Опросы

Как вам интервью с Дмитрием Медведевым?

Посмотреть результат

Loading ... Loading ...

Поиск

Архив



Ведущие туроператоры по индии www.tui.ru. | Центр мрт www.tonuspremium.ru.

  • Управление
  • 7 июня 2010

    7 июня гость программы “Познер” Армен Джигарханян



    Народный артист СССР, актер театра и кино, режиссер, руководитель Московского драматического театра п/р А.Джигарханяна.


    Театр в России должен быть “государственным”, даже “крепостным”, считает актер и режиссер Армен Джигарханян. “Государство должно кормить роддома и театры, – отметил он. – Там прибыли, навара нет”. При этом А.Джигарханян признал, что государство с задачей помощи театру не очень справляется, за исключением Москвы: “Если под государством подразумевать Юрия Михайловича Лужкова, то есть надежда, что мы придем к театру, которому могут помогать”.

    А.Джигарханян добавил, что крепостным должен быть не только театр: “То, что в России в 1861 году отменили крепостное право – это большая ошибка. Нужно было прийти к более цивилизованному способу этого пребывания”. По словам актера, всегда нужно учитывать “национальные качества”: “Русские менее инициативные, им нужна помощь, нужна сильная рука”.

    А.Джигарханян отметил, что он “с опаской относится к понятию “демократия”: “Есть обязательные законы бытия, и их нельзя нарушать”. При этом он подчеркнул, что “не любит” Сталина (хотя “понимает, что это – большая личность”) и не ностальгирует по советскому строю: “Я это имел, я жил в этом, а все время ходить в оппозиции, размахивать кулаком, – это не только опасно, но и аморально”.

    Отвечая на вопрос, почему советское кино было лучше, чем нынешнее российское, А.Джигарханян заявил, что “Россия – это не кинематографическая страна”. “Русские – это театр, русская театральная школа – самая великая, – заметил он. – Но не кинематограф: я много лет работаю в кино и люблю сниматься, но мы этого не умеем, той предельной искренности нет”.

    Тестовая версия программы

    В.ПОЗНЕР: В эфире программа “Познер”, гость программы – я мог бы его представить разными регалиями, званиями и все прочее, я предпочитаю просто назвать его по имени и фамилии: Армен Джигарханян. Здравствуйте, Армен Борисович.

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Добрый вечер. Я вас приветствую.

    В.ПОЗНЕР: И я вас также. У вас наступает череда юбилеев или отчасти наступила. Значит так: 55-летие начала театральной карьеры, 50-летие кинематографической карьеры. В октябре вам исполнится 75 лет. В марте следующего года – 15 лет вашему театру.

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Совершенно верно. Кроме кинематографического.

    В.ПОЗНЕР: А, это неточно?

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Нет, я думаю, там это было параллельно. У меня ощущение такое.

    В.ПОЗНЕР: Мы всегда, когда приглашаем гостя, перед этим выходим на улицу с камерой и спрашиваем людей: вот, например, будет у нас такой-то, хотите задать ему вопрос? Вам довольно много вопросов задают москвичи прямо на улице, поэтому давайте начнем. Внимание на экран.

    ЗРИТЕЛЬ: Армен Борисович, здравствуйте. Я в этом году поступаю в театральный институт, очень хочу стать артисткой. И мне интересно узнать, какой совет вы мне дадите? И как поступали вы? Чему нужно следовать, чтобы стать артисткой? И еще я хотела вас спросить насчет ваших ролей в театре и кино. Какая из них самая любимая? К какой вы больше всего готовились? Какой больше всего радовались?

    В.ПОЗНЕР: Вот такой вопрос.

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Да, я отвечу. Буду краток, как Джамбул Джабаев. Это трудный вопрос, потому что моя подружка должна учесть, что мне много лет, я много пережил, от восторгов и до разочарований. Поэтому не хочу ей рассказывать про это, она должна пройти этот путь сама, должна почувствовать, родить, разочаровываться и так далее. Потому что профессия очень странная. И я хочу ее предупредить, что там есть цветы, простите за поэтические образы, шипы есть, есть бессонные ночи и так далее. Надо пройти этот путь. Пройти. Тогда мы, может быть, поговорим.

    В.ПОЗНЕР: Хорошо. Следующий вопрос тоже на экране. Пожалуйста.

    ЗРИТЕЛЬ: Добрый день. Часто ли вы отказывались от ролей? И если да, то с чем это связано?

    В.ПОЗНЕР: Отказывались ли вы от ролей?

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Отказывался. Ну, боюсь пококетничать с вами, что-то рассказывать – кокетство.

    В.ПОЗНЕР: А почему? Может быть, интересно. Но почему вы могли отказаться от роли? Просто она вам не нравится?

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Нет. Может быть, боялся. Самое опасное – это боязнь, страх.

    В.ПОЗНЕР: Правда?

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Обязательно. Страх. Я до сих пор это знаю, отлично знаю.

    В.ПОЗНЕР: Можете привести пример, когда вы именно поэтому отказались от какой-то роли? Просто любопытно.

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Десяток, десяток.

    В.ПОЗНЕР: Хоть один примерчик.

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Ну не скажу. Ну было, хотели, двигались, потом выяснялось. Я даже расскажу вам, вот вам честно расскажу. Меня в одну картину звали, и я очень хотел. И потом перед зеркалом стояла гримерша, смотрела туда на меня и там что-то гладила мне. То есть обстановка была потрясающая, доброжелательная, и она там: “Что будем делать?” и так далее. Потом так посмотрела, а потом вдруг сказала: “Ой, Армешенька, как много перхоти у тебя на голове”. И все, я стал артист в перхоти или человек в перхоти. Поскольку мы с вами знаем давно, что нас могут убедить в чем угодно. И если мы еще не очень крепко стоим на ногах, мы сразу… флюсы пойдут. Так что таких вещей миллион.

    В.ПОЗНЕР: Еще вопрос, пожалуйста.

    ЗРИТЕЛЬ: Здравствуйте. Меня интересует вопрос: как вам пришла идея создания собственного театра? И как он изменялся за последний год?

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Я учился, с ними учился, я преподавал во ВГИКе. С ними мы узнавали про любовь, про жизнь, мы нюхали друг друга. И в результате этого, очевидно, родилось желание продолжить немножко эту жизнь, если мы ею были довольны. Но самое смешное – я до сих пор на этот вопрос не могу ответить, потому что со многими разошлись. И сейчас, сегодня, когда я смотрю в театре, там нет тех, которых я грудью кормил. Нету, да. Таких нет. Наоборот, пришла профессия, пришли более гибкие ребята и более, такие, ловкие ребята, которые вовремя пошли, пришли, сделали, закрыли занавес, ушли и так далее, и так далее.

    В.ПОЗНЕР: Вообще, вы расцениваете это как предательство?

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Нет. Я думаю, это основа. Основа взаимоотношений, особенно в таком трудном деле, как театр. Кино – то же самое.

    В.ПОЗНЕР: У Первого канала есть сайт, куда люди тоже присылают вопросы. Владимир Наумович Вайнберг говорит вам: “Спасибо вам за спектакли вашего театра. То, что в вашем театре не ставят “модные режиссеры”: Серебренников, Карбаускис, Писарев, Богомолов, – это принципиальная позиция или вынужденная мера из-за их дороговизны? При том, что модные могут быть одновременно и, действительно, талантливыми”. То, что они не ставят, это как объяснить?

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Владимир Владимирович, я вам скажу как человеку, которого я очень люблю и уважаю. Я с трудом, даже когда гости ко мне приходят, если они решили переночевать у меня, я все равно думаю: “Может быть, лучше домой пусть уйдут”. А это происходит обязательно. Это происходит и в театре, в таком довольно сомнительном деле, как театр. Потому что вроде мы семья, и в то же время надо очень… Мой учитель всегда говорил, когда я учился: “Через три минуты – кончилась репетиция – уже тебя нет в театре”.

    В.ПОЗНЕР: А, вот так?

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Через 15 минут после того, как спектакль кончился, домой быстро. Быстро. Надо душ принять и так далее, и так далее. К этому можно отнестись по-разному.

    В.ПОЗНЕР: Ну это не случайно, значит?

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Нет-нет. Это важная вещь. И в ней есть уединение. Всякое творчество – знаете, не буду вас уговаривать, но любое творчество – это уединение.

    В.ПОЗНЕР: Александр Иванович Долгополов: “Если сравнивать советское кино и современное российское примерно с 1991 года, то советское кино выигрывает по всем направлениям: оно добрее, смешнее, наивнее и трогательнее. Как вы объясняете этот парадокс? Может, все-таки было что-то в отношениях между людьми такое, что современной молодежи не понять, поэтому и кино получалось гораздо лучше?” Что вы думаете?

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Я думаю, вопрос сложный очень. Я очень люблю эту историю, когда на человека налетели всякие мошки, пьют воду с него, и человек решил помочь и прогнать этих мошек. И когда хотели прогнать, тот человек, который страдал, говорит: “Не прогоняйте. Они уже выпили немножко и пусть сидят теперь. Теперь придут новые и будут нас заново пить”. Это тоже один из видов. Один из видов пересыщения. В искусстве очень трудная вещь. Я, например, говорю об этом честно, до сих пор не знаю, что такое соцреализм. Не знаю. Я знаю, что есть какие-то “измы”.

    В.ПОЗНЕР: Ну, реализм вы понимаете, что такое.

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Чуть-чуть, чуть-чуть. Но что такое? Это что? Фотография?

    В.ПОЗНЕР: В том числе. Но не только, конечно.

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Слабее.

    В.ПОЗНЕР: Конечно.

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Мы же давно уже хотим туда заглянуть, со спины посмотреть, как он будет выглядеть, этот человек. Поэтому вот как это? К чему мы придем? Что мы хотеть будем? Что мы будем? Такие вещи, которые для меня очень странно, очень странно.

    В.ПОЗНЕР: Экран.

    ЗРИТЕЛЬ: Здравствуйте, меня зовут Мариам, и я хотела бы спросить о состоянии современного русского кинематографа. Почему блокбастеры выходят на первый план сейчас, а такое понятие, как авторское кино, отходит на второй план? Именно в кинематографе современном. Спасибо.

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Я жестокий человек, поскольку уже много лет живу на свете. Я могу сказать вам свое мнение. По-моему, мы не кинематографическая страна.

    В.ПОЗНЕР: Что вы говорите? Это при наличии таких имен, как Эйзенштейн, как Чухрай и так далее? И все равно нет?

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Нет. Мы – театр. Русские – это театр. Россия этим обладает. Потому что мы же с вами знаем, что самая великая школа – это русский театр. Русский, английский, немецкий и так далее. Но не кинематограф, по-моему.

    В.ПОЗНЕР: Ну а все-таки, вот девушка обеспокоена, что блокбастеры сегодня оттеснили авторское кино. Или вы говорите, что авторского кино нет, в общем, и нечего оттеснять?

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Есть. Но это такая мимо проходящая какая-то история. Мы можем недоглядеть и не хотеть доглядеть это. Понимаете? Потому что это трудный вопрос. Я вам говорю честно об этом, хотя много лет работаю и, более того, люблю в кино сниматься. Но мы не кино. Кино мы не умеем. Той предельной искренности нет. Мы боимся.

    В.ПОЗНЕР: Никита Анатольевич Тимофеев: “Как вы считаете, по какой причине в год, когда исполнилось 150 лет со дня рождения Чехова, так и не появилось ни одной экранизации произведений великого писателя? Неужели продюсеры и режиссеры боятся невостребованности такой экранизации?” Нет, не боятся?

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Нет, не боятся. Если серьезно, то, конечно, мы боимся, Чехова боимся. И будем долго бояться, потому что он выдвигает проблемы, к которым мы не готовы. Вот мы сейчас репетируем много, сейчас идут “Дяди Вани”, и мы тоже репетируем и не боимся этого, потому что у этого человека, имея в виду Чехова, вдруг выясняются проблемы, которые вы даже не задавали такой вопрос себе. Вообще, для мира загадочная пьеса – это “Вишневый сад”. Вот сейчас идет у Захарова спектакль. Я не очень… куда он меня, нас ведет?

    В.ПОЗНЕР: Вы говорите, что Чехов ставит такие задачи, на которые мы пока не готовы ответить. Он умер в 1904 году, более 100 лет тому назад. И уже тогда он ставил задачи, которые сегодня для нас остаются неразрешимыми.

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Да. И это будет, это всегда будет. Потому что это проблемы биологического порядка. Поэтому здесь нельзя. Откуда они? Вот это откуда? Вот я смотрю сейчас “Дядю Ваню”, там появилась другая генерация. Елена – это другая генерация. Это не просто молодая жена у мастера, это уже другая… Когда мы с вами начнем медленно туда влезать, влезать, и мы увидим, что к чему приводит. И я думаю, например, что человечество не готово к таким проблемам. Не готово.

    В.ПОЗНЕР: Еще один вопрос с экрана.

    ЗРИТЕЛЬ: Здравствуйте. Какое ваше любимое время года? И какой город и страна также являются вашими любимыми, которые вдохновляют вас на ваше творчество?

    В.ПОЗНЕР: Любимое время года есть?

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Время года… Ближе к осени, может быть. И то, просто я вырос в Армении, в Ереване божественная осень. Божественная. Там лета нет, зимы нет, но есть… Да.

    В.ПОЗНЕР: А город?

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Город – не знаю. Запутанное немножко.

    В.ПОЗНЕР: А страна?

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Страна? Я при условии, что не буду говорить почему, но Америка мне нравится. Может быть, я ошибаюсь.

    В.ПОЗНЕР: Людмила Николаевна спрашивает следующее, как раз в пандан: “Вы имеете жизненный опыт проживания и на востоке, имея в виду Россию, и на западе, имея в виду США. Можете сравнить кое-что? Какие явления и там, и там получили бы у вас знак “плюс” и “минус”? Чего и где больше? На какой стадии ваше изучение английского языка?”

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Это большая трагедия моя.

    В.ПОЗНЕР: С английским языком не очень?

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Нет, не выучил. Даже занимался специально.

    В.ПОЗНЕР: Какой главный плюс Америки? На ваш взгляд, человека, который там бывает ежегодно, скажем. Что вам кажется плюсом?

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Я скажу вам так. Думаю, высокая культура быта.

    В.ПОЗНЕР: А минус?

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Минус? Не знаю, это, может быть, не минус, но они отдельно, друг от друга отдельно живут.

    В.ПОЗНЕР: Так, а в России какой плюс, вы бы сказали? Если есть.

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Есть плюс. Нет, думаю, если из этой же категории быта…

    В.ПОЗНЕР: А минус?

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Минус – скажу грубо: не любим мы друг друга. Не любим.

    В.ПОЗНЕР: Последний вопрос с экрана.

    ЗРИТЕЛЬ: Здравствуйте, уважаемый Армен Борисович. Меня звать Екатерина. Меня интересует, приобрели ли вы снова себе сиамского котика?

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Нет. К сожалению, нет. Потому что у меня мой сиамский был моей самой последней любовью. Он прожил со мной 18 лет, и когда его не стало, то я сейчас…

    В.ПОЗНЕР: Не можете.

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Заменителя нема.

    В.ПОЗНЕР: На этом заканчиваются вопросы и vox populi так называемый. Сейчас мы уйдем на рекламу и потом уже будем продолжать интервью.

    ВТОРАЯ ЧАСТЬ

    В.ПОЗНЕР: Как раз во время перерыва вы вспоминали относительно своего кота, и вы говорили, что он как бы потребовал, чтобы вы вернулись?

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Чтобы я попрощался с ним.

    В.ПОЗНЕР: Вы были в Америке?

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Нет, я был в Москве.

    В.ПОЗНЕР: А он был где?

    А.ДЖИГАРХАНЯН: А он был в Америке.

    В.ПОЗНЕР: И вы поехали?

    А.ДЖИГАРХАНЯН: И я поехал, чтобы с ним попрощаться.

    В.ПОЗНЕР: Он тогда и… ушел?

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Я прилетел вечером, в середине дня. На следующее утро он умер.

    В.ПОЗНЕР: Да…

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Абсолютно фантастически. Для меня это… вот если я верю в Бога, а у меня там большие сомнения есть, но вот мой кот мне очень помогает в этом.

    В.ПОЗНЕР: Вы вообще любите животных?

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Очень, очень. Детей очень люблю и животных.

    В.ПОЗНЕР: В связи с этим у меня вопрос неприятный. Я не могу его не задать. Вы где-то признались: “Я-то люблю Сталина. Порой о том, что происходит у нас в стране, мы судим по Пушкину. Пушкин нам не указ. Русская поэзия великая, но судить по ней об исторических процессах нельзя ни в коем случае. О них мы должны судить по тому, что, условно говоря, сделал человек с ружьем”. Вы правда любите Сталина?

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Не люблю. Но я понимаю, что это большая личность.

    В.ПОЗНЕР: Так спору нет.

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Ну вот и все. Я очень опасно отношусь к понятию “демократия”. Очень, очень.

    В.ПОЗНЕР: А почему?

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Потому что есть законы бытия. Есть обязательные, и их нельзя нарушить. Я вам скажу совсем страшно. Скажу, если вы меня не расстреляете.

    В.ПОЗНЕР: Да ну что вы. Я-то как раз демократ.

    А.ДЖИГАРХАНЯН: В 1861-м отменили крепостное право. Я думаю, большая ошибка была в этом.

    В.ПОЗНЕР: Надо было сохранить?

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Да, постараться привести к более цивилизованному способу этого пребывания.

    В.ПОЗНЕР: Это же были рабы, крепостные. Их покупали, продавали. И вы считаете, что это нормально?

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Это нормально. Мы же с вами берем в театр человека, который у нас работает уборщицей?

    В.ПОЗНЕР: Мы его нанимаем.

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Вы не нанимаете, вы берете.

    В.ПОЗНЕР: Нет. Вот меня нанимают, но я могу сказать “пошли подальше”, и меня…

    А.ДЖИГАРХАНЯН: А другой не может.

    В.ПОЗНЕР: Нет, а крепостной-то вообще не может. Крепостной – он крепостной.

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Ну так замечательно. Театр, русский театр должен быть крепостным! Крепостным. Я не за то, чтобы я бил их плеткой, а я только за то, что кто-то за это несет ответственность.

    В.ПОЗНЕР: За это – за что?

    А.ДЖИГАРХАНЯН: За этот театр, за этот линолеум, за этот стул, который купили.

    В.ПОЗНЕР: Ну хорошо. А как же во всем мире живут и несут ответственность? И люди гораздо более ответственные. И неужели вам не кажется, что самый ответственный человек – это как раз свободный человек, а самый безответственный – это раб, потому что за него отвечает хозяин? Как же нет?

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Есть национальные качества.

    В.ПОЗНЕР: Вы ходите по очень тонкому льду.

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Я могу тут же упасть сейчас под водичку.

    В.ПОЗНЕР: Нет, национальные качества. Вы хотите сказать, что русские?..

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Менее инициативные.

    В.ПОЗНЕР: Так?

    А.ДЖИГАРХАНЯН: И нужна помощь, нужно помочь.

    В.ПОЗНЕР: Сильная рука?

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Сильная рука. Вы сказали главное слово – сильная рука нужна, чтобы мы знали, что вот мы идем сюда. Мы этот футбол будем изучать, а этот не будем изучать.

    В.ПОЗНЕР: И кто нам это должен говорить? Мы сами не способны?

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Сильные мира сего. Они нас поведут в эту сторону. Я всю свою жизнь жил в театре, и вроде у меня ощущение, что я знаю, что это. И только недавно я прочитал фразу, которую сказал Ницше: “Искусство нам дано, чтобы не умереть от истины”.

    В.ПОЗНЕР: Разделяете эту точку зрения?

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Определенно. Очень определенно. И чем больше интеллект человека, чем его загруженность от природы, тем результаты лучше.

    В.ПОЗНЕР: Из той же области. Смотрите. В одном из интервью лет девять тому назад вы рассказали историю про удивление иностранного коллеги: как может делаться искусство в грязных коридорах наших киностудий? А на возражение корреспондентки: “Но ведь делалось же!” – вы ответили: “Я тоже за СССР. Меня не надо агитировать”. А потом еще раз по ходу интервью повторили: “Я еще раз повторяю, я тоже за СССР”. Это как понимать? Вот в контексте “я люблю Сталина”, но вы уже это отвергли, “я тоже за СССР” – как, вообще? Как человек искусства может быть за СССР? Для меня это тайная вещь, я очень хотел бы услышать это.

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Есть реальность. Реальность. Я приезжаю, у меня роль большая, сложная, я прошу там, мне говорят – ну, сейчас не говорят уже, но говорили, когда я стал человеком, и говорили: “Уже это твоя категория. Это твоя категория”.

    В.ПОЗНЕР: Так?

    А.ДЖИГАРХАНЯН: “И тут ты получишь столько, сколько тебе дадут. Какие могут быть претензии?” Вот и все.

    В.ПОЗНЕР: Ну и? А чего хорошего-то, я не понимаю?

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Ничего хорошего. Вот это и есть СССР.

    В.ПОЗНЕР: А чего же вы говорите, что вы это любите?

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Не люблю.

    В.ПОЗНЕР: А, не любите?

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Я это имел, я жил в этом. А все время ходить в оппозиции, размахивать кулаком…

    В.ПОЗНЕР: Ну, это из другой области, это иногда даже опасно.

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Конечно! Это не только опасно, но это просто аморально.

    В.ПОЗНЕР: Да, очень для меня неожиданно, честно скажу вам. Неожиданно. Когда вы решили уйти со сцены?

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Года три тому назад.

    В.ПОЗНЕР: Почему?

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Все должен вам сказать, да? Не скрывать?

    В.ПОЗНЕР: Нет. Вы можете сказать: “Не ваше дело”.

    А.ДЖИГАРХАНЯН: А я тогда уйду домой. Зачем буду сидеть здесь?

    В.ПОЗНЕР: Ну любопытно же. Джигарханян решил уйти со сцены. Не понимаю.

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Потому что зубы вставные. Целиком вставные. И уже, если у меня были монологи по восемь страниц, уже не могу.

    В.ПОЗНЕР: То есть из-за возраста? Выходит, так?

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Из-за возраста. Не распределил свои… Хороший спортсмен, да? Он умеет распределить, что он сыграет первые 20 минут, заменять его после 20 минут.

    В.ПОЗНЕР: Понятно. И не вернетесь?

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Играть – нет. В театре – нет. Потому что так из этого делать какую-то акцию нет смысла.

    В.ПОЗНЕР: Кино возможно?

    А.ДЖИГАРХАНЯН: В кино – возможно, потому что, если вдруг этот зуб упал, я говорю: “Стоп-стоп-стоп, у меня зубы упали”. Надену зубы и пойду: “Давайте попробую второй дубль сделать”.

    В.ПОЗНЕР: Ну что? Совершенно нормально. А есть ли роли, которые вы не сыграли и о которых вы сожалеете страшно?

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Нет.

    В.ПОЗНЕР: Вообще нет такой роли, что хотелось, да вот не сложилось?

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Нет. Владимир Владимирович, роли… Для меня мои проблемы важны. Когда я потерял свою дочку, я тогда впервые вот этой кожей понял, что такое “Король Лир”. И я сыграл этого своего короля Лира, даже если я играл Красную Шапочку. Это так. А не то, как называется эта роль. Конечно, я свое отплакал, отсидел, перестрадал, если у меня возникла проблема. И только в этом случае происходят какие-то откровения.

    В.ПОЗНЕР: Вы как-то сказали, что “я крупнейшее разочарование пережил и переживаю из-за этого учреждения под названием “театр”. В нашем деле очень мало людей, для которых актерство – физиологическая необходимость”. “90 процентов артистов – случайные люди, – говорите вы. – Умные, талантливые идут в дипломаты, кибернетику, космонавтику. А кто остался, кто может придуриваться и изображать из себя Аллу Пугачеву, те идут в театр”. Может быть, у вас просто было очень плохое настроение, когда вы это говорили?

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Может быть. Но я так думаю.

    В.ПОЗНЕР: И сейчас так думаете? 90 процентов аж?

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Да. Алла Пугачева, может быть, не при этом. Но то, что я вам сегодня рассказал про Ницше, – про это. Потому что мы боимся вот этой истины, которая в жизни. Которая мои падающие зубы.

    В.ПОЗНЕР: Боимся?

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Ну конечно, боимся. Вы не боитесь?

    В.ПОЗНЕР: Нет.

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Не может быть. Не может быть, потому что это сильнее, чем мы думаем о себе. Это намного сильнее.

    В.ПОЗНЕР: Скажите, пожалуйста, вы сами упомянули, поэтому я позволяю себе задать вопрос: вы то ли верующий, то ли не очень? В религиозном смысле?

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Нет, нет. Не верующий.

    В.ПОЗНЕР: Смерти боитесь?

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Боюсь. Не хочу, во всяком случае.

    В.ПОЗНЕР: Это другое дело. Знаете, Вуди Аллен сказал, что “я, вообще, не боюсь смерти, но лучше пускай это произойдет, когда меня не будет”.

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Остроумно.

    В.ПОЗНЕР: Очень, да. Скажите, вот вы так полагаете, что когда жизнь кончится, то она и кончится, и на этом все? Потому что люди верующие, которые уверены в том, что за этим что-то следует, точно находят в этом некую бодрость. Просто чтобы вы понимали мою позицию: я – абсолютный атеист, я абсолютно понимаю, что ничего не будет потом.

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Есть люди, которых я потерял и, понимаю сегодня, потерял их уже до конца. Я, конечно, думаю, когда-нибудь… Даже сон мне приснился. Я ехал на машине, поздно было, я даже рассказывал официально, и вдруг дверь открылась, на меня прыгнул мой кот.

    В.ПОЗНЕР: Умерший кот?

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Мой умерший, да. Прыгнул на меня. И я проснулся. И я видел, что я еду по той дороге – не по этой, а по этой. Значит, он меня, если Бог, мы с вами думаем, да, вот он меня разбудил и так далее, и так далее. Но я думаю, что это… Я очень хочу с моей мамой встретиться. Я очень хочу с моим мальчиком, кота моего. Но я уже знаю, что не будет ничего. Я еще подержусь немножко на этой иллюзии, но я уже точно знаю, что не будет этого.

    В.ПОЗНЕР: Вы умеете каждый день получать удовольствие от жизни?

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Чем дальше, тем труднее. Я пока детей очень люблю, животных очень люблю и знаю театр, люблю театр.

    В.ПОЗНЕР: Что такое театр? Вообще, что такое театр? Как вы понимаете, что такое театр?

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Лучше не скажешь, чем сказал Ницше: “Не умереть от истины”.

    В.ПОЗНЕР: Отвлекает от истины?

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Обязательно. Вот мы сейчас рассказываем, вы меня поддерживаете, помогаете, и я вот и пошел к своей маме, начал с мамой разговаривать. Я еще сяду после нашего разговора в машину, буду о ней думать. Это мне, конечно, хорошо.

    В.ПОЗНЕР: Скажите мне, пожалуйста, как человек театральный. Как вы относитесь к режиссеру, который так прочел ту или иную пьесу, как ее не написал автор? Говорит: “Я знаю, у меня есть друзья”. Имеет право, вот он так прочел, если только талантливо? Он имеет право? Я говорю: “Ну подождите минуточку”.

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Владимир Владимирович, не театральный вопрос.

    В.ПОЗНЕР: Не театральный? А какой же?

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Нет, это околотеатральный вопрос. Потому что это, как замечательно говорят французы, realisateur.

    В.ПОЗНЕР: Ну да, realisateur, да-да-да.

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Который чуть ближе подошел. Но не ближе Чехова. Не ближе. А скажу вам еще страшнее. Я как пример приведу. Вот я живу уже 75 лет, могу сказать вам. Мы знаем Чехова? Я скажу: “Нет, не знаем”. Не знаем. Мы сейчас репетируем пьесу, где есть свой сюжет, в смысле Чехова, и я знал про это. И у меня не было ответа – проблемы не было. А сейчас я вдруг обнаружил: “Как же я 10 лет не видел это? Там написано”.

    В.ПОЗНЕР: И написано?

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Он нам намекнул.

    В.ПОЗНЕР: Это автор?

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Это автор.

    В.ПОЗНЕР: Вы – реализатор.

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Да.

    В.ПОЗНЕР: А что такое актер?

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Тоже реализатор.

    В.ПОЗНЕР: Потому что я слышал от остальных реализаторов, то бишь режиссеров, что актеры – это просто люди.

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Не-не-не. Массовка. Нет. Ну тогда мы будем идти в Театр Образцова.

    В.ПОЗНЕР: Где куклы?

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Где куклы, да. Хотя все равно там Зяма Гердт, в нем это было…

    В.ПОЗНЕР: Дух остался.

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Конечно.

    В.ПОЗНЕР: Хорошо. Государство – театр. Во Франции один театр единственный имеет государственную поддержку, Комеди Франсэз, все остальные – сами. Репертуарных театров, по сути дела, кроме Комеди Франсэз, нет. В Америке репертуарных театров вообще нет – я говорю о драматических театрах. В Англии есть. Вы за это? Как вы считаете?

    А.ДЖИГАРХАНЯН: В России – да.

    В.ПОЗНЕР: Именно в России должен быть?

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Именно в России именно крепостной театр, я уже признался вам. Именно государственный театр, именно кормить мы должны. Государство должно кормить роддома и театры. Потому что прибыли, навара нет там.

    В.ПОЗНЕР: И вы полагаете, что государство выполняет свой долг в этом смысле? Или нет?

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Думаю, что не очень. Если государство – буду откровенен, как Джамбул Джабаев, – это Юрий Михайлович Лужков, то там есть надежда, что мы придем к театру, которому будут помогать немножко.

    В.ПОЗНЕР: Почему спрашиваю. Вы даже как-то сказали: “Государство откровенно говорит: “Нам сегодня театр ни к чему”. Я скажу, что в России есть церковь и театр, они выполняют одни и те же функции. И нельзя людей этого лишать”. Это ваши слова.

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Абсолютно.

    В.ПОЗНЕР: И вы с этим согласны?

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Но я еще роддом прибавил.

    В.ПОЗНЕР: Ну да, добавили. “Если называть вещи своими именами, – говорите вы, – народ не ходит. Финансовый кризис продолжает сказываться на театре”. Но в то же время вы как-то сказали: “Я думаю, что разговоры о кризисе – это чистой воды спекуляции”. Послушайте, Армен Борисович, мне кажется, народ ходит. Театральные залы вообще полны.

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Нет.

    В.ПОЗНЕР: Ну как же? Вот я попадаю, я вижу.

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Нет-нет. У нас есть, скажу вам (кого-то могу обидеть сильно), в России понятие “борзовик”.

    В.ПОЗНЕР: Борзовик? Что такое борзовик?

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Бюро организации зрителя. В Москве, в России зрительный зал идет под руководством борзовиков.

    В.ПОЗНЕР: Но все-таки есть спектакли, которые вызывают гигантский интерес. Люди идут на эти спектакли, трудно достать билеты.

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Владимир Владимирович, золото мое, – борзовики.

    В.ПОЗНЕР: Вы хотите сказать, что все мы на самом деле лишены вкуса?

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Нет, нет.

    В.ПОЗНЕР: Что мы попадаем под влияние этих ваших борзовиков? И только из-за них мы ходим туда, а не сюда?

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Нет. Мы с вами…

    В.ПОЗНЕР: Ага, начинается.

    А.ДЖИГАРХАНЯН: …будем. Ну а как же? А иначе не разделим. Иначе эта проблема будет жить, существовать. Вы сколько раз в жизни после спектакля пошли туда и сказали: “Ребята, достаньте мне два билета, я иду в Театр Оперетты на спектакль”? Сколько раз у вас было в жизни?

    В.ПОЗНЕР: Чтобы я куда пошел?

    А.ДЖИГАРХАНЯН: В театр.

    В.ПОЗНЕР: Много.

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Владимир Владимирович, золото мое, это же не так. Я же сегодня говорил вам: “Хочу вас пригласить в театр”. Вот я – борзовик.

    В.ПОЗНЕР: Понятно. А я крепостной.

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Это не так просто, да? Вы же знаете, это не так просто.

    В.ПОЗНЕР: Вот это ваша мысль: “Россия все-таки крепостная страна. И театр ее такой же. Если мы это осознаем, станет легче, потому что тогда не будем питать несбыточных иллюзий. Мы ведь по-прежнему по крепостным законам живем. Не сами решаем и предлагаем, а ждем, когда кто-то распорядится нашей судьбой”. И что же? Вам это нравится?

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Я – реалист. Это так.

    В.ПОЗНЕР: И так будет?

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Я объездил всю необъятную Россию. Я был в спектаклях, которые назывались антрепризными. Я знаю, что это надо организовать, собрать, привести людей. Другое дело, что я-то согласен, что это неплохо, хорошо, что есть этот, который стадо ведет. Вот я вчера подошел к театральной кассе и спрашиваю: “На что есть спрос?” И она так высунулась и довольно профессионально сказала. И я даже понимаю, что она почти мне предлагала купить билеты. Что в этом плохого?

    В.ПОЗНЕР: А что она сказала? “На это, на это, на это?”

    А.ДЖИГАРХАНЯН: “На это. А вы это не смотрели? Вот это обязательно посмотрите”. Вот это борзовик, бюро организации зрителя.

    В.ПОЗНЕР: Скажите мне, пожалуйста, какая принципиальная разница между тем, как ходят в театр в Германии, во Франции, в Англии, в Америке и у нас? Какая принципиальная разница?

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Не знаю. Не жил там.

    В.ПОЗНЕР: Никакой. Да никакой. Ну живете в Америке время от времени.

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Нет, я в театр не хожу – у меня языка нет, я же вам признался уже. Я всех нюансов не знаю.

    В.ПОЗНЕР: Скажите, пожалуйста, теоретически вам нравится демократия как идея?

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Нет.

    В.ПОЗНЕР: А нравится что?

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Нравится лидер, нравится хозяин.

    В.ПОЗНЕР: То есть выбирать не надо?

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Вы дайте мне возможность, я выберу.

    В.ПОЗНЕР: Вы лично?

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Конечно.

    В.ПОЗНЕР: А остальные?

    А.ДЖИГАРХАНЯН: И все остальные тоже. Я своим товарищам скажу: “Идемте к Познеру, идите к Познеру”.

    В.ПОЗНЕР: Так это и есть демократия.

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Вот и замечательно.

    В.ПОЗНЕР: Выбирают. Но потом могут выбрать другого. А этого уже нет.

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Ну пусть идут те, которые хотят этого. Пусть идут, конечно. Конечно, мои рассуждения аполитичны, может быть.

    В.ПОЗНЕР: Нет, они очень политичны.

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Наверное, мой взгляд со стороны театра идет. Но я за это. Потому что я хочу, чтобы это любили, надо любить это. Вот мы сейчас там – не буду, потом вам скажу отдельно.

    В.ПОЗНЕР: Хорошо. Скажите мне, пожалуйста, вам уютно жить?

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Владимир Владимирович, мне 75 лет.

    В.ПОЗНЕР: Послушайте, но мне 76. Так чего вы мне рассказываете?

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Я рассказал вам о зубах.

    В.ПОЗНЕР: Ну и что? Я вам мог бы рассказать тоже. Я на год старше вас.

    А.ДЖИГАРХАНЯН: А тут не может быть речи о том, что мы, как горные козочки, будем прыгать друг за другом.

    В.ПОЗНЕР: Я вас спрашиваю: вам жить уютно?

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Давайте слово найдем, заменим на другое слово “уютно”.

    В.ПОЗНЕР: Хорошо. Тогда я не буду вас дальше насиловать такими вопросами. Вам знаком такой писатель Марсель Пруст, очевидно?

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Конечно.

    В.ПОЗНЕР: Вот у него есть к вам несколько вопросов.

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Да, пожалуйста.

    В.ПОЗНЕР: Постарайтесь коротко и ясно ответить.

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Да.

    В.ПОЗНЕР: Что вы считаете своей главной слабостью?

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Любовь.

    В.ПОЗНЕР: Какое ваше самое любимое слово или выражение?

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Думаю, что нет. Я же актер, учтите.

    В.ПОЗНЕР: И, соответственно, нет нелюбимого слова или выражения?

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Ну, так чтобы – нет.

    В.ПОЗНЕР: Как бы вы хотели умереть?

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Не знаю.

    В.ПОЗНЕР: Если бы вы могли пообщаться с любым из когда-либо живших людей, кто бы это был?

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Мама.

    В.ПОЗНЕР: Какова ваша главная черта, как вы полагаете?

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Не знаю.

    В.ПОЗНЕР: О чем вы более всего сожалеете?

    А.ДЖИГАРХАНЯН: У меня ощущение, что я не все сделал, что хотел бы.

    В.ПОЗНЕР: Поймали золотую рыбку – три желания. Прошу.

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Выбросил бы обратно ее в воду.

    В.ПОЗНЕР: Какую добродетель вы цените больше всего?

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Жалость.

    В.ПОЗНЕР: Хоть и не верующий, но, оказавшись перед Богом, что вы ему скажете?

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Один человек хорошо сказал, что…

    В.ПОЗНЕР: Что бы вы ему сказали?

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Он не понимал, что он делает.

    В.ПОЗНЕР: Это был Армен Джигарханян. Спасибо большое.

    А.ДЖИГАРХАНЯН: Спасибо вам.

    Заключительная часть

    Хочу поделиться с вами одним материалом, который мой приятель прислал на электронную почту. Представьте себе, что есть мир, и мы его сократили до 100 человек. Но сохранив все пропорции, которые существуют. В этом случае 57 из них были бы жителями Азии, 21 – Европы, 14 – Америки (имея в виду всю Америку, и Южную, и Северную, и так далее), и всего лишь 8 – из Африки. 52 человека были бы женщинами и 48 – мужчинами. 30 из них были бы белые, 70 – не белые. 30 христиан, 70 не христиан. 89 – гетеросексуалы и 11 – гомосексуалы. 6 человек обладали бы 59% всех богатств в мире, и все эти шестеро были бы американцами из США. 80 человек жили бы в бедности из 100. 70 не умели бы читать, 50 голодали бы или недоедали бы. 1 умирал бы в данный момент и 1 рождался бы в данный момент. 1 из 100 имел бы компьютер, и 1 из 100 имел бы высшее образование.

    Теперь еще соображайте. Если вы можете отправиться молиться там, где вы молитесь, без боязни того, что вас изобьют или убьют, то вы один из счастливых среди 3 миллиардов людей, которые этого счастья не имеют. Если у вас есть холодильник хоть с какой-то едой, если у вас есть хоть какая-то одежда, крыша над головой и где спать, то вы богаче 75% всего населения Земли. Если у тебя есть хоть какой-то счет в банке, хоть какие-то деньги в кошельке или какие-то монетки в сумке, то вы относитесь к 8 наиболее счастливым человекам из 100. Вот таков наш мир. Я думаю, что об этом иногда надо размышлять. Особенно когда мы жалуемся.

    »crosslinked«




    К записи "7 июня гость программы “Познер” Армен Джигарханян" 93 комментария

    Это замечательно! Один из самых классных, замечательных российских и советских артистов! Красавец и умница.

    Буду ждать это интервью… Оно будет очень интересным

    ВЕЛИКОЛЕПНО!!! ВВП МОЛОТОК!!!! Я ОБОЖАЮ ДЖИГУ! КРАСАВЕЦ!

    А теперь – ГОРБАТЫЙ!
    Сейчас вот он на “Эхе Москвы”, тоже интересная передачка.
    Мне он кажется таким что ли старейшиной, мудрецом, к которому нужно прислушиваться.

    Другое дело. Надоели политики как горькая редька.
    Одно смущает в интервью – полное отсутствие вопросов о личной жизни. Как можно узнать человека не зная женат ли он, есть ли у него дети, кто они и т.д. ИМХО это недоработка ВВ.

    Да-да, желательно и о любовницах и внебрачных детях тоже! :-))
    Если серьезно, такой информации полно в интернете, а ВВ видимо ставит себе несколько иные задачи.

    opa-vlad вы издеваетесь? Очень легко узнать о человеке, не залезая в его дом… Вообще – просто слушайте и смотрите как он реагирует на скрытые провокации ВВП. В вам бы прямо желтенькое подавать. Не тот уровень у ВВП,

    -Владимир Владимирович, добрый день.
    Конечно, вы должны знать, что на этой неделе Венедиктов встречался с Джигарханяном в “Дифирамбе” на “Эхо Москвы” (Ларина – в отпуске). Эфир, на мой взгляд, не получился. Подумайте, как вам сделать свою встречу с Джигарханяном интереснее.

    Виталий, по мнению самого Владимира Владимировича, у него не получилось две программы, с Ургантом и со Жванецким, как он считает из-за очень хороших дружеских отношений с ними. Так, что я думаю с Арменом Джигарханяном у него программа получится.

    Виталий, а что Вам в передаче на Эхе не понравилось? По-моему была интересной.
    В любом случае у Владимира Владимировича совсем другие вопросы и передачу он строит совсем по-иному. Думаю, будет интересно.

    Не понравилось всё. Не умеет ААВ беседовать с деятелями культуры и людьми старше себя по возрасту. А эти бесконечные игривые комплименты (мужчина-красавец). Не хватало философских вопросов про жизнь. А эта дурацкая песенка в начале передачи!

    Ха, Познер старше на год Джигарханяна! :)

    Мне очень понравилось интервью ААВ! Классно! Весь секрет в самом Джиге – он сам по себе вносит благотворную ауру.

    С Джигарханяном разговор будет труден в том смысле, что ему не интересны “базовые” вопросы передачи касательно политики, а вопросы эти состовляют существенную часть передачи. Либо ему будет сделано некоторое исключение, либо Познер будет получать заунывные ответы, не удовлетворяющие телезрителя.

    Да нет – всё зависит от гостя. Никаких стандартных вопросов о политике не было в передаче с участием Радзинского. Так что ВВП подготовиться и поговорят про жизнь.

    У Джигарханяна как пожалуй ни у кого из армян России присутствует “оторванность” от Армении. Причём не историческая или духовная, а политическая. Его политические точки зрения, касающиеся Армении – прямо противоположны позициям официального Еревана (исключение вопрос геноцида армян) и даже мягко говоря непопулярны. Он не имеет не то что высших наград Армении, а даже тех наград, которые вручаются поп-певичкам.. Это болезненный для него вопрос (имеется ввиду отношение к нему официального Еревана).
    В этой “стартовой площадке” он наиболее уязвим.. Побережёт ли его Познер?

    Может потому что он смотри на Армению в качестве стороннего наблюдателя и в этом смысле ему легче видеть ошибки и просчёты политиков. Знаете, как глупо выглядят часто заявления Путина и кого-то ещё, когда их смотришь по телевизору во Франции? Сам не был, но друг рассказывал. Когда опять мы всему миру угрожаем не пойми чем. Опять мы самые правые, а кругом идиоты жадные. Только в Европе люди в шоколаде, а наш народ в ээмммм… Отвлёкся.

    Кстати, вычитал, что всё таки год назад Армена Борисовича всё же наградили в Армении. Правда далекооо не высшим орденом Армении (кстати, высшим орденом, к примеру награждены Саакашвилли и Жак Ширак), но всё же..
    Натяжка в отношениях присутствуется.

    Да он чихать хотел на недалёкое и мстительное правительство. Народ с Джигой, и его будут помнить всегда. А правительство – до выборов только. Да и потом ордена…награды… Помнят личность!

    Высшим орденом армении награждены (орден Отечества)
    Рыжков Николай Иванович – Россия
    Кирк Киркорян – США
    Шарль Азнавур – Франция
    Вазген Первый Католикос – Армения
    Вазген Саркисян Спарапет – Армения
    Виктор Амбарцумян Астрофизик – СССР
    и так далее
    Никогда Саакашвили или Ширак высшей награды Армении не получали.
    Саакашвили получил Орден Чести (Армения, 2009), Золотая медаль Ереванского государственного университета (Армения, 2009) и Звание почетного доктора Ереванского государственного университета (Армения, 2009), потому что грузинский и армянский народ живут бок о бок больше трех тысяч лет (вы только представьте!) и ни одного конфликта! Брат есть брат.

    Передача понравилась.. Насчёт театра полностью согласен. Мы идём туда только когда кто-то позовёт или что-то подобное (это не идёт изнутри нас – желание пойти в театр)

    Передача неоднозначная, А.Б. удивил “крепостными”, отношением к Сталину и вообще многими ответами, некоторые из которых даже не до конца понятны, так как-то закручивал… По-моему ВВ тоже был весьма в некоторые моменты озадачен… Да еще эта муха… :-)

    Да, ВВП просто не ожидал таких ответов, казалось, он был просто в растерянности.

    Муха на самом деле была шпионом из театра на Таганке и передавала важные сведения. Познер сразу раскусил и стал так размахивать, что растянул связки на здоровой руке, теперь у него в обеих руках будет по автомату, сам же Армен Борисович от таких взмахов ушёл с воспалением легких, а муха с расстроенным радаром!))))

    Нееее, в эту муху вселилась душа покойного кота Армена Борисовича…
    (надеюсь он это не прочитает)

    Отлично сказано!!!! :) Муха та еще штучка…колориту добавила действу сему! :)

    Прощалка мощная была конечно, есть над чем подумать. На саму программу не успел, только конец, жду когда выложите на сайте, посмотреть.

    Если одним словом, то передача не удалась. Учитывая то, что передача “авторская”, то автор “завял” почти сразу.. И виной тому всё таки Армен Борисович – уж больно на разных языках говорили и до конца ни один из них не уступил другому. Даже к Марселю Прусту подошли на мой взгляд досрочно.
    Осталось впечатление, что как ведущий, так и гость подумывали про себя “когда же оно наконец закончится”?

    Очень слабая передача. И вины Познера в этом нет.

    Масштабы личностей НЕСОПОСТАВИМЫ!!! Изначально лилипут Познер не ДОТЯГИВАЕТ до Гулливера Джигарханянапо ВСЕМ вопросам.

    andvy3

    И на чем основано такое утверждение? Вы хоть передачу смотрели?
    “МасШТАБЫ Личности ” какие громкие слова…

    А по-моему этот человек и в этой передаче играл.
    Чувствовалось желание угодить всем (видимо привычка еще из СССР).
    Я очень молод, возможно я не прав.

    “Масштаб” – отношение натуральной величины объекта к величине его изображения. Мы увидели и услышали маленькую толику из того, что на самом деле из себя представляет Армен Джигарханян. Он был предельно искреннен и абсолютно неполиткорректен(к ужасу ультралиберала Познера), на что имееет полное право после сотен ролей сыгранных и прожитых в кино и театре. И именно его роли, актерская стезя, соприкосновение с великими авторами, личная трагедия наконец, определили его мировоззрение, глубокое понимание сути происходящего вокруг и происходившего в прошлом. Кого то задели высказывания этого мудрого человека о русских, Росси. Но простите, это он и о себе в том числе! И не с кондачка, а из глубин русской литератуты, философии, жизни в России наконец! Так что подходить и мерить “познеровским” аршином (бесполым, кондово политкорректно-либеральным) эту глыбу абсолютно невозможно. Человек говорит УЖАСНЫЕ вещи(трепещите, глядящие в рот Познеру) – на белое говорит белое, на черное – черное. О, ужас !
    Низкий поклон Вам, Армен Борисович !

    Вы говорите, что мы, мол, увидели и услышали малую толику и т. п.
    Я работал с Джигарханяном несколько лет.
    Он блистательный актер.
    И очень сложный человек.
    Никому не нужно знать, каков он на самом деле.
    И держаться от него следует подальше.
    Лучше смотреть старые фильмы с великим артистом.
    Этого вполне достаточно.

    То, что с кумирами лучше не общаться, а смотреть в театре и на экране, – согласна. Но все же – почему “держаться следует подальше”?
    Что, опасный человек? :-)

    Только потому что А.Д. до сих пор, человек сомневающийся, а значит мыслящий.

    у меня 2 варианта:
    1. Армен Борисович стал совсем стар…ну и дает отпечаток воспитания на Кавказе. “Я сейчас еще страшнее скажу” наверное уже старческое брюзжание, к сожалению.
    2. Совсем ушел в театр чтоб ни как не реагировать на реальность. Мне совсем не понятно его разделение театра и реальности. К примеру, я как человек не творческий совершенно, тоже придаюсь мечтам и исканиям. Тоже живу в своем миру, только он совсем не театр. Вообще мне показался очень одиноким…очень…
    Ну и последнее, встретились 2 совершенно разных менталитета. Запад и Восток. Вот примерно такая между ними разница.

    Как ни печально, но мне действительно показалось, что Армен Борисович стал совсем стар. Перестаю его понимать.

    Тем не менее, этот человек достояние нашего времени. Еще вчера перед сном меня он напугал. А уже сегодня только умилительная улыбка. Надо сказать что и старость это не порок. У всех она разная. Пусть он брюзжал, ворчал и не совсем адекватно оценивал реальность, но для меня он на всегда будет ВЕЛИКИМ АКТЕРОМ нашего времени.

    Какой ужас. Какое разочарование у меня… Да… Нечего сказать. А главное очень неожиданно..

    Ужасное впечатление произвел Джигарханян, на вопросы толком ответить не смог, а на те что ответил, ну такое наговорил, страшно становиться, Когда он отвечал про крепостное право, просто противно стало, хочется надеятся, что людей с подобным мышлением не так много. Про зубы что-то наговорил , немного не в тему. Кто-то выше обрисовал ДА как человека с советским мышлением, я не согласен, поискать надо было категорически, что бы найти нечто подобное.

    Сильная рука
    90% бездари
    борзовики
    ничего после смерти нет, я точно знаю ( и это после того как его жизнь спас умерший кот, пророк АБ, пророк)

    жуткий пессимист

    И в конце это был Армен (без отчества) Джигарханян, это наверное за сильную руку.

    Думаю, Познер ждал ответов более сложных. Встреча, мне кажется, ожиданий не оправдала…

    Любопытная мысль про крепостное право. Много проблем, действительно, произошло из-за отмены в 1861 году. Революция, рост пьянства и маргинализация населения, бездарность и коррупция чиновников, легионы гопоты сегодня, харкающие и плющиеся, гадящие в лифтах, – все это в ныненших пропорциях – из-за 1861 года. Нельзя было отменять крепостное право тогда. Нужно было делать это постепенно, пристально смотря на конкретных крепостных и принимая решения.

    Любопытная мысль про крепостное право.
    Много проблем, действительно, произошло из-за отмены в 1861 году. Революция, рост пьянства и маргинализация населения, бездарность и коррупция чиновников, легионы гопоты сегодня, харкающие и плющиеся, гадящие в лифтах, – все это в ныненших пропорциях – из-за 1861 года. Нельзя было отменять крепостное право тогда. Нужно было делать это постепенно, пристально смотря на конкретных крепостных и принимая решения.

    Проблемы не из-за того что в 1861 отменили крепостное право, а что после 1917 снова ввели.

    Все мы умеем критиковать. Но на мой взгляд программа удалась, а то что возникли некие недопонимания лишь подогревали мой интерес. Я сам был озадачен его ответами, вроде на экране в своих ролях он живой, а тут усталый от жизни старичок переживший личные потрясения. Он пытался было надавить на свой возраст, но Владимир не промах сказав, что он на год старше Армена.

    Конечно были сказаны интересные вещи о крепостничестве и борзовиках аж у Владимира глаза на лоб полезли) Понимания по этим вопросам они не нашли, слишком разные у них взгляды на жизнь. Я разделяю мнение Армена, просто он не совсем доходчиво высказался. От вопросов Марселя Пруста Армен лихо уворачивался кривя лицом, видимо он не любит говорить о личном. Интервью получилось трудным и мне кажется это было связано со старостью Армена, такое бы интервью да лет 10 назад, результат был бы другим.

    p.s: А что у Владимира было с рукой?!

    У него аппарат такой специальный, лангета называется, надо руку в покое держать некоторое время, повредил связки при занятиях спортом.

    Значит Русские безынициативны и ими надо управлять сильными мира сего. Значит надо делать чтобы они всегда были заняты чем то мелким – например оформлением справок чтобы они не думали о важном.. Я так думаю… Да конечно вам Виднее Иосиф Висарионович Джигархонян.. Жаль так разочаровываться в человеке. Мы знаем артистов по ролям но в жизни часто совсем они другие. Познеру спасибо за правду

    Абсолютно согласен с теми, кто пишет, что встретились два разных по взглядам на жизнь человека. Один – закрылся в скорлупу и живет старыми представлениями. Другой – живет в современном мире и сам – супер современный человек, несмотря на возраст. Некоторые ответы Джигарханяна ставили Познера просто в тупик – никакой логики в ответах, какие-то полоумные рассуждения и чуть что – ссылка на свой возраст, который, якобы, дает ему право свысока прожитых лет рассуждать об этом мире и делать такие порой нелепые в своей маразматичности заявления.
    Очень разочарован Джигарханяном. Ожидал (и имел на это право, судя по его ранним интервью и высказываниям) более глубокого, умного разговора. Не получилось. Не вина Познера, думаю, он сам был в некоторой степени озадачен тем, что вдруг услышал от Джигарханяна.
    Скоро буду иметь честь быть на проекте “Время жить” в Сочи (15 июня) и постараюсь спросить ВВП о его мнении об этой передаче.

    Было бы прекрасно если Вы вместе с ответом ВВ ещё бы и фоток приложили, ну и свои мысли о прошедшей программе в Сочи. Сделаем отдельную статью. Пишите в обратку если что.

    В коментарах все утверждают, что в провале ВВП невиноват – я с этим несогласен! И ограниченность чувствовалась со стороны ВВП, а не АД. Если ВВП знал (лучше помнил) Ницше (Шопенгауера, Хайдегера, Гадамера) и их критику, беседа могла получиться очень занимательной. Но ВВП закрылся в “тупом” американском позитивизме, типа – хочет ясности для зрителей. В конце концов он выставил АД маразматиком.
    P.S. Я несколько раз раздражался когда слышал интервью Кончаловского и тот останавливался на самом интересном месте – знает что можно донести “массам”, а что дискутировать опасно.

    Согласна с теми, кто выразил свое разочарование интервью с АД. Произвел впечатление старого брюзги с ограниченным мышлением. Ответы либо шокирующие, но лишенные всякой логики, либо просто никакие. Где интеллект, где житейская мудрость? Иногда казалось, что он просто бредит. Понятно, что Познер сам решает, кого ему приглашать, но должно же быть интересно. И люди должны быть интересные. А такие ограниченные личности, пусть и знамениты, никому не интересны. И мне кажется, что не за чем зацикливаться на знаменитостях. неужели среди обычных людей нет интересных личностей?

    “89 – гетеросексуалы и 11 – гомосексуалы”
    Вот таков наш мир, где по статистике всегда кто-то одинок,ну как минимум двое.

    После радиопередачи “Дифирамб” на “Эхе” неделей раньше Джигарханян разочаровал. Об этом я сразу же написал здесь. Все утверждали, что у Познера передача получится (в отличие от эфира с Венедиктовым). Не получилось. К сожалению. Разочарование полное. Неужели во всём виноват возраст?

    Армен Борисович показался мне очень настоящим человеком, он говорил честно. Я за все время ни раз не отвлекся от передачи, и показалось, что прошло всего 5 минут, а не 1 час.
    Спасибо за это интервью!

    . Не надо путать актера с тем образом, который создается режиссером с использованием этого актера, заучившего текст.
    Так как здесь не оказалось ни текста, ни режиссера – Джига и понес эту ахинею, а ВВП все время недоумевал, когда же гость скажет что-то, хоть отдаленно близкое к монологам его экранных героев.
    И, в итоге, мы все получили бестолковую телепередачу, в которой сошлись Сильная Личность Познер и Гениальный Актер Джигарханян…

    К большому сожалению всеми любимый, обаятельный артист оказался просто дураком. Притом он не играл и не хитрил…. он просто глупец, пытающийся понравиться… Повторюсь к сожалению…..А ВВП? это единственный человек, который “тащит” все телевидение( да и не только ТВ)….есть Максимовская, Латынина…но они правду-матку режут….а ВВП думать заставляет…

    Очень разочарован в знаменитом земляке,тем более тезке.Всю передачу с замиранием сердца смотрел и хотел,чтобы побыстрее закончилась ,чтобы ни слова больше,но АД успел много неадекватного наговорить.Осталось впечатление,что ему очень больно и обидно за что то,и не все думает так,как говорит…как будто сам себя мстил и наказывал.Мне точно,и по моему многим телезрителям было очень больно смотреть старческий м……м великого Джигарханяна…

    Армен джан, а мне и многим, кто слушал нашего Джиго – всем нам понравилось. Да, понятно, мы не смотрели фильм Пелешяна или Параджанова. Небыло и енгибаровского гения. Но, в любом случае – наш Джиго Велик!

    Говоря уж совсем честно – Джигарханян ошибся в подходе. Нельзя было переводить разговор в “свойское” русло – уж больно по-дружески он подошёл. Джигарханян отказывался позиционировать себя как гостя передачи, у которой есть свой устав, конституция.. Он повёл разговор, как если бы встретились два приятеля за чашкой кофе. Познер же, предполагал всё что угодно – только не это.
    Убеждён, что Познер смог бы спасти честь факультета, предоставив Джигарханяну право говорить о том что он желает, а не о том, что его спрашивают. Абсолютно согласен, что возраст актёра сделал своё дело. Возможно, это было его последнее интервью для такой широкой аудитории.
    В самом начале я писал, что политические вопросы погубят весь замысел, что и произошло. Чего я никак не мог ожидать, так это того, что Джигарханян размазано отвечал и на профессиональные.
    И тем не менее, мы его любим.

    Заметил, что с той и с другой стороны довольно часто употребляется слово -”вот” 40 раз за 55 минут. Почти один “вот” / в минуту.

    Этот Человек за свою жизнь дал нам столько добра, что мы не имеем права замечать его старость. Познер не должен был выпускать это интервью

    Я думаю он до конца не представлял что получится до самого интервью. Было бы в записи, может быть и не выпустил бы.

    По моему и обсуждать то особенно нечего. К сожалению Армен Борисович предстал в роли просто больного человека , которому мысленная концентрация дается с большим трудом (безусловно, это не его вина).Иногда создавалось впечатление, что ему просто безразличны вопросы , а продолжение передачи откровенно тяготит. В результате часового просмотра до меня наглядно дошел смысл расхожего изречения -”старость не радость”.

    Разочарована и Владимиром Владимировичем, и Джигарханяном. Конечно же, это – не просто люди, это – Гиганты – каждый в своём деле… но до определенного момента я считала их умными Гигантами. видимо, ошибалась…
    Какие выводы о хорошем/плохом, о свободе/рабстве могут предложить два атеиста? причем рассуждения одного атеиста (Джигарханяна) привели в удивление другого (Познера). Поскольку Эталона для определения того “что такое хорошо и что такое плохо” для атеистов не существует, считаю, что беседа Армена Джигарханяна и Владимира Познера – это разговор ни о чём – обычная словесная эквилибристика, чем-то напоминающая софистику.

    Написала первый комментарий и подумала: может, слишком грубо написала?
    Решила прочитать текст интервью (смотреть – уже смотрела) и поняла: написала очень и очень мягко.

    Люди добрые, чем тратить деньги на производство подобных “ни о чём” передач, подумали бы о бездомных детях, о бедных стариках, что ли… сделали бы ток-ни шоу под названием “Поможем раковым больным” (для начала – в каком-нибудь городке) и реально бы помогли!

    Но я так понимаю, что цель передачи не в том, чтобы сеять разумное, доброе, вечное и не в том, чтобы помочь людям; цель в том, чтобы зрители ещё и ещё раз любовались и восхищались талантами Владимира Владимировича Познера.

    Екатерина может Вы не знаете, так что вот http://vladimirpozner.ru/?page_id=1253 пройдите по ссылке и почитайте.

    И после этого можете ещё раз написать что Познер “занимается самолюбованием” и ничего полезного не делает для людей :-)

    Роман, спасибо за ссылку. Признаю, что погорячилась с выводами и прошу прощения у Владимира Владимировича и у Вас в том числе.
    Тем не менее, считаю передачу “Познер” ненужной и бессмысленной.

    Ну слушайте, есть же “Подари жизнь”, есть “Время жить”, которым Познер занимается.
    Так можно вообще все ТВ убрать и крутить только о больных, но кто это смотреть будет?
    Кому надо, кто хочет помогать – тот знает, кому и как помогать, и передачи об этом есть.
    Гости у Познера неоднозначные, далеко не все безумно интересны, но это не значит, что надо передачу чем-то заменять.

    ну, кто-то же смотрит передачу “Познер” ради того, чтобы просто лицерзреть Владимира Владимировича! так что…. и передачи про больных, может, будут смотреть – хотя бы ради Познера!
    TamarOvich, и у Вас я прошу прощения за мои поспешные выводы.

    Кстати, мне непонятен смысл того, что Владимир Владимирович занимается передачами “Подари жизнь” и “Время жить” и вместе с тем, насколько я знаю, предлагает узаконить эвтаназию и легализовать продажу наркотиков.
    Мне кажется, Владимиру Владимировичу надо определиться с целью своих действий: помогать людям жить или, всё-таки, помогать людям умирать.

    Уважаемая Екатерина,

    Прежде, чем упрекать ВВП в том, что он “помогает людям умирать”, выступая за легализацию наркотиков, предлагаю Вам почитать его мнение по этому поводу:
    “— Наркотики — самый выгодный вид бизнеса на планете. Никакая нефть, никакая проституция рядом не лежали… Рентабельность наркоторговли составляет тысячи процентов! А значит, никакие наказания, никакая смертная казнь не решат проблемы: всегда найдутся люди, готовые рискнуть за такие сумасшедшие деньги. Во многих странах казнят, вешают за продажу и хранение наркотиков — не помогает. Более того, в странах, где казнят за наркотики, наркоторговля растет. Потому что экономически выгодно. А почему выгодно? Потому что запрещено.
    Если же мы сделаем так, что любой наркотик можно будет купить в аптеке «за три копейки», то тем самым выбьем из-под ног наркомафии экономический фундамент. Чтобы нельзя было на этом заработать! А не будет наркомафии, некому будет людей подсаживать на иглу. Как сейчас это происходит? «Друг, возьми бесплатно — покури, кольнись…». А когда человек подсел, включается счетчик: теперь плати, это немалых денег стоит, сколько можно колоться на халяву… Легализовав наркотики, мы избежим подобной ситуации, соответственно, и наркоманов будет меньше. Простая экономика: если рост числа потребителей никому не выгоден, соответственно, число это и не растет. Параллельно нужно вести массовую антинаркотическую пропаганду — в средствах массовой информации, в школах.”

    Думаю, Вы измените свое мнение и не будете поддаваться тому пропагандистскому бреду, несущемуся из Минздрава из уст “бухгалтера” Татьяны Голиковой, которая почему-то считает, что только она знает ВСЕ про “здоровый образ жизни”, насаждая эти идиотские представления, а на самом деле отмывая на этом миллиарды рублей. Говорю это не голословно, так как сам работаю в системе Минздрава.

    С уважением,
    Александр

    Александр, у Вас, напару с Джигарханяном, может получится прекраснейшая антреприза – он будет рассказывать про то, как зря отменили крепостное право, а Вы про то, что надо водку сделать по рублю за бутылку, и тогда все бросят пить…

    Александр, мнение Владимира Владимировича о легализации наркотиков я уже читала. Думаю, что и Вы, и Владимир Владимирович являетесь софистами, а софисты, как известно, могут доказать всё, что угодно, подменив пару-тройку понятий.
    Если свободная продажа наркотиков ведет к снижению уровня наркозависимых в стране, то, по-видимому, свободная продажа оружия приведет к снижению уровня преступности.
    Создайте условия, при которых человек сможет позволить себе делать всё, что ему хочется, и он перестанет это делать, так? Это просто бред!!!
    Как Вы, “работая в системе Минздрава”, не понимаете очевидных вещей?!

    К интервью В.Познера с А. Джигарханяном.

    Хвала величью, Ницше всплыл, великолепьем яркой мысли.
    Искусства славный сторожил, вкусил нектар её корысти.
    Всю жизнь спасался лицедей, в театре, от дыханья смерти,
    Питаясь лживостью страстей, в пылу фальшивой круговерти,
    Но серп реальности настиг, дух театрального колосса,
    Загнав художника в тупик, публицистического спроса…

    Восторг маразма обнажив, с примитивизмом троглодита,
    Людей, не сцену оскорбив, кнутом брутального вердикта,
    О стадной сути смертных блох, под дланью мудрого величья,
    Плодящего предсмертный вздох, ему подвластного безличья.

    Предел – циничного томленья, в фаворе лицемерных поз,
    Устав, от лживых откровений, на Ницше пал страдальца спрос…

    Пасть философии всеядна, на пастбище людских страстей,
    А посему всегда отрадна, для истин всяческих мастей.
    Всему найдётся оправданье, в поэтике крылатых фраз,
    Грехи венчая с покаяньем, с любовью примирив экстаз.

    Реализатор торжествует, круша абсурдом лживый мир,
    Искусством пагубу линчуя, как линчевал стальной кумир,
    Реальных чеховских героев, но не глаголом, а свинцом,
    Отлитым истинною волей, отца божественных реформ.

    Чудесный вечер от героя, гуманитарного труда,
    Знать утро Канта, Ницше, Гойи, пребудет с нами навсегда…

    Леонид Раин. 2010г.

    Леонид Енгибаров (1935-1972)

    ***
    СЕРДЦЕ (В Ереване)/
    -
    К художнику пришла старость. Стало болеть сердце. Художник вышел из дома, поправил длинные пряди седых волос и, прищурив глаза от солнца, пошел к своему другу каменщику.
    - Здравствуй, Акоп, – сказал художник, – мы дружим с тобой много лет и многое знаем, ты – о камне, я – о человеческом сердце.
    Людские сердца бывают самые разные.
    Бывают чистые, как горный хрусталь, бывают драгоценные, излучающие свет, как рубин, бывают твердые, как алмаз, или нежные, как малахит.
    Я знаю, есть и другие, пустые, как морская галька, или шершавые, как пемза.
    Скажи, мастер, из какого же камня мое сердце?
    Каменщик раскурил трубку и ответил:
    - Твое сердце из туфа. Ты не должен печалиться, что оно не такое твердое, как алмаз. Туф – редкий камень, он дает людям тепло, а болит твое сердце потому, что туф ранимый и все невзгоды оставляют на нем свои следы.
    Туф – это камень для тебя, для художника.
    Они еще долго сидели, глядя на город, раскинувшийся перед ними, прекрасный, туфовый, хранящий в своих строениях сердца его создателей – каменщиков и художников.

    ***

    Александру
    Что касается наркотиков за три копейки (пусть и условных) – это конечно утопия. Легализация наркотиков при существенном снижении цен на наркотики только утроит количество наркоманов (не надо забывать, что в 8 случаях из 10 наркоман завязывает потому что не в состоянии приобрести наркотики и доводы в пользу того, что всё равно он найдёт на это деньги – не выдерживают критики – факты доказывают противоположное). Легализация – штука мудрая, но никак не в России и ни в коем случае не в России. (Приведу в пример Нидерланды и культуру потребления наркотиков в Нидерландах. Согласитесь – в России этого не достичь и через 250 лет).
    Теперь о Джигарханяне. Вспомнились последние бои мексиканской легенды бокса – Эрика Моралеса, когда он не посмел влвремя покинуть спорт и потерпел ряд досаднейших поражений от безызвестных боксёров (Пакьяво – не в счёт).. Так и Джигарханян. Близкое окружение не должно было допустить этого интервью добрым советом или прямым выходом на Владимира Познера.
    Увы.. Моралес на полу ринга.

    Эта передача показала мне насколько живой ум у 76 летнего Владимира Владимировича. Успехов вам и здоровья Владимир Владимирович Познер.

    Ага – согласен. Познер не производит впечатление старика. Он удивляется и удивляет. Часто ловлю себя на мысли, что не воспринимаю тот факт, что ВВ 76(!!!) лет. Очень интересно и странное чувство.

    Передача на самом деле не очень получилась. Наверно потому что ВВ когда писал вопросы думал что будет общаться с человеком который прожил долгую жизнь, очень мудрым, и т.п. Но как оказалось на многие вопросы АБ отвечал не знаю, а иногда было просто видно что АБ никогда не задумывался о глобальных темах и вопросах.
    Ну а по концовке со статистикой , то она у меня вызвала больше вопросов чем ответов, видимо или ВВ что то не так изложил или сам не допонял

    Джигарханян проходимец и предатель. Если и есть плохие люди, то это он.

    К артистам, наверное, надо относиться примерно так, как Маленький Принц относился к Розе. Я не цитирую, а пересказываю:” Надо было судить не по словам, а по делам. Она дарила мне свой аромат, освещала мою жизнь…” И Джигарханян дарил нам радость своими работами, а интервью – что поделаешь… Человек состарился. А может быть он, как человек Азии, чрезвычайно закрыт. У нас ,в Ростовской области, приехавшие азиаты первым долгом строят высо-о-окий, кирпичный забор. а потом уже дом. А мы всю жизнь либо за штакетником, либо за рабицей:-))

    Всегда думал и сейчас считаю, что и Джихарганян и Познер – две замечательные личности. Однако в ряде изданий слова их намеренно перевираются. Кто-то пытается выставить двух уважаемых людей идиотами. Это произошло в статье “КАК ПОЗНЕР С ДЖИГАРХАНЯНОМ В ЭФИРЕ НАРОД СМЕШИЛИ”. Весьма обидное явление. Почитайте это и сравните с текстом передачи, станет понятно, что кто-то ищет сенсации:
    http://www.kontinent.org/article_rus_4c169022b4e08.html

    С полной уверенностью могу сказать, что этот человек – Марозматик и самодур. Я про Джигарханяна. Не может даже двух слов связать по-русски. Сегодня брала сама у него интервью. Если можно назвать тот процесс этим заграничным словом. Облил помоями с головы до ног за то, что я не знаю, кто он такой. А кто он такой? А он ноль. Полный ноль. Хоть он там и занесен в в Книгу рекордов Гиннеса за количество ролей. А какие у него роли? Да он же вторсырье. Он, например, и в подметки не годится ни Фараде, ни Ахиджаковой – королям эпизодических ролей. Вы прочитайте повнимательней его ответы – это же полный бред!

    Передача провалилась что уж тут сказать ,многие попытки вытянуть у А.Б.Д.ответы закончились неудачами ,ответы были невнятными ,часто собеседник уходил от вопросов и порою сам не знал для чего он сюда пришел . Увы

    Да. Без шуток, увы.

    Вам действительно не понятна его позиция?! Ну да ладно, не переведутся на земле русской люди верящие в рай на земле. и чтоб наркотики не доступные, и чтоб в руки раз и работу, так и пить перестанут, и чтоб дороги сделали, тоже кто-то.
    Знаете Екатерина, я тоже придерживаюсь тоже мнения, что и ВВ, у меня тому есть доказательство. Нидерланды. Наркотики узаконены, контролируется наркотрафик, доступность полная…но вот что странно, никакой пропаганды здорового образа жизни в СМИ. Не знаете почему?!

    Екатерина!

    Не передергивайте, пожалуйста, понятия и факты. И не делайте выводы “человек сможет позволить себе делать всё, что ему хочется, и он перестанет это делать”. Это ВЫ это пишите за меня! Я этого не говорил и не имел ввиду.

    Абсолютно уверен, что свободная (НО ПОДКОНТРОЛЬНАЯ ГОСУДАРСТВЕННЫМ МЕДИЦИНСКИМ И ФИНАНСОВЫМ) продажа наркотиков НЕ ПОВЛИЯЕТ НА РОСТ ИЛИ СНИЖЕНИЕ числа наркоманов в России. Те, кто не употреблял – употреблять не будут. А те кто употребляет – НЕ БУДУТ ВСТУПАТЬ В КРИМИНАЛЬНЫЕ ОТНОШЕНИЯ С БАРЫГАМИ. Другое дело, что нашему государство это НЕВЫГОДНО!!!! Ведь таким образом мы выбиваем почву из под ног у огромного числа барыг из числа госчиновников, милиционеров и т.п., кто крышует этот бизнес. Могу привести конкретные примеры, как будучи в Иркутске с ВВП на передаче “Время жить” один из участников рассказывал нам, что ИМЕННО МИЛИЦИОНЕРЫ в г. Ангарске (Иркутская область) крышуют наркобизнес в этом городе. И когда едет какая-нибудь проверка или готовится показательная операция по захвату наркоманов – ВСЕ ЗАРАНЕЕ ИЗВЕЩЕНЫ ОБ ЭТОМ. Кто это делает? Милиционеры!!!!!

    В России 30 тыс. каждый год умирает от героина. Это первое место в мире.
    В Нидерландах продают самый легкий наркотик марихуану.

    Уважаемый Борис,
    Не знаю про Джигарханяна и про крепостное право, а по поводу “водки за рубль” могу сказать: если я не пью спиртного вообще или пью умеренно (не алкоголик, т.е. зависимый человек), то мне все равно, сколько водка стоит – рубль или 200. Если мне нужно будет – я все равно куплю. Если я алкоголик, т.е. зависимый (читай – больной) человек, то я все равно буду пить. Хорошо, если водка по рублю. А если будет стоить 200 – то буду пить одеколон, но пить не брошу. Повышение или снижение цен на алкоголь проблему пьянства в России не решит. Вы можете запретить водку (ввести сухой закон) – и все равно будут пить. Мы это уже проходили. Сейчас, похоже, хотим повторить опять этот опыт. Ради популизма накануне выборов. Хотя заранее известен результат. То же – с наркотиками. Если я не наркоман – мне они задаром не нужны. Как, думаю, и Вам. Если я наркоман – то все равно буду употреблять. И буду стараться добыть их любым способом. Так лучше я буду покупать наркотики ЛЕГАЛЬНО, чем переплачивать барыгам (в том числе и тем, кто “крышует” эту тему в Думе. Вот о чем говорит ВВП. Он и предлагает выбить почву из под ног барыг.

    С уважением,
    Александр

    Александр, правильно ли я Вас поняла: легализация наркотиков ничего не изменит, кроме того, что государству выгоду принесет?

    Александр, можете не отвечать, я заметила кое-что (кое-что, написанное Вами, но не мне адресованное): “Так лучше я буду покупать наркотики ЛЕГАЛЬНО, чем переплачивать барыгам (в том числе и тем, кто “крышует” эту тему в Думе. Вот о чем говорит ВВП. Он и предлагает выбить почву из под ног барыг”.
    Итак, я, всё-таки, поняла правильно: идея легализации наркотиков не имеет своей целью благо общества, она имеет целью финансовое благо государства. Поскольку люди всё равно будут и пить, и курить (то есть по-любому вредить здоровью, как ни крути), государству следует ИЗВЛЕЧЬ ВСЮ ВОЗМОЖНУЮ ВЫГОДУ ОТ НАРАСТАЮЩЕЙ ДЕГРАДАЦИИ НАЦИИ.
    Если в высокой телевизионной среде (Познер В.В.) и в сфере здравоохранения (Вы, Александр) трудятся люди, имеющие подобную точку зрения, то в таком случае можно просто посочувствовать нашей несчастной Родине – выхода у России, по-видимому, нет.

    Александр, по позиции, корорую Вы с Познером заняли по вопросу наркотрафика, могу сказать лишь следующее – вы оба безумцы!..
    Государство в роли наркобарона – это и есть Конец Света, потому что все Благие Намерения, лежащие в основе идеи, будут тут-же забыты, начнется банальное “Пополнение Бюджета”, а драка за кресло Президента РФ будет такой, что Война в Чечне покажется детским лепетом!..
    Не забывайте, что плодами Вашей романтической идеи (которую Вы с ВВП пытаетесь выдать за прагматическую) воспользуются, априори, негодяи…
    Отдаю Вам должное в очень убедительной , “подаче материала”, что делает его еще более опасным…


    Оставить комментарий

    Это не спам.