Опросы

Как вам интервью с Дмитрием Медведевым?

Посмотреть результат

Loading ... Loading ...

Поиск

Архив



Одеяла купить одеяло в киеве украина цены на одеяла одеяло шерстяное купить. | http://www.dmpf.ru/alternativnaya-pochta альтернативная почта: забыла пароль от почты.

  • Управление
  • 8 апреля 2010

    Владимир Познер: “Смотрю на Вильнюс с интересом” (видео и текст)



    Известный российский журналист Владимир Познер говорит, что с интересом смотрит на Вильнюс, поскольку город сильно изменился с того времени, как он приезжал сюда в последний раз. В разговоре с DELFI он отметил, что и в России и в Литве понимают, что нужно стремиться к тому, чтобы отношения между странами стали “хотя бы нулевыми, но не отрицательными”.

    «Но для этого должно пройти некоторое время, потому что у старшего поколения еще очень обострена неприязнь, имеющая свои корни, возникшая не на пустом месте», – уверен журналист Познер.

    Перед онлайн-конференцией в редакции DELFI известный тележурналист Владимир Познер дал короткое интервью, в котором рассказал о своих связях с Литвой, взглядах на российско-литовские отношения, исторические вопросы и проблемах российского телевидения.

    - Ваша жизнь некоторым образом связана с Литвой. Не могли бы Вы рассказать об этих связях? Поддерживаете ли Вы их?

    - К сожалению, тот человек, из-за которого у меня возникла связь с Литвой, мой близкий друг, замечательный литовский киносценарист и кинорежиссер Витаутас Жалакявичюс, с которым я очень дружил, ушел из жизни. И собственно из-за него я как-то и познакомился с Литвой, довольно часто приезжал, мы вместе с ним немножко отдыхали в Паланге.

    Кроме того, работая на иновещание, на Radio Moscow, я в течение целого месяца ездил со своим коллегой по Литве, делал большой материал о Литве и был в разных колхозах. И таким образом довольно прилично объездил страну. Но основная связь с Литвой – это был Витас. Когда он умер, она оборвалась. И потом, когда развалился Советский союз, я стал гораздо меньше ездить в страны Балтии. Мне там просто нечего было делать. Я все-таки больше американист.

    Я был в Вильнюсе, когда сюда приезжал Михаил Ходорковский. Тогда речь шла о том, что он хотел купить нефтеперерабатывающий завод. Я даже провел в Вильнюсе ток-шоу с ним и с литовцами, которые задавали ему вопросы.

    Однако сказать, что я регулярно приезжаю после распада Союза… Я давно не был, и мне, конечно, очень интересно смотреть, потому что город сильно изменился.

    - Глава «Радио Свобода» Джеффри Гедмин, находясь в Вильнюсе, заметил, что США всегда поддерживали нормальные отношения с небольшими странами, такими как, к примеру, страны Балтии. Никогда их не недооценивали. Как Вам кажется, как Россия ведет себя по отношению к небольшим странам?

    - Я думаю, что это неправильное заявление. Нельзя сказать, что США поддерживают хорошие отношения со всеми малыми странами. Со странами Балтии – да, причем издавна, и не признавая никогда, что они были советскими странами, в связи с пактом Молотова-Риббентропа и т.д. Поэтому США занимали очень четкую и жесткую позицию. Но я знаю ряд малых стран, с которыми у США не самые лучшие отношения. Например, Северная Корея. Поэтому, если разбираться, то нужно это делать тщательно.

    Что касается России, то надо разобраться, речь идет об отношении рядовых людей или о государственной политике?

    - О государственной политике.

    - Государственную политику тоже проводят люди. Все-таки имперская память еще жива. И она, скорее всего, неприятна, с той точки зрения, что она напоминает о былом величии, которого нет. И на этом фоне часто вспыхивают абсолютно, на мой взгляд, иррациональные вещи. Это не только в отношении Эстонии, Литвы или Латвии, но и в отношении Грузии, Украины. Все это бывшая Россия, вернее сказать, Российская империя, и это положение обостряет некоторые отношения.

    В то же время мне кажется, что с точки зрения государственной политики больше возникает, уже возникла, более трезвая оценка того, что да как. Скажем, особой любви нет, но любовь и не обязательна. Зато есть понимание того, что это соседи, и никуда от них не денешься. И они тоже смотрят на Россию и понимают, что это тоже сосед, и никуда не денешься, и лучше как-нибудь устроить отношения так, чтобы они были, как минимум, хотя бы нулевыми, но не отрицательными. Но лучше бы, конечно, чтобы это было полезно для обеих сторон. Но для этого должно пройти некоторое время, потому что у старшего поколения еще очень обострена неприязнь, имеющая свои корни, возникшая не на пустом месте.

    - И все это осложняется и историческими спорами.

    - Конечно.

    - Как Вы смотрите на этот исторический дискурс, к примеру, на споры вокруг пакта Молотова-Риббентропа или на разное отношение, к примеру, к личности Степана Бандеры в России и Украине?

    - Я, конечно, находил людей, которые оправдывали пакт Молотова-Риббентропа, но их очень мало, даже в России. Оправдать мирный договор между Германией и Советским Союзом – это один вопрос, тайные протоколы – это совсем другое, и это оправдать, я думаю, никак никто не может. Другое дело, что российская сторона не хочет больше публично каяться. Уже возникло какое-то внутренне противодействие: извинились и хватит.

    Насчет Бандеры. Это украинское дело. Ни дело русских, ни дело литовцев, а дело украинцев. Как я понимаю, все-таки он был бандит. С другой стороны, воевал он за свободу Украины? Да, воевал. Я думаю, что президент Украины, который перед своим уходом посмертно дал ему звание героя сделал глупость.

    Мне кажется, что такие шаги, скорее, раскалывают, а не объединяют общество. Но я еще раз говорю, что это дело украинцев. Политика России не должна в той или иной степени реагировать на такие вещи.

    - В Литве очень популярно российское телевидение, российские каналы. На Ваш взгляд, как тележурналиста с огромным стажем, как Россию сейчас представляет российское телевидение?

    - В России существуют очень разные точки зрения по поводу телевидения. И даже в самом телевизионном сообществе, среди профессионалов, есть очень разные мнения. Я думаю, что будет верно, если скажем, что общий профессиональный уровень этого телевидения не уступает европейскому, да и американскому не уступает.

    Что касается содержательной части, то здесь возникают очень серьезные споры. На мой взгляд, российское телевидение страдает отсутствием подлинной информации. Развлекательные программы, многие из них – очень хороши. Причем, свои собственные, а не только те, которые покупаются за рубежом. Но сила телевидения, прежде всего, на мой взгляд, в информировании зрителей. Те ограничения, которые существуют в России применительно к федеральным каналам, доступным почти всей стране привели к тому, что почти на всех этих федеральных каналах новости одинаковые, и полностью отсутствуют некоторые темы.

    Они официально не табуированы, но все понимают, что об этом лучше не говорить. Я считаю, что это очень плохо. Прежде всего, если мы говорим о создании гражданского общества, то применительно к созданию гражданского общества это плохо. И в этом, на мой взгляд, сегодня самая серьезная проблема российского телевидения, которая на самом деле является не проблемой телевидения, а проблемой государства. Проблемой того, как относится руководство страны к информации. Причем, я это говорил много раз и повторю сейчас, это отношение довольно циничное, потому, что сводится к следующему.

    Чем меньше аудитория, неважно какая – читательская, слушательская, тем больше свободы. Пожалуйста, у нас есть такие газеты, как, «Новая газета», или журналы как The New Times, радиостанции как «Эхо Москвы». По существу – там есть все, любая оппозиция может поносить и Путина, и Медведева, и все на свете. Никаких проблем, потому что аудитория – минимальная. Как только вы выходите на федеральные каналы, где аудитория составляет десятки и сотни миллионов, вступают в силу эти неписанные законы. То есть, это сделано абсолютно расчетливо, поэтому я называю это цинизмом.




    coded by nessus


    К записи "Владимир Познер: “Смотрю на Вильнюс с интересом” (видео и текст)" 4 комментария

    спасибо!

    Великолепно!
    Но вот что интересно: там на самом сайте Делфи, где основной текст и фотки, там на одной фотографии ВВ расписывается на стене. Пишет что-то там три-четыре слова и дата: 09.04.30. При том, что это было 7 апреля и естественно 2010 года.
    Это что у него со временем??? :-))

    Да там вся стена исписана и эта дата от другой подписи :)

    Немного юмора. Владимир Познер: “Смотрю на Вильнюс с интересом, как кошка на сыр”


    Оставить комментарий

    Это не спам.