Опросы

Как вам интервью с Дмитрием Медведевым?

Посмотреть результат

Loading ... Loading ...

Поиск

Архив



На выгодных условиях лапароскопия форум для вас со скидками.

  • Управление
  • 22 января 2006

    Времена. 22 января 2006 года

    Рубрика: Времена.


    ВЕДУЩИЙ: Добрый вечер, в эфире программа “Времена”, я – Владимир Познер. Поздравляю вас всех с прошедшими праздниками. Это наша первая программа в этом новом году. Главная тема в течение всей прошлой недели и, наверное, еще будет этой главной новостью – это морозы. С одной стороны вроде странно, в России морозы дело привычное, с другой стороны не совсем так, учитывая, что, скажем, правительству пришлось распечатать стратегический запас топлива для обогрева страны, это все-таки вещь необычная. В начале года вообще-то принято анализировать, что было, ну, и, конечно, прогнозировать, что будет.

    Можно прогнозировать одно – что, очевидно, и снег, и мороз всегда для нас будут неожиданными. Странно, но это так получается. Вообще удивительно, наша страна собирается стать чуть ли не самой главной в мире энергодержавой, вместе с тем во время холодов не хватает электричества для самих себя. В прошлом году мы удивлялись, что чрезвычайно высокие цены на нефть, мы получаем большие деньги, а бензин все дорожает и дорожает. В общем-то, какие-то вещи для нас, не специалистов, а обыкновенных людей, не совсем понятные. В бюджете денег очень много, а вроде рядовые граждане не так сильно это чувствуют, как хотелось бы, скажем так. Чего нам ждать в этом году от экономики? Будет ли расти зарплата у людей, будет ли инфляция такой, что заметен, будет этот рост зарплаты или рост этот будет съеден? Вопросы не тривиальные. Что будет происходить с рублем относительно доллара или с долларом относительно рубля и как хранить свои деньги, в какой валюте? Все это вопросы, которые касаются каждого из нас. Итак, об этом мы и будем говорить. Для начала, как всегда, позвольте вам – представить нашу “свежую голову” – это кинорежиссер, народный артист России Владимир Валентинович Меньшов. Добрый вечер.

    Владимир МЕНЬШОВ, народный артист России: Добрый.

    ВЕДУЩИЙ: Вот скажите, пожалуйста, Владимир Валентинович, если бы вы могли поставить перед правительством одну главную задачу на этот год, какую бы вы поставили? Одну главную задачу на 2006 год?

    Владимир МЕНЬШОВ: Определиться, что делать вот с этими так называемыми лишними деньгами, потому что…

    ВЕДУЩИЙ: Стабфонд вы имеете в виду, да?

    Владимир МЕНЬШОВ: Стабфонд. Начинают его уже перебрасывать в разные места, потому что, то, что создается эта кубышка, это более чем непонятно, притом, что везде пищит и просит денег, вся страна, и на науку, и на культуру, и просто… Авиация. Меня давно интересует, по какой причине мы никак… Для нас это жизненно важно, чтобы была своя авиация в стране, а она деградирует у нас, авиационная промышленность за это время. Почему деньги оказываются лишними, не нужными и откладываются куда-то в кубышку, для меня…

    ВЕДУЩИЙ: Вообще говоря, вот вы когда-нибудь откладывали деньги? Сами? Вот я откладываю деньги, они для меня не лишние, я их откладываю для каких-то целей.

    Владимир МЕНЬШОВ: Разговор идет о процентном соотношении, о долях.

    ВЕДУЩИЙ: Хорошо, может быть, сегодня мы коснемся этого вопроса по ходу пьесы, но вообще-то мы хотим поговорить о том, что же нас ждет всех, в этом новом году и об этом мы будем говорить с людьми чрезвычайно сведущими. Давайте я вам их представлю.

    Как всегда против часовой стрелки справа от меня: заместитель председателя Правительства Российской Федерации Александр Дмитриевич Жуков, рядом с ним научный руководитель Высшей Школы Экономики Евгений Григорьевич Ясин, напротив меня президент – председатель правления “Внешторгбанк – Розничные услуги” Михаил Михайлович Задорнов, с ним сидит рядом заместитель генерального директора по международным проектам компании РУСАЛ Александр Яковлевич Лившиц, и, наконец, руководитель Экономической экспертной группы Евсей Томович Гурвич. Вот вам всем добрый вечер. Хотел бы заметить вам, между прочим, что помимо действующего члена правительства и весьма высокопоставленного, три человека все были министрами и даже повыше министров в свое время. Так что у нас такая компания чрезвычайно, я бы сказал, весомая.

    Короткий вопрос во всем вам и, если можно, получить на него короткий ответ, а именно такой: вот эти крещенские морозы нынешние, затянувшиеся, и также затянувшееся празднование Нового года, это повлияет на экономику в 2006 году, и если повлияет, то как?

    Александр ЖУКОВ, заместитель председателя Правительства РФ: Думаю, что сильного влияния это не окажет. Единственное, конечно, во время морозов, вообще нам природа, конечно, приготовила непростое испытание в этом году, такого не было уже много лет, растет очень сильно энергопотребление, растет расход топлива. Это окажет определенное влияние, но не является…

    ВЕДУЩИЙ: Определенное какое?

    Александр ЖУКОВ: Напряжение создается достаточно серьезное.

    ВЕДУЩИЙ: Но на карманах граждан?

    Александр ЖУКОВ: Нет, на карманах граждан не скажется.

    ВЕДУЩИЙ: Что вы думаете?

    Евгений ЯСИН, научный руководитель Высшей школы экономики: Я бы хотел, чтобы морозы и то напряжение, которое сложилось в Москве по части отопления и энергоснабжения, чтобы оно повлияло на ускорение реформы в области электроэнергетики. Потому что, то, что мы наблюдаем, это крайнее напряжение, оно связано с тем, что реформа задерживается, а я хочу обратить внимание, что в Московском регионе, который быстрее всего развивается в России, энергопотребление, в особенности со стороны населения и системы бытового обслуживания, выросла в разы.

    ВЕДУЩИЙ: Михаил Михайлович, изменится, не изменится, повлияет, не повлияет?

    Михаил ЗАДОРНОВ, президент, председатель правления “Внешторгбанк – Розничные услуги”: Два вопроса. Праздники, безусловно, вычет из объемов производства, из экономического роста и, значит, кстати говоря, из доходов людей. Чем больше праздников в стране, тем меньше работает страна и тем меньше производит. Так что это достаточно очевидно.

    С точки зрения морозов объемы производства только увеличатся, потому что больше потребляется электроэнергии, больше потребляется топлива, а их вклад, вклад в нашу экономику, даже внутреннюю, достаточно велик. Поэтому с точки зрения объемов это только будет как бы дополнительное производство. Но надеюсь, что это подтолкнет к четкому разбору готовности всей инфраструктуры. Ведь это же не только энергетика. Это транспортировка газа, объем его добычи, сколько потребляется внутри страны. То есть эти морозы подтолкнут к тому, чтобы разобраться с узкими местами инфраструктуры, энергетической и газовой.

    ВЕДУЩИЙ: Так. Александр Яковлевич?

    Александр ЛИВШИЦ, заместитель генерального директора по международным проектам компании РУСАЛ: За то время, когда были предыдущие тяжелые морозы, произошло только одно – вся система, которая дает энергию, дает тепло и прочее, она стала старше почти на 30 лет. За это время она плохо инвестировалась и дай Бог, что две недели, наверное, три она выдержит. А если бы, не дай бог, был бы месяц, то честно говоря, я не знаю, сумела бы она продержаться.

    ВЕДУЩИЙ: Тогда это повлияло бы, но на сегодняшний день, надо полагать…

    Александр ЛИВШИЦ: Я думаю, особого влияния не будет, а что касается того, что распечатали резерв… Понимаете, резервы создаются для того, чтобы их время от времени распечатывать.

    ВЕДУЩИЙ: Наверное, правильно. Евсей Томович, ваша точка зрения?

    Евсей ГУРВИЧ, научный руководитель Экономического экспертного института: Я думаю, что скажется на итогах января, но это не будет чувствоваться по итогам года в целом и надеюсь, что кроме реформы электроэнергетики это подтолкнет также к энергосбережению. У нас чудовищная, энергонеэффективная экономика. Мы тратим примерно в три раза больше на одно и то же энергии, чем в развитых странах.

    ВЕДУЩИЙ: И мы это делаем почему?

    Евсей ГУРВИЧ: Потому что мы никогда ее не экономили…

    ВЕДУЩИЙ: Нет привычки?

    Евсей ГУРВИЧ: Она была дешевой и ничего не стоила в советские времена.

    Евгений ЯСИН: И сейчас дешевая.

    ВЕДУЩИЙ: Хорошо. Но все-таки главное, что интересует наших зрителей, наших граждан – это все-таки благосостояние, сколько они будут получать денег в этом году, вырастут ли их доходы реальные, какая будет инфляция. И обычно о тенденциях экономики, которые были в прошлом году и которые, кстати, мы уже рассматривали в этой программе, и о прогнозах в этом году расскажут эксперты в сюжете Игоря Рискина.

    Репортаж Игоря Рискина

    КОРР.: После новогодних праздников авторитетная исследовательская компания проводила среди россиян социологический опрос. Его тема – какую проблему в России считать главной? Больше половины опрошенных по итогам 2005, достаточно благополучного с экономической точки зрения года проблемой наиболее актуальной считают рост цен и высокий уровень инфляции. Это мнение оказалось преобладающим, оставив далеко позади такие ответы как бедность, низкий уровень зарплаты и безработица. Изначально планировалось, что в 2005 инфляция не превысит 8,5 процентов.

    Однако уже в первые месяцы выяснилось, что это невозможно. Тогда объявили новый инфляционный предел – 10 процентов, но и он не стал окончательным. Итог – 10,9. Хотя справедливости ради надо отметить, что даже 10,9 самый низкий показатель за последние 7 лет. Среди наиболее часто называемых причин инфляции образца 2005 фигурирует резкий, почти на 35 процентов, рост цен в сфере жилищно-коммунальных услуг, возросшие цены на товары и продукцию сельского хозяйства, сохранение заоблачно высокой цены на нефть и приток в Россию валюты.

    Оксана ДМИТРИЕВА, член комитета по бюджету и налогам Госдумы РФ: Та инфляция, которая была – это типичная инфляция издержек, которая связана, прежде всего, с ростом цен на сырье и первичные энергоносители, и тарифы. То есть это не инфляция спроса, не инфляция, которая обусловлена избытком денежной массы, а именно инфляция издержек.

    КОРР.: В 2005 инфляцию подстегнула еще и монетизация льгот, то есть дополнительные финансовые вливания в экономику. Теперь наступил 2006 и что же? Все повторяется будто под копирку. Лишь за первые 10 январских дней инфляция выросла на 1,1 процента.

    Оксана ДМИТРИЕВА: Инфляция в 2006 году, в начавшемся году будет примерно такая же, как и в прошлом, где-то от 10 до 11 процентов. И уже опять же она во многом будет вызвана ростом тарифов на жилищно-коммунальное хозяйство, потому что даже в прогнозе Министерства экономики заложен рост тарифов на 20 процентов.

    КОРР.: Еще один фактор, неблагоприятно влияющий на инфляцию, – цена на топливо. Две из трех добытых тонн отечественной нефти уходят в том или ином виде за рубеж. Спрос велик, нужно постоянно наращивать добычу, вкладывать деньги в новые месторождения и это вызывает серьезное беспокойство, потому что с трудом завоеванные рынки можно легко потерять.

    Юрий ШАФРАНИК, председатель Совета Союза нефтегазопромышленников России: Мы на грани остановки роста. Добыча вот-вот не будет расти. А экспорт и рынок, на котором только что мы завоевали серьезные позиции, на всех рынках, он требует. И вот здесь появится разрыв, у нас хватает нефти или нет. Это главное.

    КОРР.: Пока действовал мораторий на повышение цен, которые ввели нефтяники после настоятельных просьб кабинета министров. Это ко всему прочему одна из антиинфляционных мер. Но вот что интересно – цены на заправках застыли на уровне, к которому продавцы и стремились.

    Юрий ШАФРАНИК: Она бы и так дошла, и несколько месяцев назад я примерно об этом и говорил. Более того, я сказал, что все равно 20 рублей при таких подходах вот-вот будут на 95-й, например. Ну, и, знаете, месяцем позже, месяцем раньше, так оно и идет. Все же зависит от того, какие меры принимаются.

    КОРР.: А меры особенно не примешь. Антимонопольное законодательство к нефтяным компаниям, хотя и называют их монополистами, практически неприменимо, поскольку ни одна из них не контролирует больше 35 процентов российского рынка.

    Юрий ШАФРАНИК: Издайте постановление правительства, обяжите собственников заводов минимум 30 процентов пропускать на этих заводах других пользователей, заставьте на региональных рынках продать объемы заправок, если они монопольные, у одного. Это все тяжело, это лучше по закону, но если закона еще нет, то можно делать правительственное решение, договариваться с бизнесом и действовать на этом поле.

    КОРР.: Не менее пристально, чем за ценами на родной бензин, в России наблюдают за курсом американского доллара, с ним слишком много связано. Сегодня доллар довольно быстро сдает позиции. В этом в принципе нет ничего нового или экстраординарного, подобное бывало и раньше. В то же время в России большой приток нефтедолларов провоцирует опять же инфляцию. Поэтому Центробанк в определенный момент доллары не покупал, создавая рублевый дефицит. Доллар по отношению к рублю с начала года подешевел без малого на 50 копеек и стал на 3 цента дешевле по отношению к евро.

    Сергей САВИЦКИЙ, директор департамента валютных операций ММВБ: Говорить о том, что все-таки все эти процессы перешли в плоскость долгосрочной тенденции, мне кажется, преждевременно и в общем-то я, честно говоря, воздержался бы от прогнозирования дальнейшего резкого снижения курса доллара к курсу евро, а соответственно каких-то резкий колебаний на нашем внутреннем российском рынке.

    КОРР.: Прогнозы дело вообще неблагодарное. К тому же 2006 только начался и по трем неделям января судить еще не о чем, но уже и сейчас есть над чем поразмыслить и что обсудить. (И. Рискин. Первый канал. Специально для программы “Времена”).

    ВЕДУЩИЙ: Давайте начнем с этого самого доллара. Вы вообще свои деньги переводите в доллары?

    Владимир МЕНЬШОВ: Перевожу.

    ВЕДУЩИЙ: Вы согласны с тем, что было сказано сейчас в программе, что, скорее всего особого, резкого падения доллара в этом году ждать не следует и волноваться особо не надо? Что вы думаете?

    Александр ЖУКОВ: В сюжете было сказано о соотношении доллара и евро. Думаю, что может быть в течение года немножко доллар по отношению к евро еще станет чуть-чуть меньше. Что касается соотношения рубля и доллара, то по нашим прогнозам среднегодовой курс рубля по отношению к доллару будет примерно 28 рублей за доллар.

    ВЕДУЩИЙ: Ровно?

    Александр ЖУКОВ: Да, вокруг этой цифры будут колебания. К концу года, если цены на нефть сохранятся на достаточно высоком уровне, наверное, курс будет где-то 27 рублей 70 копеек за доллар, примерно так.

    ВЕДУЩИЙ: Возражение, согласие, что?

    Евгений ЯСИН: Я хочу только заметить, что в 2000 году курс рубля к доллару тоже был 28. За это время произошло многое, он уже был 27, кроме того, он был 32 или 33, и в конце концов эти колебания привели примерно к той же самой цифре. Сейчас есть определенные подвижки в американской экономике, которые говорят о том, что будет некоторое снижение. Американцам это выгодно, потому что это усиливает их позиции на рынках.

    ВЕДУЩИЙ: Американцам выгодно, а нам не…

    Евгений ЯСИН: А нам не очень.

    ВЕДУЩИЙ: …вот люди, у которых небольшие относительно деньги, им лучше в рублях тогда хранить свои деньги?

    Михаил ЗАДОРНОВ: Безусловно. Хотя это звучит, может быть, банально, но последние 3 года доказали, что все-таки рубль укрепляется в реальном выражении. Если вы держите вклад в долларах и в рублях, то рублевый вклад по итогам оказывается выгоднее. Это произойдет и в этом году, поскольку прогноз на цены на нефть достаточно благоприятный для России и Центральный Банк при высокой инфляции будет вынужден несколько во втором полугодии укрепить рубль. Он, безусловно, к концу году будет ниже 28, то есть меньше 28 рублей будут платить за 1 доллар. А если цены будут расти достаточно быстро первое полугодие, я думаю, во втором полугодии Центральный Банк вынужден будет еще его чуть приспустить, и может быть он даже будет покрепче, чем вот Александр Дмитриевич сказал, может быть, будет и 27 рублей 50 копеек.

    ВЕДУЩИЙ: Вы все…

    Александр ЛИВШИЦ: Я так не думаю. У меня нет такого благодушного настроения, как у моих друзей. Я считаю чрезмерным укрепление рубля. Это крайне опасный процесс. Мы этот рубль не заработали, мы его выиграли в лотерею, он свалился с неба из-за конъюнктуры рынка. Это очень скверно для экспорта, это очень плохо для отраслей, работающих на внутренний рынок и это очень опасно накануне ВТО.

    ВЕДУЩИЙ: А мы что-нибудь может с этим делать?

    Александр ЛИВШИЦ: Понимаете, если мы вступаем в ВТО, то мы подписываемся под целой серией требований, и мы многое не можем сделать для защиты своей экономики. У нас остается в руках только валютный курс, но он тогда должен идти в обратную сторону или хотя бы быть стабильным. Ну, хорошо, 27 с чем-то, я согласен с вице-премьером, наверное, так и будет, но если он уйдет ниже, я имею в виду доллар, то не будет ни сложения ВВП, ни умножения, а будет деление, вычитание и извлечение из этого ВВП корня энной степени, понимаете?

    ВЕДУЩИЙ: Так?

    Александр ЖУКОВ: Конечно, то, что рубль укрепляется, имеет свои положительные и отрицательные стороны. Для людей вроде хорошо, ведь рубль – это наша российская национальная валюта. Он становится крепче, за него можно получить больше долларов и, казалось бы, это хорошо. Но с точки зрения предприятий есть отрицательные стороны, потому что они становятся значительно менее конкурентоспособные с нашими западными конкурентами и с китайскими, скажем, производителями, и с другими. Поэтому здесь нужно соблюдать баланс и аккуратность. И вот здесь сейчас мы подойдем к обсуждению вопроса, нужен или не нужен этот стабилизационный фонд и для чего он нужен. Вот здесь станет понятно, что если его ликвидировать и потратить эти все деньги в экономике, то, скорее всего курс рубля по отношению к доллару будет уже не 28, а 20, а может быть и 18, и наша продукция, которая производится на наших предприятиях, будет абсолютно неконкурентоспособной по сравнению с западной.

    ВЕДУЩИЙ: Ваше мнение?

    Евсей ГУРВИЧ: Я согласен с Александром Дмитриевичем, что при нынешней политике курс доллара, скорее всего, будет колебаться вокруг 28 рублей, и согласен с теми, кто говорил, что сберегать лучше всего сейчас в рублях, но при нынешней политике будет 28. Есть большая опасность, что мы действительно начнем тратить нефтяные деньги, которые до сих пор шли в стабилизационный фонд и частично в золотовалютные резервы Центрального Банка, и тогда действительно курс доллара упадет гораздо ниже. При этом неоднозначно хорошо это или плохо. Надо обсуждать, сравнивать плюсы с минусами. Плюсы будут для граждан, для нас импортные товары станут дешевле, доступнее, мы сможем больше их потреблять, но многие предприятия испытают огромные трудности. Ну, например, “АвтоВАЗ”, который воспрял после кризиса, когда рубль обесценился и ему все труднее по мере укрепления рубля.

    ВЕДУЩИЙ: Понятно. Да, пожалуйста.

    Александр ЖУКОВ: Просто был задан еще один вопрос, на который никто не постарался дать ответ, а именно – в чем все-таки лучше держать свои сбережения?

    ВЕДУЩИЙ: Нет, все сказали – в рублях.

    Александр ЖУКОВ: Вот здесь на этот счет у меня есть другое соображение. Дело в том, что 2005 год был рекордным с точки зрения рынка акций российских предприятий. Наши предприятия выросли в цене почти в два раза, некоторые даже в три раза. Нигде в мире такого в прошлом году не было. И те, кто вложил свои сбережения, деньги в акции российских предприятий, “Газпрома”, Сбербанка, нефтяных компаний, компаний связи и так далее, получили доход больше 100 процентов.

    ВЕДУЩИЙ: Скажите, вот рядовой гражданин, он может это сделать?

    Михаил ЗАДОРНОВ: Он может это сделать. Он может прийти, например, в банк и купить акции. Но все-таки я рекомендовал бы на это тратить при всей удачи фондового рынка какую-то часть сбережений, потому что все-таки это достаточно рискованные операции. То есть это может потратить человеку, у которого есть уже определенные накопления.

    ВЕДУЩИЙ: Который может рисковать своими деньгами?

    Михаил ЗАДОРНОВ: Все-таки это достаточно рискованный…

    ВЕДУЩИЙ: То есть вы рекомендуете все-таки?

    Александр ЖУКОВ: Безусловно, я рекомендую. Хочу сказать, что не только за 2005 год, но вот сейчас прошло еще меньше месяца, и еще на 20 процентов за этот месяц один выросли акции российских компаний. Конечно же, любой человек, сохраняя свои деньги, должен все-таки в разные кармашки их раскладывать, часть хранить на своем счете в банке…

    ВЕДУЩИЙ: Но это не пузырь, который может лопнуть?

    Александр ЖУКОВ: Нет, это не пузырь, потому что это объективный процесс, наши предприятия сработали с хорошей прибылью, вообще в целом инвестиционный рейтинг России – это важнейший показатель, который для каждой страны присваивает специальное агентство в мире. В прошлом году все агентства присвоили России инвестиционный рейтинг. Это значит, что инвесторы будут вкладывать деньги в российские предприятия.

    ВЕДУЩИЙ: Владимир Валентинович, вы будете покупать акции?

    Владимир МЕНЬШОВ: Я в банке, в котором я держу, там… ПИФы это называется? Там частично взяли в эти ПИФы. Ноль я заработал, но это было в 2004 году.

    Михаил ЗАДОРНОВ: Это был очень неудачный год, это был очень неудачный год.

    ВЕДУЩИЙ: Но вы ничего не потеряли.

    Владимир МЕНЬШОВ: Да, ничего не потерял.

    ВЕДУЩИЙ: Уже здорово. Хорошо, с долларами более-менее разобрались, я считаю. Давайте насчет инфляции поговорим. Вы сказали, что рост инфляции в прошлом году все-таки в основном… Ну, там много причин, но все-таки главный вопрос – это резкий рост жилищно-коммунальных услуг, они увеличились на 35 процентов. Будут ли дальше в этом году также или примерно также расти вот эти вот самые услуги?

    Александр ЖУКОВ: Прежде всего, мне хотелось бы сказать, что правительство абсолютно согласно с людьми, с населением в том, что инфляция – это главный бич и это главная цель – снижение инфляции, которую должно достичь правительство вместе с Центральным банком в 2006 году. Думаю, что на фоне, в общем-то, неплохого экономического результата в 2005 году главной неудачей правительства стало то, что не удалось выйти на те темпы инфляции, которые планировалось, а планировалось действительно изначально не более 8,5 процентов рост цен, а в итоге получилось 10,9.

    ВЕДУЩИЙ: Да, можно сказать 11.

    Александр ЖУКОВ: Почти 11. Несмотря на то, что это самый низкий показатель за последние годы, все равно это двузначная цифра. Что касается 2006 года, цель правительства – чтобы инфляция составила не более 9 процентов. Это очень непросто будет сделать, потому что уже сейчас в январе мы имеем, ну, это каждый год бывает, скачок инфляции, прежде всего из-за повышения тарифов на жилищно-коммунальные услуги. В начале года всегда, везде пересматриваются эти тарифы. Мы постарались сделать так, чтобы не допустить в этом году роста тарифов более чем на 20 процентов. В прошлом году было 35. Конечно, в разных регионах страны это решение принимают местные, региональные власти и местное самоуправление, этот рост может быть больше, но в целом по стране в среднем должно быть не более 20 процентов. В этом случае я думаю, что по итогам года при аккуратной денежно-кредитной политике нам удастся выйти на планируемые цифры.

    ВЕДУЩИЙ: Мы продолжим этот разговор об инфляции, конечно, поговорим о бензине и о заработной плате, то, что волнует опять каждого человека, но это будет после рекламы.

    ВЕДУЩИЙ: Михаил Михайлович, в сюжете, вы заметили, Оксана Дмитриева сказала, я цитирую, что “инфляция в прошлом году не инфляция спроса, не инфляция, которая обусловлена избытком денежной массы”. То есть цены растут не из-за того, что у народа переизбыток денег на руках, а из-за чего-то другого. Вот вы эту точку зрения разделяете?

    Михаил ЗАДОРНОВ: Не совсем. На две трети, действительно, инфляция связана с базовыми тарифами, с повышением ЖКХ, о котором шла речь, но не только ЖКХ. В прошлом году очень серьезно возросли соответственно транспортные, медицинские, то есть все услуги, которыми люди пользуются.

    Но, безусловно, сам потребительский спрос, он создает, конечно, давление на цену товаров.

    ВЕДУЩИЙ: А он есть?

    Михаил ЗАДОРНОВ: Он не просто есть. На самом деле в прошлом году увеличились реальные доходы, то есть за минусом инфляции, в среднем, ну, это средняя температура по больнице, но, тем не менее, это примерно 11 процентов.

    ВЕДУЩИЙ: На 11.

    Михаил ЗАДОРНОВ: На 11. Кстати, это происходит примерно в тех же пропорциях 4 года подряд. Поэтому спрос увеличивается. Естественно, спрос предъявляется на товары. Наши, мы знаем, производители не всегда производят те товары, которые люди хотят покупать. Соответственно это оказывает давление на цены. В основном это спрос, кстати говоря, замещается импортом. Он замещается импортом на две трети. То есть люди начинают больше получать, они потребляют импортные товары.

    ВЕДУЩИЙ: Евгений Григорьевич, вопрос к вам. Директор Института народнохозяйственного прогнозирования Российской Академии Наук, известный вам Виктор Ивантер давно говорит, что, проводя рыночные реформы, мы не провели главную – это реформу оплаты труда. И он говорит, что никакой опасности для инфляции нет в том, чтобы заметно увеличить заработную плату работников бюджетной сферы. Вы бы с ним согласились?

    Евгений ЯСИН: Отчасти. Я, честно говоря, не понимаю, в чем должна заключаться реформа оплаты труда, хотя разделяю его точку зрения относительно того, что бюджетникам и пенсионерам доходы нужно повышать. Это крайне необходимо из-за того неравновесия, которое имеется в экономике. Мы должны иметь в виду то обстоятельство, что, скажем так, когда имеет место инфляция, то ее бремя по-разному падает на разные слои населения. Те люди, которые имеют фиксированные доходы, они несут самые большие потери и все эти годы то, что и увеличилась заработная плата бюджетникам, и пенсии увеличивались, они съедались в значительной степени инфляцией, и мы существенного улучшения не получаем. Между тем доля, такой нефтяной пирог, совершенно правильно это отмечается… Что достается тем, кто, как говорится, с краю? Это, безусловно, важный момент. Но дальше я бы хотел сказать, что это вопрос не в реформе оплаты труда, это вопрос реформы всей бюджетной сферы. Там должны по другим принципам работать учреждения, более экономно и, конечно, платить больше заработной платы. Вот сейчас, когда вы ставите вопрос, что вот инфляция определяется тем, что быстрее всего растут тарифы на жилищно-коммунальные услуги и так далее, я хочу обратить внимание на следующее обстоятельство – и будут расти, и не на 20 процентов, а больше. Я хочу обратить внимание на то, что это все регулируемые цены, которые контролируются либо государством, либо местными властями и как раз эти цены и растут быстрее всего.

    ВЕДУЩИЙ: Это неизбежно?

    Евгений ЯСИН: До тех пор, пока вы не проведете соответствующих реформ. Я прошу прощения, что я каждый раз об одном и том же, но если там не будет рыночных отношений, это у нас не рыночный сектор, анклав советской экономики.

    Если у вас не будут работать рыночные отношения, не будет конкуренции, то так и будет. Регулируемые цены, как правило, растут быстрее всего.

    Александр ЖУКОВ: По поводу заработной платы работников бюджетной сферы. Хочу сказать, что, несмотря на то, что в 2005 году в целом действительно заработная плата увеличилась, реальная, сверх инфляции, более чем на 10 процентов, к сожалению, не удалось решить задачу сокращения разрыва между доходами наиболее бедных слоев населения и богатых. Этот разрыв может быть, даже вырос в 2005 году. У нас в принципе каждый год сокращается доля населения, которая живет с доходами ниже прожиточного минимума. Скажем, 3 года назад это четверть населения. 25 процентов, сейчас это уже примерно 15 процентов. Но, к сожалению, из этих 15 процентов половина – это работающие граждане, люди, которые работают, получают заработную плату и, тем не менее, ниже прожиточного минимума. Большая часть из них – это бюджетники. Поэтому главной задачей является повышение заработной платы работников бюджетной сферы. Что будет в 2006 году? Первое повышение пройдет в мае, это будет 15-процентное повышение, и второе повышение будет осенью, это еще 11 процентов. Плюс к этому уже с начала года начнутся выплаты врачам и учителям в связи с реализацией национальных проектов. Не буду здесь подробно говорить, об этом уже много сказано, по 10 тысяч дополнительные выплаты врачам общей практики, сестрам и так далее. Вот все эти действия направлены на то, чтобы повысить заработную плату бюджетникам, соответственно сократить разрыв между доходами наиболее бедных и богатых.

    ВЕДУЩИЙ: Александр Яковлевич, основные причины все-таки инфляции, с вашей точки зрения и что с этим делать? А потом я вас о том же спрошу, Евсей Томович.

    Александр ЛИВШИЦ: С инфляцией история такая, чудная. Вот эта инфляция в 11 процентов – это цитадель, крепость, как хотите назовите, которую штурмуют с 1997 года. Я когда сюда ехал, посчитал, положили на подступах 6 правительств и, наверное, около сотни министров и с огромным трудом на одну десятую, как справедливо заметил Александр Дмитриевич, все же ушли вниз.

    Евгений ЯСИН: По сравнению с 1997 годом.

    Александр ЛИВШИЦ: Давать рецепты людям, которые прекрасно это понимают, тот же вице-премьер Жуков, премьер, председатель ЦБ, совершенно бессмысленно. Единственная плотина, которая перегораживает этот поток инфляции – это та самая кубышка, о которой мы говорим, то есть стабилизационный фонд. Понимаете, нефтяные цены не будут расти вечно, у них есть долгая история, они обязательно когда-то начинают падать. И что мы тогда будем делать, совершенно неясно, без этой кубышки. Но покуда они растут, у этой кубышки другая задача – сдерживать инфляцию. Для того чтобы это сделать, на мой взгляд, нужна политическая воля, потому что как делать – всем понятно. Политическая воля и личное мужество тех, кто этим занимается.

    ВЕДУЩИЙ: А что они должны сделать?

    Александр ЛИВШИЦ: Они должны уменьшить цену отсечения по нефти.

    ВЕДУЩИЙ: Что должны?

    Александр ЛИВШИЦ: Там есть такая цена отсечения по нефтяным ценам, после которой зачисляются деньги в стабфонд.

    ВЕДУЩИЙ: Сейчас какая цифра?

    Александр ЛИВШИЦ: 27.

    ВЕДУЩИЙ: А вы считаете сколько нужно?

    Александр ЛИВШИЦ: Сделайте 20 и инфляцию вы задавите. Александр Дмитриевич улыбается, понимает, что сделают с ним за эти 20, какая толпа народа к нему пойдет и скажет: ты что зажал, дай мне, мне, мне и мне. Поэтому при хорошей, сильной воле это можно сделать. Другое дело, что у меня здесь иллюзий нет никаких. Скоро выборы, а накануне выборов борьба с инфляцией дело очень сложное, наверное, невозможное.

    ВЕДУЩИЙ: Одну минуточку. Вы называли прошлый год годом, я вас цитирую “ошибочных диагнозов в экономике и неверных рецептов лечения”, это ваша цитата. В чем это заключается, главная причина инфляции и главный рецепт лечения? То, о чем сейчас говорил Александр Яковлевич?

    Евсей ГУРВИЧ: Первое, действительно, инфляция отчасти связана с нашей открытостью, с открытостью нашей экономики. Растут цены на металлы, на нефть на мировых рынках. В условиях открытой экономики это неизбежно приводит к их росту изнутри страны. Второе, у нас неэффективные дотации в ЖКХ, когда дотируем мы одновременно и бедные семьи, и олигархов. Их нужно ликвидировать. Это тоже приводит к инфляции.

    Михаил ЗАДОРНОВ: Цены или олигархов?

    Евгений ЯСИН: Олигархов уже ликвидировали, теперь надо цены.

    Евсей ГУРВИЧ: Да. Центральный Банк мог бы удержать инфляцию в пределах целевого показателя 8,5 процентов в прошлом году, но тогда нужно было бы, чтобы доллар упал до 25 рублей. Он этого не хотел. И четвертое, мы платим за слишком такое неуклюжее вмешательство государства в экономику, потому что кроме тех факторов, о которых говорилось, затратных и монетарных, есть еще очень важный фактор в инфляции – доверие, доверие населения, предприятий и банков к рублю. Если нет доверия, все от рубля избавляются, на него спрос падает и идет инфляция.

    ВЕДУЩИЙ: И доверия нет?

    Евсей ГУРВИЧ: Доверие было подорвано минибанковским кризисом лета 2004 года. Последствия его сказывались еще год, до середины 2005 года и спровоцирован он был, в общем-то, на ровном месте, неаккуратными высказываниями государственных служащих.

    ВЕДУЩИЙ: Скажите, пожалуйста, насчет снижения вот цены отсечения, готово вообще правительство на это пойти в какой-то мере или нет?

    Александр ЖУКОВ: Владимир Владимирович, обратите внимание, даже вот в такой узкой аудитории два принципиально полярных мнения по поводу того, что нужно делать с этими деньгами. Народ, “свежая голова” говорит – надо все потратить.

    Владимир МЕНЬШОВ: Нет, я не говорил. Надо стратегически определиться, потому что когда я слушаю вас, тяжелую артиллерию нашей экономики, получается – ничего нельзя строить, потому что приводит… Построить новую электростанцию вызывает инфляцию, заняться самолетостроением вызывает инфляцию. Все-таки немножко страшновато становится.

    Александр ЖУКОВ: Я с вами совершенно согласен. Несмотря на то, что многие экономисты говорят, что нужно еще уменьшить расходы, вот эту цену отсечения, которая сегодня 27 и позволяет увеличивать наши инвестиции, нужно ее опустить до 20 и ничего больше не тратить. Вот правительство так не считает. Правительство считает, что реально в 2006 году очень серьезно увеличивает инвестиционные расходы. Вот, например, вы сказали о том, что у нас самолетостроение находится в очень плохом состоянии. Правительство это понимает и в связи с этим начинает финансирование, очень серьезная программа, которая позволит нам к 2010 году создать принципиально новый самолет, это российский региональный самолет и 300 самолетов, это очень много для такого рынка, будет продано на внутреннем и внешнем рынке.

    ВЕДУЩИЙ: Самолетов какого вида?

    Александр ЖУКОВ: Это среднемагистральный самолет, рассчитанный где-то на 100-150 человек. У нас таких самолетов нет, и есть в мире ниша, где можно выйти с этим самолетом. Это очень серьезная программа. Кроме того, мы создаем боевой самолет пятого поколения. Это вообще хай-тек, это лучший самолет в мире, с которым можно выходить на зарубежные рынки.

    ВЕДУЩИЙ: Продавать?

    Александр ЖУКОВ: Продавать и оснащать собственные вооруженные силы. Это что касается самолетов. Действительно, довольно высокий рост нашей экономики в последние годы поставил перед нами проблему нехватки электроэнергии. Еще 5 лет тому назад это никому в голову не могло прийти. У нас было такое снижение производства в 90-е годы, что наши ресурсы в электроэнергетике, казалось нам, что этого хватит на долгие годы, а сейчас уже не хватает. Поэтому мы пересмотрели программу строительства электростанций, и атомных электростанций, и сейчас и по гидроэлектростанциям, теплоэлектростанциям, будет вкладывать, инвестировать туда деньги. Это будет государственно-частное партнерство. Государство будет вкладывать часть денег, а часть будут вкладывать частные инвесторы. То есть действительно часть вот этих денег, которые к нам идут за счет очень высоких цен на нефть, мы ориентируем на инвестиционные программы государства. Но сделать все инвестиции за счет государства – это абсолютно несбыточная мечта. Главные инвестиции делают частные инвесторы. Государство должно инвестировать в инфраструктуру для того, чтобы приходил бизнес, а именно в дороги, прежде всего, порты, аэропорты, развитие электроэнергетики, железные дороги.

    ВЕДУЩИЙ: Совсем коротко. Значит, добыча нефти, и производство газа росла чрезвычайно мало. Всего рост добычи нефти составил всего 2,4 процента, газа – вообще 1 процент. То есть роста, можно сказать, почти, что и нет. Вместе с тем цена на нефть растет.

    Не появится ли желание у производителей продавать эту нефть туда, а так как рост малый, а потребление в стране растет, мы окажемся без этого, то есть опять будут очереди, цены на бензин полезут вверх? Какие у вас представления об этом?

    Михаил ЗАДОРНОВ: Во-первых, падение производства было очень серьезное у всего комплекса ЮКОСа. Из-за всей этой истории не было капиталовложений, было падение капиталовложений примерно на 20 процентов, падение добычи и это сказалось на цифрах всей отрасли. На этот год, вот то, что показывают данные нефтяников, они все-таки будут инвестировать, будут достаточно серьезно инвестировать в целом в отрасль, и, видимо, объем производства не сильно, но будет расти. Я думаю, что государство должно сделать шаг и несколько снизить все-таки налоги. Разные варианты обсуждаются, налоги, которые позволят увеличить объем инвестиций в отрасль.

    ВЕДУЩИЙ: Вы понимаете, что зрителя интересует – а что будет с бензином, сколько я буду платить? Как вы думаете?

    Владимир МЕНЬШОВ: Пока они не доберут до европейских цен, не остановятся.

    ВЕДУЩИЙ: Не остановятся?

    Владимир МЕНЬШОВ: Нет. Будет так потихонечку, но идти.

    ВЕДУЩИЙ: Хотя вообще в Европе нет нефти. Так вроде бы мы должны, как американцы хотя бы.

    Владимир МЕНЬШОВ: А там все время находятся доводы.

    ВЕДУЩИЙ: Чего ждать, вы как думаете?

    Евсей ГУРВИЧ: Я думаю, что цены на бензин будут расти, пока мы не модернизируем нашу нефтепереработку, которая находится на допотопном уровне.

    ВЕДУЩИЙ: Как и многое другое, в смысле очень устаревшее.

    Евсей ГУРВИЧ: Здесь это удивительно, потому что у нефтяников много денег.

    Евгений ЯСИН: Я хочу сказать, возвращаясь к вопросу об инфляции, мы все-таки недостаточно уделили внимания одному важному фактору – это деловая активность. Если вы бизнес не давите, а стимулируете, если вы тем самым стимулируете рост экономики, то те деньги, которые приходят к нам, они находят свое эффективное применение. Пока есть такая склонность, чтобы частный бизнес замещать государственным, и в этом ничего хорошего нет.

    ВЕДУЩИЙ: Хорошо. Идут какие-то переговоры с нефтяниками относительно вот этих цен, относительно того, что будет с бензином, потому что это карманы людей, то есть мораторий-то закончился.

    Александр ЖУКОВ: В цене бензина довольно большую долю занимают налоги, которые берет государство. Мы сделали достаточно серьезный уже один шаг для того, чтобы предотвратить большой рост цен на бензин в 2006 году – мы не стали увеличивать акцизы на бензин, то, что делали каждый год – это первое. Второе, сейчас правительство готовит проект закона, в котором акцизы на бензин будут зависеть от октанового числа. Условно говоря, чем выше качество бензина, тем меньше акциз, стимулироваться будет производство более высокотехнологичного бензина – это второй шаг. И третий шаг. Есть налог на добычу полезных ископаемых. Мы его будем дифференцировать в зависимости от условий добычи нефти, от выработанности месторождений и от географического положения.

    ВЕДУЩИЙ: Все это прекрасно, но вот я, народ хочет спросить вас, вот к весне, к концу года по 92-му бензину чего ждать?

    Владимир МЕНЬШОВ: Почему 92-й вас интересует.

    ВЕДУЩИЙ: Потому что больше всего людей ездит на 92-м на самом деле.

    Александр ЖУКОВ: Владимир Владимирович, попробую дать свой прогноз. Думаю, что цены на бензин будут расти примерно теми же темпами, как общая инфляция, то есть это порядка 9-10 процентов. Это означает, что к концу года цены практически на все виды бензина повысятся не более чем на 1 рубль.

    ВЕДУЩИЙ: Возражений нет?

    Михаил ЗАДОРНОВ: Владимир Владимирович, очень простой ответ. Все на самом деле в руках нефтяных компаний, они полностью управляют этим рынком. И как в итоге они захотят…

    ВЕДУЩИЙ: Подождите, а правительство может им сказать?

    Михаил ЗАДОРНОВ: Правительство, все это разговоры, потому что реально…

    Евгений ЯСИН: Лучше бы помолчало.

    ВЕДУЩИЙ: Лучше бы помолчало? Почему?

    Евгений ЯСИН: Потому что единственный реальный аргумент – это взять и урегулировать цены. Сегодня цены остановят, завтра они подскочат в два раза.

    Владимир МЕНЬШОВ: Дотировать деньги на бензин давайте.

    Евгений ЯСИН: Еще бензин датировать.

    Александр ЛИВШИЦ: Я думаю, что бензин будет дорожать. На рынке ничего с прошлого года, к сожалению, не поменялось. Власти, наверное, используют тот же прием, что и в прошлом году, условно можно его назвать, если хотите, кнутопряник.

    ВЕДУЩИЙ: Или прянокнутик.

    Александр ЛИВШИЦ: Когда приглашают, говорят, что добровольно сделайте мораторий, и правильно смотрят и люди делают правильные выводы, пока не накостыляли. Кстати, я смотрел мировую практику, бывают такие вещи, ничего тут такого нет.

    ВЕДУЩИЙ: Будете приглашать?

    Александр ЖУКОВ: Правительство обязано вести диалог со всем бизнесом, не только с нефтяным. Но здесь, конечно, в значительно большей степени, чем приказы и уговоры, имеют значение цены на нефть. Я думаю, что цены на нефть в течение 2006 года не будут так расти, как они росли в прошлом году – это первое. Второе, затраты производителей бензина также не будут расти. А вот где мы будем внимательно следить, и наказывать тех, кто нарушает законодательство, это там, где есть монополисты. У нас в некоторых регионах есть компании нефтяные, которые являются полными монополистами.

    Михаил ЗАДОРНОВ: Практически во всех регионах есть одна компания, которая…

    Александр ЖУКОВ: Вот за этим правительство будет внимательно следить и пользоваться возможностями.

    ВЕДУЩИЙ: Все согласны с таким подходом?

    Александр ЛИВШИЦ: Подход правильный.

    ВЕДУЩИЙ: Подход правильный. Ну, слава Богу. Вот такие нас ожидают в этом году цены, заработная плата, инфляция и доллар какой, примерно обрисовали. Вам большое спасибо за это, я надеюсь, что зрители записали это все, чтобы в конце года потом сказать: а вот вы тогда обещали, смотрите, что получилось. Спасибо вам большое.

    ВЕДУЩИЙ: Вот за время, которое прошло между нашей последней программой в прошлом году, 25 декабря, и сегодняшней много было всяких событий, о которых мы не говорили. Ну, в частности, мы не говорили о газовой войне между Россией и Украиной, мы не говорили о тех неурядицах, которые сегодня происходят между двумя странами по поводу Черноморского флота, мы не говорили об Иране, который, на мой взгляд, все-таки стремится к получению ядерного оружия, мы не говорили о резком росте антисемитизма, о безобразиях, связанных с синагогами, обо всем этом мы не говорили. Считаю все-таки сегодня нужным поставить некоторые вопросы, связанные с этим, потому что говорить-то нужно будет, и мы будем говорить.

    Первый вопрос такой. Будет ли все-таки Россия использовать энергоносители как политический инструмент либо будет она сугубо заниматься вопросами рыночными для всех, вне зависимости от отношений с той или иной страной? То есть сугубо рыночная цена или все-таки будет использоваться это как инструмент, ну, скажем дипломатический.

    Второй. Все-таки, какую позицию займет Россия относительно Ирана? Единую со странами Запада или свою особую, пытаясь сохранить добрососедские отношения со страной, нынешняя власть которой отличается все-таки определенным экстремизмом, тоже вопрос.

    И третий. Собирается ли президент, собирается ли правительство России предпринять долгосрочные меры по борьбе с шовинизмом и антисемитизмом, считая это одним из главных приоритетов для демократического развития страны? Вот вопросы, о которых я хотел бы и в будущем говорить, и мы будем об этом говорить, такие уж у нас Времена.




    Комментирование закрыто.