Опросы

Как вам интервью с Дмитрием Медведевым?

Посмотреть результат

Loading ... Loading ...

Поиск

Архив




  • Управление
  • 30 ноября 2003

    Времена. 30 ноября 2003 года

    Рубрика: Времена.


    ВЕДУЩИЙ: Добрый вечер, в эфире программа “Времена”, я – Владимир Познер.

    Пожалуй, я должен начать с извинений перед зрителями, которым были обещаны в рамках нашей программы дебаты, дебаты между всеми теми партиями и политическими движениями, которые, по последним подсчетам наиболее авторитетных служб опроса общественного мнения, должны были пройти в новую Государственную Думу. Я повторяю, между всеми. К сожалению, по причинам, не зависящим ни от нашей программы, ни от “Первого канала”, нам организовать это не удалось. Так что не будет дебатов, но зато будет что-то другое.


    Я начну с того, что 18 января 2000 года новый состав тогда Государственной Думы приступил к работе, а вот 2 дня тому назад эта работа завершилась. Как показывают опросы общественного мнения, значительное большинство населения все-таки дает Думе не очень высокую оценку. Я довольно мягко об этом говорю. Надо сказать, что, правда, и большинство населения не очень-то разбирается в том, что сделала Дума, не очень-то знает даже о том, какие законы были разработаны и приняты, причем законы жизненно важные. Все-таки хотелось бы узнать, с чем связано вот этот вот устойчивое отрицательное мнение, негативное отношение, что ли к Думе? Какие шансы, что новая Дума, которая будет избрана ровно через неделю 7 декабря, сумеет изменить к себе вот это вот отношение наше, избирателей? Вот об этом мы сегодня поговорим с нашими гостями. Позвольте, я их представлю вам: председатель Государственной Думы Геннадий Николаевич Селезнев, добрый вечер, первый заместитель председателя Государственной Думы Любовь Константиновна Слиска, заместитель председателя Государственной Думы Владимир Вольфович Жириновский, здравствуйте, заместитель председателя Государственной Думы Ирина Муцуовна Хакамада, здравствуйте, и руководитель фракции “Яблоко” в Государственной Думе Григорий Алексеевич Явлинский, здравствуйте.

    Как вы заметили, у нас сегодня нет “свежей головы” и вот в этой роли, как исключение, выступит наша аудитория, которую я сразу хочу спросить вот о чем: довольны ли вы работой нынешней Государственной Думы? Если довольны, нажимайте кнопку “да”, если не довольны, соответственно, нажимайте кнопку “нет”. Прошу вас проголосовать.

    А пока идет подсчет голосов, я попрошу вас дать свой прогноз вот этого результата. Как вы думаете, Геннадий Николаевич, какой процент скажет, что да, довольны, вот из здесь сидящих?

    Геннадий СЕЛЕЗНЕВ, председатель ГД РФ: Я думаю, низкий процент скажет, что да, довольны, потому что у нас в обществе сложилось такое устойчивое мнение, что все, что делается в России, хорошее и плохое, делается исполнительной властью. Делается президентом, делается правительством, а парламент как бы в сторонке и не очень понятно, что же он делает.

    ВЕДУЩИЙ: Любовь Константиновна, ваш прогноз?

    Любовь СЛИСКА, первый заместитель председателя ГД РФ: Я думаю, что здесь есть и определенная доля такого негативного отношения к Государственной Думе из средств массовой информации, они по-своему формируют наш имидж, наш облик, нашу работу. То есть даже те законы, которые действительно работают, и как президент назвал их созидательными, за эти четыре года работы нашего парламента. Я полагаю, что нужно изменить к нам отношение средств массовой информации, побольше и почаще рассказывать о том, как работают и как сработали эти законы.

    ВЕДУЩИЙ: То есть будет все-таки, вы полагаете, низкий процент?

    Любовь СЛИСКА: Низкий, да.

    ВЕДУЩИЙ: Владимир Вольфович?

    Владимир ЖИРИНОВСКИЙ, заместитель председателя ГД РФ: Я думаю, процентов 40 все-таки оценят хорошо Государственную Думу, но сохраняется в России психологический барьер. В целом всегда власть отрицали, почему у нас была самая страшная Октябрьская революция и самый трудный переход к демократии в 1991 году, 1992 году и 1993 год. И с самого начала перехода к новой России опять удар был по парламенту. Его расстреляли и люди смеялись, когда расстреливали их собственный парламент. И с этого момента какой-то негатив оставался до сих пор. Но опять же это просто неприятие начальников. Про Думу думают, что это начальники. Я вас уверяю, поставьте на голосование исполнительную власть, то же самое скажут, и об этой власти.

    ВЕДУЩИЙ: Ирина Муцуовна, что вы думаете, какое будет соотношение?

    Ирина ХАКАМАДА, заместитель председателя ГД РФ: Я думаю, что большинство оценит негативно работу Думы. Это связано с двумя причинами. Первая – потому что Дума самая открытая ветвь власти, поэтому все плохое и все хорошее видно, в других ветвях власти видно только хорошее, а все плохое никто не замечает. А во-вторых, огромное количество хороших законов, которые мы приняли, потом бюрократия на местах, было нарушено, был саботаж, это все не исполнялось, никакой регистрации предприятий в одно окно. И поэтому у людей идет разочарование, и думают, что это связано с работой Думы.

    ВЕДУЩИЙ: Григорий Алексеевич, ваш прогноз?

    Григорий ЯВЛИНСКИЙ, лидер фракции “Яблоко” в ГД РФ: Жизнь не улучшается у очень большого числа людей, вот они так и оценивают власть.

    ВЕДУЩИЙ: Результаты голосования 19 процентов довольны работой Думы, 81 процент – недовольны. Ну, это, конечно, не научный срез, просто вот те люди, которые собрались, в общем, люди случайные, конечно, которые собрались в аудитории. Вот давайте пример. Недавно в газете “Газета” была опубликована статья по поводу вот уходящей Думы, как раз насчет СМИ. На первой полосе разместили фотографию зала с уходящими депутатами и назвала это “Прощание гражданки”, связано с тем, что произошло с этим законом о страховании автогражданской ответственности. Вы помните, сперва приняли, потом что-то опомнились и сказали – не надо, не надо этого, сказали, что изменят, в конце концов просто оставили и ушли, без решения.

    Вот если я, рядовой гражданин, вчера понял, что мне надо обязательно купить – купил, потом мне сказали – зря купил, дорогой, не надо, мы это все изменим. Я обрадовался, а теперь говорят – нет, все равно будут тебя штрафовать, если ты до декабря этого не сделаешь. То есть возникает к Думе какое-то отношение – что они делают вообще, почему они так странно себя ведут? Это популизм перед выборами? Что такое? Вот как бы вы это растолковали, Геннадий Николаевич?

    Геннадий СЕЛЕЗНЕВ: Вообще, вы знаете, общество ждало, что мы поправим данный закон, хотя в нашем законе мы не устанавливали размеры страховых взносов, это функция правительства, правительство с этой функцией не справилось. И когда мы почувствовали, как возмущено общество теми высокими ставками, вот родилась идея закон поправить. 14 альтернативных законов, проголосовали один – отсрочка с введение в действие. Время для принятия поправок вставили в календарь на последний наш день и в результате те, кто этот закон, в общем-то, инициировали, и чей вариант закона прошел, они же от закона, по сути, и отказались. Я считаю, что мы поступили абсолютно неправильно, надо было этот закон довести до ума, надо прекратить играть с обществом, заниматься вот внутренним таким мухлежом, оставить будущей Думе, а с 1 января, вы правильно говорите, уже начнут штрафовать за отсутствие страховки. Поступили абсолютно неправильно.

    ВЕДУЩИЙ: Любовь Константиновна, вы предложили довольно интересную вещь, на мой взгляд. Вы предложили сократить количество мест в Думе ровно вдвое, то есть вместо 450 – 225. Из чего вы исходили? Почему?

    Любовь СЛИСКА: Я это высказала как первый заместитель председателя Государственной Думы, ни в коем случае с каким-то коллективным…

    ВЕДУЩИЙ: Нет-нет-нет, я понимаю.

    Любовь СЛИСКА: Во-первых, не надо, наверное, сейчас никого обманывать, в Думе ровно половина бывает депутатов на пленарных заседаниях. Мы с Геннадием Николаевичем Селезневым чаще всех бываем в зале и почти на всех заседаниях присутствуем, за исключением командировок. Вот смотреть из президиума на то, как у нас начинается бег с препятствиями между рядов просто унизительно для парламента страны, такой как Россия. Если не хотите работать в пленарном заседании… Вы на 4 года ушли туда на постоянную работу. Вы нарушаете и закон о статусе депутата, и трудовой кодекс. Но о себе любимых всегда мы заботимся больше, чем о тех, для кого пишем законы.

    ВЕДУЩИЙ: Скажите, пожалуйста, дело в количестве или дело в качестве самих депутатов?

    Любовь СЛИСКА: И в качестве. Вот позвольте вот мне за 4 года работы сказать, что максимально отдается работе 150-170 депутатов, это те, кто постоянно работают в законотворческом процессе, те, кто принимает участие в заседаниях комитетов, парламентских слушаниях. Остальные – ну, спасибо, что почтили присутствием.

    Поэтому, конечно, это связано с поправкой в Конституцию, это связано с серьезными такими процедурными вопросами, но я полагаю, что если 450 депутатов принимать на работу в парламент, извините, может быть, за такую игру слов, то нужно с них и спросить за то, чтобы они были ответственны за эти 4 года.

    ВЕДУЩИЙ: Скажите, пожалуйста, Ирина Муцуовна, как вы относитесь к этой идее сокращения, резкого сокращения количества, ну, вдвое? Некоторые говорят так, что на самом деле это будет способствовать тому, что останутся в парламенте только так называемые “крупняки”, а партии поменьше вообще вылетят совсем и что это на самом деле задумка здесь несколько иная? Вот какое ваше мнение?

    Ирина ХАКАМАДА: Мы сейчас, наверное, все это обсуждение ведем с одной целью – понять, как сделать парламент более эффективным. С точки зрения эффективности абсолютно неважно, какое количество депутатов там работает. Важно на самом деле, каким образом парламент связан с исполнительной властью. Если он является продолжением правительства, тогда вы получаете вот эту автогражданку, потому что, то, что ничего не вышло, и мы не смогли заставить правительство установить нормальные тарифы и взять это на себя, это лоббирование правительства. Из-за того, что правительство имеет большинство голосов в лице “Единой России”… К Любови Константиновне никаких претензий, она прекрасный депутат и замечательный политик. Я говорю сейчас о системе. Это привело к тому, что обмануты все: и те, кто заплатили эти страховые тарифы, и те, кто не заплатили, будут теперь платить штрафы. Причем тарифы огромные. То есть нам нельзя допускать, чтобы парламент был продолжением вертикали власти. Должна быть всегда альтернатива.

    ВЕДУЩИЙ: А то, что люди не ходят на самом деле?

    Ирина ХАКАМАДА: Это не имеет никакого значения, потому что очень серьезно работают комитеты и фракции, и на самом деле огромное количество законов обсуждается заранее. И тот, кто сидит сейчас в зале в данный момент, он нажимает на кнопки совершенно консолидируя свое решение с фракцией, с партией. Всем известно, как будет голосовать партия. Основной торг никто не видит.

    ВЕДУЩИЙ: Очень странно вообще это слышать. Вот вы знаете, Владимир Вольфович, что в целом ряде парламентов мира если человек сам не присутствует, то за него никто не может голосовать. Это личная ответственность, как бы там не договаривались. В вашей фракции тоже часто отсутствуют, признайтесь. Вот как вы относитесь к этому какому-то положению, при котором… Скажем, принять такое правило, что раз нет депутата, за него никто не может голосовать?

    Владимир ЖИРИНОВСКИЙ: За 10 лет из всех лидеров фракций я постоянно находился в парламенте, это подтвердит любая статистика.

    ВЕДУЩИЙ: Вы – да.

    Владимир ЖИРИНОВСКИЙ: Постоянно. То, что из моей фракции тоже не всегда присутствовали депутаты, я с этим согласен. Нельзя допускать этого.

    Я много раз предлагал изменить закон о статусе депутата, дать право лидеру политической партии исключать из состава фракции и брать более хороших депутатов. Нам этого не разрешают. Даже вот сейчас предвыборная кампания. Если мы видим, что человек… выяснилось – он в криминале, и мы не можем его убрать. Вот он сейчас вступил в криминальные связи. То есть очень много прав не у нас. Надо дать право политической партии, пусть она отвечает за своих депутатов. Второе – обязательное присутствие в парламенте. В Америке он не только присутствует, он при лидере фракции, у него стоит монитор, он проходит и голосует при нем. Никто не имеет права нажать кнопку. Вообще кнопок нет. Вы понимаете, что мы сделали? Надо убрать кнопки, голосовать только карточкой. Если ты собственной карточкой лично не проголосовал – голоса нет. То есть технически все это можно решить, технически. И все. И сразу будет полный порядок. Другое дело, вот то, о чем говорит Ирина Муцуовна – кое-кому нужен вот такой управляемый парламент, чтобы можно было заставить переходить из фракции во фракцию. Сколько бегали депутаты.

    ВЕДУЩИЙ: Позвольте. Вот насчет управляемого парламента как раз хотел вам задать вопрос. Многие говорят, что вообще третья вот эта вот Дума очень мало сделала в смысле законотворчества, что очень многое приходило из администрации президента и из правительства, и что вообще эта Дума построена, в отличие от предыдущей. И она если не “резиновая”, в смысле поднимания рук, то близкая к этому. Как бы вы отреагировали на такую критику.

    Григорий ЯВЛИНСКИЙ: Я бы согласился с вами. В Думе существует большинство, которое механически голосует, когда правительство вносит тот или иной проект. В этом смысле Дума является просто продолжением тех решений, которые принимаются в правительстве. Если правительство надумало переделать это решение, значит, Дума вслед за ним переделывает. В последней Думе принципиальных политических, содержательных экономических обсуждений практически не было. Даже такие назначения, как председатель Центрального Банка, проходили без обсуждения. Снятие бывшего председателя Центрального Банка, назначение нового, обсуждение денежной политики. Последнее принятие бюджета, скажем, в третьем чтении прошло без единой поправки вообще. Это впервые за 10 лет. Мы 10 лет работаем в Государственной Думе, такого никогда не было.

    ВЕДУЩИЙ: Вот интересно. Геннадий Николаевич, вы были председателем Думы, и предыдущей, и этой.

    Геннадий СЕЛЕЗНЕВ: 8 лет.

    ВЕДУЩИЙ: 8 лет, да. У Ельцина были серьезные проблемы с Думой, серьезные проблемы, там все не гладко было. Такое впечатление, что у президента Путина вообще проблем с Думой нет. Во-первых, так ли это, и во-вторых, где вам интереснее было работать, в предыдущей или в этой?

    Геннадий СЕЛЕЗНЕВ: Это два совершенно разных стиля, это два абсолютно разных президента. Президент Ельцин был президентом конфликта, он себя хорошо чувствовал в конфликтной ситуации.

    Он сам эти конфликты создавал, он без конца заявлял, что Дума – ноль, что их надо разогнать, и так далее, и так далее. Президент Путин пытается все-таки быть президентом стабильных отношений, и с Думой, и с фракциями, и с правительством. У него уже вошло в практику, когда он собирает, (мы называем это круглым столом) лидеров фракций и депутатских групп, обсуждается тот или иной закон и после этого закон только вносится в Государственную Думу. Совершенно иной стиль. Плюс нынешний президент принимает лидеров фракций по их просьбам, и я знаю, что многие часто встречаются, чтобы обсудить тот или иной вопрос. Меня часто спрашивают, какую бы я оценку поставил нынешней Думе. Я говорю: я бы нынешней Думе поставил тройку, а правительству, за то, что оно заимело 250 депутатов и так хорошо себя чувствует, я бы поставил пятерку. Правительство взяло 250 депутатов и вместе с ними может обсуждать и принимать любой закон. Вот понимаете, как произошло все? То есть, казалось бы, когда шли на выборы, у нас же не было проправительственных фракции, каждое избирательное объединение шло своим путем. А потом, через год, правительство нашло общий язык и организовало себе стабильную поддержку. Я думаю, многие парламенты мира могли бы позавидовать, что, не являясь парламентской страной, парламентской Федерацией, у нас сегодня сложились отношения такие, что правительство проводит любой закон.

    ВЕДУЩИЙ: Вы эту пятерку ставите с радостью или с печалью?

    Геннадий СЕЛЕЗНЕВ: С горечью, с горечью и с печалью, как вы говорите.

    Владимир ЖИРИНОВСКИЙ: А здесь можно сразу поправочку? А вот если мы действительно сделаем неуправляемый парламент, то действительно не будет никакой связи с правительством и вообще с президентом. Мы с вами получим Югославию и Грузию. 1989 год и 1991 год. Депутаты никак не зависели от президента, жестко критиковали. Где страна наша? Нашей страны больше нет. При царе Государственная Дума. Где Российская империя? Были депутаты великолепные. Ни царя, ни империи. Нужно еще об этом подумать.

    Любовь СЛИСКА: Знаете, что нас всех всегда губит, почему к Думе такое отношение? Вот два бывших члена правительства, Григорий Алексеевич и Ирина Муцуовна тоже работали в правительстве. Почему мы всегда из правительства делаем врага? Если взять статистику, в Думе этого созыва было рассмотрено 4 тысячи 200 законопроектов, и только каждый 12-й из них – это закон, который предлагали правительство или президент. Давайте поэтому к себе более критично относиться, что мы приняли и что мы с вами наработали, если только каждый 12-й закон правительства.

    Геннадий СЕЛЕЗНЕВ: Вообще, Владимир Вольфович, я считаю, что должно быть до 90 процентов законов, которые вносят президент и правительство.

    Любовь СЛИСКА: Вот вам, пожалуйста, ответ.

    Григорий ЯВЛИНСКИЙ: Дело же вовсе не в этом. Дело в том, что Дума не является независимым органом. Она не может содержательно обсуждать то, что вносит правительство, она технически голосует за внесенные проекты.

    Вопрос ведь не в том, чтобы Дума была оппозиционной постоянно и устраивала постоянные стычки, а в том, чтобы она могла участвовать от имени граждан в обсуждении каждого конкретного закона. И никогда бы не был принят закон о ввозе ядерных отходов в страну, если бы Дума содержательно обсуждала эту проблему. Никогда бы не была принята автогражданка в таком виде, если бы Дума содержательно обсуждала эту проблему. Ведь в чем дело? Депутаты пугаются потом того, что принято, пытаются что-то изменить и уходят, как вы только что красочно рассказали, так ничего и не сделав, потому что все равно страшно. Так вот, задача той Думы, которая будет, в том, чтобы не оставаться такой.

    ВЕДУЩИЙ: Хорошо. Вот идея. Ирина Муцуовна, как вы относитесь к идее все-таки формирования правительства парламентским большинством? Вот та партия, которая получила большинство, она назначает премьер-министра, который в свою очередь подбирает себе правительство? Тогда вроде бы между Думой и правительством есть некоторое согласие. Это во многих странах так делается и по крайней мере понятно, как это делается. В принципе? Хотя по Конституции у нас не так, но почему бы ни рассмотреть?

    Ирина ХАКАМАДА: Я считаю, что диалог бесконечный, кто виноват, парламент на правительство, правительство на парламент, потом все вместе на президента, президент на правительство… Это уже просто фактически игра в наперстки. Народ оказывается всегда в проигрыше. Поэтому единственный способ сделать Думу ответственной – это фактически правительство сделать партийным, министры должны быть политическими министрами и отвечать своей партийной принадлежностью перед своей партией в парламенте и соответственно перед народом. Мало того, я вам честно скажу, говорить о том, что президент у нас над партиями, тоже абсолютно неэффективно. Это показала вся работа Думы. Социальные проблемы все равно не решены. То есть президент должен быть тоже членом партии, и тогда фактически партии перестают быть клоунами, начинают нести реальную ответственность и через механизм выборов отвечать, в том числе и за политику правительства.

    ВЕДУЩИЙ: Вот насчет ответственности, я хотел как раз к вам, Владимир Вольфович. На прошлой неделе депутаты приняли поправки в лесной кодекс, вы помните это, да? Поправки, которые, по сути, дают возможность вырубать заповедные леса, это на самом деле так. Вот утром голосование не прошло. Не прошло. Все разошлись. Вечером собрались – прошло. Ну, как сказал бы Гамлет, что-то прогнило в королевстве Датском, не так ли? Как это может быть: утром – нет, вечером – да? Что происходит?

    Владимир ЖИРИНОВСКИЙ: Объясняю. Вот эти фальшивые аплодисменты после выступления Явлинского и…

    ВЕДУЩИЙ: Как фальшивые? Вы думаете, не искренние люди?

    Владимир ЖИРИНОВСКИЙ: Нет, не поняли.

    ВЕДУЩИЙ: А, глупые?

    Владимир ЖИРИНОВСКИЙ: Еще раз говорю, как только мы идем наперекор истории российского государства, оно гибнет.

    Вам что, нужно чтобы погибло государство? Вот такие депутаты, о которых говорил Григорий Алексеевич и Ирина Муцуовна, были в четырех царских государственных думах. Где Российская империя? Такие депутаты были во всех последних советских парламентах, 1989 и 1991 год. Где Советский Союз? Вы понимаете… Вы можете устроить консилиум, когда идет операция? Вот хирург пошел в операционную, давайте спрашивать у народа, можно здесь резать, можно почку менять, можно кровь вводить? Мы – страна в стадии операции. Поэтому никаких не может быть согласований.

    ВЕДУЩИЙ: Они же голосуют? Владимир Вольфович, они же вас выбирают? Или не выбирают?

    Владимир ЖИРИНОВСКИЙ: Если мы будем все согласовывать, страна не примет ни одного закона. Возьмите Чечню. Сейчас бы там истекали кровью солдаты, мы бы ничего не приняли.

    ВЕДУЩИЙ: Вы можете мне ответить на мой вопрос: вот как, утром – нет, вечером – да?

    Владимир ЖИРИНОВСКИЙ: Лесной кодекс объясняю. Не знают люди, должны быть специалисты. Специалисты. Объясняю. Все уже вырубили. Если не будет еще закона, мы не сможем привлечь к ответственности тех, кто вырубает. Второе – у нас огромное количество лесов. Это самая выгодная отрасль. Мы здесь сидим, а лес-то растет. Вот именно из леса можно делать мебель и продавать.

    ВЕДУЩИЙ: Спасибо большое. Все-таки тогда я обращусь к вам. Григорий Алексеевич, все-таки как это происходит, утром – одно, вечером – другое? Все-таки Государственная Дума?

    Григорий ЯВЛИНСКИЙ: Не раз мы все сталкивались с таким сюжетом. Это коррупцией называется. Она происходит в самых разных формах. Потому что всем понятно, что вырубать парки, заповедники, природоохранные зоны вокруг водоемов, вокруг городов и строить там коттеджи – это может быть только связано с разными формами, но давления, подкупа депутатов. Это большая проблема. Это проблема сопровождает все органы власти в России, нашу жизнь в России, и в том числе и Государственную Думу, как часть этого всего.

    ВЕДУЩИЙ: То есть вы хотите сказать, что между этими двумя явлениями и происходит какая-то работа, условно говоря, лоббирование, которое вы называете в данном случае коррупцией?

    Владимир ЖИРИНОВСКИЙ: Владимир Владимирович, я же сказал, что вы поддерживаете СПС, “Яблоко” и КПРФ. Вот коррупция, пусть он прямо это скажет.

    Григорий ЯВЛИНСКИЙ: Да, на самом деле вы совершенно точно это определили.

    ВЕДУЩИЙ: Хорошо. Я хотел бы вернуться к тому, о чем мы говорили. Все-таки давайте конструктивно будем пытаться обсуждать. Вот насчет того, чтобы партия-победитель определяла, кто будет премьер-министром, того, чтобы партия большинства имела к этому отношение? Вот я прошу вас, всех наших гостей на трибунах – я поддерживаю такой подход – да, не поддерживаю такой подход – нет.

    Владимир ЖИРИНОВСКИЙ: Можно одно маленькое замечание до голосования?

    ВЕДУЩИЙ: Нет.

    Владимир ЖИРИНОВСКИЙ: Тогда они неправильно проголосуют опять, им нужно объяснить.

    ВЕДУЩИЙ: В отличие от вас, я доверяю избирателям.

    Владимир ЖИРИНОВСКИЙ: Так они не знают сути.

    ВЕДУЩИЙ: Ничего, они знают.

    Владимир ЖИРИНОВСКИЙ: Вы получите Грузию тогда, получите Грузию…

    ВЕДУЩИЙ: Вы знаете, тогда я вам все-таки задам один вопрос. Вы в каком-то интервью сказали так, что вы считаете, что Дума вообще не нужна России, и вы процитировали Льва Толстого, я напомню вам всем эти слова. Толстой так сказал: “Дума не нужна России, она – инородное тело, заимствованное с Запада, вносит сумбур и смуту в российскую жизнь”. Ну, отчего баллотируетесь в четвертый раз, если Дума не нужна?

    Владимир ЖИРИНОВСКИЙ: Разные вещи, разные вещи.

    ВЕДУЩИЙ: Но принципиальные.

    Владимир ЖИРИНОВСКИЙ: С таким же успехом можно сказать: зачем вы граждане России, если это больная, бандитская страна? Вот также можно сказать. Если мы все бандиты, проститутки, наркоманы, что мы здесь живем? Давайте в Шереметьево уедем. Это наша родная страна. Поэтому стоит вопрос: почему вы против чего-то, но участвуете? Это Конституция страны. Но. И Лев Толстой прав, и наш философ Ильин прав, и вся практика показала: чем больше политических партий, чем чаще выборы, тем быстрее гибнет страна. Мы не Запад, мы самодержавная страна. И никогда никто не должен формировать правительство по парламентскому большинству. Ходорковский этого и хотел, но они этого не поняли, нужно было объяснить им. Тогда мы получим Грузию, Югославию.

    ВЕДУЩИЙ: Хорошо. За это – 59 процентов, 41…

    Владимир ЖИРИНОВСКИЙ: Вот молодцы, уже исправились.

    ВЕДУЩИЙ: 41 – против. Вы как считаете, Геннадий Николаевич, вы вообще сторонник такого подхода?

    Геннадий СЕЛЕЗНЕВ: Для того, чтобы формировать ответственное правительство, правительство, подотчетное народу, у нас же правительство нигде не отчитывается…

    ВЕДУЩИЙ: Это правда.

    Геннадий СЕЛЕЗНЕВ: …я сторонник того, чтобы думская или фракция, набравшая большое количество голосов всех и обеспечивающая там 250-260 устойчивых голосов, или коалиция вели переговоры с президентом. Здесь не надо менять Конституцию. Определились по составу кабинета и если они соглашаются по той команде, которая придет вместе с премьером, вносится кандидатура премьера, и понимаете, что тогда получится? Тогда будет ясно, кто проправительственный, кто оппозиция в Государственной Думе. Сегодня очень часто это понятие размывается. И тогда проправительственная фракция, отвечает за работу правительства, отчитывается перед избирателем не только за себя, но и за дела правительства. Тогда правительство не вносит в Думу своих законов, тогда правительство не устраивает законодательные скачки, бегом-бегом, до такого-то числа принять закон. Все поменяется, и поменяется в сторону качества.

    ВЕДУЩИЙ: Геннадий Николаевич, я знаю, что вы должны уйти, поэтому хочу вам все-таки задать один вопрос.

    Поскольку вы как-то сказали, что Дума допускала вот за эти 4 года ошибки, на ваш взгляд, какая самая серьезная ошибка, которая была допущена Думой?

    Геннадий СЕЛЕЗНЕВ: Я думаю, самая серьезная ошибка была, когда мы принимали закон о гражданстве. Причем в той полемике, которая была в Государственной Думе, было сказано о том, что все равно нам придется эти поправки принять. И мы устроили больше года издевательства над людьми. Все понимали, что эти поправки мы примем, но для этого нужно было пережить целый год, год нервотрепки, год истерик, год неверия, что Россия желает принимать у себя новых граждан, самих по происхождению россиян. Это был, я считаю, самый такой вот драматический с точки зрения законов момент. И второе, мы ведь за 6 лет не приняли закон о рыболовстве. 3 или 4 варианта закона. То есть, я говорю, рыбная мафия настолько сильна. Мы их не видим в Думе. Вроде бы закон идет нормально. Доходит до голосования – начинают придумывать, какая-то статья кого-то не устраивает и закон опять гибнет. Мы сейчас создали специальную рабочую группу из представителей президента, правительства, Думы и Совета Федерации. И я считаю, что на первой же сессии новой Думы просто обязаны принять этот закон.

    ВЕДУЩИЙ: Спасибо большое. Счастливого вам пути. А мы продолжим наш разговор.

    Владимир ЖИРИНОВСКИЙ: Про рыбу.

    ВЕДУЩИЙ: Про рыбу?

    Владимир ЖИРИНОВСКИЙ: 10 лет не можем принять. И по закону об экспорте цветных металлов, и по рекламе пива. Десятки законов всероссийские отраслевые мафии мешают парламенту принять. Поэтому никакого значения не имеет, какая партия имеет большинство.

    ВЕДУЩИЙ: Не мешают, а просто оплачивают.

    Владимир ЖИРИНОВСКИЙ: Оплачивают. Тогда какой смысл в этих всех партиях? Оплатят любые партии, меняйте сто раз парламент. Поэтому все от него зависит, от самодержца. Он скажет – и примут за 5 минут, за 5 минут примут нужный закон. А так 10 лет будут принимать, они независимые партии…

    ВЕДУЩИЙ: Вы что, вы монархист?

    Владимир ЖИРИНОВСКИЙ: Не монархия, царя уже нет навсегда.

    ВЕДУЩИЙ: Но вы же говорите – самодержец?

    Владимир ЖИРИНОВСКИЙ: Так уже есть у нас Конституция, у нас президентский режим, у него полномочий больше чем у царя и генерального секретаря. Уже.

    ВЕДУЩИЙ: Вам вопрос, уважаемые зрители. Думаете ли вы, но только думаете, не вообще, а только думаете ли вы, что все-таки новая Дума благодаря тому, как проголосует и так далее, все будет работать лучше нынешней? “Да” – думаю, “нет” – не думаю. Нажимайте, голосуйте, пожалуйста.

    И пока что вопросы нашим участникам. Любовь Константиновна, какая, на ваш взгляд, главная задача новой Думы, вот если попытаться ее сформулировать?

    Любовь СЛИСКА: Эффективнее работать над законами, поменьше заниматься популизмом перед камерами. И действительно, мы будем лукавы, если скажем, что создаем абсолютно совершенные законы.

    Жизнь не стоит на месте, она требует нового вмешательства, дополнения, изменения этих законов, которые мы сейчас приняли. Даже гордясь тем, что мы приняли очень много кодексов и очень знаковых законов, все равно они будут требовать изменений. Вот я хочу, чтобы мы консолидировано не только голосовали за, но и консолидировано работали все над законами, а не оставляли себе на предвыборный этап те законы, на которых можно спекулировать и привлекать к себе избирательный электорат.

    ВЕДУЩИЙ: Ирина Муцуовна, вы как думаете, если бы вы могли сформулировать главную задачу новой Думы?

    Ирина ХАКАМАДА: 10 лет демократических реформ – это 10 лет неэффективной власти, это 10 лет реформ народа. Я считаю, что следующая Дума, особенно перед последним сроком президента, должна осуществить реформу власти и сделать ее ответственной. И если мы, действительно, хотя бы 3 партии, потому что Владимир Вольфович у нас против, “Яблоко”, “Союз правых сил” и “Единая Россия” смогут создать эффективный, ответственный механизм, взяв на себя ответственность за правительство и за его политику, и так, чтобы эти законы не только принимались, но и исполнялись, тогда мы выполнили свою роль.

    ВЕДУЩИЙ: Для этого надо менять Конституцию?

    Ирина ХАКАМАДА: Для этого надо менять Конституцию.

    ВЕДУЩИЙ: Что вы скажите, Григорий Алексеевич?

    Григорий ЯВЛИНСКИЙ: Я думаю, у следующей Думы три основные задачи. Первая – это независимость, Дума должна быть, согласно Конституции, независимым, профессиональным законодательным органом. Вторая ее задача – это принятия как можно большего числа законов прямого действия. Мы все время говорим: те законы не исполняются, другие законы не исполняются, но мы зачастую принимаем такие законы, которые в самом конце и самое главное, что именно и как надо делать, отдают другим органам власти, или вообще никому. Поэтому это не действует. И третья задача Государственной Думы – это реальное принятие целого пакета социальных законов: о здравоохранении и его доступности, об образовании и его качестве, о безопасности жизни в России. То, что Дума знает, что это нужно делать и годами не делает.

    ВЕДУЩИЙ: Результаты голосования. О, 52 процента все-таки думают, что новая Дума будет работать лучше старой. Я не ожидал этого.

    Григорий ЯВЛИНСКИЙ: Мы производим такое впечатление.

    ВЕДУЩИЙ: Да, действительно. Вы говорили о необходимости легитимизировать приватизацию. Что это такое?

    Григорий ЯВЛИНСКИЙ: Да. Я имею в виду, что в связи с этим нужно решить 3 вещи. Первая – прекратить постоянное обращение к криминальной приватизации середины 90-х годов, ограничить политическую власть денежных мешков и олигархов, их вмешательство в дела Думы, в дела правительства, в дела администрации президента, создать целый блок законов, запрещающий монополии и вводящий реальную состязательность и конкуренцию. Вот на таких условиях можно раз и навсегда подвести черту под разборкой середины 90-х годов. И последнее.

    Мы закончили проект расчета специального налога, который с нашей точки зрения, однократно должен быть введен и применен к тем огромным капиталам, полученным в ходе криминальной приватизации середины 90-х годов.

    ВЕДУЩИЙ: Я, почему задал вам этот вопрос? По моим данным, вы обсуждали этот вопрос с президентом. Это так или не так?

    Григорий ЯВЛИНСКИЙ: Совершенно верно.

    ВЕДУЩИЙ: И как он отнесся к тому, что вы сейчас сказали?

    Григорий ЯВЛИНСКИЙ: Мы обсуждали этот вопрос дважды и теперь есть прямое задание готовить подробный пакет законов, что и происходит.

    ВЕДУЩИЙ: Он поддерживает это точку зрения?

    Григорий ЯВЛИНСКИЙ: Я не стал бы сейчас ничего говорить от имени президента, но могу сказать, что самое серьезное отношение вот к такому направлению решения этого вопроса.

    ВЕДУЩИЙ: Любовь Константиновна, вот если так приземлиться чуть-чуть, для людей, наверное, самая больная сфера вообще жизни – это ЖКХ.

    Любовь СЛИСКА: Да.

    ВЕДУЩИЙ: То, что происходит во Владивостоке, не знаю, все ли в курсе – это вообще за гранью добра и зла. На этой неделе власти Владивостока обратились к населению с призывом доносить на соседей, которые в неурочное время моются горячей водой.

    Григорий ЯВЛИНСКИЙ: Вот именно!

    ВЕДУЩИЙ: То есть если я очень захотел помыться, доносить об этом. Разумеется, речь идет о воде из батарей, об отопительной системе. На дворе между прочим XXI век. Закон о реформировании ЖКХ принят, но он будет вообще работать или нет? Это же просто черти что?

    Любовь СЛИСКА: Если откровенно сказать, я реформирования ЖКХ в этом законе не увидела. Мы с вами обсуждали здесь эту тему. Это была цель и задача разбросать средства федерального бюджета на субъекты Российской Федерации с тем, чтобы решить сложные, серьезные, острые вопросы, которые встают накануне каждого отопительного сезона и прочее. Пока не будет свободной конкуренции на этом рынке, мы эти проблемы никогда не решим, никогда не решим. Единственное, чтобы я вот хотела к будущей Думе, кто изберется в будущую Думу. Вот критиковать всегда легко, давайте предлагать, что можно изменить сейчас в этой ситуации, когда мы уже в такую, извините, яму упали с этим ЖКХ, что уже просто дальше уже некуда падать, и не спекулировать на этой больной теме. Я вот несколько раз наблюдала забастовки работников ЖКХ, в том числе и в своем любимом городе Саратове. Никто из них не приезжал на городском транспорте, все приезжали на личном автотранспорте. Значит, не так все плохо в этой сфере. Вот есть один район, муниципальное образование в Саратовской области, которое я когда-то курировала. Работник ЖКХ районного масштаба получает зарплату в полтора раза выше, чем депутат Государственной Думы. Это как раз вот все связано и с законом об общих принципах организации местного самоуправления. Вот давайте начинать с малого, вот оттуда смотреть, где что можно сделать.

    ВЕДУЩИЙ: Я недавно летел в Сочи и у меня оказался в самолете человек, который работает в МЧС, в вертолетной бригаде быстрого реагирования.

    За вылет этот человек получает в час 100 рублей. 100 рублей в час за такую работу, которая, наверное, более опасная и ответственная, чем работника ЖКХ, я так думаю. Вот Ирина Муцуовна, в Омской области…

    Владимир ЖИРИНОВСКИЙ: Владимир Владимирович, вы меня все время пропускаете.

    ВЕДУЩИЙ: У меня для вас специальный вопрос. Не беспокойтесь, я вам дам возможность.

    Владимир ЖИРИНОВСКИЙ: Я понимаю, к демократам больше симпатий, но вся страна видит.

    ВЕДУЩИЙ: Несомненно, вы получите свое.

    Ирина ХАКАМАДА: Вся страна давно уже все видит.

    ВЕДУЩИЙ: Итак, вот в Омской области целый поселок остался без котельной, так как власти решили, что она нерентабельна, и вместо этого предложили жителям заплатить, каждому, 30 тысяч рублей за установку оборудования. 30 тысяч. Это поселок в Омской области. Я вас спрашиваю: вообще, что происходит в нашей стране?

    Ирина ХАКАМАДА: В нашей стране происходит то, о чем я говорила: непрофессиональное правительство упущенных возможностей продавливает соответствующие неработающие законы, унижающие людей в Думе через “союз четырех”. Ну, ладно об этом не будем, у нас сегодня не дебаты. Мы проголосовали против закона о ЖКХ и здесь я с Любовью Константиновной абсолютно согласна – там ничего. Там есть только переход на стопроцентную уплату коммунальных услуг. С людей начали брать деньги, при этом механизма нет, все развалилось, инвестиций в это хозяйство нет, изменения налогового режима, чтобы эта система работала эффективно и привлекла капиталы, нет, коррупция как была, так и осталась, а закон при этом говорит – теперь платите 100 процентов. Это античеловеческий закон и, самое главное, он непрофессиональный, но он благополучно пролезает сквозь Думу. Это же катастрофа. Я очень рада, что эти данные показали, что люди уже, наконец, начинают это понимать, что идет какая-то игра с народом, что пора действительно увязывать работу в парламенте с работой в правительстве на профессиональной основе.

    ВЕДУЩИЙ: Владимир Вольфович, вы как-то высказались в том плане, что нужно иметь возможность снять губернатора, снять мэра, но тогда значит нельзя его выбирать, потому что уж если выбрали, тогда как же? Вот как вы это понимаете все-таки в условиях демократии, вот это вот снять? Как это?

    Владимир ЖИРИНОВСКИЙ: Вот пока мы будем здесь вот сидеть, и сидим уже 15 лет, и все доказывают, какие они хорошие демократы-реформаторы, и они заявляют нам, тот же СПС, что это их правительство…

    Ирина ХАКАМАДА: Мы еще не сидим, расслабьтесь.

    Владимир ЖИРИНОВСКИЙ: Подождите, сейчас я говорю, не нервничайте. Они слово “сидеть” понимают только в одном смысле – в тюрьму. Я пока говорю, что на стуле сидите. Ходорковский уже в тюрьме, вы потом будете, позже.

    Ирина ХАКАМАДА: Спасибо, дорогой, спасибо.

    Владимир ЖИРИНОВСКИЙ: Так вот, мы никогда не выйдем из кризиса, пока будем говорить о развитии Федерации, о развитии демократических реформ. Это все нужно остановить. Россия выживет только в условиях самой жесткой централизации.

    Вот тогда только пойдут реформы, и то слово “реформа” уже загадили. Только централизация. Все финансы в одних руках, вся вертикаль власти, и парламент только одобряет законы, которые готовит президент, чисто как техническая процедура, чтобы 450 человек решили – да, такой закон можно или нельзя принять. И только назначение руководителей территорий, и только географический принцип, никакого национального деления внутри страны.

    ВЕДУЩИЙ: А как это поможет, скажем, ЖКХ во Владивостоке?

    Ирина ХАКАМАДА: ЖКХ – это результат централизации, вот той самой централизации, которая была и при советском Союзе тоже.

    Владимир ЖИРИНОВСКИЙ: Еще раз привожу пример. Российская империя, сверхцентрализованное государство – самое богатое и сильное в Европе. Так только пришла советская власть, и власть передали советам, народу, землю, все остальное – все, нет страны. То же самое сейчас. С 1985 года пытаемся провести демократизацию.

    ВЕДУЩИЙ: Владимир Вольфович, вам симпатичен Пиночет?

    Владимир ЖИРИНОВСКИЙ: Нет, не устраивает ни Пиночет, ни Гитлер, ни греческие полковники. Не надо. Я вам говорю, что в России царь не был фашистом, но Россия может управляться только из центра. Это огромная страна, страна в состоянии войны. Пока вы здесь сидите, в других странах уже есть планы дальнейшего расчленения Российской Федерации. Вот это проблема – опасность, военная опасность. Поэтому только централизация и мощный правоохранительные структуры.

    ВЕДУЩИЙ: Но как же партия ваша называется либеральная и демократическая?

    Владимир ЖИРИНОВСКИЙ: Так же как и коммунистическая называется – коммунизма никакого нет, так же как “Единая Россия” – единой России нет, так же как и “Союз правых сил” – никаких правых сил нет. Это формальности.

    ВЕДУЩИЙ: У вас нет яблок, надо так понимать?

    Владимир ЖИРИНОВСКИЙ: Где яблоки? Яблоки у нас новозеландские.

    ВЕДУЩИЙ: Хорошо. Вы хотели что-то сказать?

    Григорий ЯВЛИНСКИЙ: Я просто хотел сказать, что все, что мы сейчас слышали, просто не соответствует действительности. Именно потому, что была такая система власти в Российской империи, она прекратила свое существование. Именно поэтому царь и отрекся. Именно потому, что была сверхцентрализация в Советском Союзе, он, к сожалению, распался, он, к сожалению, развалился. Именно поэтому устойчивой страна может быть только тогда, когда она опирается на своих граждан. Вы точно спросили, именно потому, что пытаются люди снова навязать сталинскую модель управления, провести национально угнетающую, фашистскую систему в России, именно поэтому есть опасность развала России, и именно поэтому, на мой взгляд, правильно названо, что нужно бороться с за единую Россию. Другое дело, как за нее бороться, но это абсолютно правильная вещь, потому что это очень опасное направление развития.

    ВЕДУЩИЙ: Спасибо. Завершаем.

    Любовь Константиновна, ваше последнее слово – ваши ожидания, какой будет новая Дума?

    Любовь СЛИСКА: Я думаю, что она будет более взвешенной, я бы сказала, и более скучной в своей работе, поменьше будет политических спектаклей, побольше будет ответственности. Мне бы этого очень хотелось. И мне бы очень хотелось, если позволите, чтобы в эту Думу пришло побольше женщин. Вот Ирина знает, что нас мало. Мы к самым разным политическим движениям относимся, но никогда в женском поле, нашем, депутатском, не было никогда никаких политических разборок. И я полагаю, что если женщин во власти в России станет больше, уверяю вас, никакая централизация нам тогда не будет грозить и это спасет Россию.

    ВЕДУЩИЙ: Вы мне все-таки подсказали тогда вопрос, потому что я знаю, что недавно как раз Ирина Муцуовна сказала: “История показала, что Россия под руководством женщины всегда жила хорошо, поэтому я уверена, что народ, наконец, обязательно выберет профессионала-политика женщину”. У меня сразу возник вопрос: это когда же, при каких женщинах Россия жила хорошо?

    Ирина ХАКАМАДА: При Елизавете, Екатерине. Если сравните реформы Петра I и то, что потом исправляла Екатерина, то вы увидите, что налоговое бремя налог был ослаблен, в результате пошли деньги, бюрократия была сокращена. При Елизавете была создана Академия Наук. Так что не надо, не надо. Намного лучше жили. И воевали меньше.

    ВЕДУЩИЙ: Но я хочу вам напомнить, что Екатерина задушила посредством других рук своего мужа и, кроме того, была иностранкой. Так что может надо вот таких женщин?

    Любовь СЛИСКА: А если он мешал работать?

    ВЕДУЩИЙ: Я думаю, что на этом мы можем завершить: если он мешает работать, его надо задушить. Спасибо вам большое.

    Сюжет 2

    ВЕДУЩИЙ: Завтра всемирный день борьбы со СПИДом. За минувший год зараженных вирусом иммунодефицита в мире стало больше на 5 млн. человек, а от этого заболевания умерло более 3 млн. Генеральный секретарь ООН Кофи Аннан назвал СПИД “оружием массового поражения”. В то же время такое впечатление, что в России все в порядке, что-то очень мало об этом пишут, как-то это не является темой разговора. И вот хочется спросить, все ли на самом деле так хорошо. Наши гости: представитель генерального секретаря ООН по вопросам ВИЧ в Восточной Европе господин Ларс Каллингс, и руководитель Федерального Центра по профилактике и борьбе со СПИДом профессор Вадим Валентинович Покровский. Добрый вечер.

    Первый вопрос, господин Каллингс, вам. Вы инспектируете Восточную Европу. Вызывает ли у вас Россия большие опасения по сравнению с соседями, меньшие, какая ваша оценка?

    Ларс КАЛЛИНГС, представитель генерального секретаря ООН по вопросам ВИЧ в Восточной Европе: К сожалению, положение продолжает ухудшаться в этой части мира, включая Российскую Федерацию. Самая худшая ситуация в Российской Федерации на Украине и в балтийских государствах, но также существует продолжающееся распространение заболевания в Молдове и в Белоруссии, и во все большей степени в Казахстане, Кыргызстане и так далее. И вы сказали, что ситуация выглядит нормальной, но я хотел бы сказать, что инфекция здесь появилась достаточно поздно, в России, и уходит от 8 до 10 лет после возникновения инфекции до возникновения заболевания и до того, как люди начнут умирать, то есть худшее еще впереди.

    ВЕДУЩИЙ: Я вас спрашивал о России конкретно, не о бывшем Советском Союзе, не о всей территории. Нас все-таки, россиян, интересует Россия. Конкретно здесь у вас какое ощущение, или какие данные?

    Ларс КАЛЛИНГС: Как и ранее, большинство новых случаев инфекции происходит среди очень молодых людей, почти детей, которые являются внутривенными наркоманами. Но также существует новое явление, а именно когда все большее количество женщин получает половым путем инфекцию, и количество женщин увеличилось от 20 до 30 процентов, и все более и более людей заражаются ВИЧ. И сейчас, как я знаю, 6 тысяч новорожденных получили ВИЧ-инфекцию.

    ВЕДУЩИЙ: Давайте посмотрим сейчас диаграмму одну, которая касается вот этого вопроса. Вот это общее количество зарегистрированных случаев ВИЧ-инфекции в России, зеленая черта. Видите, после 1999-2000 года резко уходит вверх, резко совершенно, 88 тысяч 422. Ну, а оранжевая линия – это ежегодное количество вновь зарегистрированных случаев ВИЧ-инфекции, и вроде это падает, идет вниз. Причем это данные федерального центра по профилактике и борьбе со СПИДом.

    Так вот, Вадим Валентинович, значит эта падающая вниз кривая, она вроде внушает некоторый оптимизм?

    Вадим ПОКРОВСКИЙ, руководитель Федерального Центра по профилактике и борьбе со СПИДом: Здесь, может быть, к сожалению, связано не с реальным изменением числа инфицированных, а с тем, что мы меньше регистрируем новых случаев, потому что меньше обследуем некоторые группы населения. Поэтому повода для оптимизма пока нет. Тем более, что общее число зараженных растет и достигло почти 260 тысяч.

    ВЕДУЩИЙ: Это что, надо понимать дело так, что люди просто не регистирируются, то есть что вы не можете отлавливать?

    Вадим ПОКРОВСКИЙ: Да, это может быть связано и с этим.

    ВЕДУЩИЙ: Господин Каллингс, лекарство для лечения ВИЧ/СПИДа в России стоит более 6 тысяч долларов на одного человека в год, тогда как, скажем, это же лекарство в Бразилии стоит менее 2 тысяч долларов в год, в Индии – менее 1 тысячи долларов в год. Вы можете объяснить, почему Россия платит больше всех и не может ли ООН сыграть какую-то роль в снижении этой цены?

    Ларс КАЛЛИНГС: Ну, для меня это загадка, почему стоимость лекарств в России выше, чем на Западе. Не только потому, что лекарства более дорогие, чем в Бразилии, а в России все это стоит дороже, чем на Западе, и это положение нужно исправлять. Конечно, ООН может оказать содействие в решении этой проблемы, и существуют 3 пути для России. Во-первых, в содействии с ООНовской системой обсуждать с международными фармацевтическими компаниями, с тем, чтобы они снизили цены, так как это они сделали в других странах. Другая возможность – закупать для России лекарства в Бразилии или в Индии, и даже сейчас в Канаде. И третья возможность – это организовывать свое собственное производство в России. И тогда лекарства будут продаваться за более низкую цену.

    ВЕДУЩИЙ: Вадим Валентинович, все-таки, почему у нас так дорого, что происходит?

    Вадим ПОКРОВСКИЙ: Это связано с тем, что у нас в принципе отсутствует государственная политика в области борьбы со СПИДом. Пока что вопросы решаются на уровне Министерства здравоохранения, а ведь чтобы договориться о снижении цен, надо вовлечь и Министерство экономики, и международные ведомства. То есть, на мой взгляд, основная проблема лежит, что нет государственной политики.

    ВЕДУЩИЙ: Вот послушайте. Есть российский закон о СПИДе, который гарантирует всем ВИЧ-инфицированным бесплатное лечение. Значит, по самым элементарным подсчетам это получается 1,5 млрд. долларов в год, а эта сумма превышает весь бюджет Министерства здравоохранения. Значит что же, это очередной обман? Нам говорят – да, а на самом деле прекрасно понимают, что нет?

    Вадим ПОКРОВСКИЙ: Вот этот вопрос надо было задать предыдущей группе наших думцев, которые ничего не делают для того, чтобы закон, который они приняли, воплощался в жизнь.

    ВЕДУЩИЙ: Но мы зададим этот вопрос новым думцам, потому что зачем задавать этим старым, которые ушли. Хотя некоторые вернутся.

    Вадим ПОКРОВСКИЙ: Старые ушли не с кого спросить, получается.

    Поэтому на самом деле, конечно, это большое юридическое противоречие, справедливо сказано.

    ВЕДУЩИЙ: Было сказано господином Каллингсом, что в России родилось 6 тысяч детей, инфицированных ВИЧем. У меня цифра другая – 7 тысяч. Не будем спорить об этой цифре. Вот что я хочу спросить – какова вероятность того, что если женщина заражена, ребенок тоже будет заражен? И может быть, если это высокая вероятность, вообще запрещать таким женщинам, рожать детей?

    Вадим ПОКРОВСКИЙ: Сейчас вероятность рождения ребенка, если мать не принимает мер по защите будущего ребенка, она составляет до 50 процентов, то есть половина детей может родиться зараженными.

    ВЕДУЩИЙ: Но и вы сторонник каких-то тут карательных мер что ли?

    Вадим ПОКРОВСКИЙ: По счастью, здесь как раз имеется серьезный прорыв и с помощью превентивных мероприятий, которые включают в основном прием лекарств во время беременности и родов, можно снизить до 2-3 процентов. И эти данные уже получены в России. Часть регионов, скажем, Новгородская, Калужская области недавно докладывали о результатах – передача не составляет более 5 процентов. И сейчас ближайшая задача – это чтобы во всей России здесь эта система была введена в действие.

    ВЕДУЩИЙ: Совсем коротко. Господин Каллингс, на ваш взгляд, если в мире прорыв в смысле нахождения такого лекарства, которое позволяет человеку если не излечиться, то, по крайней мере, прожить нормальную жизнь? Или пока еще такого нет?

    Ларс КАЛЛИНГС: Нет одного-единственного лекарства. Это сочетание лекарств и это сочетание лекарств работает очень эффективно. И во многих странах в Западной Европе, например, очень немного случаев, когда люди умирают от СПИДа, но есть серьезные побочные явления. То есть, естественно, это нелегко принимать лекарства всю оставшуюся жизнь, но, во всяком случае, вы избежите страданий и смерти в течение длительного времени, то есть продолжение жизни а не лечение.

    ВЕДУЩИЙ: Вадим Валентинович, скажите, все-таки у нас в основном большая часть людей, которые инфицированы, это результат применения нечистых игл и так далее, то есть наркомании, это результат половых отношений однополых или это же это результат половых отношений разнополых?

    Вадим ПОКРОВСКИЙ: Для эпидемии характерна динамика. Был период, когда однополые связи были главной причиной, затем начался период, когда потребление наркотиков с использованием грязных шприцев было основным. Этот период сейчас заканчивается и начинается самое опасное – это когда связи между разнополыми, между мужчинами и женщинами. В ряде районов это уже больше 50 процентов.

    ВЕДУЩИЙ: Объясните, пожалуйста, нашим зрителям, что это за значок у вас и у меня, что он означает?

    Вадим ПОКРОВСКИЙ: Этот значок символизирует солидарность в борьбе со СПИДом и солидарность с теми, кто заражен вирусом.

    ВЕДУЩИЙ: Вот имейте это в виду, солидарность с этими людьми, они ни в чем не виноваты. У нас часто говорят, что их надо изолировать, что это какие-то грязные люди и так далее, и так далее. Это может случиться с каждым, с вами.

    И как раз солидарность и понимание этой проблемы чрезвычайно важно, потому что в обществе должна быть соответствующая атмосфера. Вам спасибо большое, что вы пришли.

    Я же в завершении буду краток. Вот некоторое количество граждан в будущее воскресенье собирается прийти на избирательные участки, чтобы проголосовать против всех. Ну, по данным, которые собирают службы изучения общественного мнения, таких людей будет где-то от 6 до 10 процентов. Я хочу вам сказать, что, голосуя против всех, вы на самом деле голосуете за победителя. Да-да, это так. Вот в соответствии с теми порядками, законами, которые у нас существуют, все голоса, поданные против всех, потом делятся пропорционально между теми, которые победили. Имейте это в виду. Правда, есть такое положение, в соответствии с которым, если процент голосов, поданных против всех больше, чем процент, поданный за победителя, тогда отменяются выборы, но как вы понимаете, это абсолютно нереально. Поэтому мой вам совет – обязательно воспользуйтесь своим правом, я бы сказал даже обязанностью, голосовать за кого-то, иначе могут наступить совсем другие времена.




    Комментирование закрыто.