контроле проверяют, как там платят алименты, как заплатили штрафы, как заплатили налоги. А общей системы нет, и деньги эти как прошли – не знаю. Я конкретный пример привожу. Мне на днях звонит мой одноклассник и говорит: “В Подмосковье я поехал проходить техосмотр, а мне говорят – твоя машина арестована”. Кто-то наложил арест. И он три дня последние пытается разобраться, кто наложил арест на его машину. То ли это налоговая, то ли это какие-то судебные… Вот непонятно кто и он не может установить, кто наложил арест на его машину.

    Вот такая система должна быть создана была еще до того, как ввели новые штрафы, и тогда бы, наверное, от нее было бы гораздо больше пользы.

    ВЕДУЩИЙ: Да, пожалуйста, Владимир Андреевич.

    Владимир ВАСИЛЬЕВ: Это хорошее пожелание, но эта система очень дорого стоит. Франции она стоила около 3 лет, по-моему, времени и больших средств. Кстати, сейчас эта тема проработана, в достаточно высокой степени готовности. Я убежден, что в ближайшее время мы ее начнем реализовывать, именно как общероссийскую систему, которая позволит перенести ситуацию в совершенно новое качество. Мы разведем, наконец, вот этого инспектора, который в кустах или где-то прячется, и нарушителя. Они не будут встречаться. Это будет делать камера, которой мы создали вот вместе правовое основание. Нас винили в том, что мы создали презумпцию виновности. Нет, мы создали условия, когда можно беспристрастные съемки камеры расшифровывать. Причем, как и во Франции, это будет не инспектор, который выявил, а какая-то группа людей. В составе ее будет инспектор как специалист, и она будет далеко от этого места определять, применимо, как и высылать. Далее. Будет выработана система абсолютно четкая, когда ни за границу не уедешь, ни пройдешь техосмотр, если ты не выполнил свои обязанности. В то же время любую информацию можно будет получить в реальном режиме времени и достаточно оперативно.

    ВЕДУЩИЙ: Скажите, пожалуйста, вот это вот введение камерной системы, простите, это будет когда?

    Владимир КУЗИН: Это с 1 июля этого года.

    Владимир ФЕДОРОВ: Можно все-таки вот эту тему чтоб закрыть, по взысканию штрафов. Я здесь, Владимир Владимирович, считаю, что мы как законодатели все-таки в большом долгу перед обществом. Сегодня, к сожалению, взыскание штрафов по законодательству, по налоговому кодексу, возложено на МВД, хотя эти деньги в МВД не копейки не попадают. Они попадают в местные бюджеты и в бюджеты муниципальных образований. В то же время механизм контроля, как Игорь Александрович сказал, он вообще пропал. И я действительно уверен, что с этого года, и, кстати, те же штрафы, которые будут сниматься, как вы мудро сказали, по камерной системео есть они опять тоже уйдут в небытие. Поэтому мне представляется, что надо в ближайшее время Думе и Министерству финансов решать, чтобы все-таки эти штрафы, во-первых, попадали туда, куда надо, имеется в виду в бюджеты соответствующие, и чтобы был за ними контроль. Минфин, к сожалению, с 2004 года, это их инициатива, они внесли вот эти изменения в законодательство, по крайней мере, до прошлого года они не могли разобраться, где и сколько штрафов. Но это не должно быть функцией МВД, вот это однозначно.

    Владимир КУЗИН: Да, на сегодняшний день, я добавлю, естественно, те изменения, которые предполагались еще в 2004 году, все-таки Минфин немножко сдвинул и ситуация с уплатой штрафов вот на конец этого года стала 62 процента.

    Действительно, была достигнута только за счет того, что граждан обязали приносить документы о том, что он уплатил, обеспечил систему контроля. Сейчас государство спохватилось. Есть соответствующее постановление правительства об администрировании штрафов, в котором в обязательном порядке предусматривается заключение договоров органов внутренних дел с территориальными подразделениями казначейства, которые получают информацию обо всех платежах в электронном виде. Но вот теперь нужно провести цепочку от них к базам данных органов внутренних дел, чтобы она постоянно поступала и мы могли бы полностью вести учет. Это, конечно, очень сложная процедура.

    Владимир ФЕДОРОВ: Тогда будет можно говорить о реальной эффективности закона.

    Виктор ТРАВИН: А вот пока, извините, такого учета нет, нам всем, кто штрафы платил, но квитанцию не сохранил и в базу уплаченных штрафов не попал, грозит 15 суток административного ареста по статье 2025. Поэтому это не самое страшное, что к вам пришел пристав-исполнитель. Страшно, что мы за решетку сядем.

    ВЕДУЩИЙ: Вот смотрите, дьявол кроется в деталях. Вы посмотрите на эти квитанции, которые вы получаете. Там стоит печать. Зачастую разобраться, что там написано, в этой печати, просто невозможно. Цифры нечеткие. Вы приходите в сберкассу, вам говорят: слушайте, мы не работаем там запасными глазами, что написано, мы не знаем, разберитесь сами. Таким образом, вы тратите кучу времени на заполнение, там и очереди, и все, потом у вас нет гарантии, что вы правильно списали цифры. Я сам смотрел, сегодня мне показали вот такую квитанцию. Мы хотели ее показать по телевизору, но ее не видно будет достаточно хорошо, а заранее мы ее не сняли, чтобы показать крупно. Разобраться нельзя. Смотрите, опять, вы ссылаетесь на опыт других стран.

    В США вы не там ставите машину. Вам под дворник – уже напечатано четко, замечательно, красиво, ярко-оранжевая квитанция, на которой указан штраф – 75 долларов в городе Нью-Йорке. Чешется очень сильно, а не заплатить вы не можете, потому что у него в компьютере занесено и когда вы заплатите, то будет немедленно сообщено. Почему мы не можем хотя бы напечатать заранее квитанции? Ну, примерно знаем, каких нарушений больше. Даже чтобы не надо было даже цифру написать. Хоть, по крайней мере, это будет понятно. Ну, опять – это дорого. А вот то, что происходит с неуплатой, с тем, что человек стоит в очереди и так далее – это разве не дороже, в конце концов? Вопрос.

    Владимир КУЗИН: Вы правильно абсолютно затронули эту тему. К сожалению, до последнего периода времени, особенно до принятия кодекса, когда обеспечение взыскания штрафа происходило за счет изъятого удостоверения, и у нас взыскиваемость была 97 процентов. Невероятная цифра по уплате штрафов была, обеспечивалась. Когда это ушло, естественно, упала вообще до 20 первоначально процента.

    Сейчас, с учетом внесения изменений в законодательство о бюджетной классификации, ввели единый расчетный счет для уплаты штрафов, за исключением только кода ОКАТО, который определяет кодификацию муниципальных образований, на которые происходит уплата. И сейчас… Да, мы сейчас уже начинаем работать над тем, чтобы эти квитанции были напечатаны типографским образом, с четкой пропечаткой цифр, за исключением только одного, что придется все-таки вносить изменения в эту графу, где код ОКАТО. Когда мы этого достигнем, то мы, надеюсь…

    ВЕДУЩИЙ: А когда?

    Владимир КУЗИН: Я думаю, что в течение ближайшего времени, в течение этого года в рамках исполнения того постановления…

    ВЕДУЩИЙ: Что такое ближайшее время, все-таки давайте так?

    Владимир КУЗИН: Это нужно будет…

    ВЕДУЩИЙ: В этом году?

    Владимир КУЗИН: В этом году, потому что 1 июля нас и так уже заставляет, с учетом…

    Виктор ТРАВИН: Я прошу прощения, вы коснулись очень интересной темы, почему-то мы от нее ушли, застряли на штрафах. То же важно, но есть не менее важная тема – это фиксация видеонарушений в режиме автоматическом, с 1 июля, которая начнет действовать, и на некоторых трассах уже такие видеокамеры установлены, и уже даже в Интернете есть карты с местом расположения этих камер, для дальнейшего обстрела из духовушки, видимо. Я понимаю себе так. Смотрите, насколько будет эта система работать или не работать. Я отдаю вам машину по доверенности, соответственно вы, не дай бог, хорошо, не вы, нарушает некто Иванов, соответственно, я прихожу в ГАИ… Мне не достаточно доказать, что я был в это время в командировке и я не нарушал, мне надо обязательно с потрохами сдать того, кто нарушил. Ну, захочу ли я сдавать своего родственника – это вопрос. Даже если я скажу, что это был мой сосед Иванов, не министр обороны, значит, Иванова могут пригласить в ГАИ для того, чтобы выяснить, был ли он за рулем, а могут и не пригласить.

    Зачем сотруднику ГАИ искать лишние приключения, если я здесь, собственник, уже готовенький, можно протокол составить на меня. Будет ли он проверять, что Иванов нарушал или не будет – не знаю. А ведь на Иванова у нас все-таки распространяется презумпция невиновности. Иванов упрется и скажет: а я там за рулем не был, не нарушал. Стало быть, все возвращается ко мне. И что самое страшное, всегда, мне кажется, с 1 июля будет отвечать за нарушение Иванова собственник транспортного средства и это неизбежно. Так о какой же неотвратимости наказания можно говорить, если я, регистрируя машину на бабушку, слепую, без водительского удостоверения, без всего, я нарушаю – бабушка за меня будет платить.

    Владимир КУЗИН: Вы, к сожалению, немножко передернули. Вы сделали предположение – а вот с 1 июля будет так. На самом деле это все прописано в законе. Посмотрите нормы: в случае поступления сообщения обязаны его проверить и провести проверку по тем данным, которые предоставлены в отношении лица, достоверно управлявшего транспортным средством.

    Виктор ТРАВИН: Как ваши сотрудники выполняют свои обязанности – мы знаем.

    Владимир КУЗИН: Собственник транспортного средства – это владелец источника повышенной опасности.

    Владимир ФЕДОРОВ: Он и должен нести ответственность.

    ВЕДУЩИЙ: Так как время у нас уходит, я так знаю, что с 1 июля будет разрешаться некая норма алкоголя в крови.

    Владимир ФЕДОРОВ: Да, слава Богу.

    ВЕДУЩИЙ: Вы считаете, что это правильно?

    Владимир ФЕДОРОВ: Да.

    ВЕДУЩИЙ: Учитывая, что Россия особая страна. Значит, как только: о, немножко можно, ну, раз немножко можно, то и множко можно. Это не является дополнительным элементом и, с одной стороны, потому что опасно, что люди будут больше пить за рулем, и второе, что, разумеется, работники ГИБДД будут больше этим пользоваться в коррупционном плане. Не правильнее ли просто запретить всякое употребление алкоголя за рулем? Мало ли что в Европе не запрещено. Не пить, да и все.

    Виктор ТРАВИН: Абсолютно правильно. Суббота, воскресенье, праздник. Все знают, что до 0,3 или 0,4 в крови или в выдыхаемом воздухе можно. Значит, каждый выяснит для себя норму и будет, наверное, в конце выходного дня выезжать после дачи или после бани, после ресторана с каким-то определенным запахом алкоголя, одним словом, с признаками алкогольного опьянения. На постах ДПС будут стоять гигантские очереди тех, кого надо будет везти на медицинское освидетельствование. Стало быть, где-то будет и вторая очередь.

    ВЕДУЩИЙ: Вы считаете, что это разумно. Я хочу вас просить – это разумно?

    Виктор ТРАВИН: Почему вы говорите – не спорить? Вот скажите мне, почему не спорить?

    Владимир ВАСИЛЬЕВ: Если спор ради спора, то можно продолжать, если спорт ради истины, то давайте на минутку остановимся, спор это две стороны.

    Владимир ВАСИЛЬЕВ: По этому поводу вот мы авторы того, чтобы было вообще 0,5 промилле, но нашу поправку не приняли, потому что там есть медицинские моменты, у нас были для этого основания. Мы согласились с тем, что есть. Согласились. Теперь дальше. Мы же хотим чего сейчас и делаем не только здесь? Надо смотреть на систему в целом. Здоровый образ жизни в стране, развивается спорт, мы занимаемся – это правильно. Так вот далее – здоровый образ жизни, а не тотальное пьянство как отдых. Это тоже вклад в этот процесс по большому счету. Теперь, есть система сейчас определителей, которую можно покупать.

    Вот хороший пример – Финляндия. Не менее пьющая, чем мы, страна. Они пьют в выходные до стельки в Питере, потом их отправляют в горизонтали. Утром они выходят, садятся за руль и работают как черти, и нам еще до них работать и работать, до такой производительности и качества труда, кстати. Так вот, и это придется делать. Вообще мы идем в сторону того, чтобы была дисциплина в интересах общества. Дисциплина индивидуума. А то, что вы сказали, стрелять из духовушки, можно из мелкашки, но за это отвечать придется – это раз. А вообще-то принцип – профилактика. И будем предупреждать 100 раз – вот здесь стоит контролер – чтобы человек не нарушал.

    Мы не коснулись одной проблемы – штрафов. У нас, их недопустимо много. Штрафы растут. Это надо останавливать. И это отталкивает людей. Нам нужно профилактировать поведение. А штраф – это крайняя мера.

    ВЕДУЩИЙ: Владимир Викторович, это также и ваша инициатива, то есть ГИБДД поддерживает вот эту позицию?

    Владимир КУЗИН: Да, Министерство внутренних дел поддерживало. Но я хочу сказать о чем. Виктор Николаевич, к сожалению, немножко говорит совсем по-другому. Ведь речь-то не идет о возможности пить за рулем. Посмотрите норму закона. Там написано: управление в состоянии опьянения, а не написано, что управление при наличие алкоголя в крови такого-то. Не допускает. Речь идет… Что такое состояние опьянения? Вот закон четко дает определение, что это наличие алкоголя в крови 0,3 промилле. Все, что выше – это будет состояние опьянения.

    Виктор ТРАВИН: Но запах-то есть от водителя в этом случае.

    Владимир КУЗИН: И пусть он будет.

    Виктор ТРАВИН: Значит, это на освидетельствование, значит, это очередь из 100 человек на посту, значит, это вторая очередь с денежками.

    Владимир КУЗИН: Ничего подобного.

    ВЕДУЩИЙ: Вы услышали две точки зрения. Подумайте, это все неочевидные вещи, понимаете. Вот с кондачка так… Надо очень хорошо подумать.

    Владимир ФЕДОРОВ: Единственное, что не надо призывать, что вот норму ввели, значит, разрешили пить за рулем. За рулем как было запрещение, так оно и есть на сегодня. Появился объективный показатель.

    ВЕДУЩИЙ: Хорошо. Время у нас кончается, последний вопрос. Вот если вы выедете отсюда, из Останкино, не через главный вход, а через черный, скажем так, и поедете направо, и вы будете ехать больше 40 километров в час, то вас остановят. Там спрятана машина, она всегда здесь, вот попробуйте. И к вам выскочат и остановят.

    Владимир ФЕДОРОВ: Хорошо.

    ВЕДУЩИЙ: Ловят. Ни одной машины нет, пусто, но вас ловят. Когда пробка, вот на днях в Москве была такая пробка, я давно такого даже в Москве не видел – ни одного работника ГАИ, который бы как-то помогал, потому что люди едут на красный, уже все равно. 2,5 часа ехать примерно 10 километров – это что-то страшное. Где работники, где эти люди, которые должны нам помогать – их нет, а вот тут, где ничего вроде опасного нет, они нас ловят. Вы понимаете, что это тоже действует на отношение?

    Владимир КУЗИН: Я думаю, что и в момент пробки инспектор находился и сейчас, на пустой дороге. Просто он заметен в этой ситуации, потому что он остановил.

    ВЕДУЩИЙ: Да нет, ну, что вы.

    Владимир КУЗИН: Как нет? По-другому не может быть, Владимир Владимирович.

    ВЕДУЩИЙ: Да не было никаких инспекторов, который бы одних держал у светофора, а другим бы дал ехать. Вот так – и все. И это стандарт. Я могу сказать, на Брестской, у Белорусского вокзала, пожалуйста, вы это увидите. Ну, поезжайте, поглядите.

    Владимир ФЕДОРОВ: Владимир Владимирович, в вашей ситуации надо ставить человек 10 сотрудников ДПС, чтобы они брались за руки, выходили и запрещали въезд на перекресток.

    Владимир ВАСИЛЬЕВ: Я не знаю, согласитесь вы со мной, коллеги, или нет, но вопрос есть. Очень много людей жалуется – ГАИ работает на выявление нарушителей, а не на безопасность дорожного движения.

    Виктор ТРАВИН: И не на профилактику.

    Владимир ВАСИЛЬЕВ: Это не их вина, это их беда. Они по-другому работать не могут пока. Почему мы говорили про эту систему? Вот у него нет пульта, чтобы пустить потоки сейчас, даже в Москве, должным образом. Вот эту систему надо построить. То есть мы не можем сегодня, к сожалению, понимая то, что мы другая нация, завтра проснуться в совершенно новом качестве. Это надо заработать. Поэтому вот сейчас сделан шаг в этом направлении. И, конечно же, будем менять систему. Ну, что такое? Я вот тут посмотрел, у вас под 50 миллионов наказано за правила дорожного движения. Это, по сути, все кто за рулем. Да еще и не раз.

    Владимир ФЕДОРОВ: Это мы уже проходили. Где-то в 1998 году мы наказывали 52 миллиона. И если коллеги помнят…

    ВЕДУЩИЙ: Водителей?

    Владимир ФЕДОРОВ: Водителей.

    Владимир ВАСИЛЬЕВ: Не водителей, может быть, фактов. Может, водитель, кстати, нам не дали провести… Вот помните, бальную систему? Ведь это была огромная профилактика. Нам не дали просто, общественное мнение не дало. А ведь это была бы прекрасная профилактика, потому что мы бы тогда выявили вот тех негодяев, которые, выезжая, провоцируют, нарушая грубейшим образом. По 200, по 300 раз их задерживают, они …

    Владимир ФЕДОРОВ: Бальная система работала 7 лет, и в результате в 1997 году в стране погибало всего лишь 27 тысяч.

    ВЕДУЩИЙ: А как вы относитесь к этой бальной системе?

    Виктор ТРАВИН: Самая коррупционная и взяткоемкая статья была. Я не знал ни одного водителя, который набрал бы заветных 15 баллов, которые уже автоматически влекли к лишению права управления.

    ВЕДУЩИЙ: То есть вы считаете, что это не помогает?

    Виктор ТРАВИН: Я не знал ни одного. Возможно, они где-то были, просто, видимо, тщательно скрывались.

    ВЕДУЩИЙ: А вы как считаете, вот эта бальная система?

    Игорь МОРЖАРЕТТО: Вы знаете, я знаю, такая система работает во всей Европе.

    ВЕДУЩИЙ: И в Америке.

    Игорь МОРЖАРЕТТО: Ничего не могу сказать. Я просто боюсь, в нашей структуре…

    ВЕДУЩИЙ: Мы что, мы не такие люди? Я не понимаю.

    Владимир ВАСИЛЬЕВ: Владимир Владимирович, можно главное?

    ВЕДУЩИЙ: Да.

    Владимир ВАСИЛЬЕВ: Вот те, кто говорят: “Мы не такая страна”… Мы никогда такими не будем, если будем слушать, извините, вас. А если встанем на этот путь, если действительно вот эти 40 миллионов, которых накажут невинно, выступят… А я вам приведу пример. Мы встретились на “Авторадио” в Твери вместе с начальником ГАИ. Говорим: “Анонимно готовы принимать, сообщайте, где у вас вымогают”. Ни один не позвонил.

    Виктор ТРАВИН: Видимо, мы потому еще не та страна, потому что мы сначала вводим жесткие санкции, а потом думаем, как нам навести порядок в ГИБДД. Вот в этом мы тоже, поэтому не такая страна.

    Владимир ВАСИЛЬЕВ: А вы знаете, сколько жизней уже сохранили? На встречную… Я скажу так, что вот по областным показателям, на 40 с лишним процентов меньше людей погибло на встречке, за это время. Пока мы говорим, это происходит.

    ВЕДУЩИЙ: Вы знаете, это все, я думаю, очень точно. Я вообще абсолютный противник вот этих высказываний, что мы какие-то совершенно другие, мы не такие и поэтому все для нас не так, как у всех. Вообще тогда мы действительно никогда другими и не будем. Но почему-то мы хотим быть как другие. Мы же носим джинсы. Давайте их не носить. И давайте на “Жигулях” ездить.

    Владимир ФЕДОРОВ: Пересекая границу великой России, мы становимся такими же, и нет вопросов, сразу, немедленно.

    Владимир ВАСИЛЬЕВ: А иностранцы у нас становятся такими же, как мы на дороге.

    ВЕДУЩИЙ: Мы переезжаем, переезжаем, но я видел любопытную сцену. Это было в Америке, когда недавно как раз переехавший границу человек решил поговорить с полицейским как с гаишником. Это кончилось очень плохо, очень плохо.

    Виктор ТРАВИН: Для гаишника?

    ВЕДУЩИЙ: Для этого человека, который… Хорошо. Я не знаю, сколько у нас осталось времени… Нисколько. Говорят – все, время, мы должны дать рекламу. Значит, итог?

    Ольга ПОГОДИНА: Ну, итог, я думаю… Вы знаете, за 4 года, как я вожу машину, у меня нет, я вам клянусь, ни одного штрафа, ни одного. И одна взятка в 200 рублей за очень незначительное нарушение, но больше не нарушаю, потому что самое главное в жизни – это ценить свою жизнь. Ценить свою жизнь и жизнь окружающих.

    ВЕДУЩИЙ: Я думаю, что это достойный конец сегодняшней программы. Сейчас будет реклама, и потом я ее завершу.

    ВЕДУЩИЙ: Я, как всегда, завершая программу, не стану говорить о том, о чем мы сегодня говорили. Я всегда беру какую-то другую тему, ну, или, по крайней мере, как правило. Так вот, выступая в Красноярске, Дмитрий Медведев говорил о том, что средства массовой информации в России должны быть свободными и независимыми, и что это будет способствовать, в частности, борьбе с коррупцией. Вот я с ним совершенно согласен, но поскольку в России мы часто говорим, что надо, но не говорим – как, я бы хотел сделать некое предложение – как сделать так, чтобы действительно СМИ были свободными и независимыми. У меня есть несколько предложений. Вот первое. Надо, чтобы власть всех уровней, ушла из средств массовой информации, вот как федеральная, так и местная. Просто вот чтобы не имела отношений к средствам массовой информации, не могла управлять ими или владеть ими. Второе. Нужно приватизировать средства массовой информации, но при этом нужно принять положение, в соответствии с которым запрещается владеть в одном городе более чем определенным количеством этих средств. Ну, скажем, одной радиостанцией и одной газетой, или одной телевизионной станцией и одной газетой, то есть ограничить, сколько средств могут быть в руках одного человека или одной компании.

    И более того, надо запретить всем корпорациям, которые не занимаются СМИ, то есть у которых основной бизнес другой, вообще владеть средствами массовой информации. Это должен быть только особый и отдельный бизнес, который не смешивается ни с каким другим. Третье. Нужно создать общественное вещание, как телевизионное, так и радио, то есть такое вещание, которое, с одной стороны, не будет зависеть от частного владельца, а с другой стороны, не будет зависеть от власти. Вот понятно, что частный владелец будет продвигать свои интересы, понятное дело. Но ведь частных владельцев будет много и тогда и интересов много, и я тогда могу посмотреть, послушать, почитать то или иное и сделать свои выводы.

    Что касается власти, то власть будет появляться в телевизионных программах, в радиопрограммах, будет отстаивать свою точку зрения, безусловно, таким образом, сможет свои интересы представить, именно объективно, не будучи хозяином, что ли, данного СМИ. И, наконец, и это, пожалуй, главное, читатель, слушатель, зритель, то есть мы с вами, сможем получить широкий спектр мнений, как заинтересованных, так и в случае, скажем, общественных СМИ, не заинтересованных, и будем, таким образом, лучше понимать, что происходит в собственной стране. Понравятся ли мои предложения – не знаю, но сделать их я считал полезным. Вот такие Времена.

    »crosslinked«




    Комментирование закрыто.