Опросы

Как вам интервью с Дмитрием Медведевым?

Посмотреть результат

Loading ... Loading ...

Поиск

Архив




  • Управление
  • 19 мая 2010

    Смысл телемарафона «Время жить» очень простой



    Тольятти делит первые три места по России по уровню ВИЧ-инфицированности. Другие два занимают Ленинградская область и Иркутск. По словам Владимира Познера, который пятый год курирует телевизионный проект «Время жить», в стране очень мало известных журналистов, которые занимаются этой темой. А между тем в силах СМИ объяснить и подготовить общество к восприятию проблемы ВИЧ/ СПИДа. В Автоград известный политический журналист приехал в рамках проекта «Время жить». Перед эфиром на местном телевидении Владимир Познер ответил на вопросы журналистов тольяттинских СМИ.

    – Владимир Владимирович, какова цель вашего визита в Тольятти?

    – Смысл телемарафона «Время жить» очень простой. Пятый год мы приезжаем в разные города и области России и на местном телевидении проводим ток-шоу по проблемам ВИЧ/СПИДа. Это гораздо более действенно, когда приезжаешь к людям, и в разговоре, в том числе принимают участие знакомые официальные лица. Это будет наша 45 программа. Вряд ли нужно объяснять, что положение в Тольятти очень тяжелое, одно из самых тяжелых в Российской Федерации. Надо постараться понять почему. Понимаете, есть города, где к этому существуют какие-то предпосылки. Скажем портовые города, или города, куда приезжает много туристов, или города, которые находятся на пути наркоторговли. А в Тольятти непонятно, в чем дело.

    И цель наша разумеется не медицинская. А просветительская. Это попытка довести до сведения как можно большего количества людей, что такое ВИЧ и что такое СПИД. Правда, в разных городах выявляются разные проблемы, вязанные с этой общей бедой. И часто удается добиться каких-то сдвигов. Разных. Но удается.

    Как вы знаете, я журналист и это не моя профессиональная работа. А выражение «общественная работа» мне не очень нравится. Просто я считаю, что журналистам следует заниматься этой проблемой. Она реальна и очень опасна. Сегодня, по официальным данным, в стране зарегистрировано 540 тысяч ВИЧ-положительных людей. Если считать, что реально это число надо умножить на три, то уже получается около 1,5 миллиона. А это больше одного процента населения страны. Что является уже эпидемией. И скажется это не сегодня. А через 10-15 лет. Скажется, прежде всего, на вооруженных силах, на количестве рабочих групп, на демографии. У нас итак с этим неблестяще обстоит дело. А опасность заболевания заключается в том, что оно не очень заметно. Это не инфаркт, инсульт или рак. На мой взгляд, СМИ мало делают в этом смысле. И часто не умело, пугая людей. Часто говорят – «Чума 20-го, теперь 21-го века». Это ни какая не чума. И много других предрассудков по этому поводу.

    – Есть попытки проведения социальной рекламы, спецпроектов, разовых акций. Но несмотря ни на что болезнь остается актуальной. Может быть, надо чтобы этой проблеме больше внимания уделяла власть?

    – В России традиционно все должны делать власти. Власть властью, а СМИ как известно – это четвертая власть. У нас она, конечно, не очень четвертая, но, тем не менее, так говорится, и мы имеем возможность без всякой власти заниматься этим вопросом. Просто надо ставить такой приоритет и заниматься этим изо дня в день. Конечно, есть разовые акции, которые обращают на себя внимание. Но СПИД – это не та проблема, которая может решиться разом. Если говорить о власти, то она в значительной части откликнулась на эту проблему. Поначалу такого не было. Это было очень тяжело и медленно, но, в конце концов, были выделены очень значительные средства и, по крайней мере, вопрос с препаратами, которые продлевают жизнь, решен. Они бесплатны и доступны. Власть занимается своей частью, она в основном лечебная. И, на мой взгляд, очень мало занимается профилактикой.

    Эти вопросы относятся к власти только в той степени, что у нас в стране, если какой-нибудь высокопоставленный человек скажет, что это надо делать, тогда все дружно начнут делать. Такой момент есть. Но я не стал бы уповать на власть, я считаю, что это дело общества, каждого человека, и уж журналистов в первую очередь.

    – Ваш проект стартовал пять лет назад. Можете ли назвать те города, которые посещали спустя какое-то время, чтобы зафиксировать результат своей работы?

    – Ну, во-первых, работа проверяется и без того, чтобы посещать. И, например, последняя наша программа была в Рязани. Рязань находится где-то на середине шкалы заболеваемости ВИЧ по всей России. Там проблема сильно связана с наркотиками. В частности, с препаратом, который можно абсолютно свободно купить в аптеке и сделать некий синтетический наркотик. В эфире мы говорили, что может быть стоило ввести указом губернатора такое положение, чтобы в Рязани эти препараты не продавались без рецепта врача. Что и произошло через четыре дня после нашей программы. Таким образом, в разных местах мы получаем разный результат.

    – Владимир Владимирович, той или иной связи, о Тольятти много говорят на федеральном уровне. У вас сложилось какое-то свое впечатление о городе?

    – Какое у меня может быть впечатление о городе, когда я приехал утром, а сейчас обед. Я был однажды в Тольятти в течение одного дня на АвтоВАЗе и все. Реально говоря, у меня нет никакого впечатления. Но когда мы сейчас шли по улице, я считал про себя припаркованные автомобили: сколько вазовских, а сколько иностранных. И поразился, количеству иностранных автомобилей. В Америке есть город Детройт, это центр автомобильной промышленности. И там ты днем с огнем не найдешь иностранную машину. Потому что на это вообще как-то косо смотрят. Вы мне ответите, что иностранные автомобили порой чуть-чуть лучше. И мне даже мои друзья, когда узнали, что я еду в Тольятти, сказали: «Если тебе будут предлагать Ладу – не бери». Но мне было интересно, что в главном автомобильном городе страны, на конкретном отрезке получается где-то фифти-фифти иностранных и отечественных авто.

    – Позиция к ВИЧ-инфицированным очень неоднозначна. Одни относятся терпимо к этим людям, а другие пытаются избежать детского сада, если вдруг туда ходит ВИЧ-положительный ребенок. На ваш взгляд, насколько общество готово адекватно воспринимать и принимать ВИЧ-инфицированных? И какая роль должна отводиться при этом СМИ?

    – Я считаю, что в этом вопросе СМИ могут играть главную роль. А российское общество готово только отчасти. Есть определенный процент людей, которые, безусловно, относятся так, как надо – понимают, что человек заболел. Причем, если раньше говорили, что есть группы риска: секс-работники, проще говоря, проститутки, потом наркоманы и наконец, люди другой сексуальной наклонности, то есть нехорошие с точки зрения общества, то в какой-то степени можно было этим объяснить реакцию на ВИЧ. Но на сегодняшний день больше нет групп риска. Потому что СПИД шагнул далеко за эти группы. И просто идет нормальный половой путь передачи болезни – гетерогенный. Это надо объяснять. Затем, когда человек заболел его нельзя за это бить. Причем самое интересное, когда кто-то из мужчин, простите за некоторую грубость, схватил триппер, то это дело житейское, а вот если ВИЧ, то это уже как-то не так. Странное и лицемерное отношение на мой взгляд. Потом люди боятся. Если этот ребенок ВИЧ-положительный, то я не хочу, чтобы мой ребенок ходил с ним в детский сад. Почему? Он абсолютно не заразный. Даже если плюнет, то ничего не произойдет. Люди недостаточно подготовлены. А кто их должен готовить? Прежде всего, на мой взгляд, это СМИ.

    – В последнее время заговорили о замещающей терапии для наркоманов. А наркомания и СПИД часто находятся в одном поле. Как вы к этому относитесь?

    – Это на самом деле действенная вещь. У нас можно сказать власть против такой терапии. А за границей она применяется. Я сторонник того, чтобы она применялась. Безусловно, потому что, это один из способов обезопаситься хотя бы от тяжелых наркотиков и вообще человека вывести постепенно из этой сферы. У нас странное отношение к этому, так как получается, что мы будем распространять наркотики. Я с этим не могу согласиться.

    – Владимир Владимирович, есть ли в вашем близком окружении ВИЧ-инфицированные люди. И как вы их поддерживаете?

    – В моем окружении есть и ВИЧ-инфицированные, и гомосексуалы, и даже бандиты. Как можно поддерживать человека? Просто относиться к нему нормально. Потому что, если человек не знает, нужно ему подсказать. Конечно, если человек вдруг узнает, что он ВИЧ-инфицированный, да к тому же у нас все время пугают, что это смертельно, ты умрешь, то это шок. Но среди моих друзей в этом смысле более образованные люди. Главное нормально общаться, не пугаться, не отталкивать от себя человека.

    – Сейчас много известных людей берут какую-то проблему под свой патронаж. Почему вы выбрали именно ВИЧ/СПИД?

    – Я с этой темой столкнулся после того как в начале 1986 года еще в Советском Союзе провел телемост с Америкой. И я вдруг стал очень известным человеком. До этого вообще меня никто не знал и я не выходил на экраны СССР. Программа была как гром среди ясного неба и меня все узнали. И в связи с этим младший Покровский обратился ко мне, а он занимается именно вопросами ВИЧ/СПИДа, с просьбой войти в их сферу. И моим вдруг оказавшимся весом предать соответствующее значение этой проблеме. И так как я знал очень хорошо эту проблему еще в Америке, то согласился. И тогда увидел уровень каменного века в представлениях об этом заболевании. Я был в больнице, где были ВИЧ-инфицированные. И видел, как медсестры боялись с ними общаться, боялись дотрагиваться до детей. Я понял, что грядет возможная катастрофа. И именно потому, что я работаю на телевидении, я имею возможность хоть что-то попытаться сделать. Мы как журналисты, если быть предельно честными, не так много и не так часто можем действительно чего-то добиться, реально сделать. А здесь есть такая возможность.




    coded by nessus


    К записи "Смысл телемарафона «Время жить» очень простой" 7 комментариев

    аха, а видео не ждем?
    ух ты, ВВ даже про заместительную терапию сказал…
    фскн удалось добиться, что даже разговоры об этом – распространение информации о наркотиках
    слава богу, ВВ такие глупости не беспокоят

    А видео будет?

    Всё зависит от Андрея Лабазюка. Сейчас у него много работы, надеюсь что выделит время для видео.

    Ясненько.

    О людях зараженных ВИЧ ничего не могу сказать, а вот по поводу “заместительной терапии” наркоманам считаю необходимым заявить следующее: один наркоман втягивает за один год в употребление наркотиков около 10 человек. Потому что, чем больше он “притащит” новичков, тем большую скидку он получит у наркоторговца.
    И, значит, проявляя гуманность по отношению к наркоману, мы, своими теперь уже руками, автоматически губим еще 10 нормальных людей.
    И очень жаль, что “ВВ такие глупости не беспокоят”…

    “Нормальных людей”? Нормальный человек даже пробовать эту гадость не станет.

    Для Бориса Морозова!

    А при чем заместительная терапия и втягивание новых наркоманов в употребление? Это – две разные вещи. Одна не соотносится с другой.
    Прежде, чем обвинять ВВП в это, надо знать тему, о которой Вы пишите. Во всем цивилизованном мире многие годы заместительная терапия используется как метод “снижения вреда”. Если человек плотно сидит на тяжелых наркотиках – вы его не заставите вести “здоровый образ жизни” и рано или поздно он погибнет от передозировки. А вот снизить вред от употребления наркотиков при помощи заместительной терапии – можно. Это научно доказано. Даже вступать в споры не буду. А рассуждения наших российских чиновников о “втягивании новых людей в употребление” путем заметительной терапии – ИХ НЕПРОФЕССИОНАЛЬНЫЙ БРЕД. Зная, КТО занимается в Минздраве этими вопросами – ГОВОРЮ ЭТО НАВЕРНЯКА. Там сидят люди, которые НИЧЕГО НЕ СМЫСЛЯТ ПРОФЕССИОНАЛЬНО В ВОПРОСАХ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ – экономисты, чиновники, которые заняты только одним – РАСПИЛИТЬ БЮДЖЕТ, ВЫДЕЛЕННЫЙ НА ЗДРАВООХРАНЕНИЕ.

    Я знаю, о чем говорю. Так как профессионально этим занимаюсь и знаю, как, кто и чем занимается в Минздраве. Могу привести конкретные примеры. Но не здесь, конечно:-)


    Оставить комментарий

    Это не спам.