Опросы

Как вам интервью с Дмитрием Медведевым?

Посмотреть результат

Loading ... Loading ...

Поиск

Архив



Онлайн-доставка электроники. В наличии 3d телевизоры. Консультация на сайте.

  • Управление
  • 17 ноября 2002

    Времена. 17 ноября 2002 года

    Рубрика: Времена.


    ВЕДУЩИЙ: В эфире программа “Времена” – программа о главных событиях недели. Они важны потому, что касаются каждого. На этой неделе вообще много было важных событий, но кое на кого особое впечатление произвело то, как легко и вроде бы организованно ушли со своих постов высшие руководители Китайской коммунистической партии. В общем, можно сказать, члены Политбюро. Действительно, это произвело сильное впечатление, но я бы хотел напомнить всем, что об этом было договорено очень давно, что никаких выборов на самом деле не было, и что китайский народ к этому не имел ни малейшего отношения. Может быть, кому-то это и нравится. Мне – нет.

    Добрый вечер, я – Владимир Познер. Итак, на прошлой неделе состоялся саммит Россия-ЕС в Брюсселе, где, в общем, был решен вопрос Калининграда, президент Путин встретился с представителями чеченского народа. Это тоже было важно. Правительство одобрило законопроект “О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации”. Вот означает ли все это, что, во-первых, появилась реальная надежда на решение проблемы Чечни? Наступил ли тот долгожданный час, когда россияне смогут безбоязненно хранить деньги в российских коммерческих банках? И вообще, понесет ли население свои сбережения в банки и расцветет ли в связи с этим российская экономика? Вот об этом мы и будем говорить сегодня. Но как всегда после новостей на этот час.

    ВЕДУЩИЙ: Сегодня наша “свежая голова” кинокритик Лев Маратович Карахан, Добрый вечер. Хотел у Вас спросить. После трагических событий все чаще говорят о том, что проблемы Чечни должны решить сами чеченцы. Вы полагаете, что это возможно? Вы такой взгляд поддерживаете?

    КИНОКРИТИК Л.КАРАХАН: Я думаю, что это невозможно без участия России в целом. Потому, что ситуация, которая сложилась в Чечне, требует участия, встречного движения. Потому что не может Чечня в одиночку решить свои проблемы. К сожалению, она стала больше самой Чечни. По справедливости, так сказать, такое личное ощущение, что когда вступает в единоборство маленькая сила и большая, все-таки ответственность главную несет большая сила. В данном случае, Россия в целом. И от того, как будет вести себя Россия, зависит ситуация в Чечне.

    ВЕДУЩИЙ: Напоминаю вам, что 10 ноября президент Путин встретился с представителями чеченского народа. Речь шла о создании Конституции для Чечни и о проведении референдума в связи с этим. Двое из участников этой встречи сегодня у нас в студии. Позвольте, я вам их представлю. Это Асламбек Ахмедович Аслаханов, депутат Государственной Думы от Чечни. Добрый вечер. И Малик Мингаевич Сайдуллаев, председатель Госсовета Чечни. Подробнее о том, что именно обсуждалось на этой встрече, у Президента – в сюжете Ильи Куликова.

    КОРР.: Мирная инициатива, с которой выступили представители чеченской общественности, поддержана в Кремле. Владимир Путин на встрече с подписавшими обращение заявил, что оно своевременно и во многом созвучно как с позиции президента, так и всего российского руководства.

    ПУТИН: Согласен с вами, что террористический акт в Москве был направлен в первую очередь на обострение ситуации в Чечне. Террористов пугает то, что в самом чеченском обществе начали происходить важные, я бы сказал, системные изменения.

    КОРР.: При этом, обращаясь фактически к жителям Чеченской республики, Путин объяснил, почему власти не пойдут на переговоры с лидерами террористов. В первую очередь, с Масхадовым.

    ПУТИН: Что он сделал с Чечней? И к чему привел чеченский народ? Он привел республику к экономическому коллапсу, голоду, полному разрушению социальной сферы. И духовной сферы, я бы сказал, тоже. Геноциду в отношении представителей других народов, проживавших ранее в Чечне. К многочисленным жертвам среди самих чеченцев. Он привел, именно он, привел Россию и Чечню, самое главное, к войне. И сегодня после трагических событий в Москве официально заявляю – те, кто выбирают Масхадова, выбирают войну. Все эти люди, где бы они ни находились, на территории России или за ее пределами, будут рассматриваться нами, как пособники террористов. Те же, кто по недомыслию или сознательно, от страха перед бандитами или следуя живучей европейской традиции умиротворения политических экстремистов, будут и дальше призывать нас сесть за стол переговоров с убийцами, я предлагаю им дать нам пример. Сесть за стол переговоров и договориться сначала с Усамой бен Ладеном или с муллой Омаром. Мы не против урегулирования спорных вопросов политическими средствами. Мы “за”. Однако хочу одновременно сказать – для нас террористы и их пособники отдельно, а политический процесс отдельно.

    КОРР.: Еще президент фактически обратился ко всему народу России – что для нас чеченский конфликт? Можем ли мы просто закрывать глаза. К чему приведет политическая безответственность, расхлябанность и слабость.

    ПУТИН: Я хочу, чтобы не только сидящие в этом зале, но каждый гражданин России, где бы он ни проживал, в крупном городе или маленьком поселке, знал и понимал, о чем идет речь, когда мы говорим об урегулировании в Чеченской республике. Речь идет не только о борьбе с сепаратизмом и локальным конфликтом в малозначимом, удаленном, периферийном районе Российской Федерации.

    Борьба с экстремизмом и терроризмом является для нас сегодня борьбой за сохранение российской государственности. Вот цена вопроса. И вот, о чем идет речь.

    КОРР.: Около 2 часов глава государства общался с представителями чеченской общественности за закрытыми дверями. Речь шла о подготовке текста конституции республики, времени проведения референдума и выборов в парламент и президента Чечни. В декабре планируется провести съезд народов Чечни, затем встречу служителей различных религиозных конфессий. Уже есть 5 вариантов конституции, к обсуждению которых привлекут представители самой широкой общественности. Параллельно со становлением чеченского МВД будет сокращаться группировка федеральных сил. Террористов до выборов не допустят. Но все остальные граждане республики смогут рассчитывать на свободное волеизъявление. Ахмат Кадыров рассчитывает, что провести референдум и выборы в Чечне можно будет в марте-апреле будущего года.

    Илья Куликов, Первый канал, Кремль.

    ВЕДУЩИЙ: Асламбек Аслаханов, давайте я с Вас начну. Какое у Вас впечатление от этой встречи?

    ДЕПУТАТ ГД РФ А.АСЛАХАНОВ: Встреча с Президентом, наверное, на нас всех наложила хороший такой отпечаток, ведь не каждому удается встречаться с ним. То, что он узнал, когда мы проведем нашу встречу, с инициативой проведения референдума выступил, и то, что он захотел с нами встретиться, выслушал нас и высказал свои предложения, безусловно, мы позитивно это восприняли. Единственное, нас несколько всегда настораживает – а кто формирует людей, которые туда приходят? Потому что там было немало людей, которые и документов не видели, не подписывали. А так мы полагаем, что конструктивно поговорили, некоторые вопросы, которые были спорные и не всем понятные, мы в этом процессе обсуждения пришли.

    ВЕДУЩИЙ: Скажите, пожалуйста, а есть ли какие-либо принципиальные разногласия между этим взглядом президента Путина на ситуацию и, скажем, Вашим?

    АСЛАХАНОВ: Смотря на что.

    ВЕДУЩИЙ: На решение вопроса, как решать вопрос Чечни?

    АСЛАХАНОВ: Ну, вы знаете, я всегда был категорический сторонник переговорного процесса. И заявление Президента о том, что невозможен диалог с Масхадовым, откровенно говоря наверное, есть те документы, те доказательства, которыми не располагаю я, не располагают другие… что невозможно вести с ним переговоры. В этом случае я говорю, и Президент здесь сказал, что не против переговорного процесса. Есть парламент, там довольно людей, которые не скомпрометировали себя кражами людей, убийствами мирных людей и так далее, с которыми встречались мы года 1.5 назад в Ингушетии. Присутствовали тогда Ковалев, Крашенинников, Немцов, я и Аушев. Мы тогда разговаривали с председателем Комитета парламента Ичкерии. А чуть позже в этом году встречался с 12 депутатами парламента и Султыговым. И мы, в принципе, считаем, что с людьми можно говорить, они пользуются авторитетом среди людей воюющих.

    ВЕДУЩИЙ: Я недавно слышал, как Явлинский – человек, который всегда был за переговоры и, в частности, с Масхадовым – говорил, что после этих событий 23 числа даже тот факт, что Масхадов 3 дня отмалчивался, не осуждал то, что происходит, и просто молчал – уже это делает с ним переговоры чрезвычайно затруднительными. А скажите, господин Сайдуллаев, Вы так же считаете, что невозможны эти переговоры именно с ним?

    ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ГОССОВЕТА ЧЕЧНИ М.САЙДУЛЛАЕВ: Вы знаете, я считаю, что именно с Масхадовым о чем говорить? Если говорить о том, что решает ли Масхадов проблемы, нет он не решает. Если мы виним Масхадова за то, что он допустил, подвел Чечню под войну – да, Масхадов подвел ее под войну. Потому что не хватило политического ума и мужества, чтобы предотвратить это и противостоять тем бандитам, которые навлекли эту беду на Чеченскую республику. Ну, вы знаете, обычно говорят “если дурак говорит кулаком, умный – словом”. В данном случае я считаю, что обе стороны виноваты – как чеченская, так и российская сторона.

    ВЕДУЩИЙ: Скажите, Вы, насколько я понимаю, единственный законно избранный в депутаты от Чечни. Как Вам кажется, Чечня вообще готова к выборам?

    АСЛАХАНОВ: В настоящее время нет.

    ВЕДУЩИЙ: Нет, да?

    АСЛАХАНОВ: Но наша задача как раз за 3-4 месяца повести ее, оказать всю возможную помощь и подготовить, чтобы мы там могли провести референдум по трем законам.

    ВЕДУЩИЙ: А есть ли вообще человек в Чечне, который, на Ваш взгляд, способен консолидировать республику сегодня?

    АСЛАХАНОВ: Вы знаете, у нас беда как раз заключается в том, что мы – нация вождей. У нас вождей много очень, каждый из которых претендует на свою исключительность. И если мы объединимся, мы тогда что-то могли бы сделать. Почему мы съезд всех народов Чечни проводим?

    ВЕДУЩИЙ: Тогда вопрос уже, господин Сайдуллаев, к Вам. Потому что, насколько я знаю, Вы заявили о своем намерении баллотироваться на пост президента Чечни. Это так? Это так. Почему Вы полагаете, что Чечне нужен именно президент, а не, скажем, какой-то коллективный орган власти, как парламент?

    САЙДУЛЛАЕВ: Вы знаете, чтобы республикой управлял парламент или какой-то коллективный орган, это, как бы сказать, высшая ступень демократического правления, демократия правления тем или иным субъектом или государством. В данном случае я считаю, что Чечня не готова к тому, чтобы было какое-то коллективное правление. Я считаю, что в данном случае должен быть тот человек, который бы непосредственно нес бы, жестко нес бы ответственность за республику перед Президентом и перед народом российским.

    ВЕДУЩИЙ: И, несмотря на то, о чем только что говорили, то есть тейповая структура, наличие множества вождей, скажем так, местного масштаба? Это не является непреодолимой преградой?

    САЙДУЛЛАЕВ: Ну, Вы знаете, для нас нет. Я считаю, что люди сами себя обманывают, когда говорят о тейповой структуре. Я чеченец из тейпа Бено, Кадыров беновец. Я не поддерживаю Кадырова, я противник Кадырова, поскольку для меня он тот же Басаев и тот же Масхадов – Кадыров. Потому что человек, который призывал наш народ к войне против России, призывал этот народ к тому, чтобы сидящих здесь, в том числе и нас с Асламбековым, чтобы они нас резали, поскольку мы с русскими общаемся и дружим. Поэтому сейчас говорить о тейпах – я считаю, это глупо и неправильно. Нет этого разногласия в Чечне. Есть одно только – есть то, что некоторые силы здесь, в России, и там, в Чечне, не хотят, чтобы эта война закончилась. Не хотят, чтобы эта бессмысленная кровь, прекратить проливание бессмысленной крови.

    ВЕДУЩИЙ: Вы знаете, сколько бы раз мы не говорили о Чечне, какие бы у нас ни были гости, обязательно эта тема возникает : что есть некие силы, которые не хотят, чтобы эта война закончилась. И когда я спрашиваю, “вы можете назвать хоть кого-нибудь?” – мне говорят, “да нет, мы называть не будем, но такие силы есть”.

    САЙДУЛЛАЕВ: Я могу Вам назвать.

    ВЕДУЩИЙ: А назовите.

    САЙДУЛЛАЕВ: 99-й год, июль месяц, я вернулся из Чечни после освобождения моего брата из заложников. Я так же, как многие здесь сидящие, многие русские, получил видеокассету, в которой стреляли в моего брата из автомата. Я два месяца, ровно 48 суток занимался освобождением брата. Я приехал в Москву встретиться в офисе напротив Павелецкого вокзала, встретился в офисе с Борисом Абрамовичем Березовским. Это июль месяц. До входа еще боевиков в Дагестан. Я попросил Бориса Абрамовича, я ему сказал, что “мне нужна Ваша помощь, нужна помощь только в одном. Мне не нужно от Вас денег, мне не нужно от Вас оружия. Мне нужно только одно – дайте мне слово, что завтра меня не назовут бандитом. В таком случае я возвращаюсь в республику сразу же, на следующий день и организовываю народное движение уже против этих бандитов, и мы сами начинаем борьбу внутри республики против этих бандитов”, поскольку, более всех страдал чеченский народ. 1000 чеченцев находилось в заложниках. На что мне прямо было заявлено.

    С Борисом Абрамовичем я достаточно давно знаком, с 93-его года.

    ВЕДУЩИЙ: И было заявлено что?

    САЙДУЛЛАЕВ: Было заявлено, что “Малик, Удугов с Басаевым – наши друзья”, – мне было прямо это заявлено, – “и любой человек, который сейчас пойдет туда, будет убит”. И было сказано следующее, что “у нас была договоренность с Удуговым и с Басаевым, что ни одна бумага от Масхадова не пройдет мимо нас на имя Президента России”. Они держали свое слово. Меня предупредили, что любой человек, который туда сунется, будет убит.

    ВЕДУЩИЙ: 10 ноября Борис Грызлов подписал указ о создании МВД Чечни. А чем конкретно будет заниматься новое Министерство внутренних дел Чечни в отличие от армейских подразделений? На этот вопрос нам ответил заместитель министра внутренних дел России Иван Голубев.

    ЗАМ. МИНИСТРА ВНУТРЕННИХ ДЕЛ РФ И.ГОЛУБЕВ: Основная задача сотрудников органов внутренних дел, подразделений Министерства внутренних дел Чеченской республики – это обеспечение защиты законных интересов и прав граждан Чеченской республики. В том числе от неправильных действий и со стороны некоторых представителей, в том числе, и силовых подразделений.

    ВЕДУЩИЙ: Господин Аслаханов, смогут ли чеченские милиционеры сами обеспечить правопорядок? Я Вас спрашиваю как генерал-майора милиции. Вот как Вы оцениваете эту ситуацию?

    АСЛАХАНОВ: Иван Иванович Голубев правильно сказал. Деятельность милиции – она регламентируется законом милиции. А там четко сказано, независимо, кто ты по должности и так далее, в форме ты или не в форме и к какой бы службе не относился, за совершение преступления милиция должна задерживать и заниматься им. Что исключительно важно в Чеченской республике. А то, что она сложная, никаких сомнений нет. Она, кстати, в той войне доказала, что она в состоянии противостоять необузданному произволу и беззаконию, которые позволяют отдельные представители силовых структур. Эффективность деятельности МВД будет зависеть от того, кто будет туда набираться. Те, которые действительно хотят привнести какой-то порядок к себе в село, в свой в район, в республику. Или те, которые за деньги пошли или их внедрили туда. Или пошли ради того, чтобы получать зарплату, потому что семью кормить невозможно. Зависит от того, кто там будет. Они в состоянии навести порядок в республике.

    ВЕДУЩИЙ: Хорошо, мне сейчас дали знать, что у нас готов телемост с Грозным. Там мы будем разговаривать с министром по делам Чечни Станиславом Валентиновичем Ильясовым и с только что вступившим в должность председателя правительства Чечни Михаилом Викторовичем Бабичем. Я надеюсь, что вы нас слышите.

    - Да, слышим вас.

    ВЕДУЩИЙ: Замечательно. Спасибо большое. Итак, Михаил Викторович, поздравляю Вас с назначением, хотя не уверен, что вы своему назначению рады. С чего Вы начнете свою работу? Какие Ваши первые шаги?

    ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ПРАВИТЕЛЬСТВА ЧЕЧНИ М.БАБИЧ: Спасибо за поздравление. Мы уже приступили к активной работе, принимаем дела, знакомимся с коллективом правительства, с должностными лицами, с заместителями председателя, с министрами, с ключевыми руководителями федеральных структур. Знакомимся с документами. Здесь, вы понимаете, огромный объем работы, сейчас необходимо разобраться, вникнуть для того, чтобы в последствии принять правильные решения.

    ВЕДУЩИЙ: Все-таки я хотел бы от Вас получить ответ вот на какой вопрос. Как Вы считаете, что главная проблема для Вас сегодня?

    БАБИЧ: Главная проблема для нас сегодня, она лежит в плоскости основной работы правительства. Для нас главная работа сейчас закончить те объекты, которые сегодня находятся в работе, в строительстве, сформировать бюджет 2003 года, защитить все основные параметры и, скажем так, сохранить преемственность, тот темп, который был задан прежним председателем правительства. Для того, чтобы те положительные моменты, которые сегодня имеют место быть, не упустить, и этот успех, которые сегодня, безусловно, есть в республике, та стабилизация, которая достигнута, ее развить.

    ВЕДУЩИЙ: Станислав Валентинович, сейчас говорят о выстраивании вертикали власти в Чечне. Но ясно, что экономический вопрос, может быть, один из самых главных в восстановлении республики. В этой вертикали власти кто, собственно, будет контролировать финансовые потоки – избранные президент Чечни или все-таки Москва?

    МИНИСТР РФ ПО ДЕЛАМ ЧЕЧНИ С.ИЛЬЯСОВ: Здесь две составляющие. Первая, это бюджетная составляющая и федеральная сырьевая программа. То, что касается бюджета, это республика будет заниматься. То, что касается целевой программы, это будет заниматься министр федеральный и федеральные заказчики.

    ВЕДУЩИЙ: Михаил Викторович, Вы человек, назначенный Москвой. В какой степени это подрывает или укрепляет Ваш авторитет? Как Вы считаете? Все-таки Вас никто не избрал.

    БАБИЧ: Вы знаете, это проблема комплексная. Она касается не только моего назначения. Собственно говоря, у нас сегодня здесь нет ни одного конституционного органа власти. Сегодня и глава республики назначен Москвой, и председатель правительства. У нас отсутствует представительный орган власти. Вот мы сейчас идем как раз по пути проработки вопросов принятия конституции, выхода на референдум. После того, как будет конституция принята, видимо, в республике будут сформированы все эти политические институты, которые должны быть в любом субъекте федерации.

    ВЕДУЩИЙ: Последний мой вопрос к Станиславу Валентиновичу. Истерзанный войной чеченский народ способен, во-первых, разобраться в проекте конституции? Это не самый простой документ. И потом, выразить свое понимание через референдум. Вы в это верите?

    ИЛЬЯСОВ: Да, я в это верю, в принципе. Конституция, она сегодня проходит экспертизу. Надо ее выносить на всеобщее обсуждение, принимать ее. И провести все выборы, провести выборы президента, парламента республики, в этом необходимость есть. Потому что мы сталкиваемся и с финансированием, надо бюджет рассматривать в парламенте, кадровая политика, которая так же должна рассматриваться, и кандидатуры, которые выдвигаются на пост председательства правительства, заместителей, ключевых министров – это все должно рассматриваться парламентом. Есть еще ряд других вопросов. Поэтому я считаю, что надо создать все условия для того, чтобы провести все эти политические выборы для того, чтобы республика могла полноценно развиваться.

    ВЕДУЩИЙ: Когда, Вы полагаете, будет этот референдум? Когда Вы его ожидаете?

    ИЛЬЯСОВ: Я думаю, что планируется на март-апрель провести референдум по конституции. А дальше уже, когда примем, забегать вперед не будем, уже будем дальше смотреть, что или парламент, или проводить выборы главы республики – все это в перспективе.

    ВЕДУЩИЙ: Михаил Викторович, а сколько будет стоить проведение этого референдума, и откуда возьмутся деньги?

    БАБИЧ: Сколько будет стоить, мы сегодня еще к обсчету не приступали. Хотя, конечно, это дорогое удовольствие, судя по всему, если получится, в наших условиях.

    Но, соответственно, как только мы определимся окончательно в сроках, определимся со всеми техническими процедурами, сможем обсчитать бюджет этого мероприятия.

    ВЕДУЩИЙ: Ну что же, спасибо вам большое, что вы нашли время для нашей программы. И, конечно, мы вам желаем успехов в этом непростом деле. Всего доброго.

    ВЕДУЩИЙ: Значит, вопрос вот какой. Мы с вами видели, слышали, да неоднократно слышали, как жестко Президент Путин говорит о невозможности переговоров с Масхадовым, с Басаевым. Но боевики в их отрядах, за некоторыми, конечно, исключениями, это граждане России. Значит, имеют право голоса. Как Вы полагаете, они-то смогут принять участие в референдуме? Что Вы скажете по этому поводу, господин Аслаханов?

    АСЛАХАНОВ: Я хотел бы чуть-чуть вернуться назад по конституции. У меня своя точка зрения. Я всегда говорил, что Чечне нужна парламентская республика. Но большинство все-таки придерживается точки зрения Малика Сайдуллаева, что должна быть президентская республика. В таком случае я понимаю, что они большинство, надо подчиняться их мнению. Я тогда нашел другое предложение. В конституции республики должно быть записано, что правительство формирует парламент. Чтобы не получилось, как у нас в стране. Кого-то назначают министром, он изгоняет всех профессионалов оттуда, что сейчас мы испытываем. Вот почти во всех министерствах. И своих друзей-приятелей из институтов, в гольф-клубы вместе ходили, на танцы ходили, на гулянки ходили – и всех назначают. А те, в свою очередь, других. И получается не ведомство и не республика, а клуб единомышленников. Которые, к сожалению, еще я не знаю ни одного примера, чтобы могли бы содействовать процветанию региона и эффективной деятельности министерства. То же самое у нас, если президент будет наделен полномочиями, и сам будет назначать правительство, поверьте мне, там будет там такая вакханалия. Мы все – люди, которых он проверил на чем-то, на разумных вещах. Это один момент, который я хотел сказать. Второй. Выборы сразу не проводить, правительственный референдум перед выборами.

    Я считаю, что категорически не надо выборы делать, потому что нужно хотя бы время создать такие условия, что огромное количество наблюдателей, которые будут ехать туда с риском для своей жизни из различных государств, из нашей страны – создать условия безопасности. За год с лишним, я думаю, возможность такая будет. Нужно проводить выборы вместе с выборами Государственной Думы, это 14 декабря 2003 года. И на Ваш вопрос. Должны ли участвовать боевики. Они будут принимать участие. Потому что многие боевики, они продолжают жить у себя в селах, и их голоса, наверное, будут, в основном, голосовать против этого. Против референдума, против конституции. Свое право, гарантированное конституцией Российской Федерации они будут реализовывать таким образом.

    ВЕДУЩИЙ: Скажите, в декабре в Москве планируется провести, так называемый, съезд чеченского народа. И Вы говорили, что в Москву должны приехать не только представители мирного народа. Но, я Вас цитирую, “но и противостоящая официальному Грозному сторона”. Ваши слова. Если я правильно понял, то это и есть боевики. А как они могут приехать в Москву? Будет для них, скажем, участие в конгрессе своего рода амнистией? Не арестуют ли их тут же сразу, немедленно? Как они могут приехать в Москву?

    АСЛАХАНОВ: Первое, это “не так называемый съезд”, это будет действительно съезд, как мы в 99-м году проводили – съезд всех народов Чечни.

    ВЕДУЩИЙ: Хорошо. Почему в Москве тогда?

    АСЛАХАНОВ: А как в Чечне провести, если там стоит вопрос безопасности. А где гарантия, что ракета туда не упадет или боевики не заминируют, не взорвут? Никто гарантии не дает, и такой возможности нет. У нас получается свыше 1000 человек. Мы разные варианты рассматривали. Это первое. Второе. Там одно слово только упущено. Мы же не говорим – та сторона, боевики оттуда, а мы говорим, та сторона, которая представляет ту сторону. Те, которые не запятнали себя различными преступлениями, которые согласно законодательству Российской Федерации уголовным кодексом не преследуются.

    Это члены парламента, это бывшие авторитетные люди, которые в свое время воевали, сейчас они отошли. Но, тем не менее, они у тех, которые пользуются уважением и авторитетом. И я по этому поводу, прежде, чем говорить, я согласую вопрос на высшем уровне, вопрос гарантии о том, что МВД или ФСБ забудут свои обязательства и начнут этих людей преследовать, хотя они официально живут, их никто не преследует. Но если кто-то шоу попытается из этого сделать, будет большой скандал. Поэтому какие-то гарантии мне должны дать, если дадут, мы людей привлечем для этого. Никаких боевиков, никаких террористов здесь не будет близко.

    ВЕДУЩИЙ: ( Карахану) Скажите, пожалуйста, вопрос Вам. Вы все это послушали, как Вам кажется идея референдума и вопрос о принятии конституции для Чечни?

    КИНОКРИТИК Л.КАРАХАН: Вы знаете, мне кажется, это вопрос преждевременный, как ни странно. В свое время, когда Путин сказал свою сакраментальную фразу “мочить в сортире”, я, честно говоря, был с ним солидарен абсолютно. Так же, как я абсолютно отрицательно относился к Первой чеченской войне, и считаю это чудовищным преступлением, так Вторая чеченская война – это война против агрессии. Потому что когда я видел по телевизору Басаева с двумя арбузами, гуляющего по Дагестану, когда эта победа была одержана, то победа должна поступить на содержание победителя. Этого не произошло, к сожалению. Потому что победа – это очень дорогое удовольствие. За победу нужно платить. За эту победу мы не захотели платить на самом деле. И все разговоры об экономических решениях пока остаются разговорами. Я не слышал ни одного предложения по экономическим решениям в Чечне.

    ВЕДУЩИЙ: Я хочу вернуть Вас к вопросу о референдуме. Многие хорошо помнят, как в Советском Союзе при Брежневе референдумом мы принимали конституцию. Вообще это нонсенс на мой взгляд. Вообще, конституция – это очень сложный документ. Очень сложный. Если его сделать настоящим, то нельзя менять эту конституцию каждые 10 лет. Есть несколько примеров. Я не буду на них ссылаться. В мире есть конституции, которым и 150 лет, и 200 лет. И там всего лишь несколько поправок. Неужели всерьез кто-то считает, что человек, малообразованный, или средне образованный, может в этом разобраться в конституции проголосовать за нее на референдуме. Мы не занимаемся самообманом здесь?

    КАРАХАН: Не может быть конституции на развалинах. Сначала нужно восстановить хотя бы минимальный уровень жизни, а потом уже говорить о политических решениях. ВЕДУЩИЙ: Господин Аслаханов, смогут ли чеченские милиционеры сами обеспечить правопорядок? Я Вас спрашиваю как генерал-майора милиции. Вот как Вы оцениваете эту ситуацию?

    АСЛАХАНОВ: Иван Иванович Голубев правильно сказал. Деятельность милиции – она регламентируется законом милиции. А там четко сказано, независимо, кто ты по должности и так далее, в форме ты или не в форме и к какой бы службе не относился, за совершение преступления милиция должна задерживать и заниматься им. Что исключительно важно в Чеченской республике. А то, что она сложная, никаких сомнений нет. Она, кстати, в той войне доказала, что она в состоянии противостоять необузданному произволу и беззаконию, которые позволяют отдельные представители силовых структур. Эффективность деятельности МВД будет зависеть от того, кто будет туда набираться. Те, которые действительно хотят привнести какой-то порядок к себе в село, в свой в район, в республику. Или те, которые за деньги пошли или их внедрили туда. Или пошли ради того, чтобы получать зарплату, потому что семью кормить невозможно. Зависит от того, кто там будет. Они в состоянии навести порядок в республике.

    ВЕДУЩИЙ: Хорошо, мне сейчас дали знать, что у нас готов телемост с Грозным. Там мы будем разговаривать с министром по делам Чечни Станиславом Валентиновичем Ильясовым и с только что вступившим в должность председателя правительства Чечни Михаилом Викторовичем Бабичем. Я надеюсь, что вы нас слышите.

    - Да, слышим вас.

    ВЕДУЩИЙ: Замечательно. Спасибо большое. Итак, Михаил Викторович, поздравляю Вас с назначением, хотя не уверен, что вы своему назначению рады. С чего Вы начнете свою работу? Какие Ваши первые шаги?

    ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ПРАВИТЕЛЬСТВА ЧЕЧНИ М.БАБИЧ: Спасибо за поздравление. Мы уже приступили к активной работе, принимаем дела, знакомимся с коллективом правительства, с должностными лицами, с заместителями председателя, с министрами, с ключевыми руководителями федеральных структур. Знакомимся с документами. Здесь, вы понимаете, огромный объем работы, сейчас необходимо разобраться, вникнуть для того, чтобы в последствии принять правильные решения.

    ВЕДУЩИЙ: Все-таки я хотел бы от Вас получить ответ вот на какой вопрос. Как Вы считаете, что главная проблема для Вас сегодня?

    БАБИЧ: Главная проблема для нас сегодня, она лежит в плоскости основной работы правительства. Для нас главная работа сейчас закончить те объекты, которые сегодня находятся в работе, в строительстве, сформировать бюджет 2003 года, защитить все основные параметры и, скажем так, сохранить преемственность, тот темп, который был задан прежним председателем правительства. Для того, чтобы те положительные моменты, которые сегодня имеют место быть, не упустить, и этот успех, которые сегодня, безусловно, есть в республике, та стабилизация, которая достигнута, ее развить.

    ВЕДУЩИЙ: Станислав Валентинович, сейчас говорят о выстраивании вертикали власти в Чечне. Но ясно, что экономический вопрос, может быть, один из самых главных в восстановлении республики. В этой вертикали власти кто, собственно, будет контролировать финансовые потоки – избранные президент Чечни или все-таки Москва?

    МИНИСТР РФ ПО ДЕЛАМ ЧЕЧНИ С.ИЛЬЯСОВ: Здесь две составляющие. Первая, это бюджетная составляющая и федеральная сырьевая программа. То, что касается бюджета, это республика будет заниматься. То, что касается целевой программы, это будет заниматься министр федеральный и федеральные заказчики.

    ВЕДУЩИЙ: Михаил Викторович, Вы человек, назначенный Москвой. В какой степени это подрывает или укрепляет Ваш авторитет? Как Вы считаете? Все-таки Вас никто не избрал.

    БАБИЧ: Вы знаете, это проблема комплексная. Она касается не только моего назначения. Собственно говоря, у нас сегодня здесь нет ни одного конституционного органа власти. Сегодня и глава республики назначен Москвой, и председатель правительства. У нас отсутствует представительный орган власти. Вот мы сейчас идем как раз по пути проработки вопросов принятия конституции, выхода на референдум. После того, как будет конституция принята, видимо, в республике будут сформированы все эти политические институты, которые должны быть в любом субъекте федерации.

    ВЕДУЩИЙ: Последний мой вопрос к Станиславу Валентиновичу. Истерзанный войной чеченский народ способен, во-первых, разобраться в проекте конституции? Это не самый простой документ. И потом, выразить свое понимание через референдум. Вы в это верите?

    ИЛЬЯСОВ: Да, я в это верю, в принципе. Конституция, она сегодня проходит экспертизу. Надо ее выносить на всеобщее обсуждение, принимать ее. И провести все выборы, провести выборы президента, парламента республики, в этом необходимость есть. Потому что мы сталкиваемся и с финансированием, надо бюджет рассматривать в парламенте, кадровая политика, которая так же должна рассматриваться, и кандидатуры, которые выдвигаются на пост председательства правительства, заместителей, ключевых министров – это все должно рассматриваться парламентом. Есть еще ряд других вопросов. Поэтому я считаю, что надо создать все условия для того, чтобы провести все эти политические выборы для того, чтобы республика могла полноценно развиваться.

    ВЕДУЩИЙ: Когда, Вы полагаете, будет этот референдум? Когда Вы его ожидаете?

    ИЛЬЯСОВ: Я думаю, что планируется на март-апрель провести референдум по конституции. А дальше уже, когда примем, забегать вперед не будем, уже будем дальше смотреть, что или парламент, или проводить выборы главы республики – все это в перспективе.

    ВЕДУЩИЙ: Михаил Викторович, а сколько будет стоить проведение этого референдума, и откуда возьмутся деньги?

    БАБИЧ: Сколько будет стоить, мы сегодня еще к обсчету не приступали. Хотя, конечно, это дорогое удовольствие, судя по всему, если получится, в наших условиях.

    Но, соответственно, как только мы определимся окончательно в сроках, определимся со всеми техническими процедурами, сможем обсчитать бюджет этого мероприятия.

    ВЕДУЩИЙ: Ну что же, спасибо вам большое, что вы нашли время для нашей программы. И, конечно, мы вам желаем успехов в этом непростом деле. Всего доброго.

    ВЕДУЩИЙ: Значит, вопрос вот какой. Мы с вами видели, слышали, да неоднократно слышали, как жестко Президент Путин говорит о невозможности переговоров с Масхадовым, с Басаевым. Но боевики в их отрядах, за некоторыми, конечно, исключениями, это граждане России. Значит, имеют право голоса. Как Вы полагаете, они-то смогут принять участие в референдуме? Что Вы скажете по этому поводу, господин Аслаханов?

    ВЕДУЩИЙ: Ну ладно. Вы знаете, что на этой неделе был саммит России ЕС в Брюсселе, участники которого затронули вопрос Чечни, призывая Москву к политическому урегулированию. Давать советы легко, а реализовывать их на практике крайне трудно. Далеко не надо ходить за примером: в течение нескольких столетий Великобритания не могла разрешить конфликт в Северной Ирландии. Только недавно где-то в 98-м году, наконец, в решении Ольстерской проблемы произошли некоторые сдвиги. Об этом рассказывает в своем сюжете Александр Панов.

    КОРР.: Сейчас это выглядит, как предупреждение, как знак о грядущем 11 сентября Нью-Йорка. 9 февраля 1996 года в лондонском квартале Доклонс был взорван многоэтажный бизнес-центр. 100 млн. фунтов ущерба, трое убитых, 14 раненых. Если бы взрыв был днем, жертвами стали бы тысячи. Но боевики ирландской республиканской армии все же называют себя католиками. О заложенных бомбах они обычно предупреждают. Для них главное не жертвы, а общественный резонанс. За 30 лет волнений в Ольстере число убитых не превысило 4 тысяч. Терроризм, гражданская война по цивилизованному. Если определение цивилизованный вообще подходит к терроризму. Чуть больше 40% из полутора миллионного населения Ирландии католики, соответственно националисты. Чуть меньше 60% – североирландцев, хотя нет такого национального определения – в религии протестанты, а в политике сторонники единого государства, которое сейчас так и именуется полностью Соединенное королевство Великобритании и Северной Ирландии. Ситуация с католическим меньшинством в Ольстере зародилась несколько столетий тому назад, как следствие ожесточенных религиозных войн, когда ни царствование Елизаветы Первой, ни протекторат Оливера Кромвеля, Англии не удалось в прямую завоевать Ирландию. На север стали специально переселять протестантов из Шотландии, пока протестантов в Ольстере не стало больше католиков.

    Узловой момент – 1689 год. Битва при Бойне. Последний английский король-католик Иаков Второй терпит поражение от короля-протестанта Вильгельма Оранского. Эту дату в Ольстере ежегодно отмечают парадами, демонстративно добиваясь прохода через кварталы католиков. К чему это приводит, Вы видите сами. Обычно беспорядки продолжаются ночи напролет в течение целые недели. В 1921 году, когда Ирландия обрела независимость, 32 графства на острове были разделен,. 26 вошли в состав Ирландии, 6 на севере остались британскими. Следующая дата – 1969 год. Студенческие волнения католиков. Они добивались равных прав при принятии на работу и равных пенсий по ее окончании. Как на дрожжах растет популярность ирландской республиканской армии, выбравшей террористические методы борьбы. Целой эпохой стали беспорядки семидесятых, когда Лондон ввел свое прямое правление, что означает вывел свои войска на улицы Ольстера. Параллельно политики искали выходы из тупика. Первое соглашение подписано в 1973-мгоду. Новое в 1985-м.

    Маргарет Тэтчер скрепила подписью принцип того, что проблемы Ольстера не решить без учета мнения Дублина. Новая инициатива совместной декларации 1991-го года премьеров Мейджера и Рейнальдса во многом определило, ставшее историческим соглашение страстной пятницы 10-го апреля 1998 года, после которого мирный процесс Северной Ирландии стал реальностью. А лидеры вениамистов и националистов Тримбол и Сью лауреатской премии мира. Хотя и премьер-министры Англии и Ирландии Блэр и Ахер, посредники США, Канады, Финляндии, сделали очень многое. Общеирландский референдум поддержал соглашение страстной пятницы. 71% сказали да в Ольстере, еще больше, свыше 90 в Ирландии, тому, чтобы в Северной Ирландии прошли выборы в собственную ассамблею и парламент. Чтобы Ирландия отказалась от территориальных притязаний в Ольстере был принят принцип, что будущее правительство решит на референдуме только исключительно жители самой Северной Ирландии, а из тюрем выпустили боевиков ИРА. Эти организации объявили о своем разоружении. В Лондоне, похоже, перестали бояться бомб ирландских боевиков. Появилась новая общая угроза. Исламские экстремисты. Здесь надеются, что мирный процесс в Ольстере все же необратим.

    Александр Павлов. Иван Филатов. Первый канал. Лондон. Специально для программы “Времена”.

    ВЕДУЩИЙ: Вот скажите, как Вам кажется, ольстерский или английский опыт хоть как-то может пригодиться в решении вопросов Чечни?

    М.САЙДУЛЛАЕВ: Пригодится только в том смысле, что демократично подходят к решению процесса. Более приемлемые варианты для Чечни, это реальный, как бы сказать, пример, который России дали США в Афганистане. Потому что они не стали основной акцент делать на собственные сухопутные силы. Основной акцент сделали на тех же афганцах. Используя их начали контролировать данную территорию. У Чеченской республики появляется такая проблема, что говоря о демократии, говоря о демократических принципах, говоря о конституционном порядке, все забыли, что существует чеченский народ. Никто не говорит с этим народом.

    ВЕДУЩИЙ: Господин Аслаханов, а как Вам ольстерский пример. Вы в нем видите путь, чем можно было бы воспользоваться?

    АСЛАХАНОВ: Я очень сомневаюсь, что можно использовать ее. Наверное, нельзя сравнивать законопослушность и отношение к конституции, к законам в Англии и в Российской Федерации. У нас несколько другие подходы к этим ценностям. Тоже я согласен с коллегой, что выборы проводить в Чечне сейчас дескать рано. Каждый день убивают чеченцев. Каждый день гибнут солдаты и офицеры. Но что-то надо с этим делать. Мы будем готовить референдум. Мы будем разъяснять положения по конституции. Таким образом пытаемся все-таки уменьшить страдания людей.

    КАРАХАН: Опыт Ирландии будет интересен для нас, когда Чечня будет хоть чуть-чуть походить на ту картинку, которую мы видели в Ольстере.

    ВЕДУЩИЙ: Ну что ж, спасибо Вам большое. Удачи Вам. Надеюсь, Мы еще увидимся. Далее в нашей программе. Можем ли мы безбоязненно класть деньги в банки. И каким образом государство намерено гарантировать сохранение вкладов.

    ВЕДУЩИЙ: Итак, в четверг на заседании правительства были одобрены основные положения законопроекта, которого российские граждане ждут уже 8 лет. Этот законопроект называется таким образом: “О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации”. Государственная Дума рассмотрит этот законопроект, говорят, в декабре. Документ этот неоднократно переписывался, даже дважды менял название. А суть сводится вот к чему. Государство гарантирует гражданам 100%-ю сохранность вкладов, размером до 20 тысяч рублей. А если от 20 тысяч до 120 тысяч, гарантируется, страхуется до 75% этой суммы.

    Вот об этом в частности будем говорить сегодня с нашими гостями. Это Аркадий Владимирович Дворкович – заместитель министра экономического развития торговли Российской Федерации, добрый вечер. И Андрей Андреевич Козлов – первый заместитель председателя Центрального Банка Российской Федерации. Здравствуйте. И, кроме того, в нашей студии знакомый вам эксперт Александр Николаевич Шохин – председатель наблюдательного совета инвестиционной компании, а в недавнем прошлом председатель комитета Государственной Думы по кредитным организациям и финансовым рынкам. Здравствуйте. Вообще-то говоря, Россия боится хранить деньги в банках, а особенно в коммерческих, в общем, по понятным причинам. Каков механизм гарантий банковских вкладов населения на Западе и что у нас происходит, об этом в сюжете Ланы Горбуновой.

    /КАДРЫ ИЗ ФИЛЬМА “СХВАТКА”/

    КОРР.: Такая финансовая идиллия деньги в банке, растут проценты, и еще так надежно застрахована федеральным правительством, что вкладчикам банков не о чем беспокоиться, в Америке была не всегда. Хорошие мысли и там иногда приходят после катаклизмов. В данном случае, после великой депрессии, в которую Америка впала в 30-х годах прошлого столетия по случаю финансового кризиса. Чтобы вернуть доверие граждан и обеспечить стабильность, правительство США в марте 1933 года создает федеральную комиссию по страхованию депозитов. Эта компания страхует вклады до 100 тысяч долларов и вмешивается только в том случае, если банк терпит крах. И хотя эта страховая комиссия федеральная, т.е. правительственная, она финансируется не из средств налогоплательщиков, а из денег участников корпорации. Они вносят в фонд комиссии вклады, примерно равные 100 тысячам долларов за каждого вкладчика ежегодно. С момента основания комиссии, а это больше, чем за 70 лет, ни один вкладчик не потерял ни цента застрахованных денег. В России не было жесткой системы гарантии сохранности вложенных денег. Но до начала 90-х годов в этом и не было необходимости: банк-то был всего один. А вот с момента начала экономических реформ ее отсутствие стало весьма ощутимым. Сначала после павловской реформы, затем после преобразования, правительством Гайдара, попытки возместить ущерб со стороны государства, естественно, но с учетом инфляции прошедшего времени, от целых состояний, хранившихся на сберкнижках остаются копейки.

    Иностранное слово дефолт вошло в наш лексикон в 98-м году. Связаны с ним и многокилометровые очереди в банки. Если вспомнить, на протяжении последних докризисных лет проценты даже по трехмесячным вкладам могли быть 25-30%. А банки сами гарантировали вкладчикам своего имущества. Но этого не произошло. А к тому моменту в 18 крупнейших банках денег населения было больше, чем 1 млрд. долларов. Решением от 1 сентября 98-го года Центральный банк Российской Федерации ввел запрет для банков на осуществление операций по договорам банковского вклада, и обязало заключить соглашение со Сбербанком России о передачи обязательств по вкладам населения. При этом передающий банк обязан принять от своих вкладчиков заявление о расторжении договора банковского вклада и согласие на зачислениие остатка денег на новый счет по вкладам в Сбербанке. Но доллар тогда стоил 9 рублей 30 копеек. Вторым банком по размеру вкладов физических лиц в тот момент был СБС “Агро”. Деятельность банка после этого стала контролироваться, а долги вкладчикам постепенно возвращаются. Но суды и жалобы продолжаются до сих пор. В мае состоится новое слушание в Конституционном суде. Агентство по реструктуризации кредитных организаций “АРКО” было создано через год после кризиса. Его задачей было как раз ревизия банковской системы и защита интересов их кредиторов, в том числе и физических лиц. Теперь по правительственному варианту законопроекта “о страховании вкладов” “АРКО” станет управляющим этой системой и будет устанавливать долю страховки банков в фонд страхования вкладов.

    Лана Горбунова. Первый канал.

    ВЕДУЩИЙ: Аркадий Владимирович, скажите, пожалуйста, есть ли принципиальная разница между понятиями страхования вклада и гарантирования вклада?

    А.ДВОРКОВИЧ: Нет. Принципиальной разницы нет. Это в общем одно и то же.

    ВЕДУЩИЙ: Андрей Андреевич, тогда вопрос к Вам. Вы назвали новый закон, я Вас цитирую, “грандиозным прорывом”. В чем грандиозность?

    А.КОЗЛОВ: Грандиозность заключается в том, что теперь не только банки государственные, но и все другие коммерческие банки, работающие с населением, имеют возможность представить такого рода гарантию своим вкладчикам, гарантии государства. Этого до сих пор не было. Кроме того, вторая причина, почему я об этом говорю, что введение системы страхования вкладов означает одновременно повышение планки требований к российским коммерческим банкам и это позволит оставить на рынке банковских вкладов только надежные и только устойчивые банки.

    ВЕДУЩИЙ: А сколько банков исчезнет в связи с этим? Дайте прогноз.

    КОЗЛОВ: А мы не даем таких прогнозов. Потому что для того, чтобы ответить на этот вопрос достаточно точно, надо сначала посмотреть в каждый банк. А предполагая это в соответствии с законом, что 2 года – это переходный период, где мы действительно посмотрим каждый банк.

    ВЕДУЩИЙ: А сколько сейчас таких банков по стране? Простите, еще раз перебиваю, а сколько в стране у нас коммерческих банков?

    КОЗЛОВ: 1335 банков, из них примерно 1100 имеют право работать вкладами граждан. Именно эти 1100 банков и будут подвержены специальным очень тщательным, аккуратным, взвешенным проверкам перед тем, как мы им продлим лицензии на работу именно с вкладчиками.

    ВЕДУЩИЙ: И сколько их останется, Вы даже не представляете?

    КОЗЛОВ: Я буду ответственным человеком и не скажу этой цифры, потому что мы ее толком не знаем. Это можно будет сказать только по истечении 2-х лет.

    ВЕДУЩИЙ: Хорошо. Когда эта система страхования или гарантированных вкладов вступит в силу?

    ДВОРКОВИЧ: Полностью с 2005-го года. Но уже в 2004-м году я думаю, что несколько десятков банков, которые пройдут проверки Банка России будут в этой системе. А значит каждый вкладчик, у которого есть деньги в любом из этих банков, через 3 недели после отзыва лицензии сможет получить свой вклад назад. Но не полностью, а в объеме до 95 тысяч рублей. Государство берет на себя обязанность гарантировать эту сумму. И, соответственно, каждый вкладчик, а 90% вкладчиков имеют вклады на меньшую сумму, может прийти и получить свои деньги назад.

    ВЕДУЩИЙ: Если я правильно Вас понял, сначала идет проверка всех банков, и потом, в результате проверки определяются те банки, которые имеют возможность гарантировать или страховать вклады и начинается эта работа. Это так?

    ДВОРКОВИЧ: По мере прохождения этого банка, этот банк имеет право вступить в систему страхования.

    ВЕДУЩИЙ: И еще. Эта проверка начнется когда? Она уже началась?

    ДВОРКОВИЧ: Она начнется с момента вступления закона в силу.

    ВЕДУЩИЙ: А это еще должно пройти в Госдуме, и так далее. Какое-то время еще пройдет.

    ДВОРКОВИЧ: Мы думаем, что в пределах полугода.

    ВЕДУЩИЙ: Андрей Андреевич, сейчас, если я не ошибаюсь, порядка 70% всех вкладов населения находятся в Сбербанке. Наступит ли такое время, когда коммерческие банки, будут составлять реальную конкуренцию в этом смысле Сбербанку.

    КОЗЛОВ: Да, конечно де наступит. Такая ситуация уже была. В 97-м году доля в Сберегательном банке на рынке частных вкладов было меньше 50%.

    ВЕДУЩИЙ: И понятно почему. Потому что проценты были более низкими, а коммерческие предлагали сумасшедшие проценты.

    КОЗЛОВ: И не только. В коммерческих банках предлагали несколько иные технологии обслуживания. Есть и вторая тенденция. Сейчас примерно на 5 % пунктов каждый год уменьшается доля Сберегательных банка на рынке частных вкладов. Например, в начале этого года доля Сбербанке была 75%, к концу этого года предполагается, что доля Сбербанка на рынке частных вкладов будет 70%. Таким образом, если эти темпы сохранятся, то через 4 года доля Сберегательного банка вновь станет 50%. Может быть и раньше, если другие коммерческие банки смогут с выгодой для себя воспользоваться новой системой страхования вкладов.

    ВЕДУЩИЙ: Интересно. Александр Николаевич, вот уже сейчас некоторые банки жалуются на так называемую избыточную ликвидность. То есть у них есть деньги, но некуда вроде вкладывать. Если этот законопроект станет законом, и если в результате этого люди понесут своим деньги, которые под подушкой где-то, на счета. На самом деле это принесет какое-то благо для нашей экономики. Т.е. смогут ли эти банки справиться с этими новыми суммами?

    А.ШОХИН: Конечно, одна из задач обсуждаемого закона – повысить доверие к банковской системе и отмобилизовать те сбережения, которые сейчас находятся вне банковской системы, вне организованной системы инвестиций. Но для того, чтобы решить задачу, и трансформировать сбережения в инвестиции, нужно иметь надежные инструменты технологии инвестирования. И я думаю, что это остается еще задачей. Вот возьмем конкретный пример. Деньги страхового фонда должны быть инвестированы. Он не должны проедаться, куда они инвестировать будут в соответствии с предлагаемым законом? В государственные ценные бумаги. Может быть, немного будет инвестироваться в иностранные государственные ценные бумаги. И не думаю, что это самый эффективный способ инвестирования денег, который закроет всю проблему во-первых, и во-вторых дат надежный процент для вкладчиков, и в дальнейшем позволит снизить расходы на содержание системы страхования вкладов. Нужны инвестиции, может, чуть более рискованные, но и в реальные инвестиционные проекты. Это касается и пенсионной системы, и страховых фондов частных страховых компаний, и т.д. и т.д. Эта задача пока что, к сожалению, в полном объеме не решена.

    ВЕДУЩИЙ: У Вас есть возражения?

    ДРОКОВИЧ: Возражений нет, есть дополнения. Сегодня ликвидность избыточная банков. Это вклады до востребования, полугодовые, годовые.

    За счет этих денег нельзя давать кредиты на долгий срок. Получится дисбаланс, получится, что обязательства у Вас “короткие”, а активы у Вас “длинные”. ВЫ войдете в затруднение. Система дает возможность населению вкладывать деньги в банки на больший срок, зная, что эти деньги застрахованы.

    ВЕДУЩИЙ: Сами банкиры, насколько я знаю, довольно скептически относятся к этому законопроекту, поскольку основная доходность от банковских вкладов свыше 8 тысяч долларов. Так они говорят. Т.е. это порядка 250-ти тысяч рублей. Теперь давайте посмотрим. Только что мы говорили, что 100%-но гарантируется вклад в 20 тысяч. От 20 до 120 тысяч – на 75%, а выше – максимально, кажется, 95 тысяч рублей. Значит, зачем мне вкладывать такие деньги? Они гарантируются на очень малый процент.

    ДВОРКОВИЧ: Вы знаете, есть разные банки и разные вкладчики. Региональные банки, они довольны тем, что будет вводиться такая система. Поскольку это реальная возможность для них вступить в конкуренцию с крупными московскими банками. Вкладчики разные диаметрально. Есть вкладчики, у которых средняя сумма вкладов 2,5 тысячи рублей. Сбербанк, тем не менее, получает высокую доходность. 95 тысяч – это уже не очень маленький вкладчик. И тем не менее, он будет застрахован полностью. Т.е. он получит 95 тысяч рублей из 120. Но если у вкладчика большие сбережения, большие суммы денег, он либо знает, как их зарабатывать, а значит, он разбирается в экономике, он может понять, этот банк более сильный, этот банк более слабый. Либо эти деньги достались по наследству, большие деньги, он может нанять консультанта.

    ВЕДУЩИЙ: Либо он может не класть все деньги в банк. Как говорят в Америке, никогда не кладите все яйца в одну корзину. Вы что-то хотели сказать?

    А.ШОХИН: Я хотел бы сказать, что закон на самом деле защищает и крупных вкладчиков. Во-первых, сохраняется возможность предъявлять требования банку-банкроту, и после возмещения системы гарантирования в рамках процедуры банкротства банка. И эта возможность предусмотрена законом. И я считаю, что это очень хорошее дополнение, в ранних вариантах закона не было. Это первое. Второе, это действительно возможность держать вклады в нескольких банках. В законе прямо написано, что если вкладчик держит свои сбережения сразу в нескольких банках, что он полностью по каждому вкладу вступает в эту систему страхования. Поэтому это тоже защита крупных сберегательных банков, которые могут рассредоточить свои сбережения.

    ВЕДУЩИЙ: Вы меня простите за такой вопрос, он немного неприличный, но Вы где держите свои деньги?

    КАРАХАН: Вот с некоторых пор в Сбербанке, потому что я услышал после дефолта, что Сбербанк выплатил полностью вкладчикам те деньги, которые там лежали. Но после того, что я услышал сегодня, у меня обратная реакция, как у простого, грамотного в финансовом отношении потребителя. НЕ внести деньги, а забрать частично. Куда? Под подушку.

    ВЕДУЩИЙ: Почему?

    КАРАХАН: Потому что я вижу простой подвох в том, что вместо того, чтобы гарантировать весь вклад, как это было раньше, может я ошибаюсь, это слухи, но по-моему они выплатили все-таки в 98-м году все, что было в банках после дефолта.

    ВЕДУЩИЙ: 100%-но?

    КАРАХАН: По-моему, да.

    ВЕДУЩИЙ: Что скажите, Андрей Андреевич?

    КОЗЛОВ: В 98-м году была очень интересная ситуация, это выглядело следующим образом. После августа 98-го года 6 крупнейших после Сбербанка банков приостановили фактически свои операции. И правительство поставило задачу. Найти такой способ максимально возможной компенсации вкладов именно крупных других банках, которые остановили свою работу. Было принято решение, что эти вклады, эти требования берет на себя Сберегательный банк, взамен этого он получает некоторые активы от нас, от Центрального Банка, от этих банков, и выплачивает всем желающим вкладчикам тех самых банков столько, сколько они вложили. Единственная проблема была в том, что валютные вклады переводились из этих банков через конверсию в рубли по курсу, который был назван в сюжете. И курсовой риск лежал на вкладчиках. Но все, кто положил свои деньги в этот банк, получили обратно все, что они положили. Сам Сберегательный банк также выплачивал своим собственным вкладчикам деньги, если вкладчики волновались, приходили, забирали, и я могу сказать, что отток вкладов через 2 месяца после кризиса в 98-им году из всех банков составил 25% всех остатков. Такого напряжения не выдержала бы ни одна банковская система в мире. Поэтому Сбербанку мы помогали отдельно, и поддержали его именно как работающий институт. А вкладчикам других банков помогали путем перевода вкладов.

    ВЕДУЩИЙ: Аркадий Владимирович, скажите, пожалуйста, государство будет участвовать каким-то образом, вот, скажем, в работе “АРКО”.

    ДВОРКОВИЧ: Да, государство будет участвовать. Это государственная система страхования вкладов. ..В 98 году расплатились за вкладчиков Сбербанка все российские граждане, которые получили инфляцию, девальвацию, потеряли реальную стоимость своих денег, своих сбережений во всех банках. Сегодня мы уповаем на скорость работы системы, говорим, что деньги вернутся вкладчику быстро, отозвана лицензия, прошла выверку вкладов, через три дня вкладчик может получить деньги. Даже в случае финансового кризиса большой потери не будет. Если у системы не хватает денег: банки перечисляют деньги в фонд, фонд накопил 10 миллиардов рублей, обанкротился банк – потребовались деньги. Совет директоров приходит к правительству, говорит, нам нужно 5 миллиардов рублей. Правительство в течение нескольких дней, которые по закону отводятся в те же самые три дня, должно из бюджета перечислить те самые средства.

    ВЕДУЩИЙ: Мои деньги? Я же налогоплательщик, то есть, бюджет из моих денег?

    ДВОРКОВИЧ: Да, это последствия любого участия государства в экономике, все происходит за счет налогоплательщиков.

    ВЕДУЩИЙ: Александр Николаевич, довольно давно обсуждается вопрос о допуске иностранных банков на рынок обслуживания населения. Будут ли иностранные банки допущены к конкуренции с нашими банками и если да, то не допускаете ли вы возможности, что они как раз будут гарантировать любые вклады на 100 %, и, таким образом, легко обойдут наши коммерческие банки.

    ШОХИН: Дело в том, что иностранные банки в России функционируют в виде дочерних банков, которые полностью подчиняются нормативному регулированию российскому. Пока что они не могут открывать свои филиалы, которые подчиняются регулированию материнскому тех стран, где материнские конторы. Но закон о гарантировании дает благоприятную возможность для создания конкурентных условий. Сейчас, когда наши коммерческие банки, за исключением Сбербанка, не включены в систему гарантирования, только госучастие является основанием для выплаты по вкладам, наш коммерческий банк явно проигрывает иностранным, которые никогда не дадут возможности своим дочкам в России, которые носят те же имена, обанкротиться, всегда найдут способ помочь. Вот система гарантирования, которая создает равные условия для конкуренции за вклады населения и для Сбербанка, и для прочих российских банков, позволяет приготовиться к этой конкуренции с иностранными банками. Поэтому, несмотря на определенные недостатки, если вы мне. Дадите возможность перечислить..

    ВЕДУЩИЙ: Нет, я уже вам сейчас не дам возможности перечислить…

    ШОХИН: Эта система, кроме того, что она несет социальную нагрузку, она несет еще мощный заряд развития банковской системы.

    ВЕДУЩИЙ: Все-таки, теперь может быть, передумали?

    КАРАХАН: Вы знаете, нет, слишком много… не забираю деньги, но буду думать, потому что много оговорок, маленьких. Я посмотрел газету перед нашей встречей, там очень много оговорок, связанных с тем, что все будет по курсу только на день выплат, это значит, если курс… при какой ситуации обанкрочиваются банки? Не дай Бог, дефолт или еще что…

    ВЕДУЩИЙ: Ну что, это замечательно, что вы будете думать, вообще это полезно, думать нужно. Может быть, это сэкономит нам деньги. Спасибо за участие в программе, в завершение я хотел бы поделиться впечатлениями. Я на этой недели в первый раз в жизни был в Стокгольме. Там масса для меня было интересного. Об одном, как автомобилист, расскажу. Там было интенсивное движение, особенно утром, когда люди едут на работу, или с работы. Вот я видел, шоссе не широкое, в два ряда, машины едут очень тесно, есть третий ряд для автобусов. Висит знак, но ни одна машина не перестраивается в этот третий ряд. Все понимают, что если соблюдать правила, то в конце концов, всем будет лучше. Если представить, что было бы у нас, просто был в полном изумлении. Была такая мысль: интересно, когда-нибудь у нас в России наступят такие времена?

    »crosslinked«




    Комментирование закрыто.