Опросы

Как вам интервью с Дмитрием Медведевым?

Посмотреть результат

Loading ... Loading ...

Поиск

Архив




  • Управление
  • 30 апреля 2007

    Времена. Куда вложить сбережения. 30 апреля 2007 года

    Рубрика: Времена.


    ВЕДУЩИЙ: Добрый вечер, в эфире программа “Времена”, я Владимир Познер. И хочу начать программу со странного вопроса, вероятно, для вас, по крайней мере, а именно: вы хотели бы улучшить свое материальное положение? Вопрос, конечно, странный, правда же? Я спрашиваю не просто так. Дело в том, что в своем ежегодном послании на этой неделе президент Путин сказал следующее: “Россия не только полностью преодолела длительный спад производства, но и вошла в десятку крупнейших экономик мира. За период с 2000 года более чем в 2 раза увеличились реальные доходы населения. И хотя разрыв между доходами граждан еще недопустимо большой, но все-таки в результате принятых в последние годы мер почти вдвое сократились масштабы бедности в России”. То есть у нас с вами появились деньги. Более того, по некоторым источникам, согласно этим источникам, у нас с вами на руках около двух триллионов рублей. Значит, если поделить вот эти два триллиона на количество народа, который живет в России, например, на 144 миллиона, получается, что у каждого человека, начиная с новорожденного и кончая самым-самым старым человеком, на руках 27 тысяч рублей, это в среднем. Как вы знаете, среднее – это такое очень относительное, но все-таки деньги какие-то есть.

    Теперь вопрос: а где мы храним эти деньги? Оказывается, все-таки большая часть хранит все-таки, как говорится, под матрацем. Это продолжает оставаться именно так. Это значит, что эти деньги не работают, то есть они не приносят нам с вами ничего, и они не работают на экономику страны, значит, опять для нас эти деньги не работают, они просто лежат. И опять я ссылаюсь на президента Путина, который, в общем, по этому поводу говорил, что “когда я встречаюсь с руководителями компаний, с акционерами, я им все-таки рекомендую значительную часть размещать на отечественных площадках с тем, чтобы граждане Российской Федерации могли вкладывать имеющиеся у них свободные ресурсы в акции российских компаний. Это надежное вложение”. Ну, есть вопрос: а вот на фоне продолжающегося снижения курса доллара, а как можно привлечь деньги, наши с вами деньги, наши с вами сбережения в экономику? Какие существуют для этого инструменты? Вот об этом мы будем говорить сегодня с нашими гостями, но, прежде всего, хотел бы вам представить, нашу свежую голову, это Иван Ургант, добрый вечер.

    Иван УРГАНТ: Добрый вечер, Владимир Владимирович.

    ВЕДУЩИЙ: Скажите мне, пожалуйста, Иван Андреевич…

    Иван УРГАНТ: Да, прошу Вас, Владимир Владимирович.

    ВЕДУЩИЙ: Вы вкладываете деньги куда-нибудь?

    Иван УРГАНТ: Вас интересует точное место, в которое я вкладываю?

    ВЕДУЩИЙ: Нет, нет, я не смею… То есть я имею в виду, – в ценные бумаги, какие-то вот такие вещи.

    Иван УРГАНТ: Вот в ценные бумаги – пока нет. Я себя к этому всячески приучаю, я интересуюсь. Я пытаюсь читать финансовые странички в газетах, слежу внимательно за курсом доллара. И, тем не менее, пока что-то меня останавливает.

    ВЕДУЩИЙ: То есть у вас деньги где, в банке все-таки? Или дома?

    Иван УРГАНТ: Ну, во-первых, вы почему-то абсолютно уверены, что у меня деньги есть, Владимир Владимирович.

    ВЕДУЩИЙ: Ну, в общем, да.

    Иван УРГАНТ: И это, конечно, приятно. Но последнее мое крупное вложение, это вы мне подсказали, – деньги дома. Они буквально вложены в недвижимость. Я пользуюсь тем, что работаю на достаточно высокооплачиваемой работе, я приобрел квартиру. И вот часть тех денег, которая у меня была накоплена, хранилась в чулке бабушкином, я позвонил бабушке, попросил извлечь деньги, и в результате вложил их вот таким вот образом пока в недвижимость.

    ВЕДУЩИЙ: Пока вы воздерживаетесь от ценных бумаг, есть некоторая настороженность…

    Иван УРГАНТ: Вы знаете, я не понимаю, что мне мешает. С одной стороны, я достаточно молодой и по большому счету должен не бояться, и как бы так жить уже в течение нового времени. С другой стороны, я помню все эти черные вторники, черные пятницы… И вообще многие черные вещи у меня остались в памяти, и поэтому я по каким-то причинам еще пока не готов.

    ВЕДУЩИЙ: Да, ну, в общем, это не вы один такой.

    Иван УРГАНТ: Нас несколько человек.

    ВЕДУЩИЙ: Да, много, да. Значит, я хотел бы познакомить вас с нашими гостями, с нашими экспертами, всегда я их представляю, справа и против часовой стрелки, значит, руководитель Федеральной службы по финансовым рынкам России Олег Вячеславович Вьюгин, добрый вечер. Рядом с ним первый заместитель председателя Комитета Государственной думы по кредитным организациям и финансовым рынкам Павел Алексеевич Медведев, напротив меня президент, нет, простите, он не напротив меня. Значит, у нас должен быть напротив меня виртуально, должен был тут сидеть президент Ассоциации российских банков Гарегин Ашотович Тосунян. Видимо, он либо вынимает откуда-то акции, либо вкладывает, но я надеюсь, что он будет. Далее: президент российской инвестиционной компании “Тройка диалог” Рубен Карленович Варданян, рядом с ним заместитель председателя-президента Правления ВТБ 24 Ирина Евгеньевна Бушева и, наконец, научный руководитель Государственного университета “Высшая школа экономики” Евгений Григорьевич Ясин, вам всем добрый вечер. Значит, мы будем говорить о том, как с одной стороны увеличить свои сбережения, с другой – заставить их, эти сбережения, работать на экономику страны. Вот это ключевой вопрос, и мы начнем его обсуждать сразу после рекламы.

    ВЕДУЩИЙ: Вот за время нашей рекламы все-таки подошел наш гость, президент Ассоциации российских банков Гарегин Ашотович Тосунян, добрый вечер.

    Гарегин ТОСУНЯН: Добрый вечер.

    ВЕДУЩИЙ: Значит, так. Напоминаю, только каждый пятый россиянин уверен в том, что вклады в российских банках являются надежным средством сбережения этих денег. 20%, ну 21, если точнее. Так, где же все-таки граждане предпочитают хранить свои деньги? Ну, любопытные данные, тут опрос был. 26% – в ящике комода или в шкафу. В одежде свои сбережения оставляют 25% населения.

    В книгах, потом не могут найти, конечно, – 20% населения. На антресолях – 10% населения. Под матрацами – 7%, матрац уже не такой популярный, как был когда-то. На кухне, среди припасов – 6%. Под половицей – 3%. Там есть половые различия. Скажем, женщины предпочитают хранить деньги в одежде и в книгах. Мужчины прячут сбережения, знаете где, – в туалете или в холодильнике, очень странно, но, тем не менее, это так. Значит все-таки, уважаемые зрители, мы хотим вам подсказать, что есть другие места, знаете, куда в принципе можно вкладывать деньги. Не только в туалет, ну и так далее. И вот об этом наш сюжет, вот сюжет Алексея Сонина.

    КОРР.: Сегодня даже самые консервативные наши сограждане не сомневаются в том, что деньги должны работать, а не храниться под матрацем. Однако решает этот вопрос каждый по-своему. Немало россиян традиционно доверяют свои сбережения банкам, тем более что с недавнего времени заработала система страхования вкладов. Идея неплохая, если бы не инфляция, которая обесценивает банковские процентные ставки. Получается, что депозит – это способ лишь сохранить накопления, но денег на нем не заработаешь. Для тех, кто все же не хочет упустить возможность приумножить свои кровные, но при этом не готов самостоятельно пускаться в биржевое плавание, существует альтернатива в виде ПИФа. По сути, Паевой Инвестиционный Фонд – это сложенные вместе средства граждан, на которые управляющая компания приобретает ценные бумаги, обладающие высокой доходностью. Говоря проще, вы приносите деньги, а профессионалы из управляющей компании играют с ними на бирже, вкладывают в другие ценные бумаги или продают их, когда это нужно. Конечно, и здесь есть риск прогореть, но пайщик сам может выбрать подходящее соотношение риск – доходность. Основное правило: чем выше потенциальный доход, тем выше риски.

    Статистика показывает, что интерес граждан к паевым фондам стабильно растет. В прошлом году они принесли в ПИФы рекордную сумму: 40 миллиардов рублей. И многие управляющие компании не обманули ожидания своих клиентов, показав по итогам года приличную доходность. В некоторых ПИФах на каждый вложенный рубль можно было получить почти столько же. И все же нельзя сказать, что россияне повально увлечены игрой в акции. К примеру, в США паем владеет каждый третий гражданин, в России – только каждый трехсотый. Но дело все же сдвинулось с мертвой точки, а фондовый рынок постоянно предлагает все новые инструменты для приумножения капитала. Очередной способ заработать называется IPO. Дословно в переводе – первичное публичное размещение акций, причем купить акции могут как юридические, так и физические лица. Для продажи предлагаются акции успешных компаний. В России на эксперимент пока решились трое. В июле прошлого года первым игроком стала государственная компания “Роснефть”, ее акции продавались как в России, так и на Лондонской бирже. Цена за одну акцию составила 204 рубля.

    Но в России компания установила минимальный предел: покупать акции нужно пакетом, его стоимость не ниже 15 тысяч рублей. Деньги не гигантские, и распространялись акции через госбанки, поэтому акция получила название “народное размещение”. В феврале 2007-го у населения появилась возможность купить акции банка. На звание народного претендовал Сбербанк. Хотя цена за одну акцию была отнюдь не народной – 68 тысяч рублей. Но все акции разошлись, в итоге банк привлек дополнительные средства на 230 миллиардов рублей. Сейчас к продаже свои акции готовит еще один банк с государственным капиталом. По оценке экспертов, акционерами Внешторгбанка могут стать до 80 тысяч человек. Минимальная цена за пакет акций – 30 тысяч рублей. Заявки будут приниматься до 7 мая. Основной аргумент тех, кто покупает акции государственных компаний и банков – надежность. Ведь правительство, как правило, приходит им на выручку в случае беды. Да и эксперты утверждают: на IPO госбанков практически всегда можно заработать. Во всяком случае, первое время после размещения на рынке ценных бумаг их акции неизменно растут. (А.Сонин. Первый канал).

    ВЕДУЩИЙ: Значит, я хотел бы обратить ваше внимание… вы качаете головой, неправильно тут что-то?

    Рубен ВАРДАНЯН: Нет, все правильно. Надеюсь, что так и будет, будут расти, потому что все-таки акции имеют способность, не только расти, но и падать. Об этом не говорится.

    ВЕДУЩИЙ: Мы скажем обязательно, конечно же. Ну, вот смотрите, как раз об этом пишет газета “Труд”. По крайней мере, та небольшая цитата, которую я хотел бы привести, представить вашему вниманию и зрительскому вниманию. Значит, “Труд” пишет так: “Последние события на финансовом рынке России принесли вкладчикам одни огорчения. С начала 2007 года инфляция в сочетании с изменением курса валют обеспечила всем банковским вкладам отрицательную доходность. Недавний мировой фондовой кризис развеял миф о надежности Паевых Инвестиционных Фондов, которые в результате падения акций теперь не скоро наберут свой прежний вес” – это все “Труд” пишет. “В целом же эксперты солидарны в том, что время хороших заработков в России закончилось. Теперь без риска прилично заработать на вложениях у россиян не получится”. И вот вопрос для всех вас или даже, может быть, вопросы. Как же все-таки создать в России институт такого массового индивидуального инвестирования. Все-таки что такое IPO, совершенно незнакомые какие-то иностранные латинские буквы, которые отпугивают, скорее всего, потому что непонятно. Что такое народное IPO, и вообще, каким образом нашим гражданам сохранять или даже немножко приумножить свои сбережения? Любой, кто хочет начать этот разговор, и кто не хочет, тоже хотел бы услышать.

    Павел МЕДВЕДЕВ, первый заместитель председателя Комитета Государственной думы по кредитным организациям и финансовым рынкам: Прежде всего, надо позаботиться о том, чтобы сохранить. Подавляющее большинство наших граждан не только не является вкладчиками ПИФов, и не покупают акции, но они даже не знают дорогу в банк.

    Только треть россиян знает дорогу в банк, к сожалению. Несколько десятилетий существует мировая традиция. Для наивного, извините за такое слово, инвестора банк – банк нечто гарантирует. Банк объявляет проценты, которые он заплатит по депозиту, и он их заплатит. Если страна достаточно далеко продвинулась в развитии банковской системы, а Россия уже продвинулась, то есть система страхования. Даже если банк обанкротится, человек все-таки свои деньги получит. В России он получит до 400 тысяч рублей. Если у человека было 400 тысяч рублей или меньше, он почти все деньги почти мгновенно получит, если не дай бог…

    ВЕДУЩИЙ: Кто гарантирует?

    Павел МЕДВЕДЕВ: Специальный закон, который прописывает алгоритм, с помощью которого…

    ВЕДУЩИЙ: Это государство?

    Павел МЕДВЕДЕВ: Да, это государство.

    Гарегин ТОСУНЯН: За счет банковских средств только. За счет банковских средств. Дело в том, что фонд страхования вкладов, он создан за счет отчислений самих банков.

    ВЕДУЩИЙ: Из разных банков.

    Гарегин ТОСУНЯН: Из тех, кто привлекает вклады. Поэтому государство гарантирует в том смысле, что гарантирует алгоритм получения, а деньги-то банковские, поэтому здесь надо быть осторожными, чтобы не получилось, что государство за нас что-то гарантирует.

    ВЕДУЩИЙ: Я понимаю. Но я как вкладчик, мне совершенно все равно, кто мне отдаст мои деньги. От того, что ваш банк прогорел, государственные это или банковские деньги – мне важно их получить. Понимаете, да?

    ВЕДУЩИЙ: Я понимаю. Но я как вкладчик, мне совершенно все равно, кто мне отдаст мои деньги. От того, что ваш банк прогорел, государственные это или банковские деньги – мне важно их получить. Понимаете, да?

    Гарегин ТОСУНЯН: Это говорит о еще более высокой ответственности банков при работе с вкладами.

    Гарегин ТОСУНЯН: Это говорит о еще более высокой ответственности банков при работе с вкладами.

    Павел МЕДЕВЕДЕВ: Так вот гражданин, у которого появляются первые деньги, должен помнить, что надежно их можно разместить в банке. Конечно, скорее всего, там не заработаешь либо вообще ничего, либо заработаешь очень мало. Но главное начать с того, чтобы позаботиться о сохранности. Если деньги лежат под подушкой, они явно теряют свою стоимость, и очень заметно. Если они лежат в банке, они если и теряют, то очень мало.

    Павел МЕДЕВЕДЕВ: Так вот гражданин, у которого появляются первые деньги, должен помнить, что надежно их можно разместить в банке. Конечно, скорее всего, там не заработаешь либо вообще ничего, либо заработаешь очень мало. Но главное начать с того, чтобы позаботиться о сохранности. Если деньги лежат под подушкой, они явно теряют свою стоимость, и очень заметно. Если они лежат в банке, они если и теряют, то очень мало.

    ВЕДУЩИЙ: Если инфляция выше того процента банковского, который… 3% банковские и 9% инфляция. Ну, все равно деньги мои на самом деле становятся меньше.

    ВЕДУЩИЙ: Если инфляция выше того процента банковского, который… 3% банковские и 9% инфляция. Ну, все равно деньги мои на самом деле становятся меньше.

    Ирина БУШЕВА, заместитель председателя-президента Правления ВТБ 24: Ну, вот 3% банковских – сегодня таких ставок на рынке практически нет, если мы говорим об этих ставках. Сегодня по рублям ставки на рынках для вкладчиков, если это долгосрочный депозит, год – это уровень по рублям 9,5 – 10%. А если человек вкладывает в более долгосрочный депозит, начиная от полутора лет и дальше, то эта ставка еще выше. Поэтому даже при темпе инфляции в 9% человек не просто, скажем так, сохраняет свои деньги, он даже по рублевым вкладам их приумножает. Ну, в отношении долларов, безусловно, сегодня невыгодно вкладывать в долларовые депозиты, потому что там темп роста инфляции не даст возможность приумножить свои деньги.

    Ирина БУШЕВА, заместитель председателя-президента Правления ВТБ 24: Ну, вот 3% банковских – сегодня таких ставок на рынке практически нет, если мы говорим об этих ставках. Сегодня по рублям ставки на рынках для вкладчиков, если это долгосрочный депозит, год – это уровень по рублям 9,5 – 10%. А если человек вкладывает в более долгосрочный депозит, начиная от полутора лет и дальше, то эта ставка еще выше. Поэтому даже при темпе инфляции в 9% человек не просто, скажем так, сохраняет свои деньги, он даже по рублевым вкладам их приумножает. Ну, в отношении долларов, безусловно, сегодня невыгодно вкладывать в долларовые депозиты, потому что там темп роста инфляции не даст возможность приумножить свои деньги.

    Поэтому, как правило, мы как банки рекомендуем вкладчикам сегодня в сложившейся ситуации вкладывать деньги в рублевые депозиты. Но если человек хочет еще заработать больше, чем, то, что он может заработать во вкладах, то, безусловно, надо воспользоваться инвестиционными инструментами, которые сегодня существуют на рынке.

    Поэтому, как правило, мы как банки рекомендуем вкладчикам сегодня в сложившейся ситуации вкладывать деньги в рублевые депозиты. Но если человек хочет еще заработать больше, чем, то, что он может заработать во вкладах, то, безусловно, надо воспользоваться инвестиционными инструментами, которые сегодня существуют на рынке.

    ВЕДУЩИЙ: Об этом мы поговорим. Значит, Рубен Карленович, вы время от времени так как-то качаете головой. Вы не болгарин, поэтому это не значит, что вы согласны?

    ВЕДУЩИЙ: Об этом мы поговорим. Значит, Рубен Карленович, вы время от времени так как-то качаете головой. Вы не болгарин, поэтому это не значит, что вы согласны?

    Рубен ВАРДАНЯН, президент российской инвестиционной компании “Тройка диалог”: Я не согласен, да. Должен сказать, что мы все-таки сейчас вмешали в дискуссию, некоторый другой акцент дали. А когда мы говорим о вкладчиках, давайте, мы разделим вкладчиков на профессионально квалифицированных людей, которые понимают, как работают инструменты, и неквалифицированных. Это правильный подход, он существует во всем мире, в развитых странах, особенно в Америке, это принятая практика. Мы говорим, некоторые по-разному понимают, что такое инвестиционные продукты и как ими правильно воспользоваться. И подход должен быть не то, как сохранить, а то, что у тебя есть пирог в виде различных активов. У каждого из нас в связи с рыночной экономикой возникла новая система взаимоотношений с личной собственностью. У меня есть некоторый объем активов в виде квартиры, денег в матрасе, денег в банке, в долларах, в рублях, в драгоценностях, в предметах искусства.

    Любой гражданин должен посмотреть: вот этот пирог, его структура его удовлетворяет с точки зрения рисков, с точки зрения того, что он может их быстро реализовать и получить обратно какие-то другие деньги или не может? Потому что принятие решения о том, какую сумму я отнесу в банк, и какую сумму я отнесу в долларах или в евро, должны приниматься исходя из того, что этот пирог должен быть правильно нарисован для каждой семьи, собственный пирог. Он может быть большой или маленький. Но этот пирог делится на определенные кусочки. И всегда должна быть часть, где сказано: эта часть – рискованная, я готов ее потерять, это не повлияет на мою ежедневную жизнь. И вот таких людей становится все больше. Эти люди имеют образование, люди понимают, что у них есть уже определенная часть денег, которые хранятся в чулане, и определенная сумма денег, которая хранится в холодильнике в долларах. И есть определенная сумма денег, которая должна быть инвестирована, и они могут даже ее потерять. Вот если это понимание есть, и это понимание приводит к тому, что человек говорит: а какие у меня есть для этого возможности? Эти возможности у него определяют разными вариантами. Первое: я сам принимаю решение, я открываю счет в банке, в брокерской компании и принимаю решение, какую акцию я хочу купить. Другое решение – я не имею времени, я работаю, я занят, я хочу вложить деньги в ПИФы, и пусть тогда уже управляющий профессиональный человек будет принимать решение.

    И ПИФ он будет выбирать тоже исходя из своей стратегии, потому что ПИФы разные, есть более рискованные, есть отраслевые ПИФы, есть ПИФы индексные, которые связаны именно с общим индексом фондовым. И это очень важный процесс принятия решения. К сожалению, общий уровень культуры, образования не очень высокий, поэтому проблема понимания…

    ВЕДУЩИЙ: Не очень высокий – это, видимо, очень мягко сказано. Не кажется, что вот проблема-то одна, может быть, есть две главные проблемы: то, о чем сказал Иван Андреевич, а именно, что он опасается, он даже сам не очень формулирует, но что-то вот его удерживает даже от того, чтобы положить деньги на счет в банке. Я уж не говорю – покупать какие-то акции. Притом, что это все-таки молодой человек, современный. Значительная часть населения вообще не понимает ничего в этом. Я бы хотел понять, как… государству это надо, чтобы люди вкладывали деньги в акции, в ПИФы, в IPO, в банки? Государству это надо?

    Олег ВЬЮГИН, руководитель Федеральной службы по финансовым рынкам: Не государству, а экономике. Экономике это, безусловно, надо. Потому что, собственно говоря, экономика растет, когда есть инвестиционные ресурсы. Финансовые, прежде всего. А финансовые инвестиционные ресурсы – это деньги домашних хозяйств, других денег нет. Вот если домашние хозяйства активно сберегают, и эти деньги находятся в инвестиционных инструментах или в банках коммерческих, то эти деньги непременно работают на экономику, им просто деваться некуда. Поэтому, конечно, экономика в этом заинтересована, и граждане, как составляющие части этой экономике, в принципе в этом заинтересованы. Другое дело, что я совершенно согласен, очень большой негативный опыт накоплен за многие годы в России. Это обесценивание сбережений Советского Союза, которые во время Советского Союза делали домашние хозяйства. Затем это финансовые пирамиды. Конечно, массово люди не были в них вовлечены, но довольно много людей участвовало, миллионы. И шуму было много.

    ВЕДУЩИЙ: Шуму было очень много, да, это я помню

    Олег ВЬЮГИН: И банкротство банков в 90-е годы, 98-й год я имею в виду. То есть негатив очень большой накоплен, поэтому трудно вот так сегодня сказать агитационно, что вот есть хорошие инструменты, несите деньги – и все их принесут. Я понимаю, что люди действуют очень мудро…

    ВЕДУЩИЙ: Ну, хорошо, так и будем сидеть тогда?

    Павел МЕДВЕДЕВ: Владимир Владимирович, тем не менее, в год уже несколько лет подряд объем депозитов в банках растет, по крайней мере, на треть.

    Ирина БУШЕВА, заместитель председателя-президента Правления ВТБ 24: Больше чем на 30 процентов.

    Рубен ВАРДАНЯН: В ПИФах даже быстрее рост, в ПИФах сейчас идет рост на 100 процентов в год.

    Олег ВЬЮГИН: Все понятно, вся эволюция абсолютно понятна. И только если сегодняшняя ситуация будет сохраняться еще достаточно долго, тогда, конечно, мы получим очень большой приток.

    Павел МЕДВЕДЕВ: После нашей передачи еще и Иван Андреевич тоже вложит…

    Рубен ВАРДАНЯН: … последние деньги.

    Иван УРГАНТ: Я на самом деле могу сказать: у меня все деньги с собой, я их ношу и хочу и тщательно выбираю и думаю, куда вложить. И я убежден, что на моем примере многие телезрители это действительно увидят. Я очень хочу, чтобы вы меня…

    Ирина БУШЕВА: Я постараюсь прямо тут же подписать вас на наши акции.

    Гарегин ТОСУНЯН: Только квартиру не продавайте сразу.

    Евгений ЯСИН, научный руководитель университета “Высшая школа экономики”: Я тоже хочу высказаться…

    ВЕДУЩИЙ: Да, Евгений Григорьевич.

    Евгений ЯСИН: С моей точки зрения мы переживаем сейчас очень важный момент. Прежде всего, хочу сказать, что нации процветающие, и нации, находящиеся в бедственном положении различаются по тому, как они смотрят на активы своих домашних хозяйств. Вернее, как смотрят хозяева на те активы, которыми они располагают. Жилье – это актив. Деньги – это актив. Драгоценности, все что угодно – это актив. Американец на это смотрит так, что лучшим ли образом я использую свои активы, не надо ли мне что-то продать для того, чтобы вложить деньги в другой какой-то актив и зарабатывать? Поэтому в этих развитых странах, вы сами назвали цифру – треть, это очень высокий показатель, американский, там люди ведут себя как инвесторы. А в слаборазвитых странах они себя ведут как потребители. Скажем, дом – это только для того, чтобы жить. Определенные книги, другие ценности, каждый по-своему ценит, – это ничего не стоит.

    ВЕДУЩИЙ: То есть это не вклад?

    Евгений ЯСИН: Это не вклад, это не актив. Это не то, что может принести доход, и поэтому, скажем, есть такие известные работы, исследования всемирного банка по развивающимся странам, где было показано, что они на самом деле обладают довольно большими активами, но они их не вкладывают. Теперь второй тезис, который я хочу сказать. Чем характеризуется наше сегодняшнее положение, вот прямо сейчас мы проходим точку перелома. Потому что до сих пор, начиная с реформ, с 90-92 года, когда стала даже банковская система, рыночная стала зарождаться, потом финансовые рынки и так далее – мы впервые подходим к положению, когда на этом можно зарабатывать. Причем зарабатывать не профессиональным участникам, потому что профессиональные участники могут зарабатывать и тогда, когда акции падают, и тогда, когда они растут. И вообще они со всего умеют зарабатывать, это их умение, это их мастерство. А человек, который туда принесет деньги, может зарабатывать или нет? Вот сейчас с моей точки зрения критический момент. Посмотрите цифры по нашим банкам два года назад. Какой процент по вкладам? 4%, пять. Какая ставка, какой уровень инфляции? – 11, 12. Ясно, что туда нести деньги нет смысла. А в чем нужно хранить? В долларах, потому что они же были у нас образцом стабильности, рубль все время падает, а доллар – он и в Африке доллар, так говорили, правильно?

    Рубен ВАРДАНЯН: Перестали уже говорить.

    Евгений ЯСИН: Перестали. Значит, теперь…

    ВЕДУЩИЙ: А что в Африке…

    Иван УРГАНТ: Сейчас говорят: рубль – он и в Африке рубль.

    Евгений ЯСИН: Вот теперь мы открываем газету. Если кто, я просто советую, надо заглядывать в эти таблички, и вы смотрите, что сейчас инфляция, предположим, в прошлом году, составила 9%, впервые оказавшись ниже двухзначной величины. А ставки банковского процента по депозитам оказались выше. Они еще немножко выше, они как бы там, не больно-то разгонитесь, но реально вы, во-первых, уже не теряете, уже точно не надо хранить доллары, точно, совершенно ясно. И даже рубли тоже не нужно, потому что вам все равно, инфляция в этом году 7-8% гарантирована, можете не сомневаться, поэтому если вы держите просто так, вы просто теряете. Уже не надо быть дураками.

    Гарегин ТОСУНЯН: Вот мы все время приводим сравнения с западной банковской системой. Вот там, если вы получаете по депозиту 2-3%, это считается хороший доход. Сегодня мы называли уже цифры, и я согласен, допустим, в этом году вполне может быть 8% инфляция. Но сегодня есть процентные ставки не только 10,5, но и 11 – у долгосрочных вложений, и это на самом деле та же маржа в 3%, то есть разница положительная. И с другой стороны вы начали с фразы, кого-то, цитируя, что время роста на нашем рынке и зарабатывания на нашем рынке закончилось, и вообще без риска теперь заработать и не получится.

    ВЕДУЩИЙ: Газета “Труд”.

    Гарегин ТОСУНЯН: Во-первых, без риска никогда никто заработать не мог, не может и не сможет. Всегда есть риск, когда ты хочешь заработать. Но что касается времени, то время как раз сегодня не только не закончилось, положительное, но Евгений Григорьевич сказал о том, что некий перелом произошел. Время сейчас как раз роста, причем устойчивого роста.

    Евгений ЯСИН: Я бы сказал, что было время, когда… Какое время закончилось? Закончилось время, когда очень много зарабатывали профессиональные участники рынков. У них уже наступает равновесье. А для простых людей наступает время, когда действительно можно немножко заработать.

    Олег ВЬЮГИН: Действительно, Евгений Григорьевич это практически сказал, появилось очень много активов, которые действительно…

    ВЕДУЩИЙ: Раскройте это слово, активы.

    Олег ВЬЮГИН: Появились возможности. В России появилось довольно много компаний, которые успешно развиваются, акции которых можно покупать. Это означает, что вы получаете возможность вложиться в эти активы.

    ВЕДУЩИЙ: Как покупать, как это делается? Это и есть IPO, когда они предлагают…

    Олег ВЬЮГИН: Один из инструментов, вот эти народные размещения. Вообще в принципе есть традиционная форма на сегодняшний день коллективных инвестиций. Это Паевые Инвестиционные Фонды, которые собирают деньги, как было правильно сказано вот в сюжете, и управляющая компания в зависимости от того, что это за Паевой Инвестиционный Фонд, покупает либо недвижимость на эти деньги, а недвижимость в виде ренты приносит сейчас 13-15% годовых просто без проблем из-за очень большой надежности. Либо покупает акции, скажем, покупает ликвидные голубые фишки – значит, это такой более традиционный фонд. Может покупать фонд акции более рискованные, облигации. Есть и другие формы.

    ВЕДУЩИЙ: Облигации – это фактически вы долг приобретаете? Вы приобретаете государственный долг…

    Евгений ЯСИН: Не обязательно государственный.

    Ирина БУШЕВА: Корпоративный тоже.

    ВЕДУЩИЙ: Хорошо. У нас здесь находится представитель как раз организации, которая, по-моему, находится в стадии IPO, если я не ошибаюсь, то есть предлагает свои акции. Я имею в виду Внешторгбанк. Мы обязательно на это обратим внимание, но это будет после рекламы.

    ВЕДУЩИЙ: Совсем недавно президент Путин буквально потребовал, чтобы стоимость акций Внешторгбанка и Сбербанка, которые будут выставляться на торги в этом году, была минимальной, чтобы их могли купить граждане России, и об этом сообщило ИТАР-ТАСС. Далее идет цитата: “Опыт размещения акций Роснефти показал, что граждане с удовольствием покупают ликвидные ценные бумаги отечественных компаний и безусловно, ВТБ, Сбербанк к таким компаниям относятся” – конец цитаты. Это президент сказал на совещании с членами правительства. Далее он сказал так: “Надо технологически отработать возможность, чтобы люди приобретали эти акции”. Ну и как, вот эти пожелания президента? Я прочитал, что вроде очень высокие цены ставятся за акцию?

    Ирина БУШЕВА: Вы знаете, цена акции ВТБ до сих пор еще не определена, определен только диапазон ценовой, от 11,3 до 13,9 копеек.

    ВЕДУЩИЙ: Говорят это прилично очень.

    Ирина БУШЕВА: Я уверена, что он на сегодня адекватно отражает те возможности капитализации, которые есть у банка ВТБ. Исходя из этого ценового диапазона, капитализация банка рассчитывается от 22,8 миллиарда до 28 миллиардов долларов.

    ВЕДУЩИЙ: Хорошо, вот я зритель, уговорите меня купить.

    Иван УРГАНТ: Да давайте я – зритель.

    Ирина БУШЕВА: Давайте.

    Рубен ВАРДАНЯН: Слово “капитализация” какую вызвало реакцию.

    Иван УРГАНТ: У меня пока только “миллиард” вызывает реакцию.

    Рубен ВАРДАНЯН: Особенно долларовый.

    Иван УРГАНТ: Вот сейчас я бы уже не стал так говорить, просто “миллиард”, доллары мы оставим. Правильно я понимаю, я посмотрел сейчас сюжет, до 7 числа я могу прийти и приобрести…

    Ирина БУШЕВА: До 7 числа в любое время вы можете прийти.

    Иван УРГАНТ: Притом, что вы сейчас сказали, цена на акции отсутствует.

    Ирина БУШЕВА: Определен ценовой диапазон. Цена будет определена после того, как закончится вся подписка на акции.

    Иван УРГАНТ: То есть я ее куплю, а цену, за которую я куплю, мне скажут позже?

    Ирина БУШЕВА: Вы подадите заявку на определенную сумму. Заявка является неконкурентной, поскольку мы постараемся удовлетворить весь спрос частных инвесторов в России, частных лиц на эти заявки, и после того, как будет определена цена, та сумма, которую вы внесете, будет поделена на эту цену, и определено общее количество акций.

    ВЕДУЩИЙ: Ать минимальная сумма, которую этот господин должен внести?

    Ирина БУШЕВА: Есть.

    ВЕДУЩИЙ: Какая она?

    Ирина БУШЕВА: Тридцать тысяч рублей.

    Иван УРГАНТ: О! Извините, я всегда, когда речь идет о таких суммах, начинаю громче разговаривать.

    Я вообще люблю говорить о таких суммах, просто это радость была, это не удивление. Тридцать так тридцать.

    Ирина БУШЕВА: Тридцать тысяч рублей – минимальная сумма. Причем, как показывает сейчас опыт, мы, скажем так, оказались в том ценовом диапазоне, когда люди охотно несут эти деньги, и средняя сумма подписки, она, как ни странно, меньше, чем средняя сумма вкладов, которая размещена в банке ВТБ и ВТБ 24, что означает, вообще, реально, что несут люди на подписку деньги не последние, потому что вклады в наших банках пока не сокращаются, а имеют динамику к увеличению, и мы это очень четко отслеживаем. И в принципе, основной подписчик на наши акции сегодня – это человек среднего возраста, включая, между прочим, таких же молодых, как вы, Иван.

    Иван УРГАНТ: Да, я начального среднего возраста.

    Ирина БУШЕВА: Который хорошо образован, вот в отличие от вас, не знаю, имеет семью и детей.

    ВЕДУЩИЙ: В отличие, в отличие.

    Ирина БУШЕВА: Имеет уже несколько финансовых инструментов в банке и активно ими пользуется. И вот такие люди приходят и подписываются. Но при этом я хочу отметить, что не только такие люди. Как ни странно, и люди среднего возраста тоже очень интересуются и активно становятся подписчиками этих акций.

    ВЕДУЩИЙ: А можно ли сказать так, что те IPO, в которых участвует государственный капитал, ну скажем, “Роснефть” – там государственный капитал, Сбербанк, ВТБ, – что это более для меня, вернее сказать, для вкладчика, это менее опасно, менее рискованно, потому что здесь есть государственное участие, или это не так?

    Гарегин ТОСУНЯН: Вы знаете, они являются маркет-мейкерами, они открывают дорогу. Ведь у нас сегодня фактически этот рынок IPO только-только, особенно банками, осваиваются. Поэтому нет ничего удивительного, что первыми, первопроходцами являются банки с соответствующим статусом. Но за ними пойдут и уже готовятся, просто имена их еще публично не известны, пойдут и банки с частным капиталом. И уверяю вас, здесь не нужно опять делить наше общество на банки, или наши банки на с капиталом частным или государственным…

    ВЕДУЩИЙ: Варданян опять качает головой.

    Рубен ВАРДАНЯН: К сожалению, я все время качаю головой, все время в одну сторону. Я хочу сказать, мне кажется…

    ВЕДУЩИЙ: Ну, он же тоже армянин?

    Рубен ВАРДАНЯН: Ну, это хорошо, я очень рад. Мы еще из одной школы.

    ВЕДУЩИЙ: Даже так.

    Рубен ВАРДАНЯН: Все-таки мне кажется, что мы немножко запутали нашего зрителя. Во-первых, вот информация, конкурентная заявка, неконкурентная заявка… Вообще то, что мы сейчас обсуждаем, уровень информации, которую получает наш телезритель, очень маленький. А все, что мы обсуждаем, это серьезное финансовое решение, которое человек должен принять. Почему Иван чувствует себя некомфортно? Потому что, он не чувствует, что у него есть достаточная информация. Он читает газеты, но не всегда и мало. По телевидению по поводу фондового рынка рассказывают очень мало. Так, что-то, что акции растут или падают, что происходит с индексом…

    В Америке, где вы жили, Владимир Владимирович, или во Франции информация о том, что происходит на финансовых рынках, в больших объемах все время в разных…

    Иван УРГАНТ: Прошу прощения, я бы назвал это одним словом: не образованность, а подкованность. Вот когда у нас будет большое количество подкованных людей, вот просто подкованных, это значит, что они будут понимать…

    Рубен ВАРДАНЯН: Можно я докончу? Количество IPO очень большое. Вот только что закончилось размещение акций банка “Возрождение”, сегодня. На самом деле только что было размещение Магнитогорского металлургического комбината. Размещение акций компании “Нутритек” или акций компании Трубной металлургической компании. Мы же о них не знаем, просто объем эмиссии, а какие компании на слуху? Трубная металлургическая компания – это хорошая, лучшая, одна из лучших компаний в России. Но они, обычные люди, не знают. И покупать – не покупать, для него было бы решение немножко сложней, чем банк ВТБ, который более на слуху, более понятен. Сбербанк, Роснефть. И конечно, в этом есть большая роль госкомпаний, больших и крупных, которые более известны, которые действительно являются первопроходцами. И открывают для любой категории инвесторов возможность инвестировать. Но то, что рынок сейчас развивается вширь и вглубь – это происходит вне зависимости…

    Гарегин ТОСУНЯН: Более того, я хочу дополнить тем, что специально, почему все-таки прошлый год в определенной степени переломным оказался? Потому что специальное было заседание президиума Госсовета, на котором обсуждался финансовый рынок, банковская система и ее роль, и перечень поручений. Это впервые за новейшую историю, когда специальный перечень поручений президента, где есть один пункт, я зачитаю: “разработать систему мер по повышению финансовой грамотности и информированности населения в области банковской деятельности и банковских услуг”.

    ВЕДУЩИЙ: А чем мы занимаемся?

    Гарегин ТОСУНЯН: Вот я как раз и хочу сказать, вот как раз сегодня уже на государственном, на высшем государственном уровне есть понимание того, что нужно действительно давать максимум информации. Но не только в таких передачах, но специально сегодня, например, созданная у нас конкретно в банковском сообществе создана АРБ-телевидение, интернет-телевидение, через которое можно узнавать многую информацию о том, что творится на рынке, то есть вот чем занимаются инвестиционные, коммерческие банки, участники финансового рынка? Они в первую очередь клиентам объясняют, какие возможности они могут получить через вложения своих средств. Но здесь нужна, конечно, поддержка государства, и через свои, в том числе финансовые институты, такое информирование происходит. Но это все, конечно, очень накопительный процесс. Потому что мы долгое время, и сейчас в некотором смысле, живем в стране, которая кредитный рынок, финансовый рынок, вообще как называется – есть реальный сектор экономики, подразумевается, что финансовый рынок – это нереальный, это какой-то сюрреальный, с негативом.

    Нет, это такой же реальный сектор, который за счет развития которого как раз западные страны и вырвались вперед, развивая финансовый рынок.

    Ирина БУШЕВА: А можно добавить. Если мы все время будем говорить о финансовой грамотности, о том, как учить население, то, наверное, самое, наверное, простое, это все-таки практически приобретение опыта у человека. Потому что любой человек, когда он родился, он же все пробует. Ребенок пробует игрушку на вкус и так далее, приобретает какой-то опыт. Точно так же и здесь. Вот три IPO, о которых все говорят – это IPO Роснефти, IPO Сбербанка, IPO ВТБ – это, наверное, тот практический опыт, который человек может приобрести, покупая эти акции. И оценить, насколько эффективны вложения, скажем так, в достаточно рискованный инструмент в виде акций, инвестировать свои средства. При этом, почему государственные, вот вы спрашиваете? Потому что, наверное, любому человеку, а любой человек консерватор, проще сначала сориентироваться на государственную структуру, за которой все-таки стоит какая-то государственная поддержка, нежели чем на частное предприятие.

    ВЕДУЩИЙ: Да, пожалуйста.

    Евгений ЯСИН: Вот я как раз хочу сказать про то, что, конечно, государство должно свою роль играть, но, вообще-то говоря, вместе с созданием системы гарантирования вкладов для банков, во всяком случае, серьезного различия между государственными и частными банками нет, потому что те, которые вошли в эту систему, для них одинаково это гарантируется, и это очень важно. А второе положение, на которое я хотел бы обратить внимание, это то, что мы говорим IPO, и я собираюсь купить на 30 тысяч…

    Ирина БУШЕВА: И я с удовольствием вам помогу это сделать.

    Евгений ЯСИН: Но я бы хотел сказать, что для человека, который начинает свои первые шаги делать на этой стезе, вообще-то говоря, может быть, это не лучший вариант. Он приучится дожидаться каких-то больших IPO. А на самом деле IPO – это для профессиональных участников, по большому счету. Где есть большие… с большими деньгами. А есть более для простого человека, для простой семьи более подходящий вариант. Вы приходите в инвестиционную компанию, где люди занимаются специально, за определенную комиссию. Они говорят: можете вложить деньги, мы вашими деньгами будем управлять. И вам скажут: хотите, с минимальным риском стратегия, тогда мы будем покупать для вас акции, в том числе ВТБ или каких-то других компаний так, чтобы вы абсолютно, ну почти так же надежно, как в банке.

    ВЕДУЩИЙ: Почти-то почти. Банк, как нам сказали, гарантирует в случае чего, а тут вам не гарантируют.

    Евгений ЯСИН: Ну, дорогой мой, ну тогда вы здесь немножко выше зарабатываете. Значит, любой инвестор, во-первых, я хочу ко всем обратиться и сказать: станьте инвесторами, от этого выиграет страна, от этого выиграете вы. Во-вторых, если вы выбираете какую-то стратегию, то вы всегда должны знать: любая операция, правда, зарплату вам без рисков дают, если вы хорошо работаете, то все нормально.

    Но если вы хотите заработать на вложении капитала, то всегда есть риск и есть выгода. Значит, вы должны выбрать. У нас как сейчас: вот есть резервный фонд, он как бы с наибольшей надежностью.

    ВЕДУЩИЙ: У нас резерв полторы минуты.

    Евгений ЯСИН: Хорошо. А второе, вы можете больше рисковать. Когда вы идите в инвестиционную компанию, вы уже идете, зная, что вы немножечко будете рисковать.

    ВЕДУЩИЙ: А вы не думаете…

    Павел МЕДВЕДЕВ: Вы запутали окончательно Ивана Андреевича. Я так понял, что он уже собрался…

    Иван УРГАНТ: Моя рука с 30 тысячами рублей зависла в воздухе.

    Павел МЕДВЕДЕВ: Я так понял, что он уже готов купить акции ВТБ и даже жениться, чтобы быть типичным вкладчиком, а вы его сбили с толку.

    ВЕДУЩИЙ: Скажите мне, пожалуйста, а вам не кажется, что, может быть, стоило бы в школах, в средних школах, в старших классах просто элементарно учить этим вещам?

    Павел МЕДВЕДЕВ: Владимир Владимирович, я имею крошечный опыт. С помощью Московской международной валютной биржи мне удалось организовать курсы сначала для учителей, потом и для детей. Мне родители потом пересказывали содержание уроков.

    ВЕДУЩИЙ: Естественно.

    Павел МЕДВЕДЕВ: Если бы бизнес чуть-чуть бы вложился в это дело, он бы получил прекрасных инвесторов.

    Рубен ВАРДАНЯН: Мне кажется, очень важным в нашей передаче сказать несколько слов о том, что такое IPO, потому что люди немножко запутались. IPO – это не панацея. Не однозначно, что акции вырастут в цене. Я тоже собираюсь купить акции ВТБ и считаю, что у банка хорошее будущее. Но люди должны понимать, что три из десяти IPO прошедших, в трех случаях акции не выросли в цене после IPO, а упали, потому что оценка компании была сделана завышенной, после чего рынок не стал покупать, а начал продавать.

    ВЕДУЩИЙ: Все специалисты говорят: если вы вкладываете долгосрочно, то вы выиграете. Если вы хотите коротко выиграть, шансов не очень много.

    Рубен ВАРДАНЯН: Правильно. Американский фондовый рынок показывает, что на рынке акций на горизонте 30 лет ты зарабатываешь большие деньги.

    Павел МЕДВЕДЕВ: Владимир Владимирович, знаете, почему он такой пессимист?

    ВЕДУЩИЙ: Нет.

    Павел МЕДВЕДЕВ: Он мой ученик. Он учился у меня в университете.

    ВЕДУЩИЙ: А вы оптимистически настроены в смысле того, что все-таки постепенно-постепенно поворачиваться население будет в эту сторону?

    Олег ВЬЮГИН: Да, я уверен.

    ВЕДУЩИЙ: У вас есть основания?

    Олег ВЬЮГИН: Я просто считаю, что раньше население не поворачивалось, потому что просто не было активов. Вот можно было в банке депозит завести, и все остальное это было большая экзотика. Только после того, как в России появились крупные компании, которые начали выходить в публичную плоскость, то есть выпускать свои акции, облигации в огромных количествах…

    ВЕДУЩИЙ: Понятно, да.

    Олег ВЬЮГИН: Появилась реальная возможность прямо проинвестировать в это, и в экономику, и получать вот эту ренту от инвестиций. Сейчас только это…

    ВЕДУЩИЙ: Понятно. Иван Андреевич, вы как?

    Иван УРГАНТ: Владимир Владимирович, вы знаете что? А мне кажется, что сам прецедент такого разговора в эфире главного телеканала, когда мы говорим о том, что же нам делать с нашими деньгами, – это же уже хорошо. И мне кажется, что мы стоим на верном пути. Я очень хочу поверить всем присутствующим за столом, и даже вам, хотя вам я верю как самому себе Владимир Владимирович. Я с большим удовольствием готов вкладывать эти деньги и чувствовать себя человеком из высокоразвитой экономически страны, как себя чувствуют американцы, европейцы и так далее. Поэтому все приложу для этого.

    ВЕДУЩИЙ: Спасибо вам большое.

    Олег ВЬЮГИН: Я хотел добавить, что вот эти все институты коллективного инвестирования, они в принципе регулируются специальным органом государственным.

    ВЕДУЩИЙ: Еще раз вам спасибо. У нас время кончилось, спасибо большое. Я думаю, что все должны сказать спасибо. И все будут вкладывать деньги. А, завершая программу, вот я… знаете, эта неделя была какая-то тяжелая, неделя потерь. Она началась вот со смерти Бориса Николаевича Ельцина в понедельник. Потом в ночь с четверга на пятницу в Таллинне распилили этого бронзового солдата, и даже там были человеческие жертвы, а в пятницу ушли от нас великий музыкант Ростропович, замечательный артист Кирилл Лавров. И, по-моему, в тот же день или накануне, я сейчас не помню, так или иначе, упал наш вертолет в Чечне, и погибли все, которые были на борту, 18 человек. В общем, неделя не из веселых. И вот в связи с этим, я просто об этом думал, и у меня возникли какие-то странные мысли. Вот я подумал о том, что не будь Ельцина, мы бы не только не смогли обсуждать эти новости, но вообще их бы не сообщили. Ну, может быть, кроме смерти народного артиста СССР Лаврова. Ну, вспомните, до конца советского периода Ростропович был врагом, лишенным паспорта и изгнанным из страны. Ну, конечно, вообще бы ничего не сказали о его кончине или вообще оставили это на какое-то 26-е место. Даже в горбачевское время, во время гласности, когда вот, скажем, Ельцин был в опале, скорее всего, о его смерти все-таки сообщили бы, но тоже так, не очень громко.

    Если вы сомневаетесь, то я могу вспомнить, я брал интервью тогда у Ельцина, это были времена Горбачева, которое было запрещено к показу на Гостелерадио СССР, потому что Ельцин был слишком хорош. А потом, когда я в интервью на вопрос ответил, что “Если бы были выборы завтра, я бы скорее голосовал за Ельцина, а не за Горбачева”, я был вынужден уйти с работы. Это во времена гласности, я просто хочу всем напомнить. Вспомните, что в период гласности хотели скрыть от нас катастрофу на Чернобыльской АЭС, сколько могли, столько молчали, а это были времена гласности. Так что уж об упавшем вертолете, смешно даже говорить, ничего бы не сказали, это ясно. Еще я подумал вот о чем, что вот нас, журналистов, особенно телевизионных, постоянно ругают за то, что мы рассказываем неприятные вещи или о неприятных вещах. Ну а если мы не будем о них рассказывать, то кто будет о них рассказывать, – очень хочется задать вопрос. Об успехах ведь всегда найдется, кому рассказать. А вот о том, что неприятно, о неудачах, о провалах кто будет говорить? Конечно, можно затыкать уши и можно говорить, что я не хочу знать об этом, но ведь от этого не будет меньше неприятностей и меньше неудач. Наверное, даже наоборот. Так что я думаю, что эти мысли… о них стоит как-то подумать. Вот я думаю, что вот такие Времена.

    »crosslinked«




    Комментирование закрыто.