Опросы

Как вам интервью с Дмитрием Медведевым?

Посмотреть результат

Loading ... Loading ...

Поиск

Архив




  • Управление
  • 31 июля 2011

    Времена.

    Рубрика: Новости.


    ВЕДУЩИЙ: Добрый вечер. В эфире программа “Времена” – я Владимир Познер. Когда-то я с гордостью говорил о том, что СССР – страна интернационалистов. Но при этом я, конечно, слегка лукавил, потому что я знал о пятом пункте, да не только о нем. Но все-таки я помнил, что когда-то известный человек назвал ту страну тюрьмой народов и считал, что, конечно, очень многого добились за годы Советской власти. Сегодня я так о России сказать не могу. Россия сегодня – это страна, в которой шовинизм, ксенофобия стали в общем реальной проблемой. Об этом говорит множество событий. Ну, в частности, завершившиеся на этой неделе в Москве, Санкт-Петербурге и Новосибирске суды, где были оглашены приговоры по самым громким делам, объединенных одним мотивом – национальной ненавистью. Не далее как вчера группа скинхедов в Москве напала с криками “Россия для русских” на народного артиста России Заура Тутова и избили его. Что же все-таки такое происходит в России? В этом пытался разобраться в своем сюжете Евгений Маслов.

    Репортаж Евгения Маслова

    Судья московского городского суда: Признать Копцева Александра Александровича виновным в совершении преступления, предусмотренного частью третьей статьи 30-й, пунктами “А” и “Л” части второй статьи 105-й Уголовного кодекса Российской Федерации и назначить ему наказание в виде лишения свободы на срок 13 лет с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

    КОРР.: Обвинение добивалось 16 лет тюремного заключения для Александра Копцева, устроившего резню в московской синагоге. В результате нападения 8 человек получили ножевые ранения различной степени тяжести. Суд, тем не менее, счел, что действия Копцева не подпадают под 282-ю статью Уголовного кодекса – “О возбуждении национальной вражды”. Защита назвала наказание не в меру строгим, ссылаясь на психические отклонения у подзащитного. Адвокаты потерпевших напротив, возмущены тем, что Копцев не был осужден по 282-й.

    Вадим КЛЮВГАНТ, адвокат потерпевших: Как можно, признав, что действия совершались по мотивам национальной вражды и ненависти, с одной стороны, или пусть даже только ненависти, и что они совершались публично в общественном месте в присутствии большого количества людей, в то же время не признать, что эти действия были направлены на разжигание этой самой ненависти и на унижение национального достоинства? Это нонсенс с точки зрения правовой логики.

    КОРР.: Мнения юристов разделились. Генри Резник, один из ведущих адвокатов России, отсутствие в приговоре осуждения по 282-й статье считает юридически оправданным.

    Генри РЕЗНИК, адвокат: Вот если бы Копцев сопровождал вот эти свои действия, направленные на убийство еще не определенного числа лиц-евреев, призывами “Так должны поступать все”, например, “Я призываю следовать за мой” и так далее, вот такого рода действия, то есть высказывания, они бы указывали на то, что необходимо применять и статью 282-ю.

    КОРР.: А это уже зал судебных заседаний в Новосибирске, где на прошлой неделе закончился еще один громкий процесс. В центре внимания так называемая группировка “Братство скинов”.

    Они нападали на выходцев из Центральной Азии, но в их действиях разжигание межнациональной вражды суд также не усмотрел. Сами обвиняемые в то же время своих позиций в национальном вопросе не скрывали.

    Юрий БЫКОВ, осужденный: Зачем они приезжают? Они не уважают нашу нацию, наш народ, наших предков, негры, китайцы – все.

    КОРР.: Но, пожалуй, наибольший резонанс вызвал приговор присяжных в Санкт-Петербурге по скандальному делу об убийстве 9-летней таджикской девочки Хуршиды Султоновой. Она скончалась от 11 ножевых ранений. Нападавших подростков присяжные признали виновными только лишь в хулиганстве и приговорили к срокам заключения от 1,5 до 5,5 лет.

    Уже через пару дней после оглашения приговора убийцам Хуршиды Султоновой в Санкт-Петербурге новое нападение. Жертвой снова стал ребенок. 9-летняя мулатка Лилиана возвращалась домой, когда в подъезде на нее напали двое, нанесли ножевые ранения. Два года назад от ножевых ранений скончался гражданин Вьетнама, осенью 2005-го до смерти избит студент из Конго, в декабре убит гражданин Камеруна. По делу об убийстве вьетнамского студента уже найдены подозреваемые, собраны необходимые доказательства, уголовное дело передано в суд. Но отбор присяжных сильно затягивается. Из 64 кандидатур подавляющее большинство взяли самоотводы. (Е.Маслов. Специально для программы (Времена”).

    ВЕДУЩИЙ: Итак, вот все три приговора вызвали споры. Ну, почему подсудимых не признали виновными в разжигании национальной розни по статье 282 Уголовного кодекса – “Возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды”? Что это, попытка сгладить, в общем, положение, которое в принципе может взорвать Россию, может быть это предвзятость самих судей или присяжных? Почему это происходит так? Можно ли говорить об экстремизме отдельно взятых и психически, возможно, не совсем здоровых людей и если можно, то почему они явились только сейчас? А где же они были раньше? Гости нашей программы, вероятно, придерживаются противоположных и, возможно, диаметрально противоположных взглядов на все эти вопросы, на эту проблему, но, говорят, в спорах рождается истина. Посмотрим. Итак, представляю вам наших гостей. Как всегда, справа от меня против часовой стрелки в порядке расположения, а не должностей: заместитель Председателя Государственной Думы Владимир Вольфович Жириновский, рядом с ним писатель Александр Андреевич Проханов, рядом с господином Прохановым заместитель председателя комитета Государственной Думы по информационной политике Александр Николаевич Крутов, напротив меня писатель, член Общественной палаты Дмитрий Михайлович Липскеров, рядом с ним полномочный представитель Правительства Российской Федерации в высших судебных органах Михаил Юрьевич Барщевский, рядом с ним председатель комиссии Совета Федерации по информационной политике Людмила Борисовна Нарусова, и наконец рядом со мной кинорежиссер Иван Владимирович Дыховичный. Всем вам добрый вечер.

    Давайте начнем вот с чего.

    Статья 282 Уголовного кодекса Российской Федерации “Возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды” дает определение тому, какие преступления относятся к этой статье. Читаю: “Действия, направленные на возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды, унижение национального достоинства равно пропаганда исключительности, превосходства либо неполноценности граждан по признаку их отношений к религии, национальной или расовой принадлежности, если эти деяния совершены публично или с использованием средств массовой информации”. Вот так это формулируется. Далее статья определяет сроки наказания. Вот по вашему мнению относится ли дело Копцева, убийство таджикской девочки, разбойное нападение скинхедов в Новосибирске к данной статье? Видите ли вы общую тенденцию, скажем, в этих трех приговорах по делу об экстремизме? Пожалуйста, прошу вас, Владимир Вольфович.

    Владимир ЖИРИНОВСКИЙ, заместитель Председателя ГД РФ: Еще когда эта статья принималась в Государственной Думе, мы, фракция ЛДПР, категорически возражали. В уголовный кодекс она была введена лет 10 назад. Автор этой статьи депутат-коммунист Илюхин. Мы предупреждали: не делайте этого. Каждый день в России убивают 100 человек. Из них 99 – это русские. Их убивают каждый день, никто ничего не говорит. Но стоит среди жертв нападения оказаться человеку другой национальности, сразу говорят – убита таджикская девочка, убит студент из Камеруна. Зачем это провоцировать? Происходит просто преступление. Это социальные причины.

    ВЕДУЩИЙ: Владимир Вольфович, вы, конечно, интересно рассуждаете…

    Владимир ЖИРИНОВСКИЙ: Такой статьи не надо. Не должно быть такой статьи в Уголовном кодексе.

    ВЕДУЩИЙ: …но я что-то не слышал, чтобы русских убивали с криками, например, “Россия для узбеков”.

    Владимир ЖИРИНОВСКИЙ: Согласен, согласен, этот момент есть. Мы страна, которая воюет уже 12 веков. Новое поколение знает – постоянная война, нападают на нас. То немцы, то поляки…

    ВЕДУЩИЙ: То есть вы против этой статьи?

    Владимир ЖИРИНОВСКИЙ: Категорически против. Она не нужна. Но. Главная причина. Ни в коем случае никакие русские мальчики не хотят убить именно какую-то таджикскую девочку или студента. Все уже поняли, что с 1917 года идет борьба против русского народа, и Даллас сказал, открыто на весь мир.

    ВЕДУЩИЙ: Даллас не таджикская девочка, Даллас – американский политик.

    Владимир ЖИРИНОВСКИЙ: Он сказал: мы найдем способ, как уничтожить этот самый непокорный на земле народ. Мы не хотим жить в условиях американской блокады, и у русских может возникать желание… Инстинкт самосохранения страны, народа.

    ВЕДУЩИЙ: Я хочу, чтобы наш зритель понимал, что братья Даллас были американцами, а пока что у нас американцев еще не убивают, все впереди.

    Владимир ЖИРИНОВСКИЙ: Они далеко. Были бы они рядом, их бы убивали.

    Людмила НАРУСОВА, председатель комиссии СФ по информационной политике: Я хотела бы на эту пламенную речь нашего пламенного патриота, сказать – какую угрозу для национального развития самобытности, для национального суверенитета России представляет 9-летний таджикский ребенок? Если во дворе играет много детей, но только темнокожая девочка, возвращаясь, домой, получает удар ножом в горло, то это что, хулиганство? Выбирают именно ее, выбирают именно потому, что она отличается от других. И благодушно называть это хулиганством якобы из патриотических целей – это лукавство. Во-первых. Во-вторых…

    Владимир ЖИРИНОВСКИЙ: Поправка сразу. Это девочка из семьи, которая распространяла наркотики и мальчик, который ее бил, его брат погиб от наркотиков.

    Людмила НАРУСОВА: Мы сейчас говорим о чернокожей девочке, которую убили в Санкт-Петербурге.

    Владимир ЖИРИНОВСКИЙ: Давайте всю правду, скажем, что южане везут нам наркотики, русские не везут наркотики.

    Дмитрий ЛИПСКЕРОВ: Если папа торгует наркотиками, значит надо убить ребенка его.

    Людмила НАРУСОВА: Я понимаю, что больше Жириновского Россию никто не любит и не защищает. Кстати, про братьев Даллас…

    Владимир ЖИРИНОВСКИЙ: А брата можно сделать, чтобы он погиб. Брат-то погиб его! Почему русский парень погиб?

    Дмитрий ЛИПСКЕРОВ: Одиннадцатилетний ребенок причем?

    Людмила НАРУСОВА: Подождите. Мы сейчас говорим о другом…

    Владимир ЖИРИНОВСКИЙ: Передозировка. Где купил? В этой семье. Вот и все.

    Дмитрий ЛИПСКЕРОВ: Если бы таджикские люди убили ребенка русского…

    Людмила НАРУСОВА: Мы говорим о том, что чернокожая девочка получает удар в горло вовсе не потому, что у нее кто-то торгует наркотиками.

    Владимир ЖИРИНОВСКИЙ: А цыганский притон сожгли в Сибири, из-за чего сожгли цыганский табор.

    ВЕДУЩИЙ: Владимир Вольфович, дорогой мой, во-первых, побеждает не тот, у кого самый громкий голос, имейте это в виду. Давайте спокойно рассуждать, а не пытаться кого-то перебивать.

    Людмила НАРУСОВА: Я хотела про американцев, которые во все распространяют свои руки и очень хотят нас развалить. Никто больше нас самих нас не развалит – это первое. Во-вторых, когда нам много лет назад говорили, что в Америке, проклятой империалистической державе, есть Ку-клукс-клан, который линчует негров, мы возмущались и говорили, как это плохо. Но сейчас пришла пора, когда у нас это делают.

    ВЕДУЩИЙ: Хорошо. Есть ли мнения еще по поводу этих… Я возвращаюсь к вопросу. Вот эти суды, все-таки, почему там не было усмотрено вот это разжигание национальной розни, а просто квалифицировано как хулиганство? Был ли там национальный момент?

    Михаил БАРЩЕВСКИЙ, председатель Правительства РФ в высших судебных органах: Владимир Владимирович, поскольку на ваш вопрос два предыдущих оратора даже не пытались ответить, я все-таки юрист, попробую ответить. Дело все в том, что в действиях Копцева…

    Владимир ЖИРИНОВСКИЙ: Вот сейчас он оскорбил меня. Я заслуженный юрист России, я говорил о юридической природе, что мы были против этой поправки…

    ВЕДУЩИЙ: А вы подайте на него в суд.

    Владимир ЖИРИНОВСКИЙ: Он тут же говорит: тут, мол, собралась всякая шваль, а вот он юрист.

    ВЕДУЩИЙ: Подайте на него в суд.

    Владимир ЖИРИНОВСКИЙ: А я так, шваль всякая.

    ВЕДУЩИЙ: У вас, кажется, и папа юрист?

    Владимир ЖИРИНОВСКИЙ: Да. Вот еще один момент.

    Михаил БАРЩЕВСКИЙ: Владимир Вольфович, вы вправе давать сами себе определение и, как всегда, точные, но это ваше право. К вопросу, который вы задали. В деле Копцева вопрос о дополнительной квалификации, о разжигании национальной розни был решен правильно судом, поскольку разжигание национальной розни – это призывы к другим, это агитация других, а не собственные действия. Но в статье 105-й, по которой он был осужден, через покушение, там есть квалифицирующий признак, то есть убийство, совершенное на почве, и это ему правильно вменили. Что касается таджикской девочки. Это вообще безобразное дело, но совершенно не с точки зрения суда, а с точки зрения прокуратуры, которая вообще не представила доказательств виновности того, кого она обвинила в убийстве. Доказательство было одно – он левша, ножевые ранения нанесены левой рукой. Все. То есть прокуратура посчитала, что этого для присяжных хватит. А вот там такая вещь. Почему по хулиганству им не дали разжигания? Там тоже не было разжигания, они никого не призывали. Они сами действовали как животные исходя из этого мотива, но в хулиганстве, в статье по хулиганству нет квалифицирующего признака “хулиганские действия, совершенные в связи или на почве национальной розни”. Это у нас депутаты Государственной Думы принимают так законы, что там квалифицирующий признак этот забыли указать.

    Владимир ЖИРИНОВСКИЙ: Правильно сделали. Не забыли, а правильно не указали. Не надо думать, что мы такие не юристы…

    Михаил БАРЩЕВСКИЙ: По поводу третьего дела скажу. А вот в третьем деле, по скинхедам, там однозначно было разжигание национальной розни. Это была организованная преступная группа, что тоже забыли им вменить, между прочим, и их действия все были направлены и на вовлечение в свою группу, и на призывы, и на совершение активных действий.

    ВЕДУЩИЙ: Хорошо, понял. Александр Андреевич, вы хотели.

    Александр ПРОХАНОВ, писатель: Мне кажется, здесь есть некоторое лукавство со всех сторон. Наличие национальной розни и ненависти – это факт, все это нарастает, это приобретает брутальные формы, борьба с этим явлением с помощью насилия, юридических процедур, установления законов бессмысленна, потому что это имманентные тенденции…

    ВЕДУЩИЙ: Имманентные – это что значит?

    Александр ПРОХАНОВ: Это тенденции, которые находятся в глубине самосознания национального, внутренне присущие. Эти тенденции будут проявляться, несмотря на репрессии, несмотря на драконовское законодательство, потому что опыт вот таких вот национальных взрывов, национальных восстаний говорит о том, что законы здесь не при чем. Вспомните Америку. Черное движение, Мартин Лютер Кинг. Какие были репрессии, какие были намордники, какая была стрельба. Негры победили. Они огромной свой имманентной массой…

    ВЕДУЩИЙ: Вы знаете, законов-то не было. Законов не было.

    Александр ПРОХАНОВ: Были репрессии, был Ку-клукс-клан…

    ВЕДУЩИЙ: Вот, но это незаконное образование.

    Александр ПРОХАНОВ: …разгоняли демонстрации, сажали в тюрьму, были “черные пантеры”. В итоге, повторяю, все это привело к взрыву национальному, и эта черная тенденция победила, она вошла в легитимный контекст Америки. Мне кажется, сегодня мы можем поссориться и в очередной раз вбросить в публику опять груды такой окровавленной грязи. Вместо этого, мне кажется, поговорим конструктивно, как с этой бедой бороться, что нужно сделать для того, чтобы это кончить, не идти полиативными мерами смешного и не действенного юридического процесса, который только воспламеняет всех нас.

    Владимир ЖИРИНОВСКИЙ: Не про уголовный кодекс нужно говорить здесь, а про проблему, что случилось с нашей страной.

    Иван ДЫХОВИЧНЫЙ, режиссер: Я разделяю ваши чувства абсолютно. Я абсолютно осуждаю людей, которые, собравшись в кучу, бьют одного беззащитного человека, какой бы национальности он не был. Тем более, конечно, ребенка. Я думаю, что здесь все это понимают и все люди, которые сидят, разделяют это чувство с нами. И мы все понимаем, что да, в стране очень тяжелая национальная ненависть, и она есть. Как она произошла, мы об этом не говорили и об этом не думали до того момента, пока не случилось все то, что сейчас случилось. Мне кажется, что очень многое для того, чтобы это произошло, мы сделали сами. Вот это мое абсолютное ощущение. Мы действительно унижали и оскорбляли, может быть, неразумно, может быть, не сознательно, национальное достоинство. Это было. Ну, потому что мы из момента эйфории при социализме, когда все-таки человека рабочего уважали, когда все-таки человека, который трудится, создает что-то, он был героем жизни. Ученые были люди достойные, и так далее.

    Мы обратились в другую эпоху. Она была эпоха циничная, эпоха, когда деньги стали главным. Ну, я просто говорю, как оно есть. И в результате человек приобрел презрение, к нему относились безобразно. И это вылилось в очень ясную и четкую форму ненависти. Когда ненависть возникает, это страшное чувство, безобразное, но оно есть, и оно направилось, в результате куда показали, и это случилось. Так вот, вместо того, чтобы нам каждому… Ну, я занимаюсь своим делом. Я понимаю, что мы должны были снять картину, которую сняли американцы, которая получила “Оскара”, которая называется “Столкновение”. Это мы должны были сделать эту картину. Она не сделана нами. Значит, это наша вина. Я обращаюсь к себе, потому что я говорю – я должен был снять такую картину. К сожалению, не было такой возможности. Мы должны найти путь к тому, чтобы, например, когда мы говорим – 13 лет дали, – дайте 16. Вы знаете, я скажу странную вещь. Я считаю, что да, это национальная рознь, безусловно, но требовать сейчас к человеку… Никакие 16 лет его не исправят, и 13 лет его не исправят. Милость и прощение – вот, это то, что мы можем в себе сейчас вызвать. Если мы… Ну, прощение, какое? Разумное прощение человека. “И милость к падшим призывал”, – сказал поэт, который был нерусский по тому, как сейчас…

    ВЕДУЩИЙ: Вы имеете в виду Пушкина?

    Иван ДЫХОВИЧНЫЙ: Я имею в виду Пушкина.

    ВЕДУЩИЙ: Не все знают, что он это написал.

    Иван ДЫХОВИЧНЫЙ: И это главное чувство, которое мы должны сейчас в себе возбудить.

    Александр ПРОХАНОВ: Иван, меня пригласили в синагогу после этой бойни. И в окружении общины я высказал эту точку зрения, приговора Копцеву еще не было. Я говорю: раввины, обратитесь в прокуратуру, к президенту, к народу, помилуйте этого человека. Это вызовет потрясающий национальный взрыв.

    Иван ДЫХОВИЧНЫЙ: Я разделяю вашу точку зрения.

    Александр ПРОХАНОВ: Не согласились.

    Иван ДЫХОВИЧНЫЙ: Не знаю, как насчет помиловать, но понимаете, нельзя требовать сейчас, вот в этой обстановке, человеку дать 16 лет. Я могу ошибаться, я не юрист.

    Владимир ЖИРИНОВСКИЙ: Владимир Владимирович, вы что, уходите от главной причины? 100 лет трамбуют русский народ. Сто уголовных кодексов сделайте, пока главную причину не решим… Мы главную причину не решаем.

    ВЕДУЩИЙ: Возвращаемся обратно к Уголовному кодексу, хотя как раз Александр Андреевич говорит, что, может быть, надо меньше такими способами действовать, а нужно другими. Александр Николаевич, вы что-то хотели сказать.

    Александр КРУТОВ, заместитель председателя комитета ГД РФ по информационной политике: Я считаю, что сегодня, к сожалению, в России нагнетается вот эта атмосфера.

    ВЕДУЩИЙ: Какая?

    Александр КРУТОВ: Атмосфера искусственной национальной неприязни народов друг к другу, сознательно нагнетается. Вот посмотрели мы сейчас три сюжета: Новосибирск, Москва и Санкт-Петербург. Могли сюда добавить, предположим, изнасилование 15-летней девочки двумя афганцами и убийство узбеком русской семьи. Мы все могли бы сюда добавить. Вопрос в чем? Все-таки все эти три преступления, но они разные. Обратите внимание. Возьмем тех же скинхедов, которые в Новосибирске. Ведь они били людей не защищенных. Они били людей, которые не могли не только за себя постоять, но защитить себя не могли. Им в принципе без разницы. Точно так же, как сегодня многие бьют бомжей, людей, выброшенных из жизни. Происходит очень простая вещь. Мы с одной стороны говорим о том, что нужно вот этих всех наших детей, а это наши дети в принципе, сажать как можно больше, может давать пожизненно, а с другой стороны мы забываем о том, откуда выросли все эти дети? Почему к ним в голову приходит именно вот эта вот мысль?

    Ведь эта мысль приходит не оттого, что они там что-то прочитали, книги, которые читают, издаются минимальными тиражами. И мы говорим – вот эта причина. Отнюдь. Здесь причина в другом. Причина именно, вот мне кажется, в духовном где-то одичании нашего общества. Все-таки где бы мы ни были, если существует более одного народа в стране, два, три, четыре, пять, всегда будут какие-то национальные проблемы. Их не может не быть. Но как их разрешить и как их сделать – это уже другой вопрос.

    Владимир ЖИРИНОВСКИЙ: В Конституции нет понятия “русский народ”. За что? Все национальности, кроме русских.

    ВЕДУЩИЙ: В Конституции есть определение других народов?

    Владимир ЖИРИНОВСКИЙ: Да.

    ВЕДУЩИЙ: Нет.

    Владимир ЖИРИНОВСКИЙ: Перечислили всех, русского народа вообще нет.

    Людмила НАРУСОВА: Народов нет, почитайте Конституции. Нет перечисления никаких народов.

    ВЕДУЩИЙ: Дмитрий Липскеров, прошу вас.

    Дмитрий ЛИПСКЕРОВ, писатель, член Общественной палаты: Потрясает цинизм, с которым мы здесь общаемся: представители государственной законодательной власти, инициирующие письмо 500, как известно, о закрытии всех европейских организаций на территории нашей страны, сейчас рассуждают о том… Это целиком и полностью попадает под статью, которую вы привели – 282-я статья. За этим столом сидит инициатор этого письма, которое, впрочем, в принципе отозвано, что не является фактом не совершения преступления, оговоренного этой статьей. Сейчас мы говорим о том, что афганцы насилуют девочку, существует масса преступлений по отношению к русским. Но мне хочется задать один вопрос: если бы русский, русского ребенка в любой бы другой стране этот факт преступления был бы зафиксирован с ребенком, то же самое, изнасиловали бы, убили бы, чтобы было бы? Преступник не дожил бы до суда. Согласны все? Линчевание было бы немедленное.

    Александр КРУТОВ: Я сейчас хочу ответить нашему писателю в этом отношении. Вы знаете, вот когда вы сейчас вспомнили о письме, которое подписали 15 тысяч, и по этому письму, как вы говорите, или обращению, депутатскому запросу, который был составлен на основе этого обращения, состоялись уже несколько судебных разбирательств и ни прокуратура, ни суды не нашли в этом обращении 15 тысяч признаков разжигания религиозной розни…

    Дмитрий ЛИПСКЕРОВ: Что же вы его отозвали?

    Александр КРУТОВ: …или не нашли даже призывов к антисемитизму. Так может быть, эти мальчики и девочки прочитали “Кицур Шульхан Арух”, которая является оскорбительной вещью.

    Михаил БАРЩЕВСКИЙ: Владимир Владимирович, наша передача становится, по-моему, контрпродуктивной. По-моему, вот то, что сейчас происходит, вот то…

    ВЕДУЩИЙ: А то, что происходит, то, что происходит в нашем обществе.

    Михаил БАРЩЕВСКИЙ: …что происходит в последнее время – это и есть разжигание межнациональной розни. Я бы хотел вернуться к тому, о чем сказал Иван. По-моему, это было очень важно сказано. Понять надо, что происходит и почему. Дело в том, что действительно всем народам в России сегодня, всем, живется не очень легко. Это экономика переходного периода, это ошибки в политике, совершенные за последние годы, последние 15 лет я имею в виду. Много всего. Так вот, очень многие политики для того, чтобы пробиться в Государственную Думу, очень многие общественные деятели для того, чтобы стать заметными, они используют те моменты, которые наиболее легко осознаваемы, и очень легко сказать, я не знаю, условно таджику: ты так плохо живешь, потому что русские хорошо живут. Очень легко русскому сказать: ты плохо живешь, потому что хорошо живут афганцы.

    Людмила НАРУСОВА: Понаехали.

    Михаил БАРЩЕВСКИЙ: Понаехали. Не важно.

    Вот это стравливание народов происходит на самом деле не потому что народы злые, народы плохие, а потому что те, кто по-западному называются ньюсмейкеры, используют вот эти самые дешевые приемы, причем по-разному. Написали письмо 500 – отозвали письмо 500.

    ВЕДУЩИЙ: Мысль ясна. Я просто хочу процитировать одну вещь. В пятницу газета “Газета” сообщила: ” Прокуратура Кировского района Саратова возбудила уголовное дело по признакам состава преступления, предусмотренного статьей 214 УК РФ (это “Вандализм”). Никакой другой статьи в Уголовном кодексе следователи, получившие жалобу на “украшение” надписями “Смерть жидам” и свастиками стен еврейского центра “Хасдей Ерушалаим” не нашли”. Исполнительный директор еврейского центра рассказала: “Следователь прокуратуры нам объяснил, почему дело возбуждается по статье “Вандализм”, а не по статье “Разжигание межнациональной розни”. Оказывается, центр должен заказать лингвистическую экспертизу (кстати, за свой счет) и лишь если эта экспертиза определит, что надпись “Смерть жидам” является разжиганием, то тогда будет возбуждено дело по этой статье”. Вот я вас спрашиваю, вот эта вот фраза “Смерть жидам”, публично сказанная, это вообще разжигание национальной розни или это просто мелкое хулиганство? Начнем с вас.

    Людмила НАРУСОВА: Спасибо. Я заранее предвижу, что господа писатели скажут о том, что и Гоголь употреблял этот термин, и у Пушкина он есть, и у Достоевского он есть. Но есть грань, перешагнув которую, человечество иначе должно к этому относиться.

    ВЕДУЩИЙ: Речь даже не о слове “жиды”, речь о смерти.

    Людмила НАРУСОВА: Да, конечно. Смерть кого бы ни была – это уже…

    ВЕДУЩИЙ: Было бы написано “смерть евреям”.

    Людмила НАРУСОВА: Так вот, Владимир Владимирович, перешагнув грань Освенцима и Бабьего Яра, человечество уже не должно использовать те слова, которые даже, может быть, употреблялись великими литераторами, для обозначения собственного превосходства над другой нацией.

    ВЕДУЩИЙ: Еще раз говорю. Я говорю – почему требуется экспертиза в данном случае, когда написано – смерть любому народу. Поставьте, неважно, евреям, русским, армянам.

    Людмила НАРУСОВА: Узбекам, таджикам.

    ВЕДУЩИЙ: Смерть таким-то – это есть разжигание?

    Людмила НАРУСОВА: Безусловно, есть. И потому не возбуждаются эти дела.

    Михаил БАРЩЕВСКИЙ: Мы сейчас обсуждаем мнение абсолютно безграмотного, просто безграмотного следователя.

    Иван ДЫХОВИЧНЫЙ: Сочувствующий конечно, это человек.

    Михаил БАРЩЕВСКИЙ: Вот эта фраза “смерть кому-то”, не важно, какая национальность, это из учебника для студентов юридического вуза. Это абсолютно четкий призыв к совершению преступления, в данном случае преступления конкретного, по 282-й. Тут обсуждать…

    ВЕДУЩИЙ: Вот как вы понимаете, вот вы сами докажите, что в этом содержится и тогда…

    Александр ПРОХАНОВ: Комментарий. Вот я только что вернулся со строительства Бурейской ГЭС. Это громадная станция, впервые за 15 лет построенная около Амура, на Дальнем Востоке. Это роскошное, гигантское сооружение с четырьмя могучими блоками. На этой станции работают: евреи, русские, таджики, приезжали армяне, киргизы, украинцы.

    Там не было слова “смерть жидам” или там не было слова “русские скоты”. Это было общее дело, по которому истосковался народ. Загрузите Россию сегодняшнюю общим делом, большим, огромным общим делом и не будет места вот этому дерьму, этой чепухе. Повторяю, мы тоскуем по великой стране, по созиданию, по творчеству, и в этом котле энергии потонут все эти безумства. Не надо концентрировать внимание вот на этой фразе. Эта фраза просто чушь собачья.

    Людмила НАРУСОВА: Просто ерунда.

    Иван ДЫХОВИЧНЫЙ: По-моему, это было 2 года назад, когда, вы помните, на Внуковском шоссе, по-моему, было написано “Смерть жидам” и русская женщина подорвалась, она снимала этот плакат. Я не могу забыть этот факт. Это было. Этот следователь, я не знаю, прокурор или кто-то, который допустил то, что он не квалифицировал, я понимаю, что он лично относится к этому понятно как. Он сочувствовал тем людям, которые это написали. Но сказать, что это явление в народе полностью существует, вот точно я не могу. Вот мы все прожили жизнь по-разному, все сталкивались с этим словом. Я могу сказать, однажды вот ребенку моего приятеля, он еврей, ему тоже сказали во дворе “жид”. Он подошел ко мне и сказал: “Дядя, что мне делать?” Я говорю: “Кто тебе сказал?” – “Да там Коля”. – “Пойди, скажи ему, что он сам жид”. Он пошел и сказал: “Он сам жид”. Тот сказал: “Давай мириться”. Путь один, он один дальше.

    ВЕДУЩИЙ: Владимир Вольфович, я знаю, что вы рветесь, я обещаю, сразу после рекламы я вам даю слово.

    ВЕДУЩИЙ: Знаете, когда мы готовили эту программу, мы ее выстраивали определенным образом, понимали логически, как мы будем идти. Программа сломалась в какой-то степени. Ее сломал, пожалуй, господин Проханов своим поворотом, для меня довольно неожиданным, но в том-то и заключается журналистика, чтобы все-таки не следовать тому, что подготовлено, а если есть интересный какой-то поворот, идти вот в этом направлении. Поэтому просто я хочу, чтобы вы это имели в виду, но должен один вопрос задать лично вам, если вы позволите. У вас есть книга. Называется она так: “Иван, запахни душу”. Вы пишите: “Евреи все, как народ, деградируют. 4 тысячи лет их мордуют. Естественно, они загибаются. Самая вырождающаяся нация: небольшого роста, худые, злые все, в очках, глазки бегающие, ручки трясущиеся, размер одежды 48-50, не больше, обувь – 41-42, с кучей болезней, черненькие”.

    Иван ДЫХОВИЧНЫЙ: Это я.

    ВЕДУЩИЙ: Теперь я хотел бы заметить, что я, которого вы, конечно, считаете евреем, роста 182 сантиметра, ну, не то, чтобы худой, хотя и не толстый, как вы понимаете, человек не злой, лысоват, но не лысее, чем, скажем, Хрущев или Горбачев, а они русские.

    Александр ПРОХАНОВ: Ручки трясутся?

    ВЕДУЩИЙ: Трясутся, конечно. А очки я ношу для чтения, как 96 процентов населения нашей страны в моем возрасте, мне все-таки 72 года, напомню вам. Ношу 52-й размер одежды, 43,5 обуви, тьфу-тьфу, здоров, глазки не бегают.

    Так вот, не кажется ли вам, что такой пассаж, ну, тут он вызывает смех, это все-таки и есть, подходит под статью вот 282, как национальное унижение. Вот так можно писать… Во-первых, это не правда, во-вторых, так вообще можно… Если бы такое написали о русских, вы бы кричали вообще: да что же такое вообще происходит.

    Александр ПРОХАНОВ: Мы и кричим.

    ВЕДУЩИЙ: Почем вот это допускается?

    Владимир ЖИРИНОВСКИЙ: Почему обострение произошло последние 15…

    ВЕДУЩИЙ: Нет-нет, ответьте на мой вопрос.

    Владимир ЖИРИНОВСКИЙ: Я к этому подойду сейчас.

    ВЕДУЩИЙ: А можно сразу?

    Владимир ЖИРИНОВСКИЙ: Тогда будет непонятно. Обострение произошло, потому что рухнула огромная страна. Было интернационализм, но сегодня русские в Прибалтике вообще не граждане, как скот. Вчера на Украине русские фамилии перевели на украинский, и они не смогли принять участие в голосовании. Разве это не вызывает…

    ВЕДУЩИЙ: При чем тут евреи?

    Владимир ЖИРИНОВСКИЙ: Это связано с этим.

    ВЕДУЩИЙ: Ах, да? Что, они маленького роста, худые…

    Владимир ЖИРИНОВСКИЙ: Русские в России смотрят, кто начал эту демократическую перестройку, кто был в составе первого правительства Гайдара, кто обрушил экономику, провел эту приватизацию. Волей-неволей у них какие-то ассоциации есть. Кто у нас в тюрьме сидит? Ходорковский. Он что, русский? Кто у нас в Лондоне сидит? Березовский. Он что, русский что ли?

    ВЕДУЩИЙ: Нет.

    Владимир ЖИРИНОВСКИЙ: Кто все банкиры в России? Это русские?

    ВЕДУЩИЙ: Не все.

    Владимир ЖИРИНОВСКИЙ: Кто все олигархи в России, это русские? Кто все владельцы магазинов, ресторанов, казино? То есть все, что где деньги, русского там не найдете.

    ВЕДУЩИЙ: А у вас, денег нет?

    Владимир ЖИРИНОВСКИЙ: Все телеведущие, все журналисты, все композиторы, все писатели. И я сто раз говорил, что евреи – самый в мире талантливый народ. Я не говорю, что они плохие.

    ВЕДУЩИЙ: А Проханов скажите писатель?

    Владимир ЖИРИНОВСКИЙ: Антисемитизма в России нет как такового. Вот видите, убили ведь…

    ВЕДУЩИЙ: Только у вас.

    Владимир ЖИРИНОВСКИЙ: Вот Копцев – синагога, а остальное таджикские там, Камерун, афганец. Нет прямого антисемитизма. Сегодня скорее антикавказские настроения, антиазиатские.

    ВЕДУЩИЙ: Я вас возвращаю к вашей цитате…

    Владимир ЖИРИНОВСКИЙ: Цитата. Это сами евреи так о себе пишут. И они согласны с этим. Это причина их успеха. Это причина успеха евреев. Если бы 4 тысячи лет их не мордовали, сегодня они не были бы на верху. Сегодня на верху везде, и в Америке и во Франции и у нас.

    ВЕДУЩИЙ: Никто не разоблачиться, так как сам.

    Людмила НАРУСОВА: Я хочу вам задать вопрос. Если бы в Германии лидер Бундестага написал бы такие слова, он бы ни одного дня не задержался в парламенте Германии, ни одного.

    Владимир ЖИРИНОВСКИЙ: Германия, оккупированная страна. Страной – США, где вся власть в руках евреев. Вот и все.

    ВЕДУЩИЙ: Почему вы так кричите?

    Владимир ЖИРИНОВСКИЙ: Потому что ложь идет.

    ВЕДУЩИЙ: Почему вы так кричите?

    Владимир ЖИРИНОВСКИЙ: А чего вы так боитесь?

    ВЕДУЩИЙ: Что делать?

    Дмитрий ЛИПСКЕРОВ: Мне кажется, что не нужно законодательство трогать, переходить на личности. В стране должна быть создана атмосфера общественной нетерпимости к такого рода высказываниям. Общество должно достигнуть такого уровня самосознания, чтобы таким людям просто невозможно было бы подать руку.

    В любой другой стране за такое высказывание никогда невозможно, чтобы этот человек был приглашен куда-либо. Писатель Лимонов, который стрелял в чужой стране в чужих людей, собственно говоря, не может быть приглашен на страницы журнала JQ проводить церемонию “Человек года”. Согласны со мной? Это невозможно, это уму не постижимо.

    Владимир ЖИРИНОВСКИЙ: Тогда они выходят на улицу.

    Дмитрий ЛИПСКЕРОВ: Кто они?

    Владимир ЖИРИНОВСКИЙ: Те самые, кого вы не хотите видеть.

    Дмитрий ЛИПСКЕРОВ: Такое ощущение, что в вашей отдельно взятой душе, в вашем теле должен состояться погром, поскольку у вас одна половина – юрист, а одна заместитель председателя.

    ВЕДУЩИЙ: Назовите группу, которая была создана в пятницу, и которую вы возглавляете?

    Дмитрий ЛИПСКЕРОВ: Объединение “Сопротивление гражданского общества фашизму”.

    ВЕДУЩИЙ: Вот каким образом вы предлагаете сопротивляться, потому что я думаю, что против фашизма, по крайней мере, публично, все здесь сидящие. Поэтому вот как этому реально… Надо создавать атмосферу. Это слова. Как?

    Дмитрий ЛИПСКЕРОВ: Пожалуйста. Вот в нашей группе достаточно уважаемые люди как Розенбаум, госпожа Нарусова, Газаев в футбольной среде, а там прячутся скинхеды и другие группы экстремистов. Мы методично собираемся писать в Генеральную прокуратуру, чтобы статья, которая была названа, она функционировала. Если за этой статьей прячется депутат, то депутатом он не может быть, такой человек.

    ВЕДУЩИЙ: Хочу обратить ваше внимание на то, что вы говорите, что людей с такими шовинистическими и ксенофобскими взглядами в стране не так уж много, но это играют разные политики. Вот я хочу вас ознакомить с результатами социологического опроса, проведенного ВЦИОМом в марте этого года. Большинство россиян считают, что курс действующего президента России защищает интересы русских, их национальных ценностей и традиций – 65 процентов. Но, тем не менее, по мнению 76 процентов россиян, будущий президент России должен более жестко проводить политику в интересах русских. Также большинство опрошенных, а именно почти 70 процентов, полагают, что значительное число приезжих из других стран явление скорее отрицательное для России и лишь 21 процент россиян оценивают это явление положительно. В миграционной политике россияне готовы поддержать прежде всего борьбу с нелегальной миграцией и борьбу с этническими преступными группировками. Значит, выходит, что в самом обществе очень много таких людей, в частности, которые считают, что недостаточно защищены русские и не кажется ли вам, что ваши попытки в данном случае сталкиваются с некоторым мнением большинства, существующим в России, и как вы это исправите?

    Дмитрий ЛИПСКЕРОВ: Безусловно, кажется, но охлакратизм это не есть демократия.

    Владимир ЖИРИНОВСКИЙ: Золотая сотня будет править Россией, а все остальные будут…

    Дмитрий ЛИПСКЕРОВ: Мы должны понимать, что на сегодняшний день культурный уровень общества снижен до предела.

    ВЕДУЩИЙ: Золотая сотня или черная?

    Владимир ЖИРИНОВСКИЙ: Нет, черная – мы не согласны.

    Людмила НАРУСОВА: Мне кажется, что больно общество…

    Владимир ЖИРИНОВСКИЙ: Но чтобы дети интеллигентов нами управляли народ не захочет.

    Людмила НАРУСОВА: …и это не нужно специально констатировать. И вот результаты этого опроса показывают, что общество находится в состоянии дремучего, такого пещерного не просвещения, потому что если говорить… В сюжете показан был скинхед, который говорил: вот, нас, русских, угнетают, наше русское достоинство. Но давайте говорить о том, господа писатели, вершина русского национального достоинства Александр Сергеевич Пушкин явно не славянской внешности и если бы сегодня темноглазый, курчавый, смуглый мальчик-лицеист Александр Пушкин шел бы по Невскому проспекту в Санкт-Петербурге, он бы не чувствовал себя в безопасности.

    Владимир ЖИРИНОВСКИЙ: А он и при царе не чувствовал себя безопасно.

    Людмила НАРУСОВА Непросвещенность, неразвитость говорит о том, что общество находится в таком состоянии. И поэтому давайте не “Зону” смотреть, не “Бригаду” смотреть по телевидению, когда уже вся страна говорит воровским жаргоном, а покажем фильм “Обыкновенный фашизм” Рома. Может быть, тогда что-нибудь поймем.

    Михаил БАРЩЕВСКИЙ: Извините, но я вынужден вам сказать, что вы лукавите.

    ВЕДУЩИЙ: Я?

    Михаил БАРЩЕВСКИЙ: Да, вы.

    ВЕДУЩИЙ: А что такое?

    Михаил БАРЩЕВСКИЙ: Вы сейчас спросили: что делать? Причем совершенно искренне как бы спросили.

    ВЕДУЩИЙ: А тут было сказано – давайте искать выход.

    Михаил БАРЩЕВСКИЙ: Минуточку. Когда мне позвонили и сказали, кто будет участвовать, я сказал: но ведь Жириновский по этой теме – это неприлично.

    ВЕДУЩИЙ: Скажите мне, пожалуйста, должен ли я в своей программе, обсуждая вопрос, который разделяет многих людей, приглашать сторонников обеих точек зрения или все-таки только действительно тех, чью позицию, скажем, я разделяю? В данном случае я знаю совершенно точно, что Александр Николаевич придерживается других взглядов, господин Жириновский, вице-спикер между прочим, а не так, “человек с улицы”.

    Михаил БАРЩЕВСКИЙ: Когда вы приглашаете на передачу господина Проханова или Александра Николаевича, людей, с чьей точкой зрения я не согласен, я ничего против не имею, потому что это люди, имеющие точку зрения и приходящие отстаивать ее, а не веселить публику. Понимаете?

    Владимир ЖИРИНОВСКИЙ: А в чем веселье публики?

    Михаил БАРЩЕВСКИЙ: Мы уходим от проблемы.

    Владимир ЖИРИНОВСКИЙ: Давайте другую статистику. Русские самые необразованные сегодня, самые нищие, больше всего сидят в тюрьме, самые плохие по здоровью, раньше всех умирают. Эта статистика вас не интересует? Русские сегодня в собственной стране в самом худшем положении. Это для вас смешно, да? Об этом нельзя говорить. Правду сказать о русских нельзя. Хвалить только евреев, татар.

    Дмитрий ЛИПСКЕРОВ: Я считаю, что не всех можно вызывать в программу. Есть статья, по которой нельзя Усаму Бен Ладена звать в программу.

    Владимир ЖИРИНОВСКИЙ: Можно, и его можно позвать.

    Дмитрий ЛИПСКЕРОВ: А я считаю, что нет.

    ВЕДУЩИЙ: Мне говорят, что какое-то начальство разрешает или не разрешает мне кого-то приглашать в программу. С вашего позволения я буду приглашать тех, кого я считаю нужным, хотя вы можете со мной не согласиться. Прошу вас.

    Александр КРУТОВ: Вы знаете, вот здесь происходит такая тенденция у нас в обществе. С одной стороны уважаемые люди говорят о том, что мы должны создать общественную нетерпимость. Обратите внимание – нетерпимость, но не любовь. Понимаете, в обществе не хватает любви.

    ВЕДУЩИЙ: К кому?

    Александр КРУТОВ: Вообще любви не хватает как таковой. Не хватает духовного воспитания, духовного состояния. Человек духовно болен. Один из губернаторов собрал молодежь у себя и решил поговорить за круглым столом. Так его сразу обвинили в фашизме. Спрашивается – это наши дети. Убеждайте, говорите, доказывайте, говорите о том, в чем они не правы. Но сразу его заклеймили…

    ВЕДУЩИЙ: Кто?

    Владимир ЖИРИНОВСКИЙ: Пресса

    Александр КРУТОВ: Средства массовой информации. Создаются комитеты, составляются списки, какие-то там неофашисты. В этом списке одни русские православные.

    ВЕДУЩИЙ: Но зато есть список врагов русского народа, куда угодил я.

    Александр КРУТОВ: То, что составлена, была черная сотня неофашистов… Вот если мы таким путем пойдем, то ни к чему хорошему не придем. Я считаю, что у нас в России нет, извините меня, национальной вражды, так как сегодня ее рисуют средства массовой информации. Это делается специально.

    ВЕДУЩИЙ: Скажите, пожалуйста, должна ли быть нетерпимость к убийцам?

    Владимир ЖИРИНОВСКИЙ: Должна быть.

    Александр КРУТОВ: К убийству?

    ВЕДУЩИЙ: К убийце.

    Александр КРУТОВ: Вы знаете, конечно, какому бы ни было. Но я тогда скажу только один вопрос. Вот у великой княгини Елизаветы Федоровны убили мужа, и она простила убийцу.

    ВЕДУЩИЙ: Это ее личное дело, но по суду не простили бы.

    Александр КРУТОВ: Нет, я еще раз повторяю, ее убивали, живой сбросили в шахту, а она говорила: прости, Господи, они не ведают, что творят.

    ВЕДУЩИЙ: Это отдельно взятый человек.

    Александр КРУТОВ: Сегодня мы понимаем, что каждое преступное деяние должно быть осуждено, но милость, о которой говорили вы, она должна быть. Если ее не будет, ничего не будет.

    ВЕДУЩИЙ: Александр Андреевич, что вы хотели сказать?

    Александр ПРОХАНОВ: Я хотел сказать, что у нас есть огромный стабилизационный фонд, деньги, у нас есть разоренная страна. Необходимо эти деньги бросить в развитие, в строительство. В строительство дорог, заводов, ферм, армии, русской культуры, еврейской культуры, общенациональной, имперской культуры. Результат вот этого разрушения советскости – это вот эта дифференциация по тысячам направлений. Мы расколотое, разрозненное общество. Причем эти разницы в состоянии, вероисповедании, возрастах очень часто принимают характер национального неприятия. Это по существу результат отсутствия интегральной, великой, имперской, советской, царской, либеральной империи. Милосердие, о котором говорил Крутов – это не… либо оно есть в обществе, либо общество ожесточено и начинается война на истребление.

    ВЕДУЩИЙ: Прошу вас.

    Иван ДЫХОВИЧНЫЙ: Еще в каком-то 1982 году какие-то люди вышли со значками и праздновали день рождения Гитлера, и мы тогда прозевали этот момент. Это было давно. Сейчас есть такая ситуация. Она такая и никакая другая, мы ее здесь не изменим. Я абсолютно считаю, что… Это странно звучит, безусловно. Мы можем только любовью друг к другу решить эту проблему. Конечно, преодолеть свое чувство оскорбленности, еще чего-то – это трудно.

    Я прожил большую уже жизнь в этой стране. Я запомнил в своей жизни только одно – меня лечили русские люди, мне помогали татары, я жил с узбеками, обожал грузин и так далее. И вот любовь моя, она осталась самым нормальным моим чувством, дающим мне возможность творить, делать что-то такое. Это радостное чувство. И все, что касается ненависти, злобы и кошмара, это все черная история, выхода из нее не будет. Безусловно, должен быть закон и вот это правда. Вот по закону мы все должны отвечать, правильно. Но мы все должны отвечать, – правда? – а не только некоторые должны отвечать по закону. И это единственный путь. И тот же самый Александр Сергеевич, раз уж мы сегодня его выбрали, все-таки мы все его любим, он сказал, что если вам дается власть, то, есть только закон и стоите выше вы народа, но вечный выше вас закон. И это единственные слова, которые можно сегодня произнести.

    ВЕДУЩИЙ: Спасибо. Я, поскольку и время закончилось, да и вообще закончить Пушкиным, по-моему, это очень даже неплохо. Я вас благодарю. Сегодня просто видно, насколько остро, насколько тяжело, насколько мы друг друга мы порой не понимаем в этом вопросе. Я повторяюсь, что как мне кажется, это чрезвычайно опасно для России, то, что сейчас происходит, с какой бы стороны к этому не подходить. Я благодарю вас всех за участие в программе и после этого я завершу программу.

    ВЕДУЩИЙ: Две недели тому назад, завершая эту программу, я рассказал о том, что увидел фильм, кстати, замечательный фильм – “Спокойной ночи и удачи”. И он заставил меня задуматься над некоторыми вопросами, которые я потом и задавал, а именно: чем мы, политические журналисты, занимаемся на телевидении. Вот это мое завершение, или “прощалка”, как теперь стали это называть, стала… Ну, она вызвала довольно такую бурную реакцию и довольно такой широкий отклик. И один критик обвинил меня в риторике и сказал, что, мол, чем задавать вопросы, на которые я знаю ответы, лучше бы я сам отвечал на эти вопросы. Ну, критик ничего не понял, с критиками это иногда бывает, ну, что же поделаешь. Потом в одной программе “Эхо Москвы”, оттолкнувшись от этой “прощалки”, перешли к обсуждению моей персоны. Ну, мол, я в радиопередачах и когда я пишу – я один человек, а вот на телевидении я совсем другой человек, а именно – я человек такой компромиссный и вынужденный мириться с темами передач, которые мне навязывает, понятное дело, начальство.

    А что касается моих “прощалок”, вот они как бы сигнал вам, зрителю, что, мол, то, что было до этого – это не важно, а вот то, что я говорю, вот это действительно важно, такой хитрый способ выражения недовольства и так далее. И вообще я бедный, загнанный в угол и, возможно, лучше мне уйти, а то компромисс может завести понятно куда. Так вот, хотелось бы по этому поводу сказать вот прямо сейчас публично всем. Первое – темы программы определяем мы, то есть команда “Времен”, ни у кого не спрашивая и, в общем-то, говоря, ни с кем не договариваясь. Никто, никогда мне ничего не навязывал. Это первое. Второе – нравится тема, не нравится, хорошо мы ее сделали или не очень – это уже вопрос совсем другой. Что до моих “прощалок”, то их никто заранее не читает и не знает, и не видит, это я хочу сказать. И это не сигнал о чем-либо, это просто мое желание высказаться, поскольку как ведущий основной программы, я не имею права высказываться, я должен только задавать вопросы. Это профессиональная вещь, о которой можно было бы помнить. Так что я не бедный, не загнанный и не надо меня жалеть.

    И в завершении я хотел бы процитировать одного из любимых моих людей, 16-го президента США Линкольна. Я эту цитату как-то приводил, но она стоит того, чтобы ее повторить. Он сказал так: “Я буду делать все, что я могу до тех пор, пока могу. И если в итоге я буду прав, значит, все слова моих критиков и хулителей не стоит выеденного яйца, а вот если в итоге окажется, что я не прав, тогда даже если хор ангелов будет петь мне славу, это ничего не изменит”. Вот такие Времена.

    »crosslinked«




    Комментирование закрыто.