Опросы

Как вам интервью с Дмитрием Медведевым?

Посмотреть результат

Loading ... Loading ...

Поиск

Архив




  • Управление
  • 28 сентября 2003

    Времена. 28 сентября 2003 года

    Рубрика: Времена.


    ВЕДУЩИЙ: Добрый вечер, в эфире программа “Времена”, я – Владимир Познер. Знаете ли вы, что такое либеральная империя? Вот я, например, не знаю. Но есть человек, который знает и знает не только это, но может даже ответить на вопрос о том, а может ли либеральная империя, скажем, зимой замерзнуть. Это человек Анатолий Борисович Чубайс и мы с ним сегодня поговорим.

    Позвольте вам представить нашу “свежую голову” сегодня. Это писатель Полина Викторовна Дашкова. Здравствуйте.

    Полина ДАШКОВА: Здравствуйте.

    ВЕДУЩИЙ: Вот в связи с предстоящими выборами в Государственную думу возник вполне такой предсказуемый и весьма популистский вопрос о необходимости пересмотреть итоги приватизации. Понятно, что левые партии на этом хотели или хотят заработать какие-то голоса, удивительного в этом ничего нет, но все-таки эта тема муссируется. И вот я хотел вас спросить, Полина Викторовна, как вы относитесь в принципе к этому предложению, пересмотру итогов приватизации в России?

    Полина ДАШКОВА: Исключительно отрицательно.

    ВЕДУЩИЙ: Почему?

    Полина ДАШКОВА: Потому что это будет склока, это просто очередной повод покричать, назвать собеседника вором, ну, и так далее. Я не думаю, что это будет иметь какой-то практический результат.

    ВЕДУЩИЙ: Вот как всегда наша аудитория разделена на две части. Вот большая трибуна, которая от меня слева, здесь находятся люди, которые работают в бюджетной сфере, так называемые бюджетники. А справа, на трибуне поменьше, люди, которые не работают в бюджетной сфере. Так вот, я хотел бы, чтобы вы проголосовали, дали свой ответ на следующий вопрос: следует ли пересмотреть итоги приватизации? Если вы считаете, что да, нажимаете на кнопку “да”, если нет – то на кнопку “нет”. Прошу проголосовать.

    Вот, пока будут подсчитывать результаты этого голосования, хочу вам представить нашего гостя: это председатель правления РАО “ЕЭС России” Анатолий Борисович Чубайс. Добрый вечер.

    Анатолий ЧУБАЙС: Здравствуйте.

    ВЕДУЩИЙ: Наверное, начнем с того, что волнует всех людей в регионах. Вот на прошлой неделе, когда вы были в Санкт-Петербурге, вы сказали, что в Ленинградской области перебоев с теплоснабжением не будет зимой, а есть ли такие районы или регионы, где все-таки эти опасения есть, что будут перебои и со светом, скажем, и с теплом?

    Анатолий ЧУБАЙС: В большой энергетике, то есть в РАО “ЕЭС”, таких районов нет уже полтора года и абсолютно убежден в том, что в эту зиму их тоже не будет. Но, к сожалению, также определенно должен сказать, что в жилищно-коммунальном хозяйстве, в малой энергетике ситуация в моем понимании едва ли улучшилась даже по сравнению с прошлым годом и нас определенно ждут тяжелые аварии в ряде городов.

    ВЕДУЩИЙ: В четверг вам присвоили звание почетного доктора Санкт-Петербургского государственного инженерно-экономического университета. Примите наши поздравления с этим!

    Анатолий ЧУБАЙС: Спасибо.

    ВЕДУЩИЙ: И на этой церемонии вы выступили с программной речью, которая называлась так: “Миссия России в XXI веке”.

    Вот среди основных тезисов есть такой: Россия приняла правую идеологию, никто не требует восстановления государственной собственности на средства производства. Вот давайте посмотрим, как проголосовала наша аудитория по вопросу “Следует ли пересмотреть итоги приватизации?”. Вот, бюджетники почти пополам. 49 процентов – да, 51 процент – нет. Это среди тех, кто работает в бюджетной сфере. А среди тех, кто работает не в бюджетной сфере, да – 40 процентов, нет – 60 процентов. Все-таки небольшое большинство считает, что не надо, но все-таки довольно многие считают, что надо. Не противоречит ли это вашему утверждению, что, мол, вот приняли правую идеологию, так сказать, не принимаете ли вы желаемое за действительное?

    Анатолий ЧУБАЙС: Если это возможно, я задал бы еще вопрос аудитории: а вот кто из присутствующих считает, что в случае, если пересмотр результатов приватизации произойдет, он лично станет богаче?

    ВЕДУЩИЙ: Такой вопрос, может быть, мы в конце и поставим, посмотрим, это хороший вопрос. Но все-таки, вы видите, настроение существует.

    Анатолий ЧУБАЙС: Конечно, существует, это, безусловно, правда. И правда то, что виновата в этом настроении государственная власть в России и никто другой. Если вы внимательно следите за этим вопросом, а я уверен, что так и есть, то практически полтора года назад эта тема исчезла, эта тема просто исчезла и перестала обсуждаться. Говорить об этом было неприлично, потому что это нелепость. К большому сожалению, из-за ошибки, допущенной властью, я говорю об истории, связанной с ЮКОСом, в той части, когда речь идет о пересмотре результатов приватизации. Эта тема снова была вброшена в общественное обсуждение, она стала предметом обзоров, опросов и так далее, и так далее. Но если посмотреть более серьезно, а я специально проанализировал программы политических партий, которые, собственно, идут на выборы, по крайней мере, основных политических партий, вы знаете, ни в одной из них нет этого. Ни в одной, из программ нет требования, отменить частную собственность, ни в одной из программ нет требования, восстановить государственное ценообразование, ни в одной из программ нет требования, отменить выборы или отменить разделение властей. Базовые принципы, при всей своей хрупкости и при всем притом, что они сегодня еще пока незрелые, несформировавшиеся, но те самые базовые принципы, в которых мы живем сегодня, это либеральные принципы. Это та самая правая идеология, которая и вытащила страну за прошедшие 12 лет из самых тяжелых, из самых больших опасностей, и принята сегодня, несмотря на продолжающуюся дискуссию.

    ВЕДУЩИЙ: Полина Викторовна, у вас есть возражения против услышанного пока что?

    Полина ДАШКОВА: Пока что нет. Единственное, что мне не кажется, что государственная идеология может как-то влиять вот на настроения в обществе. В принципе, всегда это присутствовало, потребность пересмотреть, потребность перераспределить.

    И вот те самые 50 процентов, я думаю, что в любой социальной ситуации останутся, те, которые хотят пересмотреть, перераспределить, считая нынешнее положение вещей несправедливым.

    Анатолий ЧУБАЙС: Вот здесь как раз за этими цифрами, вот теми, которые вы сейчас показали, очень интересный незамеченный факт: среди бюджетников доля тех, кто хочет пересмотреть, выше, чем среди работающих в частном секторе. Что это означает? Ну, если совсем в простом виде, это означает, что главным фактором, который сегодня все-таки людей в эту сторону разворачивает, пересмотреть, является фактор под названием “уровень жизни”. Небогато живут люди.

    ВЕДУЩИЙ: Мягко говоря.

    Анатолий ЧУБАЙС: Да. Но этот же фактор, если мы его с вами развернем в будущее, если мы будем говорить с вами не про нынешние выборы, кто, сколько процентов голосов получит и кто какие аргументы вытащит. А если мы будем говорить по крупному, по настоящему о будущем России, о горизонте в 30-50 лет, согласитесь, что мы неизбежно идем вперед. Вы обратите, что уровень жизни у людей растет, а это значит: сокращается доля тех, кто хотел бы все пересмотреть.

    ВЕДУЩИЙ: Все-таки давайте проголосуем предложение Анатолия Борисовича. Значит, ставится вопрос так: я считаю, что если будут пересмотрены итоги приватизации, я буду жить лучше. Да, нет. Прошу.

    Сейчас посчитают. Хотел бы все-таки вернуться к теме, о которой вы не очень хотели говорить, потому что вы в Питере так и сказали, что вы меньше всего хотели бы говорить о ЮКОСе, теме выборов и так далее. Но все-таки я не могу вас не спросить: на ваш взгляд, есть ли какая-то, скажем так, связь между тем, что называется наездом на ЮКОС и предстоящими выборами в ГД? Вы видите там какую-то связь или нет?

    Анатолий ЧУБАЙС: Да нет, я бы не говорил о какой-то прямой связи. Скорее я говорил бы о том, что у нас на высоком уровне власти существуют силы, которые, безусловно, заинтересованы в пересмотре результатов приватизации, это так. И это уже не просто политики, но и соответствующие бизнес-структуры, которые, потирая руки, понимают, что вот ровно вот тут-то они как раз и сумели бы чего-то себе получить, чего не смогли получить раньше. А вся история с ЮКОСом просто означает, что эти группы и политиков, и бизнесменов сумели на какой-то стадии прожать свое решение. Вот что произошло.

    ВЕДУЩИЙ: Вот специалисты говорят, что, начиная с весны этого года, намечается явное усиление бегства капитала из России опять на Запад. В частности, такой яркий пример, который все, конечно, знают, это пример Абрамовича, который, как утверждают уже все, продал свои акции в России, купил английский футбольный клуб “Челси”, собирается покупать хоккейный клуб “Ванкувер Кенекс”. Как это все надо понимать, на ваш взгляд?

    Анатолий ЧУБАЙС: Знаете, ситуация даже еще более коварная и драматическая. У нас в начале этого года вообще впервые за последние 15 лет сложилась ситуация, когда объем притока капитала в Россию превысил объем оттока.

    Мы получили чистое нетто, положительное сальдо, впервые за долгие-долгие годы.

    ВЕДУЩИЙ: Да.

    Анатолий ЧУБАЙС: И как только мы его получили, вот это уж точно по-нашему, тут же своими руками мы его и развалили. Совершенно очевидно, что именно эти действия, которые мы обсуждаем с вами, повлияли на это. Капитал при всей своей такой могущественной форме, очень пуглив, очень пуглив. Он от каждого шороха вздрагивает. И в этом смысле, если вы по-настоящему хотите в страну привлекать большие деньги, чтобы были новые заводы, чтобы было строительство, чтобы были рабочие места, нужно предельно бережно относиться с этой тематикой. А если относиться к ней как слон в посудной лавке, тогда не надо удивляться результатам.

    ВЕДУЩИЙ: Так?

    Полина ДАШКОВА: В общем, да, наверное, я согласна. Вообще, что касается капитала, я тут не специалист. Тут говорит профессионал, и я просто снимаю шляпу.

    ВЕДУЩИЙ: А если говорить о ваших личных деньгах, ведь они тоже пугливые?

    Полина ДАШКОВА: Вы знаете, я бы не сказала.

    ВЕДУЩИЙ: Нет?

    Полина ДАШКОВА: Нет.

    ВЕДУЩИЙ: Ну, ладно.

    Полина ДАШКОВА: Понимаете, их не так много, это еще нельзя назвать капиталом.

    ВЕДУЩИЙ: Нечему пугаться.

    Полина ДАШКОВА: Нечему пока пугаться, да.

    ВЕДУЩИЙ: Результаты голосования, что у нас там получилось? Да, получилось, что среди бюджетников 72 процента не считают, что станут жить лучше, а 28 все-таки считают, а среди небюджетников 80 процентов не считают, что будут жить лучше, а все-таки 20 считают, что да. Ну, вот видите, уважаемые зрители, конечно, это не научный, так сказать, срез, мы не претендуем на это. Но я думаю, что право большинство, что оттого, что будут пересмотрены итоги приватизации, вы лучше жить не будете. Но, может быть, кто-то будет хуже жить. Может быть в этом кайф, чтобы кто-то хуже жил?

    ВЕДУЩИЙ: Выступая в четверг в Санкт-Петербурге, Анатолий Борисович, вы сказали следующее: либеральные ценности не американские, не китайские, не русские, они принадлежат всему человечеству, даже если у них есть первооткрыватели, так вы сказали. С другой стороны вы также сказали: без всякого сомнения, в России делать деньги никогда не станет национальной идеей, а менталитет русского предпринимателя никогда не будет копией американского. Допустим. А что может стать национальной идеей в России, если не делать деньги?

    Анатолий ЧУБАЙС: Этот вопрос еще более сложный, чем тот, на который я попытался ответить. Но я убежден в том, что нам абсолютно необходимо выйти на масштабный, настоящий разговор за пределами вот текущего политического цикла и текущих проблем. За пределами вопроса о том, зачем дело ЮКОСа, кто его организовал, насколько процентов нужно снизить налог на добавленную стоимость, и какой темп роста ВВП нам нужен в будущем году. Сейчас, когда страна вышла на устойчивое развитие, у нас за спиной 5 лет роста, 36 процентов. Когда в стране стабильная политическая ситуация, это само по себе, безусловно, завоевание.

    Мы как бы вынырнули после этого тяжелейшего перехода 10-летнего, когда несколько раз просто на ниточке висела страна, вынырнули, немножко отдышались. Теперь мы должны, оглядевшись по сторонам, спокойно понять, кто мы такие, что мы хотим в нашей стране, не через годик, не через 3 годика, а через 50 лет, какой мы видим нашу страну вот в таком горизонте планирования. И если в эту сторону ставят задачу, то тогда в моем понимании появляется задача под названием “Миссия России”, какого масштаба миссию мы видим перед своей собственной страной. И говоря, собственно, об этом, я и хочу сказать, что как-то мало известно, что уже сегодня Россия очевидный лидер на пространстве СНГ, по уровню жизни, у нас самая высокая заработная плата, у нас самые высокие пенсии. Я уже не говорю о том, что российская экономика в 20-30 раз больше, чем экономика соседей. А если это так, тогда я считаю, что нам нужно прямо и определенно эту миссию лидерства на себя взять и не просто в качестве призыва, а в качестве государственной политики России. Эта миссия лидерства в моем понимании означает, что Россия обязана всячески поддерживать экспансию собственного бизнеса за пределы России.

    ВЕДУЩИЙ: Вот мы и подходим к этому вашему определению – либеральный империализм. Миссия России – построение либеральной империи. Ну, так навскидку хочется сказать: либеральная империя такой же нонсенс, как диктатор-демократ или там людоед-человеколюб… А нет, вообще человеколюб-людоед да, потому что он любит его кушать, это правда.

    Анатолий ЧУБАЙС: Вот видите, что-то уже наметилось.

    ВЕДУЩИЙ: Некоторые говорят, что ваше использование слова “империя”, это на самом деле вы делаете маленький подарок патриотическому электорату, чтобы он потом: а вот, все-таки Чубайс-то за великую Россию в нашем понимании. Что вы имеете в виду все же?

    Анатолий ЧУБАЙС: Вы знаете, Владимир Владимирович, вот действительно, к слову “империя” отношение традиционно очень поляризованное, так скажем, противоположное у разных групп. Хотя когда мне говорят, что либеральная империя это сапоги всмятку, я говорю: ребята, вы по сторонам оглянитесь. США это что сегодня? Это не просто либеральная империя, а это действия, которые в моем понимании в ряде случаев просто нарушают нормы международного права, как это произошло в Югославии, как это произошло в Ираке. И, кстати говоря, может быть, и я бы не стал выдвигать такой радикальной цели, такого радикального тезиса, если бы не было того, что в реальном мире сегодня происходит, то, что делает наш бывший противник номер 1 – США. Если это так и если мир таков, если он уже стал таким в XXI веке, то мы с вами просто не можем не реагировать. Мы должны ставить задачи адекватные той среде и тем условиям, в которых наша страна находится, тем более, если мы замахнулись на 50-летнюю перспективу.

    ВЕДУЩИЙ: Вы же знаете прекрасно, что ни один американский лидер открыто, не скажет, что Америка – это империя?

    Анатолий ЧУБАЙС: Нет, не скажет, только сделает, и уже сделал.

    И сделал так, что мало не показалось. А в моем понимании если мы хотим в этих условиях существовать, значит о многом нужно сказать. Другое дело, что я совсем не считаю, что либеральная империя означает нарушение территориальной целостности наших соседей или нарушение международно-правовых общепризнанных норм. Но она, конечно же, означает и должна означать не только поддержку бизнеса, о чем я сказал только что, она означает и должна означать прямую поддержку русских за рубежом России, и не только русских, а русской культуры.

    ВЕДУЩИЙ: Скажите, Анатолий Борисович, проникновение РАО “ЕЭС” на территории бывших советских республик, страны СНГ и не СНГ, это можно рассматривать как шаги по созданию вот этой самой либеральной империи?

    Анатолий ЧУБАЙС: А я вообще очень не люблю лозунги без дела. Я, может быть, поэтому и заговорил сейчас, что у нас уже есть за спиной прямые результаты ровно в этом же самом направлении. Причем результаты, полученные не в мягкой и дружеской дискуссии, а в жесткой лобовой конкуренции с США, как это было в Грузии. Получили результат, грузинская экономика сегодня в руках нашей компании. Будем ее подымать так же, как подымаем российскую энергетику. А следующим шагом будем брать армянскую энергетику, ведем переговоры с Украиной, ведем переговоры с Казахстаном и уверен, что будем продвигаться дальше. Это прямые действия, которые являются лишним подтверждением вот тех идей, которые я пытаюсь защищать.

    ВЕДУЩИЙ: Вы знаете, это уже свежо, что, по крайней мере, человек говорит абсолютно откровенно. Нет, Полина Викторовна, что вы скажите, как вам кажется?

    Полина ДАШКОВА: Во-первых, что касается либеральной империи, мне сразу на ум приходят не США, а британская империя, так что никакого либерализма в США не то, что сейчас нет, а мне кажется, и не было никогда. Но все-таки если это попытка сформулировать вот национальную идею, миссия России, ну, идея миссии – это, в общем, отчасти национальная идея. Я не знаю, я всегда вообще боюсь таких слов, как “миссия”, “национальная идея”, потому что с этим лучше всего дела обстояли в тоталитарных обществах. Вот в Третьем Рейхе с национальной идеей, с миссией все было понятно абсолютно и прозрачно. У нас во времена не столь отдаленные тоже было все ясно. Пусть лучше будет неясно, а формулировки, слова, они, в общем, ничего не меняют. Но единственное, что вот все-таки либеральная империя это красиво звучит, это хороший повод порассуждать на эту тему, но я не вижу за этим чего-то действительно серьезного и глобального.

    ВЕДУЩИЙ: Нет?

    Полина ДАШКОВА: Нет. Единственное, что да, вот энергетика Украины, Грузии и так далее, ну, дай Бог, если это даст какие-то результаты.

    ВЕДУЩИЙ: Вот у меня вопрос тогда. Анатолий Борисович, есть страны, которые могут теоретически претендовать на то, чтобы когда-то быть номер 1. Это зависит от их размеров, их богатства, их потенциала. Ну, скажем, там Швейцария не может претендовать просто по определению, слишком маленькая страна. Россия может.

    Вот когда вы говорите “либеральная империя” и начинаете это рисовать, на самом деле не имеете ли вы в виду, что национальная идея это на самом деле стать самой сильной, самой крупной и так далее страной в мире?

    Анатолий ЧУБАЙС: И да, и нет, потому что говоря об этом, я совершенно определенно имею в виду, как минимум, пространство СНГ. Хочу подчеркнуть слово “как минимум”, которым совсем не должны исчерпываться российские амбиции, но с другой стороны, если мы говорим о 50-летнем промежутке, то я также определенно вижу вот это будущее, северное полушарие с 4 великими демократиями, которые неизбежно будут там существовать: США, Европа, которая, кстати говоря, очень динамично двигается к единой Конституции и ясно, что они решат эту задачу, Япония, которая в сложном экономическом положении и тем не менее, как мне представляется, сумеет его преодолеть, и Россия.

    ВЕДУЩИЙ: А Китай?

    Анатолий ЧУБАЙС: Я говорю о северном полушарии. Это означает, что у нас появляется задача замкнуть это кольцо четырех великих демократий или, если хотите, империй мира, замкнуть на равных. Это означает, что если вот так понять нашу задачу, то, кстати говоря, решаются очень многие крупномасштабные задачи внешней политики, о которых идет спор: вступление в Евросоюз России, надо или не надо, вступление в НАТО России, надо или не надо? Не надо, мы не поместимся туда.

    ВЕДУЩИЙ: Это да.

    Анатолий ЧУБАЙС: Ни географически, ни политически, ни экономически. У нас другая миссия.

    ВЕДУЩИЙ: Поскольку мы после вас будем обсуждать животрепещущий пенсионный вопрос, я совсем коротко вас спрошу о вашем отношении к этому. Как вы полагаете, предполагаемая реформа эта сработает или у вас есть сомнения?

    Анатолий ЧУБАЙС: Это вы уже спрашиваете меня про пенсионную реформу?

    ВЕДУЩИЙ: Да.

    Анатолий ЧУБАЙС: То есть мы вернулись обратно…

    ВЕДУЩИЙ: Потому что мы вернулись на землю, сейчас я с вами попрощаюсь, но перед этим, перед тем, как будут здесь господа Зурабов, Ясин, Делягин, я бы хотел вас спросить.

    Анатолий ЧУБАЙС: Вы знаете, это как раз тот вопрос очень удачный, который прямо связывает то, о чем я говорил, видимо, с темой вашего разговора. Дело в том, что в следующие 50 лет стране предстоит пройти через сверхтяжелые проблемы в демографической структуре общества. Можно спорить с самыми крайними оценками демографов, которые говорят, что нам предстоит сокращение численности чуть ли не до 70 млн. за 50 лет, со 146 до 70 млн. Может быть, эти оценки и крайние, может быть, они с перебором. И это как раз лишнее подтверждение того, что нам нужно думать не только про годовые проблемы, а про полувековые проблемы. Так вот, пенсионная реформа, слава Богу, что ее успели вовремя начать, слава Богу, что она была осознана, и первые шаги в ее направлении мы начинали еще в 1995 году.

    То, что сейчас делается, ну, наверное, с просчетами, наверное, с неточностями, и я примерно представляю масштаб проблем, с которыми столкнулось правительство в этой сфере. Но по направлению, по базовой целевой задаче создать источники достойного уровня жизни для пенсионеров, которых будет не 24 процента, как сейчас, а 30 или 35 процентов, то есть почти в полтора-два раза больше. Это другая структура валового внутреннего продукта, другие источники финансирования, другие механизмы и институты другие: целевое направление, стратегическое, правильное, строго на задачи полувекового горизонта и вполне вписывающиеся в то, о чем говорил, говоря о миссии России.

    ВЕДУЩИЙ: Спасибо вам большое.

    Анатолий ЧУБАЙС: Спасибо.

    ВЕДУЩИЙ: И мы будем говорить о проблемах пенсий и пенсионной реформы.

    ВЕДУЩИЙ: Итак, пенсионная реформа. Уважаемая аудитория в студии, я прошу вас проголосовать по следующему вопросу, который даст лично мне, и не только мне, возможность понять, насколько вы в курсе дела, когда речь идет о пенсионной реформе. Простенький вопрос: пенсионная реформа касается всех без ограничений жителей России? “Да” – касается, “нет” – не касается. Прошу проголосовать.

    ВЕДУЩИЙ: Полина Викторовна, всех касается?

    Полина ДАШКОВА: Вы знаете, честно говоря, видимо не всех, потому что вот я лично об этом практически ничего не знаю и не понимаю, главное, что это. Я что-то пыталась прочесть, понять. Пока что, наверное… По возрасту, я человек как раз вот попадающий в эту реформу, в круг действия этой реформы.

    ВЕДУЩИЙ: Вы в этом уверены?

    Полина ДАШКОВА: Нет, я просто говорю то, что я успела понять. Из всех моих друзей и знакомых, из круга людей, которых я знаю, это люди, в общем, моего возраста. Единственный человек, получивший вот некое это письмо, “письмо счастья”, о котором вы говорили, это моя подруга, которая работает регентом церковного хора. Ее это письмо перепугало страшно. Она пришла ко мне и говорит: слушай, это что такое, что с этим делать, они опять хотят все отнять?

    ВЕДУЩИЙ: То есть она счастья в этом не узрела?

    Полина ДАШКОВА: Абсолютно. Она в этом узрела какую-то…

    ВЕДУЩИЙ: Ну, хорошо, хорошо. Теперь результаты голосования, как ответили наши зрители. Итак, среди бюджетников 77 процентов сказали, что касается всех, а среди небюджетников 97 процентов сказали, что касается всех, а ведь на самом деле не всех же касается, есть же возрастной. Видимо, не здорово понимают, что это такое. Вообще об этом мы поговорим с нашими гостями, которые, я надеюсь, помогут все-таки разобраться в этом. Итак, председатель Пенсионного фонда РФ Михаил Юрьевич Зурабов, директор Института проблем глобализации Михаил Геннадьевич Делягин, научный руководитель Государственного университета Высшей школы экономики Евгений Григорьевич Ясин.

    И у нас эксперты на трибунах. Это представители двух частных управляющих компаний, название которых я не даю, чтобы не делать им рекламы, нельзя: Павел Михайлович Теплухин и Алексей Владимирович Чаленко, сидящий вот здесь. И все-таки еще один маленький сюжетик для вас. Все-таки затянулась эта реформа, она в разных частях страны проходит по-разному. Вот о том, как эта реформа идет в Волгограде, рассказывает нам Елена Пич.

    Репортаж Елены Пич

    КОРР.: Чтобы застать дома будущих пенсионеров, разносчикам пенсионных извещений приходится отправляться по квартирам или рано утром, или по окончанию рабочего дня: адресатов надо застать лично.

    - Здравствуйте. Из Пенсионного фонда вам вручаем пакет.

    КОРР.: Надежда Михайловна уже вручила не один десяток заказных писем из Пенсионного фонда. Поэтому никаким вопросам не удивляется.

    - Если честно, у меня один большой вопрос: что это вообще такое?

    - Вот это извещение о состоянии индивидуального лица счета застрахованного лица, ваш, вот страховые взносы в ПФР на страховую часть трудовой пенсии. У вас поступило всего 45 рублей 63 копейки. И на накопительную часть трудовой пенсии 13 рублей 50 копеек.

    КОРР.: Информация в письме конфиденциальная, но с разрешения владельца счета мы ее рассекретили. Александр Мативасян студент и в общем-то его страховой взнос мог бы равняться нулю. Но в прошлом году Саша, будущий хирург, подрабатывал в больнице, поэтому небольшая сумма и появилась. Эти сведения плюс рекомендации, что делать дальше, содержит один из двух полученных листков. Другой – это бланк заявления о направлении накопительной части будущей пенсии в управляющую компанию. Но как ее выбрать, Саша не знает. Как и большинство молодых людей, он пока не задумывается о своей старости.

    - Ну, в любом случае это будет очень не скоро, поэтому, когда будет, тогда и буду думать об этом.

    КОРР.: В отличие от Саши, Марине Храмцовой до пенсии всего 10 лет. Заглянув в конверт, она не удивилась, но расстроилась.

    - Работаю медиком, зарплата – комбинация из трех пальцев, простите. Поэтому, не знаю, ну, что можно накопить?

    КОРР.: Но даже ту небольшую накопительную часть, которая у нее есть, Храмцова не собирается доверять частным инвестиционным компаниям.

    - Только государственному.

    КОРР.: Почему?

    - Я говорю: вы сыграли с негосударственными фондами. Поэтому предпочитаю пока с государством.

    КОРР.: Передать свои деньги в управление государству просто. Это будет сделано, даже если никаких заявлений вы никуда ни носить, не отправлять не будете, что называется, по умолчанию. А вот выбрать частную управляющую компанию значительно сложнее. Чтобы представить людям их хотя бы по названиям, в Пенсионном фонде были вынуждены сделать ксерокопии с опубликованного в газете перечня. Но там нет даже их юридических адресов. В общественной приемной областного пенсионного фонда последние две недели не бывает ни обедов, ни выходных.

    Сюда постоянно идут за консультациями и чаще всего задают такой же вопрос, как у Лены Васильевой.

    - По моим подсчетам, сумма страховая у меня должна быть несколько больше. Вот как вы посоветуете, что мне сделать? Вот посмотрите, пожалуйста.

    - Если действительно происходит расхождение, вам следует в первую очередь обратиться к работодателю и уточнить, в полном ли размере работодатель производил отчисления в Пенсионный фонд.

    - То есть они должны предоставить…

    КОРР.: Отчисление на пенсионный лицевой счет должно составлять 14 процентов от годового заработка. Многие волгоградцы оказались в шоке, когда, получив извещение, поняли, чем для их будущей пенсии чревата зарплата в конверте и специалисты настоятельно рекомендуют обращать на это внимание.

    С известной долей иронии извещение из Пенсионного фонда в народе уже назвали “конвертами счастья”. И хотя пока они вызывают очень много вопросов, главное уже понятно абсолютно всем: свое пенсионное счастье каждый должен выковать себе сам и начинать делать это нужно уже сейчас.

    ВЕДУЩИЙ: Ну, вот, уважаемые господа, чем четче, понятнее, яснее и немногословнее будут ваши ответы на вопросы, тем больше шансов, что все-таки зритель поймет, что это такое, с чем это кушать. Михаил Юрьевич, скажите, “письма счастья”, это вы придумали такое название или слова народные?

    Михаил ЗУРАБОВ, председатель правления Пенсионного фонда: Признаюсь, я употребил однажды неосознанно это выражение.

    ВЕДУЩИЙ: А здорово, слоган очень хороший. Дай Бог, если он будет соответствовать действительности. К какому сроку реально все граждане, которым положено получать эти письма, то есть женщина, родившаяся не раньше 1953 года и мужчины 1948 года, когда они получат эти письма? Крайний срок, все?

    Михаил ЗУРАБОВ: Мы рассчитываем, что это произойдет до 1 ноября текущего года.

    ВЕДУЩИЙ: Все слышали? Дальше. Теперь давайте, как говорят, чисто конкретно разберем пенсионное извещение человека, работающего в Москве. Будьте любезны. Вот. В этом извещении указаны цифры за 2002 год. Я спрашиваю, это сумма только за указанный 2002 год, или это все деньги, накопленные Пенсионным фондом к 2002 году, за все время трудовой деятельности человека?

    Михаил ЗУРАБОВ: Это средства, поступившие на индивидуальный счет застрахованного лица только в 2002 году.

    ВЕДУЩИЙ: Только 2002, очень хорошо. Теперь, в этом извещении указаны конкретные цифры. Вот посмотрите, страховая часть пенсии – 30 тысяч рублей, накопительная – 5 тысяч рублей. Это реальные цифры реального человека, которому до пенсии еще 23 года. Вот скажите, на какую сумму пенсии можно рассчитывать при названных цифрах?

    Михаил ЗУРАБОВ: Я не берусь сейчас произвести такой расчет, по некоторым причинам.

    Ну, во-первых, это данные только за один год, поэтому пока очень сложно прогнозировать, в каком объеме эти средства будут поступать в последующие годы. Но если предположить, что это тот же самый размер, предположить, что при этом мы не учитываем инфляцию и не учитываем индексацию расчетного пенсионного капитала, то есть доходы, то расчет, в общем, сделать не сложно. Необходимо умножить эту величину на 23 года и разделить на тот период дожития, который будет на момент выхода человека на пенсию.

    ВЕДУЩИЙ: То, что будет инфляция, это, так сказать, к бабке не ходить, она всегда есть, даже маленькая, но она всегда какая-то есть. Но все-таки 5 тысяч притом, что 23 года осталось, это приличная сумма, на ваш взгляд? Человек должен быть доволен этой суммой?

    Михаил ЗУРАБОВ: Да, я считаю, что этот размер платежа в условиях 2002 года удачный, неплохой.

    ВЕДУЩИЙ: Теперь так. Многие говорят, что государство явно выгодно затягивание решения этого вопроса с реформой, потому что пенсионные деньги остаются в руках государства и там немалые проценты получаются и что государство эти деньги использует так, как оно считает нужным, а вовсе не для пенсионеров. Вот что вы скажите, Евгений Григорьевич, это так или эти слухи не имеют под собой оснований?

    Евгений ЯСИН, научный руководитель Высшей школы экономики: Я бы сказал, отчасти это так. Дело в том, что здесь и государство, и все пенсионеры сталкиваются с проблемой выбора между уровнем доходов и рисков. Я так понимаю, что для государства, прежде всего, важно, чтобы риски были минимальными, а для граждан, которые как бы тоже не против того, чтобы вообще никаких рисков не было, чтобы они получили полные гарантии, но все-таки хочется получить пенсию побольше. И в данном случае как раз, собственно, переход на новую пенсионную систему предоставляет определенные возможности выбора для пенсионера.

    ВЕДУЩИЙ: Это-то я понимаю. Но все-таки мой вопрос такой. Михаил Геннадьевич, к вам обращаюсь. Вот вы совсем недавно ушли с должности советника председателя правительства РФ, поэтому вы теперь независимый абсолютно, ну, в глазах всех, не будем этой темы больше касаться. Скажите, вы-то усматриваете некий злой умысел затягивания реформы, вам кажется, что на самом деле государство не заинтересованно в этом?

    Михаил ДЕЛЯГИН, директор Института проблем глобализации: В государстве я пенсионной реформой не занимался, поэтому я здесь своего рода “свежая голова”. Есть выгода локальная. Государство использует деньги Пенсионного фонда, Михаил Юрьевич поправит, если я ошибусь, в очень большой степени для внутренних займов. Это деньги, которые загоняются в федеральный бюджет или замещаются внешние займы, в том числе под проценты, которые можно назвать и не рыночными. Но говорить, что есть злой умысел, мне кажется, не надо. Здесь есть разгильдяйство, когда…

    ВЕДУЩИЙ: Ну, хорошо, а есть умысел?

    Михаил ДЕЛЯГИН: Не вижу. Вот здесь в затягивании сроков не вижу.

    Потому что когда 1 июля сказали, что 1 августа закончат рассылку извещений, а 5 августа еще не начинали, это не умысел, это разгильдяйство и можно назвать другими словами.

    ВЕДУЩИЙ: Ну, например?

    Михаил ДЕЛЯГИН: Если бы мне мой сотрудник подложил бы такую свинью, как та свинья, которая была подложена людям в государстве. Которые приходили на все эти комплексы, смотрели, говорили, что да, это заработает, да, это хорошо. Которые связали свое имя с этой рассылкой, а потом выяснилось, что она не началась в те сроки, когда уже должна была закончиться, то эти люди просто улетели бы и больше они на свои должности не вернулись бы никогда.

    ВЕДУЩИЙ: Понятно. То есть вы бы Михаила Юрьевича уволили, я так понимаю?

    Михаил ДЕЛЯГИН: Или его замов, которые непосредственно несут за это ответственность. Служебное расследование было бы.

    ВЕДУЩИЙ: Михаил Юрьевич, будете отбиваться?

    Михаил ЗУРАБОВ: Владимир Владимирович, можно попробовать, хотя я считаю, что в этом нет особой необходимости, объясню вам почему. Дело все в том, что масштаб работ, которые в этом году и в предыдущие годы провела пенсионная система, является уникальным для нашей страны. Представьте себе, в условиях нашей страны за достаточно короткий срок надо было 298 млрд. средств, поступивших в Пенсионный фонд, разнести по 65 млн. счетов, сравнив средства, которые отражены в казначействе, с данными налоговых органов и данными работодателей. Кроме этого нужно было произвести актуализацию более чем 42 млн. почтовых адресов, нужно было наладить работу технологического комплекса, который на 1 января не существовал даже в проекте, и решить ряд других задач, в частности, непосредственно с рассылкой тех уведомлений, которые только что вы показывали. Надо сказать, что в значительной части регионов Пенсионный фонд вынужден доставлять эти уведомления самостоятельно, уж поверьте, не от хорошей жизни.

    ВЕДУЩИЙ: То, что объем работы колоссальный, вообще любой хоть сколько-нибудь думающий человек это понимает. Но не кажется ли вам, что в нашей стране, где подавляющее большинство людей уже ничему не верят, когда им говорят: “Это будет тогда-то”, а потом это не происходит тогда-то, это только усиливает вот эти вот нигилистические настроения. Зачем говорить, что к такому-то числу все будет готово, когда вы сами понимаете, что не будет готово. Лучше тогда не называть числа. Не кажется ли вам, что это тактическая ошибка?

    Михаил ЗУРАБОВ: Вы знаете, мы в данном случае обсуждаем дату, которая была определена не Пенсионным фондом, эта дата была определена в соответствующих нормативных актах, включая и федеральное законодательство. И конечно, когда это федеральное законодательство готовилось, то всех деталей предстоящей работы на тот момент никто себе не представлял.

    И мне кажется, что можно, разумеется, и в дальнейшем дискуссию продолжать, анализируя, скажем, тот сбой и причины того сбоя, о котором вы сейчас говорите, но имеет ли это смысл делать? Все-таки давайте мы подумаем о том, ради чего эта пенсионная реформа была затеяна. И если сейчас вы хотите обратить наше внимание на это, указав на то, что наличие такого рода ошибки предполагает и недоверие к проводимой реформе в дальнейшем, то мне кажется, что это не вполне конструктивный подход. И еще одна деталь, если вы позволите.

    ВЕДУЩИЙ: Да, пожалуйста.

    Михаил ЗУРАБОВ: Действительно, что касается сроков рассылки, это важный параметр. Но надо иметь в виду, что есть и другая задача. Это не только проблема Пенсионного фонда. К сроку должны были быть определены перечни управляющих компаний, к сроку должны были быть подготовлены, вся необходимая инфраструктура для инвестирования и немногое в этом было сделано к тому сроку, к которому это необходимо было сделать. И еще одна деталь. Мы инвестируем средства не на один год. Средства пенсионных накоплений, которые будут проинвестированы в этом году, вернутся в Пенсионную систему через самое раннее 10 лет, а может быть позже. И в этих условиях надо не торопиться и сделать все безошибочно, в том числе позволить людям принять абсолютно правильные и безошибочные решения. И если сегодня собравшиеся в зале, включая и тех, кто сидит за этим столом, я думаю, что не в состоянии ответить на половину вопросов, которые на практике возникнут, то мне кажется, что в этом случае нечего пороть горячку. Надо спокойно разбираться и выяснять, что предстоит сделать, не делая акцент на том, в какие сроки мы это разослали.

    ВЕДУЩИЙ: Нет спора, но я еще раз говорю, что все-таки мелкие ошибки иногда сводят на нет очень великое дело. Павел Михайлович, вопрос вам. Вы сказали как-то, по-моему, это было в интервью “Независимой газете”, что идет планомерная кампания по дискредитации частного сектора в бизнесе на пенсионных деньгах. Сказали?

    Павел ТЕПЛУХИН, представитель частной управляющей компании: Да, сказал.

    ВЕДУЩИЙ: Почему вы это утверждаете?

    Павел ТЕПЛУХИН: Я сказал об этом в связи со следующим. Мы только что увидели в вашем репортаже образец заявления о выборе частной управляющей компании. Заявление это не самое сложное, нужно заполнить несколько клеточек и сделать подпись, в общем, казалось бы, несложная задачка. Но дело в том, что в это заявление нужно вписать наименование частной управляющей компании. Как вы можете догадаться, основная масса населения о такого рода институтах в принципе не слышала никогда, и, наверное, это была задача государства, предоставив населению право выбрать частную управляющую компанию, объяснить, как этим правом воспользоваться.

    ВЕДУЩИЙ: Простите, я вам задал другой вопрос. Вы сказали: идет планомерная кампания по дискредитации. То, что плохо информируют, это еще не планомерная кампания.

    Вы все-таки видите, что да, есть кампания, которая говорит всем: не надо с частными управляющими компаниями иметь дело, не надо? Вот это вот происходит?

    Павел ТЕПЛУХИН: Я вам тогда отвечу более конкретно. Очень часто в газетах официальные лица, давая интервью, говорят о следующем: оставьте деньги в государственной управляющей компании и эти деньги будут гарантированы.

    ВЕДУЩИЙ: Они будут целее.

    Павел ТЕПЛУХИН: Нет, секундочку. Используют слово “гарантировано”, слово “гарантировано” очень важное слово. А если вы отдадите в частную управляющую компанию, вам никто ничего не гарантирует.

    ВЕДУЩИЙ: Да.

    Павел ТЕПЛУХИН: Я говорю вам, с юридической точки зрения это неправильное заявление, оно противоречит действующему законодательству.

    ВЕДУЩИЙ: А с фактической это правильно?

    Павел ТЕПЛУХИН: И с фактической точки зрения неправильно.

    ВЕДУЩИЙ: Спасибо большое. Вы хотели что-то сказать?

    Михаил ДЕЛЯГИН: Я хотел сказать, что элементом дискредитации являлся сам механизм отбора управляющих компаний, когда были очень низкие, очень либеральные, как здесь говорилось, принципы отбора. И получилось 55 компаний и из них совершенно явно останется, ну, штук 20. Что будет с деньгами людей, которые вложились в остальные 35 компаний?

    ВЕДУЩИЙ: Они еще не вложили ничего.

    Михаил ДЕЛЯГИН: Которые вложатся, в аутсайдеров.

    ВЕДУЩИЙ: Вы согласны с тем, что на самом деле, Алексей Владимирович, идет дискредитация частных компаний?

    Алексей ЧАЛЕНКО, председатель частной управляющей компании: Я не согласен, что идет дискредитация, но с другой точки зрения, то есть государственные регуляторы, основоположники и сподвижники реформ, государственные институты, могли бы, конечно, больше внимания уделять раскрытию информационного поля, больше рассказывать об управляющих компаниях, больше рассказывать об институтах, о системе гарантий и так далее, и так далее.

    ВЕДУЩИЙ: Михаил Юрьевич, вы на самом деле будете заключать соглашения с 55 компаниями, из которых на самом деле останется гораздо меньше? И когда это будет?

    Михаил ЗУРАБОВ: Безусловно, мы обязаны это сделать. Нам на это отведен срок 1 месяц. Конкурс по отбору управляющих компаний был завершен, его итоги были подведены 11 сентября, следовательно, до 11 октября такие договора будут заключены. В том случае если управляющая компания обратится к нам с предложением заключить такой договор, и представит еще ряд необходимых дополнительных условий, одним из которых является страхование профессиональной ответственности управляющей компании.

    ВЕДУЩИЙ: Значит, опять надо ждать, ждать?

    Михаил ЗУРАБОВ: Знаете, ничего особенно ждать не надо. Мне кажется, что то, о чем я сейчас говорю, это совершенно нормальная процедурная вещь. Месяц отводится на заключение договора и после этого работа будет начата.

    ВЕДУЩИЙ: Евгений Григорьевич, я виду радиопрограмму и вот в прошлый понедельник мы обсуждали пенсию, и все телефонные звонки без исключения от наших слушателей…

    Вот суть прямо такая: я никакие свои деньги не отдам частной компании, это очередная ваучеризация, мы это уже проходили, это все вранье, хотят нас в очередной раз ограбить, поэтому уж если отдать, то только в государственную компанию. Они напрасно так думают?

    Евгений ЯСИН: Напрасно.

    ВЕДУЩИЙ: Напрасно.

    Евгений ЯСИН: Напрасно. Я сейчас объясню в чем дело. Понятно, это моя точка зрения, но я полагаю так, что вообще-то вся пенсионная реформа затеяна с учетом тех серьезных обстоятельств, которые складываются в стране на длительную перспективу. И ситуация такова, что мы либо будем процветающим государством и тогда все граждане должны стать инвесторами и должны нести свою долю ответственности и риска, маленького, но все-таки, или они хотят быть привязанными к государственной машине. В принципе, идея заключается в том, чтобы выделить накопительную часть, за которую будут в дальнейшем принимать решение сами граждане. Ну, скажем, не полностью управлять. Они отдадут эти деньги управляющим компаниям, негосударственным пенсионным фондам, последние будут между собой конкурировать за то, чтобы привлекать деньги пенсионеров. Соответственно создается более эффективный механизм инвестирования средств и получения дополнительных ресурсов. Для этого, собственно, все делается. Если мы оставим все государству, то тогда этого механизма конкуренции не будет и эффекта, которого мы ожидаем, в значительной степени не будет тоже.

    ВЕДУЩИЙ: Простите, пожалуйста, Михаил Геннадьевич, у нас времени просто нет, поэтому я прошу ответить на мой вопрос. У меня была теща, которая всю жизнь работала на двух работах в советское время и к моменту пенсии она накопила для советского времени какие-то нормальные деньги – 3 тысячи рублей, – которые превратились в пыль, ничто потом. Как вы считаете, что-то можно сделать, чтобы люди, которые вкладывают вот эту часть своей пенсии в накопительную часть, чтобы через 15-20 лет это были реальные деньги?

    Михаил ДЕЛЯГИН: Ничего нельзя сделать, потому что есть расчеты… Во-первых, те, кто инвестируют эти деньги, не отвечают за последствия этого инвестирования ни перед кем. Вот если они обанкротятся, тогда этот риск будет застрахован, если они ошибутся или еще что-нибудь сделают, никаких гарантий не существует.

    ВЕДУЩИЙ: То есть риск есть?

    Михаил ДЕЛЯГИН: Риск огромен, причем во всех сферах. В Пенсионном фонде тоже, потому что у него возможности вложения ограничены, и доходность там будет ниже инфляции. И есть расчеты госпожи Златкис. В одном из интервью она сказала… Я очень доверяю этому человеку, это заместитель министра финансов, который собаку съел, и не одну, на нашем фондовом рынке. Расчеты: человек 1967 года, примерно я, мужчина, который имеет зарплату 5 тысяч рублей, это чуть выше средней зарплаты, он получит 2 тысячи долларов накоплений и его прибавка к пенсии составит 72 рубля в месяц. Соответственно, если человек зарабатывает очень хорошо, тысячу долларов в месяц, то его прибавка к пенсии составит 14,14 доллара в месяц.

    Вот о чем идет речь, вот из-за чего весь этот сыр-бор.

    ВЕДУЩИЙ: Наверное, последний вопрос… Либо вы хотите на что-то ответить, я вам дам эту возможность, тогда не буду даже задавать вопрос. Вот последнее вроде все сводит на нет?

    Михаил ЗУРАБОВ: Знаете, Владимир Владимирович, многое, что я слышу, и на встречах, в которых мне приходится принимать участие, даже в тех случаях, когда мне говорят, что люди, которые собираются обсуждать эту проблему эксперты, меня, честно говоря, озадачивают. О чем идет речь? Речь идет о следующем, что мы до этого имели систему, которая давала максимальный размер пенсии 1100 рублей. Мы ничего сейчас не поменяли, не увеличили объем налогообложения работодателей, ничего не изменили для конкретного человека, ничего не изменили в худшую сторону, мы предложили за те же самые деньги другую модель. И вся страна начала протестовать, или не вся страна, а часть тех людей, которые удачным образом подбираются для того, чтобы высказать свою точку зрения.

    Так вот, против чего они протестуют? Против того, что мы в первый раз начали информировать человека о способности работодателя выполнить свои конституционные обязательства и заплатить взносы в пенсионную систему, с которых мы сегодня платим пенсию старикам. И когда вы показывали конкретный город, вы показывали город, в котором 2 года назад было 300 тысяч человек, получающих официальную зарплату 350 рублей и которые приходили в Пенсионный фонд затем минимум за пенсией 800 рублей, а мы должны были платить, исходя из этих отчислений, достойную пенсию сегодняшним пожилым людям. Мы ввели систему, которая стала формироваться за счет двух источников: налогов и страховых взносов. И 14 процентов, о которых идет речь, это все средства, которые поступают на счет человека в Пенсионный фонд. И мы понимаем, что рынок не готов к тому, чтобы принять такие суммы средств, их на следующий год будет в накопительной части 162 млрд. Разве мы сделали широкий шаг в этом направлении? Нет, мы его не сделали, мы сказали, что накопительная часть будет оставлять пока 2 процента, потом 3, потом 4, потом 5 и потом 6. И люди, и рынок, и государство, все одновременно должны готовиться к чему? К тому, чтобы стать ответственными инвесторами, а те, кто получают эти деньги, стали бы ответственно распоряжаться этими средствами. И я вас уверяю, что расчеты, которые мы делали в преддверии проведения пенсионной реформы, уверяю вас, они не бессмысленны, они показывают совершенно другие результаты, а вовсе не те, которые были сейчас приведены.

    ВЕДУЩИЙ: Хорошо. К сожалению, мы не можем продолжить этот разговор, но на самом деле я вас благодарю за участие, и экспертов также. Все-таки для меня главное это то, что подавляющее большинство людей, как регент церковного хора, не верят ничему и считается, что не делается, то для них плохо.

    Вот вы, послушав хотя бы чуть-чуть, о чем идет речь, вы стали чуть лучше, понимать, что это такое, вы можете вообще всерьез рассмотреть вопрос о том, чтобы потом накопительную часть вложить не в государственный фонд, а в частный?

    Полина ДАШКОВА: Я стала понимать, но в силу своей финансовой безграмотности… В общем, кое-что я поняла. Но верить – нет.

    ВЕДУЩИЙ: Рано верить, это понятно.

    Михаил ЗУРАБОВ: Потому что люди у нас привыкли получать только одну повестку, либо из суда, либо из милиции.

    Полина ДАШКОВА: Потому что нас очень много обманывали.

    Михаил ЗУРАБОВ: Первый раз, когда государство направило человеку письмо с информацией о его правах, это поразило человека.

    ВЕДУЩИЙ: Я еще раз благодарю вас. И, кстати, по поводу вот этого недоверия. Я бы хотел отослать вас к 23 сентября, когда горизбирком Санкт-Петербурга опубликовал результаты первого тура выборов губернатора в этом городе. Вы помните, что Валентина Матвиенко получила 48,7 процента голосов, Анна Маркова – 15,8, остальные там по мелочи. При этом против всех проголосовали почти 11 процентов, а вообще-то пришли на выборы 28,9 процента, то есть 71 процент вообще не пришли. Признак плохой. Это означает просто, что они ничему не верят, чего голосовать? Бессмысленно, бесполезно. И вот на этом фоне, когда люди так думают, некто решил, что еще и журналистам надо рты заткнуть, чтобы они ничего не говорили, чтобы уж совсем не было информации, ну, это во главе с господином Вешняковым. Например, оказывается, что если депутат, который сейчас хочет опять пройти в депутаты, когда-то обещал одно, а мы находим, что он ничего этого не сделал, а наоборот, голосовал против, мы не имеем права об этом сообщать. Мы не имеем права сказать зрителю: а вы знаете, что он на самом деле вам наврал? Вот такое интересное положение. К счастью, какие-то журналисты и какие-то депутаты подали иск в Конституционный суд, говоря, что это просто противоречит Конституции, требуя, чтобы отменили этот закон о СМИ, который вот таким образом был принят. Я к сожалению, не подписал, не участвую в этом иске, потому что мне предложили, но я хотел бы сказать господам судьям, что я подписываюсь обеими руками и что я все-таки очень надеюсь, что Конституционный суд подтвердит право граждан России получать информацию и обязанность журналистов эту информацию давать. И в конце я хочу сказать вот что: даже при наличии черного пиара имейте в виду: молчание гораздо хуже и опаснее черного пиара. Вот такие у нас времена.




    Комментирование закрыто.