Опросы

Как вам интервью с Дмитрием Медведевым?

Посмотреть результат

Loading ... Loading ...

Поиск

Архив




  • Управление
  • 31 июля 2011

    Времена. 12 октябр

    Рубрика: Новости.


    ВЕДУЩИЙ: Добрый вечер. В эфире программа “Времена”. Я Владимир Познер. Послезавтра 14 октября в Государственной думе может произойти событие, которое самым непосредственным образом коснется карманов 25 миллионов автолюбителей России и членов их семей, разумеется. Речь идет о том, что закон об обязательном страховании автогражданской ответственности может быть либо отменен вовсе, либо сильно скорректирован в пользу владельцев автомобилей. Вот в связи с этим возникает целый ряд нетривиальных вопросов. Нужно ли покупать полис тем, кто еще этого не сделал, – вопрос номер один. Что делать тем, кто уже купил обязательный полис автогражданки, – вопрос номер два. И вообще, может быть главный вопрос – кто пролоббировал принятие автогражданки в Думе так, видимо, неудачно, что теперь приходится все переделывать. Ну, разрешите, для начала представить вам нашу “свежую голову”. Это актер, лауреат государственной премии Российской Федерации Алексей Кравченко. Добрый вечер.

    АЛЕКСЕЙ КРАВЧЕНКО, актер: Здравствуйте.

    ВЕДУЩИЙ: Скажите, пожалуйста, у вас есть автомобиль?

    АЛЕКСЕЙ КРАВЧЕНКО: Да, у меня есть автомобиль, и я уже приобрел полис и этому рад на самом деле.

    ВЕДУЩИЙ: Почем ситчик?

    АЛЕКСЕЙ КРАВЧЕНКО: Ну, не вдаваясь в подробности, где-то там от 2 тысяч, по-моему.

    ВЕДУЩИЙ: Да? Ну, сегодня утром мой приятель мне сказал, что он заплатил за свой полис 267 долларов.

    АЛЕКСЕЙ КРАВЧЕНКО: Можно и так сделать.

    ВЕДУЩИЙ: Вы считаете, что нужно иметь этот полис?

    АЛЕКСЕЙ КРАВЧЕНКО: Да, я считаю, что нужно. И так спокойней на самом деле.

    ВЕДУЩИЙ: Хорошо.

    АЛЕКСЕЙ КРАВЧЕНКО: Это мое мнение.

    ВЕДУЩИЙ: Ну, еще бы, я и спрашиваю у вас ваше мнение. Еще вы знаете, довольно интересно: на этой неделе правительство приняло решение о том, что технический осмотр автомобилей уже будет делать не ГАИ-ГИБДД, а со следующего года частные фирмы. Им будет вменено это вот. И интересно, я не хочу это обсуждать подробно, но интересно, что вы думаете – лучше будет в результате того, что все-таки отстранят ГИБДД от этого дела или будет все то же самое? В общем, это не главная тема, но это интересно. Итак, 8 октября Государственная дума собиралась рассмотреть порядка дюжины различных законопроектов, направленных на корректировку ранее принятого закона. Однако противникам вот этого рассмотрения удалось повторным голосованием оттянуть дебаты на неделю. Состоится ли голосование 14 числа, то есть во вторник? Кто противится этому и почему противится? Случайно ли все эти вопросы возникают накануне выборов в Государственную думу? Вот об этом, да и не только об этом мы поговорим с гостями студии “Времен”. Позвольте их представить вам. Это заместитель председателя Государственной думы Владимир Вольфович Жириновский, добрый вечер.

    ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Добрый вечер.

    ВЕДУЩИЙ: Председатель депутатской группы “Народный депутат” Геннадий Иванович Райков. Здравствуйте.

    ГЕННАДИЙ РАЙКОВ, председатель депутатской группы “Народный депутат”: Добрый вечер.

    ВЕДУЩИЙ: Депутат Государственной думы и президент Всероссийского союза страховщиков Александр Павлович Коваль.

    АЛЕКСАНДР КОВАЛЬ, депутат ГД РФ, президент Всероссийского союза страховщиков: Добрый вечер.

    ВЕДУЩИЙ: И депутат Государственной думы Виктор Валерьевич Похмелкин. Здравствуйте.

    ВИКТОР ПОХМЕЛКИН: депутат ГД РФ: Здравствуйте.

    ВЕДУЩИЙ: Кроме того, на экспертной трибуне у нас заместитель председателя комитета Государственной думы по кредитным организациям и финансовым рынкам и один из тех людей, которые разрабатывал вот этот самый закон, о котором пойдет речь – Владимир Александрович Тарачев. Здравствуйте.

    ВЛАДИМИР ТАРАЧЕВ: Добрый вечер.

    ВЕДУЩИЙ: Давайте начнем с наших зрителей. У нас как всегда две трибуны. На малой трибуне находятся те, у кого есть автомобиль. На большой трибуне находятся те, у которых пока автомобиля своего нет. И вопрос такой. Вообще, считаете ли вы, что страхование автогражданской ответственности, то есть ответственности перед третьими лицами за ущерб нанесенный, должно быть обязательным. Да или нет. Прошу проголосовать. Ну вот пока подсчитываются голоса, вопрос… Вернее я бы так поставил вопрос: есть ли кто-нибудь, ну вы уже ответили, за этим столом, который считает, что вообще не нужно никакого обязательного страхования в этом смысле. Что это должно быть сугубо… ну что ли… по собственному желанию. Вот есть ли здесь среди вас кто-нибудь, который так считает? Вы так считаете?

    ВИКТОР ПОХМЕЛКИН: Я бы сказал так, что мы не готовы сегодня к обязательному страхованию. Для этого нужно пройти еще годы. Сегодня возможно существование только добровольного страхования гражданской ответственности, потому что любое обязательное будет сразу извращено в пользу страховщиков, и нормального закона об обязательном страховании мы сегодня не получим. Перефразируя известное высказывание – сегодня обязательное автострахование или невозможно, или реакционно.

    ВЕДУЩИЙ: А, простите, я должен тогда уточнить. Вы говорите, не готовы. А когда мы будем готовы? Или это нельзя предсказать.

    ВИКТОР ПОХМЕЛКИН: Вот как только страховщики и правительство готовы будут рассматривать нормальные поправки, а не торпедировать, как это делается сейчас, не откладывать, с января эти поправки уже лежат, и только сейчас мы к ним приступаем. Я думаю, что вот тогда и можно будет говорить об обязательном страховании.

    ВЕДУЩИЙ: Давайте посмотрим результаты народного, так сказать, голосования. Что студия думает. Значит, смотрите. Пешеходы 71% говорят – да, обязательно должно быть. Автомобилисты – 56% говорят да, должно быть. Так что в данном случае вы в меньшинстве, хотя хочу сказать всем, что это не научный срез, разумеется, а это просто люди, которые пришли в студию. Это не надо понимать, так – вот так думает вся Россия. Владимир Вольфович.

    ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Сразу поправку. Да, то, что сказал депутат Похмелкин – нельзя всех граждан разделить: добровольно страховаться или обязательно. Мы не сможем решить страховой случай. Я не застраховался, он застраховался. Как мы будем решать ущерб нанесенный?

    ВЕДУЩИЙ: Понятно.

    ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Я должен идти в суд, а он скажет: я в суд не пойду, у меня есть страховой агент. Мы не можем так делать, понимаете? В школу мы можем разрешить детям: одни ходите обязательно, другие не обязательно.

    ВИКТОР ПОХМЕЛКИН: Страхуйте автомобиль. Если все застраховали автомобиль и жизнь и здоровье вся проблема решается.

    ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Если вы собираетесь купить автомобиль, вы должны знать, что вы будете страховать. Не только автомобиль, и имущество страховать от пожара. Квартиру от утечек. Мы же страхуем не машину, вы должны понять. Мы страхуем жизнь людей. Погибает каждый год 30 тысяч.

    ВЕДУЩИЙ: Да, это мы знаем.

    ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: 215 получают увечья. Кто им заплатит? Добровольно кто им заплатит?

    ВЕДУЩИЙ: Точка зрения ваша ясна, давайте чуть-чуть пойдем дальше. Давайте вот что. Мы получили письмо от одного из наших зрителей, выражающее точку зрения многих автовладельцев, которые выступают, все-таки, против вот этой обязательной автогражданки. Вот с ним разговаривал и о нем сюжет Максима Голанта.

    Репортаж Максима Голанта

    КОРР.: Виталию Ивановичу Бегачеву в этом году исполнилось 70. Машину он сам не водит уже лет шесть. С тех пор, как продал заработанный еще при советской власти запорожец и приобрел как раз перед дефолтом подержанный “Форд-эскорт”. Теперь главная семейная ценность бережно хранится в бетонной коробке гаражного кооператива и выезжает отсюда на маршрут “гараж – дача – гараж” только летом и только по выходным. Сам Виталий Иванович ездил аккуратно, в аварии не попадал. Зато супруга водит чуть более агрессивно.

    ВИТАЛИЙ БЕГАЧЕВ, пенсионер: Я-то вообще не нарушал никогда, но жена иногда превышает скорость. Пару раз ее останавливали, но без штрафных санкций.

    КОРР.: Пенсионер Бегачев убежден, что тем, кто правила соблюдает, автогражданская страховка вообще не нужна. Не они в авариях виноваты. Да и просто денег на это очередное новшество нет у многих.

    ВИТАЛИЙ БЕГАЧЕВ: Все пенсионеры, которые заработали на машину и пользуются ею, лишены этой возможности, потому что у них просто не хватает средств и на обслуживание машины, и на оплату страховки.

    КОРР.: Отмена обязательного автострахования для Бегачева дело принципа. Еще весной он вступил в переписку с депутатами Госдумы, требуя отменить принятый ими закон.

    ВИТАЛИЙ БЕГАЧЕВ: Я не знаю, что думают думцы по поводу того, как они будут жить, когда они уйдут из Думы и будут пенсионерами. Но я думаю, что у них пенсия раз в 10, наверное, больше, поэтому им не о чем беспокоиться. Но они же, так сказать, издают законы не только для себя, но и должны учитывать интересы народа.

    КОРР.: Те депутаты, которым Бегачев написал, ответили, что они голосовали против принятия закона и просили поддержать их на будущих выборах. Тогда петербуржский пенсионер решил обратиться в Конституционный суд.

    По его мнению, страхование – это услуга, а значит должна быть добровольной. Обязательным может быть налог, но в таком случае, почему он собирается частными страховыми компаниями. Лишить граждан имущества или денег имеет права лишь суд, считает Виталий Бегачев.

    ВИТАЛИЙ БЕГАЧЕВ: Обязывание граждан оплачивать является несудебным изъятием.

    КОРР.: Высшая судебная инстанция лишь с третьего раза, после соблюдения всех документальных формальностей, приняла иск от рядового автовладельца. Дальнейшая судьба запроса Бегачеву пока не известна, но страховаться по нынешним тарифам он не собирается ни до нового года, ни после.

    ВИТАЛИЙ БЕГАЧЕВ: Пенсия 2 тысячи рублей, так сказать, это примерно две трети от стоимости страховки, насколько я знаю. Значит, для того, чтобы мне оплатить страховку, я должен полуторамесячную пенсию, так сказать, выложить из своего кармана. А, спрашивается, на что жить?

    КОРР.: Максим Голант, Владимир Смирнов, специально для программы “Времена”, Первый канал, Петербург.

    ВЕДУЩИЙ: Александр Павлович, все-таки основная претензия не только пенсионеров это то, что все-таки очень дорого. Вот почему так дорого? Объясните, в чем причина.

    АЛЕКСАНДР КОВАЛЬ: Вы понимаете, вот не случайно в аудитории, в той части больше пешеходов. Вот статистика говорит о том, что среди пострадавших в ДТП 69% – пешеходы и пассажиры. Вот о них-то и главная забота.

    ВЕДУЩИЙ: Вопрос – дорого. Я понимаю, о ком забота, это не вопрос. Но почему так дорого?

    АЛЕКСАНДР КОВАЛЬ: Вопрос не “дорого”, это вопрос статистики, это вопрос расчетов. И именно на основе статистики такие данные получились.

    ВИКТОР ПОХМЕЛКИН: Если можно. На основе статистики представитель Минфина при обсуждении этого закона в первом чтении сказал – 20 долларов тариф. И это было посчитано на основании ДТП с причинением вреда для жизни и здоровья. У нас статистики по железу нет вообще. Так что 20 долларов, это…

    АЛЕКСАНДР КОВАЛЬ: Не надо вводить в заблуждение. На тот момент еще никто не считал. Эти расчеты были представлены, ими занимались 4 месяца.

    ВИКТОР ПОХМЕЛКИН: Вот здесь все депутаты, они помнят, как эта цифра прозвучала – 20 долларов.

    ВЕДУЩИЙ: Я помню, что что-то было 600 рублей. Я помню, какая-то такая цифра была.

    ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Давайте сразу две поправки внесем. Мы обсуждаем стоимость страховки или вообще ее нежелание? Насколько я правильно понял, страховать надо, да? Вопрос в том, что дорого. Пенсионер говорит, ему дорого. То есть он не против страхования – дорого. А “дорого” устанавливает правительство, а не депутаты. Давайте здесь еще договоримся. Что депутаты тарифы, деньги, расценки – ничего не устанавливают. Вот два момента.

    ВЕДУЩИЙ: Владимир Александрович, вы хотели что-то сказать по этому поводу.

    ВЛАДИМИР ТАРАЧЕВ: Дело в том, что когда закон разрабатывался, действительно по той статистике, которая была в 2000-м году, а было, по добровольному страхованию гражданской ответственности было застраховано всего 5% всех автомобилистов, и было подсчитано, что цена вопроса может составлять 600 рублей. Да, действительно Минфин нам такие цифры предоставлял. Но между 2000-м годом и 2003-м годом произошло повышение уровня… статистика показывает, что число ДТП повысилось в полтора раза. Цена доллара, вот Похмелкин говорит 20 долларов, тоже поднялась. В итоге мы что имеем, то и имеем. Я полностью уверен в том, что сегодня вот эта 1980 рублей – цена базового тарифа не соответствует реальности, потому что он взят ну, по принципу, может быть, пол-потолок-палец или же из 5-процентной статистики. Через полгода 1 января правительство может пересмотреть…

    ВЕДУЩИЙ: Я вас перебиваю, простите меня. Тогда скажите мне, и вы, Владимир Вольфович, и вы, Геннадий Иванович, как же вы можете принимать закон, понимая, что самое главное в этом законе – во что это обойдется мне – это не вы решаете? То есть вы говорите: да, мы “за”. А потом туда, простите, такую цену впихивают, и я не могу ее платить, и вы, выходит, принимали закон безответственно, не требуя точных цифр или не сказав: да, но не больше, иначе закон считать недействительным. Как же это получается? Если можно, все-таки Геннадий Иванович.

    ГЕННАДИЙ РАЙКОВ: Вы в этом отношении правы, в каком плане? Значит, депутаты, принимая закон, делают одну ошибку. Они делают не в этом законе, а во многих других – они принимают закон косвенного действия. То есть депутаты приняли идею, но в законе записали, что все остальное устанавливает правительство, отдав на одкуп правительству. И что там сделает правительство, и как-то ведь… взволновало тогда, когда взволновало людей, да? Вот когда этот закон, он еще долго, он в той Думе принимался, Владимир Вольфович помнит, да? В этой Думе… Ну, наконец, его продавили, да? Его просто продавили. Вот я не стал высказываться, но я не сторонник автострахования.

    ВЕДУЩИЙ: Да, но вы не голосовали против.

    ГЕННАДИЙ РАЙКОВ: Я голосовал как раз против закона, выступал.

    ВЕДУЩИЙ: Не-не-нет, мы проверяли. Вы вообще не голосовали.

    ГЕННАДИЙ РАЙКОВ: Вот лежит бумага. Да не в этом даже дело. Дело в том, что, не будем с вами спорить по этому вопросу, да? Но. Дело в том, что правительство, имея косвенный закон, можно привести ряд других законов, воспользовалось этим законом, установив тарифы страховки. Ведь никто здесь… большая масса людей… ведь машина движется, идет по дороге, идет навстречу, отлетело у нее колесо, ударило соседнюю машину. Не виноват не тот, ни другой водитель. Вот случился такой случай, да? Это есть опасность.

    ВЕДУЩИЙ: Может убить даже.

    ГЕННАДИЙ РАЙКОВ: Да. Опасность надо каким-то образом застраховать.

    Но сегодня же правительство ввело не страховку, вот оно бы взяло страховщикам и дало там потолок, допустим, 500 рублей, и потом пусть они конкурируют на рынке, да? Оно ввело налог транспортный – конкретно 1980 рублей. И будьте здоровы. И подключило все силовые органы – ГИБДД, то, другое – для того, чтобы выполнить закон, но не в пользу государства, а в пользу частных страховщиков. Вот это уже, конечно, ни в какие рамки не входит.

    ВЕДУЩИЙ: Геннадий Иванович, вот на сайте вашего коллеги здесь сидящего, Виктора Валерьевича, утверждается, что причиной переноса голосования по автогражданке с 8 числа на 14, я цитирую “стал саботаж комитета Думы по кредитным организациям, не подготовившего проекты к рассмотрению. Как не трудно догадаться, этот комитет находится под контролем страховщиков”. Глава этого комитета член вашей депутатской группы. Это что, к вам как-то незаметно прокрались лоббисты-страховщики? Есть что возразить, вот господину Похмелкину?

    ГЕННАДИЙ РАЙКОВ: Есть. К сожалению да, Валерий Михайлович Зубов, который не выполняет решение группы, он его не выполняет, но он возглавляет этот комитет. Потому что когда на предыдущем заседании Митрофанов, член фракции ЛДПР предложил тогда еще рассмотреть пенсионный закон, да? Вообще он поставил закон, который внес рекорд, да? И тогда взяли и перенесли на 8 октября. Комитет во главе с Зубовым саботирует это дело.

    ВЕДУЩИЙ: Так что, он прав ?

    АЛЕКСАНДР КОВАЛЬ: Ничего подобного.

    ГЕННАДИЙ РАЙКОВ: Он прав в чем? В том, что нам придется в понедельник разбираться со своим коллегой, который действительно саботирует закон.

    ВЕДУЩИЙ: Ну что, как видите, программа “Времена” порой делает некоторые такие публичные вещи, о которых другие не догадываются.

    АЛЕКСАНДР КОВАЛЬ: Еще стоит сказать о том, что на момент рассмотрения было 9 законопроектов. К моменту рассмотрения внесли еще 5, и сегодня их 14. И если мы рассматривали в тот день, о котором говорят мои коллеги, мы бы 5 групп авторов оставили бы за бортом. А у них тоже есть свое мнение.

    ВИКТОР ПОХМЕЛКИН: Давайте не вводить в заблуждение. Согласно нашему регламенту, когда назначена дата рассмотрения закона, альтернативные уже не принимаются, не рассматриваются. Здесь вот опытные депутаты это подтвердят. Так что не надо никого обманывать.

    ВЕДУЩИЙ: Владимир Александрович, что вы скажете по поводу услышанного?

    ВЛАДИМИР ТАРАЧЕВ: Я скажу следующее. Действительно 8 числа Государственная дума должна была рассмотреть 9 законопроектов из 15-ти, не 14-ти, а 15-ти. Вот в эту пятницу. В прошедшую собирался комитет, председателя которого вы здесь активно критикуете, и мы, наконец, рассмотрели все 15 законопроектов. Ну, вот получилось так. Это нормальная практика Государственной думы – чтобы не прошел какой-то законопроект, надо постоянно подбрасывать новые законопроекты как дрова в топку. И в итоге все уходит в трубу.

    ВЕДУЩИЙ: Понятно. Владимир Вольфович, скажите, пожалуйста, во-первых, на самом деле разговор о лоббировании, он имеет место быть? Он справедлив?

    ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Десять лет Дума не может принять закон о рыболовстве. Не может 10 лет.

    ВЕДУЩИЙ: О чем закон?

    ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: О рыболовстве. Вроде бы другая сфера. Вот платят деньги рыбная мафия, и 10 лет все составы Государственной думы не можем принять.

    ВЕДУЩИЙ: Вы не можете сказать, кому платят?

    ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Платят определенным структурам: аппарату, те кто… Ведь бумаги у аппаратчиков лежат. Мы приходим – нет бумаг. Все, значит, мы не обсуждаем уже. Депутатам платят. И то же самое здесь. Другой вопрос, давайте с другого конца подойдем. Страхование нужно – ну давайте повысим пенсию и зарплату в 2 раза – и все заплатят: и автостраховку, и медицинскую страховку, и 100% за квартиру, и 100% за электричество, и 100% за транспорт. Мы же в это упираемся. Мы запаздываем с повышением зарплаты. Страховки все нужны – люди гибнут… Вот “Норд-Ост”. Они мучаются сейчас, 120 человек. Была бы застрахована жизнь, все, они бы все получили. Вот давайте из этого исходить.

    ВЕДУЩИЙ: Владимир Вольфович, это все правильно, но давайте все-таки стараться держаться нашей автомобильной линии.

    ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Согласен. Автомобильная тематика. Мы в законе никогда не прописываем, сколько брать, когда брать, с кого брать. Мы даем концепцию – обязательное страхование для граждан Российской Федерации. Все остальное решают исполнительные структуры. Это правительство ввело – сколько с кого и когда. Это не мы.

    ВЕДУЩИЙ: Александр Павлович, очень давно, когда закон только создавался, если я не ошибаюсь, обещалось, действительно, что годовой полис будет стоить не дороже полного бака бензина. Это было очень образно, и я это потому запомнил. С тех пор, конечно, бензин здорово подорожал, но, видимо, чьи-то аппетиты выросли еще быстрее. Или не так? Все-таки получается – что-то здесь… Такое ощущение, что речь не идет о спасении жизни, речь или об этом идет как вторичное, а первичное – это как бы побольше на этом отхватить. И вот Владимир Вольфович… нет, кажется, Геннадий Иванович говорит, что все дело в частных страховщиках. Они хотят на этом много заработать. Вот где корень зла. Или не так?

    АЛЕКСАНДР КОВАЛЬ: Конечно не так. Если будем говорить об автомобиле, то вот по стоимости бака автомобиля “Оки”, достаточно распространенного, мы попали в точку. Да, вот если о таких нюансах говорить? Если говорить о том, что вот кому кто-то платит – это совершенно, так сказать, смешные вещи.

    ВЕДУЩИЙ: Я понимаю.

    АЛЕКСАНДР КОВАЛЬ: Такого не бывает.

    ВЕДУЩИЙ: Бак “Мерседеса” 95-го стоит 900 рублей. Ну, 900 рублей, я думаю, ни у кого не вызовет никаких возражений.

    ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Надо платить 10 тысяч за страховку. В 10 раз больше. И пусть заплатит “Мерседес”.

    АЛЕКСАНДР КОВАЛЬ: И давайте, сравним стоимость “Мерседеса”…

    ГЕННАДИЙ РАЙКОВ: Владимир Вольфович, вот мы попали точно по “Оке”, мы просто подарили ее Касьянову, поставили на Горбатый мост. Пять минут ребята несли туда, 7 часов автокран снимал. Вот это конкретно. От народа подарили “Оку”. Чтобы автостраховка была на полный бак бензина “Оки”.

    АЛЕКСАНДР КОВАЛЬ: А вы знаете, если бы приехали к Белому дому инвалиды на колясках, которые автомобилисты покалечили, было бы все по-другому.

    ВЕДУЩИЙ: Все-таки я не могу удержаться от такого вопроса. Значит, смотрите. В апреле принимается закон. Того года. В июле частично вступает в силу, потому что далеко не у всех еще это… ну, вступает в силу. Потому что нельзя пройти ТО, потому что не поставят тебя на учет, потому что не снимут с учета… – ладно. Потому вдруг в сентябре Дума проснулась. Как это? Что это происходит? Вот. Я, понимаете, как наивный человек, спрашиваю, а выборы предстоящие тут не причем?

    ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Полностью причем. Именно в этом. И сейчас они… сейчас определенным политическим партиям разрешат внести поправку, приостановить действие закона. Как только кончатся выборы, они эту поправку отнимут, и все. И снова начнут страховать. Поэтому этот обман надоел всем уже. Лучше честно сказать всем, сказать честно: всегда будет страховка и автомобилей и всего остального, но другое дело, повышать зарплату или понижать тарифы, но не надо обманывать людей. Страховать надо будет и не надо это делать перед выборами…

    ВЕДУЩИЙ: Геннадий Иванович, вот очень четко ответил Владимир Вольфович – причем. Выборы сыграли роль?

    ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Пройдет тот закон, чтобы избиратели увидели, вот эти депутаты молодцы, они спасли нас. На два месяца….

    ГЕННАДИЙ РАЙКОВ: Конечно, выборы играют роль, здесь Владимир Вольфович прав, но нужно тогда как-то объективно смотреть. В феврале-месяце этого года ряд депутатов уже внесли поправки в этот закон. И когда правительство опубликовало постановление по тарифу, то 28 июня Государственная дума приняла постановление к правительству, чтобы оно пересмотрело тарифы. До выборов было тоже еще далеко, как говорится. Но правительство – июль, август, сентябрь – не было внесено это в закон, если бы они пересмотрели тарифы. Они спокойно, жестко протестовали против этого вопроса. Тогда были внесены законы.

    ВЕДУЩИЙ: Понятно. Виктор Валерьевич.

    ВИКТОР ПОХМЕЛКИН: В январе этого года мною были внесены поправки в закон, в том числе и поправка, направленная на то, чтобы тарифы утверждала Дума. Комитет упоминавшегося уже коллеги Геннадия Ивановича ничего рассматривать не хотел, только сейчас этот закон вынесен. Я предлагал перенести на год рассмотрение закона, чтобы спокойно рассматривать.

    ВЕДУЩИЙ: Вы согласны с той точкой зрения, что-то, что вот сейчас на носу выборы, играет роль в том, как себя ведут депутаты. Да или нет?

    ВИКТОР ПОХМЕЛКИН: А сейчас все очень просто. Летом поехали к своим избирателям, услышали их голос и, естественно, так сказать, эта реакция вылилась сюда. Мы, сторонники отмены этого закона, конечно, это используем. Конечно, предвыборную ситуацию используем, чтобы депутатов некоторых убедить голосовать.

    ВЕДУЩИЙ: Ясное дело. Хорошо. Александр Павлович. Да? Нет? Играет роль?

    АЛЕКСАНДР КОВАЛЬ: Конечно, играет, и в максимальной степени.

    ВЕДУЩИЙ: В максимальной степени. Замечательно. И вы, Владимир Александрович с этим согласны?

    ВЛАДИМИР ТАРАЧЕВ: Безусловно, но дело в том, что, почему летом, господин Похмелкин, вы поехали к избирателям? К избирателям депутат ездит каждый месяц целую неделю.

    ВИКТОР ПОХМЕЛКИН: Это вы поехали, я в январе этот закон внес.

    ВЕДУЩИЙ: Да. Когда кто поехал, это дело хозяйское, но я бы только хотел сказать. Уважаемые зрители, вот то, что сейчас происходит – это предметный урок. Это предметный урок, чтобы вы думали, и довольно откровенные ответы, кстати говоря, никто не пытается в данном случае дурить голову не вам, ни кому.

    ВЕДУЩИЙ: Во вторник Верховный суд России фактически признал, что стоимость полиса обязательной автогражданки не должна зависеть от мощности двигателя. И отменил повышающий коэффициент для машин мощностью от 120 до 160 лошадиных сил. По сути дела Верховный суд признал то, что знают все эксперты. Что не от мощности опасность автомобиля растет, а от того, какая тормозная система, прежде всего. И тормозной след у российских машин в среднем вдвое длиннее, чем у машин иностранных. Та останавливается, предположим, при скорости 60 километров в час за 30 метров, а наша идет 60 метров при той же скорости. Плохие тормоза. Но ведь не виноваты в этом наши водители, а виноваты те, которые делают эти машины. У меня такой провокационный вопрос к вам всем. Может быть, стоит выступить с законодательной инициативой переложить часть тарифов обязательной автогражданки на правопреемников советского автопрома. На “ВАЗ”, на “ГАЗ”, на “Иж” – они делают плохие и опасные машины. Гораздо более опасные, чем “Опель”, “Тойота”, “Мерседес” и так далее. А как же нет? Это факт, они более опасны.

    ГЕННАДИЙ РАЙКОВ: Владимир Владимирович, проще тогда перейти на гужевую повозку.

    ВЕДУЩИЙ: Почему?

    ГЕННАДИЙ РАЙКОВ: Ну и все, она никогда ничего, затормозит – конь останавливается.

    ВЕДУЩИЙ: Неверно. Ну, можно и на осле. Да, пожалуйста.

    ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Надо заложить в стоимость автомобиля под эти страховые случаи. Чем чаще аварии с каким-то автомобилем, допустим это “Волга”, “Жигули” или “Москвич”, вот там страховка понижается для владельца, а повышаются налоги с этого предприятия. Вполне мы это можем увязать, вполне. Вот самолеты наши не пускают – шумит двигатель, вот давайте Воронеж там, Казань, кто выпускает – понижайте шум, но не вы, пассажиры должны страдать, понимаете? Так и здесь.

    ВЕДУЩИЙ: Конечно.

    ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Так и здесь. Автовладельцы страдать не должны. И потом, эта шумиха вообще зря поднята. Я всю страну объехал, если задают вопрос – это 10 максимум. 90% граждан это не интересует. У нас детское пособие 70 рублей, вот где позор. Причем здесь автострахование? Все, кто имеет автомобиль, это уже состоятельные люди. Состоятельные люди.

    А в чью пользу все это происходит? Состоятельные – пускай платят.

    ВЕДУЩИЙ: Но вы же видели этого состоятельного человека.

    ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Это пенсионер. Он давно уже должен избавиться от своего автомобиля. Он незаконно его держит. Он не ездит на нем. Отдайте молодому человеку. У него стоит машина, почему он не хочет платить? Он жадный.

    ВЕДУЩИЙ: Но он же купил на свои деньги.

    ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Машина стоит, он ничего не делает и нужно платить за бесхозную вещь. У меня брат такой же, 70 лет – 20 лет “Волга” стоит без движения. Отдай молодежи! Молодежь будет гонять на ней и заплатит 5 страховок. А он сидит и не хочет давать – Плюшкин. Сидит – все: не буду платить, не буду платить.

    АЛЕКСАНДР КОВАЛЬ: А вы не допускаете, что Верховный суд ошибся? Там целый набор коэффициентов. А Верховный суд выбрал только один коэффициент. Там из 50….

    ВЕДУЩИЙ: А остальные оставил.

    АЛЕКСАНДР КОВАЛЬ: А остальные оставил. То есть Верховный суд не против принципа, а по той простой причине…

    ВЕДУЩИЙ: Я сказал конкретные вещи – мощность. А вообще нельзя ли выйти с такой законодательной инициативой – лишить пенсионеров автомобилей?

    ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: С этим согласятся врачи. Ибо вождение автомобиля – это большой ущерб здоровью. Поэтому они не ездят, но и платить не хотят. Получается…

    ГЕННАДИЙ РАЙКОВ: Да не надо с такой инициативой выходить. Пенсионеры и так всего лишились.

    ВЕДУЩИЙ: Нет, но я только что услышал эту замечательную вещь.

    ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Большинство пенсионеров никакого автомобиля не имеют – на лекарства нет денег. У кого есть автомобиль – это уже не пенсионер, это чиновник. Он получал взятки. Пускай платит за автомобиль… И гараж у него, и машина, и жена – все, упакован.

    ВЕДУЩИЙ: Есть ли какие-нибудь шансы… Я начну с вас, Виктор Валерьевич. Считаете ли вы, что во вторник вообще на самом деле нет никаких шансов на снижение тарифов для всех автовладельцев при новом подходе, только может быть для пенсионеров и инвалидов. Но все остальные все равно будут платить именно так, как сейчас установлено. Это так?

    ВИКТОР ПОХМЕЛКИН: Маленький комментарий. 20% у нас людей за рулем – это люди, живущие ниже черты бедности. Вот просто есть официальная статистика. Такова страна у нас. И этим людям еле-еле хватает на обслуживание своей “копеечки”, на которой они до дачи доедут. Это 20% всех автомобилистов.

    ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Какие это нищие! Нищие – когда в коммуналке и велосипеда нет даже! А если дача и машина – это уже не нищие.

    ВЕДУЩИЙ: Давайте вернемся к этому вопросу.

    ВИКТОР ПОХМЕЛКИН: Теперь по поводу этого закона. Я думаю, что есть реальные шансы на то, чтобы вообще отменить этот закон.

    ВЕДУЩИЙ: Вы так считаете?

    ВИКТОР ПОХМЕЛКИН: Потому что такова воля очень многих наших людей.

    ВЕДУЩИЙ: Депутатов?

    ВИКТОР ПОХМЕЛКИН: Да. И мы будем на этом стоять до конца. Или, как минимум, существенно снизить тарифы для всех абсолютно граждан.

    Я считаю, что это неправильный подход, когда одним снизят тарифы за счет других. Потому что ведь это бремя будет перекладываться на остальных людей, а они тоже лишнего платить не хотят.

    ВЕДУЩИЙ: Владимир Александрович, что рекомендует комитет?

    ВЛАДИМИР ТАРАЧЕВ: Хороший вопрос. Дело в том, что из 15 законопроектов 3 законопроекта предлагают вообще отменить в России этот закон. Три законопроекта предлагают перенести срок его работы – кто-то на 4-й год, кто-то на 6-й год, кто-то на 7-й год (2007 имеется в виду). Следующая группа поправок включает то, чтобы Дума устанавливала тарифы, чего являюсь ярым противником. И последняя группа законопроектов предлагает, чтобы, действительно, правительство приняло решение о понижении тарифов. Вот по этому поводу, в январе месяце об этом заявил уважаемый министр финансов господин Кудрин. На одном из последних заседаний профильного комитета, где мы обсуждали вот эти вопросы, готова пересмотреть действующие тарифы. Раз в полгода по этому закону правительство может пересматривать тарифы. В январе-месяце у нас будет нормальная статистика, и тогда по этой статистике правительство может пересмотреть тарифы.

    ВЕДУЩИЙ: Может пересмотреть, может не пересматривать.

    ВЛАДИМИР ТАРАЧЕВ: Я думаю, что во вторник представитель правительства должен будет об этом публично с трибуны заявить, что они пересмотрят. И тогда один из 15-ти рекомендованных законопроектов нашим комитетом к принятию, который включает 3 момента – это предоставление 50-процентной льготы пенсионерам по старости и инвалидам I-II группы, разрешающая страховым компаниям снижать цену базового тарифа за безаварийную эксплуатацию автомобиля в течение года на 10% и снизить “подснежникам”, которые… – вот этот пенсионер, которые ездят только летом собирать фрукты, – с 6 месяцев до 3-х месяцев. Три месяца они могут страховаться.

    ВЕДУЩИЙ: Хорошо. Я хотел спросить страховщиков.

    Владимир ТАРАЧЕВ: И тогда вот этот законопроект, я полагаю, должен пройти.

    ВЕДУЩИЙ: Это устроит страховщиков?

    АЛЕКСАНДР КОВАЛЬ: Я думаю что, все-таки, здесь и никто не против этого закона. Вероятнее всего пройдет тот закон, о котором говорит Владимир Александрович – о льготах инвалидам, пенсионерам…

    ВЕДУЩИЙ: Страховщики готовы на это?

    АЛЕКСАНДР КОВАЛЬ: Это единственный из законопроектов, который финансово не обрушит систему. У нас уже 5 миллионов человек застраховали свою ответственность.

    ВЕДУЩИЙ: То есть, в общем, вы не возражаете.

    ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Вот сговор. Вот налицо сговор – страховщики и авторы закона. Видите, они уже только один пропускают закон, который позволяет этим, кого, освобождают от этого налога страхования, они не поставят на учет автомобили. Они скажут: подождешь, дядя, инвалид, подождешь, сейчас у меня есть здоровенькие и богатенькие, я их обслужу. Как рецепты на бесплатные лекарства – вы не получите, говорит, нет у нас лекарств.

    Вот когда мы освобождаем полностью пенсионеров, не надо пенсионеров, брать с них страховку, тогда мы их освободим от чиновников. А если мы позволяем им, страховщикам, что ему льгота положена, он скажет: подожди, товарищ, вот идет безльготный, я его застрахую.

    ВЕДУЩИЙ: Значит, вы предлагаете…

    ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Убрать, пенсионеров освободить, все.

    ВЕДУЩИЙ: Но вы же только что сказали, чтобы у них еще и не было машин…

    ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Это другой вопрос. Чтобы новые пенсионеры подумали, что мы их…

    ВЕДУЩИЙ: А что их освобождать, если нет машин?

    ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Сейчас освободим на ближайшие 2-3 года, но потом все должны знать, что….

    ВЕДУЩИЙ: Геннадий Иванович.

    ГЕННАДИЙ РАЙКОВ: Давайте так. Суть правды, в словах Владимира Вольфовича есть какая? Народу надо говорить правду. Вот что такое комитет? Он сидит… я уже держался и держался… Заседание комитета было в пятницу, собралось 5 человек с остальными доверенностями, и 5 человек между собой, которые идеологи одного и того же дела, это дело поделили. Продлили заседание для того, чтобы пустить такой закон, который эта Дума не примет, ей 3 недели работать осталось. Дума может принять один закон: или установить мораторий на год и та Дума четко сделает или…

    ВЕДУЩИЙ: Вы за мораторий?

    ГЕННАДИЙ РАЙКОВ: Я за то… Я внес закон о том, чтобы с 2005-го года все это дело вносилось. Чтобы та Дума могла спокойно, нормально разобраться с тарифами и вписать их в закон. Закон должен быть прямого действия.

    ВЕДУЩИЙ: Да. Но Геннадий Иванович, согласитесь, что такой закон – пускай, решают другие – в значительной степени снимает с ваших хрупких плечей ответственность, правда?

    АЛЕКСАНДР КОВАЛЬ: Фракция “Народный депутат” внесла закон…

    ГЕННАДИЙ РАЙКОВ: Решать будем мы, вы не волнуйтесь, Владимир Владимирович.

    ВЕДУЩИЙ: Хорошо.

    ВЛАДИМИР ТАРАЧЕВ: Коллега господина Райкова господин Аксаков подписал этот закон, вот который мы рекомендуем к принятию. Я думаю, что заместитель господина Райкова проинформировал своего шефа о том, что он подписывает.

    ГЕННАДИЙ РАЙКОВ: Вам крупно не повезло – Аксаков снимает этот закон, поэтому….

    ВЕДУЩИЙ: А все-таки. Вот я так чувствую, потому что… как разговаривают, что а) шансов у вас мало, что проголосуют вообще за отмену, но что есть шансы, что все-таки пойдут на встречу этим инвалидам I-II группы и пенсионерам. То есть отчасти что-то сдвинется в лучшую сторону. Либо вы все-таки очень сильно надеетесь, что вообще… ну, примут, скажем, мораторий до там 2005 года.

    Виктор ПОХМЕЛКИН: Вот сдвинулось только потому, что мы поставили вопрос радикально. Пока мы сюсюкали и говорили: давайте сядем за стол переговоров, обсудим – от нас отмахивались. Как только мы сказали: давайте отменять – все, начались… Поэтому мораторий… мы поддержим и мораторий. Любые позитивные изменения. Наша позиция – отменять.

    ВЕДУЩИЙ: Хорошо.

    А вам, нашим участникам, зрителям, аудитории – проголосовать на следующий вопрос: Считаете ли вы, что депутаты Государственной думы более озабочены тем, чтобы получить ваши голоса, нежели сутью вопроса. Что весь шум вокруг закона об обязательном страховании на самом деле есть популизм. Да – нет. Прошу проголосовать. Сейчас проголосуют. Мы завершаем просто эту часть дискуссии. Скажите, пожалуйста, Владимир Вольфович, так какой законопроект победит?

    ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Победит тот, который будет рекомендовать комитет. Это уже сложившаяся практика. Комитет договорится с правительством, и будет рекомендовать и найдут 226 голосов. Именно вот этот вот хороший, гибкий для правительства. Кого-то они могут освободить, но чиновники на местах никого не освободят. И до нового года эти пенсионеры не смогут ездить, потому что им никто ничего не застрахует по льготным ценам. А в новом году они снова эту поправочку внесут и снова заставят пенсионеров платить.

    ВЕДУЩИЙ: И, следовательно, полис покупать надо, учитывая все это?

    ГЕННАДИЙ РАЙКОВ: Я думаю, до 1 января не надо, потому что просто штрафовать не будут пока, до 1 января.

    ВЕДУЩИЙ: А потом надо?

    ГЕННАДИЙ РАЙКОВ: А потом это будет зависеть от того, как Дума примет. Вот я оптимист, может быть, в этом отношении. Я считаю, что все-таки Дума, тем более, что она идет на выборы, наложит мораторий на этот закон. Чтобы не получилось так, как говорит Владимир Вольфович – потом раз, его и переиграли, да?

    ВЕДУЩИЙ: Виктор Валерьевич. Покупать?

    ВИКТОР ПОХМЕЛКИН: Не надо. Тем более, что если мы отменим закон, там предусмотрено – деньги вернем. Деньги страховщики вернут.

    ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Ни черта! Ни одной копейки, ничего не вернет. Уже их израсходовали эти деньги. На выборы.

    Александр КОВАЛЬ: Покупать полис надо, закон не будет отменяться. Это совершенно очевидно.

    ВЕДУЩИЙ: Результаты голосования. Да… Значит, пешеходы 87% и автомобилисты 81% считают, что господа депутаты играют в популизм – думают о своих голосах, а не о том, как жить.

    Владимир ЖИРИНОВСКИЙ: Да, да, да.

    ВЕДУЩИЙ: Ну что ж, спасибо вам большое за ваше участие. А что касается дальнейшего, то вот можно так поставить вопрос. Вот может быть так, что вы и ваши дети будут жить лучше очень быстро, но внуки и правнуки из-за этого будут жить хуже? Можно сделать так, что внуки и правнуки будут жить прекрасно, но вам придется чуть повременить с тем, чтобы жить лучше. Что вы выбираете, и почему возникает такой вопрос.

    ВЕДУЩИЙ: Алексей Евгеньевич, во время вот этой первой дискуссии я к вам не обращался, но вы знаете, с этими людьми не так-то просто отвлекаться. У вас ощущение, какое? Вы согласны с нашей публикой, что все-таки они занимаются популизмом, а не делом?

    Алексей КРАВЧЕНКО: Это же видно.

    Алексей КРАВЧЕНКО: По крайней мере… С одной стороны я понимаю пенсионеров, инвалидов, я считаю, что льготы для них должны быть обязательно. С другой стороны от всего того, что они сказали, я так и не получил ответа – что делать в том случае, когда люди незастрахованные… разбивается русская машина, которая, по моему мнению, не приспособлена для езды по городу, по дороге. То есть это что-то железное, которое должно стоять в гараже.

    ВЕДУЩИЙ: Скажите, а вас не удивил уровень откровенности вообще, с каким было сказано: да, это связано с выборами, да мы совершенно… Я лично был… Я ожидал другого совсем.

    Алексей КРАВЧЕНКО: Да тут как-то удивляться-то нечему.

    ВЕДУЩИЙ: Хочу вернуться к вопросу, который я поставил вначале. Это вопрос не теоретический. Это вопрос, который придется решить. Это выбор. Выбор России. Причем только России – так это сложилось. Выбор, который нам предстоит сделать, это важный выбор. И об этом мы будем говорить с нашими гостями. Я их вам представлю. Это советник президента Российской Федерации Андрей Николаевич Илларионов, добрый вечер.

    АНДРЕЙ ИЛЛАРИОНОВ, советник президента РФ: Добрый вечер.

    ВЕДУЩИЙ: И член-корреспондент Российской академии наук Виктор Иванович Данилов-Данильян. Добрый вечер и вам. Значит, для того, чтобы российская экономика, так сказать, обрела мощь и устойчивость, должна развиваться промышленность. Нельзя, как сказал президент Путин, тихо дремать под одеялом из нефтедолларов. Но серьезное развитие промышленности возможно для России, очевидно, только при отсутствии некоторых ограничений, которые касаются состояния внешней среды. Вот тут-то и возникает нечто такое, что составляет тайну для подавляющего большинства россиян. Мне даже сказали, что вообще об этом не знают и не хотят знать. Но все-таки я рискну упомянуть это нечто. Это нечто называется так – Киотский протокол. Так вот, вопрос о его ратификации – вопрос важный. И вот чтобы это не совсем понятное и тайное стало явным, послушайте, пожалуйста, рассказ Сергея Бабаева.

    Репортаж Сергея Бабаева

    КОРР.: Бесконечные катаклизмы, ураганы и землетрясения принято в последнее время объяснять глобальными изменениями климата.

    Дымят заводы и машины – в воздухе накапливаются вредные газы, атмосфера все меньше защищает землю от солнечных лучей и на планете становится теплее. Чтобы остановить разрушительное наступление на окружающую среду, в 97-м году в японском городе Киота под эгидой ООН 84 страны подписали так называемый Киотский протокол. Документ обязывает всех постепенно уменьшать выбросы и выхлопы. Речь идет только о промышленных газах, которые и создают меняющий климат парниковый эффект. Прежде всего, об углекислом газе. Согласно протоколу развитые страны обязаны до 2012 года сократить суммарный выброс CO2 на 5% по сравнению с принятым ориентиром – 1990-м годом. Для каждого подписавшего протокол свои нормы, их можно превысить, если купить право на дополнительные выбросы у других стран. Однако не все хотят ратифицировать Киотский протокол, ведь ученые до сих пор так и не доказали, что климат меняется именно из-за человека. Ради чего ограничивать себя, тратить огромные деньги на очистные сооружения и новые технологии, если от этого, возможно, нет никакого толка.

    ЭДУАРД САРУХАНЯН, эксперт: Мы действительно видим, что климат изменяется. Мы действительно знаем о том, что наши приборы это все фиксируют. Но мы еще, ученые, не пришли к единому мнению – это чисто, так сказать, влияние природной среды самой или же это в большой степени влияние так называемого антропогенного фактора, то есть деятельности человека.

    КОРР.: Пока соглашение ратифицировали 118 государств. Среди них члены Европейского союза, страны Восточной Европы, Китай, Канада, Бразилия и Япония. Но их суммарный выброс парниковых газов – лишь 44% от общемирового объема. А чтобы система начала действовать, надо 55%. США и Австралия уже отказались от Киотского протокола, заявив, что документ ущемляет их национальные интересы – слишком жесткие ограничения. Теперь все зависит от России. У нас внушительные запасы нефти, газа и угля и гигантский промышленный потенциал. И главное – мы выделяем в воздух 17% всех парниковых газов. Если и наша страна не захочет взять на себя эти обязательства, то все, что делают другие просто потеряет смысл.

    ВЛАДИМИР ПУТИН, Президент РФ: Правительство Российской Федерации тщательно рассматривает и изучает этот вопрос. Изучает весь комплекс связанных с ним непростых проблем. Решение будет принято после того, как эта работа будет закончена. И, конечно, в соответствии с национальными интересами Российской Федерации.

    КОРР.: С одной стороны, протокол позволяет нам выбрасывать в воздух гораздо больше углекислого газа, чем мы сейчас реально выпускаем. Квоты на излишки можно было бы продавать другим, в первую очередь США, но Штаты к международному соглашению не присоединились и ничего покупать не станут. С другой стороны, российская промышленность сейчас активно развивается, и в ближайшее время установленные пределы могут для нее оказаться узкими. Чтобы вникнуть в проблему в Москве по инициативе президента Путина провели всемирную конференцию по изменению климата.

    Один из главных тезисов – если вина человека в глобальном потеплении пока не доказана, это не значит, что он действительно не виноват, а хуже от ограничений на выброс углекислого газа явно не станет. По некоторым прогнозам к концу века может потеплеть на 6 градусов – подтают полярные льды, под водой скроются некоторые страны – вернется климат эпохи динозавров, в которым людям будет очень тяжело. Кроме того, отступит вечная мерзлота, а в ней с давних времен лежат останки древних животных и растений. Вся эта масса начнет гнить и выделит в воздух в десятки раз больше углекислого газа, чем все заводы и машины вместе взятые.

    Сергей Бабаев, Первый канал, специально для программы “Времена”.

    ВЕДУЩИЙ: Я бы хотел еще ознакомить вас с высказыванием комиссара ЕС по вопросам охраны окружающей среды Маргот Волстрем, который выразился следующим образом: “Я сожалею о том, что Россия не использовала эту великолепную возможность для того, чтобы сообщить, что скоро ратифицирует Киотский протокол. Россия и политически и экономически потерпит ущерб, если не будет ратифицировать протокол. Каждый день, который проходит, увеличивает риск того, что инвестиции пойдут в другие страны, а не в Россию. Я уверена что Россия все-таки ратифицирует этот протокол, потому что это вопрос политического доверия. Кроме того, не забудем о том, что Россия год тому назад, даже более того, обещала ратифицировать этот протокол”. Андрей Николаевич, что скажете по этому поводу.

    АНДРЕЙ ИЛЛАРИОНОВ: Вы знаете, Владимир Владимирович, я смотрел тот репортаж, который был подготовлен вашим корреспондентом, и первая мысль, которая мне пришла в голову, что это тот вот пример мифологического искаженного представления о том, что из себя представляет Киотский протокол. И, в принципе, надо было сделать сейчас еще один репортаж для того, чтобы объяснить, что очень многое из того, что было сказано, просто не соответствует действительности. Это некоторые мифы, которые довольно талантливо распространяются в течение последнего времени. Но которые не соответствуют действительности, которые не рассказывают о том, что на самом деле из себя представляет Киотский протокол и чем он занимается. Я приведу лишь несколько примеров. В репортаже было сказано о том, что нужно сокращать выбросы вредных газов. Углекислый газ, чему именно посвящен Киотский протокол, вредным газом нигде никогда не называется и, в том числе, в Киотском протоколе. Это лишь такой антураж, который специально создан для того, что бы воздействовать на сознание людей. Сказано о том, что страны, которые ратифицировали Киотский протокол, сейчас выпускают 44% эмиссии углекислого газа от мировой эмиссии. Это не так. Это неправда. Сегодня эти страны, которые ратифицировали Киотский протокол, эмитируют примерно 23%, даже 22% от мировой эмиссии. Если этот протокол ратифицирует Россия, то общая эмиссия этих стран составит примерно 30%. А 70% эмиссии будет выпускаться теми странами, которые не берут никаких ограничений по Киотскому протоколу.

    Соответственно, цифры для России также искажены. Россия сегодня эмитирует не 17% углекислого газа мира, а только 6%. И есть целый ряд стран, которые выпускают углекислого газа гораздо больше, чем Россия. Соединенные Штаты Америки – 25%, Китай – 13% и так далее. Факт о том, утверждение о том, что температура, якобы, может повыситься на 6 градусов – это факт не доказанный.

    ВЕДУЩИЙ: Ну, это не факт, это вот сказано, как это может быть.

    АНДРЕЙ ИЛЛАРИОНОВ: Это факт недоказанный, это сценарий и так далее. И, к тому же, в истории нашей планеты и в истории человечества… Человечества, потому что когда человечество существовало, были периоды, когда температура была выше, чем сегодняшняя, причем намного. Это как раз те периоды, когда наблюдался расцвет человечества. Ну, например, скажем, античная цивилизация имела среднюю температуру на планете выше.

    ВЕДУЩИЙ: Это мы знаем почему.

    АНДРЕЙ ИЛЛАРИОНОВ: Есть палеоданные, которые даются более-менее аккуратные характеристики. И, скажем, во времена античной Греции и античного Рима средняя температура была выше, чем сегодня.

    ВЕДУЩИЙ: Виктор Иванович, очевидно, вы один из тех, которые поддерживают эти мифы?

    ВИКТОР ДАНИЛОВ-ДАНИЛЬЯН, член-корреспондент РАН: Какие ж там мифы. Я вот в том сообщении, которое здесь было, насчитал 11 ошибок. Но Андрей Николаевич увеличил их количество. Что такое 17% российских выбросов? Это, конечно, не от общемировых, а от тех, которые приходятся на страны так называемого списка А. Вот именно от этого списка развитых стран должно быть набрано 55%, чтобы протокол вступил в силу. И там действительно доля России 17% и не нужно наводить тень на плетень. Андрей Николаевич вообще часто ошибается. Он, например, на днях сказал, что Китай не ратифицировал Киотский протокол, а он ратифицировал. Андрей Николаевич сказал, что Индия его не ратифицировала. А она его действительно не ратифицировала, потому что она по конституции не должна его ратифицировать. Но она может присоединиться к нему, и она к нему присоединилась. И так далее.

    АНДРЕЙ ИЛЛАРИОНОВ: Владимир Владимирович, я тут должен внести коррективы, потому что вот то, что сейчас сказано, опять же не соответствует действительности, потому что я никогда не утверждал, что Китай не ратифицировал Киотский протокол. Никогда не утверждал, что Индия не присоединилась к Киотскому протоколу. Единственное что я говорил, о том, что Китай, Индия, Мексика, Бразилия, многие другие страны, которые ратифицировали или присоединились к Киотскому протоколу, не взяли на себя обязательств по сокращению эмиссии…

    ВИКТОР ДАНИЛОВ-ДАНИЛЬЯН, член-корреспондент РАН: Все развивающиеся страны не входят в группу “А”…

    АНДРЕЙ ИЛЛАРИОНОВ: Мы оказывается в неравноценном положении, мы оказываемся в дискриминационном положении по сравнению со странами, которые не берут на себя ограничений. Причем это страны не только развивающиеся.

    ВЕДУЩИЙ: Я хочу, прежде всего, вас спросить. Вы считаете, что Россия должна ратифицировать этот протокол?

    ВИКТОР ДАНИЛОВ-ДАНИЛЬЯН: Вне всякого сомнения.

    Просто потому, что Россия получит существенные экономические выгоды, если она это сделает. И будет иметь большие потери, если она этого не сделает. Даже если мы климатологию оставим в стороне, мне это сделать тем легче, что я по этому поводу даже книги целые написал, так что могу отвлечься. Будем говорить только об экономической стороне дела. Нам сейчас в России больше всего не хватает инвестиций. Киотский протокол, благодаря механизму совместного осуществления так называемого, может обеспечить нам приток инвестиций в отрасли, являющиеся наиболее энергоемкими, выбрасывающие больше всего углекислого газа в атмосферу. Это ни в какой степени не может оказаться сдерживающим фактором для развития российской экономики.

    ВЕДУЩИЙ: Андрей Николаевич, вы против того? Давайте так прямо говорить. Вы против того, чтобы Россия ратифицировала сейчас протокол в том виде, в каком он есть и так далее?

    АНДРЕЙ ИЛЛАРИОНОВ: Я бы сказал так. Я против поспешных решений, непродуманных решений, решений, последствия которых не ясны, не понятны. И целый ряд аналитических исследований, в том числе и климатологов, и экономистов, говорят, что возможно последствия ратификации Киотский протокола окажутся совсем не такими, о которых мы думаем, и про которые так много говорят.

    ВИКТОР ДАНИЛОВ-ДАНИЛЬЯН: Сценариев нет, Андрей Николаевич.

    ВЕДУЩИЙ: Хорошо. Но больше года….

    АНДРЕЙ ИЛЛАРИОНОВ: Владимир Владимирович, отвечая на вас вопрос, я бы сказал, сторонником чего я явлюсь. Я являюсь сторонником того, чтобы все последствия возможной ратификации Россией Киотский протокола были бы тщательно проанализированы со всех точек зрения, и после этого было бы принято единственно верное решение.

    ВЕДУЩИЙ: Год назад в сентябре 2002-го года премьер-министр России Михаил Касьянов заявил на саммите в ООН в Йоханнесбурге, цитирую: “Мы полагаем, что ратификация протокола будет осуществлена в самом ближайшем времени”. Глава правительства. Значит, он что, поспешен? Неточен? Это было политическое заявление, а не на самом деле серьезное? Как это надо понимать? Я об этой программе. Когда мы узнали, что Буш и компания не ратифицировали, говорил, что: ну, конечно, Америка, ей на всех наплевать, потому что она, конечно, выбрасывает бог знает что, но так как она самая сильная. Она говорит: да… пропадите вы со своим протоколом. И никто не возражал. Теперь вдруг возникает вопрос – надо еще думать… А это не является просто нашим ответом ЕС? Вот что сказал президент.

    ВЛАДИМИР ПУТИН: Вести диалог по энергетике в рамках вступления в ВТО мы считаем неправильным, нелогичным, и такая позиция Евросоюза по отношению к России, по нашему мнению, является неоправданной и нечестной. Ничего общего со вступлением в ВТО эти проблемы не имеют. К вступлению в ВТО не относятся. Мы рассматриваем это как попытки просто выкручивания рук. Должен вам сказать, что руки у России становятся все крепче и крепче, и выкрутить их вряд ли представляется возможным.

    ВЕДУЩИЙ: Очень резко высказался Путин по их поводу.

    Мы остались единственными, кто решает теперь этот вопрос. И мы говорим как бы: вы будете так себя с нами вести, а мы подумаем – ратифицировать или нет. Это не шантаж просто?

    АНДРЕЙ ИЛЛАРИОНОВ: Нет, я думаю, Владимир Владимирович, вы явно… это такие некие предположения, которые, конечно, не основаны ни на каких реальных фактах. На самом деле вопрос очень серьезный. Сам Киотский протокол, судя по всему, не имеет достаточной научной основы. Вот та конференция, о которой говорил ваш корреспондент, была посвящена, в течение 5 дней многие ученые выступали и высказывались самые разные мнения, в том числе и противоположные. И мнения, общего единого мнения, климатологи не высказали. На самом деле эта дискуссия идет уже порядка 20 лет, и по этому поводу высказывается очень много мнений. Например, вот в последнее время появилось очень много работ, рассказывающих о том, что, очевидно, главным фактором изменения климата на земле является поток космических лучей, который не связан никоим образом с антропогенной деятельностью человека. И поэтому как бы… мы должны лучше понимать немножко механизмы того, как у нас меняется климат, прежде чем принимать эти решения.

    ВЕДУЩИЙ: Виктор Иванович, вы все-таки… насчет Касьянова вы мне не ответили.

    АНДРЕЙ ИЛЛАРИОНОВ: А я могу вам сказать, что у нас, во-первых, лучше всего, наверное, спросить Михаила Михайловича.

    ВЕДУЩИЙ: Я это сделаю обязательно, когда он придет на программу.

    АНДРЕЙ ИЛЛАРИОНОВ: А самое главное, вы понимаете, в чем дело… Разные документы обладают разной степенью сложности, и для того, чтобы понять, что стоит за тем или иным документом, какие последствия и, я бы сказал, какие интересы стоят за защитой того или иного документа, в том числе и международно-правового характера, иногда требуется некоторое время.

    ВЕДУЩИЙ: Хорошо. Но вы… таким образом, я не могу сказать, что Андрей Николаевич Илларионов, советник президента Российской Федерации, однозначно “против” или “за”. Он за то, чтобы еще посмотреть.

    АНДРЕЙ ИЛЛАРИОНОВ: Я бы сказал, что я за то, чтобы внимательно проанализировать, и чтобы любые решения, которые принимает государственная власть, базировались бы на точном знании, а не на вере. Не на религии, а на науке.

    ВЕДУЩИЙ: Хорошо. Виктор Иванович, это все-таки религия или это все-таки наука?

    ВИКТОР ДАНИЛОВ-ДАНИЛЬЯН: Ну, члену Российской академии наук как-то, по-моему, и задавать этот вопрос не надо. Это наука. Но дело в том, что…

    ВЕДУЩИЙ: Что мы потеряем оттого, что мы не ратифицируем, конкретно, что потеряем?

    ВИКТОР ДАНИЛОВ-ДАНИЛЬЯН: Мы потеряем инвестиции.

    ВЕДУЩИЙ: То есть не будут инвестировать.

    ВИКТОР ДАНИЛОВ-ДАНИЛЬЯН: Ну конечно нет. Дело в том, что вот у меня в чемодане лежит…

    ВЕДУЩИЙ: Инвестиции?

    ВИКТОР ДАНИЛОВ-ДАНИЛЬЯН: Не сочтите, что я Руцкой, да…

    Вот это здесь, я могу это предъявить – 28 проектов и программ, которые предложены странами Европейского союза России и российским предприятиям по инвестированию мероприятий, направленных на сокращение выбросов углекислого газа. Это факт. Эти проекты и программы не будут реализованы до тех пор, не будут начаты реализации, пока мы не ратифицируем Киотский протокол.

    ВЕДУЩИЙ: Хорошо. Чем вы объясняете позицию и Путина, который стал очень осторожно об этом говорить, и конечно, которая выражается его советником. Чем это объяснить тогда?

    ВИКТОР ДАНИЛОВ-ДАНИЛЬЯН: Вы знаете, есть два объяснения. Первое объяснение состоит в том, что нефтяные компании очень боятся Киотского протокола, потому что они думают, что меры по Киотскому протоколу приведут к снижению спроса на нефть, к падению цены и к сокращению доходов нефтяных компаний. Вот первый мотив связан с краткосрочными, я это подчеркиваю, интересами нефтяных компаний. Потому что далеко не все нефтяные компании стоят на этой позиции. “Би-Пи АМОКО” уже три года назад поняли, что это порочная позиция.

    ВЕДУЩИЙ: Хорошо, нефтяные компании. Я вас возвращаю к вопросу: как вы объясняете выступление президента?

    ВИКТОР ДАНИЛОВ-ДАНИЛЬЯН: Возможно, что это результат некоего давления со стороны США. Никаких других вариантов у меня нет.

    ВЕДУЩИЙ: Андрей Николаевич, Соединенные Штаты давят?

    АНДРЕЙ ИЛЛАРИОНОВ: Нет. Но вы знаете, это просто абсолютно нелепое утверждение. После того, как в марте 2001 года Соединенные Штаты отказались от ратификации Киотского протокола, после того, как проанализировали его последствия и приняли решение, об этом заявил президент Джордж Буш. Он сказал, что Киотский протокол слишком дорог для Америки, и мы не можем его выполнять. После этого то же самое сделала Австралия, мотивируя тем, что выполнение Киотского протокола слишком дорого. Естественно, возникает вопрос, не является ли Россия более богатой страной, чем Америка или чем Австралия, и что мы можем это сделать так просто. Понятно, после того, как Буш заявил о том, что США выходят из протокола, мы неоднократно обращались к Соединенным Штатам Америки, прося их мотивировать более подробно, что означает “дорого” и как бы объяснить их логику. Соединенные Штаты воздержались, и их официальная позиция заключается в том, что они приняли это решение, но они не дают детальных пояснений, почему они это сделали.

    ВЕДУЩИЙ: Если вы можете – за 10 секунд.

    ВИКТОР ДАНИЛОВ-ДАНИЛЬЯН: Могу. Первое. США думают, что, выполняя обязательства по Киотскому протоколу, они дадут некие конкурентные преимущества Европейскому союзу, потому что Европа лучше, чем Штаты, подготовлена к энергоэффективности и энергосбережению. Второе. Соединенные Штаты не привыкли в политике идти в фарватере за кем-то, а лидерство, как я уже только что сказал, во всех климатических делах, перехватил Европейский союз.

    ВЕДУЩИЙ: Хорошо. Скажите, пожалуйста, вот вы все это выслушали как “свежая голова”.

    Как вам кажется, вы бы, вот навскидку, ратифицировали?

    АЛЕКСЕЙ КРАВЧЕНКО: Вот из всего, что я слышал, первые слова – прибыль, деньги. Мне бы хотелось так, чтобы все-таки проблема таяния снегов и глобального потепления все-таки стояла чуть выше, чем прибыль. Хотя я понимаю, что прибыль тоже важна.

    ВЕДУЩИЙ: Ратифицировали? Такие у нас времена. Спасибо.

    »crosslinked«




    Комментирование закрыто.