Опросы

Как вам интервью с Дмитрием Медведевым?

Посмотреть результат

Loading ... Loading ...

Поиск

Архив




  • Управление
  • 1 июня 2010

    Памяти Андрея Вознесенского



    Умер Вознесенский. Андрей Андреевич, Андрей, Андрюша – для кого как, в зависимости от степени близости.

    Мы с ним не были близки, хотя знакомы были лет сорок.
    Так, встречались на различных приёмах. Никогда не общались домами. Стали видеться регулярно, когда меня включили в состав жюри премии «Триумф», членом которого Вознесенский был с самого первого дня. Там мы виделись… два раза в году.

    Он умирал.
    Нет, не так, как все мы умираем, проживая день за днём. Он был тяжело болен какой-то сволочной болезнью, которая постепенно отнимала у него все: ноги, руки, волосы, всё – кроме мужества.

    Я такого мужества не встречал никогда.

    Неимоверными усилиями он передвигался, упорно отказываясь до последнего от помощи.
    Неимоверными усилиями он прошептывал свои стихи, не позволяя никому читать их за себя. И ни разу я не увидел в его глазах хоть и намёка на то, что ему неизбежно тяжело.

    Вообще, мужество Вознесенского – это отдельная тема.
    Невозможно сказать, что было у Андрея, стоящего у трибуны на встрече Генсека КПСС Никиты Сергеевича Хрущева с интеллигенцией, и упорно не уступающего орущего на него чуть ли не фальцетом Хрущева. Тот орёт, а Вознесенский спокойным, ровным голосом говорит: Дайте договорить, Никита Сергеевич.

    Весь президиум улюлюкает, горячо поддерживая Хрущёва, тот уж совсем зашелся в крики, а Вознесенский продолжает, спокойно – спокойно: Дайте договорить, Никита Сергеевич.

    Вознесенский никогда не пригибался никогда не шёл на компромисс со своим талантом.

    Я мог бы, как Лермонтов, сказать: Да, были люди в наше время…
    Это было бы неправдой. Люди, такие люди есть всегда, в любое время. Просто очень и очень мало.

    Лучше я скажу словами поэта, которого очень любил Вознесенский и сказавшего: «Не спрашивай, о ком звонит колокол. Он звонит по тебе».

    Источник: Эхо Москвы




    К записи "Памяти Андрея Вознесенского" 4 комментария

    Кстати вот когда Шевчук с Путиным тут на днях пытался говорить, это чем-то напомнило. То же самое – власть людей не слышит, единственное что Путин хитрее и не орет…
    Земля пухом АА… На вечерах его бывала в 90-е, и все стихи его мои любимые…

    Свободы сеятель пустынный
    Я вышел рано – до Звезды…
    Рукою чистой и безвинной
    В порабощенные бразды
    Бросал живительное семя,
    Но – потерял я только время,
    благие мысли и труды…
    Паситесь мирные народы!..
    Вас не разбудит Чести клич…
    Зачем стадам дары свободы?…
    Их должно резать или стричь…
    Наследство из из рода в роды –
    – ярмо с гремушками, да бич…
    (А. Пушкин)

    Это я для сравнения…

    Виталий Василенко

    НА СМЕРТЬ АНДРЕЯ ВОЗНЕСЕНСКОГО

    * * *
    Не то чтобы доверчив,
    не то чтобы наивен.
    Подобных время лечит,
    но я ему противен.
    Обходит стороною,
    как в жизни – чужака.
    Здороваться со мною
    не тянется рука.

    Стереотипно пишут,
    других не издают.
    Занять не просто нишу,
    хотя бы и свою.
    Диктат текущей моды
    страшнее КГБ.
    И я вконец измотан
    в бессмысленной борьбе.

    * * *
    Стало модным возрождаться:
    всё движение в судьбе,-
    но не дай нам Бог дождаться
    возрожденья КГБ,
    возвращенья института
    добровольных стукачей
    и морзянки перестука
    в казематах палачей.

    А всего-то нам хотелось
    стать свободными людьми,
    чтоб Земля для нас вертелась
    и без щелканья плетьми.
    Но райкомы и горкомы,
    спецотделы и ЛИТО
    доводили нас до комы:
    что не пишешь, все не то.

    * * *
    « Пиши для народа!» уже не кричат,
    а этим призывом давили.
    Никита с трибуны орал, осерчав,
    что многих ещё не добили:

    – Берите билеты в один конец,
    любой оплатим маршрут!
    Оставьте такими, какие мы есть,
    нас, недостойных, тут.
    Что за скульптуры, что за стихи?!
    Народу вас не понять!
    Мы – от кирки, мы – от сохи,
    и нечего нам пенять!

    Булат, Василий, Эрнст и Андрей,
    Роберт, Евгений, Белла
    думали, кончен отсчёт их дней,
    песенку птичка спела.

    Не расстреляли, но отсекли
    идущих за ними вслед.
    Между народом и нами клин
    торчал двадцать восемь лет.

    * * *
    Уходят шестидесятники,
    ушёл Вознесенский Андрей.
    Может, придут десятники
    на смену сплошных нулей.
    И я между ними втиснусь,–
    не вредно и помечтать,–
    мои фолианты тиснут
    и тоже начнут читать.

    Андрея хоронят.
    Осталось два гения:
    Евгений и Белла,
    окончен расчёт.
    На Стикс и к Харону,
    без риска забвения.
    Струна его спела
    и в сердце не жжёт.

    Прощаются почитатели,
    шестидесятых читатели.
    Чиновники не замечены:
    поэт и для них – изгой.
    Не видно у гроба нольников,
    нет молодых поклонников.
    Он с грустью глядит из вечности
    в оставленный мир людской.

    * * *
    У серости повсюду те же свойства.
    Во-первых, ненавистно ей геройство,
    свой взгляд на вещи, – это во-вторых,
    а в третьих и в четвёртых, даже в пятых,
    нет серых средь сожжённых и распятых,
    и тянет их не в гору, а с горы.

    «Кто ясно мыслит, ясно излагает»*.
    Тупых судьба копытами лягает,
    и мозжечок, покрытый гематомой,
    частенько притворяется истомой,
    а тот, кто покоряется томленью,
    знакомится потом с обычной ленью.

    Я эти знанья приобрёл давно,
    но окруженье то же всё равно.

    * * *
    Когда в Кремле клеймили молодых,
    и нам досталось в челюсть и под дых,
    прилавки завалили сотни книг,
    и легион поэтов вмиг возник:
    в ЦК создали встречную волну,
    накрывшую мгновенно всю страну.
    Мы поняли, идущие вослед,
    что вот теперь нам точно хода нет.
    Один купил билет на Колыму,
    двоих – под локотки и в лагеря,
    я оказался нужен Самому,-
    пошел служить, короче говоря.

    Пока мы находились там и там,
    дрозды в СП садились по рядам
    и пели по трактовке дирижера,
    и, даже расколовшись пополам,
    поют в СП хоралы по утрам,
    пока не мучит совесть и изжога.

    Подобных и теперь зовут в СП.
    Со мною дружба может им напортить.
    Они и комплексируют, как в спорте,
    и пишут большей частью о себе.
    Я не хотел бы в этом их винить,
    но Бог просил так часто не звонить.

    * * *
    В моде самость и вариации,
    своего нутра препарации,
    беспардонно, как папарацци, и
    лучше те, кто в большой прострации.

    Глухари на току. Лови сачком.
    И, представьте, никто не выскочка.
    На страницах нет современника,
    лишь дневник обстоятельств пленника,
    вариант городской скульптуры,
    натюрморт изнутри с натуры.
    * И.В. Сталин
    Новизны в этом нет нисколько:
    краковяк, фокстрот или полька.
    В духе «Дохлой Луны» изыски,
    поэтической моды писки.

    * * *
    Пора начинать крупную форму.
    «Время рёв испытать», – как писал Андрей.
    На позицию выкатываю платформу
    и пусть, кто желает, лупит по ней.

    Были фетята, теперь – мандельштамики,
    толпы зануд комплексуют под Бродского.
    Века серебряного подштанники
    с восторгом носят, как моду броскую.

    Кто под Маяковского, давно скопытились,
    под Есенина духа нет у желающих,
    под Пастернака слабо и под пытками,
    так пса скулящего не сделать лающим.

    Время летит и творится всякое.
    Рупором никто быть не хочет в упор.
    Места героев забиты сявками,
    медузная слизь поглотит и топор

    * * *
    Испытываю рёв и крепость русской водки,
    с рябиною, как Вы, и русским словарём,
    и лупит хмель меня в упор, прямой наводкой,
    и кажется, Андрей, что мы сидим вдвоём.

    Ещё не сорок дней. Простите за фривольность.
    Мне муторно без Вас, сдержать не в силах слёз.
    Чужие для меня, кому без Вас не больно.
    Я сам, Андрей, без Вас, как тачка без колёс.

    * * *
    Жизнь прожить – не поле одолеть:
    посерёдке можно околеть.
    Жизнь прожить – не море переплыть:
    можно и по Репину «приплыть».
    Всюду широта и долгота,
    кошка вышла замуж за кота,
    кто-то написать сумел «Му-Му»!
    Как связать два слова, не пойму!

    О себе: родился 10 сентября1943г. в г. Алма-Ате, в семье офицера, в этот день освободили Мариуполь. Образование высшее техническое. К.т.н., доцент, ростовчанин, преподаю в техническом университете. Женат. Трое детей и четверо внуков. Первые пробы пера относятся к 1960г. Опубликовал 6 поэтических сборников. Лауреат областного смотра творческой молодёжи Ростовской обл. в 1968г. и дипломант конкурса молодых поэтов Поволжья в г. Горьком, в 1972г.. Это не помешало за написанную в 69 году «Поэму о безысходности» поместить меня в чёрные списки КГБ, а на атомном полигоне, куда меня направили служить офицером, приставить ко мне стукача. 12 книг были в результате «зарезаны», и только в 95 году удалось в Ростове опубликовать первый сборник «Без оглядки», а затем «Лично вам», «С чистой страницы», «Весы», «Сегодня и вчера», «Твой жребий». В декабре 1997г. был в числе делегатов от Ростовской области на учредительном съезде «Конгресса интеллигенции Российской Федерации», организованном С.Филатовым, Д.С. Лихачёвым, Б.Васильевым и другими выдающимися представителями интеллигенции.
    Адрес: 344002, г. Ростов-на-Дону, ул. Социалистическая, д. 49, кв. 10,
    Василенко Виталию Ивановичу. Дом. телефон: 8(863)-262 – 45 -11.
    E-mail: vittaros @ mail. ru
    С искренним уважением, Вит. Василенко
    8.07.2010г.

    Просто, гениально и практично:
    По утрам, надев трусы,
    Не забудьте про часы…
    К сожалению, это всё, что я знаю из Вознесенского. Не считая, конечно, “Миллиона алых роз”, “Юноны и Авось”.Он собирался в Америку по приглашению Кеннеди (после того, как на него наорал Хрущов). Что-то его толкнуло… Позже встретился с Жаклин Кеннеди, которая ему доверительно сказала: “Они расстащат вас (СССР) на куски”. Это проблема всех русских поэтов: они не понимают дуализма и одновременной целостности мира, они всегда за что-то борются. То же было и с Байроном. Но Байрон был лордом и политиком. По-моему, поэзия всегда берет на себя функции журналистики.Кстати, поэты живут меньше собратьев по перу, работающих в других жанрах.


    Оставить комментарий

    Это не спам.