Опросы

Как вам интервью с Дмитрием Медведевым?

Посмотреть результат

Loading ... Loading ...

Поиск

Архив




  • Управление
  • 31 июля 2011

    Времена. 16 ноября 2003 года

    Рубрика: Новости.


    ВЕДУЩИЙ: В эфире программа “Времена”, я – Владимир Познер. 2 дня тому назад произошло событие, которое можно было бы назвать на самом деле знаковым. Я имею в виду съезд российских промышленников и предпринимателей, где, по-моему, впервые публично говорилось о взаимоотношениях между бизнесом и властью, и, наверное, как-то тоже определялись правила игры. Причем определялось это на высшем уровне, поскольку гостем этого съезда был президент Путин. И все-таки, о чем договорились и каковы эти правила игры? Вот об этом мы будем говорить во второй части программы с одним человеком. Не назову фамилию пока, это будет позже. Ну, стоит подождать, как мне кажется.

    А начнем мы вот с чего. Начнем с пенсионной реформы. Вопрос архиважный. Пенсионная реформа, как говорят, вступила в решающую свою стадию, полмесяца прошло с тех пор, как Пенсионный фонд сообщил о том, что всем гражданам, попадающим под действие пенсионной реформы, разосланы уведомления о состоянии их пенсионных накоплений. Этим гражданам осталось всего лишь 46 дней до того момента, когда они должны определиться все-таки, что делать с этой накопительной частью, оставлять по умолчанию государству или все-таки выбрать какую-то управляющую компанию, каковы шансы заработать, каковы шансы потерять? Вот об этом мы будем говорить с нашими гостями, но сначала позвольте вам представить нашу “свежую голову”. Это народная артистка России, кинорежиссер Светлана Сергеевна Дружинина.

    Вот скажите, пожалуйста, меняется вся система пенсионного обеспечения. Принцип – в стране, в общем патерналистской, в которой люди привыкли к тому, что все-таки государство решает за них все вопросы, им теперь говорят: значит так, спасение утопающих дело рук самих утопающих, каждый кузнец своего счастья, давайте, вперед. Как вы полагаете, справятся с этим люди?

    СВЕТЛАНА ДРУЖИНИНА, народная артистка России: Предполагаю, что не очень. И не случайно. Потому что слишком долгий период за нас кто-то такое думал, заботился, и мы в это поверили. К сожалению, в последнее время, я имею в виду постперестроечное время, и вот вторая половина особенно прошлого века, вот 90-е года, когда все это произошло, к сожалению, огромное количество ситуаций было, которые отбили у всех состояние думать и в общем верить. Это очень опасные симптомы и мне кажется, что здесь ситуация с выбором будет зависеть от того кредита доверия, который остался по отношение к тому, что предлагается всем нашим гражданам. Мне кажется, что им надо помогать, и очень сильно и крепко. Потому что я, казалось бы, сознательно занимаюсь и работаю, и каждый год подписываю, месяц подписываю отчисления в Пенсионный фонд, потому что у меня есть киностудия, в которой я президент и так далее, и я старательно и четко все это делаю всегда. И все-таки я совсем недавно только услышала о каких-то объяснениях по поводу того, что же такое накопительная система. Это был с нашим премьером общий разговор и так далее, и какие-то письма счастья, о которых, я надеюсь, нам еще растолкуют.

    ВЕДУЩИЙ: Обязательно сегодня об этом будем говорить. Вот наша аудитория, чтобы вы знали, она сегодня поделена таким образом. На малой трибуне справа от меня – это те люди, которые уже определились, как они будут поступать с этой накопительной частью. Ну, а на большой трибуне люди, которые еще, в общем, не определились с этим, и, может быть, они решат оставить государству, а может быть нет. Так вот, я хотел бы вам всем задать вопрос и попросить вас соответствующим образом проголосовать.

    Слушайте внимательно: не то, что определились ли вы, а знаете ли вы, что и как конкретно нужно сделать, чтобы заявить о своем выборе? Вот если знаете – да, если пока еще не очень знаете – нет. Прошу вас.

    Пока вот вы проголосуете, подсчитают результат голосования, позвольте представить вам гостей программы “Времена”. Сегодня это председатель Пенсионного фонда Российской Федерации Михаил Юрьевич Зурабов и министр экономического развития и торговли Российской Федерации Герман Оскарович Греф. Здравствуйте. У нас также в студии есть эксперты. Это программный директор Международной конфедерации общества потребителей Полина Викторовна Крючкова и лидер Партии пенсионеров и социальной справедливости Владимир Николаевич Кишенин.

    Итак, итоги голосования, знают ли наши зрители, как конкретно поступить, чтобы заявить о своем выборе. Те, которые определились, 58 процентов все-таки не знают, как об этом сообщить, ну, а те, которые не определились, не удивительно, 85 процентов не имеют представления о том, а как все-таки сообщить о своем выборе, то есть вот то, о чем вы говорили. Значит, Михаил Юрьевич, давайте мы послушаем сейчас то, что сказал по этому поводу, когда обсуждался этот вопрос в правительстве, глава правительства Михаил Касьянов.

    МИХАИЛ КАСЬЯНОВ, председатель правительства РФ: Существует проблема, которая очевидна – слабая разъяснительная работа среди населения. Очень небольшая часть населения понимает, что такое реформа и какие ее главные элементы. Думаю, здесь необходимо обратить это внимание – разъяснительной работе среди населения, потенциальных пенсионеров, то есть работающих сегодня, тех, кто по новой модели будет обеспечивать, в том числе через накопительную часть, пенсию большую, чем это могло бы быть без реформы.

    ВЕДУЩИЙ: Михаил Юрьевич, вы вообще согласны с премьером, что на самом деле вот это слабая разъяснительная работа?

    МИХАИЛ ЗУРАБОВ, председатель Пенсионного фонда РФ: Объективно это действительно так.

    ВЕДУЩИЙ: То есть вы согласны?

    МИХАИЛ ЗУРАБОВ: Я согласен.

    ВЕДУЩИЙ: И вы можете объяснить, почему это происходит?

    МИХАИЛ ЗУРАБОВ: Ну, какие-то объяснения, разумеется, у меня имеются. Вы хотите услышать их?

    ВЕДУЩИЙ: Может быть, поделились бы так?

    МИХАИЛ ЗУРАБОВ: Знаете, я из того множества объяснений, которые у меня есть, хотел бы предложить вашему вниманию одно. Сколько бы вы не объясняли нашим дорогим и уважаемым согражданам, как меняется пенсионная система, до тех пор, пока человек не встал перед необходимостью выбирать, до тех пор, пока человек не получил это письмо и не получил бланк заявления, интерес ко всему тому, о чем ему говорили, в том числе с экранов телевидения, в том числе и на страницах печати, интерес к этому у него был лишь относительный.

    На сегодняшний же день может быть тот путь, который мы сейчас избрали, является, скажем, так, несколько жестковатым, но все-таки это путь, который реально привел к тому, что интерес к этой проблеме возник. И вот сейчас этап поиска ответов на эти вопросы, которые у граждан возникают. Мы на этом этапе находимся, на это обратил внимание премьер и обратил внимание, мне кажется, совершенно своевременно.

    ВЕДУЩИЙ: Интересно. Вообще, получается, по вашему ответу, что сколько не объясняй людям, это все бессмысленно, пока не запахнет жаренным. Ну, точка зрения во всяком случае. Но я бы хотел дать вам, может быть, и другую точку зрения, объясняющую, почему так трудно гражданам сделать этот выбор, и об этом расскажет нам сейчас Илья Костин.

    Репортаж Ильи Костина

    КОРР.: Пенсионной реформе скоро исполнится год, но для большинства людей она так и не стала за это время ни ближе, ни понятнее.

    НАДЕЖДА ЗАМОРЕНОВА, главный юридический советник Международной конфедерации обществ потребителей: Комплекс документов по пенсионной реформе очень сложен. Он сложен даже для профессиональных юристов. То есть сейчас по стране очень немногие люди до конца понимают, что написано в этом законодательстве. При этом в самом законодательстве о пенсионной реформе, безусловно, есть определенные пробелы, безусловно, над ним надо еще работать, работать и работать.

    КОРР.: Пенсионная реформа распространяется на работающих граждан России: мужчин 1953 года рождения и позже, женщин 1957 года рождения и позже. Если до сих пор все средства, перечисляемые в качестве пенсионных отчислений, использовались для выплаты текущих пенсий, то теперь часть этих денег, до 6 процентов от зарплаты, будет ежегодно переводиться на личные накопительные счета. Ими можно будет распоряжаться самостоятельно: либо доверить государству в лице “Внешэкономбанка”, либо одной из 55 частных управляющих компаний.

    ИГОРЬ МОРЯКОВ, исполнительный директор управляющей компании: Основная разница в списке финансовых инструментов, в которые будет разрешено вкладывать инвестиционные вот эти средства. Во “Внешэкономбанке” это исключительно ценные государственные бумаги, ипотека – и все. То есть инструменты с достаточно невысоким уровнем доходности, 7, 8, 9 процентов максимум. В то же время частным управляющим компаниям разрешено вкладывать и в акции российских акционерных обществ, и в облигации опять же этих эмитентов, то есть здесь выбор гораздо больше, шире, естественно, и риск портфеля будет более высоким.

    КОРР.: Выбрать управляющую компанию можно до 31 декабря. Для этого надо написать заявление, заверить его у нотариуса и отправить в отделение Пенсионного фонда по месту жительства. Можно воспользоваться услугами так называемых трансферагентов – это уполномоченные банки и градообразующие предприятия, список которых строго утвержден государством. За 4 рубля они помогут написать, и сами отправят заявление в Пенсионный фонд.

    АЛЕКСАНДР КРЕЦА, начальник отдела банка по взаимодействию с органами Пенсионного фонда РФ: Единственное, что мы можем порекомендовать застрахованному лицу – обратить на те или иные параметры при выборе управляющей компании, потому что существует ряд позиций, которые являются ключевыми для выбора управляющей компании. Эти позиции, безусловно, в разговоре с застрахованным лицом мы озвучиваем.

    ИГОРЬ МОРЯКОВ: Основной, в общем-то, критерий надежности – это срок работы этой компании. То есть если компания существует больше 5 лет хотя бы, то есть она прошла через кризис 1998 года, она выстояла, она смогла сохранить клиентскую базу после этого, то есть доверие к ней других людей, которые передали свои деньги также добровольно, оно сохранилось.

    КОРР.: Список управляющих компаний был опубликован в “Российской газете”. Его можно найти во всех отделениях Пенсионного фонда и в интернете. Вот я его уже напечатал, 4 страницы. Учитывая, что большинство потенциальных пенсионеров об интернете и фондовом рынке имеют самое смутное представление, можно не сомневаться, что выбирать управляющую компанию придется практически вслепую.

    НАДЕЖДА ЗАМОРЕНОВА: Леность и инертность наших людей государству в этом случае на руку, потому что молчание является знаком согласия на оставление своих средств, пенсионных накоплений, в государственном управлении.

    ИГОРЬ МОРЯКОВ: Совершенно непонятно, как достучаться вот до каждого застрахованного лица, будущего пенсионера, потому что заниматься такой вот массовой рекламой, на телевидении, через прессу – это достаточно дорого. Я думаю, что это, в общем-то, не совсем обязанность управляющих компаний, скорее всего, об этом должно позаботиться государство.

    КОРР.: По оценкам экспертов, в ближайшие годы накопительная часть пенсионных счетов не превысит 10 процентов. Этот доход управляющая компания, будь она государственная или частная, сможет инвестировать на рынке. Для среднего пенсионера речь будет идти примерно о 100-150 долларах в год.

    ВЕДУЩИЙ: Михаил Юрьевич, мы с вами встречаемся второй раз по этой теме. Это важнейшая тема и важно, чтобы люди это понимали, что да как. За это время господин Делягин, который был на нашей передаче в качестве эксперта, как вы помните, разослал доклад в средствах массовой информации, в котором он говорит, что возглавляемый вами фонд получил 149 млн. рублей на рекламу, но не потратил ни одного рубля. Это так или не так?

    МИХАИЛ ЗУРАБОВ: Знаете, действительно в бюджете Пенсионного фонда на этот год, а это федеральный закон, у нас предусмотрены были средства, на информационное сопровождение пенсионной реформы. Надо признаться, что это не единственный источник. Всемирный банк также выделял средства в одном из своих траншей на информационное сопровождение проводимых мероприятий по модернизации пенсионной системы. И признаюсь, эти средства Пенсионный фонд пока не потратил, а те суммы, которые выделял Мировой банк, с нашей точки зрения, тратятся пока недостаточно эффективно.

    Действительно, такого рода программа нуждается не только в способности профессионально подготовить информационные материалы, которые в этом случае необходимы, но еще и к тому, чтобы профессионально подготовить сам материал для подачи так, чтобы он был понятен. Вот все, что мы слышали сейчас в рамках того сюжета, который был нам показан, то, о чем мы знаем и с чем сталкиваемся ежедневно, с моей точки зрения, свидетельствует о том, что мы еще не нашли оптимальной формы того, как гражданину донести информацию о вновь открывшихся у него правах. И вот здесь мы, я считаю, далеки от того, чтобы быть удовлетворены, и далеки, на мой взгляд, от того, чтобы говорить о том, что эта работа уже сделана качественно.

    ВЕДУЩИЙ: Но вообще странно, что у вас такие есть деньги на это и, в общем, они еще лежат втуне. Ну, впрочем, посмотрим.

    Герман Оскарович, вопрос вот каков. Министр по антимонопольной политике Илья Южанов заявил во вторник, что задержка с рассылкой писем, которая была в начале, и отсутствие рекламы приведут к тому, что пенсионные деньги автоматически попадут в государство, то есть по умолчанию. Люди, не зная, не получая и так далее, они просто молчат и это попадет в государство. Он даже сказал так, что “вольно или невольно Пенсионный фонд тратит много сил, чтобы денежные средства не попали в частные компании”. Вот вы согласны с этим взглядом?

    ГЕРМАН ГРЕФ, министр экономического развития и торговли: Наверное, если говорить о том, что вольно или невольно, наверное, по факту так получается. Действительно, скорее всего, что в первый год и, наверное, нужно говорить о первых годах большая часть пенсионеров останется в управлении государственной управляющей компании. Я, правда, не уверен в том, что девушка, которая с экрана телевидения сказала о том, что в этом состоит цель государства, это выгодно государству. Это абсолютно не так, потому что, во-первых, ни Пенсионный фонд от этого ничего не получает. Он удален от инвестирования. В нем аккумулируются все деньги, которые поступают от пенсионеров в накопительную систему, а затем он просто по поручению либо отсутствию такого поручения со стороны пенсионера либо перечисляет эти деньги в одну из выбранных частных компаний, либо все оставшиеся перечисляет в государственную компанию. Заинтересованности нет никакой.

    ВЕДУЩИЙ: А у государства нет заинтересованности, получить эти деньги?

    ГЕРМАН ГРЕФ: Нет. Еще раз повторяю, что у государства нет ни малейшей заинтересованности в том, чтобы этими деньгами управляла именно государственная управляющая компания. Потому что здесь эти деньги не приходят государству. Все выбранные управляющие компании могут инвестировать их в примерно схожую структуру активов. Для частных компаний эта структура активов несколько более широкая, как было сказано, а государственная компания все эти деньги полностью поместит в ценные государственные бумаги.

    На сегодняшний день у государства нет ни малейшего интереса в этом, потому что нет проблемы с ликвидностью ценных государственных бумаг, они на рынке пользуются большой популярностью. Поэтому, объективно говоря, мы заинтересованы в том, чтобы максимально объективно донести до граждан информацию, и заинтересованы в том, чтобы граждане максимально могли больше получить купонный доход от инвестированных средств, больше ни в чем.

    ВЕДУЩИЙ: Полина Викторовна, вас, как представителя общественного совета, устраивает то, как освещается пенсионная реформа? У вас есть какие-то проблемы с этим?

    ПОЛИНА КРЮЧКОВА, программный директор Международной конфедерации общества потребителей: Я не представитель общественного совета, я скорее представитель общественной организации и общественности. Как представитель общественности, меня не устраивает то, как освещается реформа. Причем меня не устраивает, как освещается реформа и со стороны государства, и со стороны частных управляющих компаний. Что касается государства, я прекрасно понимаю Пенсионный фонд РФ, Михаила Юрьевича. Действительно, тема очень сложная и изложить ее в простой форме, понятной каждому, очень и очень непросто. Но с другой стороны вот конкретный пример. Государство вольно или невольно ввело граждан в заблуждение, поскольку в уведомлении, которое рассылается, сказано, что заявление можно подавать до 15 октября. Срок перенесен на 31 декабря. Государство, опять же вольно или невольно, сделало ошибку. Действительно, сроки потом переносились, в письмах исправить не успели. Государство должно предпринять какие-то шаги, чтобы объяснить.

    ВЕДУЩИЙ: Да, люди продолжали получать письма после 15 октября, в которых написано, что вы должны до 15 октября сделать свой выбор. Люди, получив эти письма, понимая, что они уже не успевают, они решили: ну, не успеваю, значит по умолчанию государству. Так получается.

    МИХАИЛ ЗУРАБОВ: Владимир Владимирович, абсолютно гипотетическая ситуация, абсолютно гипотетическая ситуация. Поскольку с того самого момента, когда соответствующее постановление правительства было подписано, мне кажется, что были предприняты достаточно полные, если не сказать исчерпывающие, меры к тому, чтобы проинформировать граждан об изменившихся сроках, в течение которых они должны подать заявления в Пенсионный фонд, либо трансферагенту.

    ВЕДУЩИЙ: Какие меры?

    МИХАИЛ ЗУРАБОВ: Может быть, находясь в студии, находясь в Останкино, не все меры видны, но я вам совершенно ответственно могу сказать, что только за первую половину этого года больше 9,5 тысяч выступлений по радио и по телевидению в регионах…

    ВЕДУЩИЙ: Сколько?

    МИХАИЛ ЗУРАБОВ: Более 9,5 тысяч. И более 32 тысяч публикаций на эту тему. У нас достаточно разветвленная сеть, мы работаем с огромным количеством организаций.

    ВЕДУЩИЙ: То есть люди должны знать, по-вашему?

    МИХАИЛ ЗУРАБОВ: В основной своей массе я думаю, что люди, и это показали последние социологические исследования, вот я данные этих социологических исследований представил на заседании правительства, более 76 процентов российских граждан знают о проводимой пенсионной реформе…

    ВЕДУЩИЙ: И знают, что до 31 это перенесено, да?

    МИХАИЛ ЗУРАБОВ: Этот вопрос конкретно не задавался, поэтому я не буду вводить вас в заблуждение, но если задача сейчас сводится к тому, чтобы проверить и это, мы постараемся это сделать. На мой взгляд, сейчас проблема информирования, разумеется, не в сроках, в течение которых гражданин должен подать заявление.

    ВЕДУЩИЙ: Герман Оскарович, вы сказали, что, может быть, первые годы большинство людей будут все-таки отдавать свою накопительную часть государству. Вообще к ноябрю из 45 млн. потенциальных пенсионеров 13 тысяч решили отдавать в частные компании, это 0,3 процента. Я хочу вас спросить, не теряет ли смысл вся эта история вот при таком отношении? Когда, наконец, как вы предполагаете, все-таки соотношение будет несколько иным, потому что 0,3 процента – это слезы?

    ГЕРМАН ГРЕФ: Я согласен с вами. Показатель инвесторов в частную систему – это показатель, в том числе эффективности нашей работы по освещению этой темы.

    ВЕДУЩИЙ: Совершенно верно.

    ГЕРМАН ГРЕФ: Тут никуда не денешься на самом деле. Есть божий судья в виде количества людей, которые перешли в частную систему. Но надо помнить еще вторую вещь. Есть такое определение капитала, что у капитала память слона, сердце зайца, а ноги газели. Все помнят кризис 1998 года, все помнят финансовые пирамиды и от слова “частный” в нашей стране еще есть объективное отторжение, все вспоминают вот эти бесконечные рекламы по телевидению, когда вот то, о чем вы говорите, было поставлено на высочайшем уровне. Тебе обещали какие-то огромные проценты и тебя доставали, где бы ты ни находился, но в результате, чем кончилось, никому рассказывать не нужно.

    ВЕДУЩИЙ: Да, это правда.

    ГЕРМАН ГРЕФ: Поэтому это второй фактор, который нам нужно будет учесть, и я думаю, что накопительная система заработает в полном объеме через несколько лет, когда люди поймут, что есть достаточные гарантии, что это не очередная афера, которую придумали государственные чиновники ради того, чтобы что-то там получить в государственные бумаги, либо еще куда-то.

    ВЕДУЩИЙ: Что вы думаете по этому поводу, Светлана Сергеевна?

    СВЕТЛАНА ДРУЖИНИНА: Несколько лет, конечно, можно дать подумать людям, никуда не денешься, но я думаю, что через несколько лет это еще мы не получим тех гарантий. Потому что, если говорить о датах рождения, годах 1953-57, вот оттуда только начинает действовать эта накопительная система. Все, кто были раньше, они же к этому не имеют никакого отношения, я правильно понимаю? Правильно понимаю. Значит, я уже к этому не имею никакого отношения. Я могу только помогать своим детям и внукам.

    Но ведь понимаете, сколько лет нужно ждать, чтобы убедиться в том, что это гарантированная система вложений своих пенсионных накоплений.

    ВЕДУЩИЙ: Вы знаете, меня удивляет… не то, чтобы удивляет, но когда Герман Оскарович говорит о том, что люди не очень доверяют частным, потому что частные связаны… Но я-то ведь стар и также сед, ну, немножко, что осталось, и хочу вам сказать, что я очень хорошо помню, как государство обманывало нас в советское время. Сколько раз эти займы, нам обещали, потом отнимали, а потом меняли деньги и отдавали только 10 процентов, и так далее. То есть государство нас обманывало не хуже, чем частные, я бы сказал, и покрупнее по масштабу.

    СВЕТЛАНА ДРУЖИНИНА: И по времени побольше.

    ВЕДУЩИЙ: Поэтому вопрос вам, Михаил Юрьевич. Вот министр труда и социального развития Александр Починок сразу после заседания правительства сообщил, что уже к 2004 году накопительные средства могут составить 80 млрд. рублей, а, скажем, к 2007 году обещает триллион. Вот возникает у меня вопрос – какая гарантия, что эти деньги не пойдут на затыкание дыр, коли такие, образуются в бюджете? Вот они, лежат у государства, и государство скажет: “Знаете, нам очень нужны эти деньги. Вы же патриоты. Ну, давайте мы их заберем эдак лет на 20″.

    СВЕТЛАНА ДРУЖИНИНА: Государство в этом очень заинтересованно, бесспорно, так мне кажется.

    ВЕДУЩИЙ: Что скажите?

    МИХАИЛ ЗУРАБОВ: Вы настойчиво продолжаете двигаться в рамках логики тех вопросов, с которых вы начали сегодняшнюю передачу. Я бы хотел все-таки сделать одно замечание. Прежде всего, хочу вам задать вопрос и самому себе: если государство так стремилось к тому, чтобы эти средства остались в квазигосударственном бюджете, зачем было эту реформу затевать вообще? Ведь вдумайтесь, у нас до этого существовала целиком государственная пенсионная система, которая получала относительно неплохие доходы…

    ВЕДУЩИЙ: Михаил Юрьевич, вы поймите, я задаю вопросы те, которые у многих в голове и которые они не могут задать. Не потому что я не знаю, возможно, ответа, но есть очень многие люди, которые смотрят программу, у которых есть сомнения. И поэтому я задаю их вопросы вам, а не, потому что я такой гад, скажем.

    МИХАИЛ ЗУРАБОВ: Владимир Владимирович, странно было бы предположить, что я могу так о вас подумать.

    ВЕДУЩИЙ: Но вы же сказали, что определенная логика, как вы начали, так и продолжаете, понимаете, да?

    МИХАИЛ ЗУРАБОВ: Я фактически воспользовался вашим вопросом для того, чтобы еще раз двумя словами порассуждать по поводу того, что является сейчас предметом нашего анализа. Итак, государство могло бы и не создавать эту систему, и все бы граждане в Российской Федерации продолжали бы надеяться на пенсию исключительно в связи с государственными возможностями. Что сейчас изменилось? Государство говорит: “Уважаемые сограждане”, чего не было раньше, “я информирую вас о том, что за вас работодатель заплатил в течение года.

    Не готовы – можете оставить эти средства у государства, готовы – начинайте принимать самостоятельные решения”. В этом смысле возможности не сужаются, а расширяются. Есть граждане более старшего возраста, которым это право не предоставлено. Почему? Их дискриминировали? Нет. Логика инвестиций пенсионных накоплений заключается в том, что эти инвестирования производятся на продолжительный промежуток времени. И только поэтому граждане, которым на пенсию нужно выходить в ближайшие несколько лет, не воспользуются такой возможностью. Просто, потому что эффективность такого рода инвестирования на короткий промежуток времени не очень высока. Теперь отвечаем конкретно на тот вопрос, который был вами только что задан, а именно – можно ли будет эти средства использовать как-то иначе, нежели это предусмотрено законодательством? Так именно потому, что эти средства привязаны к конкретному человеку и от его волеизъявления зависит то, как эти средства в дальнейшем будут использоваться, как будут инвестироваться, это сделать практически невозможно. Если бы эти средства остались в резерве бюджета Пенсионного фонда, действительно, собралось бы правительство, подумало бы, внесли соответствующий законопроект и использовали бы, возможно, деньги так, как вы предлагаете. Сейчас эта возможность совершенно исключена.

    ВЕДУЩИЙ: Я не предлагаю, боже упаси. Я задаю вопрос.

    МИХАИЛ ЗУРАБОВ: Но мне показалось, что у вас был определенный интерес.

    ВЕДУЩИЙ: Владимир Николаевич, вы представляете тех, кто живет по старой системе. Вот как вам представляется, они вообще должны позавидовать тому, что сейчас происходит, вот этой реформе? Вот какое у вас ощущение?

    ВЛАДИМИР КИШЕНИН, лидер Партии пенсионеров и Партии социальной справедливости: Я хочу сказать, прежде всего, что интересный момент сложился в нашей передаче. Дело в том, что мы от пенсионной реформы ждем другого. Людей пенсионного возраста сегодня 40 млн. человек. Они сегодня живут и хотят жить сегодня. Пенсионная реформа должна была дать именно понимание, как люди, 40 млн., которые остались сегодня за чертой бедности из них, очень много, вы знаете, что они получать от этой пенсионной реформы? Нет объяснений того, что это не социально-экономическая, а лишь всего лишь социально-политическая реформа. Что сегодня у нас есть? 40 млн. людей, которые живут. Это их не тронет. Второе. Людей, которые выйдут на пенсию через 10-12 лет люди, она тоже их не тронет. Это надо осознавать. Они не успеют накопить. Почему? Потому что уровень пенсии к 2015 году приблизится покупательная способность пенсии к началу 90-х годов. Опять резкого скачка нет. Теперь смотрим следующий вопрос. Через 30-40 лет полный оборот, когда человек работает, действительно ли он улучшит свое состояние? Опять нет. Почему? Да потому что накопительная часть составит всего 70 процентов сегодняшней средней зарплаты. Поэтому нужно отделить мухи от котлет.

    Первый вопрос: пенсионная реформа не решает сегодня задачу нашего благосостояния, если является только стратегическим элементом, а люди хотят решить вопрос сегодня. Поэтому, исходя из этого, получилось, что у нас сегодня такое впечатление сложилось, что это третий этап приватизации. Первый этап – скачками пробежали по ваучерам…

    ВЕДУЩИЙ: Владимир Николаевич, вы меня простите, я бы очень не хотел, чтобы вы занимались спортивной агитацией, все-таки не для этого наша программа.

    ВЛАДИМИР КИШЕНИН: Я не агитирую, я констатирую.

    ВЕДУЩИЙ: Меня интересует следующее. Герман Оскарович, вот все-таки это стратегический действительно подход, это вопрос того, как решить завтрашний день. Если не подходить так к вопросам, то вообще непонятно, как жить. Понятно, что это не решает вопрос сегодняшних пенсионеров. У них беда, это правда. Я, например, не очень понимаю, как тут быть-то, много обещаний и так далее, и так далее. Но как можно сказать: “Через 30-40 лет все равно это ничего не даст”, на каком основании можно сделать такой вывод? Почему не считать, что страна будет расти, что экономика будет расти, что соответственно пенсионные эти вот отложения будут расти, и что через 30-40 лет как раз будут очень неплохие деньги?

    ГЕРМАН ГРЕФ: Владимир Владимирович, во-первых, вопрос абсолютно по адресу, потому что мы провели жесточайшие дискуссии по поводу необходимости внедрения накопительной пенсионной системы. Мы были тем министерством, которое в категорической форме настаивало на необходимости введения этой системы. Именно по той причине, о которой вы сказали. Сегодня действительно нет проблемы, сегодня у нас в текущем режиме есть профицит пенсионной системы, даже по тем мизерным пенсиям, которые у нас сегодня установлены. Но проблема-то в том, что за пределами 2012 года в стране будет огромная проблема с выплатой даже этих мизерных пенсий, потому что меняется соотношение между пенсионерами и трудоспособными гражданами. Демографическая яма, в которую мы попадем неизбежно, она нас никак не минет. И прагматичные политики говорили так: “2012 год – это еще так далеко, вот кто-то там будет президентом, кто-то там будет премьером, и вот тогда пусть они и решают”. Поздно будет решать. Невозможно будет решить. Можно будет в текущем режиме поднять налоги и похоронить экономику. И вот тогда президентом была принята сложнейшая политическая конструкция для него – в текущем режиме принять решение, впервые, может быть, на 10-12 лет вперед, о том, что создавать вот эту будущую стабильность нашей страны уже сегодня. Почему вот эти политические заявления неверны? Это решение было принято не путем дополнительного обложения, государство не получило дополнительные доходы, оно вычленило внутри этих доходов соответствующие 2-4 процента по годам и направило их на пенсионные накопления, а дефицит текущий в пенсионной системе…

    мы не будем забирать оттуда деньги, мы говорим, что полную гарантию взяло на себя государство, и из бюджета будут добавлены деньги в пенсионный фонд, если в течение этого периода времени будет возникать дефицит. Поэтому это стратегическое решение, политически в текущем режиме невыгодное, но это создает будущее нашей страны. Есть гарантия того, что мы завтра не попадем, а такую вот очень ложную ситуацию.

    ВЕДУЩИЙ: Спасибо. Два коротких вопроса. Первый вам, Михаил Юрьевич. Некоторые, вот около 500 тысяч, кажется, получателей писем обнаружили в графе “накопительная часть пенсии” ноль. Как это объяснить?

    МИХАИЛ ЗУРАБОВ: Объяснить это несложно. Это те категории, это те граждане, в отношении которых работодатель должен был перечислять средства в Пенсионный фонд, но по разным причинам этого не сделал. Много это или мало? Замечу, что общее количество писем, которые мы разослали, превышает 40 млн., и в начале были весьма пессимистические оценки. Считалось, что количество тех, у кого будут так называемые нулевые счета, то есть тех, в отношении кого работодатели не исполняют свои обязанности по закону, финансировать формирование накопительной части пенсионной системы, их количество будет исчисляться миллионами. На сегодняшний день это 492 тысячи. Мы считаем, что это один из успехов нашей работы.

    ВЕДУЩИЙ: Это неплохо?

    Михаил ЗУРАБОВ: Это неплохо. Но в дальнейшем, конечно, предполагается, что в отношении этих граждан мы постараемся совместно принять исчерпывающие меры с тем, чтобы взыскать с работодателей те суммы, которые должны были быть перечислены.

    ВЕДУЩИЙ: Полина Викторовна, вы в одном интервью сказали, что надо проверять свои счета. Даже если они не равны нулю, надо проверять. Вот как это делать?

    ПОЛИНА КРЮЧКОВА: На самом деле это вопрос скорее к Михаилу Юрьевичу, потому что у меня нет готового ответа, как проверить счета. Но я знаю, что, к сожалению, есть случаи, когда люди видят в счетах либо сумму меньшую, чем они ожидали, либо сумму, которую по данным их работодателя он перечислял в Пенсионный фонд, не соответствует тому, что написано в счете. К сожалению, вот четкого алгоритма, как здесь действовать, я по крайней мере не знаю. Но я надеюсь, что в Пенсионном фонде он есть.

    МИХАИЛ ЗУРАБОВ: Вы предлагаете мне ответить?

    ВЕДУЩИЙ: Я не предлагаю, я просто, можно сказать, умоляю.

    МИХАИЛ ЗУРАБОВ: Владимир Владимирович, вы стали еще более изобретательным, поэтому вопросы задаете не вы, а вы это пытаетесь сделать… То есть вы модернизируете подходы к освещению этой проблемы.

    ВЕДУЩИЙ: Совершенно верно. И все-таки?

    МИХАИЛ ЗУРАБОВ: Должен признаться вам в том, что, вообще говоря, мы прошли только первый этап. Мы сейчас, в соответствии с законом, проинформировали гражданина о том, что средства в Пенсионный фонд поступили и что у него есть право, если к этому возникнут обстоятельства, принять решение в отношении выбора управляющей компании, но это только начало работы.

    Следующее, что мы намерены сделать, и правительством определены сроки для проведения этой работы, мы намерены направить второе письмо гражданам, в котором мы уже укажем, каким образом сумма поступивших средств распределяется по работодателям, у которых он работал, и какой коэффициент уплаты, то есть насколько работодатель справился со своей обязанностью заплатить. И вот с этого момента мы перейдем к не менее простой или к не менее сложной задаче, а именно – уточнение совместно с работодателем и с гражданином объема тех обязательств, которые пенсионная система на себя принимает по результатам 2002 года. Действительно, несколько коряво у нас это получилось, потому что возникло две задачи. Одна задача – начать инвестировать средства пенсионных накоплений, а вторая задача – уточнить пенсионные права граждан. Но это первый и последний год, когда мы будем направлять два письма.

    ВЕДУЩИЙ: Я хотел вообще провести такое голосование – кто проверил свои счета, кто не проверил свои счета. И даже задавать не буду, потому что мне совершенно ясно, что вообще почти никто не проверил, коль скоро вообще об этом еще не говорится. Пропускает это и вопрос тогда, Герман Оскарович, вам. Все-таки, в какой степени, на ваш взгляд, рискуют те люди, которые будут вкладывать деньги, свою накопительную часть, в частные управляющие компании? Все-таки рынок ценных бумаг штука хитрая, то поднимается, то падает, вообще непросто. Часто люди нуждаются в брокере, который подскажет, как вкладывать. Брокеров у нас мало, они стоят денег. Вообще как здесь быть?

    ГЕРМАН ГРЕФ: Знаете, как раз управляющие компании – это и есть те самые брокеры в части пенсионных накоплений. Знаете, мы рассматривали на прошлом заседании правительства вопрос о мерах по развитию финансового рынка, с которым этот вопрос напрямую связан. В России граждане самостоятельно инвестируют в рынок ценных бумаг в объеме 17 тысяч человек. В США это десятки миллионов граждан, которые это делают, и вся инфраструктура под это построена. У нас инфраструктура напрочь отсутствует. Отсюда и политическая составляющая. Когда есть колебания на фондовом рынке, это чувствует каждый житель страны в своем кармане, и через пенсионные накопления, и через прямые инвестиции. В структуре доходов гражданина США 20 процентов – доходы от фондового рынка. У нас, к сожалению, вот эта часть, которая, во-первых, позволяет выполнить социальную функцию, увеличить доходы гражданина, она практически отсутствует. И мы сейчас находимся в начальной стадии формирования вот этого нормального цивилизованного рынка так называемых неорганизованных инвесторов. Теперь в отношении рисков. Вы знаете, мы попытались прописать законодательство таким образом, чтобы попытаться исключить все риски.

    Риски в основном связаны со страновыми рисками, и то постепенно мы эти страновые риски, риски инвестиций в ценные российские бумаги, постепенно выводим, потому что сейчас в структуре разрешенного портфеля до 5 процентов можно инвестировать в ценные зарубежные бумаги, а к 2010 году эта доля вырастет до 20 процентов. Мы прописали лишь такие инструменты, доходность по которым все равно будет положительной – это ценные государственные бумаги. Если они не срабатывают – ценные ипотечные бумаги под гарантии государства. Если это не срабатывает, то должны сработать ценные бумаги, акции, которые у нас растут в среднем за последние 3 года с темпом, на 20 процентов, превышающим инфляцию. В том числе в прошлом году выросли на 40 процентов. Если это не срабатывает, то депозиты банков. Вот такая страховая система, гарантирующая доходность по инструментам. И вторая составляющая – это гарантии по тому, что частные управляющие компании не уведут эти деньги куда-то, куда не положено. И здесь действует механизм страхования их ответственности, механизм двойной подписи, спецдепозитарий должен сначала подписать разрешение на инвестирование средств. И, в конце концов, полностью несет субсидиарную ответственность по всем этим вложениям государство. Поэтому вот такая система рисков дает определенные гарантии, хотя, конечно же, было правильно сказано, что риск есть, и что пенсионное законодательство нам еще нужно будет очень серьезно совершенствовать, чтобы исключить такого рода случаев дефолтов компаний.

    ВЕДУЩИЙ: Владимир Николаевич, если я правильно вас понимаю, вам не нравится эта реформа, вам кажется, что она бессмысленна, что она ничего не даст и надо что-нибудь другое?

    ВЛАДИМИР КИШЕНИН: Владимир Владимирович, я, прежде всего еще раз хотел повторить. Что я смотрю? Что мы куда-то спешим. Почему? Вы меня остановили, я продолжу буквально, это не агитация. Мы провели ваучерную приватизацию. Вы помните, весь народ остался без всего. Определенная куча людей забрала эти ваучеры и провела срочную приватизацию. Опять народ остался без всего. Теперь срочно делаем пенсионную реформу. Вот у присутствующих здесь в зале спросите, что такое пенсионная реформа сегодня в их понимании? Они вам ответят, что они не знают.

    ВЕДУЩИЙ: А не сами ли они виноваты, что они не знают?

    ВЛАДИМИР КИШЕНИН: Если нам говорят, что деньги, выделенные на агитацию в Пенсионном фонде, они используют, тогда вопрос – почему не использованы? Куда мы гоним? Следующий момент очень важный. Еще раз говорю, правительство с гордостью говорит: мы сегодня привлекли 8 млрд. долларов инвестиций с Запада. Извините, у нас 42 млрд рублей в год, а вы сказали – триллион будет к 2007 году.

    ВЕДУЩИЙ: Это не я сказал, это сказал Починок.

    ВЛАДИМИР КИШЕНИН: Извините, Починок, вы транслировали. Итак, вопрос другой: зачем занимать, когда есть народные деньги? Дайте гарантию, чтобы деньги не пропали.

    Для этого дайте возможность понять, что это, прежде всего перестройка ума, что их деньги теперь будут работать в рыночных отношениях. И государство должно дать право использовать их деньги для государственных проектов. Вот строим трубу на Китай. Почему ЮКОС должен? Возьмите народные деньги и положите.

    ВЕДУЩИЙ: Это вопрос другой.

    ВЛАДИМИР КИШЕНИН: И не пропадут никогда эти деньги.

    ВЕДУЩИЙ: Кто хочет жить, как в Китае – на здоровье, я лично – не очень.

    ГЕРМАН ГРЕФ: Можно я отвечу на этот вопрос, потому что это расхожая точка зрения. Странно, что она транслирована руководителем Партии пенсионеров. Упаси господь, если государство эти деньги возьмет и вложит куда-нибудь. Именно эта система направлена на то, чтобы государство ничего не могло забрать. Это квазисобственность человека. И главное в этом не проинвестировать в нужные проекты, а сохранить на будущее, даже в ущерб сиюминутным государственным интересам. Поэтому ни в коем случае нельзя призывать к такого рода вещам. Более того, руководитель Партии пенсионеров должен ставить во главу угла главный вопрос – проинвестируйте так, чтобы пенсионерам эти деньги обязательно достались.

    ВЕДУЩИЙ: Позвольте в завершении, поскольку времени больше нет. Михаил Юрьевич, вот человек не успел, по умолчанию деньги его у государства. Прошел год, он получил очередное письмо, что у него там накопительная часть и так далее. Он может взять из государства свои деньги и перевести их в частную фирму, и наоборот, он может уйти из частной фирмы в государство? Или он навечно там воткнулся и все?

    МИХАИЛ ЗУРАБОВ: Это прекрасный вопрос. Именно ответ на этот вопрос, как мне кажется, все и проясняет. Человек приобретает право, но не обязанность. Он может в любой момент забрать средства и в любой момент может вернуться со своими средствами обратно в государство.

    ВЕДУЩИЙ: В любой момент?

    МИХАИЛ ЗУРАБОВ: Пока это раз в год. Но мы сейчас размышляем по поводу того, чтобы, возможно, предоставить гражданину право на принятие такого решения чаще.

    ВЕДУЩИЙ: То есть получается так, что можно сейчас не торопиться, поезд не уйдет, даже если ты не успел до 31 декабря, через год ты можешь спокойно это сделать, так?

    МИХАИЛ ЗУРАБОВ: Именно так.

    ВЕДУЩИЙ: Спасибо вам большое за участие в программе. А мы будем говорить о том, что же было на съезде РСПП, как договорились власть и бизнес о том, как им жить.

    ВЕДУЩИЙ: В течение последнего месяца очень много говорят о взаимоотношениях бизнеса и власти, особенно эта тема, обострилась после ареста Ходорковского. Стали много говорить о том, что начнется совершенно новый виток, будет другая приватизация, отмена старого, какие-то новые вещи, отъем, и что многих будут сажать. Вот такие были мысли.

    Причем они были связаны, насчет сажать в частности, с недавним выступлением первого заместителя генерального прокурора господина Колесникова, который сожалел публично о том, что может дать Ходорковскому только 10 лет, и еще пальчиком погрозил тем, кто “еще не сидит”. Вот был съезд РСПП, на котором выступал президент Путин. И хотелось бы поговорить на тему вот этих взаимоотношений бизнеса и власти. Мы пригласили для этого члена бюро правления РСПП и главу холдинговой компании “Интеррос” Владимира Олеговича Потанина. Добрый вечер.

    ВЛАДИМИР ПОТАНИН, президент холдинговой компании “Интеррос”: Добрый вечер.

    ВЕДУЩИЙ: Вот вы слышали, что я сказал, и я хотел бы вас спросить, насколько вы считаете важным… Ведь, в общем, бизнес-сообщество потребовало встречи с президентом Путиным и получило довольно резкий отказ именно в связи с делом ЮКОСа. И, тем не менее, на ваш съезд Путин пришел. Но он пришел не по поводу ЮКОСа, и таким образом он сохранил лицо, и вы сохранили лицо – встреча состоялась и вроде не об этом. Насколько важным был именно приход президента для вашего бизнес-сообщества?

    ВЛАДИМИР ПОТАНИН: Я думаю, что приход президента очень важным был. Это придало совершенно другой вес съезду, совершенно другой уровень энтузиазма его участникам. И то, что президент пришел и выступил на съезде, это, я считаю, даст новый импульс диалогу бизнеса и власти.

    ВЕДУЩИЙ: Хорошо. Давайте посмотрим, как мне кажется, ключевое выступление президента Путина на этом съезде.

    ВЛАДИМИР ПУТИН, президент РФ: В наших условиях, когда у нас еще все только, знаете, на живую нитку сделано, любое уголовное дело по бизнесу вызывает настороженность и тревогу, и я вас прекрасно понимаю. Потому что всегда возникает мысль: не будет ли поворота в прошлое? Не будет. Это невозможно. Государство, конечно, должно реагировать на нарушения закона и со стороны рядового гражданина, как я говорил, и чиновника, и бизнесмена, но должно и защищать всех, в том числе, и не в последнюю очередь, бизнес.

    ВЕДУЩИЙ: Светлана Сергеевна, вас эти слова убеждают?

    СВЕТЛАНА ДРУЖИНИНА: Да, я отношусь к ним серьезно. Я не политизированная дама, но очень внимательно слежу за всем, что происходит сейчас с этим процессом. Но ведь понимаете, Владимир Владимирович человек достаточно мудрый, умный, и за тем, что он говорит, есть, по-моему, еще и какое-то дополнительное течение. Меня убеждает и успокаивает то, что не будет вот этого крутого пересмотра вот этого рынка. Это для меня очень важно.

    ВЕДУЩИЙ: И в этом вы уверены?

    СВЕТЛАНА ДРУЖИНИНА: Я хочу в это верить.

    ВЕДУЩИЙ: Хорошо. Показывали по телевидению, мы видели, как вас осаждали после съезда журналисты. И вы говорили, что большой бизнес не может быть вовлечен в критические ситуации с политической точки зрения. Что вы имели в виду?

    ВЛАДИМИР ПОТАНИН: Я имел в виду, что предприниматели занимаются созидательным трудом. Они вкладывают деньги, создают какие-то производства, рабочие места и прочее.

    И поэтому если им не нравится та среда, в которой они работают, они просто не вкладывают деньги. Но бизнес просто по определению не может быть в оппозиции к власти, он должен с ней вести диалог в целях достижения конструктивного результата. И очень важно, что на съезде как раз прозвучали слова Путина на эту тему, о том, что мы не просто будем вести диалог, власть и бизнес, но и просто обязаны это сделать. Вот это слово “обязаны”, мне кажется, оно достаточно ключевое.

    ВЕДУЩИЙ: Но вы еще заявили, что РСПП не собирается переступать грань между бизнесом и властью. Президент сказал, что “иногда у нас очень трудно понять, где заканчивается бизнес, а где начинается государство, где заканчивается государство, а начинается бизнес”. Вообще есть такая грань?

    ВЛАДИМИР ПОТАНИН: Да, конечно, я ровно об этом и говорю, что любая попытка предпринимателей заниматься политическими вопросами, политикой, это и есть переступание этой самой грани. У нас было время, когда эти грани были прописаны очень нечетко, и поэтому трудно было понять, где эта грань.

    ВЕДУЩИЙ: Но объясните мне, почему во всем мире, будь то в США, во Франции, в Германии крупный капитал играет чрезвычайно активную роль в формировании политики?

    ВЛАДИМИР ПОТАНИН: Безусловно. Но он это делает вполне корректно. То есть существуют отработанные годами, десятилетиями механизмы, каким образом люди, занимающиеся бизнесом и предпринимательством, могут защищать свои интересы. Существуют развитые институты гражданского общества, через которые можно это проделать, в том числе, кстати говоря, это общественные организации предпринимателей, такие как РСПП в том числе. Через эти организации, которые защищают коллективные интересы бизнесменов и в целом интересы экономики страны, можно свои вопросы лоббировать и можно вести цивилизованный диалог. Но это, извините, Владимир Владимирович, ничего не имеет общего с попыткой коррумпировать чиновников и иными неблаговидными действиями заниматься.

    ВЕДУЩИЙ: Скажите, пожалуйста, вот слово “олигарх”. “Олигарх” в греческой основе и так далее, это все-таки человек, который обладает помимо всего прочего политической властью. Можно ли сказать, что сегодня в России нет олигархов, поскольку от политической власти, какой они обладали еще не так давно, их довольно решительно отодвинули, весь крупный бизнес?

    ВЛАДИМИР ПОТАНИН: Мне не нравится слово “олигарх”, потому что в него вкладывается однозначно негативное звучание и употребляется оно и к месту, и не к месту. Я не олигарх, я предприниматель, российский предприниматель.

    ВЕДУЩИЙ: Крупный.

    ВЛАДИМИР ПОТАНИН: Да, крупный российский предприниматель.

    ВЕДУЩИЙ: Скажите, пожалуйста, предполагаете ли вы, что и в дальнейшем будут происходить круглые столы, хотя бы раз в год, с президентом?

    ВЛАДИМИР ПОТАНИН: Я в этом абсолютно уверен. Собственно, президент сам же об этом сказал, помогая нам разделить эту уверенность.

    ВЕДУЩИЙ: Почему в России это будет происходить, в то время как, скажем, в других странах, насколько я знаю, подобных встреч между президентом, или, скажем, главой страны, если это премьер-министр, и бизнес-сообществом, не происходит, все идет каким-то своим путем?

    ВЛАДИМИР ПОТАНИН: Во-первых, я замечу, что руководители большинства стран с представителями своего бизнеса встречаются. Представители бизнеса ездят с ними в зарубежные поездки, и им государство оказывает содействие в лоббировании их международных проектов или вообще значимых для данной страны проектов. И у нас так происходит и будет в дальнейшем происходить. А потребность во встречах президента с представителями, скажем там, общественных организаций бизнесменов объясняется как раз тем, что у нас инструменты взаимодействия между бизнесом и властью только формируются, как говорит президент, у нас все еще на живую нитку. Поэтому контакт нужен более постоянный и президенту приходится уделять этому большее внимание.

    ВЕДУЩИЙ: Еще на этом съезде говорилось о том, что у нас начинается переход, что ли от капитализма – ну, как его называть лучше? – грабительского к капитализму просвещенному. Это с трибуны прозвучало. Во-первых, согласны ли вы с этим? И, если можно, личный вопрос: вот вы сами себя чувствуете переходящим от грабительского к просвещенному?

    ВЛАДИМИР ПОТАНИН: Если возвращаться к съезду, то президент очень интересно и точно определил место бизнеса как часть гражданского общества. И будучи частью общества, бизнес живет по тем законам, которые общество формирует. Он не может быть намного лучше или хуже этого общества. Поэтому когда мы говорим о 90-х годах, в которых, конечно же, было много несправедливости, то это следствие того, что по таким законам жило наше общество. А что касается вашего личного вопроса, то вы знаете, я считаю, что я добросовестно работаю на своем месте и компания, которую я возглавляю, вкладывает деньги в страну, создает много рабочих мест, помогает их удержать. Поэтому я очень себя в этом плане чувствую спокойно.

    ВЕДУЩИЙ: Последний вам вопрос. Вы сегодня более спокойно смотрите в будущее, чем, скажем, позавчера?

    ВЛАДИМИР ПОТАНИН: Я бы сказал так, Владимир Владимирович, что я смотрю с большим энтузиазмом. Вот относительно спокойствия… Знаете, такими наблюдениями с вами поделюсь. Когда на съезде РСПП я действительно подвергся такой достаточно массированной атаке ваших коллег с вопросами о моих впечатлениях, о съезде, я обратил внимание на то, что был определенный диссонанс вот в тех вопросах довольно, извините, истеричного плана по сравнению с тем, какое было отношение, например, у делегатов съезда. Предприниматели съехались со всей страны, 1200 человек, из глубинки и откуда бы то ни было, и все все-таки как-то были настроены позитивно. Все вот ждали, что президент придет, и не будет заниматься с ними психотерапией, а расскажет о том, какие задачи, что нужно делать.

    А вот у средств массовой информации больше было такое желание услышать информацию о том, сильно мы испугались или не очень, стало нам спокойнее или нет. То есть надрыв какой-то был, которого я не почувствовал в настроениях делегатов съезда. Мне так показалось.

    ВЕДУЩИЙ: Ну, и замечательно. И у вас нет надрыва?

    СВЕТЛАНА ДРУЖИНИНА: У меня нет надрыва, но я бы очень хотела, чтобы все-таки у нас поскорее установился капитализм просвещенный.

    ВЕДУЩИЙ: Он еще, по-вашему, не просвещенный?

    СВЕТЛАНА ДРУЖИНИНА: Нет. По-моему, у нас свой маленький Восточный Клондайк.

    ВЕДУЩИЙ: Спасибо вам большое. В завершение совсем коротко по поводу предвыборной программы. Вы знаете, меня все время удивляют эти дебаты, которые я смотрю, с точки зрения того, что есть бесплатные и платные. Бесплатные вообще, по-моему, никто не смотрит, платные, конечно, идут в самое лучшее время, и вообще это какие-то странные вещи. Ведь я хочу, чтобы дебаты были для меня, и я хочу задавать вопросы через журналиста, и услышать ответы. И получается какая-то очень странная ситуация, с одной стороны, и с другой стороны, вот есть кандидаты, которые заявляют, что они представляют партию, они и есть те люди, за которых я должен голосовать, но они не будут в Думе. Вот какие-то странные вещи. Может быть, кто-нибудь это нам разъяснит в какой-то момент, потому что мне кажется, довольно странные времена.

    »crosslinked«




    Комментирование закрыто.