Опросы

Как вам интервью с Дмитрием Медведевым?

Посмотреть результат

Loading ... Loading ...

Поиск

Архив




  • Управление
  • 23 января 2005

    Времена. 23 января 2005 года

    Рубрика: Времена.


    ВЕДУЩИЙ: Добрый вечер, в эфире программа “Времена”, я – Владимир Познер. Ну, и с Новым Годом. Вообще-то это наша первая программа в этом 2005 году нас не было в эфире почти месяц. За это время много произошло, но, пожалуй, нас больше всего интересует то, что происходит, и произошло в связи с вступлением в силу закона о замене льгот денежными компенсациями. Мы говорили об этом законе еще на стадии его обсуждения и собирались вернуться к нему, к этой теме, когда закон начнет работать. Но вышло так, что первые итоги были подведены не аналитиками, не экспертами, не журналистами, а теми, кого по заявлению, собственно говоря, властей, этот закон касается в первую очередь, а именно нашими гражданами. И сделано это было не в тиши кабинетов и не в телевизионных студиях, а на улицах городов. Началось все с того, что люди, по привычке севшие в городской транспорт с пенсионными книжками, льготными удостоверениями, выяснили в буквальном смысле по ходу, что ехать-то они не могут бесплатно. Где-то выплата прошла, но эта выплата, как правило, не превышает 200 рублей для региональных льготников, а их большинство, а при возросших тарифах эти 200 рублей не хватает не только на месяц, но даже на две недели. И хотя министры называют этих бунтарей незначительным меньшинством, то есть речь идет об одном проценте населения, все-таки один процент населения это, в общем, 1 млн. 450 тысяч. Это все-таки живые души. Сегодня мы отступили от традиции, у нас нет “свежей головы”. В качестве “свежей головы” у нас, в общем-то, говоря, трибуны. Причем хочу вам сказать, что вот на малой трибуне, то есть здесь справа от меня, как раз сидят льготники, а на большой, напротив меня, так сказать, остальные граждане. И к вам я сразу обращаюсь с первой просьбой, первым вопросом. Вопрос звучит так – как вы относитесь к акциям протеста против закона о монетизации льгот? Да – поддерживают, нет – не поддерживаю. Прошу проголосовать.

    И пока вы голосуете, и потом мы подводим итог этому голосованию, я хотел бы представить вам наших гостей: заместитель председателя Правительства РФ Александр Дмитриевич Жуков, министр здравоохранения и социального развития РФ Михаил Юрьевич Зурабов, заместитель председателя Государственной Думы, первый заместитель фракции “Единая Россия” Олег Викторович Морозов, председатель ЦИК КПРФ и лидер думской фракции КПРФ Геннадий Андреевич Зюганов, и, наконец, академик, руководитель экономической секции отделения общественных наук Российской Академии Наук Дмитрий Семенович Львов.

    Наши эксперты – независимый депутат Государственной Думы Михаил Михайлович Задорнов, Светлана Юрьевна Орлова, которая возглавляет рабочую группу Совета Федерации по практической реализации закона о льготных выплатах. И заместитель руководителя фракции “Единая Россия” в Государственной Думе Франц Адамович Клинцевич.

    Пожалуй, я начну, Михаил Юрьевич, с вас.

    Вот в законе о монетизации льгот нет упоминания о проезде не городском транспорте, в самом законе. В социальный пакет входят только лекарства, пригородные электрички, санаторно-курортное лечение. Причем это относится только к федеральным льготникам, региональные по закону должны просто получить денежную компенсацию, которая определяется на местах. Вот в связи с этим хочу показать, телезрителям и вам напомнить фрагмент вашего селекторного совещания с представителями регионов, в частности Краснодарского края, по проблеме проезда на городском транспорте.

    Фрагмент селекторного совещания. 19.01.05. Михаил ЗУРАБОВ, министр здравоохранения и социального развития РФ: Надо предоставить доступный билет, выдать деньги и предложить этот билет купить. Но давайте играть в открытую игру. Установите нам стоимость проезда у себя в регионе.

    Заместитель губернатора Краснодарского края: У нас 500 тысяч пенсионеров. Даже пусть стоимость будет 100 рублей, из каких средств мне платить, вот вопрос в чем. Кто нам поможет в части наших 500 тысяч пенсионеров, которых вы выкинули из закона просто-напросто и сбросили нам их в регионы. И попробуйте вы здесь с ними пообщаться. Ничего народ не хочет слышать вообще. И прямые идут определения по качеству работы и в адрес правительства, и в адрес руководства. Вот и весь разговор.

    ВЕДУЩИЙ: Человек, очевидно, вежливо выражается, говорит – идут прямые определения относительно работы правительства. Главный вопрос, вот какой. Простые, обыкновенные пенсионеры, не льготники, они вообще без льгот, а теперь они остались и без бесплатного проезда. Вот что им делать? Им явно стало хуже просто или не так, что-то не так мы поняли?

    Михаил ЗУРАБОВ: Владимир Владимирович, решение о предоставлении права на бесплатный проезд этой категории, а как вы справедливо заметили, в федеральном законодательстве эта категория к числу льготных категорий не относится. Принималось решениями органа государственной власти субъектов Российской Федерации. И в этом законе, о котором мы сейчас говорим, права на подобное решение за ними сохранено и на 2005 год, и на последующие годы, это их собственные решения. И когда речь шла о подготовке к реализации положений нового закона, то логика этой подготовки заключалась в том, что в соответствии с принятыми еще ранее законом, определившим то, как разграничены полномочия Российской Федерации и субъектов Российской Федерации в отношении мер социальной поддержки населения. Так вот в этой логике какие-то решения должен был принять федеральный центр, а какие-то решения должен был принять субъект Федерации. Что оказалось именно в этом регионе и в ряде других? Действительно, есть категория, категория пенсионера по старости, не относящаяся к льготным, которая пользовалась правом бесплатного проезда и в том случае если в регионе принималось решение о том, что этого права они должны были с 1 января лишиться, должна была быть введена компенсационная выплата. Ведь сейчас эти акции протеста, свидетелями которых мы являемся, трудно, вы знаете, с ними не согласиться, когда выплаты нет или она крайне низкая.

    Мы пытались, готовясь к этому закону с субъектами Федерации с каждым в отдельности разобраться, сколько же они денег планируют и как они собираются реализовывать эту программу. В отношении федеральных льготников кое-что нам удалось сделать. Что касается в отношении региональных, было в последнее время отмечено, что взаимодействие правительства с органами государственной власти субъектов Российской Федерации было недостаточным. Наверное, нам эту работу нужно было организовать более активно. Отвечая на тот вопрос, который был задан заместителем губернатора Краснодарского края, по всей видимости, мы сейчас вынуждены будем не только найти дополнительные финансовые источники, для того чтобы поддержать бюджеты субъектов Российской Федерации с тем, чтобы они такие выплаты этим категориям сделали, но кроме всего прочего мы должны обеспечить нормальным проездом, доступным проездом, в том числе, возможно, выпуская специальный вид билета.

    ВЕДУЩИЙ: Вы знаете, Михаил Юрьевич, вообще создается впечатление, что чего-то не додумали, чего-то не доработали и вот в связи с этим я уже к вам обращаюсь, вот видеоцитата которую я бы хотел вам показать, из нашей прежней программы, кажется, июньской.

    Эфир программы “Времена” 27.06.04

    ВЕДУЩИЙ: Александр Дмитриевич, скажите, пожалуйста, правительство знает, сколько у нас льготников?

    Александр ЖУКОВ, заместитель председателя правительства РФ: Конечно, правительство имеет полный учет всех льготников, и кто где живет, и кто какими льготами пользуется, и сколько государство тратит денег на каждого льготника и по каждой конкретной льготе?

    ВЕДУЩИЙ: У вас все это есть?

    Александр ЖУКОВ: У нас есть все эти цифры. Там, где нет точных цифр, есть оценки.

    ВЕДУЩИЙ: Вы можете нам сказать, вот в процентном отношении больше льготников проживает в городах или больше проживает на селе?

    Александр ЖУКОВ: Это также как в процентном отношении все население. Да, в городах несколько больше (конец фрагмента).

    ВЕДУЩИЙ: Александр Дмитриевич, это вы заблуждались тогда, когда говорили, что у вас вся информация есть? Потому что если бы она была вся, наверное, не было бы нынешнего положения?

    Александр ЖУКОВ: Нет, абсолютно не заблуждались и я хочу сказать, что на сегодняшний день у нас есть федеральный регистр, в котором каждый льготник со всеми его данными точными отмечен. Это 14,5 млн. человек, более 40 категорий федеральных льготников. Это поименный регистр, это то, чего никогда в России не было. На сегодняшний день мы имеем абсолютно точные данные. В каждом регионе составлены регистры региональных льготников и на сегодняшний день они также поименны. И также впервые за всю нашу историю мы имеем абсолютно точные сведения о льготниках. А что касается городского и сельского населения, точно также все эти льготники привязаны к тому месту, где они живут и абсолютно точно известно, какими льготами они пользовались ранее по закону и те льготы, которые они имеют сегодня.

    ВЕДУЩИЙ: Но коль скоро вы обладаете этими данными, как объяснить те явные недочеты, которые происходят? Ведь люди просто так не выходят на улицы. Как бы там ни было… Ну, кого-то можно сагитировать, конечно, но в принципе люди так просто не возмущаются, а тут возмущение предельное. Значит что-то не так?

    Александр ЖУКОВ: Объясню. Люди возмущаются там, где выплаты из региональных бюджетов, суммы выплат оказались установлены меньше, чем реально стоят льготы, то есть проезд на городском транспорте в первую очередь. То есть если человеку установили выплату 200 рублей, а проезд стоит 250, естественно, что он будет возмущаться.

    ВЕДУЩИЙ: И вам было как-то не догадаться, что так может случиться?

    Александр ЖУКОВ: Когда обсуждался и принимался этот закон, очень подробно именно эти положения закона были обсуждены, и было принято решение, что регионам дается право самостоятельно решить этот вопрос, региональным парламентам, людям, избранным в этих регионах. Если у них есть достаточно средств, для того чтобы обеспечить выплату, которая покрывает все расходы, то в этом случае они такую выплату устанавливают. Если они считают, что у них средств недостаточно, то они имеют право сохранить в натуральном виде все те льготы, которые существовали.

    ВЕДУЩИЙ: Я сейчас хотел бы перейти к нашим гостям, но я задам последний вопрос министру, поскольку те вопросы, которые я задаю, это вопросы, которые мы получаем в письмах от наших зрителей. Михаил Юрьевич, вот за эти дни очень много было сказано, о том, как решить проблему вот с проездом льготников. Как это будет для федеральных льготников, для региональных льготников и просто для пенсионеров? Если речь идет о едином проездном, то, сколько он конкретно будет стоить, по всей стране одинаково, в разных местах по-разному и так далее? Вот если можно, прямо по пунктам.

    Михаил ЗУРАБОВ: Знаете, я сейчас от имени коллег могу сказать только об основных принципах, поскольку в течение вчерашнего дня и сегодняшнего дня в Министерстве финансов ведутся переговоры с представителями всех субъектов Российской Федерации в отношении содержания самого соглашения, которое будет подписано, по всей видимости, в ближайшее время. Речь идет о трех основных принципах. Первый принцип – не должно быть никакой разницы в доступности транспортных услуг. Речь идет о проезде в транспорте общего пользования, муниципальном и пригородном, для федеральных и региональных льготников. Второй принцип. Суть второго принципа состоит в том, что стоимость проездных документов, если проездные документы будут выдаваться, не может превышать минимального размера денежной выплаты, которая осуществляется в этом регионе за счет средств субъекта Российской Федерации.

    И третий принцип заключается в том, что в тех случаях, когда реальные расходы на предоставление транспортных услуг, будут превышать те суммы, которые будут определены в качестве стоимости проездного документа, то на цели дополнительный финансовой помощи будут по определенным правилам выделяться средства федерального бюджета. Таким образом, сейчас обсуждается вопрос о том, как согласовать скорее финансовые вопросы, чем организационные или технические.

    ВЕДУЩИЙ: Как полагаете, когда это будет решено?

    Михаил ЗУРАБОВ: Мы ожидаем, что такое решение возникнет либо сегодня, либо, в крайнем случае, в понедельник с утра.

    ВЕДУЩИЙ: А когда это будет работать?

    Михаил ЗУРАБОВ: Полагаем, что с 1 февраля в регионах такая работа уже в практическом плане может быть начата.

    ВЕДУЩИЙ: Теперь, если позволите, коротко давайте еще раз взглянем на этот закон, уже теперь который начал работать, в материале Вячеслава Ломова.

    Репортаж Вячеслава Ломова

    КОРР.: Закон о монетизации был принят в первую очередь потому, что большинство льгот в стране существовало только на бумаге. В середине 90-х миллионы человек имели права на бесплатный проезд, бесплатные лекарства, бесплатное лечение и другие бесплатные привилегии, но воспользоваться этими правами многие не могли, денег, чтобы обеспечить эти льготы, в бюджете просто не было.

    Владимир ЖИРИНОВСКИЙ, заместитель председателя Госдумы РФ: Первый Верховный совет СССР, они очень много льгот установили и финансируют только 10 процентов. Левая Дума с 1995 по 1999 годы, 4 года еще сотни льгот дала, еще миллионы людей стали льготниками, и тоже не давала финансирование. Коммунисты решили, что раз у них не удалось сохранить социалистическую экономику и режим социалистический, давай в рамках уже нового режима и перехода к капиталистической экономике через законы, вот дадим массу законов, массу льгот, завоевать авторитет. Люди – вот, коммунисты помогли, вот у меня льгота, вот у меня привилегия, денег нет, но книжка есть. Человеку приятно – получает книжку, у вас такая-то льгота, вам положена такая-то скидка. И людям это было приятно, потому что это чем-то напоминало им социализм.

    КОРР.: Санкт-Петербург в этом отношении самый показательный регион. Льготников здесь больше половины населения. Например, только блокадников сегодня около 200 тысяч человек и каждый имел различные льготы и почти каждый многими из них ни разу не смог воспользоваться.

    Валентина МАТВИЕНКО, губернатор Санкт-Петербурга: Декларированная система социальной защиты населения, она не работала, потому что лишь небольшая часть этих льгот финансировалась и могла реально финансироваться государством. Это просто был обман людей. И, конечно же, сегодня мы живем в другой стране, в другом обществе. Нужно сделать человека свободным, нужно сделать человека независимым от государства, а для этого нужно, конечно же, в первую очередь поднять жизненный уровень людей, поднять пенсии, поднять зарплаты, чтобы человек сам мог решать, как ему строить свою жизнь.

    КОРР.: На центральных улицах северной столицы несколько дней митинги. Протестующие против отмены льгот пенсионеры перекрыли движение по Невскому проспекту.

    - Вернуть льготы! Вернуть льготы!

    - Я инвалид, я онкологический больной, я ветеран! Вам не стыдно?

    - Запретите считать пенсии от физической потребительской корзины и мифической заработной платы, статистике – свободу и достоверность.

    КОРР.: Подобные акции прошли во многих российских городах. Создавалось впечатление, что против замены льгот денежными выплатами возражают абсолютно все. Но те, кто пытался разобраться в положениях нового закона, уже заметили его преимущества, а главное, поняли – недостатки кроятся не в самом законе, а в отсутствии четких разъяснений, какие преимущества принесут людям льготные выплаты.

    - Неправильное исполнение на местах дает вот такие вот какие-то показатели неположительные. Но мое убежденное мнение, нельзя выводить людей старых на дорогу, на улицу, потому что хватит им тех переживаний, которые они прошли в своей жизни. Я думаю, что со временем все уляжется и будет все нормально. Только дайте всему время. Москва не сразу строилась.

    - Как участник боевых действий я скажу, что был приятно удивлен, и мы действительно получили подтверждение своим льготам, в натуральном виде.

    - Люди хотят понять, хотят себе дать настрой такой, чтобы понять правительство, понять, что действительно нужно уже задуматься о том, чтобы лучше нам жилось. Мы все люди, конечно, пожилого возраста и нам бы хотелось старость свою провести именно так, как сейчас задумало правительство. Нужно только терпение.

    КОРР.: Некоторые пенсионеры, например, на акции протеста не пошли, а посвятили время выяснению, что же дает им новый закон. Кто-то ошибочно посчитал, что это увеличение пенсии. В отделениях пенсионного фонда им терпеливо объясняют – пенсия пока не увеличена, просто вместо льгот люди получат на руки реальные деньги.

    - Так, вы имеете льготы жителя блокадного Ленинграда и инвалида второй степени.

    - Ветеран труда тоже.

    - Вам положена выплата в размере 650 рублей ежемесячно. Это доплата за льготы, которые вам предоставлялись ранее. Это бесплатный проезд по городу, телефон, а также радиотрансляционная точка, коллективная антенна.

    - То есть это не увеличение как бы пенсии, а это нам дается просто на льготы, а это все остается по старому?

    - Да.

    - Теперь я поняла. Я объясню это народу своему, в нашем доме, бабушкам, которые сюда дойти не могут.

    КОРР.: Законодатели сейчас ищут ответ на вопрос – кому выгодны акции пенсионеров и кому невыгодна замена льгот денежными выплатами. Выгодно тому, отвечают, кто набирает на выступлениях пожилых людей политические очки и кто с отменой псевдо льгот теряет реальные деньги.

    Светлана ОРЛОВА, заместитель председателя Совета Федерации РФ: За акциями протеста стоят аптечная мафия, транспортная мафия, которая не хочет, чтобы менялась ситуация к лучшему, которая не хочет, чтобы человек лично получил компенсацию, лично рассчитывался за услугу. Я глубоко уверена, что это еще и пиаркампании. Очень многие заинтересованы в этом, потому что с учетом того, что у них уменьшается сейчас работа и чтобы возбудить население, они играют на стариках.

    Владимир ЖИРИНОВСКИЙ: Это старая тактика коммунистических партий во всем мире, лишь бы замутить недовольство, оседлать его и спровоцировать какую-то революцию в стране, потому что пенсионеры сидят, у них как быть есть время, они думают, они идут на трамвай, садиться, кто-то их, может быть, где-то остановил, в автобусе, в троллейбусе. Естественно, у них какое-то недовольство. И вот это вот недовольство они сегодня пытаются использовать и провоцируют. Они сами людям предлагают выходить, перекрывать дороги.

    КОРР.: Главный камень преткновения, как известно бесплатный проезд. В том же Санкт-Петербурге наличие огромного числа льготников было выгодно разве что транспортным компаниям. Пенсионерам регулярно отказывали в бесплатном проезде, но деньги из бюджета за эти перевозки требовали исправно.

    Валентина МАТВИЕНКО, губернатор Санкт-Петербурга: Это как в черную дыру, каждый год нарастали расходы городского бюджета. При этом работа транспорта не улучшалась и у них всегда была отговорка – мы возим большое количество льготников.

    КОРР.: С началом реализации закона о льготных выплатах стало окончательно ясно – над ним еще необходимо работать. Нужно более понятно и как можно проще объяснять людям, что они получили, и какие выгоды реально принесла монетизация. Главное, чтобы пенсионеры, инвалиды и другие льготники ничего не потеряли, чтобы любой мог навестить родственников, доехать до больницы, а ветераны могли встречаться с фронтовыми друзьями. Пускай пенсии у них разные, но прошлое одно на всех.

    ВЕДУЩИЙ: Скажите, пожалуйста, готовы результаты голосования? Пожалуйста, давайте посмотрим. 58 процентов льготников поддерживают акцию протеста, а 42 процента не поддерживают.

    Очень коротко, ответы “да – нет”, вы по-прежнему уверены, что эта реформа необходима.

    Александр ЖУКОВ: Конечно.

    ВЕДУЩИЙ: Что она необходима именно сейчас?

    Александр ЖУКОВ: Буквально несколько слов. Конечно, эта реформа необходима.

    ВЕДУЩИЙ: Сейчас?

    Александр ЖУКОВ: Именно сейчас, потому что состояние и городского транспорта, состояние аптечной сети, состояние с обеспечением населения лекарствами хуже некуда и это результат того, что половина населения ездила бесплатно, а деньги, которые выделялись из региональных бюджетов на дотации транспорту, уходили неизвестно куда. Дальше сохранять эту ситуацию невозможно.

    ВЕДУЩИЙ: Значит, надо продолжать?

    Александр ЖУКОВ: Да. Я вам просто хочу сказать, в стране на сегодня 20 тысяч частных автотранспортных предприятий и только 2 тысячи муниципальных.

    Разве это нормальная ситуация, когда на автобусах вешают таблички, на частных автобусах – не для льготников? Это по всей стране на сегодня. Дальше так не может продолжаться. Это приведет к тому, что городской муниципальный транспорт вообще перестанет функционировать, будет только частный и льготники вообще лишаться проезда. Поэтому это необходимо делать.

    ВЕДУЩИЙ: Геннадий Андреевич, каково ваше отношение к этой реформе?

    Геннадий ЗЮГАНОВ, председатель ЦИК КПРФ: Я считаю, что этот закон самый бессовестный и циничный. Речь идет не о льготах. Это небольшая прибавка тем, кто честно работал, храбро сражался, осваивал север, закрывал собой Чернобыль, небольшая прибавка к той пенсии и жалованию, на которую они сегодня не могут выжить. Речь не просто о транспорте идет. Отняли у солдата право написать бесплатное письмо, отняли у туберкулезника право проехать на транспорте к месту лечения, отняли у беременной женщины возможность получить полный оплачиваемый отпуск. Вы посмотрите, там список почти в 300 наименований, который задевает каждую семью, кроме бюрократии и жиреющей олигархии. Что касается насчет денег, Александр Дмитриевич. В стране никогда столько не было денег. У вас в стабфонде 20 млрд. долларов лежит и золотовалютные резервы 124. 144, больше чем весь годовой бюджет. Вы в прошлом году платили, где-то задерживали, но платили. Почему, когда вы сидите на мешке с деньгами, вы подняли руку на льготы всех граждан страны? Есть простое решение этой проблемы. Мы предлагали и поддерживаем все акции протеста. Сейчас они как пожар, 53 региона уже охватили. Мы предлагали, давайте каждого спросим, хочет получить деньги, живет в дальней деревне, не пользуется транспортом, ему выгоднее, может быть, получить. Хочет, пусть получит льготы. И спокойно проведем эту разумную операцию. Отказались категорически, даже обсуждать не стали.

    ВЕДУЩИЙ: Геннадий Андреевич, вопрос такой частный, но все-таки, вы поддерживаете вот эти акции или вы их организуете?

    Геннадий ЗЮГАНОВ: Не просто поддерживаем. Мы еще в июле призывали всех прийти к Думе.

    ВЕДУЩИЙ: То есть организуете.

    Геннадий ЗЮГАНОВ: Если бы пришло 100 тысяч человек, тогда не приняли бы они этот закон. И сейчас будем настойчиво поддерживать, потому что следующая волна будет лекарства, а следующая – ЖКХ. Сейчас получат квитанции, где квартплата увеличится почти вдвое.

    ВЕДУЩИЙ: Я смотрю, вы с недоумением смотрели на Геннадия Андреевича.

    Олег МОРОЗОВ, заместитель председателя Госдумы РФ: Я не хочу комментировать примеры, на которые сослался Геннадий Андреевич, потому что не все, что сказал Геннадий Андреевич, прямо связано со 122-м законом. Для нас вопрос принципиальный следующий. Он звучит так: можно было оставить старую систему в том виде, как она была, о чем говорит Геннадий Андреевич. Наш ответ – нет. И здесь у нас абсолютно четкая позиция.

    Я свидетель тому, как из года в год при принятии бюджета до 40 законодательных актов, в которых были прописаны те или иные льготы, Дума своим решением приостанавливала, то есть на бумаге право у человека есть, на самом деле закон не работает. Я как-то дискутировал с одним товарищем, моим коллегой из фракции КПРФ. Спрашиваю: “Слушай, вы нас подталкиваете голосовать за эту льготу. Но вы же прекрасно понимаете, нет под нее денег?” Ответ: “Пускай у человека будет право. Сегодня он этим правом воспользоваться не может, может быть, он когда-то этим правом воспользуется”. Ну, товарищи, это прямой обман, денег не даем и что-то обещаем. Первый ответ на вопрос – нужно было отменять старую систему. Вопрос второй – если норма закона сегодня, 122-го, о котором мы говорим, где прямо написано, что если ее исполнить, человеку будет хуже? Нет такой нормы. И третий вопрос, вот здесь уже можно серьезно обсуждать эту тему с Геннадием Андреевичем – как исполняется закон, вот те нормы, о которых я говорил, исполняются ли они так, как написано в законе? Вот здесь проблем море, вот здесь сплошь и рядом, и на уровне федеральном, о чем сегодня говорилось, и на уровне региональном. Закон не исполняется, ни буква, ни дух этого закона. И тогда начинаются проблемы.

    Геннадий ЗЮГАНОВ: Ты в регионах работаешь, ты же знаешь, что у 80 регионов нет денег для реализации того, что и вы приняли. У них пуская казна совершенно. Более того, мы могли с тобой спокойно решить эту проблему, в том числе и наполнить деньгами, если бы вы приняли решение 12 дней января не отдыхать, лучше бы эту неделю отдали в мае, когда можно было бы огород перекопать и обработать.

    Олег МОРОЗОВ: Назовите мне регион, Геннадий Андреевич, где невозможно выполнить ту установку, которая есть в законе, дайте льготнику, ветерану труда ту сумму, на которую он может приобрести в полном объеме старую льготу? Где такой регион, назовите мне его.

    Геннадий ЗЮГАНОВ: У тебя в Татарстане сейчас самые массовые акции по России.

    Олег МОРОЗОВ: С 1 февраля в Татарстане все льготники будут получать за ту сумму, которая им дается в виде компенсаций, единый проездной билет. Ни один из них не потеряет право…

    Геннадий ЗЮГАНОВ: Извини, пожалуйста, когда я слушал Зурабова, что он за 240 рублей будет возить. Вот из Химок медсестра, чтобы приехать в московскую поликлинику, 26 рублей в одну и в другую, 52 рубля, плюс два бутерброда100 рублей в сутки за три поездки.

    Олег МОРОЗОВ: Геннадий Андреевич, вы экономист. Вы ответьте мне на другой вопрос – вы что, действительно считаете, что все те льготы, которые мы с вами, не буду с себя ответственность снимать, я тоже был в этой Думе, хотя спорил с вами, мы с вами за 90-е годы приняли такое количество льгот в виде законодательных актах. Скажите, где деньги? Вы сегодня Жукову сказали про эти миллиарды. Да все миллиарды бросим на эти льготы, не будет…

    ВЕДУЩИЙ: Страшно интересно. Я понимаю, у вас свои личные отношения. Михаил Михайлович, вы хотели вмешаться.

    Михаил ЗАДОРНОВ, депутат Госдумы РФ: Хочу вмешаться вот в эту дискуссию. Мне кажется, что все вот последние обсуждения заталкивают страну в ситуацию, когда у нее на самом деле получается не от хорошего выбора. То есть система существовавшая, она не устраивала, но почему выходить из этой не устраивающей системы надо с большими потерями для определенных социальных групп, мне непонятно. То есть получается так, что старая система плохая, а новый выход только такой. То есть это все равно, что у вас, допустим, болит рука, и вы приходите к врачу. Врач вам руку ампутирует и говорит: у тебя же рука болела. Не могут быть недостатки прошлой системы оправданием неверных шагов по выходу из этой ситуации.

    ВЕДУЩИЙ: Вы ведь были министром финансов?

    Михаил ЗАДОРНОВ: Совершенно точно.

    ВЕДУЩИЙ: Вы тогда считали, что эту реформу нужно провести?

    Михаил ЗАДОРНОВ: Мы считали, что ее нужно делать поэтапно. И, кстати говоря, один из шагов был сделан именно так. В 2002 году, я напомню, военнослужащие стали платить подоходный налог, стали платить 100 процентов за квартиру и стали платить за телефон, я об этой категории чуть позже скажу. Правительство внесло эти предложения в бюджет 2002 года. Мы попросили – дайте нам каждую категорию, от лейтенанта до генерала армии, как на них это дело скажется. Когда посчитали, тогда добавили в бюджете 26 млрд. рублей на эту категорию и это прошло практически безболезненно. Вы не видели никаких серьезных протестов. Вот так, по категории за категорией?

    Геннадий ЗЮГАНОВ: Сейчас военных наказали каждого в год примерно на 20 тысяч, милиционера – на 15-17, а рядового труженика – минимум на 10-15, ежегодно.

    Михаил ЗАДОРНОВ: А сейчас военнослужащие полностью выпали из этого закона, как и пенсионеры.

    ВЕДУЩИЙ: Дмитрий Семенович, вы говорили, что эта реформа не своевременна и что необходимо было поднять сначала уровень заработной платы. Так вот скажите, на данном этапе это еще возможно сделать?

    Дмитрий ЛЬВОВ, академик, советник президиума РАН: То, что сделано с российским обществом, нет в современной экономической истории. Дело в том, что исходным, определяющим моментом для проведения этой реформы является чудовищно низкая заработная плата российского труженика. И если мы сравним нашу заработную плату… Нам обычно говорят так – ну как повышать заработную плату, когда у нас производительность труда ниже, чем у американцев, в 4-5 раз ниже. Но почему правительство, чиновники, грамотные люди, не говорят о том, что по заработной плате мы отстаем от тех же американцев не в 4-5 раз, а примерно 18-25 раз. И если на один доллар заработной платы, сколько создает ВВП американец и сколько российский труженик. Оказывается, наш сегодня изможденный работник в среднем создает на 1 долларов часовой заработной платы в 3 раза больше, чем американец. О чем это говорит? Я хочу, чтобы правительство это как-то осознало. Это говорит лишь только об одном, что такой невиданной эксплуатации наемного труда не знает ни одна современная страна Запада.

    ВЕДУЩИЙ: Было очень много сказано в ваш адрес и у меня к этому маленькое добавление. Получается, что для того, чтобы привести в порядок то, что разваливается, общественный транспорт, ЖКХ, на самом деле разваливается, у меня такое ощущение, что груз ложится на тех, у кого меньше всего денег. Понимаете, как получается? Прошу вас.

    Александр ЖУКОВ: Несколько слов по поводу того, что прозвучало. Первое – Геннадий Андреевич сказал: у вас очень много резервов, у вас очень много денег, почему вы их не используете? Хочу вам сказать, что в прошлом году для компенсации льготникам из бюджетов всех уровней тратилось 100 миллиардов рублей.

    ВЕДУЩИЙ: 100 миллиардов?

    Александр ЖУКОВ: 100 миллиардов рублей. В этом году, если сложить федеральный бюджет и региональные бюджеты, будет потрачено 300 миллиардов рублей, в 3 раз больше, путем выплат льготникам и путем компенсации за сохраненные натуральные льготы. В 3 раза больше.

    Дмитрий ЛЬВОВ: Ну, и хорошо.

    Александр ЖУКОВ: Хорошо, конечно, хорошо, но это ответ на тот вопрос, почему мы не тратим на это деньги. Как раз правительство пошло на то, чтобы потратить существенно больше денег, для того чтобы выплатить эти суммы и в первую очередь федеральным льготникам. Это первое. Второе. Геннадий Андреевич, все-таки надо очень внимательно читать закон. Вот вы сейчас сказали, на всю страну сказали и все это слушают внимательно, что туберкулезники потеряли право бесплатного проезда на лечение. Это неправда, Геннадий Андреевич. Туберкулезники сохранили право на бесплатное лечение санаторно-курортное и бесплатный проезд туда. Я вас очень прошу, конечно, можно проводить митинги, организовывать, это нормально, это политическая борьба, но, пожалуйста, не вводите людей в заблуждение, не надо вводить людей в заблуждение. И так им тяжело, потому что меняется система, к которой они годами привыкли. Это очень большой психологический надлом у населения. Они привыкли, что действительно им все предоставляется бесплатно. Они привыкли к этому.

    Геннадий ЗЮГАНОВ: Александр Дмитриевич, не система меняется, а продолжается старая политика, когда вслед за обесцениванием сбережений, обманом ваучерам обобрали все население, в этом вся трагедия. И не случайно в Думе объявлено недоверие правительству и мы 90 голосов соберем, вам придется вместе отвечать за это. Мне единственно из правительства вас жалко, вы умный человек и попали в эту команду, которая продолжает старую политику.

    Александр ЖУКОВ: Спасибо, конечно, но все-таки, Геннадий Андреевич, уважаемый, нет…

    Михаил ЗАДОРНОВ: К вопросу о том, что не надо людей в заблуждение вводить, он же прав.

    Александр ЖУКОВ: Не продолжается старая политика, политика меняется. Ведь эти льготы появились тогда, когда государство вместо того, чтобы заплатить людям нормальные зарплаты и пенсии, а денег на это не было, придумывало вот такие способы: все бесплатно, транспорт бесплатно, лекарства бесплатно. Ведь этого не было в Советском Союзе.

    Эти все льготы возникли в то время, когда людям зарплату чайниками выдавали и стульями.

    Геннадий ЗЮГАНОВ: Когда всех оставили без зарплаты, без пенсии. Владимир Владимирович, прошу прощения, одна ремарка. Вот сейчас в Америке введено 80 целевых программ. Не конкретно деньги в руки, которые могут украсть или пропить, а на повышение состояния здоровья, улучшение образования. 80 конкретно.

    ВЕДУЩИЙ: Это где?

    Геннадий ЗЮГАНОВ: В Америке. А вы их все ликвидируете.

    ВЕДУЩИЙ: Для меня большое счастье, когда все-таки председатель Коммунистической партии хвалит Америку. Это песня.

    ВЕДУЩИЙ: Александр Дмитриевич, вы очень так просили.

    Александр ЖУКОВ: Я просто хотел вернуться к тому, что говорил Геннадий Андреевич. Ведь у нас в стране монетизация не в первый раз проводится. Вы вспомните, после войны были карточки, на продукты, на хлеб. Потом вместо них стали выдавать деньги. Колхозникам зарплату не платили ведь, трудодни выдавали, потом на деньги заменили. Это люди понимали как выход из тяжелых времен, когда у государства действительно нет средств, и в натуральной форме все человеку дается, к нормальной экономике, когда человеку даются деньги, а он сам решает, что он на эти деньги хочет приобрести. Нужно ему приобрести билет на транспорт, он его покупает, нужно ему колбасы купить, или хлеба, он пойдет и купит. Что же здесь плохого, что здесь стыдного? Это непонятно.

    Дмитрий ЛЬВОВ: Владимир Владимирович, мне хотелось бы прокомментировать кратко вот то, что я услышал. Существует в любой рыночной экономике достаточно большие масштабы монетизации – это правильно, но посмотрите, чем это достигается на Западе. Существует примерное равновесие между основными факторами производства – продукция, услуги и труд. А мы что сделали? Мы оставили советскую, низкую заработную плату, не рыночную, и противопоставили ей, этой советской низкой заработной плате, услуги, товары, которые стремительно устремились к мировым. Как в этих условиях снять и провести монетизацию? Нет таких примеров без социального взрыва.

    ВЕДУЩИЙ: Светлана Юрьевна, вашу вот фразу о том, что (я вас цитирую) “надо проверить парочку регионов и дать по зубам тем, кто не выполняет своих обязательств по закону”, цитируют очень многие издания. Не получается ли так, что вообще региональные лидеры становятся козлами отпущения или стрелочниками? Ведь по зубам, у нас очень вообще любят давать по зубам. Это не очень помогает, но люди остаются без зубов, больше ничего, а остальным от этого… Ну, некоторые радуются, возможно, но от этого больше денег в кармане не бывает.

    А на самом деле, что надо делать?

    Светлана ОРЛОВА, заместитель председателя Совета Федерации РФ: Первое, Владимир Владимирович, уважаемые зрители, Совет Федерации начал эту работу практически, как только был принят законопроект, потому что у нас была создана рабочая группа. Вторая очень важная позиция. То, что сегодня мы рассуждаем, были льготы, это хорошо, они не были обеспечены и тех же людей выпихивали из автобусов и унижали. Третья позиция, очень важная, что мы это делали, советуясь со всеми регионами. Все регионы проходили Минфин, все регионы встречались в правительстве, все регионы мы только 40 субъектов Федерации послушали в Совете Федерации, потому что каждый регион еще должен принять свои законодательные акты. Теперь давайте идем исполнение, практическое решение этой задачи. Во многих регионах, почему, может быть, и жесткая была эта моя фраза, но когда мы сталкивались с такой позицией, человеку говорят: “На тебе 60 рублей, сходи, открой счет в банке, 10 рублей положи на счете и через 3 месяца ты получишь эти деньги”. Когда шло обсуждение, то каждый регион просчитывал, откуда цифра взялась, 200 или 300. В Якутии 375, в Воронеже, к примеру, труженик тыла – 150, ветеран труда – 100. Но это же определенная мера ответственности и регионов. Не хватало денег, первоначально было 21 миллиард заложен на бюджетное выравнивание. По настоянию Совета Федерации заложено было 37. Совет Федерации, как никто, настаивал, чтобы взяли тружеников тыла на федеральный уровень, потому что мы понимали, что во многих регионах не будет хватать средств, и правительство на это отреагировало. Теперь возьмите постановление Совета Федерации, где Совет Федерации написал: продумайте компенсационные выплаты пенсионерам, потому что они все ездили по пенсионным книжкам. И не нужно искать сегодня виноватых, нужно двигаться и решать эти вопросы.

    Геннадий ЗЮГАНОВ: Владимир Владимирович, но в данной ситуации, обратите внимание, вот в Москве восстановили право проехать в метро, а труженик тыла, герой, участник войны приехал в Москву, он уже должен платить. Разделили людей даже на региональном уровне. Это абсолютно недопустимо в многонациональной и такой большой стране как наша. Это неправильный подход.

    Светлана ОРЛОВА: Геннадий Андреевич, вы извините, но я поспорю. В Москве оставлены все льготы – это первое. Второе – в 16 регионах России…

    Михаил ЗАДОРНОВ: Иногородний пенсионер в Москве тоже платит.

    Светлана ОРЛОВА: Женщину не перебивайте, Михаил Михайлович. Вы очень культурный человек, я вас уважаю.

    ВЕДУЩИЙ: Задаю вопрос совершенно определенный. Если приезжает в Москву не москвич, он должен платить, несмотря на то, что он льготник.

    Геннадий ЗЮГАНОВ: Он платит.

    Михаил ЗАДОРНОВ: Он платит, если он не житель Московской области.

    Светлана ОРЛОВА: Если он не житель Московской области. В 16 регионах льготы оставлены и в законе есть запись, это тоже было право, как вы рассказывали, то, что…

    ВЕДУЩИЙ: Ну, это очень странно.

    Вы знаете, вообще на самом деле я этого не понимаю. Если я живу под Омском, где бесплатно, предположим, приезжаю сюда и должен платить, что я в другую страну приехал что ли?

    Геннадий ЗЮГАНОВ: Правильно.

    ВЕДУЩИЙ: Это странно. У меня вопрос, Франц Адамович, к вам. Вот вы являетесь лидером Российского союза ветеранов-афганцев. Вот, как известно, афганцы получили всего 650 рублей компенсации плюс социальный пакет. Во-первых, вам, как афганцу, это кажется, хорошо ли, плохо ли и как вы это объясняете своим боевым товарищам?

    Франц КЛИНЦЕВИЧ, депутат Госдумы РФ: Когда мы говорим о законе, о ветеранах, который был до недавнего времени, его до сих пор никто не посчитал, 2 или 3 бюджета страны он требовал в своем выполнении. Но ветераны боевых действий, афганцы, чеченцы, других локальных конфликтов, кроме проезда в общественном транспорте, никогда никакими льготами не пользовались. Я хочу, чтобы общество понимало и знало, это мифы о каких-то больших льготах. И естественно, для многих ветеранов, которые сегодня получают эту компенсацию, при этом сохраняются три основные позиции, то, естественно, некое благо. Афганцы получили от этого закона реальный результат. Получили и ветераны других локальных войн. Но мы говорим в комплексе о проблеме, и проблема затрагивает, прежде всего, военнослужащих, ветеранов военной службы. Здесь существует очень большая проблема, к ней надо будет возвращаться. Мы на фракции это обсуждали и обязательно к этой теме вернемся. Сегодня, чтобы вы понимали, афганцы абсолютно убеждены, что этот закон нужен, но так как мы его выполняем, конечно, мы породили огромное количество возмущений и эти возмущения связаны, прежде всего, с нами самими. Мы 10 лет учили людей не выполнять законы, не делать так, как нужно. Люди у нас в регионах не поменялись, они остались те же. И я сегодня убежден, и я знаю, я встречался в регионах, в регионах отдельные руководители не знают ни закона, ни как его исполнять. И вот это тоже еще одна проблема, на которую нужно обратить внимание.

    Геннадий ЗЮГАНОВ: Владимир Владимирович, одну фразу, короткую. Ветеранов воинской службы вместе с членами их семей больше 10 миллионов, их лишили всего, начисто. Они вообще выпали из этого закона.

    Дмитрий ЛЬВОВ: Как решать этот вопрос? Я вот сегодня хотел бы поделиться с моими коллегами. Первый вопрос. Неужели непонятно, что надо сегодня немедленно устранить так называемую плоскую шкалу подоходного налога и ввести прогрессивный налог на доходы тех, кто получает огромные деньги. Одно это даст вам в бюджет дополнительно порядка 12 миллиардов.

    ВЕДУЩИЙ: Можно перебить вас одним соображением? У нас же это было. Ну и что? Был прогрессивный, и получали меньше в результате налогов, чем когда…

    Дмитрий ЛЬВОВ: Это сказки.

    ВЕДУЩИЙ: Да не сказки.

    Дмитрий ЛЬВОВ: Да ну что вы, ей-богу.

    ВЕДУЩИЙ: Потому что люди скрывали.

    Дмитрий ЛЬВОВ: И сейчас скрывают. Что, устранена заработная плата теневая?

    ВЕДУЩИЙ: 13 процентов люди платят.

    Дмитрий ЛЬВОВ: 13 процентов для всех – это нонсенс. Нигде в мире этого нет, и миллионеры, и так далее по 13 процентов.

    ВЕДУЩИЙ: Михаил Михайлович, вы были избраны фракцией независимых депутатов как их представитель по дискуссии по поводу этого вопроса, но вам в нашей Думе слова не дали. Вопрос следующий. Все-таки мне кажется, что этот закон, хотя он и экономический, он в значительной степени политический, в значительной степени задевает политику.

    Михаил ЗАДОРНОВ: Безусловно. Это не просто экономический вопрос.

    ВЕДУЩИЙ: У меня такое ощущение, что никогда в России, никогда, ни в советское время, ни в царское время, ни в нынешнее время, вообще-то говоря на народ, не обращают внимания, не спрашивают. Вот приняли решение умные люди, что нужно это сделать. Но ведь понятно, что у людей ощущение, во-первых, что у них что-то отнимают, во-вторых, они привыкли не верить власти и это не на пустом месте. Вот я вас спрашиваю, это, как надо понимать, вот это отношение к рядовому гражданину. Неважно, льготник он или не льготник, он гражданин. Вот этот вопрос я вам задаю.

    Михаил ЗАДОРНОВ: Это очень хороший вопрос, Владимир Владимирович. Вы абсолютно правы. Мне кажется, что проблема не только в этом законе. Власть, проводя те или иные решения, не хочет слушать людей. И людей, и их представителей в парламенте. Все-таки мы, 20 человек, представляем 200 миллионов избирателей, крупнейший городов. И власть не хочет слушать, считая, что если она уже приняла решение, дальше оно пойдет, и люди с этим согласятся. И до тех пор, пока мы не изменим политическую систему так, чтобы люди имели право реального голоса, они будут выходить на улицу. Они будут выходить на улицу, потому что они вышли на улицу, они добились защиты своих интересов. Они получили обратно свои натуральные льготы. Если у нас будет та же политическая система, то по существу мы каждый раз будем наталкиваться на такую же ситуацию, когда только улица и в каждом городе будет вот та ситуация, которую сейчас мы наблюдаем на ваших экранах.

    ВЕДУЩИЙ: Олег Викторович, я продолжаю эту тему. Вы выступили очень горячо, я смотрел по телевизору, и, грозя пальцем, сказали правительству: “Нет, нет, мы не допустим, чтобы вас отправили в отставку”. И честно говоря, мне хотелось задать вопрос – за кого вы меня принимаете, а?

    Олег МОРОЗОВ: А вы, правда, считаете, что если сейчас Жукова, Зурабова, Кудрина, всех их отправить на политическую помойку, то завтра льготникам станет хорошо? Я только это и сказал, Владимир Владимирович. Я сказал, что господа министры, будьте любезны, идите и выполняйте дух и букву закона, вот ваша сегодня работа.

    Геннадий ЗЮГАНОВ: Владимир Владимирович, люди заставят их изменить политику. Они отправят их в отставку, будет нарастать еще большие волны протеста.

    ВЕДУЩИЙ: Геннадий Андреевич, вы представитель определенной политической линии, которая в течение десятилетий обманывала людей, догоним, перегоним, будем жить при коммунизме, там черти что было…

    Геннадий ЗЮГАНОВ: Но, по крайней мере, не было бандитизма и такого рэкета, унижения…

    ВЕДУЩИЙ: Но зато были лагеря такие, где содержались миллионы людей. Я возвращаюсь к вам в правительство. Вот вопрос у меня такой – вам не кажется, что здесь был какой-то просчет именно в смысле информирования и обсуждения с рядовыми людьми, не с представителями власти на местах, а просто с рядовыми людьми, которые не понимают, что происходит? Вот здесь нет недочета, на ваш взгляд?

    Михаил ЗУРАБОВ: На мой взгляд, есть два очевидных просчета. Мне представляется, что в большей степени проблема эта не идеологическая или политическая, а все-таки экономическая. Недостаточный размер выплаты, я предполагаю, и является причиной в ряде регионов тех протестных настроений, свидетелями которых мы и являемся. Представьте, люди получили по 50 рублей. В Вологодской области, где люди получили 800 рублей, протестов нет? То есть когда мы обсуждали этот вопрос с субъектами в отношении того, какие суммы будут направлены, ведь мы исходили из того, что суммы эти будут разумны. Мы же исходили из того, что у нас есть собственный бюджет и у субъекта Совета Федерации есть собственный бюджет. И там есть собственные законодатели, и эти законодатели избираются населением, и решение, которое там принимается, оно должно приниматься исходя из понимания специфики и существа ситуации, которая складывается в регионе.

    У нас вопрос один: нам нужно унитарное государство или федеративное? Ведь вы задаете по сути один вопрос и в этом вопросе есть только один ответ: если мы все, находящиеся на федеральном уровне, за все это отвечаем, а мы с себя ответственность не снимаем – это унитарное государство. Ну, так давайте к нему вернемся. Давайте эту вертикаль выстроим, и давайте будем действовать в рамках этой вертикали. Вот вопрос в чем по существу. Мы предположили, что на уровне субъекта Федерации, как и на уровне федерального центра, будет достигнута нормальная координация и осознана ответственность за принимаемые решения. У нас не все регионы не справились с этой задачей. У нас только ряд регионов с ней не справились. Недостатки федеральной политики присутствуют в этом? Да. Скажу вам почему. Потому что это был в каком-то смысле и диспут по поводу того, достаточно или не достаточно денег. Это был диспут по поводу того, Министерство финансов должно их добавить или не должно. И вот эта равновесная точка не была в некоторых регионах найдена. А будь она найдена, будь эта выплата 800 рублей или тысяча, уверяю вас, все бы прошло абсолютно нормально, за исключением, разумеется, тех, кто идеологически не принимает этого, кто сейчас получает выплату 1,5 тысячи или 1200 рублей, заходя в транспорт, говорит – я не буду платить, потому что я ветеран. Да, такие люди есть, они идеологически не принимают этого, потому что это элемент их сознания, элемент этой жизни. И поэтому Александр Дмитриевич и говорил о том, что это ситуация перелома. Есть опасение того, что мы не найдем сейчас решения? Да нет, конечно.

    Мы найдем эти решения, потому что есть средства для того, чтобы их найти. Это не 1998 год, это не 1996 год, когда мы не имели денег для того, чтобы выплатить пенсию, это не 1999 год. Мы его найдем. Но идти в этом направлении, с моей точки зрения, ну это единственный способ.

    ВЕДУЩИЙ: Светлана Юрьевна, в некоторых регионах вообще пока игнорируют этот закон, в частности у губернатора Хлопонина. Никакого закона там пока нет, все осталось по-старому. И по сути дела они говорят так: посмотрим, какие ошибки сделают другие, а потом мы уж там по-своему сделаем. Как следует относиться, на ваш взгляд, в унитарном, не унитарном государстве к таким регионам, который говорит – мало ли какой закон, мы по-своему.

    Светлана ОРЛОВА: Владимир Владимирович, у нас 16 регионов не перешли пока на монетизацию, они приняли решение таким образом. В частности, Кемеровская область приняла решение, кто хочет, тот переходит на монетизацию, кто не хочет, у того остаются льготы, но в течение года все должны перейти. И эта запись есть в основном базовом федеральном законе и сейчас очень важно двинуться дальше, ни в коем случае не останавливаться. Еще раз хочу сказать, льгота эта как медаль, она висит, но не греет. Но денежная компенсация, это деньги адресно. Но только этих денег должно было хватить на выплату за связь, на выплату за проезд и льгота по ЖКХ, я говорю о ветеранах труда. Поэтому сейчас очень важно двинуться дальше. Да, никто не говорит, что нет ошибок, никто не говорит, что мы не берем на себя ответственность, но очень важно, чтобы не пострадал человек, те люди, которые заслужили эти льготы.

    ВЕДУЩИЙ: Александр Дмитриевич, вот смотрите, я думаю, никто бы не возражал, если бы вопрос был поставлен так: уважаемые граждане, вот такой закон принимается, но вам дается выбор, хотите – оставайтесь со своими льготами, но без всяких компенсаций, хотите – возьмите компенсацию. Людям дают выбор, люди сами решают и вроде бы жаловаться не на кого. Почему нельзя было это сделать в масштабах всей страны?

    Геннадий ЗЮГАНОВ: Владимир Владимирович, так и предлагали, обсуждали на первом этапе такое предложение.

    ВЕДУЩИЙ: Что скажите?

    Александр ЖУКОВ: Хочу сказать, что для 14,5 миллионов федеральных льготников на сегодняшний день большая часть льгот, наиболее дорогостоящие льготы остались в натуральном выражении: бесплатные лекарства, бесплатный проезд по железной дороге и бесплатное санаторно-курортное обслуживание. Я обращаю на это внимание еще раз. Эти льготы остались у 14,5 миллионов федеральных льготников и до октября месяца, именно так, как и предлагалось, они должны высказать свое мнение по поводу следующего 2006 года. Хотят ли они получать эти льготы, так же как и сейчас, то есть бесплатно, или они хотят получить деньги на сумму социального пакета, то есть дополнительно к той сумме, которую они сейчас получают, еще 450 рублей. То есть так и сделано, эта идея реализована сегодня.

    Что касается обычных пенсионеров, вот то, с чего, собственно говоря, вы и начали передачу. Действительно, в очень многих регионах, несмотря на то, что нет такого федерального единого закона, который предоставляет просто обычному пенсионеру, не льготнику, право бесплатного проезда, многие регионы такое право им давали и сейчас многие сохраняют, это дело региональных властей. Но мы понимаем, что там, где право бесплатного проезда для обычного пенсионера будет отменено, могут возникнуть проблемы. Поэтому мы идем по пути, который предлагает нам наука в данном случае, а наука предлагает увеличить пенсии. Так вот, с 1 марта всем пенсионерам будут увеличены на 240 рублей пенсии, в том числе и тем пенсионерам, которые где-то потеряют право бесплатного проезда. Тем же, кто сегодня получает льготные выплаты, это будет в чистом виде прибавка к пенсии.

    ВЕДУЩИЙ: Скажите, Александр Дмитриевич, а в какой степени серьезно… Вот говорят, что очень многие деньги до сих пор крадутся в общественном транспорте за счет того, что на самом деле цены завышены, и эти деньги куда-то уходят, с рецептурой. Вот в какой степени вот эта сумма играет какую-то роль?

    Александр ЖУКОВ: Владимир Владимирович, вы поймите, я хочу, чтобы все поняли, деньги крадутся, когда вы их даете чиновнику, чтобы он оплатил за человека какую-то услугу. Даете ли вы чиновнику, чтобы он заплатил транспортной организации, или чиновнику, чтобы он заплатил аптеке, деньгу будут красться всегда. Нужно дать деньги, полным рублем, гражданину и он сам купит то, что надо. Тогда деньги украсть невозможно. Вот в чем дело.

    ВЕДУЩИЙ: Я, во-первых, всех благодарю за, на мой взгляд, чрезвычайно содержательный, интересный разговор. Я надеюсь, что для зрителя это была не просто ругатня, а какая-то попытка разобраться. Это важная вещь, потому что каждая политическая сторона, конечно, играет на своем поле. Если я, простите, стою с голой задницей, то я не должен удивляться, что мой политический противник по этой заднице врежет, это, так сказать, часть жизни. Но помимо пристрастий идеологии надо попытаться понять, что происходит и как происходит, и как дальше двигаться. Вот это и была попытка. Всем вам спасибо.

    ВЕДУЩИЙ: В завершении программы я хотел бы чуть-чуть другой темы коснуться, а именно того, что совсем недавно в Государственной Думе в первом чтении была принята очень любопытная поправка к закону о въезде в Российскую Федерацию. Вот суть этой поправки заключается в том, что если какой-то там иностранец проявит неуважение к России, то, ему можно отказать в визе. Довольно интересная штука. Сразу я вспомнил унтер-офицерскую вдову, которая сама себя высекла всем назло.

    Вот мы будем определять, вот кто к нам с уважением, кто не с уважением и будем отказываться, в конце концов, кончится тем, что к нам вообще никто не будет приезжать. Особенно учитывая, что в последнее время к России стали относиться все хуже и, может быть, стоило бы подумать, а почему относятся все хуже? Может быть, лучше это, чем принимать подобного рода поправки. А потом не совсем будет интересно, когда, если это действительно будет принято, в других странах тогда примут свои законы, что если какой-то русский проявляет пренебрежение к другой стране, то вообще не пускать русских. Вот наступят времена.

    »crosslinked«




    Комментирование закрыто.