Опросы

Как вам интервью с Дмитрием Медведевым?

Посмотреть результат

Loading ... Loading ...

Поиск

Архив



Изготовление стендов: информационная доска.

  • Управление
  • 23 апреля 2006

    Времена. 23 апреля 2006 года

    Рубрика: Времена.


    ВЕДУЩИЙ: Добрый вечер. В эфире программа “Времена”. Я – Владимир Познер. В эту пятницу в Кремле прошло заседание Президиума Госсовета, главной темой которого было распространение в России и вообще положение в России с заболеванием ВИЧ/СПИД. Сейчас в России официально зарегистрировано около 340 тысяч ВИЧ-инфицированных или ВИЧ положительных людей. Эти данные привел президент Путин, и вот фрагмент его выступления.

    21.04.2006, Владимир ПУТИН, президент Российской Федерации: Такая тревожная ситуация требует адекватных мер реагирования. Требует не созерцательного, а деятельного отношения, причем, со стороны всего российского общества. Разумеется, задавать тон здесь должны люди, непосредственно отвечающие за работу с ВИЧ-инфекцией. Но в эту работу необходимо активно включать и политиков, и педагогов, и деятелей культуры, и представителей средств массовой информации. Наша общая задача – пропагандировать здоровый образ жизни, поднимать значимость моральных ценностей.

    ВЕДУЩИЙ: Как человек, который уже много лет интересуется этой темой, могу вам сказать, что на самом деле, конечно, в стране гораздо больше, чем 340 тысяч, инфицированных, просто регистрируется далеко не каждый. Наверное, эту цифру надо умножить, скромно если, то на 4, – то есть где-то получается порядка 1 процента населения. А при таком количестве уже опасность настоящего распространения в виде уже просто эпидемии становится реальностью. Ясно, что надо активно заниматься просветительской работой, надо, чтобы люди понимали, что им грозит и как грозит, и как быть, и как обезопасить себя от этого. И, в общем, у нас в стране пока что активнее всего этим занимаются как раз зарубежные некоммерческие организации. Вместе с тем в среду, на этой неделе депутаты Московской городской Думы обратились к президенту Путину с требованием прекратить деятельность этих организаций. И вот что говорилось в обращении, я цитирую: “В нарушение российского законодательства в образовательную среду под видом пропаганды здорового образа жизни и профилактики ВИЧ-инфекции, в рамках проекта “Глобус” и других международных программ по профилактике ВИЧ/СПИДа внедряются программы, разрушающие нравственность и здоровье населения, пропагандирующие педофилию, а также проституцию и наркоманию среди подростков”. Вот такое письмо.

    Сегодня мы будем говорить о правомочности такого утверждения и требования, о том, можно ли с помощью профилактических или иных мер остановить или, хотя бы, замедлить распространение СПИД в нашей стране. Нужно ли рассказывать подросткам о том, как предохраняться от вируса иммунодефицита, и если нужно, то как рассказывать, надо ли создавать свою, совершенно отличную, особую российскую программу профилактики СПИДа. Ну, вот об этом мы и будем говорить с нашими гостями. Я их вам представляю, они, как всегда, располагаются справа от меня и против часовой стрелки. Главный государственный санитарный врач России Геннадий Григорьевич Онищенко, добрый вечер. Рядом с ним – президент Российской Академии медицинских наук…

    Валентин ПОКРОВСКИЙ: Бывший президент.

    ВЕДУЩИЙ: Хорошо. Как хотите. Я хотел поднять, но вы…

    Валентин ПОКРОВСКИЙ: Я уже два месяца не президент.

    ВЕДУЩИЙ: Хорошо. Валентин Иванович Покровский. Напротив меня – председатель комитета Государственной Думы по охране здоровья Татьяна Владимировна Яковлева, рядом с ней – первый заместитель председателя комитета Государственной Думы по безопасности Михаил Игнатьевич Гришанков, и, наконец, слева от меня – заместитель председателя Московской городской Думы Андрей Николаевич Метельский. Всем вам добрый вечер! И хотел бы представить на трибуне – вот справа от меня, это наша экспертная трибуна, – это заместитель директора Российского фонда “Открытый институт здоровья населения”, руководитель проекта “Глобус” Алексей Бобрик. Добрый вечер вам.

    ВЕДУЩИЙ: А поводом для этого письма, которое я процитировал Мосгордумой, требующей запрета деятельности в России международных организаций, которые занимаются борьбой с ВИЧ/СПИДом, стал скандал в Екатеринбурге. Подробности – в материале корреспондента, нашего корреспондента в Екатеринбурге, Алексея Иванова.

    Репортаж Алексея Иванова

    КОРР.: Программу “Ресурсы здоровья”, подготовленную городским центром “Холис”, преподают в половине школ Екатеринбурга. На уроках биологии, основы безопасности и жизнедеятельности и на классных часах школьникам рассказывают не только о вреде наркотиков, но и о половом воспитании. Для этого детям показывают мультфильмы, подготовленные центром “Холис”.

    Фрагмент мультфильма: Каратэ и Роза рассказали ребятам о презервативе. Презерватив – это классно, он может защитить нас от СПИДа. СПИДом можно заразиться во время занятий сексом. Поэтому когда мы с Каратэ занимаемся любовью, мы пользуемся презервативами. Каратэ рассказала им, как надевать презерватив.

    КОРР.: Методички от “Холиса” попали в руки родителям. Многие и знать не знали, чему их детей учат в школе. Дело дошло до скандала, а после публикации в центральных газетах приобрело уже федеральный масштаб. На городском и родительском собрании матери и отцы заявляли, что программа “Холиса” не защищает, а развращает их детей. Более 6 тысяч человек из числа родителей обратились к чиновникам с требованием запретить пропаганду наркомании и растления малолетних.

    Герман АВДЮШИН, председатель Ассоциации родительских комитетов г. Екатеринбурга: Ребенку в качестве тренинга предлагается за вечер провести три контакта половых обязательно, а четвертый – по желанию.

    Валерий НЕТАЛИЕВ, председатель родительского комитета Ордженикидзевского района г. Екатеринбурга: Есть случаи, когда дети не хотят ходить. Приходят домой – возмущаются, приходят домой – жалуются, говорят, что “если нам рассказывают, что это – любовь, то мы не хотим любить”.

    Александр ПЕРШИН, член родительского комитета: Рассматривают, кто он такой, сколько у него партнеров, какой человек, здоров он – не здоров, какая у него семья, сколько у него было сексуальных партнеров и так далее, и так далее. Это пишут детям. Нам предлагают кого? Это кто? Террорист, который разыскивается. Его взяли с сайта ФСБ.

    КОРР.: Центр “Холис” с 2006 года перестал существовать как образовательное учреждение. Теперь это информационно-методический центр во главе с новым руководителем. Деньги из городского бюджета продолжают поступать на развитие программ центра. Только в этом году запланировано 7 миллионов рублей. Чиновники от управления образования объясняют, что все программы “Холиса” предназначены для обучения преподавателей, и учителя сами должны решать, как преподнести это детям. Однако саму методику вредной не считают.

    Евгения УМНИКОВА, начальник Управления образования г. Екатеринбурга: Хорошо или плохо педагоги использовали эти методики – это уже другой вопрос. Действительно, можно и, к сожалению, неправильно использовать тот материал и ту интересную методику, которую тебе предложили. А можно это делать очень ненавязчиво, так, что ребенок и не понимает, что именно вот сейчас с ним говорят о тех рисках, которые он в жизни может встретить.

    КОРР.: Руководители городского Управления образования утверждают, что программа “Ресурсы здоровья” прошла все необходимые экспертизы, имеет разрешение на использование в школах, подписанное директором Департамента государственной молодежной политики министерства образования России Сергеем Апатенко. Возмущенные родители с просьбой дать свою оценку программам “Холиса” обратились к другим экспертам. Специалисты Института имени Сербского, Академии госслужбы при президенте России и Центра наркологии Росздрава вынесли категорическое заключение: по мнению некоторых экспертов, программы “Холиса” разрушает детскую психику, а действия сотрудников Центра даже подпадают под категорию уголовных преступлений. Выводы экспертной комиссии Академии госслужбы при президенте Российской Федерации: “Авторы методики даже не допускают мысли о том, что ВИЧ-инфицированный человек, узнав, что он заражен, должен под угрозой наступления уголовной ответственности воздержаться от половых контактов. Об этом учащимся ничего не говорится. Это можно рассматривать как намеренное введение детей в заблуждение”.

    Виктор СЛОБОДЧИКОВ, директор Института развития дошкольного образования РАО: Вместо, предположим, романтической любви, вы ребенку вставлять, притом с очень ранних лет, когда у него еще, опять же, говорю, даже в сознании этого ничего не происходит… вы его вставляете в половые взаимоотношения. При чем здесь романтическая любовь и половые взаимоотношения, которые притом, что называется, “с картинками”? Я не знаю, кому это непонятно. Для этого ученым не надо быть, чтобы понять, что вот это – разврат, который уничтожает некое духовное состояние человека. Потому что любовь – это духовное состояние.

    КОРР.: Семинары для учителей по программе муниципального центра “Холис” “Ресурсы здоровья” до сих пор проходят каждую неделю. За шесть лет подготовлено более 6 тысяч преподавателей, причем не только из Екатеринбурга, но и из других городов России. Возмущенные родители лично привезли материалы “Холиса” в Генеральную прокуратуру, а депутаты Мосгордумы, ознакомившись с выводами экспертов о влиянии программ на детскую психику, приняли обращение в президиум Госсовета и к президенту страны. ( А. Иванов. Первый канал. Екатеринбург).

    ВЕДУЩИЙ: Я должен внести только некоторые уточнения насчет сексуальных контактов, о которых было сказано. На самом деле они симулируется. То есть речь идет о рукопожатии, рукопожатие как бы это и есть сексуальный контакт. Три рукопожатия за вечер – чтобы вы не думали, что на самом деле речь идет о половом контакте. И, конечно, странная мультипликация, согласитесь. Почему человек говорит с иностранным акцентом? Что, по-русски нельзя это сделать? И потом, эти изображенные там дети – они явно не российские, это, в общем, из другой страны какой-то, потому что у них другой цвет кожи и так далее. В общем, странная мультипликация. На мой взгляд, просто плохо сделана, для начала, ну и, потом еще очень много чего можно говорить. Геннадий Григорьевич, к вам вопрос. Судя по публикациям, во всяком случае, эти программы были одобрены Департаментом государственной молодежной политики Минобразования в целом. А ваше ведомство знакомо с этими программами? Вообще вы видели эти программы? А перед тем, как их внедряли в школы, с вами советовались?

    Геннадий ОНИЩЕНКО, главный государственный санитарный врач Российской Федерации: Сегодня в том раскладе, который существует, министерство образования вправе самостоятельно принимать эти решения…

    ВЕДУЩИЙ: Понимаю.

    Геннадий ОНИЩЕНКО: С Минобразования мы работаем, у нас есть совместно подписанный документ – как раз по этим программам, которые нам нужны. Это я сразу обозначаю свою позицию. Они нам нужны. В данном конкретном случае речь шла… Вы сказали, что это была плохо сделанная программа. Она была сделана хорошо, но, по-моему, для Бразилии.

    ВЕДУЩИЙ: Я о Бразилии судить не могу.

    Геннадий ОНИЩЕНКО: Поэтому я, что хочу сказать? В данном случае – явная ошибка, которую Минобразования же и исправило уже. Но, чтобы не фокусироваться только на этом и сделать из этого погоду, я скажу, что такого рода программы сегодня нужны.

    ВЕДУЩИЙ: Хорошо, я понял. Я понял. Валентин Иванович, вот, судя по вашим словам на Госсовете, вы там же выступали, вы считаете, что основной причиной распространения ВИЧ/СПИДа в нашей стране является нравственное нездоровье общества. Я вас цитирую: “В основе профилактики должно быть нравственное воспитание населения”. Вообще лично мне это довольно странно слышать от врача. И скажите мне, что такое “нравственное воспитание населения”. Что это такое?

    Валентин ПОКРОВСКИЙ, директор Центрального института эпидемиологии РАМН: Я считаю, что в первую очередь для того, чтобы избежать распространения ВИЧ-инфекции, в идеале является супружеская пара.

    ВЕДУЩИЙ: В идеале? Конечно, конечно.

    Валентин ПОКРОВСКИЙ: В идеале. И если мы соблюдали бы наши обычаи, старые российские обычаи, то, наверное, вопросы о распространении ВИЧ-инфекциии в значительной степени бы снизились. Это первое и основное. Второе…

    ВЕДУЩИЙ: Простите, я вас перебиваю. Насчет “старинных русских обычаев”. Почитайте Лескова, почитайте Пушкина, почитайте Салтыкова. Почитайте кого угодно. Ну, какие такие “старые русские обычаи”? Как грешили, простите меня, вовсю, только не было ВИЧ/СПИДа – был сифилис.

    Валентин ПОКРОВСКИЙ: Но сифилис тоже был завезен позже. Я ведь говорю в первую очередь о нашем сельском народе, который составлял в то время основную массу населения.

    ВЕДУЩИЙ: Так.

    Валентин ПОКРОВСКИЙ: И на этом Госсовете мы как раз несколько, так сказать, попикировались с Юрием Михайловичем Лужковым, именно в том плане, что я… Ну, это уже следующий этап – я, может быть, чуть-чуть забегаю… когда он выступал вообще против презерватива. Я тогда говорил: “Но простите, если мы посмотрим нашу историю и наших великих людей многих, то, как раз они не были в этом отношении в половых контактах слишком безгрешными”. Так что в отдельных случаях, наверное, в ряде случаев, презерватив является необходимой мерой предосторожности. Но я говорю, что мы забежали немножко вперед.

    ВЕДУЩИЙ: А вам не кажется, что самое правильное было бы сочетать – с одной стороны, разумеется, идеалы, о которых вы говорите, а с другой стороны – конкретно: а вот все-таки это существует, что с этим делать и как предохраняться? Нет?

    Татьяна ЯКОВЛЕВА, председатель комитета Государственной Думы по охране здоровья: Я просто приведу пример. Я педиатр. И, вы знаете, начинала в сельской поселковой больнице, и меня учителя по биологии, когда шли медицинские уроки, очень просили, чтобы я эти уроки как-то проговорила с учениками. И когда я встречалась отдельно с мальчиками, с девочками… Девочки – 10-й класс. Две трети уже девочек имели сексуальные контакты.

    ВЕДУЩИЙ: Две трети?

    Татьяна ЯКОВЛЕВА: Две трети! При этом – абсолютно не знали, как предохраняться. Признаки беременности, что нужно делать, и так далее, и тому подобное. И в результате уже у малолетних мы имеем хронические гинекологические заболевания, и у малолетних мы имеем беременность.

    ВЕДУЩИЙ: Андрей Николаевич, вам вопрос. Вы не согласны, что помимо программ каких-либо просветительских у молодого поколения, у детей есть возможность почерпнуть всю эту информацию совершенно безо всяких объяснений, чего не надо делать? То есть, этого столько вокруг, что, может быть, все-таки стоит как-то поговорить и о том, как предохраняться, и как не заболеть? Потому что идея идеала – “просто не делай этого” – она не срабатывает, и мы это знаем. И нигде она не срабатывает.

    Андрей МЕТЕЛЬСКИЙ, заместитель председателя Московской Государственной Думы: Ну, начнем с того, что мы, собственно говоря, не призывали к тому, чтобы все запретить, отменить. И, тем более, мы не говорили о том, что сегодня нет необходимости в подобного рода программах. Но мы хотели бы сказать о другом привлечь наше внимание. Вы все видели сегодня на экранах здесь, и для нас принципиально важно другое: что если мы уже и позволяем подобного рода центрам существовать, это благое дело, с одной стороны. С другой стороны, мы должны контролировать их деятельность. Это тоже… С одной стороны, преступление запрещать, но с другой стороны, преступление и не контролировать. Содержание подобных программ вы увидели.

    ВЕДУЩИЙ: Это что, это преступление?

    Андрей МЕТЕЛЬСКИЙ: А я считаю, что это – да.

    ВЕДУЩИЙ: По Уголовному кодексу или это лично вы считаете?

    Андрей МЕТЕЛЬСКИЙ: А вот если бы вы, мы все здесь имеем детей – вы бы позволили своим детям смотреть подобного рода передачи, тем более в школе? Понимаете, основа безопасности жизни – когда проходит урок, ведь мы прекрасно понимаем, что ребенку дают основы защитить себя…

    ВЕДУЩИЙ: Я вам напомню, что вы, обращаясь к президенту, требуете привлечь к уголовной ответственности этих людей, ни много, ни мало.

    Андрей МЕТЕЛЬСКИЙ: А вы думаете, что бесхозяйственность и разгильдяйство в этом вопросе они не присутствуют? Не присутствует то, что подобная передача была разрешена, даже Геннадий Григорьевич сказал: “Да, хорошая передача, но не для России!” Она может быть хороша для стран Африки, Азии. Но не для наших детей.

    ВЕДУЩИЙ: Уф-ф.

    Андрей МЕТЕЛЬСКИЙ: Это не для наших детей передача!

    Григорий ОНИЩЕНКО: Можно заступиться за Думу?

    ВЕДУЩИЙ: Позвольте, господин Гришанков еще не говорил просто. Я бы хотел, чтобы все хоть по разу высказались. Прошу.

    Михаил ГРИШАНКОВ, первый заместитель председателя комитета Госдумы РФ по безопасности: Вы знаете, меня, откровенно говоря, удивила активность Мосгордумы в этом вопросе. Почему? Потому, что вырванный из контекста разговор о презервативах и о сексуальном воспитании на самом деле делает, ну скажем так, может быть, не совсем верные выводы. Хотел бы сразу слово доброе сказать в пользу “Холиса”: они 10 лет работают, и они ведут активнейшую работу по профилактике наркомании. Надо говорить о всей программе. Я хочу задать вопрос оппонентам. Скажем так: давайте оценим как родители, где мы хотим, чтобы дети узнали, скажем, так, основы безопасности жизни: на улице? От своих сверстников, которые будут толкать их, скажем так, на криминальный путь, или они заранее будут знать, что наркотики употреблять нельзя, если, я, опять же, обращаюсь к словам Татьяны Владимировны, две трети девочек на селе уже вступают в сексуальные отношения? Я бы хотел, не знаю, есть ли нет статистики, но по отдельным экспертным оценкам, средний возраст вступления в сексуальные отношения – чуть больше 14 лет.

    Так вот давайте мы своих детей как-то будем образовывать. И, на мой взгляд, надо рассматривать контекст. Ведь “Холис” ведет программы не только против ВИЧ/СПИДа. И они говорят о морально-нравственных ценностях, и говорят об этом постоянно. Но могу сказать, что Екатеринбург… Вот почему начался скандал, на самом деле? Начались выборы мэра города. И для того, чтобы похоронить, ну скажем так, облить грязью местные власти, начали топтать министерство образования Екатеринбурга. Вот я вижу только в этом.

    ВЕДУЩИЙ: То есть вы в этом видите политическую подоплеку?

    Михаил ГРИШАНКОВ: Совершенно однозначно. Снят был цирк. Целый цирк – заплатили деньги для того, чтобы собралась ассоциация родительских комитетов. 140 человек пришло в целый цирк. Я могу сказать, что я вижу только политическую подоплеку.

    ВЕДУЩИЙ: Да, прошу.

    Геннадий ОНИЩЕНКО: Первое. В чем права Мосгордума? Что она так остро подняла этот вопрос. Состоялся Госсовет, целый Госсовет. А мы начали разговор с решения Мосгордумы. И это правильно, потому что нам, вот Валентин Иваныч знает первого нашего больного в стране, нам не хватало того, что было признанием на политическом уровне. Вот сейчас, когда мы начнем, и надо воспитывать моральные ценности. Поэтому то, что они подняли этот вопрос, – да, исправили ошибки. Но идти надо в этом направлении. Сегодня эти программы реализуются, благодаря Бобрику, который здесь сидит. Порядка 37 сегодня программ. Мы делаем еще более кощунственные вещи. Мы среди наркоманов раздаем шприцы. Но при этом с ними ведется беседа, ведется таким же наркоманом в прошлом, который…

    ВЕДУЩИЙ: Так это не кощунственная тогда вещь, это полезная…

    Геннадий ОНИЩЕНКО: Я говорю: с точки зрения вот этой психологии.

    ВЕДУЩИЙ: Ага, понятно.

    Геннадий ОНИЩЕНКО: То есть, мы этим занимаемся. И я вам скажу: там, где идет этот проект… Вот, допустим, наша Пензенская область: там меньше процента распространения среди наркоманов ВИЧ. А вот в таких крупных городах… Вот в Москве сегодня 5 процентов.

    ВЕДУЩИЙ: В Питере еще больше.

    Геннадий ОНИЩЕНКО: В Питере – да, где-то в этом поле.

    ВЕДУЩИЙ: Больше-больше.

    Геннадий ОНИЩЕНКО: А в целом у нас основной путь передачи… Так разве это благое дело, не надо делать?

    ВЕДУЩИЙ: Хорошо. Вот вы упомянули господина Бобрика. Вот к вам вопрос: в своем заявлении вы открещиваетесь от той программы, которую пропагандируют в Екатеринбурге и часть которой мы видели. Я вас цитирую: “Эта стратегия официально декларируется и поддерживается лишь одной конкретной страной и не имеет отношения к проекту “Глобус”". Это так?

    Алексей БОБРИК, заместитель директора Российского фонда “Открытый институт здоровья населения”: Речь идет о двух стратегиях. То, что вы процитировали, – это открытое письмо проекта “Глобус”, и там речь идет о так называемой “стратегии АВС”, на которую ссылается Мосгордума. Так вот, “стратегия АВС” – это стратегия государственная правительства США по профилактике ВИЧ/СПИДа.

    И когда я это подчеркивал, я говорил, что никакого отношения к проекту “Глобус” эта стратегия не имеет. Второй аспект проблемы: имеет ли “Глобус” отношение к событиям в Екатеринбурге? Подчеркиваю: нет, не имеет. “Глобус” в Екатеринбурге не работает.

    ВЕДУЩИЙ: Если я правильно понимаю, ” АВС ” переводится как “Abstinence”, “Be faithful” и…

    Алексей БОБРИК: …” Condoms “.

    Геннадий ОНИЩЕНКО: Значит, другими словами, перевожу по-русски: “воздержание, верность и презерватив”.

    ВЕДУЩИЙ: Это была… Это как раз в Америке сегодня. Это бушевская…

    Геннадий ОНИЩЕНКО: Бушевская, республиканская.

    ВЕДУЩИЙ: А клинтоновская была иной, если я не ошибаюсь. Правильно?

    Геннадий ОНИЩЕНКО: Правильно. Там метадон и шприц были.

    ВЕДУЩИЙ: Хорошо.

    Андрей МЕТЕЛЬСКИЙ: И я хочу заметить, Владимир Владимирович, что все-таки мы говорили больше о проекте “Холис”. Не о программе “АВС”, а о проекте “Холис”.

    ВЕДУЩИЙ: Не, ну вы меня простите. Вы там пишете, по сути дела, о всех НКО международных…

    Андрей МЕТЕЛЬСКИЙ: Мы говорим о всех международных организациях только по одной простой причине: что сегодня, разрешая деятельность на территории России, нам необходимо еще и контролировать, что делают эти организации на территории нашей страны. Ни у кого не вызывает это, по-моему, никаких сомнений. Вот о чем говорю. И мы хотели заострить эту проблему.

    ВЕДУЩИЙ: А как же слово запретить? Вы же написали: “запретить”.

    Андрей МЕТЕЛЬСКИЙ: Подобного рода передачи, на наш взгляд, надо запретить.

    ВЕДУЩИЙ: Нет, организации. Организации. Это я видал своими глазами. Не контролировать, а запрещать.

    Андрей МЕТЕЛЬСКИЙ: Ну, как же не… Если, собственно говоря, такими вещами они занимаются, то, на наш взгляд, это действительно нужно запретить.

    Татьяна ЯКОВЛЕВА: Владимир Владимирович, вот вы знаете, вы задали хороший вопрос Геннадию Григорьевичу. А вы знали об этих передачах? Вот я хочу на своем опыте, как председатель комитета по охране здоровья, сказать. Когда только касается что-нибудь школьного здоровья – учеников, допустим, вот мы проводили “круглые столы”, то вот эти межведомственные барьеры – они огромны просто. Тесного взаимодействия между министерствами в решении проблем нет. И многие до сих пор школьные программы медицинскую экспертизу не проводят, хотя медики на этом просто настаивают. И у нас в решении “круглого стола”… Вот и появляются такие передачи. И второй момент, о котором я бы хотела сказать, – что государство должно быть очень заинтересовано само, Российское государство, в этих программах. Поэтому мы опять выступаем и говорим, и на парламентских слушаниях, посвященных ВИЧ/СПИДу, мы говорили об этом: что должна быть государственная поддержка некоммерческих организаций. То есть социальные заказы. Чтобы именно государство софинансировало, и тем самым контролировало данные программы. Это нужно делать.

    ВЕДУЩИЙ: А скажите мне, пожалуйста. Президент Путин на Госсовете сказал, что особенностью распространения СПИДа в России является то, что большинство зараженных – это люди репродуктивного возраста, то есть до 35 лет. По сути дела, 80 процентов всех (насколько мы знаем!) инфицированных – им до 35 лет. Что грозит серьезными проблемами экономическими – служба в армии, репродуктивность и так далее. В других странах, в частности, в Соединенных Штатах, 70 процентов всех ВИЧ-положительных – они старше 35 лет. Вот кто-нибудь мне может объяснить, почему именно в России вот именно молодые болеют? Что происходит?

    Валентин ПОКРОВСКИЙ: Это очень просто. Дело в том, что мы столкнулись с ВИЧ-инфекцией примерно на 9-10 лет позже, чем в Америке. И поэтому та репродуктивная группа населения, которая сейчас переросла в более пожилой возраст, или старший возраст, она была заражена там. Потому что в те сроки, 10 лет тому назад, по сравнению с нами. И сейчас если мы посмотрим – в Америке как раз идет снижение заражения людей. Там с каждым годом инфицируется немножко меньше, чем в предыдущие годы. Это как раз и объясняет то, что народ-то подрос, и новое подрастающее поколение – оно уже как-то более внимательно и настороженно относится к этой проблеме.

    Григорий ОНИЩЕНКО: Еще одна особенность – то, что…

    ВЕДУЩИЙ: Подрос – вы имеете в виду – в возрастном отношении народ?

    Валентин ПОКРОВСКИЙ: Нет, я имею в виду – подрос – именно то, что вы сказали, – в морально-нравственном отношении.

    Геннадий ОНИЩЕНКО: И еще одно: к нам эпидемия пришла вместе с эпидемией наркомании. У нас наркомания была на низовом уровне. И посадили на иглу молодежь. И вот эта вот деформированная эпидемиология, которая в нашей стране сейчас начинает выправляться, к сожалению, переходит, как и обычный путь передачи, половые контакты, а основная масса все-таки ВИЧ-инфицированных у нас сегодня – это наркоманы шприцевые.

    ВЕДУЩИЙ: Но процент меняется.

    Геннадий ОНИЩЕНКО: И вот эта опасность возрастает.

    Валентин ПОКРОВСКИЙ: Я хотел бы только добавить к тому, что сказал Геннадий Григорьевич. Ведь если мы посмотрим кривую, то, до какого примерно? – 1997 года у нас рост заболеваемости, инфицированности был очень небольшой. Потому что мы в то время еще не были знакомы со шприцевым путем передачи. И тогда появилась новая беда. Появилось то, что мы начали подражать, как всегда, Западу, но подражать в очень плохом отношении.

    ВЕДУЩИЙ: А мы почему-то всегда это делаем. При этом мы очень не любим Запад, подражаем худшему, и Запад в этом виноват.

    Валентин ПОКРОВСКИЙ: И тогда появилось не просто применение героина или каких-то других препаратов, а началось кустарное приготовление внутриинъекционных растворов. И поэтому появились группы людей, которые пользовались. И, скажем, 20 человек объединялось, из этих 20 человек 18 заражались.

    ВЕДУЩИЙ: Понятно. Это все так называемые группы риска – то есть это гомосексуалы и, так сказать, наркоманы.

    Но сегодня я хотел бы сказать всем и каждому, чтобы все-таки понимали: группа риска теперь – это все. И вы, и я, и каждый. Мы все – группа риска. Подумайте над этим во время рекламы.

    ВЕДУЩИЙ: У меня есть частный вопрос. Людмила Стебенкова, которая является инициатором этого письма и так далее в Московской городской Думе, утверждает, что там, где нет тех программ, о которых идет речь, уровень ВИЧ-инфицированности ниже, чем там, где есть эти программы. То есть она утверждает как бы так: что эти программы способствуют, наоборот, росту этого заболевания. Так получается. У вас есть какие-нибудь данные, которые либо это подтверждают, либо, наоборот, опровергают эти утверждения?

    Татьяна ЯКОВЛЕВА: Вы знаете, вот таких данных конкретных, чтобы это подтвердить или, наоборот, опровергнуть…

    ВЕДУЩИЙ: Ни да, ни нет?

    Татьяна ЯКОВЛЕВА: Да, ни да, ни нет, нет. Но есть примеры, где действуют, допустим, программы по снижению вреда, и прямая зависимость, где действуют эти программы – идет снижение и наркомании, и ВИЧ-инфицированности.

    ВЕДУЩИЙ: Это есть данные?

    Татьяна ЯКОВЛЕВА: Да, такие есть.

    Михаил ГРИШАНКОВ: Да это прямые данные…

    Татьяна ЯКОВЛЕВА: По субъектам Российской Федерации.

    Геннадий ОНИЩЕНКО: Вы понимаете, некорректность этого сравнения, в чем состоит? Ну, во-первых, мы выбираем для этих программ наиболее пораженные регионы. Это раз. Во-вторых, я бы на месте Стебенковой ужесточил бы ту резолюцию, которую она приняла, но в другом контексте.

    ВЕДУЩИЙ: Повесить, может быть?

    Геннадий ОНИЩЕНКО: Нет, вешать не надо. Вот эту часть бы я убрал, а что б я написал? Что сегодня, когда в стране очень мало этих программ, и пусть больше идет и зарубежных, но самое главное, что все их надо в большей степени ввести за счет федерального бюджета. И показать приверженность правительства к тому, что оно заинтересовано в этом. И я надеюсь, что после этого Госсовета будет. Вот если бы это было написано в этой резолюции, я бы аплодировал.

    ВЕДУЩИЙ: Господин Бобрик, хотя вы – лицо заинтересованное, конечно…

    Алексей БОБРИК: Весьма.

    ВЕДУЩИЙ: …но у вас есть такие данные? Все-таки мне интересно: если Стебенкова так говорит, у нее должно… Ну, она не может просто из воздуха это высосать?

    Алексей БОБРИК: К сожалению, большинство заявлений госпожи Стебенковой высосано именно из воздуха. А та статистика, которая приводится, это, по сути, манипулирование цифрами. То есть, например, некорректные сравнения регионов и так далее, некорректные обвинения. Что касается цифр, те исследования, которые проводились и за рубежом, и у нас, все показывают, что частота рискованных практик среди клиентов проектов снижения вреда снижается примерно в три раза.

    ВЕДУЩИЙ: Я хотел бы предупредить нашего зрителя, чтобы он потом нас не обвинил в необъективности. Мы приглашали госпожу Стебенкову в эту программу не раз и не два, и участвовать в сюжете. Но сказали, что ее нет в городе.

    Андрей Николаевич, значит, вот смотрите: по данным как раз господина Бобрика, среди тех, кто видел информационные материалы фонда “Глобус”, 53 процента высказались за отказ от вступления в сексуальные отношения при отсутствии у них средств защиты. А среди тех, кто не видел этих материалов, только 38 процентов. То есть, когда люди, когда им показывают, происходит какой-то сдвиг. Что в этом плохого?

    Андрей МЕТЕЛЬСКИЙ: Ничего в этом плохого нет, и я хотел бы сказать немного о другом: что сегодня ведь Московская Городская Дума, когда принимала данные проекта обращения, ведь мы хотели привлечь внимание к этой проблеме. И, как вы сами видите, согласно этой проблеме состоялся Госсовет. И многие…

    ВЕДУЩИЙ: Все-таки нечестно так. Ну, нечестно. Это, знаете…

    Андрей МЕТЕЛЬСКИЙ: Был поднят вопрос. Но, с другой стороны, мы, обвиняя Стебенкову в том, что она манипулирует цифрами и другими, – но ведь человек-то беспокоится об этой проблеме, он поднимает эти вопросы.

    Татьяна ЯКОВЛЕВА: Качество программы.

    Андрей МЕТЕЛЬСКИЙ: И о качестве программ говорит сегодня. Ведь мы не говорим сегодня о том, что это не нужно.

    ВЕДУЩИЙ: Хорошо. Тогда позвольте. Тогда уж извините. Значит, Андрей Николаевич, цитирую вас. На этой неделе вы сказали: “Международные организации сегодня не заинтересованы в том, чтобы мы были сильными и здоровыми. Сегодня нам эти фонды ни к чему. У нас есть свои врачи, свои общепризнанные методики, да мы и не самая лидирующая по уровню заболеваемости СПИДом страна, а, например, США и Европа уже давно отказались от этого”. Это ваша цитата. Господин Гришанков, прошу вас. Вы, кроме того какой-то депутат из КПРФ, депутат… А! Сергей Никитин! Тоже из Мосгордумы. Сказал, что в деятельности подобных организаций, о которых идет речь, есть “угроза национальной безопасности”.

    Михаил ГРИШАНКОВ: Вы знаете, угроза национальной безопасности – если мы не будем принимать меры по противодействию распространению ВИЧ/СПИДа. И, говоря о Госсовете, хочу сказать, что идея проведения Госсовета родилась в 2004 году. И я благодарен помощнику президента, Абрамову Александру Сергеевичу, который поддержал эту инициативу. Так вот в течение года шла подготовка к Госсовету. Принимали участие все – и экспертные сообщества, и Геннадий Григорьевич, и многие другие. И, честно говоря, вы знаете, что меня удивило? Почему госпожа Стебенкова раньше-то не проявила интерес? Открытая работа рабочей группы была. Давайте обсуждать. Вы знаете, огромный плюс дискуссии, которую подняла Мосгордума, – надо обсуждать эту тему. Надо обсуждать, как воспитывать наших детей. Тема деликатная. Надо готовить специалистов. Так вот, обращаю ваше внимание: те международные неправительственные организации, о которых сказала госпожа Стебенкова, занимаются именно этим. Они предлагают готовить специалистов. И я просто честно скажу: я работаю с ними, работал, и буду работать. Это ЮНИСЕФ, это Объединенная программа Организации Объединенных Наций.

    Это Управление по борьбе с организованной преступностью и наркотиками. И ряд других организаций. Вы знаете, они настолько привержены решению проблемы в России, что обвинять их, на мой взгляд, это просто некорректно и неправильно. Я считаю, что чем активнее они будут работать у нас, чем активнее мы будем с ними взаимодействовать, а именно о взаимодействии идет речь на государственном уровне, на региональном уровне, тем мы и решим проблему. Не надо изобретать велосипед. Мы пришли в эту проблему на 10 лет позже. Во всех странах отработаны методики. На самом деле, отработаны. Так давайте воспользуемся этим. Давайте просто привнесем это в нашу жизнь, используя, в том числе и наш опыт, прежде всего наши основные ценности. Да, конечно, нравственное воспитание, участие Церкви в этом. В 2005 году Церковь приняла социальную доктрину, где отдельный пункт – это проблема участия в борьбе с ВИЧ/СПИДом, с распространением. Так давайте объединим усилия. А предложение такое: запретить все. Мы самые умные – нет вопросов. Я готов слушать и такую точку зрения. Но давайте мы не погубим то, что сделано уже.

    ВЕДУЩИЙ: Андрей Николаевич, я не исказил вашу цитату? Когда я вас процитировал, не произошло того, что я выдернул из контекста, предположим, или что-то такое выпустил, что неточно, таким образом, поняли вас? Я не хотел бы, чтобы вы были лишены возможности, ответить.

    Андрей МЕТЕЛЬСКИЙ: Нет, Владимир Владимирович, вы совершенно точно об этом сказали. И ведь я хотел бы сказать еще об одном: что мы не против того, чтобы сотрудничать. Я еще раз хочу сказать: давайте оттолкнемся от персоналий. Почему вы все время – вот “Стебенкова, Стебенкова, Стебенкова”. Но, с другой стороны, вы ведь сами правильно заметили, о том, что Московская городская Дума подняла эту проблему. Мы подняли эту проблему, давайте о ней говорить, давайте сотрудничать. Давайте вместе работать со всеми.

    ВЕДУЩИЙ: Вы искренне считаете, что западные организации, в частности, те, которые сегодня работают в России, над этой проблемой, не заинтересованы в здоровье нации?

    Андрей МЕТЕЛЬСКИЙ: Я искренне считаю, то, что сегодня государство, наше государство должно более внимательно относиться к этой проблеме.

    ВЕДУЩИЙ: Вы заметили, что вы не ответили на мой вопрос?

    Андрей МЕТЕЛЬСКИЙ: А я заметил и другое, Владимир Владимирович. Я заметил и другое. То, что мы как-то сознательно уходим опять от содержания тех программ, которые были.

    ВЕДУЩИЙ: Я с вами совершенно согласен, что государство мало этим занимается, нет вопроса.

    Андрей МЕТЕЛЬСКИЙ: Вот именно. Вот именно.

    ВЕДУЩИЙ: Но я хочу понять: искренне ли вы считаете… Потому что это, вообще, обвинение серьезное. Что эти люди, которые здесь работают, они на самом деле не заинтересованы в том, чтобы люди у нас были здоровыми и сильными, а заинтересованы тогда в чем-то совсем другом.

    Андрей МЕТЕЛЬСКИЙ: Владимир Владимирович, я, по-моему, сказал, что “подобного рода организации”, “подобного рода программы”, которые были, собственно говоря, продемонстрированы сейчас, и их провели в Екатеринбурге.

    Татьяна ЯКОВЛЕВА: Вы знаете, я бы хотела еще добавить, что не только с некоммерческими организациями, надо сотрудничать, раз мы пошли уж по этому пути. Я очень хочу, используя ваш эфир, обратиться и ко всем конфессиям, чтобы они в этом участвовали. Вот православная церковь начала, создала эту группу, а другие конфессии пока еще не откликнулись. Это очень важно в тех же и нравственных вопросах. И второй момент: я бы очень хотела и к нашему государству обратиться, и к правительству, что вот как раз профилактика, диагностика лечения ВИЧ-инфекции должна обязательно финансироваться из федерального бюджета. К сожалению, 122-й закон сейчас разделил таких больных на субъектовые и федеральные. С одной стороны, 122-й закон конкретно указал, кто за что отвечает, это тоже хорошо – с кого спросить, но с другой стороны, я считаю, что все диагностика, профилактика, лечение ВИЧ-инфицированных идти должны только из федерального бюджета плюс дополнительные программы из субъектов Российской Федерации.

    ВЕДУЩИЙ: Прошу вас, да.

    Геннадий ОНИЩЕНКО: Во-первых, это здорово, что есть Стебенкова. Мы ее обратим в нашу веру. Побольше бы нам таких людей. Мы ее обратим в нашу веру, вы за нее не беспокойтесь, понимаете?

    ВЕДУЩИЙ: А я за нее не беспокоюсь совершенно. Вот за нее-то я не беспокоюсь.

    Геннадий ОНИЩЕНКО: Залогом того, что эта ситуация будет здорово откорректирована, является Госсовет. Мы получили политическое признание, и Бога ради, не лишите нас с Валентином Ивановичем, специалистов, которые этим занимаются, чтобы мы это не увели совершенно в другую сторону и дали весь ресурс. Почему наш бизнес не участвует? Вот спросите. Мы удивляем мир. По 10 человек каждый год рекрутируем в миллиардеры. Хоть один из них дал нам одну копейку? Не дал.

    ВЕДУЩИЙ: А я вам скажу, почему. Я объясню. Я объясню вам. Этот вопрос…

    Геннадий ОНИЩЕНКО: И вот Стебенкова, может быть, и даст нам такую возможность…

    ВЕДУЩИЙ: Стебенкова не даст. Я хочу вам сказать, что если фонд Билла Гейтса с его супругой выделяет на борьбу с ВИЧ/СПИДом миллиарды, это потому, что американское государство говорит: “за эти миллиарды вы налоги не платите”. А что наше государство говорит? “Вы все равно платите налоги!” А вы говорите…

    Михаил ГРИШАНКОВ: А мы такой закон ставим с товарищем Яковлевой, чтобы нашим тоже дать эти преференции.

    ВЕДУЩИЙ: Вот если вы этого добьетесь, я сниму шляпу.

    Михаил ГРИШАНКОВ: Вот. Заранее снимайте!

    ВЕДУЩИЙ: Прям!

    Михаил ГРИШАНКОВ: Я думаю, что мы идем на самом деле к этому, и я просто хочу сказать в пользу государства несколько добрых слов. За последние два года был принят ряд серьезнейших решений на политическом уровне.

    Во-первых, благодаря позиции президента этот вопрос включен в повестку G-8, то есть на обсуждении, на “восьмерке”. На три года 100 миллионов долларов – это серьезные деньги, такого не было. На программу профилактики – 200 миллионов рублей на год. Наша задача сейчас – готовить специалистов и качественно работать. Вот это важнейшая задача, которая стоит и перед Минздравом, и, скажем так, глобальная задача, и перед Минобразования. И в этом, несомненно, – участие гражданского общества. Ведь так же, как вопросы борьбы с наркоманией… Вспомните, мы, когда много говорили об этом, первыми начали работать неправительственные организации. Они пришли в школу, и они начали говорить. Матери детей, которые стали наркоманами, пришли и начали говорить: “Мы хотим сделать все, чтобы ваши дети не стали больными”. Так вот давайте использовать весь потенциал, использовать потенциал, тот опыт, который наработан. И я уверен, что этот год будет переломным в той проблеме, которую мы обсуждаем. 15-17 мая состоится первая Московская международная конференция, посвященная борьбе с ВИЧ/СПИДом. Это очень большое событие.

    ВЕДУЩИЙ: Да, да.

    Алексей БОБРИК: 8 июня по нашей инициативе, по инициативе Госдумы состоится первая, опять же, подчеркиваю: я рад, что это состоится у нас, в Москве встреча парламентариев стран “восьмерки”, Индии и Китая, посвященная проблеме ВИЧ/СПИДа. То есть, перед заседанием “восьмерки” встретятся парламентарии, чтобы обсудить эту тему.

    ВЕДУЩИЙ: Ну, отлично, отлично. Александр Владимирович, у меня к вам вопрос. Патриарх в своем послании президенту, признавая борьбу с распространением ВИЧ/СПИДа делом государственной важности, подчеркивает, я его цитирую, что “это не подразумевает необходимости внедрять в молодежную аудиторию установки и стереотипы, чуждые нашей культуре, традиции и морали”. А глава католической церкви, другой ветви христианства, папа Римский Бенедикт XVI, обратился к своей пастве со словами, что воздержание и верность в браке являются единственной формой профилактики СПИДа, а пропаганда презервативов создает атмосферу вседозволенности, которая, в свою очередь, способствует только росту эпидемии. Получается, что ваши программы и то, что вы делаете, так сказать, идут вразрез вообще с точкой зрения христианства. Потому что тут – православие, там – католицизм, но получается так. Или не получается так?

    Алексей БОБРИК: Не думаю, что так получается. ВИЧ/СПИД – вообще сама по себе очень спорная, сложная и чувствительная тема. Даже если мы выйдем за рамки религиозных воззрений, разные слои общества по-разному смотрят на проблему. Я не вижу… Вот вы процитировали мнение патриарха всея Руси – я не вижу никаких противоречий в том, что мы делаем. Не вижу, почему это должно противоречить ценностям нашего народа. Я скорее не согласен с заявлением Бенедикта, потому что…

    ВЕДУЩИЙ: Ну, хорошо. Хорошо.

    Геннадий ОНИЩЕНКО: Первое что … Ну, во-первых, некорректно – господин Бобрик – он отвечает за “С”, и, слава Богу, что он это делает.

    А вот сейчас государство будет делать “А” и “В”, и вот тогда произойдет гармония.

    ВЕДУЩИЙ: А “С” не будет делать?

    Геннадий ОНИЩЕНКО: “С” будет делать Бобрик, продолжать.

    ВЕДУЩИЙ: А государство не должно делать “С”?

    Геннадий ОНИЩЕНКО: Будет продолжать делать. Вот этот диссонанс, понимаете?

    ВЕДУЩИЙ: Вы знаете, если государство не будет делать “С”…

    Геннадий ОНИЩЕНКО: Вот если вот та несчастная, которая стоит вдоль дороги, которая пришла в этот мир для того, чтобы рожать детей, этому животному, которое вознамерилось ею воспользоваться, водрузить на его анатомический выступ резинотехническое изделие, я буду рад тому, что вот эта программа работает. Надо хотя бы это нам решить. В медицинской теме. А все остальное пусть государство…

    ВЕДУЩИЙ: Да, хорошо.

    Алексей ПОКРОВСКИЙ: Я хотел бы вернуться к международным организациям. Есть Глобальный фонд, в который вносит наша страна 20 миллионов, но мы же являемся не только донорами, но и реципиентами. Мы оттуда получаем достаточно большие средства, которые направлены на лечение, в основном, больных ВИЧ-инфекцией, СПИДом. И для координации этого вопроса и вообще для того, чтобы выйти в Глобальный фонд с просьбой выделения каких-то средств под какие-то гранты, создан страновой, странное название – это от “страны” происходит, страновой координационный механизм, на котором очень серьезно обсуждаются те вопросы, с которыми общественные организации могут выходить в этот глобальный фонд. В прошлом году мы отклонили одно из таких вхождений, потому что там не было существа. Последнее заседание ССМ – как раз Бобрик отчитывался о работе… Или, может быть, не отчитывался, а информировал о работе “Глобуса”, который был признан очень положительным моментом…

    Геннадий ОНИЩЕНКО: Специалистами.

    Алексей ПОКРОВСКИЙ И поэтому мне кажется, что говорить, что все, что делается – со стороны, это вредно, это неверно. Мы должны привлекать и средства со стороны, но подконтрольно, строго подконтрольно.

    ВЕДУЩИЙ: Подождите. У нас осталось две минуты. Пожалуйста, есть ли желающие сказать что-нибудь по поводу этого? Прошу. Начну с вас.

    Андрей МЕТЕЛЬСКИЙ: Что хочется сказать? Хочется сказать только одно: что сегодня проблема важна, мы сегодня в Москве это тоже видим и считаем, что работать нужно в этом направлении, в направлении именно под контролем государства, и, конечно же, роль федеральных законодателей здесь тоже крайне важна.

    ВЕДУЩИЙ: Запрещать организации надо или не надо? В принципе.

    Андрей МЕТЕЛЬСКИЙ: Надо контролировать деятельность этих организаций.

    ВЕДУЩИЙ: Контролировать. Хорошо. Но это отступление определенное. Прошу.

    Михаил ГРИШАНКОВ: Итог этой недели – это, прежде всего, Госсовет и решение Госсовета.

    ВЕДУЩИЙ: Это важная вещь?

    Михаил ГРИШАНКОВ: Это суперважная вещь: принятие решения о создании правительственной комиссии высокого уровня по данной проблематике позволит координировать всю работу между ведомствами – это раз. Президент призвал бизнес и неправительственные организации активно участвовать в этом.

    Заявлено о госфинансировании, о господдержке, о социальном заказе для организаций, которые работают по этой проблематике. Поэтому главная задача сейчас – выполнить, чтобы это все было четко очень реализовано. Решение очень качественное.

    ВЕДУЩИЙ: Татьяна Владимировна, завершайте.

    Татьяна ЯКОВЛЕВА: И завершаю как председатель комитета по охране здоровья. Вы знаете, я очень рада, что прошел действительно Госсовет, что вы сегодня нас пригласили на эту передачу. Потому что – помните? – мы с вами участвовали тоже, приезжали – “Время жить”, и мы там видели с вами – это же вообще полное незнание этиологии, причин возникновения ВИЧ-инфекции не только сидящих в зале, но и наших политиков. Вот теперь наконец-то привлекли внимание политиков. И те законопроекты, которые комитет совместно с Геннадием Григорьевичем подготовил, я надеюсь, они теперь обязательно воплотятся в жизнь. Я бы этого очень хотелась.

    ВЕДУЩИЙ: Геннадий Григорьевич, вы там чего-то про себя выразили недовольство… Да, завершите тогда.

    Геннадий ОНИЩЕНКО: Значит, состоялось историческое решение. Получилось политическое признание проблемы ВИЧ на уровне государства. Это здорово, это принципиально сдвинет вопрос. Второе: через проблему профилактики ВИЧ/СПИДа сегодня в России реально формируется гражданское общество. Реально. Это единственная площадка, насколько мне известно, где эта работа ведется. И нужно, чтобы государство забирало на себя и финансирование в этом вопросе в том числе.

    ВЕДУЩИЙ: Спасибо большое. Я хотел бы обратиться к Государственной Думе, которая, так сказать, торжественно празднует 100-летие Государственной Думы. И вот если это замечательное событие – 100-летие – совпадет с законом, который, наконец, позволит бизнесу принимать активное участие, это будет совершенно замечательно.

    Татьяна ЯКОВЛЕВА: Только я это и хотела сказать!

    ВЕДУЩИЙ: Всем вам большое спасибо.

    Значит, сообщаю вам, что в связи с наступающими праздниками программа “Времена” не будет выходить ни 30 апреля, ни 7 мая, так что мы с вами прощаемся до 14 мая, и желаем всем, конечно, провести замечательно все эти замечательные же дни. Теперь по существу. Меня тянуло высказаться сегодня по поводу нескольких тем. Ну, в частности по отмене освобождения от службы в армии для большой категории лиц, который мне кажется не совсем продуманный, по поводу драконовского приговора, который был вынесен Светлане Бахминой. По поводу того, что главарь франкоязычных бельгийских националистов Даниель Фере решил приехать в Россию в поисках политубежища, потому что его там приговорили к 250 часам принудработ и запрещают избирать его в течении 10 лет, он надеялся на поддержку господина Жириновского. Ну, у меня прощалка только одна, поэтому я буду о сегодняшней теме говорить.

    Я вообще активно и много лет занимаюсь темой ВИЧ/СПИДа в России. Только за последний год я объехал 14 городов. В каждом их этих городов я выступаю на местном телевидении, с ток-шоу по поводу положения с ВИЧ/СПИДом именно в этом регионе, в этом городе. Говорят, что суммарно посмотрело вот эти программы 25 миллион человек. А цель понимаете, сами, какая – во-первых, чтобы не дискриминировали этих людей, снять стигматизацию с них, чтобы они могли жить нормальной жизнью, чтобы все понимали, что группа риска это каждый из нас. Ну, и так далее, объяснить положение, потому что лечить конечно, как вы понимаете это не мое дело. Так вот эти поездки, эти выступления это стоит денег. Деньги нам не Мосгордума дает, ну понятно конечно я не в Москве выступаю. Да и местные законодательные органы не дают деньги, нам и федеральные власти не дают деньги.

    А кто же дает деньги? А в данном конкретном случае, конкретная совершенно организация некоммерческая “PSA”, да американская, ужас, какой, да. Вот она дает деньги на это, чтобы я мог эту работать делать. Хочу обратить внимание на то, что русский человек заболевает СПИДом точно так же как китаец или американец и точно так же умирает, все то же самое, никаких особых отличий нет. И когда говорят о каких-то специальных, особых культурных традициях мне кажется, что вводят нас в заблуждение, причем вполне преднамеренно. Скажу жестче, это касается тех людей, кто убеждает нас с вами, что Запад не заинтересован в том, чтобы мы с вами были здоровыми. Мне кажется, что это специально подбрасывают на самом деле дрова в огонь шовинизма, национализма и ксенофобии который сейчас горит в нашей стране с вами. На мой взгляд, я бы таких людей не допускал к законодательной деятельности, и во многих странах их не допускают. К сожалению, у нас такого закона нет. Вот такие Времена.




    Комментирование закрыто.