Опросы

Как вам интервью с Дмитрием Медведевым?

Посмотреть результат

Loading ... Loading ...

Поиск

Архив




  • Управление
  • 12 ноября 2009

    Владимир Познер:надо уметь оценивать себя.



    Во время своего визита в Нижний Новгород Владимир Познер встретился со студентами филологического факультета ННГУ им. Лобачевского и провел для них мастер-класс по теме «Умение говорить, умение слушать, умение «пробивать экран» – формула профессионального успеха журналиста». После чего ответил на вопросы студентов.

    - Владимир Владимирович, чем отличается столичный журналист от регионального? Разница существенна?

    - Разница, конечно, существенна, но у вас есть преимущества. Региональное телевидение может и должно рассказывать о том, что происходит в регионе. А национальное телевидение этого не делает, и, следовательно, телезритель, интересуясь своим регионом, смотрит именно свое телевидение. Именно ему зритель доверяет больше, чем национальному. Разумеется, преимущества национального телевидения в больших деньгах, возможности иметь свои корпункты за рубежом, делать дорогостоящие программы. Но все равно этот аргумент никак не может оказаться определяющим – зритель каждый день смотрит знакомый персонаж, живущий в твоем городе и рассказывающий о том, что происходит.

    - Чего не хватает региональным журналистам, чтобы «пробить» экран на федеральном канале?

    - Нельзя научиться быть журналистом, так же как нельзя научиться быть писателем или художником. Уверен, что бессмысленно со школьной скамьи поступать на факультет журналистики – нет опыта, знаний, настоящей позиции. Я поклонник школы журналистики Колумбийского университета США – туда приходят люди сразу после окончания другого учебного заведения. И на протяжении первых двух лет студентам доказывают, что они не способны быть журналистами, и делают это жестоко. Некоторые после этого уходят. В конце концов у оставшихся студентов вырабатывается стержень. Хотя я сам никого отношения к журфакам не имел, я биолог по образованию, и ни малейших планов быть журналистом у меня никогда не было. И таких журналистов много. Наиболее известные наши журналисты по образованию историки, биологи, математики.
    Теперь насчет телевидения. Есть такой талант – умение «пробить» экран. Этому нельзя научиться, это либо есть, либо нет. Но при этом нет универсального рецепта, и если у вас таланта нет, то вас ждет разочарование в этой профессии. Телевизионная журналистика сволочная и очень конкурентная. Там можно быть только первым номером и никаких вторых. А когда ты не первый номер, то очень мало людей понимают, что сами не очень сильны, а чаще всего кто-то виноват – начальство, политика, американский империализм, евреи. Поэтому я часто говорю: надо уметь оценивать себя.

    - Понимание журналистки в разные времена менялось. Во время учебы журналистов учат одному, а потом выясняется, что требуются совершенно другие люди. Какова связь между журналисткой профессией и состоянием общества?

    - Вопрос архипринципиальный. Конечно, понимание того, что есть журналистика, меняется, и в зависимости от того, что происходит в стране, журналист оказывается в очень разных ситуациях. Одно, когда он оказывается в стране перестройки и гласности, когда по существу поощряется все, что ты хочешь писать и говорить. Другое дело, когда он находится в стране, где авторитарный режим и где средства массовой информации жестко контролируются. Он все равно журналист, но журналист в разных обстоятельствах. И каждый для себя решает, может он работать в этих условиях или нет.Я не напрасно использовал выражение «авторитарный». Это не диктат, когда не о чем разговаривать, так было в СССР. В сегодняшней журналистике есть области, где особых ограничений нет. Но в целом сейчас трудно быть журналистом. В конце концов, в каждом городе не одна газета, не одна радиостанция и не одно телевидение. Если вы квалифицированный специалист, то можно уйти куда-то или вообще уйти из профессии. Хорошо, если вы в абсолютном восторге от нынешнего положения, горячий сторонник «Единой России», очень высоко ставите власть общую и местную. Но журналист обязан сомневаться, он не может иначе, это его работа. И более того, журналист – это тот человек, который доводит до принимающих решения людей информацию, что где-то непорядок. Это может быть область культуры, финансов, социальных вопросов, здравоохранения.

    - Есть ли у вас критерии, по которым вы определяете, может человек быть журналистом или нет?

    - Человек, который работает в этой профессии, обязательно должен быть любознательным, должен всем интересоваться. Это абсолютно необходимо. Он должен стремиться к объективности. Нельзя говорить то, что хочешь, только потому, что журналист этого хочет. Я всегда цитирую бывшего члена Верховного суда США Оливера Уэнделла Холмса-младшего, который говорил, что человек не имеет права кричать «Пожар!» в кинотеатре, потому что он хочет кричать «Пожар!». Он говорил, что это ограничение свободы слова, но это ограничение как раз и называется ответственностью. К сожалению, в России понимают свободу как волю – что хочу, то и ворочу. Таких непрофессиональных журналистов много. Люди идут на экраны только потому, что они себе нравятся. Это большая беда.

    - Журналистов учат в университете писать только правду. Но когда они приходят на работу, то порой сталкиваются с ситуацией, когда платят не очень много, а есть соблазн писать за деньги. С этим как-то можно бороться, ведь информация идет необъективная?

    - Лет шесть тому назад, когда я еще вел программу «Времена», мне позвонил один человек и попросил пригласить в программу одну очень известную даму. Я не могу назвать ее фамилию. За это он обещал заплатить 250 тысяч долларов США. Не знаю, как для вас, но для меня это серьезные деньги. Я сказал что маловато, поэтому не пригласил ее (смеется). Совет просто один – не брать. Ведь порой, когда гаишкик вас останавливает, вы разу спрашиваете: сколько? А вы не предлагайте. Он будет выписывать штраф, вам придется идти в банк, идите. Через год забудут, что такое давать взятки. Но только если это будут делать все. По сути, вас коррумпируют – вы берете деньги и пишете то, что от вас человек хочет, но это не журналистика. И признайтесь себе, что я не журналист, а наемник. Есть такие? Да. И на телевидении? Да. Очень известные? Да. Спросите, кто? Не скажу (улыбается).

    - Сейчас существуют две формы СМИ – государственные и частные. Государственные получают госзаказ и пишут определенные вещи. Частные живут за счет привлекаемой рекламы. Как вы думаете, в каком случае СМИ более свободны и независимы?

    - В нашей стране так называемые государственные СМИ получают двойную порцию – они получают и из бюджета и размещают рекламу, что вообще неслыханно. Но любой издатель, телевизионный канал, по сути, зависит и от государства, и от частных компаний. Работая в Америке с Филом Донахью на канале CNBC, мы как-то коснулись положения о том, что японцы не давали продавать на своем рынке американские автомобили. В программе мы сказали, что японские машины намного лучше американских. Одним из рекламодателей нашей компании была компания «Дженерал Моторс», которая, увидев эту программу, свою рекламу сняла. Нас вызвал хозяин и сказал, что мы не имели права критиковать наших рекламодателей. Я спросил: а как же свобода слова? На что он сказал, что свобода слова на улице, а в телевизионной студии ее нет. Вот и все. И это понятно. Рекламодатель, который дает деньги, – это своего рода священная корова, которую нельзя трогать. Но по-настоящему частные СМИ обладают большей свободой, чем государственные.

    - Насколько российский зритель готов адекватно воспринимать оппозиционную журналистику?

    - В России люди с трудом живут в той среде, где на равных существуют другие точки зрения. Но это необходимо, без этого не будет гражданского общества, настоящего выбора. А раз нет настоящего выбора, то нет никакой демократии. Кто-то говорит: наше население не готово к выборам губернаторов, что было во времена Бориса Ельцина. Тут приходит мой тезка и говорит: нет, так не пойдет, будем укреплять вертикаль власти и назначать губернаторов. В моей программе у меня были три губернатора. Я спросил у одного: назначение дает вам больше силы, чем выборы? Он ответил положительно. Получается так, что если губернатора выбирают, то он отвечает перед избирателями, а раз его назначили, вот и пусть президент отвечает за этих дураков (избирателей). И губернаторы рады, что им придется отвечать только перед президентом, и народ рад, что ему не придется отвечать за свой выбор. А кто должен решать, когда народ будет готов к выборам? Вот выбрал народ США дважды президента Джорджа Буша, так что потом от него всех тошнило. Но это и есть демократия. Как говорил Уинстон Черчилль, этот строй ужасный, но лучшего пока не придумали.

    - Вы задели тему выборов. В Нижнем Новгороде недавно прошли дискуссии по поводу того, назначать мэра из числа депутатов или выбирать всенародно? Как вы относитесь к этой ситуации?

    - Мне даже странно, что так ставится вопрос. Но раз он ставится, то хотелось бы надеяться, что народ скажет, что мы хотим выбирать своего мэра, потому что это наш город и мы хотим иметь отношение к тому, кто управляет этим городом. Наверное, члены вашей Городской думы хотели бы иначе, я тоже это понимаю. Но я надеюсь, что точка зрения депутатов не восторжествует.




    coded by nessus


    К записи "Владимир Познер:надо уметь оценивать себя." 2 комментария

    Сравните два текста: этот и тут http://vladimirpozner.ru/?p=2076
    :-)
    То-то я думаю, это я уже читала… )))

    Сравнил!Есть совпадения,но не более


    Оставить комментарий

    Это не спам.