Опросы

Как вам интервью с Дмитрием Медведевым?

Посмотреть результат

Loading ... Loading ...

Поиск

Архив




  • Управление
  • 6 июля 2003

    Времена. 6 июля 2003 года

    Рубрика: Времена.


    ВЕДУЩИЙ: В эфире программа “Времена”. Программа о главных событиях недели, но сегодня это будет программа о том, что было в этом году. Это – последняя программа в этом телевизионном году. Добрый вечер! Я – Владимир Познер. Итак, я уже сказал, мы будем рассматривать основные события года – те, которые нам, делающим программу “Времена”, казались наиболее важными, наиболее интересными. И будем их обсуждать со своеобразной сборной командой “свежих голов”.

    ВЕДУЩИЙ: Итак, сегодня для обсуждения тех событий и дискуссий, которые мы отобрали, как главные что ли, в этом году, мы собрали своеобразную сборную “свежих голов” – сборную команду – численностью в 5 человек. Это, позвольте вам представить, художественный руководитель театра “Современник” Галина Борисовна Волчек; народный художник СССР, академик Российской Академии художеств Илья Сергеевич Глазунов; певец и композитор Александр Борисович Градский; дважды Герой Советского Союза, летчик-космонавт СССР Георгий Михайлович Гречко и кинорежиссер Александр Николаевич Сокуров. Если вы позволите, мы просто начнем с небольшого клипа о главных событиях сезона.

    ВЕДУЩИЙ: Вот телевизионный сезон, строго говоря, начинается в сентябре и заканчивается в июне. Вот об этом куске, что ли, мы и будем говорить. И то, что вы увидели здесь в этом клипе – это лишь ведь малая часть событий, которые произошли за это время. Подумайте, в общем, сколько всего было. Вот попробуем обсудить эти вещи. Все-таки, наверное, самым главным событием международным был Ирак – война в Ираке и возросшие, страшно возросшие напряжения в отношениях между Россией и Соединенными Штатами. Какими, все-таки, должны быть эти отношения? Я не прошу, так сказать, выступать от кого-либо, от чьего-либо мнения, вот лично от себя, какими вы бы хотели видеть отношения между Россией и Америкой? Кто хочет начать, пожалуйста.

    ПЕВЕЦ, КОМПОЗИТОР А.ГРАДСКИЙ: Ну, я считаю, что Россия, почему-то считается страной более слабой, чем Советский Союз, во всех отношениях. Я это слышу постоянно по телевидению. Мне это вот пытаются внушить. Может быть, кому-то это и удается внушить, но мне это внушить очень сложно. Страна преобразовалась, как бы, в другую страну. Мы избавились от большого количества проблем, как это ни странно. Страна стала меньше и более мобильной. И я считаю, что она ничуть не менее сильна, чем Советский Союз, но недостаточно еще сильна, как мне бы хотелось. Но Макиавелли говорил, что необязательно быть очень сильным, важно производить впечатление сильного! И вот, если Россия будет производить впечатление сильного, даже не имея, может быть, той силы, которой от нее реально ждут – потому что никто не попросит Россию применить эту силу и показать на деле, какова она – поэтому нужно себя вести жестко, я считаю. И не нужно ни с кем дружить, надо по английскому принципу, что у Англии нет друзей…

    ВЕДУЩИЙ: А есть национальные интересы.

    ГРАДСКИЙ: А есть национальные интересы. Если мы по этому принципу будем делать и жестко поступать в тех случаях, когда, действительно, наши национальные интересы будут нуждаться в защите, нас самих, тогда с нами будут считаться. И американцы в первую очередь.

    ВЕДУЩИЙ: Хорошо. Какие еще есть по этому поводу мнения? Галина Борисовна, Вы-то как?

    ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ ТЕАТРА “СОВРЕМЕННИК” Г.ВОЛЧЕК: Владимир Владимирович, Вы знаете, что при невероятных географических, политических, социальных различиях между двумя странами, в генотипе человека есть много общего, я имею в виду американцы и …

    ВЕДУЩИЙ: И русские?

    ВОЛЧЕК: И русского человека. Просто в генотипе. Не в форме выражения этого. И, мне кажется, эти люди способны понимать друг друга. Я это на личном опыте говорю, как человек, который работал там не один раз.

    ВЕДУЩИЙ: Да.

    ВОЛЧЕК: Понимаете?

    ВЕДУЩИЙ: Да.

    ВОЛЧЕК: Вот. И поэтому, если учитывать то, что говорит Саша, предположим, – и я с этим согласна. Не надо ни под кого подкладываться, не надо ни в коем случае бежать, так сказать, за локомотивом…

    ВЕДУЩИЙ: Позвольте, тогда, Илья Сергеевич. Вот, с Вашей точки зрения, что хорошо для России? Вот сближение с Америкой – то, что мы говорим: “Да, это – наш союзник”. Вот это сближение с Америкой, с Вашей точки зрения, скорее, вредно для России?

    НАРОДНЫЙ ХУДОЖНИК СССР И.ГЛАЗУНОВ: Вы знаете, я всегда вспоминаю, что ответил на такой же вопрос, Владимир Владимирович, как Вы задаете, великий государь Александр Третий. Он сказал: “У России два союзника – ее армия и ее флот”. И мне думается, мне думается, и я бы очень хотел, чтобы это осталось, что, если сегодня все говорят о терроризме, то Америка превращается в державу терроризма. Потому что бомбить, допустим, Югославию бывшую, сербов – о чем мы все молчим… Уничтожаются древние монастыри, люди до сих пор, албанцы – все эти проблемы… Потом вдруг, не имея на то, с моей точки зрения, серьезного основания, но имея силу – а сила не правит миром, еще Александр Невский говорил: “Не в силе Бог, а в правде!” – вдруг ковровые бомбежки Ирака. Если вдруг кто-то скажет, что вчера на Черемушкинском рынке увидели Бен Ладена, продающего урюк, они имеют право ковровую бомбежку учинить Москвы?

    ВЕДУЩИЙ: Если Вы позволите, подвести некоторые итоги…

    ГЛАЗУНОВ: Подвожу итоги. Извините, подведу итоги.

    ВЕДУЩИЙ: Да.

    ГЛАЗУНОВ: С Вашего разрешения. Я считаю, что не может стоять проблема дружбы или не дружбы с Америкой. Стоит проблема о национальных интересах, о силе и могуществе нашего государства, которое раньше называлось Российская Империя, потом СССР, теперь Россия.

    ВЕДУЩИЙ: Замечательный Вами нарисован образ Бен Ладена, торгующего на рынке урюком у нас – это классная вещь! Совершенно!

    ГРАДСКИЙ: Бен Ладен с маленькой буквы…

    ВЕДУЩИЙ: Ну, да, конечно.

    ГРАДСКИЙ: Не с большой.

    ГЛАЗУНОВ: Это значит, что будут бомбить, Владимир Владимирович.

    ВЕДУЩИЙ: Да, я понимаю.

    ГЛАЗУНОВ: То есть, понимаете, у них нет сдерживающих центров.

    ВЕДУЩИЙ: Георгий Михайлович, Вы хотели бы сказать об американцах, что это наши друзья, или бы Вы хотели сказать, как, например Александр Градский, что никаких друзей у нас нет, у нас есть национальные интересы?

    ЛЕТЧИК-КОСМОНАВТ, ДВАЖДЫ ГЕРОЙ СОВЕТСКОГО СОЮЗА Г.ГРЕЧКО: У меня много личных друзей в Америке. И по своему характеру я бы хотел, чтобы и у нас была дружба. Но, все-таки, сейчас, мне кажется, главное – то, что сказал Градский. Наши национальные интересы.

    ВЕДУЩИЙ: Так. Ну, что ж, Александр Николаевич?

    КИНОРЕЖИССЕР А.СОКУРОВ: То, что касается вот вопроса о Соединенных Штатах, лично мне абсолютно все равно. Я считаю, абсолютно все равно, какие будут отношения, ну, в известной мере, конечно, да? Я считаю, что у нас должна быть, должна существовать совершенно определенная дистанция. Мы говорим не о взаимоотношениях между людьми, мы говорим о взаимоотношениях между государствами. Американское государство и государство Российское – это абсолютно две разные вещи, которые почти не имеют, на самом деле, никаких точек соприкосновения по политической своей культуре и по своему экономическому уровню. Понимаете? Поэтому до определенного времени и, может быть, достаточно долго должна сохраняться эта дистанция. Благородная достаточная дистанция.

    ВЕДУЩИЙ: Если позволите, все-таки, я перейду к событию конкретному – я имею в виду “война в Ираке” – в том смысле, что, когда она вот-вот должна была начаться, мы ставили вопрос такой перед нашими экспертами, будет ли штурм Багдада, вообще, что там будет. Вот послушайте, что они говорили.

    /АРХИВ, ПРОГРАММА “ВРЕМЕНА” ОТ 30.03.03/

    ВИЦЕ – СПИКЕР ГОСДУМЫ РФ В.ЛУКИН: Они медленно идут к Багдаду, видимо, рассчитывая на то, что, все-таки, какие-то внутренние факторы – скажем, в Багдаде много шиитов; может быть, начнется голод; может быть, воды не будет – скажутся, и взятие Багдада будет каким-то не вполне военным и не только военным. Я думаю, в этом какой-то замысел американский есть. Если этого не состоится, то придется штурмовать Багдад, а это – огромные жертвы.

    ПРЕДСЕДАТЕЛЬ СОВЕТА ПО ВНЕШНЕЙ И ОБОРОННОЙ ПОЛИТИКЕ С.КАРАГАНОВ: Они провалили свою стратегию. И теперь им придется штурмовать Багдад рано или поздно. Иракцы не сдадутся – уже теперь очевидно. Другое дело, что могут попытаться сначала отказаться от стратегии бережения “своих”. И, между прочим, иракцев. Они, проиграв политическую, пропагандистскую войну, все-таки, пошли по пути бережения иракских жизней, ну, чтобы не проигрывать дальше эту войну. А могут попытаться, конечно, задушить Багдад голодом. Есть такой вариант. Поэтому я думаю, что штурм Багдада неизбежен, если американцы, вообще, не откажутся от своих планов, что практически невозможно.

    ПОЛИТИЧЕСКИЙ ОБОЗРЕВАТЕЛЬ А.БОВИН: Штурма не будет в том смысле, как Берлин мы штурмовали. А будет осада, ну, более активная вот осада, чем просто поставить вокруг войска и ничего не делать. Будет осада Багдада и какие-то, так сказать, элементы активных действий. Но штурма в классическом смысле этого слова не будет.

    ВЕДУЩИЙ: Вот меня интересует, вот вы, когда всe это смотрели и слушали, у вас возникли какие-то свои, не знаю, теории, почему эта власть Саддама Хусейна вот так раз, и ее не стало? Исчезли эти люди, которые должны были бросаться под танки и так далее. Всe. Это вот как раз – и не стало.

    Вообще, вы для себя имеете объяснение? У Вас было удивление по поводу этого?

    ГРЕЧКО: Да, конечно.

    ВЕДУЩИЙ: И чем это Вы объясняете?

    ГРЕЧКО: Ну, удивление тем, что мы с Чечней никак не можем справиться. И вдруг с такой, казалось бы, державой так быстро и так бескровно… А объясняю тем, что они заранее к этому подготовились. Они разделили суннитов, шиитов, провели работу, кого-то купили, кого-то, значит, чем-то заинтересовали. И вот только после того, как они организовали там “пятую колонну”, они спокойно сравнительно туда вошли.

    ВОЛЧЕК: Нет, я только одно, как бы, понимаю, к несчастью, что эта история надолго, если не…

    ВЕДУЩИЙ: Это – другой вопрос.

    ВОЛЧЕК: Да, да. А ответить и понять, как это было возможно…

    ВЕДУЩИЙ: А Вам не кажется, что просто-напросто, на самом деле, режим был абсолютно гнилой, что все эти славословия насчет того, что “мы американцев сотрем в порошок” – это была чистая пропаганда, что люди на камеры говорили то, что они должны были говорить, потому что были другие, которые за этим следили…

    ВОЛЧЕК: Ну, да.

    ВЕДУЩИЙ: А когда дошло до дела, там просто некому было драться, на самом деле. Вам не кажется, что это более…

    ВОЛЧЕК: Вполне возможно.

    ВЕДУЩИЙ: Нет, что Вы думаете?

    СОКУРОВ: Знаете, нет, мне кажется, мне кажется, что немножко в другом проблема. Может быть, я ошибаюсь. Вообще, политическими категориями и задавать вот политические вопросы, и, политический подтекст, если анализировать, эту ситуацию, он не срабатывает, этот механизм не срабатывает – политический! Ирак проиграл, потому что – если это проигрыш, я не знаю, надо еще подумать, надо посмотреть, что, на самом деле…

    ВЕДУЩИЙ: Да.

    СОКУРОВ: Потому что это – несопрягаемые цивилизации. Это просто одна цивилизация ушла в сторону, а другая пришла на ее место – более сильная.

    ВЕДУЩИЙ: Что Вы скажете, Саша?

    СОКУРОВ: Они не воюют разные цивилизации, понимаете, слава Богу. Обратите внимание.

    ГРАДСКИЙ: Ну, я, в общем-то, согласен с тем, что говорит Александр Николаевич. Вот эмоционально согласен. Для меня вопрос, все равно, остается открытым, в какой-то степени, потому что в силу того, что там происходило, мы знать, не знаем, не узнаем и не должны узнать – не нашего ума это дело. Вот. Этим, пускай, как говорится, спецслужбы занимаются. Почему это произошло? По одной простой причине – потому что американцы дали понять, причем дали понять не только Ираку, но дали понять всем, кто попытается еще, так сказать, или взрывать чего-то у них дома или, вообще, так сказать, вести себя неуважительно. Вот они дали понять, что чикаться они ни с кем не будут. И вот они дали понять, что Иран будет вот так себя вести, они и к Ирану придут. Будет вести Саудовская Аравия – они и там разберутся. И в Ливии разберутся, где там еще – в Судане… Чтобы было, в общем, тихо. Но, с другой стороны, не факт, что американцам сейчас в Ираке, вот сейчас именно в Ираке, будет так же хорошо, как было, когда они туда входили.

    ВЕДУЩИЙ: Это, несомненно!

    ВОЛЧЕК: Но ты не ответил вот на этот вопрос.

    ГРАДСКИЙ: Почему они это сделали?

    ВОЛЧЕК: Нет.

    ВЕДУЩИЙ: Почему всe так провалилось?

    ГРАДСКИЙ: Потому что арабы, в принципе, воевать не хотят. Давайте говорить серьезно. Как может пять миллионов государство Израиль держать в страхе 100 с лишним миллионов арабов уже с 60 там какого-то седьмого года. Вот вам ответ на этот вопрос. Еще ни одной компании арабы у Израиля не выиграли.

    ГЛАЗУНОВ: Речь идет о том, что Ирак – это слабая колониальная страна, которая была обвинена в том, что она якобы имеет какое-то сверхоружие смерти для всего мира.

    ВЕДУЩИЙ: Нет, просто имеют оружие массового уничтожения.

    ГЛАЗУНОВ: Это не подтвердилось. Значит, это называется провокация, как поджог Рейхстага у Гитлера. Они слабенькие колониальные, единственный цемент их общества – Коран, это общеизвестно. То, что Америка вседозволенно расправляется с теми странами, которые ей неугодно, у меня восхищения не вызывает.

    ВЕДУЩИЙ: Поехали дальше. Другая тема, которая не менее волнует нашего зрителя. Значит, вот, в этом году был принят закон о земле. Вообще, земля для России – это вечная проблема, в данном случае – это закон, позволяющий продавать, покупать землю, в том числе сельхозугодья. Вопрос, будет ли вообще этот закон работать в России? И, вот, в нашей студии, когда мы коснулись его, вот, что мы услышали.

    /АРХИВ 02.02.2003/

    ГУБЕРНАТОР САМАРСКОЙ ОБЛАСТИ К.ТИТОВ: Он посредством определенных законодательных и экономических механизмов дает путь буржуям отобрать землю у крестьянина и взять ее в свою собственность. А крестьянин становится просто наемным работником. Он может быть в больших количествах нанят, в меньших, но собственность на землю по этому закону он теряет.

    ВЕДУЩИЙ: Вы, какую терминологию интересную употребляете – “буржуям”. Кто у нас буржуй-то?

    ТИТОВ: Олигархи, вы их знаете хорошо.

    ВЕДУЩИЙ: Их всего там 10 человек олигархов-то.

    ТИТОВ:А сегодня они все уже покупают землю. Крестьянин ни один землю не купил, потому что просто у него на это нет возможности.

    ПРЕДСЕДАТЕЛЬ СОВЕТА АССОЦИАЦИИ ОТРАСЛЕВЫХ СОЮЗОВ АПК В.СЕМЕНОВ: Олигархам, по большому счету, земля не нужна. Не стройте иллюзий. Она им может быть нужна только для спекуляций. Но если мы сделаем так, что закон будет выполняться, и не дадим путь коррупции, олигархи не наживутся на этой земле.

    ГУБЕРНАТОР КРАСНОДАРСКОГО КРАЯ А.ТКАЧЕВ: Что мы боимся? 40 процентов земельных долей находится у пенсионеров, которые не работают уже в колхозах, акционерных обществах и так далее. И поэтому сегодня проходимцы, мягко выражаясь.

    ВЕДУЩИЙ: Мягко – это проходимцы, а если нет – то буржуи, да?

    ТКАЧЕВ: Могут купить за тысячу рублей, обманут. И потом, бабушка, дедушка, кто угодно, по незнанию, по глупости, по другим каким-то причинам косвенным, прямым продадут и останутся ни с чем.

    ВЕДУЩИЙ: Значит, давайте так, Александр Николаевич. Вы как относитесь к тому, чтобы в России действительно можно покупать и продавать землю, ну, как в любой нормальной стране?

    СОКУРОВ: Очень сложный вопрос, он не гражданский вопрос, может быть, даже не вопрос гражданского общества, может быть, даже не вопрос для общественного обсуждения. Возможно, что это профессиональная проблема большая. Но, с точки зрения эмоциональной, что я могу, о чем я думаю, и чему я являюсь свидетелем, бывая на юге России, в Ставропольском крае, где мои родители живут. В русском сельском населении очень много злости и злобы. Владеть землей без добра нельзя, вот, надо владеть землей и быть добрым человеком. Если земля попадает в руки злого человека – беда, всем беда, и тому, кто владеет этой землей, кто ее получает, покупает, и всем, кто вокруг. Вот, эта вот страшная проблема…

    ВЕДУЩИЙ: А почему они злые-то? Не потому ли, что они, как раз не могут купить землю, потому что в течение десятилетий их мордовали, паспортов не имели?

    СОКУРОВ: А потому что, на, такой сложный вопрос, на него не может быть простого ответа, они не покаялись. Мы соучастники того, что было в России.

    ВЕДУЩИЙ: Вот так?

    СОКУРОВ: Конечно. А как же?

    ГЛАЗУНОВ: Я не согласен.

    ВЕДУЩИЙ: Георгий Михайлович, что вы думаете, вот, насчет… Ведь, в общем, были выдающиеся умы в России, которые считали, что без свободной продажи земли вообще Россия не сможет продвигаться.

    ГРЕЧКО: Я сначала скажу, что я был гостем у американского фермера, и он говорит: “Трудно на земле работать, мои соседи разоряются”. Я сказал: “Может быть, некорректно спрошу, можете не отвечать, но, вот, почему они разоряются, а вы нет?”. Он сказал: “Потому что эта земля, земля нашей семьи, моя земля, а разоряются те, кто арендует”. Поэтому я за то, чтобы земля была у тех, кто на ней работает. Но у тех, кто на ней работает, нет денег. Поэтому сейчас мне кажется продавать землю нельзя.

    ВЕДУЩИЙ: Так, да, пожалуйста.

    ГЛАЗУНОВ: Вы знаете, я согласен больше всего с космонавтом с нашим уважаемым. Потому что, например, Столыпин, а мы должны у него учиться, потому что это был великий реформатор, и воистину реформатор, он делал ставку на сильных, он создал крестьянский банк, где каждый беспроцентно мог взять деньги, и выкупить землю. У крестьян нет денег, чтобы выкупить землю, значит, государство должно помочь и создать крестьянский банк, и распределить точно, какие земли можно продавать, а какие нет. Так что четко надо определить, что можно продавать, где, и поднять, вот, я в Подмосковье езжу, и вы ездите, засохшие поля. Все, что к нам везут привозное. Надо поднимать национальную экономику, и начинается это с поддержки крестьянства, которое водят за нос 100 лет уже.

    ВЕДУЩИЙ: Ну, я думаю, что гораздо больше.

    ГЛАЗУНОВ: Воду, там, матросам, землю крестьянам.

    СОКУРОВ: Мне кажется, нужно в первую очередь думать об изменении духовного настроения людей. Если не будет в первую очередь этой работы в обществе, никакая земля никого не спасет, проданная земля пойдет с молотка, люди сопьются. Землю можно отдавать тому, конечно, у кого в душе есть что-то, мы же все это понимаем прекрасно.

    ВОЛЧЕК: Я, в принципе, согласна и с тем, что говорил Глазунов, с точки зрения того, что лишь бы это не превратилось в кампанейщину, как у нас все вот это… Ну, давайте сейчас продавать землю! Чтобы не было так…

    ВЕДУЩИЙ: Ну, так же никто не ставит вопрос.

    ВОЛЧЕК: Нет, вопрос не ставят. Я говорю, что может быть, я согласна с теми экспертами вашими, которые выступали, и те, кто говорили, что, если бы не коррупция, если бы не то, что я там назвала словом кампанейщина, имея в виду нашу страсть в нашей стране к любой компании, то на одно, то на другое, то на третье, вот в этом смысле. И, конечно, нельзя не согласиться с тем, что говорит Сокуров, понимаете?

    ВЕДУЩИЙ: Одну минуточку. Да?

    ГРАДСКИЙ: Я, вот, один против всех в данном случае, и против Ткачева, хотя я к нему с очень большим уважением отношусь, против тех слов, которые говорил, естественно, Титов, и против того, что говорят здесь все, относительно против. У нас всегда такие вот глобальные решения делаются не в комплекте, я бы так сказал.

    ВЕДУЩИЙ: Президент Путин, все-таки, сказал, что 80% всех овощей и фруктов, которые производятся в России, производятся на приусадебных участках, 80%. Нужно еще какие-то доказательства того, что в принципе нужно, чтобы человек владел землей? Другое дело, что да, нужно по-умному это делать.

    ГРАДСКИЙ: Бояться должен, что его отберут, тут ведь вот что, общество и государство должно создать ситуацию, при которой люди перестали бы бояться вкладывать свой труд и деньги, потому что придет дядя и скажет: “Сейчас мы будем все отбирать, давайте все”. А у человека одна жизнь, он вложил деньги, он вложил труд, вдруг приходит какой-то хрен с автоматом и говорит, отдавай все.

    ВЕДУЩИЙ: Теперь, Галина Борисовна, помню, сказала слово коррупция – слово важнейшее в отношении России сегодня. Вот, был специальный опрос граждан России, посмотрите, что было в нашей программе.

    /АРХИВ 24.11.2002/

    ВЕДУЩИЙ: А есть ли какая-то особая, ну, что ли, особая черта у российской коррупции?

    ЗАВЕДУЮЩИЙ ОТДЕЛОМ СОЦИОЛОГИИ ФОНДА “ИНДЕМ” В.РИМСКИЙ: Ну, конечно, есть.

    ВЕДУЩИЙ: А что это за?..

    РИМСКИЙ: Коррупция всегда имеет национальные особенности. Вот национальной особенностью, скажем, коррупции в Великобритании является то, что там коррупция на нижнем уровне, то есть непосредственно во взаимодействии чиновников и граждан, чрезвычайно низка или практически отсутствует. А в России наоборот.

    ВЕДУЩИЙ: Можно ли сказать, что общей чертой коррупции в России является то, что она всеобъемлюща, что она всюду, что она проникла от самых низких и до самых высоких уровней?

    РИМСКИЙ: К сожалению, да. Наши исследования показывают, что это, вообще, системная проблема нашей страны.

    ВЕДУЩИЙ: Вот этот опрос, это исследование было сделано осенью прошлого года. Системная вещь в России, от и до, с низов до верхов, коррупция. Значит, есть ли какой-то путь для решения этого вопроса в России? На самом деле, это вообще бич.

    ГЛАЗУНОВ: Конечно, есть. Вы знаете, мы столько хорошего говорили об Америке, то давайте учиться хорошим проявлениям Америки. В Америке существует свобода смертной казни, хочешь укол, хочешь электрический стул, хочешь петля. У нас нет смертной казни, и поэтому беспредел.

    ВЕДУЩИЙ: И в Европе нет. Значит, я бы хотел уважаемым зрителям, все-таки, сказать. Важно, чтобы человек говорил, зная, о чем он говорит. В Америке нет свободы смертной казни, есть ряд штатов, где есть смертная казнь. В этом штате только один вид, никто не может выбирать. Если ты в Нью-Йорке, то электрический стул, предположим, а если это в Айдахо, то повешенье. Выбора никакого нет. Это первое. А, во-вторых, была смертная казнь в Англии, во Франции, в Испании, в Италии, они ее отменили, в результате чего преступности стало меньше, а не больше. Если вы считаете, что смертная казнь – это и есть решение коррупционного вопроса в России, пожалуйста. Какие еще есть мнения?

    ВОЛЧЕК: Ну, я никак не могу с этим согласиться.

    ГЛАЗУНОВ: Если идет война, не надо стрелять, поднимать ручки и говорить, какие хорошие…

    ВОЛЧЕК: Нет, хорошие говорить не надо и стрелять не надо, по возможности. Я совершенно с этим не могу согласиться, абсолютно. Вот, а как бороться с этим…

    ГЛАЗУНОВ: В Америке борются.

    ВОЛЧЕК: Как возможно. Вот, чем? – Только тем, что…

    ВЕДУЩИЙ: Значит, еще раз, Александр Николаевич.

    СОКУРОВ: Мне кажется, что, когда мы говорим о коррупции, тогда мы говорим о болезни государства. Это болезнь государства, но отличие нашей от западной практики может быть, только болезнь у нас имеет некий национальный акцент, коррупция в масштабе бандитизма. Вот, я бы так сказал, у нас не просто коррупция, у нас бандитизм. В любом городе страны, в любом маленьком городе, в любом селе это имеет абсолютно, это как спазмы государства, это уже приобретает кошмарные формы. Ни в Петербурге, ни в Москве, ни в южных городах, ни в Сибири, ни, тем более на Дальнем Востоке не сохраняется никакой контроль, на мой взгляд, за государственной или правовой жизнью. Но здесь-то все понятно, потому что наше государство не имеет навыка созидательного, у нашего государства есть отработанный, проверенный только один инструмент управления обществом – подавление. Созидательная функция очень не развита, любая крупная стройка, любая крупная победа – она сверх напряжения или заключенные. Развиваем космос, начинает что-то беднеть, начинаем строить одно, разваливается другое.

    Но надо понимать, что коррупция в России – это бандитизм, и бороться надо с того, что продумать эту систему, что это такое русский бандитизм? Потому что он уже не имеет отношение только к России, он имеет гораздо большие масштабы, мы знаем, и он уже становится, к сожалению, национальной чертой, и, к сожалению, переходит в характер огромного числа молодых людей. Бандитизм, как форма жизни, форма поведения, это входит в характеры миллионов наших соотечественников.

    ВЕДУЩИЙ: Георгий Михайлович, вы пессимист в этом вопросе?

    ГРЕЧКО: Я ученый, и я не могу результаты желать такие какие-то, какой есть результат, я его принимаю, как ученый, я считаюсь с фактами. У нас еще, как у летчиков, у нас есть такая точка возврата, вот, если ты пройдешь точку возврата, уже не вернешься. Вот, мне кажется, что в коррупции мы точку возврата прошли, дошли до беспредела, и цивилизованных способов побороть коррупцию в современной России нет.

    ГРАДСКИЙ: У меня другое мнение. Это резкое увеличение значения в обществе и защита очень серьезная судебной системы. Если судебная система будет работать так, как она должна работать, чтобы человек в суде проводил приблизительно 3-4 дня в неделю. Нет-нет, ничего страшного, они найдут время, потому что они поработают, потом придут в суд отстаивать свои интересы. Значит, если человек русский привыкнет ходить в суд и добиваться своих прав, то лет через 40-50 коррупции в нашей стране не будет. Другого пути нет, если резать по головам, то вместе с нездоровым, то, что в коррупции есть, вырежется и то здоровое, что в коррупции тоже есть.

    ГРЕЧКО: Так у нас в суде как раз коррупция.

    ГРАДСКИЙ: Нет-нет, суд должен быть, я же сказал, резкое увеличение значения ответственности судей, как таковых. То есть, чтобы суд стал четвертой властью, на самом деле, третья…

    СОКУРОВ: Владимир Владимирович, может быть, проблема еще в том, что коррупция и бандитизм наступает там, где отступает культура и отступает юридическая жизнь.

    ВЕДУЩИЙ: Ну, все-таки, если читать русскую литературу, того же Салтыкова-Щедрина, да и многих других, ты видишь, что коррупция тогда была абсолютно такая же. Гоголя читаешь “Ревизор”, уж куда дальше? То есть это давние корни, это не к советскому времени относится, это вообще… Читаешь Де Кюстина, когда он приезжал, он это видел на каждом шагу. То есть, это не что-то новое, это часть истории, когда отправляли чиновников, чтобы они сами зарабатывали деньги, и как они их зарабатывали? – Да понятно как – на взятках. Вот я и спрашиваю, может быть, вы и правы, что это стало просто национальной чертой, а если…

    ГЛАЗУНОВ: Нет.

    ВЕДУЩИЙ: Нет, а что это?

    ГЛАЗУНОВ: Вы знаете, вот, вы назвали Кюстина, с моей точки зрения, ну, мы же демократы, у нас разные точки зрения, это грязный клеветник, который мстил Николаю Первому за то, что он подавил бум декабристов. Россия превышала в 6 раз Римскую империю. Не коррупционерами и взяточниками она построена. Надо знать историю русскую.

    Речь идет о другом, сейчас молодежь, если она учится, она должна иметь деньги, чтобы учиться, они не имеют перспективы жизненного развития, и отсюда рождается коррупция. Коррупция – это свойство советско-американской демократии.

    ВЕДУЩИЙ: Понятно. А Гоголь причем, “Ревизор” – это что?

    ГЛАЗУНОВ: Гоголь – это была шутка.

    ВЕДУЩИЙ: Галина Борисовна, вы хотите что-то добавить?

    ВОЛЧЕК: Я просто хотела тебе сказать на счет Гоголя одну цитату, и ты говоришь, что это шутка.

    ГЛАЗУНОВ: Причем тут Гоголь.

    ВОЛЧЕК: Как причем Гоголь?

    ГЛАЗУНОВ: Показывали по телевизору – верхушка милиции с заломленными руками повезли, причем тут Хлестаков?

    ВОЛЧЕК: Какой Хлестаков, когда Городничий говорит реплику, которую можно сегодня вставить…

    ГЛАЗУНОВ: Какую?

    ВОЛЧЕК: Какую? – Пожалуйста: “Если будет спрашивать, строится ли церковь, потому что на нее уже деньги взяты, скажи – начала строиться, но сгорела”.

    ВЕДУЩИЙ: В марте исполнилось 50 лет со дня смерти Сталина, осуждали эту тему вдоль и поперек. Меня всегда интересовал один вопрос – почему до сих пор так много в нашем обществе людей, которые ностальгируют, что ли по сталинским временам, для которых Сталин – великая фигура. В чем все-таки феномен его диктатуры? Вы, кажется, говорили в перерыве, что невольно возникла тема Сталина в вашем разговоре.

    ГРАДСКИЙ: Нет, это об иллюзиях я говорю, в человеке есть масса всяких качеств, хорошие и плохие, и замечательные, и ужасные. Но каждый человек испытывает комплекс так называемой власти, что ли над людьми. У каждого живет вот этот маленький мерзавец, там, внутри, который бы хотел бы властвовать над детьми своими, над подчиненными, над страной, над миром. Это есть, просто у одного это разрастается в безумные формы. И вот есть, я считаю, есть такой комплекс зависти к Сталину, как к властителю, что вот этот человек, видимо, смог сделать так, что не просто страну, а полмира заставить себя слушать и с собой считаться. Проблема состоит не в Сталине, и не только в Сталине, а вообще, действительно, в национальных чертах нашего народа, а именно в мифологии, в мифологичности русского человека, в его любви к сказкам, к мифам. И это касается не только Сталина, это касается певцов, писателей, музыкантов, актеров, политических деятелей, спортсменов, всех. Мы создаем себе мифы, которые таковыми не являются, мы возводим их на пьедестал, потом начинаем им поклоняться, потом, когда через поколение, через два выясняется, что это просто никто, мы забываем его и так далее. Вот этим мы занимаемся 400 лет.

    ВЕДУЩИЙ: Я все-таки возвращаю этот вопрос, Александр Николаевич, вам. Это не просто певец и не просто танцор, а это, в общем-то, величайший преступник, который сотворил с Россией, Бог знает что. Вот как при этом немало людей в России до сих пор его чтят. Вот как это понимать?

    СОКУРОВ: Чтят, наверное, не его, а какой-то такой образ, совершенно абстрактный.

    ВЕДУЩИЙ: Но Сталин все-таки.

    СОКУРОВ: Называется Сталин, можно назвать как-то по-другому. Это на самом деле не так принципиально. Если есть государство, оно должно быть сильным и должно быть защитником. У большей части людей есть разумное требование к государству, чтобы оно было грамотно организовано, чтобы в этом государстве был порядок, чтобы в этом государстве не переходили через какие-то грани. Если это государство. Люди понимают в России, что они живут в государстве. Тяга в России людей к государству особенная, мне кажется. Вот у нас есть некое, если позволите сказать, национальное качество – мы государственники.

    ВЕДУЩИЙ: И что, Сталин олицетворяет собой для некоторых вот это государство?

    СОКУРОВ: Для того, чтобы управлять такой страной как Россия нужна огромная энергия. Огромная энергия личная. Но поскольку мы имеем дело со страной, которая все время в таких муках все делает, все всe время мучаются, то в результате и к власти приходят люди, которые не счастливые по определению. Они несчастливы. Они также несчастливы, как и любой гражданин, живущий в стране.

    ВЕДУЩИЙ: Георгий Михайлович.

    ГРЕЧКО: Я хочу вот что сказать. Давайте оттолкнемся от лозунга иезуитов “цель оправдывает средства”. Начнем со средств сталинских. Это были кровавые, страшные средства, когда ни в чем не повинные миллионы людей умирали. Это Сталину никогда простить нельзя. А дальше еще давайте посмотрим. Память очень такая хитрая вещь. В памяти всегда забываются трудности, а то, что хорошее помнится. Вот даже в полете, был пожар, были другие страшные вещи. Теперь я шучу по этому поводу, а тогда было очень страшно. А все хорошее, что было в полете, помню. Так вот со Сталиным, мне кажется, та же самая история Он кровавый диктатор, недопустимо, незабываемо кровавый диктатор, но постепенно люди об этом забывают, меньше как-то на это реагируют. Но, с другой стороны, вот то, что сказал Сокуров. Он построил сильное государство. И вот еще один момент. В таком внимании сейчас к Сталину есть протестная часть очень большая, потому что даже можно объяснить простым примером. Когда умер Сталин, и описывали его имущество, у него были стоптанные ботинки, изношенный костюм и 20 тысяч рублей в сейфе, и шинель. Кто реально управляет Россией, давайте прикинем, какие списки собственности останутся у них, и спросим, Сталин управлял ради государства или вот они управляют ради себя. Мне кажется, вот это сопоставление народу и позволяет забывать кровавость Сталина, но вспоминать все хорошее, что он сделал для государства.

    НАРОДНЫЙ ХУДОЖНИК СССР И.ГЛАЗУНОВ: Я бы хотел два слова о Сталине сказать. Первая революция, как известно, была в Англии. Вторая, очень страшная, лились моря крови, во Франции. Из нее вышла третья революция – Октябрьская. Переворот. И когда я был в школе, мы все учили, это справедливо, Сталин – это Ленин сегодня. Я не буду говорить, что это для меня ненавистная фигура. Я объясню, почему, с моей точки зрения, зная разных людей, сейчас его культ. Все видят в нем великого победителя над нацистской Германией и итальянским фашизмом.

    ВЕДУЩИЙ: Победитель над нацизмом и вместе с тем возникают в России вполне нацистские группы. При чем они не просто так сказать превозносят русских, как отдельных и особых, но при этом страшно оскорбительно говорят о других нациях и национальностях. Они самые разные. Тут и неофашисты, и неонацисты, и просто националисты. Их стало довольно много, в России это довольно заметно. В нашей программе как раз одна такая группа присутствовала. Вот, посмотрите, пожалуйста.

    /АРХИВ ПРОГРАММЫ ЗА 09.11.2002/.

    МИРОНОВ: Вот в этом ключе я и воспитан. Я их воспитанник.

    ВЕДУЩИЙ: И у вас дома слово “жид” так и употреблялось.

    МИРОНОВ: Когда я жил в родительском доме, то понятие еврейского вопроса у нас дома не стояло по одной простой причине. Тогда настолько обнаженным еврейский вопрос в России не стоял, тогда у меня не было за плечами опыта работы в правительстве, в Совете министров СССР, в газетах, тот опыт, который в результате и привел к тому, что я формулирую. Да, Россия сегодня находится под жидовским игом.

    ВЕДУЩИЙ: Для того, чтобы еще раз почувствовать идеологический посыл НДПР и тот тип людей, которые туда идут, посмотрим еще один момент съезда.

    /ФРАГМЕНТ УЧРЕДИТЕЛЬНОГО СЪЕЗДА НДПР/ МИРОНОВ: По рядам я вижу, в первом ряду ходит газетенка Саши Аратова, ну как все у жидов называется “русское”, вот эта называется “Русская правда”. Как у них “Русское радио”, так это “Русская правда”, которую здесь читают в зале, где есть конкретная статья, обвиняющая одного из наших соратников Кучерова в том, что он еврей, дескать, мы в свои ряды принимаем евреев. Я не знаю Кучерова настолько, я с ним в бане не мылся, но я сужу по делам. Те дела, которые значатся за Кучеровым, позволяют мне сомневаться в правде, которую предоставляет уж точный жиденок Саша Аратов.

    ВЕДУЩИЙ: Ну, что скажите? Откуда это берется, и что с этим будет?

    ГРАДСКИЙ: Я думаю, что это очень просто объяснить. Для меня лично это объясняется очень простыми вещами. В России возник некий политический процесс. До этого никакого политического процесса не было, была руководящая и организующая. Хочешь – вступай в комсомол, значит, попадешь дальше в партию. Больше никаких организаций нельзя было. Ну, какие могут еще быть организации в советское время. С 90-х годов начался политический процесс, и люди стали вступать в разные организации. 5-10 основных организаций, которые в принципе технически могут быть, как либеральная, консервативная, либерал – демократы, еще кто-то, все эти ниши были заняты. Эти ниши были заняты, а эта ниша была свободная. И единственно, куда эти люди смогли прийти, используя, может быть, какие-то свои недостатки образования, недостатки своей, может быть, жизни, личную обиду на какого-то там не знаю человека другой национальности или цвета кожи. И им идти-то некуда.

    У них оказались свободными только эти ниши. Единственное, что должно быть, если люди пропагандируют такие убеждения, если они противоречат Конституции, это должно быть быстро подавлено. Если они свои убеждения декларируют, и это вполне соответствует тому, что было записано в Основном Законе, значит, такие организации должны существовать. Просто государство или порядок должны быстро на это реагировать.

    ВЕДУЩИЙ: Ясно. Скажите, пожалуйста, Александр Николаевич, что вы думаете по поводу увиденного. Ваше мнение, какое?

    СОКУРОВ: Мне кажется, что нацист – это человек, который не любит. Вот он не любит человека. Это большая проблема для человека, это не любить. Нацистом может быть человек, который не любит. Он не может понять, что на самом деле в человеке есть независимости от крови поразительно красивые вещи. И что на самом деле разная кровь и разные национальности – это прекрасно. Это то, что нас не разъединяет, а объединяет. Это есть другая культура, другая национальная культура, которую мы никогда не познаем, и поэтому мы не должны воевать. Потому что мы не знаем, с чем мы воюем, что это такое. Но вообще это государственное, опять эта та же самая заурядная государственная проблема. Нацизм возникает там, где действительно возникает какая-то внутренняя идеологическая, культурная недостаточность одних национальных групп по отношению к другим. Эта проблема без сомнения существует. Очень тяжело живут очень многие русские на Кавказе. Мы понимаем, что есть вещи, которые… Нельзя там им жить. Надо дистанцироваться. Нужно жить осторожно, рядом. Если ты видишь, что к тебе относятся скверно, если тебя рабом делают, тебя сажают в яму и такая традиция у этого народа, ох, какая традиция, но это традиция. Значит, надо дистанцироваться. Надо быть осторожным по отношению к этому народу. Это другая цивилизация.

    ВЕДУЩИЙ: Галина Борисовна, вы были на этой программе. Я помню, что вы были крайне удручены.

    ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ ТЕАТРА “СОВРЕМЕННИК” Г.ВОЛЧЕК: Не то слово, была удручена. Я и сейчас могу сказать, что я считаю, что ест понятия национальной красоты, национальной гордости и есть понятия национального или государственного, какого хотите, позора. И такие вещи, присутствие их в нашей жизни в любом проявлении – это наш позор. Когда у меня не было даже сил победить свои эмоции, которые случились, потому что я как бы впервые столкнулась с проявлениями фашизма в такой непосредственной близости. Здесь, в этой студии. В этой программе. Для меня любое проявление подобного чудовищно. Я говорю, позор нам, если мы это можем выносить рядом.

    СОКУРОВ: Это не надо превращать в тайну.

    ВЕДУЩИЙ: А для чего я вас пригласил.

    ГРЕЧКО: Я бы так сказал, чтобы объединить людей вокруг чего-то великого, нужен великий человек. А как же Гитлер, как Муссолини объединили вокруг себя? Просто потому, что самое простое – зажечь толпу – это национализм. Вот это самое низменное, вызвать в человеке самое низменное, и тогда получается такая сила.

    СОКУРОВ: В одном да, но в большом количестве уже сложнее.

    ВЕДУЩИЙ: Во всяком случае, я думаю, что надо признать одно, что эти вещи возникают не на пустом месте, что должна быть какая-то причина, почему это возникает. И мы это показали ведь специально, чтобы люди знали, что вот это вот существует. Это реально. Как к этому относиться, пускай каждый сам определит для себя. Но это явление имеет место быть. Мы должны завершить наше общение, поэтому последний вопрос, который я хотел вам показать. Значит, вопрос о чистоте русского языка. Об этом говорили в Думе.

    ГЛАЗУНОВ: Хороший вопрос.

    ВЕДУЩИЙ: Да. В Думе в результате этого обсуждения звучал русский язык своеобразный, скажем так, и дело дошло до рукоприкладства. И поэтому все-таки в нашей программе мы решили поговорить о языке и об этике. Посмотрите, пожалуйста, небольшой сюжет.

    /АРХИВ ПРОГРАММЫ ЗА 02.02.2003/.

    ДЕПУТАТ ГОСДУМЫ РФ, ФРАКЦИЯ КПРФ В.ШАНДЫБИН: Сегодня речь идет о русском языке.

    ВЕДУЩИЙ: Нет, речь идет о вашем поведении.

    ШАНДЫБИН: Русский язык всегда связывается с поведением. И когда он оскорбил комиссию по этике и назвал лично Галину Ивановну вот непристойным словом…

    ВЕДУЩИЙ: Еще раз я вас спрашиваю…

    ШАНДЫБИН: Я подошел и защитил и женщину, и партию.

    ВЕДУЩИЙ: То есть вы считаете…

    ШАНДЫБИН: Меня спрашивают, почему я, мол, так сильно не ударил. Я мог бы не рассчитать свой удар и так бы его ударил, что от него ничего не осталось.

    ВЕДУЩИЙ: То есть вы считаете, что вы правильно поступили? Что это этично?

    ШАНДЫБИН: Я считаю, что не положено оскорблять русский народ, партию и нашу историю. Никому не положено оскорблять.

    ВЕДУЩИЙ: Я спрашиваю вас не об этом, Василий Иванович. Не об этом речь. Галина Ивановна, вопрос к вам. На ваш взгляд, если бы избиратели могли выставить Госдуме оценку за этику по 5-балльной системе, как вы полагаете, какую оценку они бы выставили?

    ПРЕДСЕДАТЕЛЬ КОМИССИИ ПО ЭТИКЕ ГОСДУМЫ РФ Г.СТРЕЛЬЧЕНКО: Последнего заседания, тот случай, который произошел?

    ВЕДУЩИЙ: Вообще, то, что мы видим.

    СТРЕЛЬЧЕНКО: То, что мы видим, я считаю, что эта оценка не превысила бы “тройки”, если по 5-балльной системе.

    ВЕДУЩИЙ: Все-таки “три”, да?

    ВЕДУЩИЙ: Вот этот маленький сюжет, когда этот пассаж в Думе и так далее. Я хочу задать вот связи с этим такой вопрос общий вам. Все-таки можно сказать так, что какой избиратель, таков и состав Думы? Они избираются нами. Значит, видимо, если избиратель изменился за эти 4 года, если он поумнел, если он на это посмотрел, если он подумал, может быть, мы можем надеяться на то, что и Дума будет другая. В конце концов, а как иначе понимать. Есть какие-нибудь идеи, на сей счет?

    ГРАДСКИЙ: С языком связанные?

    ВЕДУЩИЙ: И с языком, потому что они матерятся. Абсолютно публично. Ну, как это вообще? Как это все надо понимать? Не говоря о том, что они плохо говорят по-русски часто.

    ГРАДСКИЙ: Я сразу, чтобы потом прекратить уже влезать и можно отключить микрофон. Значит, все, что касалось языка, это бред. Просто бред.

    ВЕДУЩИЙ: Вообще все это обсуждение?

    ГРАДСКИЙ: Это просто бред. Даже не хочется расшифровывать. Надо просто перестать, я бы, если бы был начальником всего телевидения, если бы такой бред опять случился бы, я бы никогда этих клоунов не показывал. Что вы их надуваете все время. Вы их создаете, вы показываете по разным каналам людей ненормальных, неадекватных, хамов. Если они случайно попали в Думу, черт с ними. Не показывайте их.

    ВЕДУЩИЙ: Галина Борисовна.

    ВОЛЧЕК: Я немножко возражу тебе, Саша. Может быть, надувать их ни в коем случае нельзя, и делать из них каждодневных героев. Но, может быть, повлияет все-таки на тетю Машу или…

    ГРАДСКИЙ: Она кайфует, Галя, она радуется, что это показали: “Коля, иди, смотри, псих дерется, плюется”.

    ВОЛЧЕК: Но когда карандаш возьмет в руки, все-таки поймет, за кого она голосует.

    ГРАДСКИЙ: Это театр, люди хотят видеть, как он плюется.

    ВЕДУЩИЙ: Александр Николаевич.

    СОКУРОВ: Очевидно, что люди выбирают депутатов. Значит, сказать, что народ не имеет никакого отношения к этому, нельзя. В этом смысле это было бы совершенно абсурдно. Но раз выбирают таких. Значит, вот так народ представляет себе этот орган власти. Значит, таким образом, народ дистанцируется от государства, с которым он – народ – справиться не может. Вот возьмите себе этих людей, пусть они что-то там делают, оставьте нас в покое. Получается так. Нет, мы не посмеемся. Мы не можем, у нас нет сил, у нас нет другого инструмента, каким-то образом с этим исправиться.

    ВЕДУЩИЙ: Было ли что-нибудь в этом году, о чем вы вспоминаете с удовольствием? Потому что, если послушать все, что вы говорили, то, в общем, радости было мало.

    ГРАДСКИЙ: Политическая программа, поэтому без удовольствия. Если бы мы говорили о культурных ценностях, у нас было бы полно удовольствий всяких разных.

    ВЕДУЩИЙ: На самом деле, в этом году что-нибудь вам показалось позитивным в развитии страны?

    ГРАДСКИЙ: Конечно, общая тенденция.

    ВЕДУЩИЙ: Она вас радует?

    ГРАДСКИЙ: Да. Общая тенденция. Я не знаю, в процентах ничего не понимаю, 7 процентов за полгода, я не понимаю.

    Я вижу, что люди, наконец, понимают, что не будешь вкалывать, помрешь с голоду. Вот потихоньку начинают это понимать. Я думаю, что лет через 50 они это поймут, как следует.

    ВЕДУЩИЙ: Скажите, пожалуйста, Илья Сергеевич, у вас что-нибудь в этом году…

    ГЛАЗУНОВ: Только политическое или вообще в жизни?

    ВЕДУЩИЙ: За это год что-то для страны, для нашей с вами страны, что-то было позитивное?

    ГЛАЗУНОВ: Я подарил все свои картины и строится галерея на Волхонке. Я счастлив.

    ВЕДУЩИЙ: Георгий Михайлович.

    ГРЕЧКО: Очень трудный вопрос, пошутить можно, какую-то мелочь вспомнить можно, поерничать можно, по большому счету не помню. По большому для России, для народа нашего.

    ВЕДУЩИЙ: Галина Борисовна.

    ВОЛЧЕК: Мне хочется внушить не иллюзию, ни в коем случае, а какую-то веру в людей, что все-таки нельзя жить и не надеяться на то, что хоть настолько будет лучше. Сначала на столько, потом чуть больше, потом светлее, потом, если мы из себя как-то вырвем эту агрессию, эту гадость, эту зависть, которая так нам стала свойственна. Я сейчас говорю о человеческих вещах. Все, что говорилось про государственное устройство и его как бы укрепление, не найти разумного человека, который был бы против этого. Это просто смешно, даже? Я иногда ловлю себя на том, никакой невероятно радостной эмоции по поводу того, что что-то было. Конечно, очень отягощаются всякие отрицательные моменты, которые под корку влезают. Или не только под корку. Ваш клип – он ответ на это. Поэтому хочется надеяться, но не знаю, чему обрадоваться.

    ВЕДУЩИЙ: Понятно. Александр Николаевич.

    СОКУРОВ: Я не завидую Президенту нашему. У него тяжелейшая работа. Тяжелейшие проблемы перед ним стоят. Страшно временами становится, можно ли вообще их решить в обозримое время. Но одновременно с тем могу сказать, что многие мои коллеги в кинематографе сделали новые картины и этих картин сегодня уже больше, чем в прошлом году. Это прекрасно.

    ВЕДУЩИЙ: Я всех вас благодарю за участие в сегодняшней программе. Мы уходим на летние каникулы. Это наша последняя программа в этом телевизионном году. Мы вернемся в сентябре. Я надеюсь, мы вернемся с той идеей, что в программе “Времена” мы будем говорить о временах широко. О том, что есть как плохое, так и хорошее. Хочу вам также сказать, что хотел бы передать вам наилучшие пожелания, хорошего отдыха, хорошего лета от всех тех, кто делает программу “Времена”.

    »crosslinked«




    Комментирование закрыто.