Опросы

Как вам интервью с Дмитрием Медведевым?

Посмотреть результат

Loading ... Loading ...

Поиск

Архив




  • Управление
  • 31 июля 2011

    Времена. 16 марта 2003 года.

    Рубрика: Новости.


    ВЕДУЩИЙ: В эфире программа “Времена”, программа о главных событиях недели. Они важны потому, что касаются каждого. Добрый вечер, я Владимир Познер.

    Итак, основные события недели.

    Вторник 11 марта. Указом президента РФ Владимира Путина упразднена служба налоговой полиции, пограничная служба передана в ведение ФСБ. Функции ФАПСИ распределены между ФСБ и Минобороны. Образован комитет по оборонному заказу и государственный комитет по контролю за оборотом наркотических и психотропных веществ, председателем которого назначен Виктор Черкесов. Полпредом президента в Северо-Западном федеральном округе назначена Валентина Матвиенко.

    Также, во вторник, президент Путин внес на рассмотрение Госдумы пакет законопроектов, направленных на либерализацию уголовного законодательства.

    Среда 12 марта. В результате покушения в Белграде, убит премьер-министр Сербии Зоран Джинджич. В заговоре подозревают бывшего начальника личной охраны Слободана Милошевича.

    Четверг 13 марта. На встрече с президентом Путиным председатель пенсионного фонда России Михаил Зурабов сообщил, что 1 апреля произойдет следующая индексация пенсии. В частности, повышение страховой пенсии составит 11,2%.

    Пятница 14 марта. Пресс-секретарь Белого дома Ари Флейшер сообщил, что президент Буш вылетит на Азорские острова в воскресенье. Там пройдет саммит глав США, Великобритании и Испании. На котором будет обсуждаться ситуация вокруг Ирака. Одновременно с этим, представитель Белого дома заявил, что США по-прежнему намерены внести новую резолюцию по Ираку на обсуждение Совбеза ООН. По его словам, текст резолюции будет скорректирован во время предстоящего саммита трех лидеров.

    Суббота 15 марта. Министр иностранных дел Великобритании Джек Стро заявил, что вероятность войны в Ираке все более увеличивается. Как сказал Стро, “военный вариант развития событий стал гораздо более вероятным и я очень сожалею по этому поводу”. Ранее, министр вооруженных сил Великобритании Адам Инграм заявил, что, скорее всего, война против Ирака начнется в ближайшие дни. Он, также, назвал маловероятным принятие второй резолюции, разрешающей использование военной силы против Ирака, в случае, отказа последнего от полного разоружения.

    ВЕДУЩИЙ: Сегодня мы с вами обсудим два вопроса. Президент внес в Думу поправки в Уголовный кодекс, которые смягчают наказание, за, так называемые, незначительные преступления. Приведет ли эта мера к снижению преступности? Это первый вопрос. Второй. Ровно через неделю в Чечне пройдет референдум по Конституции республики. Ну, о значении его говорит хотя бы тот факт, что в Чечню на этой неделе приезжал глава администрации президента, господин Волошин. Каковы шансы на то, что референдум будет успешным? Об этом мы будем говорить с вами сегодня, 16 марта, в воскресенье. Но, сначала, как всегда, новости на этот час.

    ВЕДУЩИЙ: Сегодня наша “свежая голова” кинорежиссер Дмитрий Астрахан. Добрый вечер.

    КИНОРЕЖИССЕР Д.АСТРАХАН: Добрый вечер.

    ВЕДУЩИЙ: Два вопроса. Во-первых, считаете ли вы, что есть такая прямая, линейная зависимость между строгостью преступления и уровнем преступности? Чем строже, тем меньше преступность.

    АСТРАХАН: Нет, я не думаю, чтобы наказание могло кого-то исправить. Может быть, на кого-то подействует.

    ВЕДУЩИЙ: Тюрьма, лагерь, может быть фактором исправления человека, или, с вашей точки зрения, это еще больший фактор криминализации?

    АСТРАХАН: Я не сидел в тюрьме. Но я был в армии. Служил на флоте.

    ВЕДУЩИЙ: Вы что, проводите параллель?

    АСТРАХАН: Я параллель не провожу, но я понимаю, что человек, который находится в замкнутых условиях, оторван от мира. В ограниченном пространстве, без семьи, без связей. Он попадает под влияние данного коллектива, в котором он находится. И, если в армии это еще как-то управляемая ситуация, там есть офицеры. Там, все-таки, сидят не преступники. То когда ты попадаешь в ситуацию преступников, и все вокруг преступники. Я думаю, что это не влечет положительного момента для человека. Человек, находясь там, по-моему, может только озлобится, озвереть еще больше. Это созидательный навряд ли путь. Редко. Деградация, по-моему, чаще.

    ВЕДУЩИЙ: Во вторник президент внес в Госдуму поправки к Уголовному Кодексу. Поправки снижают, и, даже исключают наказание, за, так называемые, не тяжкие преступления. Причем, прежде всего, это преступления экономического характера. Может ли такое смягчение наказания за незначительные преступления привести к снижению преступности? Первый вопрос. И, означает ли это новшество признание того факта, что на самом деле, тюрьма не несет исправительные функции. Сегодня у нас в студии Дмитрий Николаевич Козак, заместитель руководителя администрации президента. Добрый день.

    ЗАМЕСТИТЕЛЬ РУКОВОДИТЕЛЯ АДМИНИСТРАЦИИ ПРЕЗИДЕНТА Д.КОЗАК: Добрый день.

    ВЕДУЩИЙ: Дмитрий Николаевич, вы разрабатывали эти поправки. Чем вызвана эта необходимость?

    КОЗАК: наша страна занимает одну из ведущих, если точно, второе место в мире по численности, так называемого, тюремного населения. Я хочу привести один исторический пример. В дореволюционной России численность лиц, осужденных к лишению свободы, составляло примерно 60 человек на 100000 населения. Это примерно тот уровень численности осужденных, который сегодня имеется в Европе. Сегодня в России эта численность возросла в 10 раз. Мы имеем 620 человек на 100 000 населения, находящихся в тюрьме. В то время как в Европе этот уровень остался тот же, что был в дореволюционной России. Я хочу напомнить, что содержание осужденных в местах лишения свободы, обходится достаточно дорого. Мы не самая развитая в экономическом смысле страна. И, третье, давно доказано, я думаю, что в Госдуме будут споры на эту тему. Особенно, будут поднимать этот вопрос, и возражать, наверное, левая фракция. Карл Маркс, классический пример приводил.

    Когда мы сейчас говорили о зависимости уровня преступности от строгости наказания. В свое время во Франции был очень распространен такой вид преступления, как хищение дамских шелковых носовых платков. И для того, чтобы его преодолеть, ввели публичную казнь. Так затем, наблюдения показали, что больше всего этих хищений совершалось как раз во время этих публичных казней. Никакой зависимости между строгостью наказания и уровнем преступности нет. На самом деле, если говорить о карательной политике, если она имеет какое то превентивное значение в плане борьбы с преступностью, то только в части неотвратимости наказания. То есть, раскрытие каждого преступления. Привлечение к ответственности независимо от того, какая это ответственность. Это имеет первостепенное значение.

    ВЕДУЩИЙ: Дмитрий Николаевич, все-таки, причиной внесения этих поправок является экономический фактор? Действительно, мы не самая развитая страна, действительно, очень много людей сидят, действительно, это экономически сказывается. Эта причина или другая? Какая главная причина?

    КОЗАК: Две причины, экономическая, и необходимость гуманизации карательной политики. Необходимость отмены тех государственных мер, которые не являются эффективными, которые не носят эффективный характер. Если говорить опять же о борьбе с преступностью, мы в комплексе все это должны рассматривать. Есть исследования, которые тоже доказывают, тюрьма, лишение свободы имеет тоже исправительное значение. Только незначительная часть, только короткие сроки лишения свободы. Они способны привести к некоей острастке. Страх перед наказанием на короткий период, создает ситуацию, когда гражданин не хочет повторно никогда попасть в эту тюрьму. Как только сроки содержания в местах лишения свободы становятся длинными, люди, наоборот, боятся выходить на свободу. Они привыкают к тюрьме.

    ВЕДУЩИЙ: Насколько нам сообщили из Минюста. У вас телефон, да, это не будет у нас уголовным преступлением, но схлопотать штраф вы можете. Нам сообщили, что сегодня в тюрьмах и лагерях России отбывают наказание порядка 750 тысяч человек. Хочу вам показать некоторые цифры. По данным Минюста, сейчас 35% осужденных отбывают наказание за кражу. Это 262 тысяч 500 человек. И, далее видно, что чуть более 15% , это порядка 112 тысяч человек сидят за незначительные преступления. Поправки, о которых мы говорим, касаются этих 15%. Правильно? Так вот, можете ли вы для нас раскрыть все-таки, что стоит за понятием незначительные преступления? И какая мера, согласно новым веяниям наказания будет существовать.

    КОЗАК: Незначительными, согласно уголовному кодексу, являются преступления, за которые предусмотрено наказание в виде лишения свободы до 2-х лет.

    ВЕДУЩИЙ: Так. А вот, значит, теперь, если этого не будет, то все-таки, какое-то наказание будет?

    КОЗАК: Будут наказание. В том числе, со сроком лишения до 2-х лет.

    ВЕДУЩИЙ: Это все-таки будет.

    КОЗАК: Да.

    Речь идет об отдельных категориях преступлений, совершение которых не влечет необходимости изоляции гражданина от общества.

    ВЕДУЩИЙ: А что будет?

    КОЗАК: Будет наказание в виде штрафа, исправительных работ.

    ВЕДУЩИЙ: Означает ли, что 112 тысяч 500 человек, которые сидят по преступлениям такого рода, будут выпущены. То есть, на них это скажется. Они не досидят срок.

    КОЗАК: На них это скажется, я еще раз повторяю, на некоторых. Здесь нет такого подхода, что все, кто попадает под понятие незначительное, преступление будут освобождены от уголовной ответственности. И все, кто отбывает наказание за это, будут выпущены. Есть дифференцированный подход к различного рода преступлениям. Например, есть такое преступление, как обман потребителя. Ну, обвес вам более чем на 50 рублей, влечет к привлечению к уголовной ответственности. Сегодня в год возбуждается таких уголовных дел 100 тысяч.

    ВЕДУЩИЙ: Это влечет за собой наказание…

    КОЗАК: В виде лишения свободы до 2-х лет. Есть ли в этом необходимость? Наверное, нет. Наверное, нет. За это есть административные наказания. В виде штрафов. Поэтому, этими поправками предлагается этот вид преступления исключить. Я хочу рассказать на конкретном примере. В случае, если этот обман является крупным, свыше 500 рублей, то это квалифицируется, опять же, согласно действующему УК, как мошенничество. И там будут другие наказания. Таким образом, приняты решения по многим другим преступлениям.

    ВЕДУЩИЙ: А, скажите, пожалуйста, в России, в отличие от нашей свежей головы, бытует мнение, что чем жестче наказывать, тем успешнее борются с преступностью. Есть такая вот общая точка зрения. Считаете ли вы, что принятие таких вот исправлений приведет к снижению уровня преступности в России. И вообще, ставилась ли такая задача?

    КОЗАК: Такая задача, снижение уровня преступности, несомненно, стоит.

    ВЕДУЩИЙ: В связи с этими поправками.

    КОЗАК: В связи с этими поправками вряд ли, потому что такой прямой зависимости нет. Вряд ли можно говорить, что таким способом мы достигнем снижения уровня преступности. Снижение уровня преступности можно достичь только одним единственным способом. Улучшение социально-экономического положения страны.

    ВЕДУЩИЙ: Дмитрий Хананович, вам нравится, то, о чем мы сейчас говорим? Что не будут сажать за эти незначительные преступления. Вам кажется, это правильно?

    АСТРАХАН: Мне кажется это правильно. И вообще, мне кажется. Что это такое более мягкое, правильное решение. Потому что мне лично кажется. Что вот человек посягнул на чужую жизнь, принес ему насилие, убийство совершил. Человек принес вред другому человеку физический. Вот тут понятно. Я понимаю момент, тюрьма, наказание жесткое. Все, что остальное, мне кажется должны искаться другие методы. Штрафы, или сроки должны быть более лояльны в этом смысле.

    ВЕДУЩИЙ: А как вы считаете. Во-первых, штрафы, разработана ли эта система штрафов. За это столько, за это столько. Первый вопрос. И, второй, как их брать.

    Скажем, преступление мелкое совершает человек безработный, он не может заплатить штраф, что тогда? Как это рассматривается?

    КОЗАК: Что касается разработки, градации этого размера штрафов, то, конечно, это разработано. Это в УК предусмотрено, для каждого вида преступления свой штраф. Свой размер, от 10 тысяч рублей до 1 миллиона рублей. До дохода или заработной платы за период до 5 лет. Суд назначает штраф.

    ВЕДУЩИЙ: А если вы неплатежеспособны.

    КОЗАК: Если ты неплатежеспособен, если ты не хочешь платить этот штраф.

    ВЕДУЩИЙ: Не можешь. Конечно, кто хочет.

    КОЗАК: Если не можешь, совершаешь преступление, суд учитывает материальное положение и назначает адекватную меру наказания, в том числе, в виде штрафа. Либо назначает лишение свободы. Если ты не уклоняешься от уплаты штрафа за экономическое преступление, за серьезное экономическое преступление, связанное с мошенничеством. С преступлением против порядка управления. Назначаются достаточно серьезные штрафы. И если ты их не платишь, суд заменяет штраф на реальное лишение свободы, на исправительные работы, и так далее. Это разработано.

    ВЕДУЩИЙ: Хорошо, предположим, все согласны. Что на самом деле, за незначительное преступление, в первый раз совершенное не надо уголовно наказывать. Но если человек совершает таких преступлений два, три, десять. То есть, он это делает постоянно. Вот здесь, как наказывать. Нужно, безусловно, наказывать. А вот как? Может, штрафа мало будет. Вот в США, правда, не во всех штатах, человека, совершившего такое преступление, не совсем такое в третий раз, считают злостным рецидивистом и соответствующим образом наказывают. Вот, об особенностях американского законодательства в этом смысле, сюжет Владимира Сухого.

    КОРР.: Высший суд решил, что Гэри Эвинг умрет в тюрьме только ха то. Что он украл три клюшки для игры в гольф. Это жестоко и абсолютно неоправданно, так газета “Лос-Анджелес Таймс” отозвалась на решение верховного суда США, который пятого марта нынешнего года подтвердил легитимность и кассационность калифорнийского закона о трех преступлениях. Закон был утвержден в 1994 году, в ходе прямого референдума в Калифорнии на волне сильного возмущения общественности штата жестоким убийством 12-летней девочки Полли Клаас. Совершенным дважды судимым рецидивистом, который был условно досрочно освобожден из тюрьмы под честное слово. Закон о трех преступлениях, название которого происходит от бейсбольного правила, три промаха, выбываешь, гласит. Преступник, имевший ранее две судимости за серьезные правонарушения и признанный виновным, в совершении любого третьего преступления, приговаривается, как минимум к 25 годам лишения свободы или к пожизненному заключению. После Калифорнии подобные законы были приняты еще в 26 штатах.

    Верховный суд США большинством в один голос, пять на четыре, постановил, приговоры, поступившие на его рассмотрение правильны, и не противоречат восьмой поправке Конституции, которая налагает запрет на жестокие и необычные наказания. А судебные дела были следующие. 40-летний Гэри Эвинг украл в магазине в Лос-Анджелесе три клюшки для игры в гольф. Поскольку до этого, он был, дважды судим, Эвинг в марте 2000 года был приговорен Калифорнийским судом к пожизненному заключению. Второй случай, приговор, вынесенный Леандро Андраде. За то, что он украл в магазине “Кей Мар” 9 видеокассет на сумму 153 доллара. Андраде осужден на 50 лет без права на досрочное освобождение и может выйти из тюрьмы только в 2046 году, когда ему будет 87 лет.

    ЮРИСКОНСУЛЬТ ОБЩЕСТВЕННОЙ ОРГАНИЗАЦИИ Р.ДОЙЛ: Каждый раз, когда выступают дискуссии в законе о трех преступлениях, его защитники вспоминают ужасное убийство Полли Клаас. Все начинают говорить о том, что “пепел Клаас” стучит в наши сердца, но никто еще никогда не сказал. Нам нужен это закон, чтобы осудить на 50 лет человека, уворовавшего видеокассеты. Сегодня в Калифорнии по закону и трех преступлениях осуждены и отбывают в тюрьме долгие сроки заключения около 8000 человек. 320 из них, мелкие воришки, укравшие носки, книжки, парфюмерию, батарейки. Остальные, как правило, получили третью судимость за вождение в нетрезвом виде, незаконное получение талонов на бесплатное питание, и, даже за надписи на стенах зданий. Сторонники закона считают, что он позволил снизить преступность в штате на 40%. Генеральная прокуратура Калифорнии полагает, что рецидивисты неисправимые люди, поэтому, в любом случае, их лучше держать за решеткой.

    ДОЙЛ: Тогда надо переименовать исправительное учреждение, в учреждение по наказанию. Если пожизненное заключение за кражу в магазине стало нормой и соответствует Конституции, то какие наказания, в таком случае, противоречат нашему основному закону? Если так все пойдет и дальше, то очень скоро США могут стать первыми в мире по числу заключенных. Уже сейчас тюремное население Америки составляет 2 миллиона человек. Это пятая часть заключенных всего мира.

    В начале 90-х годов вся Америка очень гордилась одним экзотическим вердиктом, когда судья из штата Огайо приговорил отца трех детей, который украл индюшку из супермаркета, чтобы прокормить голодную семью в День благодарения, к прочтению романа Виктора Гюго “Отверженные”. Сегодня бы в Калифорнии, если бы отец семейства в третий раз попался на краже индюшки, он бы загремел в тюрьму до конца своей жизни.

    Владимир Сухой, Первый канал, Вашингтон, для программы “Времена”.

    ВЕДУЩИЙ: А я бы хотел внести некоторые дополнения в этот материал нашего корреспондента. Во-первых, этот закон, о трех промашках, уже принят в 40 штатах, а в Америке, как вы знаете, 50 штатов. И второе, этот закон применим только к тем, кто до третьего, совершил, все-таки, два серьезных преступления. Но, мы сейчас говорим о другом. Вот, если три мелких. В Америке за это не дают 50 лет. Как у нас собираются с этим бороться?

    КОЗАК: В нашем законодательстве тоже есть понятие рецидив. Где, действительно опасными рецидивистами признаются лица, которые совершили два и более тяжких преступления. И это является отягчающим вину обстоятельством, даже при совершении менее тяжкого преступления. И при решении вопроса о мере наказания, эти вопросы все учитываются. Для большинства уголовных преступлений предусмотрено наказание в виде лишения свободы.

    ВЕДУЩИЙ: Понятно. А все-таки, предположим. Я хочу попытаться для себя понять. Человек, совершил однажды такое не серьезное преступление. Незначительное преступление. Был наказан штрафом. Совершил его же, второй раз, опять штраф. Совершил его в третий раз. Тут все равно будет штраф, штраф, штраф, или в какой-то момент сумма незначительных преступлений перейдет во что-то более значительное. Как вы думаете?

    КОЗАК: Все зависит от того, когда было раскрыто преступление. Если он был один раз осужден, отбыл наказание, то его повторно за это наказать невозможно.

    ВЕДУЩИЙ: Я понимаю, но второй раз.

    КОЗАК: Второй раз совершил, тут будут отягчающие вину обстоятельства. Суд, при рассмотрении второго преступления аналогичного, естественно не назначит ему штрафы, а назначит лишение свободы, исправительные работы и так далее.

    ВЕДУЩИЙ: Ну, что же, спасибо вам больше. Исторически Россия всегда очень жестоко обращалась с людьми, в этом смысле, с так называемыми преступниками. И, мне кажется, что этот подход. Смягчение, но не просто смягчение в человеческом плане, но преследуя совершенно определенные цели. Это хороший знак, и, дай Бог, чтобы это все получилось. Спасибо вам большое.

    КОЗАК: Спасибо.

    ВЕДУЩИЙ: Далее в нашей программе. Предстоящий в Чечне референдум по конституции республики. Каковы будут его результаты.

    ВЕДУЩИЙ: Итак, ровно через неделю, 23 марта в Чечне состоится референдум по Конституции республики. Будет ли в самом деле выражена воля чеченского народа? И в чем, собственно, выражается эта воля? Об этом мы поговорим с нашими гостями, которых я вам сейчас представлю. Я их представлю всех, после чего, попрошу вас, их поприветствовать. Их здесь много, я должен успеть все сделать. Слева от меня помощник президента РФ Сергей Владимирович Ястржембский. А также, заместитель руководителя чеченского отделения партии “Единая Россия” Леча Магомадов. Справа от меня, депутат Госдумы от Чеченской республики Асламбек Аслаханов. И, на трибуне наши эксперты, будем так говорить. Специальный представитель президента России по соблюдению прав и свобод человека и гражданина в Чечне Абдул-Хаким Султыгов. А также, предприниматель, Мавлит Бажаев. Добрый вам вечер.

    Давайте начнем вот с чего. Как относятся сами чеченцы к предстоящему референдуму? К вопросу о будущем статусе республики? Об этом, в материале Павла Полуйчика.

    КОРР.: В первом социологическом исследовании, проведенном в Чечне в начале марта, участвовала 1000 человек. Люди разных профессий, разного возраста их всех районов республики. Вопросы о прошлом, настоящем и будущем. Основные, о будущем референдуме.

    ДИРЕКТОР СОЦИОЛОГИЧЕСКОЙ СЛУЖБЫ “ВАЛИДЕЙТА” С.ХАЙКИН: Начнем с того, что, фактически, нет сегодня в Чечне человека, который не знает о самом факте референдума. 99% положительно ответили на этот вопрос.

    КОРР.: Участвовать или нет, ответ на этот вопрос в цифрах, примерно выглядит так. 23,2% опрошенных на участки не пойдут. Около 10% еще не определились. В том, что будут участвовать в референдуме, уверены 67%.

    ХАЙКИН: Прежде всего, надеются, что это будет какая-то отправная точка. Свои ответы они могли по-разному сформулировать. Ну, например, затягивать невозможно, это только на руку российским генералам. Кто-то мог сказать, я пойду, потому что это мой личный вклад. Я надеюсь, что ситуация изменится. Мы должны избрать своего президента, свой парламент, это даст нам возможность жить по-новому.

    КОРР.: Аргументы противников голосования, это неуверенность в личной безопасности и неверие. Неверие в сам референдум. И общее недоверие любым избирательным кампаниям. Вопрос о суверенитете Чечни в бланках будущего референдума нет. Но сами чеченцы отвечают на него часто. Чечня должна быть с Россией, 67%, Чечня – суверенное государство 17%, не знаю – 15.

    ХАЙКИН: Среди тех, кто говорит, что сегодня нужно быть в России, совсем разные люди. Это могут быть достаточно зрелых лет люди, которые получают от России пенсии, это могут быть люди, которые получают пособия на детей, какая-то часть людей, которым все-таки, несмотря на медленные темпы, восстанавливают дома. Другая часть полагает, что Чечня, к сожалению, возможно, не использовала ту уникальную возможность, которая у нее была в течение нескольких лет, для того, чтобы пройти становление самостоятельного государства, не использовала этот шанс.

    Третий аргумент – Чечня так страшно разрушена, что сегодня без помощи России невозможно. Усилия федеральных властей, реальные усилия, они вполне оценены населением. 20% спонтанно сказали, что они заметили, что убирают блокпосты. Люди также отметили планы вывода войск. Все отмечено, все замечают, чеченцы страшно внимательны к любой информации о них.

    КОРР.: Последние два опроса об обстановке в республике, 39% респондентов считают, что есть существенные улучшения, цифра во многом неожиданная и обнадеживающая. Вместе с тем, 46% уверены, что ситуация остается прежней, и только 10 говорят об ухудшении. И хотя скептиков в Чечне по-прежнему много уже 49% опрошенных отмечают действия федеральной власти по нормализации обстановки, многие из которых особенно заметны в последнее время.

    Аркадий Громов, Первый канал.

    ВЕДУЩИЙ: Давайте я все-таки начну со “свежей головы”. Вы как полагаете, удастся провести референдум? Вот, как человек не имеет к этому никакого отношения, кроме, как гражданина, ваши ощущения?

    АСТРАХАН: Думаю, что удастся.

    ВЕДУЩИЙ: Думаете, что удастся? Хорошо. Сергей Владимирович, не пойдут голосовать без каких-то гарантий безопасности, что делается для того, чтобы люди чувствовали свою безопасность?

    ЯСТРЖЕМБСКИЙ: Делается много, у нас неделя остается до референдума. За неделю все избирательные участки берутся под круглосуточную охрану, контроль. Силы правопорядка по линии Министерства внутренних дел Российской Федерации перешли на особый режим работы, усиленный режим работы. Я думаю, что есть моменты, о которых им не нужно говорить по части обеспечения безопасности. Конечно, профилактическая работа ведется. Я думаю, что есть у нас хороший опыт проведения голосования в Чеченской республике, мои коллеги не дадут мне тут соврать, это 2000 год, март месяц – выборы президента Российской Федерации, и август – выборы депутатов в Госдуму Российской Федерации. Такие же были опасения, такие же были вопросы, тем не менее, и одно и другое голосование прошли без ЧП.

    ВЕДУЩИЙ: Хорошо. Люди идут на референдум по Конституции. По вашему ощущению, чеченский народ вообще знаком с этой Конституцией, имеет представление, о чем идет речь?

    ЗАМЕСТИТЕЛЬ РУКОВОДИТЕЛЯ РЕГИОНАЛЬНОГО ОТДЕЛЕНИЯ ПАРТИИ “ЕДИНАЯ РОССИЯ” В ЧЕЧНЕ Л.МАГОМАДОВ: Вот, вы задали первый вопрос, я тоже хочу частично на него ответить. Когда люди знают, для чего нужен референдум, и какие будут последствия у этого референдума, тогда люди идут на это осознано. Референдум состоится, безусловно, состоится, но нам надо не 50+1, нам надо референдум провести на высоком уровне, получить стартовую площадку для того, чтобы затем все политические процессы.

    ВЕДУЩИЙ: Нам, это кому?

    МАГОМАДОВ: Чеченскому народу. Чеченцы осознают, вот какой основной момент. Сегодня от Чечни никто не имеет законного права подавать голос от имени народа. Все временные, все назначенные, а мы знаем, что это такое.

    ВЕДУЩИЙ: Хорошо. Господин Султыгов, все-таки, вопрос, чеченский народ в какой-то степени знает эту Конституцию, знает, что там написано? Я этот вопрос задаю, потому что, по-моему, он кардинальный.

    СУЛТЫГОВ: Да, гораздо лучше, много раз лучше, чем население других субъектов федерации знает Конституцию Российской Федерации. Совершенно однозначно.

    ВЕДУЩИЙ: Но это не значит, что здорово.

    СУЛТЫГОВ: Все относительно, согласитесь, это, во-первых. Во-вторых, конечно, крайне важно понять, что в Чечне, как известно, под референдумом понимается реализация той давней мечты о свободе, самим определить форму государственного устройства, и избрать-таки власти подотчетные и независимые от людей. Это самый главный вопрос, который решается, и это люди прекрасно понимают.

    ВЕДУЩИЙ: Сергей Владимирович, а многие чеченцы проживают вне пределов Чечни, у них будет возможность принять участие в этом референдуме?

    ЯСТРЖЕМБСКИЙ: Да, теперь можно сказать с полным основанием, да, будут, это один из ключевых вопросов в процессе подготовки к референдуму. Кстати говоря, вопрос, на котором фиксировали свое внимание и не бескорыстно наши “доброжелатели” в некоторых международных организациях в СМИ запада. Принято решение избиркомом Чеченской республики провести голосование в лагерях для временно перемещенных лиц на территории Ингушетии, именно из соображений безопасности, это также связано с вашим первым вопросом, поскольку те люди, которые проживают в лагерях беженцев, они изъявляли повышенные требования к обеспечению безопасности. По прикидкам, от трех до пяти тысяч должны прийти, выразить свое отношение к Конституции, и такое количество людей перевозить автобусами, как планировали, на границу Чеченской республики неразумно. Поэтому правильное решение принято.

    ВЕДУЩИЙ: Господин Аслаханов, мы с вами встречались несколько месяцев тому назад, и вы тогда сказали, что нужно подготовить или подготовиться к референдуму за 3-4 месяца. На ваш взгляд удалось подготовиться?

    ДЕПУТАТ ГОСДУМЫ РФ А.АЛАХАНОВ: Если было бы больше резерва времени, наверно, мы число участников значительно расширили бы. Я проводил недавно 3 круглых стола, где выходцы из Чеченской республики, создавшие различные общественные организации в Красноярске, Самаре и в Ростове-на-Дону, и вы знаете, люди различных национальностей нашей республики, которые вынуждены, были оттуда, начиная с 1991 года уехать. И кроме одного человека, который выразил сомнение, что можно идти на референдум. Все люди практически, которые были, сказали, что референдум нужен, надо в референдуме принимать участие, и, что мы хотим принять участие в референдуме. И, если закон о выборах не позволял им принимать участие, если бы у нас больше было времени, мы все-таки смогли бы наверно с инициативой такой выйти в Государственную Думу. Внести изменения или принять закон, который позволял бы этим людям реализовать свои права гарантированные Конституцией, наверно тогда бы приняли участие в референдуме все жители республики, всех национальностей, которые с 91-го года уехали.

    ВЕДУЩИЙ: Вопрос такой, естественно боевики активизировались в связи с референдумом, в смысле пропаганды, и есть угрозы так называемого шариатского суда, который приговорил к смертной казни всех организаторов и участников референдума. Вот это может на ваш взгляд повлиять на количество участников?

    МАГОМАДОВ: Если даже повлияет, то на незначительную часть населения. Обстановка такова, что люди устали бояться, люди убедились в том, что их судьба в их руках, и сроки подошли, дальше некуда откладывать. Да, доходят и до нас такие слухи, есть акции какие-то, но иногда мы их преувеличиваем, иногда представляем ту сторону. Я не уверен, кто это делает сегодня, я не скажу, что это только боевики делают, не уверен.

    А я хотел бы, пользуясь, случаем, ведь среди боевиков разные люди, их трудно назвать всех боевиками, люди есть ошибшиеся, колеблющиеся. И сегодня, пользуясь этим эфиром, я бы призвал их всех принять участие самое активное, понять, это решается судьба народа. У нас есть такая возможность сегодня, вот Владимир Владимирович Путин два раза, лично я слышал, надо дать чеченцам возможность решить свою судьбу самим. Мы должны этим воспользоваться.

    ВЕДУЩИЙ: Я думаю, что реакция понятная совершенно. Все-таки, Сергей Владимирович, наблюдатели ПАСЕ не будут принимать участие, не будет наблюдать за референдумом Лорд Джадд, хорошо известный, который ушел с должности председателя рабочей группы ПАСЕ по Чечне, говорил, что Чечня не готова к референдуму. Я не знаю, каково мнение большинства членов ПАСЕ, но такое мнение существует. Может ли это повлиять на результаты референдума?

    ЯСТРЖЕМБСКИЙ: Я думаю, что это никак не может повлиять на результаты референдума, к тому же, мы рассчитываем на присутствие, и не малое присутствие международных наблюдателей. Подтверждены уже кандидатуры от содружества независимых государств, они зарегистрированы эти наблюдатели. Мы ожидаем позитивных ответов от таких исламских организаций, как “Лига арабских государств”, “Организация исламской конференции”. Более того, мы все-таки ожидаем позитивного решения по поводу присутствия, пускай они называют его техническим присутствием, это определенная такая игра в термины со стороны ОБСЕ и Совета Европы. Есть еще шанс, он достаточно велик, потому что смешанная группа, которая побывала, ее называли авангардной или передовая группа, которая побывала в Чечне, дала позитивное заключение на сам референдум, назвав его безальтернативным способом принятия законодательной базы Чеченской республики, и высказались 11-го марта в пользу присутствия смешанной группы в Чечне во время референдума. Поэтому есть шанс большой, что эти люди все-таки приедут.

    ВЕДУЩИЙ: Господин Аслаханов, вот состоялся референдум, предположим, прошел он хорошо, люди проголосовали “за”, на следующий день сразу ничего не произойдет, но нужно будет разрабатывать форму взаимодействия, разграничения полномочий с федеральным центром. И вот заместитель руководителя администрации президента Владислав Сурков 28 февраля сказал, что Россия готова предоставить Чечне широчайшую автономию в составе Российской Федерации. В то же время, глава администрации Чечни Ахмад Кадыров сказал, что республика не должна иметь прав больше, чем любой другой субъект федерации. Вот на ваш взгляд, к какому статусу должна стремиться Чечня?

    АСЛАХАНОВ: Я всегда ссылаюсь на слова президента Российской Федерации Путина, который заявил, что нам – России все равно какой будет статус у республики, нам важно, чтобы Чечня была в составе Российской Федерации. И, то, что Сурков озвучил в своей поездку в Чеченскую республику, это продолжение точки зрения президента о том, что Чечне должен быть предоставлен особый статус, потому что это практически разрушенная республика.

    ВЕДУЩИЙ: То есть вы все-таки сторонник особого статуса?

    АСЛАХАНОВ: Безусловно.

    ВЕДУЩИЙ: Господин Бажаев, вы предприниматель, вы тоже поддерживаете идею особого статуса Чечни?

    ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ М.БАЖАЕВ: Вы знаете, мне кажется, что и господин Сурков, и господин Кадыров, они не противоречат. Дело в том, что Сурков заявил широчайшую автономию в пределах Российской Федерации, имея в виду, видимо, Конституцию Российской Федерации. Ахмад Кадыров говорит, что мы не должны обладать большим набором прав. На самом деле, широчайшая автономия, как я ее понимаю, это, наверно, движение по шкале разделения полномочий между Россией и субъектами федерации в пользу наполнения в качественном смысле правами субъектов федерации. И в этом смысле, это просто означает максимум прав, максимум преимуществ в пределах российской Конституции.

    ВЕДУЩИЙ: Скажите, пожалуйста, после референдума, после решения этих вопросов, если они будут решены на референдуме, понимая, на сколько Чечня нуждается в экономической поддержке и понимая, что все-таки бюджет России, бюджета мало для того, чтобы все там сделать, по крайней мере, быстро. В какой степени вы и ваши коллеги готовы способствовать восстановлению Чечни?

    БАЖАЕВ: Я думаю, собственно, сам вопрос, он может быть адресован не только этническим чеченцам, но и вообще ко всем гражданам России и вообще ко всем предпринимателям России, потому что в принципе, Чечня – это общая забота, как я понимаю. И, как я понимаю, это такой же субъект федерации, как и все другие. И, в частности, если говорить о себе лично и о тех людях, которых я знаю, то я могу заверить, что при обеспечении должной стабильности люди готовы пойти в республику не потому, что они могут там больше заработать, а потому что они преисполнены чувство такого, может быть это и пафосно прозвучит, патриотизма.

    ВЕДУЩИЙ: Вы знаете, во-первых, хочу вам напомнить, что некоторые средства массовой информации говорят о том, что 128 миллионов рублей, выделенных на восстановление, было разворовано попросту чиновниками на разных уровнях. Так что возникает вопрос, а кто будет следить собственно за этими денежными потоками? Потому что это вечная проблема. Второе, при том, что это общее дело. Давайте будем откровенными. Впрочем, многие в России имеют вот такой вот зуб на Чечню. Правильно, неправильно, вопрос сейчас двадцатый, но на самом деле так. Вот если предложить россиянам, а ну-ка давайте из своего кармана поможем восстановлению Чечни, боюсь, что не многие с этим согласятся. Поэтому я и адресовал вопрос вам, без распространения, что вы мне скажите?

    БАЖАЕВ: Я с вами согласен, конечно, просто так туда никто не пойдет, все-таки, бизнес – это есть бизнес. В то же время, если мы сумеем создать там необходимые условия. Как, например, в последнее время летает в воздухе идея создания свободной экономической зоны. Опять-таки, сама Конституция Российской Федерации и будущий договор о разграничении предмета ведения, он это предполагает и, наверно, допускает.

    И в этом смысле мы создадим какие-то преимущества, и люди туда пойдут.

    ВЕДУЩИЙ: Я повторяю, что речь идет, конечно, о поддержке конечно со стороны предпринимателей.

    Сергей Владимирович, все-таки, потоки, кто все-таки будет контролировать денежные потоки? Это вопрос номер один.

    ЯСТРЖЕМБСКИЙ: Денежные потоки должна, конечно, контролировать федеральная власть, счетная палата очень внимательно сейчас стала относиться к Чеченской республике, по-моему, постоянно там есть представители, эксперты счетной палаты. Мне кажется, произошло какое-то упорядочение работы федеральной власти по Чечне. С появлением господина Ильясова в составе кабинета министров, выстроилась определенного рода вертикаль, потому что он возглавил комиссию по восстановлению Чечни, раньше это были разные люди. Но, проблема, она все равно остается, проблема эффективного контроля над этими средствами. Я думаю, что казначейство здесь призвано сыграть свою роль. Эта тема будет постоянна. Я думаю, с учетом многих особенностей Чечни, придется постоянно к ней возвращаться.

    ВЕДУЩИЙ: Господин Магомадов, вы хотите что-нибудь добавить?

    МАГОМАДОВ: Я хотел, Владимир Владимирович, добавить по статусу, основной вопрос для чеченцев – это гарантия от различных катаклизмов национальных, выселение – 44-й год, царское время, геноцид. Вот, защита от геноцида нужна чеченскому народу. В этом должен заключаться особый статус, если он есть. Это главный вопрос. Примирит и чеченский народ, и русский народ, на места поставить все вопросы, об этом вопросе нельзя забывать. Это можно загнать вглубь, все равно там нарыв будет. Вот сейчас есть возможность в составе России, ведь чеченский народ никогда не рвался из России, его никто никогда не спрашивал, на него ярлыки навешивали бесконечно, он никогда Россию не предавал. Он всегда верно служил России, в войнах с турками отличался, в Великую Отечественную, в первую империалистическую, в афганскую, ни один чеченец не остался на той стороне. Чеченцы любят родину, родина чеченца, прежде всего Россия. Советский Союз, что такое? Россия, чуть-чуть еще, а чеченцы россияне. Они себя этим чувствуют. А что касается, вот, средств нет сейчас, ведь власти не используют возможности самих чеченцев. Если бы были компенсированы затраты за жилье, чеченцы бы отстроили свои дома давным-давно. Они бы были в два раза дешевле, в три раза. Я, как строитель знаю это дело, я в Чечне всю жизнь живу, ни дня не отъезжал оттуда. Мы через партийную организацию ставили вопрос, ну возместите людям ущерб. Не нужны ни проекты, ни материалы, ни удорожание в два, три раза, завозить откуда-то. Чеченцы – строители, каждый чеченец строитель, одну треть села российского отстроили. Ну, отдайте им деньги, они сами отстроят. До сих пор, правда, президент дал указания, и по телевизору сказал, но вопрос медленно решается.

    ВЕДУЩИЙ: Спасибо. Господин Султыгов, все-таки вернусь к вам, и хотел бы получить от вас короткий ответ по этому поводу, с одним вопросом.

    Как вы понимаете особый статус Чечни?

    СУЛТЫГОВ: Особый статус по большому счету, в полной мере реализации того республиканского строя, который был заявлен в России в 93-м году. Это власть, которая будет зависеть от людей, это самое главное, избежать и исключить возможность воссоздания бюрократии, которая подавит несформированное местное самоуправление. Это сильное гражданское общество, это совершенно очевидные вещи.

    ВЕДУЩИЙ: Не очевидные, в том-то и дело, что я, когда задаю этот вопрос, я хочу получить как можно более конкретный ответ, и также наши зрители и в том числе в Чечне хотят понять, а что такое особый статус? Все понимают это, как некоторая степень независимости, как некоторая степень самостоятельности, по крайней мере, так думают многие. И референдум, по идее должен ответить на этот вопрос, но это только начало процесса референдум, понятное дело. Говоря о Чечне, мы уже пытались анализировать происходящее там, на примерах других стран, где тоже есть и этнические и религиозные конфликты и прочее.

    ВЕДУЩИЙ: Вот, какие стадии мирного урегулирования используются в мировых горячих точках. Вот, например, в Северной Ирландии. Просто посмотрите этот материал, может быть, он наведет вас на какие-то мысли. Об этом в сюжете Александра Панова.

    КОРР.: Каждый национальный конфликт не похож на другой. Но у всех благополучно решаемых национальных конфликтов есть общая черта, путь к миру лежит через референдум, будь-то Квебек, Ольстер или как все мы надеемся Чечня. В истории все сравнимо относительно. Тем, кто вспоминает генерала Ермолова и Имама Шамиля, и говорит, что Чечне с Россией вместе не ужиться стоит напомнить, конфликт между Великобританией и Ирландией длится уже 900 лет. Неразрешимая, казалось бы, проблема Ольстера, постоянно напоминающая о себе очередными кризисами, тем не менее, в последние годы вышла в русло мирного процесса, основой которого стали соглашения Страстной Пятницы.

    10 апреля 1998 года представителями Великобритании, Ирландии, и всех основных политических партий Ольстера, как протестантов, традиционно сторонников нахождения провинции в составе Объединенного Королевства, так как католиков, мечтающих о соединении севера и юга Ирландии в одно независимое государство, было достигнуто историческое соглашение. Страстная Пятница определила, что Ольстер остается частью Великобритании, а Ирландская республика навсегда отказывается от территориальных притязаний на эти 6 северных графств, которые в результате раздела 1921 года оказались территорией, подчиненной Лондону. В Белфасте, согласно соглашению Страстной Пятницы, был образован Северо-ирландский парламент – стормут, наделенный определенными правами самоуправления. Образовано правительство, созданы общие органы севера и юга Ирландии, занимающиеся проблемами образования, транспорта, туризма. Эти исторические договоренности политиков 22 мая 1998 года были вынесены на референдум. 94% населения Ирландии, 71% жителей Ольстера сказали переменам “да”. В июне того же года была избрана ассамблея Ольстера, и первым министром стал Дэвид Тримбл – лидер партии юнионистов, получивших большинство мест. В 1999 году впервые был собран общий британо-ирландский совет.

    ПРЕМЬЕР-МИНИСТР СЕВЕРНОЙ ИРЛАНДИИ Д.ТРИМБЛ: Я надеюсь, эта встреча начало новой эры сотрудничества, демонстрация только что обретенного доверия друг к другу, наша возможность работать вместе, какие бы политические разногласия не разделяли нас в прошлом.

    КОРР.: В 2000-м году прекращено прямое правление из Лондона, официально возобновилась работа органов самоуправления. Параллельно мирному процессу продолжали свою историю беспорядки. 15 августа 1998 года, только что прошли выборы в парламент, от взрыва бомбы в деревне Омо погибли 29, и получили ранения 200 человек, католики и протестанты, старики и дети. По мнению партии большинства, ольстерских унионистов ирландская республиканская армия так и не разоружилась. Уже 5 месяцев северо-ирландский парламент не работает. Вновь введено прямое правление Лондона.

    Заклятые враги унионисты и Шинн Фейн вновь не могут сесть рядом в кабинете министров Северной Ирландии. Премьер-министр Великобритании Тони Блэр, полностью занятый ирландским кризисом, тем не менее, пытается реанимировать мирный процесс. И все же заложенные соглашениями Страстной Пятницы прочные основы мира выдержала многие испытания. В мае в Северной Ирландии выборы. Бомбы, террор, беспорядки, население Ольстера начинает воспринимать на фоне мирной жизни все более неприязненно.

    ЭКСПЕРТ, ЛОНДОНСКАЯ ШКОЛА ЭКОНОМИКИ К.ШУЛЬЦ: Конечно, многие думают, вот опять мирный процесс в Ольстере нарушен, но если мы посмотрим на него в контексте других мирных процессов на планете, мы увидим, все они проходят через определенные циклы. Если кажется, что этот цикл на стадии застоя или полной парализации, то это обманчивое впечатление, потому что уже многое достигнуто, чего не перечеркнуть. Работают органы власти, есть люди, которые их поддерживают. Идет демократический процесс. И дорога назад к полномасштабному конфликту уже практически закрыта.

    Александр Панов, Первый канал из Лондона, специально для программы “Времена”.

    ВЕДУЩИЙ: Ну, вот смотрите, Страстная Пятница, которая поначалу дала замечательные результаты, сегодня уже 5 месяцев правительство не действует, и все равно колоссальные противоречия, продолжаются некоторые террористические акты, и насилия, и так далее. Это в Англии, в Ирландии. Мы сейчас говорим о Чечне, это совершенно другая ситуация. Вот мой вопрос к вам, совершенно так, как говориться, положа руку на сердце. Все-таки считаете ли вы, что проведение вот этого референдума может привести к настоящему результату, установлению мира, нормальных отношений, после того, как вы увидели, все-таки в Ирландии это очень относительно получается.

    АСЛАХАНОВ: Вы знаете, ни в коей мере проведение референдума нельзя расценивать, как панацею от всех бед, которые пришли в эту республику, которые существовали там раньше. Я полагаю, что это первые шаги на пути стабилизации. Нужно провести референдум, определиться по статусу, в конце концов. Этот референдум должен поставить точки над “и”, после чего нужно формировать ветви власти. Можно решать пути, то, что вы сейчас говорите.

    ВЕДУЩИЙ: Господин Бажаев, опять-таки, я буду просить по возможности коротко. Вы настроены по отношению к этому предстоящему референдуму позитивно, оптимистически, или нет?

    БАЖАЕВ: Я позитивно и оптимистично.

    ВЕДУЩИЙ: Господин Султыгов?

    СУЛТЫГОВ: Вообще-то первый раз право народу самому реализовать свои свободы, самому выразить свою волю, это первый, а не последний референдум. Это только начало политического процесса, в котором будут участвовать все, у которого не будет монополий, это крайне важно.

    ВЕДУЩИЙ: Сергей Владимирович, долго шли к этому референдуму, тяжело, много вопросов, много недоверия, много цинизма даже. Я не знаю, как будут реагировать СМИ после референдума, но могу предсказать, опять-таки, заранее, что позиции уже заняты, и что бы то ни было, можно сказать, как некоторые будут отвечать. Ваше ощущение, что это значительный шаг, или, что это, так сказать не очень?

    ЯСТРЖЕМБСКИЙ: У меня такой устойчивый, но осторожный оптимизм. Почему, потому что референдум еще не состоялся, а он уже стал работать на Чечню, стал работать на чеченское население. Посмотрите, 20% сокращения блокпостов, это ведь сейчас произошло. Или решение, озвученное президентом, о начале выплат компенсаций, это факт. И таких фактов уже довольно много, а референдум еще не состоялся. Поэтому он уже работает, как инструмент политический решения проблем в Чечне. Конечно, на следующий день после референдума, очевидно, многие проблемы, как были, так они там и останутся, но, референдум дает ключ от двери, который ведет к политическому выходу из тупика. В этом его значение.

    ВЕДУЩИЙ: Господин Магомадов?

    МАГОМАДОВ: Я один из инициаторов референдума, так что я полностью за, каждый день занимаюсь этим. Я согласен с Асламбеком.

    Вот мы картинку смотрели, конечно, Чечню трудно с Англией сравнить, но я вам должен заметить, что в Чечне, в чеченском обществе демократия, суровая демократия была всегда. Мне трудно назвать какой век, чеченцы самоуправлялись именно демократически. Поэтому, если будут возможности проводить нормальные демократически процессы дальше, референдум даст ожидаемый результат. Я в этом не сомневаюсь. Но я вам должен заметить, пока наши средства массовой информации в таком же духе будут продолжать, а это самое мощное оружие сегодня, они могут навредить очень много. Посмотрите любой кинофильм, отрицательный персонаж чеченец. Сегодня только ленивый не пинает чеченца, потому что чеченец лежит, это не порядочно, так нельзя делать. Я пользуюсь возможностью, обращаюсь к руководителям средств массовой информации, от того, что ругают, уже обратный эффект идет, это вызывает усмешку. Но чеченца иногда надо назвать, настоящих достоинств много, назовите, не скупитесь, в конце концов. Не потому что это перед референдумом, и дальше нельзя же так. Даже по закону больших чисел миллион – это очень здорово. Неужели хочется всю жизнь озираться, кто-то подорвет, взорвет, скажет не так и так далее. Надо не родившимся чеченцам дать возможность жить в демократическом обществе, не преследовать их, сегодня это сплошь и рядом.

    ВЕДУЩИЙ: “Свежая голова”.

    АСТРАХАН: Вы знаете, я думаю, что этот референдум необходим не только для Чечни, но и для России очень сильно, потому что мы связаны очень сильно. Если не начнется урегулирование, и путь к стабилизации, то это, естественно, действует и на нас, понимаете. Все-таки у нас все полностью завязано. Я думаю, что “дорогу проходит идущий”, поэтому этот путь единственно возможный, альтернативы у него нет, он абсолютно правильный.

    ВЕДУЩИЙ: Господин Аслаханов, тут упомянули средства массовой информации. Вот камера, Вы имеет возможность по этой камере обратиться к людям в Чечне. Вот что Вы, на этом мы закончим обсуждение этой программы, что Вы скажете чеченцам, которые смотрят нашу программу по поводу предстоящего референдума, что им делать? Прошу Вас.

    АСЛАХАНОВ: Самая больная проблема у нас на родине это похищение людей, у нас пропадают люди. Особенно молодежь, матери страдают от этого. Мы обещали, что обратимся к президенту, чтобы он все-таки вмешался в этот процесс, мы обещаем, официально говорим. И второе, чтобы, в конце концов, мы должны определиться, мы должны знать, куда мы идем. Тот референдум, который будет проводиться, к которому призывали неоднократно, давайте спросим у народа. Я полагаю, что, наверное, население Чеченской республики сделает правильный выбор, проложит дорогу, чтобы мы начинали выходить из того тяжелейшего кризиса, в котором сейчас находимся.

    ВЕДУЩИЙ: Спасибо вам всем.

    МАГОМАДОВ: Я слово, можно? Я хочу сказать вот что. Есть эфир?

    ВЕДУЩИЙ: А как же, у нас эфир не вырубили. Времени-то маловато уже, нет времени.

    МАГОМАДОВ: /говорит на родном языке/

    ВЕДУЩИЙ: Ну что же, я в завершении вот что хочу сказать. Я обычно дольше говорю, буду очень коротко в этот раз. Для меня этот референдум имеет первостепенное значение. Если видно будет, что это честный, настоящий референдум, в котором люди принимаются значение не по принуждению, а потому что считают, что необходимо каким бы ни был его результат, это будет колоссальный шаг вперед. Если же нет, то это будет серьезнейшее поражение, и это в значительной степени определит на значительное время, какие будут в России времена.

    »crosslinked«




    Комментирование закрыто.