Опросы

Как вам интервью с Дмитрием Медведевым?

Посмотреть результат

Loading ... Loading ...

Поиск

Архив




  • Управление
  • 1 октября 2006

    Времена. 1 октября 2006 года

    Рубрика: Времена.


    ВЕДУЩИЙ: В эфире программа “Времена”, добрый вечер, я – Владимир Познер.

    Ну, вот это наш первый выход в этом сезоне и надо было выбрать тему для этого первого выхода, а тем много, и даже было трудно выбрать какую. Ну, во-первых, резкое ухудшение отношений с Грузией, отношения и так были не очень хорошими, явные сложности с Беларусью, тоже тема важная, но мы все-таки выбрали третью тему, и как мне кажется, наиболее важную и наиболее тревожную. Какую? Ну, вот посмотрите.

    - Я Павченков Анатолий Михайлович, глава Кондопогской городской администрации. Я считаю, что это действительно нельзя трактовать как хулиганские действия, однако переводить вопрос в национальную плоскость тоже рано.

    - Погибли ребята, которые не имели отношения вообще ни к чему, совершенно спокойно люди отдыхали и их убили. Когда милиция нам безопасность сделает? Когда врачи нас будут, когда нас покалечат, врачи нам помогут. Ведь никто никому не смог помочь. Что это такое?

    - Это убийство, квалифицирующий признак которого – хулиганство.

    - Какая же это была бытовая драка, если они добивали, добивали ребят.

    - И в больницу поехали добивать.

    - Если мальчик Усин, который добежал до второй школы, и его зарезали там, какая же это бытовая драка.

    - Мы боимся выходить, за детей боимся. Сколько это можно терпеть? Почему по телевизору все молчат?

    - Почему когда наших пацанов резали, милиция стояла рядом и смотрела на это и ничего не делала? Вы можете это объяснить? Почему трубку не брали в милиции, в отделении не брали трубку?

    - Ребята, граждане российские, не только кондопожские, требуйте, чтобы информация поступала по всем каналам. У многих нет телевизора, радио не работает, с газетами проблемы. Требуйте Первую и Вторую программы, которые у многих все-таки есть, каналы телевидения, все газеты. Вот сейчас народная дружина, потом передавайте информацию из дома в дом.

    - Конкретное предложение. Если их в 24 часа не выставят отсюда, останавливаем все производство, перекрываем дороги – и все! /

    ВЕДУЩИЙ: На первой осенней сессии заседания Совета Федерации, это было 25 сентября, глава верхней палаты Сергей Миронов высказал следующие соображения, я его цитирую: “События в Кондопоге, в них отразился весь комплекс нерешенных проблем, да и пугающее своей традиционностью бездействие правоохранительных органов и беспомощных местных и региональных властей, коррупция, не контролируемая и не регулируемая никем миграция со всеми вытекающими последствиями. Особую обеспокоенность вызывает попытка многих ответственных политиков, как федерального, так и регионального уровня, назвать эти события рыночными разборками. Между тем совершенно очевидно, что в их основе лежат, в том числе и проблемы межэтнического характера, межэтнических отношений, и эти проблемы требуют срочного решения”. Ну, дальше он перечислял разные города, в которых это происходило.

    И я могу сказать, что я являюсь свидетелем того, как и в Советском Союзе, а потом уже в Российской Федерации, никто и никогда, особенно во власти, не хотел говорить о наличии национальных проблем. То была безумная дружба народов, в которой когда что-то и бывало, что не просачивалось ни в какую печать, но это тоже называлось нетипичным и так далее. Ну, а сегодня нам говорят тоже, что это все хулиганство в основном, и что это нельзя относить к вопросам шовинизма, национализма и так далее. И теперь ясно, по крайней мере, так хочется думать, что замалчивать далее проблемы межэтнических и межнациональных отношений попросту невозможно в России. Понятно, что без диагноза нет лечения, но все-таки поставлен ли диагноз – один вопрос, знаем ли мы точно, почему происходит то, что происходит, а если даже мы и знаем, то, имеется ли у нас какое-то противоядие. Я представляю вам сразу наших гостей. Как всегда, справа от меня и против часовой стрелки: депутат Государственной Думы, председатель комитета Государственной Думы по безопасности Владимир Абдуалиевич Васильев, рядом с ним депутат Государственной Думы, председатель ЦК КПРФ Геннадий Андреевич Зюганов, напротив меня председатель комиссии Общественной палаты РФ по общественному контролю за деятельностью правоохранительных органов, силовых структур и реформированием судебно-правовой системы Анатолий Григорьевич Кучерена, и с ним сидящий рядом председатель комиссии Общественной палаты Российской Федерации по вопросам толерантности и свободы совести, директор Института этнологии и антропологии Российской Академии Наук Валерий Александрович Тишков. Добрый вечер вам всем.

    Кроме того, хотел бы познакомить вас с нашими экспертами, которые сидят на трибунах. Напротив меня депутат Государственной Думы, член фракции ЛДПР Николай Владимирович Курьянович, и вот здесь, справа от меня, президент межрегиональной общественной организации “Ассоциация чеченских общественных и культурных объединений России” Мавлит Юсупович Бажаев. Добрый вечер.

    Наконец у нас по телемосту, к сожалению, не смог приехать, но по телемосту присоединится к нам глава республики Карелия Сергей Леонидович Катанандов. Это будет чуть позже.

    Итак, вопрос – почему в Кондопоге и других городах России происходит то, что происходит, вот эти межнациональные столкновения с выходцами с Кавказа? Как реагируют граждане России на эти вещи, на то, что происходит, собственно говоря, в России. Вот об этом сюжет нашего корреспондента, который я хотел бы, что ли в качестве затравки, предложить вашему вниманию. Наш корреспондент Алексей Сонин.

    Репортаж Алексея Сонина

    КОРР.: Кондопога – это теперь не просто географическое название маленького карельского городка. Отныне это имя нарицательное. Произошло это после того, как в городе прошли стихийные митинги с требованием выселить всех выходцев с Кавказа. Поводом для массовых выступлений послужило убийство чеченцами двух местных жителей. За митингом последовали погромы.

    Первым делом разгромили и подожгли кофе “Чайка”, с драки, у которой все и началось. Но остановиться было уже сложно. Громили все, что, по мнению горожан, принадлежало выходцам с Кавказа. Били машины, магазины, разгромили городской рынок. По большому счету уже неважно, что конкретно послужило началом драки, важно другое – предпосылки к такому развитию событий накапливались постепенно и местные власти это признают.

    Сергей КАТАНАНДОВ, глава республики Карелия: Дерзкая группа людей, которая из года в год, это уже не один день, вела себя цинично дерзко на глазах у всех, в том числе у власти и милиции. И это потихоньку переполняло чашу терпения.

    КОРР.: Участники драки и убийства у кафе “Чайка” арестованы, задержаны и более ста погромщиков. 60 чеченских семей во избежание кровопролития вывезли за город и поселили на спортивной базе под усиленной охраной ОМОНа. Накал страстей пошел на спад, но у каждого осталась своя правда.

    - Нас забрасывали камнями, тогда мы решили выехать. Наши мужики ничего не сделали. Сестры, братья, – они все на рынке, в торговом центре, предприниматели, уже 10-12 лет работают.

    - Им все можно, и все безнаказанно. Они откупаются, не знаю, что они делают.

    - Издеваются, насилуют и выкидывают, и говорят: только вякни. Было такое.

    - В связи с бездействием административных органов, с коррупцией во власти города и района, которые привели к разгулу этнической преступности, вспышка конфликта на межнациональной почве. И мы пришли сюда, чтобы с этим покончить.

    КОРР.: Знакомая картина, только это уже не Кондопога. Массовый митинг в городе Сальске Ростовской области. Сценарий очень похож на карельский: сначала массовая драка с уроженцами Дагестана у ресторана “Разгуляй”, один местный житель убит, несколько ранены, затем митинг. Требования тоже знакомые – выселить всех дагестанцев.

    - Иначе это не Кондопога, тут почище будет.

    - По сути дела нас притесняют здесь, а не мы их. И государство с высоких трибун, высокие чиновники говорят – диаспоры. Они что, уже второе государство у нас, в России создали? Те люди, которые приезжают к нам, откуда бы они ни были, с гор спустились, они не русские, но должны жить по нашим законам, российским. Они для всех должны быть одинаковы и подчиняться. Почему я должен выполнять законы России, а другие не должны. В связи с невыполнением их законов идет такое напряжение. Эти люди недовольны, что они насаждают нам свою здесь и культуру, и политику.

    КОРР.: За последние несколько месяцев межэтнические конфликты вспыхивали в разных городах страны. Вот лишь несколько примеров, которые просочились в прессу.

    Читинская область, деревня Харагун. Драка местных жителей с азербайджанцами. Погромы и митинг с требованием азербайджанцев выселить. В деревне Розовка в Омской области власти не стали дожидаться народных выступлений и выселили сами всех гастарбайтеров после драки местных жителей с узбекскими строителями. Саратовская область, город Вольск. Многолюдный митинг после того, как армяне в драке зарезали русского.

    Владимир ЛУКИН, уполномоченный по правам человека РФ: Уверения региональных властей о том, что никакого этнического момента тут нет, ну, это позиция страуса. Нельзя закрывать глаза и самим себе пудрить мозги, когда совершенно очевидно, что этнический конфликт присутствует.

    КОРР.: Данные, которые приводит Всероссийский центр изучения общественного мнения, тоже весьма тревожны. Вот как россияне оценивают присутствие приезжих других национальностей в различных сферах жизни своего населенного пункта. Они практически полностью контролируют продовольственные и вещевые рынки – так считают 56 процентов опрошенных. В Москве и Санкт-Петербурге эта цифра еще выше – 95 процентов. Больше половины россиян считают вероятными столкновениями на национальной почве в своем населенном пункте – таких 57 процентов. В этом вопросе Москва и Санкт-Петербург тоже пугающе лидируют – 89 процентов считают столкновения возможными, и лишь 5 процентов с ними не согласны. (А.Сонин. Первый канал. Программа “Времена”).

    ВЕДУЩИЙ: Этот опрос был проведен ВЦИОМом в сентябре этого года. Хочу привести еще одну цитату и справки по итогам выезда группы депутатов Государственной Думы как раз в Кондопогу, в Карелию. Цитирую: “Острый социальный конфликт, произошедший в городе Кондопога, явился следствием накопившихся социально-экономических проблем, просчетов миграционной и национальной информационной политики, отсутствие решительных действий в борьбе с коррупцией и организованной преступностью”. Вот в этом официальном документе на первом месте социально-экономические проблемы. Хочу вам напомнить, что недавно мы в своей программе… ну, относительно недавно, говорили о том, что происходило в Париже. Помните, когда были беспорядки с местными жителями арабского происхождения. И мы говорили о том, что они испытывают недовольство именно потому, что они ущемлены в социально-экономическом плане. Это этническое меньшинство ущемлено большинством. А у нас получается, что этническое большинство ущемлено, так оно чувствует, этим меньшинством, и отсюда происходит то, что происходит. Это что за парадокс такой? Вот я обращаюсь к вам. Геннадий Андреевич, как вы это понимаете?

    Геннадий ЗЮГАНОВ, председатель ЦК КПРФ: Нельзя эту проблему сводить чисто к национальной. Это и социально-экономическая, и политическая, и проблема курса, и проблема региональная во многом. С другой стороны надо прекрасно понимать, что самым ущемленным оказался в России сегодня русский народ. Это самый большой разделенный народ на планете, только 25 миллионов оказались за суверенными границами. Народ, которые потерял свою историческую государственность и сегодня пытается решить многие проблемы. Это народ, если оценивать местную обстановку, оказался иногда в крайне трудном положении – нет работы. Вот в той же Кондопоге почти 50 процентов молодых людей безработные. Но четыре пятых безработных и в Чечне, и в Кабардино-Балкарии.

    И если продолжать этот социально-экономический курс, когда нет у молодого человека будущего, работы, то такая спонтанная миграция неизбежна и столкновения станут закономерностью. И меня очень тревожит, что именно в Кондопоге случилось, потому что это абсолютно спокойный город, абсолютно терпеливый. Город советского типа, город, где 30 национальностей, город, где каждый второй работает на этом знаменитом комбинате, но комбинат даже социалку не сбросил, он оставил ее у себя, и в этом отношении там социально-экономическая ситуация чуть лучше, но столкновение идет по классической схеме. Я считаю, что это начало… Вы не случайно показали Москву и Ленинград, если раскручивать конфликт по этому сценарию, завтра можно поджечь обе столицы и ситуация просто окончательно выйдет из-под контроля. Эта тема должна быть глубоко осмыслена, и я рад, что вы такую острую тему сегодня поставили.

    ВЕДУЩИЙ: Владимир Абдуалиевич, что вы думаете?

    Владимир ВАСИЛЬЕВ, председатель комитета ГД РФ по безопасности: Вы знаете, я бы, наверное, вернулся к вашему сравнению, вот Франция и у нас. Вы как раз говорили – там большинство, у нас меньшинство. А почему это происходит? Потому что, вот Геннадий Андреевич говорил, в Кондопоге, в частности, те, кто работает на комбинате, для тех это не проблема. Я тоже разговаривал с людьми, видел. Для тех, кого с комбината уволили за нарушение дисциплины, за тех, кого туда не приняли и кто живет другой экономической составляющей социальной, в этом же городе, заметьте, для них это проблема, острейшая проблема. Причем власть ничего не делала для того, чтобы эту проблему решать. Ее как будто не было, потому что кондопожский комбинат, он застилал всю картинку, и здесь надо отдать должное, что и руководство республики на это обратило внимание и приняло меры. Сегодня уже там введен временный управляющий и Катанандов, я знаю, постоянно держит ситуацию под контролем. Так вот, что получается. Посмотрите, это действительно у нас сейчас в стране очень здорово проявляется. На исконную территорию, на которой жило оседлое население, приезжают люди из других регионов. Кстати, часто это не иностранцы, это наши же соотечественники, россияне из других регионов. Эти люди проводят такую активную жизненную позицию, которая, мягко говоря, зачастую находится за гранью закона.

    Я бы не стал сейчас говорить о морали, закона. Почему? Потому что наши органы, очень существенно пораженные коррупцией, легко дают разрешение этим людям на такие вопросы, как вырубка леса. Да же, допустим, собственность, та же “Чайка” была предоставлена… это же муниципальная собственность, кстати сказать, предоставлена была выходцам, во всяком случае, не из России. И они получают превенции определенные в понимании широкого населения в том или ином регионе, и плюс еще к этому ведут себя зачастую, некоторые из них, вызывающе. Там был такой случай, когда один владелец “Мерседеса”, его больше 10 раз в течение года наказывали за такое нарушение правил движения по городу.

    Это в небольшом городе, кстати. И вот здесь вопрос возникает, безусловно. Вы сказали: проблема есть, противоядие? Противоядие есть и в России оно отрабатывается. В частности, я бы привел в пример Краснодарский край. Мы длительное время, так получилось, что, еще работая в Совете безопасности, выезжали туда, изучали эту ситуацию. Многие здесь присутствующие, тем более политики, специалисты помнят, какой был непростой период в Краснодарском крае, когда там были массовые выступления на этой почве, и казаки, в частности, поднимались. И надо отдать должное, что руководство края сумело принять меры. Кстати говоря, на тех же рынках. Эти меры были направлены, заметьте, не на то, чтобы удалять кого-то, а на то, чтобы навести там порядок, чтобы закон был действительно для всех один, и чтобы правила торговли на рынках жестко выполнялись. Заметьте, к чему это привело. Бюджет края существенно пополнился, число перекупщиков сократилось, число торгующих кубанцев увеличилось, а цены даже упали частично по ряду продуктов, которые производятся в Кубани. И естественно, социальная напряженность отпала. Мы говорили с Катанандовым на эту тему, он проявил большой интерес, и я надеюсь, в ближайшее время выедет туда группа. Он при мне дал поручение, во всяком случае, при нас, министру, ответственному в правительстве за это, и я надеюсь, что этот опыт будет использован.

    ВЕДУЩИЙ: Анатолий Григорьевич, что думаете вы по этому поводу?

    Анатолий КУЧЕРЕНА, член Общественной палаты: Мы вместе как раз были с Владимиром Абдуалиевичем. Вот я тоже внимательно смотрел репортаж, первый, который был. Обратите внимание, выступает сотрудник милиции и говорит: здесь квалифицирующий признак – это хулиганство. На улице очень много народу, только-только совершены преступления. Ну, подождите, еще следственных действий никаких не проведено, то есть сам сотрудник милиции, он провоцирует, вы слышали, какие крики были. Люди не согласны были с ним, потому что я абсолютно убежден в том, что прежде чем сделать какое-то заявление политику, общественному деятелю, сотруднику милиции, надо подумать, чтобы не провоцировать вот это негодование, которое мы слышали, которое мы видели.

    Что касается самой ситуации, которая там произошла, потому что мы там тщательно изучали, мы общались и с сотрудниками милиции, мы общались и с главой республики, я должен сказать, что изначальный посыл все-таки был бытовой, и от этого мы никуда не уйдем. То есть не пришли в ресторан те ребята, которые… два из них погибли, они не пришли туда и не сказали: “Слушай, ты другой национальности человек, ты негодяй”, и прочие нелицеприятные слова. Не было этого. Просто, что было? Отмечали поминки, и произошел какой-то негативный разговор между местными ребятами и барменом этого ресторана. И бармен вместо того, чтобы вызвать милицию, он позвонил неким крепким ребятам, которые приехали с прутьями, с дубинками, с ножами и вот произошла та ситуация, которая…

    ВЕДУЩИЙ: Я вас перебью, я хочу только уточнить.

    Бармен, если я не ошибаюсь, азербайджанец?

    Анатолий КУЧЕРЕНА: Азербайджанец, да.

    ВЕДУЩИЙ: “Крыша” чеченская?

    Анатолий КУЧЕРЕНА: Чеченская. Но мы возвращаемся к чему…

    ВЕДУЩИЙ: Национальный момент имеет место быть?

    Анатолий КУЧЕРЕНА: Конечно. И мы возвращаемся к тому, что говорил Владимир Абдуалиевич – почему люди вышли на улицу? Потому что они все прекрасно понимают, что в городе местный житель не может получить ресторан в аренду, местный житель не может получить нормальную лицензию на торговлю, а человек, который приехал с другой территории, он легко это получает, он ездит на машине, он ведет себя порой достаточно неадекватно.

    ВЕДУЩИЙ: Он виноват, что он легко получает или виновата та самая местная власть, которая ему это дает?

    Анатолий КУЧЕРЕНА: Конечно же, прежде всего, местная власть, мы об этом неоднократно говорили. Сама власть провоцирует людей на то, что они сотворили.

    Геннадий ЗЮГАНОВ: Одно замечание. Может быть, они бы не приехали. Я вот только что весь Северный Кавказ проехал. Там четыре пятых безработных, особенно молодых. Там ничего не делается для того, чтобы их занять. То, что они выращивают, готовят, берется за бесценок.

    ВЕДУЩИЙ: То есть они могли бы туда не приехать.

    Геннадий ЗЮГАНОВ: Поэтому сама экономическая политика их выгоняет и выдавливает. Надо там иную политику проводить, тогда и ситуация здесь здоровее будет.

    ВЕДУЩИЙ: Валерий Александрович, ваш анализ того, что происходит?

    Валерий ТИШКОВ, член Общественной палаты: Я согласен, вот с тем, что уже было сказано, это действительно конфликт, который в целом по всей стране имеется, хотя Кондопога пока только лишь выявила его. Конфликт в основе своей между старожильческим, коренным населением, и новожителями, вновь прибывшими. И такая ситуация имеется и во всех крупных городах, но как-то крупным городам удается избежать вот таких массовых беспорядков.

    ВЕДУЩИЙ: Пока.

    Валерий ТИШКОВ: Да, Ну, были случаи небольшие, в той же Москве. Вот маленькие города, они оказываются наиболее уязвимыми. Но конфликт довольно типичен по всей стране и есть, конечно, механизм, есть опыт и у других стран, и у нас, как с этим можем совладать, и, конечно, я думаю, мы об этом поговорим позднее. А вот почему получается то, что получилось в Кондопоге, я как раз не очень согласен с репортажем о том, что это стихийные митинги. Там ведь надо обратить внимание, там человек прикрывался, вот рядом с мэром стоял. Вот этим самым микрофоном. Это же руководитель ДПНИ господин Поткин. Так что сказать, что это совсем стихийные митинги… Который прямо сказал, что приехал, чтобы помочь выразить, оформить свои мысли или свои настроения местным жителям. Поэтому не нужно это выдавать полностью за стихийные вещи. Такие вещи хотя и имеют элемент стихийности, но имеют элемент вмешательства извне.

    ВЕДУЩИЙ: Вы хотите сказать, что есть отдельные взятые люди или политические силы, которые пользуются этим положением.

    Валерий ТИШКОВ: Это сказал и Миронов, по-моему, вы же процитировали.

    ВЕДУЩИЙ: Да, положение есть, а дальше они этим пользуются, а не наоборот.

    Валерий ТИШКОВ: Конечно.

    Геннадий ЗЮГАНОВ: Я абсолютно уверен, что есть влиятельные очень силы, которые крайне заинтересованы в таком развитии событий.

    ВЕДУЩИЙ: Я хотел бы включить точку зрения наших экспертов. Николай Владимирович, что происходит?

    Николай КУРЬЯНОВИЧ, депутат ГД РФ, член фракции ЛПДР: Произошло качественное насыщение народного протеста, которое выплеснулось в то, что мы видели в Кондопоге. До Кондопоги были другие города, не буду их здесь перечислять. Я предлагаю нашим уважаемым гостям не мельчить эту проблему и не погружаться в какие-то второстепенности, а все-таки смотреть более расширенно, в государственном масштабе. Это все следствие политики ленинской, тлетворной, пролетарского интернационализма, начиная с 1917 года, когда все государственные проблемы пытаются решать с помощью русского народа, которого нет даже в Конституции. Он лишен своего права субъектности, 282-я статья, “За разжигание национальной розни” применяется, и статистика о том свидетельствует красноречиво, только к русским. Поэтому это есть все следствие той безграмотной и неупорядоченной миграционной политики, которая сейчас проводится – раз, второе – не борьба с этническими преступными группировками и попытка сваливать все на бытовые конфликты, со здоровой головы на больную, решать все за счет русского народа.

    ВЕДУЩИЙ: Четко сказано. И, наконец, Мавлит Юсупович, ваша точка зрения?

    Мавлит БАЖАЕВ, президент общественной организации “Ассоциация чеченских общественных и культурных объединений”: Моя точка зрения, что, собственно, сам конфликт, как говорили многие из выступающих, он имел в основе своей бытовую основу. Он развивался именно как бытовой конфликт. И, к сожалению, на самом деле были люди, которые своими действиями постарались придать ему этническую окраску. И я согласен с выступлением тоже эксперта Курьяновича с тем, что это недостатки нашего воспитания. Другое дело, что я считаю, что наоборот, что раньше, во времена Советского Союза, у нас все-таки была нормальное интернациональное воспитание. Это не значит, что там не было недостатков, но вместе с тем это было время, когда мы не делили людей по признаку, это свой или чужой

    ВЕДУЩИЙ: Хорошо. Значит, вот некоторая экспозиция, всеми высказанная точка зрения. Давайте мы прервемся на рекламу, а уж потом начнем разбираться более детально.

    ВЕДУЩИЙ: После массовых беспорядков в Кондопоге прошла встреча с уполномоченным по правам человека в России Владимиром Лукиным. Один из жителей обратился к начальнику милиции, местной милиции, с вопросом – а вы можете гарантировать нашу безопасность? На что начальник милиции сказал: “Да нет, не можем”, и посоветовал заключить договор с платными учреждениями, которые занимаются охраной людей. Это вызвало, конечно, сами понимаете, какую реакцию, ну, и Лукин заметил, что в таком случае правоохранительные органы, которые содержатся за счет государственного бюджета, вовсе не нужны. Владимир Абдуалиевич, к вам вопрос.

    Если у местной милиции нет возможности, я не знаю, нет желания защищать своих сограждан, может быть, надо на самом деле, я говорю серьезно, может быть думать о местной милиции, своей, народной, вооружить ее, научить защищаться. Если милиция говорит: Нет, мы не можем, платите кому-то, будут вас защищать. Ну, что такое?

    Владимир ВАСИЛЬЕВ: Вы знаете, я думаю, что это глубочайшее заблуждение, когда мы говорим: “Давайте создадим местную милицию”. Да она такая же и будет. Вопрос в том, что надо заставить эту милицию работать, работать в интересах не своих показателей, а в интересах населения. Там начальник милиции, мы его видели, 6 месяцев работает. До этого освободили за слабую работу. Так получилось, что слабое место. Я надеюсь, что это такой образованный, толковый человек, он сейчас эту ситуацию поправит. Но если это он сказал, то я думаю, у него нет будущего, как у руководителя, если он сказал, что не может обеспечить безопасность. Кстати говоря, по поводу безопасности. Вот тут есть горячие головы, и я знаю, есть политические силы, мы о них все хорошо знаем, которые предлагают простые решения.

    Вы сегодня цитировали, в том числе и наших выдающихся деятелей, что якобы есть простые решения. Глубоко убежден, что простых решений нет, кроме одного – встать на путь погромов, национальной розни и создания соответствующих после этого ситуаций в стране. К чему это приведет, все хорошо понимают. В то же время есть другие подходы. Я приведу простой пример. Я говорил о крае. В Тверской области есть такой поселок Спирово, мои избиратели хорошо его знают. Там живет большая, как говорят, кому-то нравится, не нравится, община, диаспора чеченцев. У них был конфликт на танцах, и после этого милиция, кстати говоря, приняла исчерпывающие меры, но ни одна, а вместе со старейшинами. И каждый вечер, заметьте, кто-то из старейшин вместе с участковым ходил на эти танцы. Я стучу по деревяшке – проблемы нет. Понятна мысль?

    ВЕДУЩИЙ: Понятна.

    Геннадий ЗЮГАНОВ: Можно одно замечание сделать? Я к Васильеву как генералу милиции, отношусь с уважением, он знает свою службу. Но он лучше меня знает, что обычный участковый, от которого зависит порядок на местах, имеет 4-6 тысяч зарплату, половина неукомплектована и пока будет такое положение…

    Анатолий КУЧЕРЕНА: Он не должен идти туда работать. Не должен он туда идти работать.

    Геннадий ЗЮГАНОВ: Никто на такую работу, на такую зарплату не пойдет, а вместе с молодой женой, с которой он платит за квартиру 2-3 тысячи, он вообще полуголодный. А это человек с оружием в руках, при положении. Поэтому и коррупция, и взятки, и все остальное.

    ВЕДУЩИЙ: Я подключу все-таки губернатора, он у нас на мосту. В сентябре Сергей Катанандов заявил следующее: “Наша цель – выгнать отсюда наглую и дерзкую молодежь, которая нас не уважает. Причем местные власти и правоохранительные органы явно закрывали глаза на многие злоупотребления, тогда как наши граждане за те же нарушения несли ответственность по полной программе. Мы не против жителей Кавказа, наоборот, наши двери всегда открыты для честных и трудолюбивых людей, но мы не позволим, не уважать наши законы”. Так вот, у нас сейчас на связи Сергей Леонидович Катанандов. Добрый вечер вам.

    Сергей КАТАНАДОВ, глава республики Карелия: Да, здравствуйте.

    ВЕДУЩИЙ: Здравствуйте. Спасибо большое, что нашли время. Вот бывает так, что несправедливость заключается в том, что люди, которые больше всего стараются, больше всего попадаются, и мне кажется, что это к вам относится. По крайней мере, вот вы сейчас в центре внимания. Сергей Леонидович, я хочу вот вас о чем спросить. Вот те, кого вы назвали “наглой и дерзкой молодежью”, они же, как я понимаю, граждане России, не так ли? Но почему-то есть наши граждане, в ваших словах, и есть вот эта молодежь, которая вроде тоже наши граждане. Нет ли здесь у вас внутреннего противоречия у самого, это, во-первых. Во-вторых, разве они виноваты, что им позволено так себя вести? Вот “наших” граждан наказывают, а их не наказывают. Это кто виноват, они? Я вас слушаю.

    Сергей КАТАНАДОВ: Владимир Владимирович, эти слова были сказаны в тот период, когда нам было совсем тяжело. Нам нужно было успокоить население республики. Учитывая, что в кондопожских событиях были замечены псевдополитики, провокаторы, нужно было не допустить распространения этой беды на всю территорию, в том числе и в Петрозаводске. И поэтому, конечно, приходилось работать в цейтноте и, может быть, не всегда до конца продуманные фразы звучали из Карелии. Но, по крайней мере, за большинство из них я и сегодня готов ответить, и считаю, что конфликт зрел, что в этом виноваты, в том числе, и те, кто должен был разглядеть предпосылки этого конфликта. Кондопога самый благополучный город нашей республики, работает комбинат.

    Кстати, когда мы говорим о безработице, там 5 процентов безработных и всего 400 молодых людей без работы. Мы задержали во время погромов 109 человек, всего 27 человек из них были безработные, остальные все с работой. И, конечно, обидно за то, что именно здесь произошли эти события. С другой стороны, сегодня вот окончательные выводы делать рано. Напомню, что более 20 уголовных дел возбуждено. Часть из них уже завершена и будет в ближайшее время передаваться в суд. И кондопожане сегодня ждут от нас не рассуждений о том, какой это – криминальный, этнический, национальный, межнациональный конфликт – а самого главного: чтобы те, кто убивал, понесли заслуженное наказание, чтобы те, кто смотрел со стороны или не оказывал помощь, а это разговор идет о местной милиции, тоже были наказаны. И я обещал это нашим гражданам, и буду добиваться того, чтобы это произошло.

    ВЕДУЩИЙ: Скажите, пожалуйста, мелкий вопрос, все-таки КОндопога или КондопОга?

    Сергей КАТАНАДОВ: Вы задаете очень важный вопрос. Хотел бы обратить внимание, что дело происходит на территории республики, в которой живут не только братья-славяне. Напомню, что мы живем на территории, которая испокон века заселялась финно-угорским народом.

    Город Кондопога имеет карельские корни. Это поселение образовалось свыше 600 лет назад и это в переводе с карельского языка называется “родовое” или “святое место”.

    ВЕДУЩИЙ: Так все-таки КОндопога?

    Сергей КАТАНАДОВ: Да.

    ВЕДУЩИЙ: Хорошо. Вот ваше видение того, что произошло и почему произошло. Мы слышали здесь, и вы слышали, разные точки зрения. Вы-то как видите то, что произошло?

    Сергей КАТАНАДОВ: Владимир Владимирович, я солидарен с теми, кто не склонен упрощать конфликт. И понятно, что если с юридической точки зрения рассматривать, то все началось с обыкновенной бытовой разборки. Но люди вышли на улицы не из-за этого. Они вышли потому, что наступила угроза их безопасности. Они почувствовали, что если они не поставят заслон преступникам, бездействию милиции, то будет трагедия в городе. И произошло это в силу того, что действительно слабо адаптируются в последнее время приезжие люди с других территорий.

    ВЕДУЩИЙ: Вы сказали, что рано делать окончательные выводы, но какие-то выводы уже можно делать? Вот вы, в частности, попросили жителей в течение ближайших двух месяцев дождаться выводов следствия. Понятное дело, и не надо спешить с выводами, но все-таки что-то такое вы уже можете сказать?

    Сергей КАТАНАДОВ: Что мы делаем? Во-первых, в понедельник очередная встреча будет правительства Карелии и руководителей правоохранительных органов с жителями Кондопоги. Мы будем рассказывать, как ведутся расследования. Об этом будем рассказывать жителям Карелии. Второе – мы провели очень серьезную работу по консультациям со всеми, кто живет на территории Карелии и принадлежащие к тем или иным национальным образованиям, национальным меньшинствам, диаспорам, договорились, что мы в корне изменим отношение к молодежи, приезжей в последнее время. Будем их обучать, с помощью, в том числе, диаспор проведем целую большую работу по адаптации этих граждан. И, безусловно, мы сделали очень серьезные выводы по поводу воспитания нашей молодежи. Дело в том, что жители Кондопоги, особенно молодое поколение, сегодня очень агрессивно настроено против тех, кто приезжает к нам и ведет себя не в рамках российского законодательства. И главный для себя вывод я хотел бы, Владимир Владимирович, и я солидарен с депутатами Государственной Думы, с представителями Общественной палаты, если бы все жители России, чеченцы или выходцы из Кавказа, или карелы мои родные, и все жители Карелии и Кондопоги, жили по закону российскому, не нарушали законодательство, было бы значительно легче.

    ВЕДУЩИЙ: Правильно ли я вас понимаю, что идет невыполнение закона, потому что мне казалось, что часто нарушаются законы неписаные. Вот существуют какие-то традиции в каждой области, у каждого народа, каждой национальности. Приезжают люди, которые там не жили прежде, и игнорируют вот эти местные принятые порядки и что это сильно обостряет взаимоотношения. Или все-таки, как вы говорите, идет прямое нарушение закона? Это все-таки разные вещи.

    Сергей КАТАНАДОВ: Владимир Владимирович, это очень близкие вещи по событиям в Кондопоге. Безусловно, первое и главное, те, кто приехал к нам, особенно в последние 10 лет, в силу разных обстоятельств, и поселились в Кондопоге и Кондопожском районе, не соблюдали общепринятые для этого района правила. И понятно, что, безусловно, это вызывало раздражение. Например, на севере не принято громко говорить, громко шуметь и много чего другого. Но второе, безусловно, что является главным для нас всех, это то, что жители нарушали российские законы.

    ВЕДУЩИЙ: Скажите, а вы как руководитель, каким образом… я вынужден задать вам этот вопрос, вы допустили, чтобы местная власть, как вы сами говорите, так себя вела, к этим приезжим особое отношение, пожалуйста, нарушайте без особых последствий, а вот свои, если нарушают, тут уж получай по полной программе. Как это могло быть?

    Сергей КАТАНАДОВ: Владимир Владимирович, на самом деле мы не снимаем с себя ответственности и тоже рассуждаем на эту тему. В ближайшее время будет заседание правительства, мы будем обсуждать публично эти вопросы и будем получать на него ответы. Но справедливости ради надо сказать, в Кондопоге 700 магазинов и всего один муниципальный рынок. Всего 7,5 процентов товарооборота проходит через этот рынок. И в том числе это муниципальный рынок, напомню. Поэтому, конечно, проглядели. Для нас это было полной неожиданностью, мы это не скрываем.

    ВЕДУЩИЙ: Спасибо вам большое. Я действительно надеюсь, что вам удастся с этим справиться. Тем более, что это все-таки не частный случай и, может быть, ваш опыт окажется…

    Сергей КАТАНАДОВ: Владимир Владимирович, но я хочу сказать, что в Кондопоге сейчас спокойно и мы все сделаем, чтобы так и было.

    ВЕДУЩИЙ: Спасибо вам большое за участие. До свидания.

    Сергей КАТАНАДОВ: До свидания.

    ВЕДУЩИЙ: Вот интересная вещь. Оказывается, что местная диаспора чеченская по просьбе местного управления выдала правоохранительным органам трех своих земляков, которых подозревали в убийстве.

    Валерий ТИШКОВ: Диаспора не имеет права ни держать, ни выдавать. Что это такое?

    ВЕДУЩИЙ: Тут вопрос в другом. Почему их находит диаспора, а не ФСБ, не милиция. Это вот что такое?

    Анатолий КУЧЕРЕНА: Знаете в чем проблема? Вот вдумайтесь, насколько в голове сидит у тех же правоохранительных органов местных, что мы ничего не сделаем, потому что есть диаспора. Что это такое? Это вот антисоциальное поведение людей, которые приехали, откуда-то, они, видимо, настолько застращали уже ту же милицию местную, что они, видимо, не умеют проводить следственные действия, оперативно-розыскные мероприятия, обращаться в суд за санкцией. Вот это беда. И я вам должен сказать, что мы с Владимиром Абдуалиевичем убедились, когда мы выступали перед жителями Кондопоги, там мы попросили сотрудника милиции, которого показывали на экране, чтобы он ответил на ряд вопросов. Вы не представляете, что в зале творилось. Честно, я думал, что его там могут побить просто, потому что люди не верят.

    Вот у людей отторжение к местной власти, отчуждение от власти. Но это же копилось годами. Все, что происходило, “Мерседесы” вот эти без номеров, чванливое поведение – это все происходило на глазах у местных жителей. Поэтому, конечно же, мы не говорим о том, что там нет этнического вопроса, и мы не можем не говорить о том, что действительно потом возникли проблемы, которые в итоге привели к погромам, но еще раз говорю, ответственность вся ложится на местную власть. Именно местная власть спровоцировала.

    Геннадий ЗЮГАНОВ: Я ремарку одну. Мне пришлось 10 лет на Северном Кавказе отработать, и я хочу просто пояснить – мы будем ходить по кругу в этом деле. Было закрытое заседание после того, как была дикая стрельба в Нальчике, Совета безопасности. Там целый комплекс проблем и мероприятий рассмотрен. Их можно было бы уже реализовывать собственно. В том же Нальчике все стреляли, находясь в камуфляже, у всех наше оружие было, и неясно было многим, кто в кого стреляет и почему этот курортный и прекрасный городок вдруг взбудоражен. И когда начинаешь разбираться, не решен главный, допустим, вопрос, связанный с учетом специфики, и приостановка оттуда массовой миграции. Ничего не делается, чтобы проводить там промышленно-сельскохозяйственную нормальную политику. Вырастили хороший урожай хлеба, ничего не делают, чтобы купить у крестьян по нормальной цене, и они сегодня ездят на старых комбайнах. Вырастили хорошие мяса, по 100 отар ходило, продать никому не могут ни шерсть, ни мясо. И в результате, вынуждены бежать оттуда. У кавказцев есть свои обычаи: надочажная цепь, могилы предков, седины стариков. И эти растоптали в ходе чеченской войны, и многие, кроме патронов, не видели. И меры мы не принимаем пока, к сожалению.

    ВЕДУЩИЙ: Меня все-таки интересует вопрос диаспоры. Что это такое за штука? Вот я хотел бы вас спросить, потому что, ну, наверное, вам виднее, Мавлит Юсупович. Вот эта диаспора может научить так называемых молодых, наглых людей уважать местные порядки? Это входит, на ваш взгляд, в функции диаспоры?

    Мавлит БАЖАЕВ: Это, безусловно, входит в функции общины, я все-таки хотел бы, чтобы мы называли община. Диаспора – это люди, которые приезжают из других все-таки государств.

    ВЕДУЩИЙ: Ну, давайте.

    Мавлит БАЖАЕВ: И мы самой этой терминологией иногда тоже вычленяем своих же граждан из нашего такого единого пространства. Поэтому это все-таки община. И конечно, в функции общины это входит. С другой стороны я хотел бы, чтобы мы понимали, что особенно то, что касается представителей Северного Кавказа и остальной России, в принципе социализация этих людей проходила в одних и тех же условиях. Это одна и та же школьная программа, одно и то же телевидение, одна и та же идеология и так далее, и поэтому если говорить о каких-то культурных несовместимостях, здесь как таковых нет. Есть некая национальная специфика. С другой стороны относительно того, вот что они вели себя нагло и вызывающе. Я не одобряю наглое и вызывающее поведение. Никого.

    В том числе, если так вели себя чеченцы, надо было изначально правоохранительным органам привлекать их за это. С другой стороны я хотел бы напомнить, что люди, которые участвовали в конфликте с этой стороны, один из них вступил в противоречие с законом… Вообще они все вступили в противоречие с законом значительно раньше. Один из них за заказное убийство отсидел 8 с лишним лет, другой из них, кстати, тоже было кавказцем, некий Плиев, третий был приезжим из Чувашии и тоже просидел около 20 лет по нашей информации. Поэтому здесь мы все-таки должны, если хотим извлечь правильные, верные уроки, с тем, чтобы предупредить подобное, и рассуждать более объективно, и подходить к этому.

    ВЕДУЩИЙ: Что значит “более объективно” я, правда, не знаю. Пожалуйста, и потом вам.

    Валерий ТИШКОВ: Я поддержал бы вот мнение Мавлита Юсуповича о том, что у нас идет какая-то такая сплошная диаспаризация всей страны. Все станут тогда диаспорами и нужно осторожней с этим обращаться. Но то, что общины, а особенно их организация, национально-культурные автономии должны, конечно, обратиться к проблеме воспитания и содействия такому социальному контролю над своими, условно говоря, соплеменниками – это факт. Наверное, даже надо в закон о национально-культурной автономии записать, что помимо сохранения собственного языка или общения, или поддержания культуры, с которой они прибыли в новые места, они должны, конечно, ставить своей задачей, прежде всего, более гармоничное налаживание отношений, интеграцию в местные сообщества, чего они часто не делают. И вот эта проблема действительно очень важная.

    ВЕДУЩИЙ: Николай Владимирович, вы рвались.

    Николай КУРЬЯНОВИЧ: Спасибо, рвался. Хочу сказать квинтэссенцию мысли, что все национально-культурные диаспоры, в какие бы тоги они не драпировались, это есть ни что иное, как рассадники национализма, как правило, и сепаратизма.

    ВЕДУЩИЙ: Это где угодно?

    Николай КУРЬЯНОВИЧ: В общем-то, да. Особенно с участием представителей северокавказских народов.

    ВЕДУЩИЙ: Российская диаспора в Америке, она как?

    Николай КУРЬЯНОВИЧ: Как правило, под словом “российская” понимаются другие национальности, русских, как правило, нет.

    ВЕДУЩИЙ: То есть еврейская?

    Николай КУРЬЯНОВИЧ: Все остальные, кроме русских. Поэтому юридически нужно этот вопрос проработать в отношении национально-культурных автономий, диаспор, общин, старейшин и вводить все в единообразное правовое русло. И я хотел здесь услышать такой вопрос расхожий, который обычно задают, но не услышал. И вот, если позволите, сам себе его задам и отвечу. Вот мы все граждане великой России и почему вы так вот чеченцев особенно выделяете, как людей особенных? Да, они особенные, они неполиткорретные, они некомплиментарные. Это связанно с тем, что при дудаевском режиме они все почти поголовно были подвержены жесточайшей пропаганде и воспитывались в духе ненависти к России, ко всему русскому.

    И сейчас что мы видим? Дискриминацию, несмотря на то, что мы все граждане России, по национальному, финансовому и всем остальным параметрам. У них особое финансирование, такое, какое Дудаев себе и не мог представить. И когда я задал нашему министру финансов вопрос в стенах Государственной Думы, почему же так происходит, его ответ был, чтобы никого не тревожить, два слова, цитата: “Без комментариев”. У них особая квота, у чеченцев, на поступление в наши вузы, о чем у меня есть ответ от министра образования. И какие же они беженцы чеченцы в той же Кондопоге? Ведь сейчас при том проливном золотом дожде, который обрушился на Чечню, они все должны ехать в Чечню и восстанавливать свое народное хозяйство. Какие беженцы чеченцы в Кондопоге.

    ВЕДУЩИЙ: Вы свою мысль довольно ярко высказали. Вы хотели что-то сказать?

    Владимир ВАСИЛЬЕВ: Я бы хотел в связи с этим тут обратить внимание. Вот дело в том, что в Чеченской республике действительно сейчас очень непростая ситуация. Здесь об этом говорили, что экономика, есть подвижки, безусловно. Для того, чтобы они были больше, естественно, их надо финансировать. Почему это нужно делать? Мы в свое время из Чеченской республики ушли. Помните это период? И туда пришли международные экстремисты и террористы. И после этого начались вот эти вот процессы. И если раньше, я хорошо визу и по своему округу, до сих пор надписи на коровниках: Назрань, Грозный, такой-то год Строительные бригады, разъезжались по всему Советскому Союзу и строили, то теперь оттуда появляются часто преступники и террористы. Вот что мы поимели. Вы прелагаете не делать ничего дальше. Там десятки тысяч молодежи, которые даже в школу не ходили. Они умеют зачастую только убивать, особенно те, кто был в незаконных вооруженных формированиях. Мы обязаны предоставить им возможность адаптироваться к мирной жизни. Вот отсюда идут квоты, вот отсюда идут средства и сейчас в Чечне идет очень активный процесс. Надо ребят реабилитировать к мирной жизни. И я еще раз повторяю, я верю в то, что тогда мощнейший потенциал нашей страны, молодежь, энергичная, амбициозная, она будет строить лучшую жизнь нашу. А не будем мы завозить тогда вынуждены китайцев, извините, и еще кого-то из-за рубежа.

    Николай КУРЬЯНОВИЧ: Владимир Абдуалиевич, но чеченцы должны строить свою Чечню на своей территории.

    ВЕДУЩИЙ: Бытовые столкновения могут быть, были, есть, всегда будут, но далеко не всегда перерастают в национальные, не всегда в них фигурирует национальный момент, это совершенно разные вещи. Все-таки как мы будем выходить из этого положения, какие есть реальные способы не то, чтобы быстро, потому что быстро ничего не происходит такого рода, но как из этого выходить? Есть предложения, насколько я понял, всех чеченцев выслать обратно в Чечню. Я не думаю, чтобы это очень сильно помогло. Вы как думаете?

    Валерий ТИШКОВ: Действительно, я с вами согласен, вот эти массовые беспорядки, такой феномен выхода населения из правового пространства, – это всеобщее глобальное явление. Мы уже после Кондопоги имели и Будапешт, и до этого были, вы знаете, многие вещи.

    Они очень часто приобретают расовый, или религиозный, или этнический аспект. Вспомним Лос-Анджелес, Даунтаун, где разгромили все.

    ВЕДУЩИЙ: Да. И все-таки?

    Валерий ТИШКОВ: И опыт есть. Я думаю, что, кстати говоря, кое-что, в общем, на мой взгляд, достаточно грамотно и президент Карелии здесь выступал, хотя он признает и ошибки. Это тоже очень важная такая самокритика. Самые простые вещи. Первая – это, конечно, мы платим налоги власти и власть должна сохранять безопасность граждан и обеспечивать ее, и, прежде всего милиция. И ссылки на то, что у нас ржавые комбайны или полуголодные милиционеры, они здесь не помогают. Нужно сделать так, чтобы такие вещи, когда получаются, не ниже полковника милиции несли личную персональную ответственность. Должна быть специальная подготовка, в том числе и низового состава, о том, как предупреждать такие вещи. Что, нельзя было остановить, что ли эту машину, их несколько машин ехали из Петрозаводска, этих молодчиков вызванных? Прежде всего, специальный тренинг и подготовка правоохранительных органов. Второе, вот мы уже называли, воспитательная работа среди диаспор. Третье, – это все-таки местное население должно как-то здесь не просто митинговать или же судачить на кухнях, но, тем не менее, какие-то должны быть общественные организации, какое-то гражданское общество, культуры гражданского общества. Ведь в Кондопоге не было фактически общественных организаций.

    ВЕДУЩИЙ: Валерий Александрович, понимаете, когда должно, должно, должно… Меня интересует конкретно, что делать.

    Анатолий КУЧЕРЕНА: Прежде всего, я должен сказать первое – что делать? Радикальным политикам и общественным деятелям перестать разжигать национальный конфликт – это первое. Выступать объективно и говорить правду. Если есть национальный конфликт, надо об этом говорить. Если его нет, надо говорить, почему произошло то или иное преступление. Это я как правовед говорю. Это первое. Второе. Местным властям нужно сделать все возможное, чтобы знать криминогенную ситуацию на месте. Ведь что получилось, мы задавали вопрос, в том числе и министру внутренних дел Карелии. Почему никто не знал, какая криминогенная ситуация в городе Кондопоге? Я, конечно, очень благодарен Сергею Леонидовичу Катанандову, он действительно на наших глазах, мы все видели, мы там провели с ним целый день, он действительно много делает и старается, и я уверен, что он много чего сделает. Но не надо разжигать вот эту национальную рознь. Это принципиальный и важный вопрос, потому что много преступлений совершается, в том числе, по национальному мотиву, но о них никто не знает. И я вам скажу, у нас есть эти данные, мы собирали эти данные. И еще, какой принципиально важный вопрос – справедливое распределение ресурсов. Ведь те же жители Кондопоги, они говорили о том, почему мы ущемлены, а те, кто приехал сюда, имеют абсолютно все. К чему это все? Это к тому, что именно местная власть провоцирует людей на то, чтобы происходили вот эти события, которые происходили в Кондопоге.

    Поэтому персональная ответственность каждого чиновника за то, что происходит на территории. Надо идти к людям, надо встречаться с людьми. Люди ничего не знают, люди в неведении. Мы слышали, кстати, в одном из репортажей, люди ничего не знают. Телевизора нет, газет нет. Кто-то сказал у подъезда, кто-то кому-то передал – и все, понеслось.

    ВЕДУЩИЙ: Вот если мы считаем, что это приоритетные проблемы сегодня, это вот то, что происходит, то какие, на ваш взгляд, нужно принять меры, чтобы решить ее?

    Геннадий ЗЮГАНОВ: Владимир Владимирович, русские области вымирают в два-три раза быстрее, чем остальные, а русские – государствообразующая нация. Чем будет меньше, тем национальные отношения будут острее. Надо в срочном порядке принять меры демографического характера, они хорошо известны и прекрасно прописаны. Второе, припограничная полоса у нас по югу проходит, это 500 километров, все республики попадают. Надо срочно указ президента о регулировании земельных отношений в этой полосе, иначе от Сочи до Находки у нас будет свое Косово. В Косово не было албанцев. Пригласили работать на рудники. Было 5 процентов. Когда 15 – подрались. Последние 300 тысяч сербов скоро уедут оттуда. У нас по югу обстановка эта осложняется еще быстрее.

    Я только что вернулся с Дальнего Востока и своими глазами видел, во что это выльется. Оттуда 2 миллиона русских убежали, которые 4 века осваивали этот удивительный и очень богатый регион. И третье. Если экономическую основу брать, граждане в большинстве своем отвергают бандитский капитализм, где асоциальные программы и расслоение общества достигли невиданных размеров, ужасающих размеров. А что касается молодежи, ей даже не гарантировано элементарное образование. Вот новый закон, который внесли, об автономных учреждениях, он почти все учебные и культурные заведения делает частными. Даже те, кто сегодня учится на втором курсе, они не закончат, им через год придется по 50-70 тысяч платить за учебу. У половины нет таких денег. Поэтому надо принимать комплексную программу.

    ВЕДУЩИЙ: Что вы скажите, Владимир Абдуалиевич?

    Владимир ВАСИЛЬЕВ: Я согласен с тем, что эти события, и не только в Кондопоге, они заставляют всех понять, что это не разовое какое-то явление, которое само по себе израстется. Здесь нужно менять подходы, и очень серьезно. Здесь уже звучали и, кстати говоря, и руководитель республики об этом говорил, мы имели возможность общаться. Первое, что мне кажется в ряду конкретных действий, нам нужно все-таки органы внутренних дел совершенно четко сориентировать, чтобы они это понимали, что они очень серьезно не дорабатывают, в плане того, что у нас очень много людей находятся, и не только в Кондопоге это оказалось, а в других регионах, которые не должны там находиться. В частности, тот же бармен. Он не должен был там находиться, и все юридические основания для этого были. Вот это один момент. Второй момент. В свое время в МВД была начата операция, я хорошо ее помню, “Сфера” она называлась.

    Цель ее была такая – навести порядок на рынках существенным образом. Вот Краснодар пошел по этому пути, ну, а так как-то она и затихла. Мне кажется, что сегодняшняя ситуация и положение на рынках, о котором здесь говорили, и те 90 процентов граждан, которые оценивают его так, я бы сказал, критично, это вот как раз та основа для таких конфликтов в будущем. Поэтому нужно системно начинать наводить порядок. Не изгнание, не чистки, а именно наведение порядка. Здесь было правильно сказано: любая национальность хочет жить по закону. Вот если закон соблюдается, все, все встало на свои места. Какие еще вопросы? И здесь я хотел бы согласиться с той позицией, она тоже звучала уже, что сегодня мы переживаем период… Ведь, кстати, и в советские времена было множество проблем. После этого система была разрушена. Эти проблемы не были решены. А после этого наступил период, когда все возложили на рынок, все решит рынок. И что получилось? Да, рынок решает, вот так и решает. Пришли люди, которые дают взятки, которые более активны, чем коренное население, и захватывают эти позиции. Если это лес – это лес, если это рынок – это рынок, если это торговля – это торговля. Причем используют криминальные методы.

    Почему славянские народы отходят в сторону? Потому что более правопослушны. Вот в чем вопрос. И здесь власть уже не может больше созерцать на это. Мы должны четко и ясно понимать, что сейчас надо поддерживать людей, создавать условия. У нас сейчас, смотрите, все бизнесмены говорят: нет рабочих рук. У нас сейчас смотрите, я смотрю по Тверской области, для того, чтобы поехать, получить образование, 200 рублей стоит билет. Мы вот тут занимались проблемой малообеспеченных семей, в наш тверской филиал юридической 41 ребенка подобрали. Поступило 17. Всех остальных потеряли по дороге, потому что никому не нужны эти дети, оказались. Вот сейчас мы разбирались, будем заниматься. И всем нам нужно сейчас сосредоточиться конкретно на этой проблеме и найти свое место. Есть простой ответ на эти вещи: то ли мы направим энергию, как нам говорят, на изгнание кого-то, то ли мы начнем больше работать, сами, каждый. Вот начнем работать ситуацию на своем месте, значит ситуация будет решаться.

    Вот сейчас Геннадий Андреевич говорит о позиции партии, “Единую Россию” я сейчас представляю как член фракции “Единая Россия”. Очень хорошо. Коллеги критикуют – правильно. Вот сейчас “Единая Россия” и правительство должны решать задачу. Не решают – критика, жесточайшая критика. Правильно. И вот я думаю, что это и есть решение проблемы. Но самое главное я бы все-таки обратил внимание – это, конечно, правоохранительные органы должны отойти от статистических подходов, а содержательно. Ведь по статистике, смотрите, Кондопога – это образцово-показательный район. Все.

    ВЕДУЩИЙ: Ну, что ж, я вас всех благодарю за участие в программе.

    Я очень надеюсь, что вообще-то тема станет более весомой, более очевидной в наших средствах массовой информации, потому что я очень опасаюсь, что, то, что происходит, угрожает просто государству на самом деле, и нельзя к этому относиться равнодушно. И нужно отказаться от своих предвзятостей и попытаться посмотреть на это с точки зрения патриота, но только настоящего, а не псевдо.

    В завершении я хотел бы отойти от этой темы, чуть-чуть улыбнуться, если вы позволите, а то уж больно все серьезно. Я хотел напомнить вам, что наша программа не раз и не два обращалась с идеей сократить количество проблесковых маячков на этих разных автомобилях. Вы это наверняка помните, и зритель помнит. И вот, наконец, это произошло. Ну, не будем переоценивать свои возможности, но все-таки вот сократили довольно значительно. И вскоре после этого один из очень уважаемых и, я бы сказал, весьма внятных членов Государственной Думы, который поехал без проблескового маячка, сказал, что, оказывается, пробки, черт возьми, есть в Москве. Понимаете? Говорит: “Мы еле-еле двигаемся, это же безобразие какое-то”. И, кроме того, он сказал: “Очевидно, надо вкладывать больше денег в социальные проекты и вообще в инфраструктуру, и в дороги”. Я повторяю – внятный человек. Но я ужасно обрадовался и решил, что, может быть, я смогу помочь тоже одним советом. Может быть, он покажется крайним, но тем не менее. Сделать так, чтобы все члены Государственной Думы, ну, помимо того, чтобы у них не было этих проблесковых маячков, чтобы они, скажем, все лечились в обыкновенных поликлиниках и ходили…

    Геннадий ЗЮГАНОВ: Это второй этап будет.

    ВЕДУЩИЙ: …и были бы в обыкновенных больницах. Не все. Чтобы их дети в обязательном порядке учились в обыкновенных школах, а чтобы их взрослые дети в обязательном порядке служили в армии. Вот я думаю, что в результате у нас вдруг появятся такие толковые законопроекты, и деньги будут выделяться на такие важные вещи, что мы можем зажить совершенно по-другому. Я понимаю, что, вряд ли пройдет мое предложение, вряд ли оно будет выдвинуто в Государственной Думе, но ведь попытка не пытка.
    Геннадий ЗЮГАНОВ: Рассмотрим. Хорошее предложение.

    Анатолий КУЧЕРЕНА: Общественная палата поддержит.

    ВЕДУЩИЙ: Вот такие Времена.

    »crosslinked«




    Комментирование закрыто.