Опросы

Как вам интервью с Дмитрием Медведевым?

Посмотреть результат

Loading ... Loading ...

Поиск

Архив




  • Управление
  • 24 января 2014

    Владимир Познер на радиостанции ЭХО Москвы. ПРАВО БЫТЬ ГЕЕМ. 24.01.2014 18:00

    Рубрика: Новости, Радио.


    А. СОЛОМИН: Не в каждой стране гей может быть геем. Где-то его за это убьют, где-то – посадят в тюрьму, где-то он просто не сможет нормально жить, его будут сопровождать насмешки и презрение общества. Ну, а где-то он или она могут не только быть открытыми геями, но и вступать в брак и выходить на гей-парады без риска получить за это. Международный опыт изучим сегодня в программе «Дорожная карта».

    А. НАРЫШКИН: Всем добрый вечер, Алексей Соломин и Алексей Нарышкин – ведущие этой программы, как, впрочем, и всегда по воскресеньям. Сразу представлю нашего сегодняшнего гостя. Владимир Познер, тележурналист, у нас сегодня, именно с ним и будем обсуждать эту животрепещущую и актуальную для нас в России тему. Владимир Владимирович, здравствуйте.

    В. ПОЗНЕР: Здравствуйте.

    А. НАРЫШКИН: Давайте сразу, по традиции, перейдем к нашему первому материалу. Это будет Екатерина Котрикадзе, глава информационной службы «RTVi» в Соединенных Штатах, она расскажет, как относятся, в принципе, за океаном к нетрадиционным отношениям, как смотрят на вопросы брака.

    А. СОЛОМИН: Здесь важно, потому что Владимир Путин, он же, когда перечислял, вот недавно была история, недавнее интервью пяти каналам, он перечислял страны, говорил, 70 стран, в которых это уголовное преступление. И среди стран, в которых есть уголовная статья такая, он назвал и США, ну, во всяком случае, в некоторых штатах. Вот мы послушаем сейчас, что это такое.

    Е. КОТРИКАДЗЕ: Шокирующее сообщение от российского президента: оказывается, в нескольких штатах Америки за гомосексуализм полагается уголовная ответственность! Вот она, реальность, о которой молчат перманентно возмущенные правозащитники. В России, надо заметить, наказывают за пропаганду гомосексуализма, а не за само мужеложство. Ну, формально, Владимир Путин частично прав, но очень формально и очень частично. На самом деле в США, как известно, действует прецедентное право. Здесь периодически в тех или иных штатах обнаруживаются рудиментарные законы. Им никто не следует, но временами о них вспоминают – и удаляют.

    Вот история антигейской Америки. Большинство американских штатов отменили уголовную ответственность за нестандартный секс еще в 70-х, но в начале нулевых в сводах законов 14 штатов значились так называемые законы против содомии. Это тот самый случай, почти рудимент. Об их существовании мало кто помнил. А в 2003-м Верховный суд решением по делу «Лоуренс против Техаса» признал антисодомитские законы неконституционными. 11 штатов из 14 привели свое законодательство в соответствие с этим решением, а 3 штата то ли забыли, то ли не стали этого делать сознательно. Речь идет об Оклахоме, Техасе и Канзасе.

    И, тем не менее, все это просто формальность. Не следовать решению Верховного суда ни один штат не имеет права, а значит, ни при каких обстоятельствах посадить за гомосексуализм в США не могут.

    Вынуждена добавить, что в законах против содомии говориться не о мужеложстве, а об оральном сексе и анальном, вне зависимости от пола, а также о зоофилии. За нарушение этих норм полагались крупные штрафы и до 20 лет лишения свободы.

    Сегодня в Америке создано несметное количество организаций по защите прав геев. Здесь, в Нью-Йорке, целые районы, причем очень престижные, Челси и Вест-Вилледж, считаются гейскими. И действительно, там сконцентрированы гей-бары, гей-клубы, кабаре и рестораны. Да, конечно, на Юге США, в маленьких городах, где принято ходить в церковь по воскресеньям и свято соблюдать традиции, не приемлют и не понимают однополую любовь. Потому геев в столь консервативно настроенной провинции просто нет., они уезжают туда, где к ним относятся нормально.

    Ну и, наконец, армия. В 2011-м году в США официально отменили закон под многозначительным названием «Не спрашивай, не отвечай». Согласно этому правилу, геи и лесбиянки имели право служить в вооруженных силах только в том случае, если скрывали свою ориентацию. Президент-демократ Барак Обама, может, и не смог продемонстрировать американцам свою политическую силу и блеснуть недюжинными способностями, но дискриминационную концепцию из свода законов Пентагона исключил! Избиратели, судя по опросам, инициативу президента одобрили. И надо сказать, после того, как представители нетрадиционной ориентации перестали скрываться, уровень насилия в армии не вырос, а боеспособность не снизилась.

    Конечно, к геям и лесбиянкам в американском обществе нет особого отношения. Может, это и дико звучит, но целующиеся мужчины на улицах таких городов, как Нью-Йорк, Лос-Анджелес или Чикаго, воспринимаются так же, как и влюбленные разнополые пары. Как правило, родители, особенно в мегаполисах, может, и не радуются, но точно не отрекаются от детей-геев. Более того, помогают воспитывать приемных внуков.

    В 17 штатах Америки разрешены гей-браки. В большинстве штатов разрешено усыновление гей-парами. 2 миллиона детей по стране воспитываются в гей-семьях. И, в общем, в традиционных семьях, когда ребенок спрашивает, в чем разница между «мамой и папой» и «папой и папой», стараются толерантно объяснять: разницы нет.

    А. СОЛОМИН: Екатерина Котрикадзе, глава информационной службы «RTVi» в США.

    А. НАРЫШКИН: Напомню, что у нас сегодня в гостях Владимир Познер, человек, который не нуждается в представлении, мне кажется. Несколько минут назад, когда мы передачу начинали, я сказал, что тема прав сексуальных меньшинств, она актуальна. И вот сейчас, пока мы слушали материал Кати Котрикадзе, я задумался: на самом ли деле она актуальна у нас в стране? Может быть, это нам насаждается с Запада все время вот это вот муссирование этой темы, может быть, средства массовой информации, в том числе мы с Алексеем, виноваты в том, что мы заставляем каким-то образом россиян, слушателей «Эхо Москвы», постоянно вот это анализировать, обсуждать, думать о правах геях?

    В. ПОЗНЕР: Ну, я так не думаю. В конце концов, ведь именно в России приняли этот закон, который, по существу, вызвал абсолютно отрицательную реакцию во многих странах Западной Европы, в Соединенных Штатах. Я имею в виду, закон о защите несовершеннолетних от пропаганды гомосексуализма. Это же приняли такой закон. Раз принимают законы на уровне Думы, значит, актуально, и средства массовой информации здесь ни при чем.

    Средства массовой информации, на мой взгляд, в этом смысле играют роль и позитивную, и негативную. Негативную в том смысле, что во многих печатных изданиях об этом пишут люди, которые вообще ничего не знают об этом и исходят просто из, ну, скажем так, религиозных или иных предрассудков в отношении нетрадиционной сексуальной ориентации, и настраивают людей определенным образом, и очень агрессивно настраивают.

    Мне странно, что президент Путин назвал именно Соединенные Штаты среди перечисленных, потому что, как выходит из материала, который мы услышали, ну, и без этого материала я могу вам сказать, что существует закон, принятый Верховным судом Соединенных Штатов Америки, и никакой местный закон, я имею в виду штата, не может противостоять этому закону. Закон о содомии не имеет никакого отношения к гомосексуализму, а к анальному сексу имеет отношение, и то этим никакой штат не может пользоваться. Так что, нет, в Америке нет. Было, конечно, в свое время, было вот это…

    А. СОЛОМИН: Ну, как и везде, впрочем, по-моему, да?

    В. ПОЗНЕР: … как этот закон, который тоже не совсем был точно назван, который по-английски звучит «Don’t ask, don’t tell», то есть, «Не спрашивай, не рассказывай». То есть, одна сторона, когда тебя берет в армию, тебя не спрашивает, и ты никому не рассказываешь, что ты гей. Но это отменили тоже, да? Так что, Америка не подходит для этого. Но, да, есть страны, и, более того, есть страны, где за это смертная казнь бывает.

    А. СОЛОМИН: Ну, мы, кстати говоря, к некоторым из таких стран…

    А. НАРЫШКИН: Про исламский опыт…

    А. СОЛОМИН: … обратимся.

    А. НАРЫШКИН: … да, мы поговорим, у нас будет материал из Египта.

    А. СОЛОМИН: Я хотел вот о чем спросить. Но ведь в России же дело не только в самом законе, вот, ну, как мне представляется. Я не знаю, может быть, вам представляется совсем не так. Появляется какая-то идея у каких действительно радикальных кругов, в том числе религиозных, быть может, да? Вот появился Виталий Милонов, который решил, что это все от лукавого и нужно это запретить, особенно надо защитить…

    А. НАРЫШКИН: Решил посвятить свою жизнь борьбе…

    А. СОЛОМИН: ….. особенно надо защитить наших детей.

    В. ПОЗНЕР: Да.

    А. СОЛОМИН: А те люди, которые принимают решения, они должны либо отказать в этом…

    В. ПОЗНЕР: Да.

    А. СОЛОМИН: … и, получается, подвергнуть… ну, то есть, с точки зрения консервативных кругов, подвергнуть детей опасности, либо с этим согласиться. Мне кажется, здесь у них не было особо-то другого выхода.

    В. ПОЗНЕР: Да конечно выход другой был. Есть, на мой взгляд, понятие просвещения. И очень легко объяснить: да, с точки зрения религии, это является грехом, но пока что Россия – светское государство, и религиозные убеждения господина Милонова не имеют никакого влияния в этом смысле. Есть Конституция, которая говорит о том, что у нас светская страна. Поэтому то, что считается в христианстве грехом, не может считаться преступлением в светском государстве. Это во-первых.

    Но, во-вторых, есть колоссальное предупреждение на уровне, можно сказать, расовой неприязненности. Это вот такая вот вещь. Я знаю людей, в принципе, и умных, и порядочных, и толковых, которые мне говорят: я не подам руки человеку, если я знаю, что он гей. И это просто…

    А. НАРЫШКИН: Ну, это дремучесть какая-то.

    В. ПОЗНЕР: Дремучесть, да, и страна у нас в этом смысле дремучая. И, конечно, наша обязанность должна в том заключаться, чтобы объяснять людям, что, во-первых, ну, по всем данным, порядка 10% населения Земли рождается с этим, и никуда не денешься. И, кроме того, два взрослых человека могут выбрать то, что они хотят, если это никак не влияет на жизнь других людей. Это нормальная совершенно вещь. То, что у нас нет этой просветительской работы, спокойной, без эмоций, просто объяснения – это очень плохо.

    А. НАРЫШКИН: Но теперь же, в связи с принятым законом, непонятно, как эту просветительскую работу вести. Ведь если ты начинаешь все раскладывать по полочкам, получается, что ты…

    В. ПОЗНЕР: Ну, только после 11 вечера, когда несовершеннолетние не должны слушать или, там, видеть и так далее. И, кстати говоря, этот закон чрезвычайно рыхлый, помимо всего прочего, ведь он приводит к тому, что гей-парад невозможен, потому что могут же несовершеннолетние увидеть этот парад, и тогда это пропаганда, и тогда вот можно и запретить парад под этим углом зрения, ну, это же пропаганда, так сказать, других сексуальных наклонностей.

    А. НАРЫШКИН: Тогда у меня вопрос другой. Вот мы послушали материал из США, и, в принципе, даже без материала, создается ощущение, что в США и в принципе на Западе с каждым годом отношение к секс-меньшинствам, к геям, оно становится все толерантнее. Почему Россия, почему российский народ, мне кажется, становится наоборот, идет в противоположную сторону?..

    В. ПОЗНЕР: Не идет.

    А. НАРЫШКИН: Не идет?

    В. ПОЗНЕР: Не идет. Потому что в том, что касается гомосексуализма…

    А. НАРЫШКИН: Или это парламентарии хотят, чтобы народ шел?..

    В. ПОЗНЕР: Что касается гомосексуализма, это всегда было, сугубо отрицательно рассматривалось в России, всегда. Мы сегодня находимся на уровне примерно 50-х годов в Соединенных Штатах, когда люди боялись говорить об этом, не говорили, оставались в шкафу, как там выражаются. Это то же самое. Это вообще признак некоторой дремучести, неразвития, так сказать, недостаточного. Это не то что стало хуже, это примерно так же. И все-таки лучше, потому что в советское время это было уголовным преступлением. У меня был приятель, который пять лет отсидел за это в советское время. Сегодня, слава богу, нет. Но то, что могут избить, побить…

    А. СОЛОМИН: И убить, в общем-то…

    В. ПОЗНЕР: … и даже убить – это правда, но это не ново. Другое дело, что впервые, ну, впервые, относительно впервые об этом публично говорят. Что уже хорошо, что все-таки это не то что где-то запретное, как, я не знаю, как мат в эфире. Но у меня ощущение, что люди, которые об этом говорят, просто не владеют темой, не понимают, о чем идет речь, и рассматривают это как что-то грязное, дико неприличное, мерзкое и сатанинское.

    А. СОЛОМИН: И это чувствуется, между прочим. Если взять, допустим, интервью с Путиным или интервью до этого с премьером Медведевым, по-моему, прошлогоднее, когда зашла тема как раз об этом законе, даже у журналистов чувствовалось, ну, знаете, такое пренебрежение темой самой. Фразы вроде «ну, это не основная наша аудитория, давайте перейдем к другим вопросам» и все такое. Это же тоже есть.

    В. ПОЗНЕР: Это есть. Но все-таки Путин сказал, и меня это, пожалуй, удивило, что ему совершенно безразлично, когда взрослые люди, чем он в этом смысле занимаются, и что даже у него есть приятели и даже друзья, которые являются геями. Это я не ожидал, что он это скажет.

    А. СОЛОМИН: Это очень сильно для политика в нашей стране.

    В. ПОЗНЕР: Это, да, это неожиданно. И потом, все-таки, все-таки Путин кто: он консерватор или он все-таки в какой-то степени либерал? А. СОЛОМИН: В последний раз сказал, что он настоящий либерал.

    В. ПОЗНЕР: Ну, вот видите, вот насчет настоящего, ненастоящего – я не знаю, но то, что он сказал, это явно отличается от всего, что сказали бы другие руководители, у нас, я имею в виду. Я повторяю, что я был удивлен, что он публично сказал: да, у меня есть такие друзья, замечательные люди, нормальные, я с ними дружу. Все-таки это пропаганда, возможно, та самая…

    А. СОЛОМИН: Это же было сказано в дневное время еще, в общем…

    В. ПОЗНЕР: Да, да.

    А. СОЛОМИН: … в интервью, посвященном Олимпиаде. Но Путин – это такой человек, который может себе позволить, ну, сказать по крайней мере все, на мой взгляд. А вот другие, на ваш взгляд, как вам кажется, сейчас способны говорить о геях открыто? Политики, в политической программе…

    В. ПОЗНЕР: Я не вижу, что им мешает. Либо у них убеждения, им мешают убеждения. Ну, а что может быть? Ну, предположим, что в каком-то разговоре какой-то министр… предположим, да? Потому что мы даже не будем говорить о Думе. Вот выскажется примерно так же, как Путин – что его ожидает? Какие-то крупные неприятности?

    А. НАРЫШКИН: Мне кажется, министр потом долго будет рефлексировать и сопоставлять свое высказывание с тем, что говорил Путин, и думать, правильно ли это, зачем, к чему…

    В. ПОЗНЕР: Это другое дело, это вы говорите о… как вам сказать? О привычном настрое руководства в нашей стране и о таком подчинении

    А. НАРЫШКИН: Ну, равняться.

    В. ПОЗНЕР: … смотреть, что начальник сказал, что я могу сказать. Но раз начальник так сказал, то теперь я тоже могу так сказать?

    А. НАРЫШКИН: Значит, можно.

    В. ПОЗНЕР: Очевидно, так надо понимать. Но на самом деле никакой опасности нет.

    А. СОЛОМИН: А вот с точки зрения политиков, которые избираются куда-то, тех же депутатов…

    В. ПОЗНЕР: Да, да.

    А. СОЛОМИН: Это же постоянная игра с рейтингом и антирейтингом…

    В. ПОЗНЕР: Конечно.

    А. СОЛОМИН: … постоянно есть риск попасть…

    В. ПОЗНЕР: Я думаю, что депутат… то есть, не депутат, а кандидат, который избирается вот в Государственную Думу, если он во время своей предвыборной кампании будет поднимать этот вопрос, говорить, что он не видит ничего предосудительного в этом, что, конечно, детей трогать не надо, разумеется, но что взрослые люди могут и так далее, я думаю, что он не пройдет, его не выберут. Я убежден, что если провести такой опрос общественного мнения, серьезный такой, то мы обнаружим, что, ну, не менее 80% населения резко отрицательно относятся к геям, я в этом уверен.

    А. НАРЫШКИН: А все-таки отношение, как вам кажется, меняется, становится ли оно хуже? Вот закон принят, большинство россиян как бы зафиксировали, что теперь на законодательном уровне каким-то образом эта сфера регламентируется. Кто-то, может быть, даже думает, что – ну, и часто это называют – что это антигейский закон, закон, который запрещает именно такого рода отношения.

    В. ПОЗНЕР: На самом деле…

    А. НАРЫШКИН: Становится ли отношение именно к геям хуже от этого?

    В. ПОЗНЕР: Вы знаете…

    А. НАРЫШКИН: Когда россияне понимают, что государство действительно озабочено этой проблемой.

    В. ПОЗНЕР: К сожалению, мне не с чем сравнивать. Понимаете, если бы я мог обратиться в какую-либо службу опросов общественного мнения и сравнить данные, которые были 10 лет назад, 5 лет назад и вот сегодня, был бы предмет для разговора. А так…

    А. НАРЫШКИН: По вашему окружению.

    В. ПОЗНЕР: Мне кажется… мое окружение не меняется в этом смысле. То есть, тот человек, который ярый антигей, он и по-прежнему. Но он и был до этого закона, и ныне. И я думаю, что, наверное, это…

    А. НАРЫШКИН: Убежденный гомофоб.

    В. ПОЗНЕР: Убежденный абсолютно. Причем если его спросить: а вот почему? Он не может объяснить, он не может.

    А. НАРЫШКИН: Просто, наверное, на уровне эмоций он что-то может сказать, какие-то штампы, что содомия и прочее.

    В. ПОЗНЕР: Да, совершенно. Причем я еще его спрашивал: а как вот насчет лесбиянства? Это спокойнее.

    А. СОЛОМИН: И, кстати, во многих других, и политики к этому… этой проблемы нет, существует проблема…

    В. ПОЗНЕР: И, вы знаете, самые горячие, страстные противники – это всегда мужчины. И у меня такое впечатление, что мужчины просто боятся геев. А лесбиянок не боятся.

    А. СОЛОМИН: Ну, формальное определение термина «гомофобия», в общем, и говорит о страхе.

    В. ПОЗНЕР: «Гомо», да, ну, да, мужчина, да. Ну, вот а чего они боятся – я до сих пор понять не могу. Либо того, что их самих как-то тянет в эту сторону и они не хотят в этом признаваться, каких-то. Либо чего, они боятся, что кто-то на них нападет?

    А. СОЛОМИН: Но это известная, да, фраза, о том, что самые ярые гомофобы являются латентными гомосексуалистами на самом деле.

    В. ПОЗНЕР: Говорят так, да.

    А. НАРЫШКИН: Напомню, Владимир Познер в гостях в программе «Дорожная карта» на «Эхе Москвы». Алексей Соломин, Алексей Нарышкин. Все-таки насчет отношения. Вот тот, даже тот факт, что тема гомосексуализма, она поднимается на федеральных каналах ведущими и как бы это звучит в негативном ключе – это разве не говорит о том, что есть какой-то настрой и на самой верхушке государства вот все вот это вот как бы кольцо вокруг сексуальных меньшинств сжимать?

    В. ПОЗНЕР: Ну, знаете, я не очень понимаю смысл тогда этого. Ну, зачем? Это же политически непонятно. Я понимаю, что есть какие-то люди, какие-то течения, которые хотят осудить публично как раз, там, окружить, лишить возможности общения. Но это-то при чем? Нету в этом никакой политической логики, а просто люди выражают, как мне кажется, свое мнение. Тема это рыбненькая, она привлекает, это можно поговорить, это рейтинг на телевидении. Я думаю, что поэтому. Потому что на самом деле никаких указов, я уверен, сверху или намеков, давайте, там, поддадим жару вот этим… мне не кажется. По крайней мере, я всегда ищу причину, ну, вот почему. Здесь я ее не вижу.

    А. НАРЫШКИН: Но если возвращаться все-таки к закону, по-моему, довольно стыдно, когда вот у нас этот закон существует, и скоро у нас Олимпиада, и в преддверии Олимпиады наши руководители разного уровня начинают успокаивать зарубежное политическое руководство, что не волнуйтесь, да, у нас закон есть, приезжайте смело на Олимпиаду, спортсменов, болельщиков мы трогать не будем. Но это же… это странно.

    В. ПОЗНЕР: Знаете, странно вот что…

    А. НАРЫШКИН: Значит, получается, понимают, что закон какой-то левый.

    В. ПОЗНЕР: Странно то, что сам Путин признал, что он не ожидал того вала критики, который лично в его адрес был адресован после принятия этого закона. Он искренне этого не понимает. И вот эти наши руководители тоже не понимают, почему так возмущаются. Мы же только хотим своих детей защитить, так сказать. И поэтому вот они и отвечают очень нелепо, потому что никто же не боится, что оттого, что приедет, там, какой-нибудь конькобежец, который является, скажем, геем, что у него будут неприятности. Это же все понимают, что не в этом дело. А это выражение абсолютного непринимания что ли вот такого рода законов, которые, конечно, влияют и являются антигейскими по существу, потому что они выражают вот эти самые предрассудки, о которых я говорил. Это все равно как… ну, не знаю, это можно применить к цвету кожи, к религии, к разрезу глаз. Тут очень похоже все.

    А. НАРЫШКИН: Как вам кажется, геи в России ущемлены в правах?

    В. ПОЗНЕР: Да, конечно, этот закон их ущемляет.

    А. НАРЫШКИН: А если до закона брать?

    В. ПОЗНЕР: В правах – нет, потому что никаких законов нет. Но они ущемлены по состоянию общества. То есть, если человек открыто будет говорить, что он гей, его ожидают серьезные неприятности, за исключением каких-нибудь очень известных, возможно, эстрадных певцов, которые прямо, можно сказать, специально даже об этом говорят, чтобы шокировать публику и немного бравируют этим.

    А. СОЛОМИН: Но, насколько я понимаю, сейчас уже не говорят, сейчас вот…

    А. НАРЫШКИН: Ну, почему? Есть артисты с устоявшимся образом, которые…

    А. СОЛОМИН: … никогда не называли себя геями, насколько я знаю.

    В. ПОЗНЕР: Ну, вот видите, я просто помню несколько случаев, когда люди рассказывали о том, что это очень опасно, это очень опасно. Не из-за полиции, а просто из-за противодействия со стороны бритоголовых молодых людей, которые могут просто на самом деле убить, хотя сами не понимают, почему.

    А. СОЛОМИН: Вот когда Алексей Нарышкин спросил о том, что меняется в российском обществе со временем, и я тут же вспомнил о том, что… вот вы сейчас, кстати, напомнили про эстрадных артистов. Ведь в 90-х – в начале 2000-х это была нормальная история, нормальная телевизионная история, когда по телевизору мы могли видеть людей нетрадиционной сексуальной ориентации очевидно, которые действительно, насколько я понимаю, никогда не признавались в том, что они гомосексуалисты, но все было и так понятно, желтая пресса писала, все рассказывала, и они, в общем, от этих обвинений никогда не отбивались.

    В. ПОЗНЕР: Да.

    А. СОЛОМИН: Люди по-другому относились тогда к этому? Потребители этой информации.

    В. ПОЗНЕР: Мне кажется, что… я не знаю, как люди относились…

    А. СОЛОМИН: На ваш взгляд.

    В. ПОЗНЕР: На мой взгляд, средства массовой информации по-другому относились. То есть, это не считалось, скажем, на том же телевидении это было другое все-таки телевидение, это было гораздо более вольное телевидение. Я не говорю об «НТВ» даже, но и «ОРТ» тогдашнее. Вообще общество было более вольным, было больше не то что законов о свободе, было ощущение большей свободы.

    А. СОЛОМИН: Меньше запретов было.

    В. ПОЗНЕР: Меньше запретов и вообще меньше ощущения того, что «а как бы чего не было». Вот этого было гораздо меньше. И поэтому позволяли себе и такие вот вещи. Хотя что тут позволять? Это же не геройство.

    А. НАРЫШКИН: Владимир Познер в эфире «Эхо Москвы». Хотел вас спросить, уж коль скоро мы заговорили об эстраде и о представителях сексуальных меньшинств на сцене. Ведь, например, геи есть же в разных, насколько я понимаю, в абсолютно разных сферах нашей жизни: та же эстрада, политическое руководство…

    В. ПОЗНЕР: И рядовые.

    А. НАРЫШКИН: Да, разумеется, это вполне естественно. Но если говорить не о звездах, а, например, о людях, у которых есть возможность обращаться к широкой аудитории, почему это не делают? Почему? Это вот то, о чем вы говорили, что…

    В. ПОЗНЕР: Что не делают?

    А. НАРЫШКИН: Почему они, например, не признаются, что они?..

    В. ПОЗНЕР: А почему они должны признаваться? Вот я же…

    А. НАРЫШКИН: Потому что мы с вами говорили о той дремучести, которая есть.

    В. ПОЗНЕР: Вот я же не выхожу и не говорю: а вы знаете, у меня… вот я люблю женщин, а не мужчин. Я же не стану об этом говорить. По идее…

    А. НАРЫШКИН: Ну, потому что споров вокруг того, правильно ли, что мужчина любит женщин и наоборот, нету.

    В. ПОЗНЕР: По идее, по идее, общество должно быть таким, что это никого не волнует, вообще, это не вопрос. Что касается человека, который является представителем сексуального меньшинства…

    А. НАРЫШКИН: Я просто, простите, вас перебью. Тут же не вопрос в том, что общество лезет в его личную жизнь, а, как мне кажется, он своим опытом хочет показать, что вот я такой, и поэтому знайте, в этом ничего страшного нету.

    В. ПОЗНЕР: Гей-парад – вероятно, это вот из этой области. Хотя…

    А. НАРЫШКИН: Я не про гей-парады.

    В. ПОЗНЕР: Ну, желание выйти со своим флагом и не бояться этого – это из этой области, это и желание добиться того, чтобы вот принимали людей такими, какие они есть. Я понимаю так, что… я вообще даже не могу вспомнить какого-нибудь знаменитого эстрадного или не очень знаменитого эстрадного артиста у нас или еще где-либо, который специально бы по телевизору или с эстрады говорил об этом.

    А. НАРЫШКИН: Но просто, мне кажется, если, опять же, брать страны Запада, то если там кто-то гей, то все как бы это знают, он не говорит каждый раз, выходя на сцену, что добрый вечер, уважаемые слушатели…

    В. ПОЗНЕР: Он не скрывает этого, да. Но это же путь они прошли. Все-таки я не понимаю, почему мы все время забываем о том, что, в принципе, из-за определенных исторических обстоятельств Россия отстала, она отстала во многом. В России не было Ренессанса, в России никогда не было свободы, сплошные… было татарское иго, которое длилось 300 лет. Это по-другому формировался народ. Ведь еще не так давно и на Западе очень тяжело было признавать… Так что, это… Смотрите, что было с Оскаром Уайльдом, которого посадили за это. Это было в конце 19-го века.

    А. НАРЫШКИН: Смотрите, если раньше Запад тоже в каком-то смысле был дремучий, как мы сейчас в этих вопросах…

    В. ПОЗНЕР: Развивался, да.

    А. НАРЫШКИН: Как они, как у них происходит осознавание того, что это естественные процессы? В. ПОЗНЕР: Это происходит определенная борьба. Люди борются, ну, как все, ведь даром никому ничего никто не дает. Это определенные люди, более передовые, если угодно, более, да, я бы так сказал, демократического склада, которые борются за то, чтобы это было. Это процесс. Это процесс воспитания, это процесс образования школьного, это процесс того, что происходит в средствах массовой информации. Это же нельзя декларировать. Ведь если завтра отменят этот закон, отменят его и скажут, что, нет, все в порядке, пожалуйста – что, от этого изменятся взгляды тех 80%? Это очень постепенная вещь. И даже в этом американском материале, который в начале мы слушали, ведь корреспондент говорила о том, что в южных штатах геев почти что нет, потому что там относятся к этому чрезвычайно агрессивно, негативно. Так что, это не то что, понимаете, вот в этом смысле мы исключение. Шум возник только в связи с этим законом, только, так об этом вообще…

    А. НАРЫШКИН: Но это не значит, что нет проблемы.

    В. ПОЗНЕР: Проблема есть, конечно, она есть.

    А. НАРЫШКИН: Так а у нас борьба в России эффективно ведется с?..

    В. ПОЗНЕР: Насчет эффективно – не знаю, Она ведется, есть люди, которые об этом говорят. Но согласитесь, что на сегодняшний день в России это, скажем так, не главная проблема. Это не главная проблема. Кто этим занимается? Ну, правозащитники…

    А. НАРЫШКИН: Ну, эта существующая проблема делает нашу страну в представлении Запад вот как раз страной не очень умной.

    В. ПОЗНЕР: Делает, абсолютно. Нет, если бы речь шла только об уме. Она делает ее реакционной, она делает ее непонятной и страшноватой, несправедливой, недемократической. Ум тут ни при чем, это гораздо хуже.

    А. СОЛОМИН: Есть, на мой взгляд, очень интересный опыт. Я, например, мало что знал о том, как в Японии относятся к геям, и у нас есть на эту тему материал, будет с чем сравнить. Василий Головнин, корреспондент «ИТАР-ТАСС» в Токио, подготовил его.

    (звучит запись)

    В. ГОЛОВНИН: Слово «гей» есть и в японском языке, оно звучит в нем, как по-русски или по-английски, но имеет свой оттенок: так называют только современного поклонника гомосексуализма. Японцам и в голову не придет назвать геем утонченного аристократа 11-го века или сурового рубаку-самурая из века, скажем, 14-го.

    Хотя в Японии однополая любовь расцветала с древнейших времен и не считалась чем-то особенным. У самураев существовал даже настоящий, регламентированный строгими обычаями культ гомосексуальных отношений между взрослыми воинами и юношами. Это считалось возвышенным, описывалось в литературе и толковалось в философских работах. И вообще в средневековой Японии бисексуализм, особенно в высших слоях общества, был скорее нормой.

    Ситуация изменилась во второй половине 19-го века и под влиянием Запада. Вместе с ускоренной модернизацией Япония стала перенимать и западные ценности, западную мораль. Под их воздействием гомосексуализм стал казаться проявлением нецивилизованности и был загнан в подполье. Тенденция особенно укрепилась в первой половине 20-го века. Милитаристские авторитарные власти сильно не одобряли все, что ассоциировалось со свободой личного выбора.

    После капитуляции в 45-м году и ускоренной демократизации все ограничения, естественно, были сняты. Но это не касалось семьи, которая не только в Японии, но и на Востоке Азии в целом долгое время оставалась весьма консервативным институтом. Даже в разгульное Средневековье гомосексуализм и бисексуализм относились лишь к сфере удовольствий и не имели к семье никакого отношения. Она строилась на жесткой патриархальной основе, особую ценность имели дети и их воспитание. Гомосексуальная семья поэтому была на Востоке Азии нонсенсом.

    В Японии сейчас, конечно, былой консерватизм сильно ослабел, ушли в прошлое большие старинные семьи, в которых рядом жили три поколения родственников. Однако закон по-прежнему не допускает в Японии создания гомосексуальных семей. Дело все в послевоенной демократической конституции. В ее разделе о семье много говорится о равенстве супругов во всех отношениях, о добровольности их союза и т. д. Но для обозначения понятия «супруги» используется слово из двух иероглифов, которые ясно указывают один на мужчину, второй на женщину. Поэтому разрешение на гомосексуальные браки потребует изменения конституции, а это в Японии очень сложно. Да и, в сущности, не нужно.

    Дело в том, что гомосексуалы спокойно живут в Японии как хотят, они даже устраивают пышные свадьбы, не вызывающие общественного осуждения. Вопросы общего имущества они также решают достаточно легко, путем составления, например, доверенностей, завещаний и так далее.

    Открытые гомосексуалы и трансвеститы в Японии – постоянные участники телевизионных ток-шоу, многие из них очень популярны и крайне известны. Проблемы гомосексуализма – постоянная тема литературных произведений и кинофильмов. Есть целый жанр «голубых» и «розовых» комиксов, в том числе – о ужас – ориентированных и на подростков. Имеется немалое количество гей-баров, которые спокойно посещают и гетеросексуальные люди. ЛГБТ-сообщество имеет свои журналы и прочие издания.

    Впрочем, проблемы есть. Например, японский Красный Крест официально призывает геев не сдавать кровь, поскольку считает их потенциальным источником ВИЧ-инфекции, а ЛГБТ-сообщество, в свою очередь, считает это дискриминацией.

    А. НАРЫШКИН: Это был Василий Головнин, корреспондент «ИТАР-ТАСС» из Токио.

    А. СОЛОМИН: Владимир Познер у нас в гостях, программа «Дорожная карта», мы говорим о праве быть геем в разных странах. Вот не показалось ли вам, что японское общество такое распущенное?

    В. ПОЗНЕР: (смеется) Мне показалось. Вы знаете, я…

    А. НАРЫШКИН: Как низко они пали! Не только загнивает Запад, но и, видите, Восток.

    В. ПОЗНЕР: Я в Японии был дважды, страшно интересно это. Но сделал такой вывод, что я ничего не понимаю, когда я там. И когда мне кажется, что я что-то понял, выясняется, что, нет, я неправильно понял. Это совсем, это такое впечатление, что это люди с другой планеты вообще. Все у них не так, по-другому. Но они вызывают у меня восхищение, безусловно. И, кстати, эротика чрезвычайно развита в Японии давно очень и очень утонченно, я мог бы долго об этом рассказывать, потому что много читал. Что вы смеетесь-то? Тема замечательная, интересная, художественная, кстати говоря. Вот. Но опять это ответ на вопрос, даже такая консервативная страна, какой была всегда Япония, и то по-другому относится к геям, чем у нас.

    А. СОЛОМИН: Вот, наверное, потому, что у них в истории не было особой проблемы с этим, поэтому…

    В. ПОЗНЕР: Во-первых, у них, к счастью, не было христианства – пусть меня осудят. Да и не было ислама. И это очень важная…

    А. СОЛОМИН: Тоже осудят.

    В. ПОЗНЕР: Да, уже, да, наверняка. Ну, извините, высказываю свое мнение. Это одна из причин, почему у них не так. Так что, это… я думаю, что религия здесь сыграла колоссальную роль, потому что если посмотреть на древних, Древняя Греция – ну, там бисексуализм просто широко принимался, не говоря о гомосексуализме. В Древнем Риме это считалось абсолютной нормой, причем в основном с мальчиками, а не со взрослыми. Это вообще, в древности это было очень распространено. Достаточно читать о Вавилоне. Ну, там много-много чего…

    А. СОЛОМИН: Но на это всегда есть свои аргументы: в древности и людей убивали нормально, без всякого зазрения совести…

    В. ПОЗНЕР: Да и сегодня убивают нормально, без всякого зазрения совести. Я же при этом говорю не потому, что, вот видите, было тогда хорошо. Нет, просто эта культура, эта чувственная сфера существует давно и естественно, естественно. Это надо понять. Тут есть и медицинские причины, и просто причины чувственного порядка. И я еще раз говорю, что взрослые люди могут жить так, как им угодно, при том условии, разумеется, что то, как они живут, не мешает никому другому жить так, как он хочет. Вот и все. Это надо донести до каждого человека в нашей стране. Не обязательно, чтобы любили геев, но просто чтобы понимали, что это абсолютно такие же люди, только с другими предпочтениями сексуального характера.

    А. СОЛОМИН: Вот мы сегодня уже говорили про то телевидение, что на нем появлялись артисты-гомосексуалисты.

    В. ПОЗНЕР: Да.

    А. СОЛОМИН: В Японии вот и транссексуалы становятся героями телевидения. Но, может быть, это и отталкивает людей, они воспринимают геев как нечто такое безумно яркое, не поддающееся… ну, то есть, не похожее на их…

    В. ПОЗНЕР: Отталкивает каких людей?

    А. СОЛОМИН: Консервативных людей…

    В. ПОЗНЕР: Наших людей?..

    А. СОЛОМИН: Да, россиян, россиян.

    В. ПОЗНЕР: … которые смотрят японское телевидение?

    А. СОЛОМИН: Не-не-не, россиян. Я имею в виду про артистов. Вот смотрите, мы же не так давно, когда Антон Красовский, телеведущий, заявил о том, что он открытый гей, увидели гея другого совершенно, в публичной плоскости, я имею в виду. Без перьев, там, не знаю, огромных вот этих вот…

    В. ПОЗНЕР: Как правило, у них не бывает перьев.

    А. СОЛОМИН: Вот.

    А. НАРЫШКИН: Только на гей-парадах.

    А. СОЛОМИН: Может быть, это и объясняет отношение к людям, они не любят вот этой броскости, этой яркости?

    В. ПОЗНЕР: Ну, и не любите себе на здоровье, оставьте их в покое. Они хотят… предположим, человек хочет носить перья. Ну и что? Тебе-то это что? А ты не носишь перья – ну, и замечательно. Я вообще не понимаю, о чем мы говорим. Я люблю борщ. А вы не любите. Ну, и что? Что будем теперь делать?

    А. СОЛОМИН: Многие просто, многие люди, которые являются, по сути, гомофобами, они говорят, что, ну, вот я… мне все равно, гей он или не гей, пусть просто ко мне не лезет. Вот это такая…

    В. ПОЗНЕР: А он и не лезет.

    А. СОЛОМИН: А это такая формулировка.

    В. ПОЗНЕР: Он совершенно не лезет. Я вас уверяю, если вы не гей, то вы ему совершенно не интересны или, может быть, интересны просто как… ну, вот у меня тоже есть товарищи геи, но просто вот мы… мы товарищи, так сказать. Вот обсуждаем фильмы, там, такие вещи. Но он ко мне никогда не полезет, потому что он знает прекрасно… я ему не интересен в этом смысле, а он – мне.

    А. СОЛОМИН: В США, вот на ваш взгляд, отношение к людям, которые выходят на гей-парады, которые проявляют ярко свою гомосексуальность…

    В. ПОЗНЕР: Да.

    А. СОЛОМИН: … отличается от тех людей, которые спокойно, тихо живут, но вполне открыто?

    В. ПОЗНЕР: Зависит, где. Значит, если районы… Соединенные Штаты в этом смысле очень разные. Вот, скажем, в Калифорнии никаких вообще нет проблем. Хотя там есть огромный район в Сан-Франциско, который называется Кастро (никакого отношения к Фиделю не имеет), где живут одни геи. Это получилось… это было место, куда, в общем, бегство. Когда было очень трудно быть геем в Америке, они нашли это место, и постепенно-постепенно это стало таким анклавом, и до сих пор такая. Но никто вообще не обращает никакого внимания. Нью-Йорк очень в этом смысле либеральный город. А в других местах может быть не так. Но вот Германию если взять, ну, я довольно хорошо знаю еще и потому, что моя дочь давно живет в Германии, в Берлине, в таком районе, который называется Шенеберг, вот. И это район гейский. Там клубы, флаги висят, определенные картины даже нарисованы, вполне эротического свойства, не порнографические, но их много – никто на это не обращает внимания. А летом эти люди сидят, скажем, если это кафе или бар, они сидят парами, или не парами, за столиками на улице, одни мужчины, женщин нет. Все понимают, кто это. Да нет никому дела.

    А. НАРЫШКИН: У нас, как вам кажется, регионы, города внутри России по терпимости?..

    В. ПОЗНЕР: Я думаю, Северный Кавказ, я думаю, что это наименее будут терпимые.

    А. НАРЫШКИН: Это связано с вопросом религии.

    В. ПОЗНЕР: Мне кажется, что да. И, наверное, культура определенная, что такое мужчина, так сказать. Я думаю, что так. Но вообще было бы очень интересно провести некоторые исследования на эту тему, действительно, выяснить, а как на самом деле. А потом, если человек говорит, что он осуждает, спросить: а почему? Что, какая мотивация? Это вообще было бы полезно на самом деле, если мы хотим с этим справиться. Потому что для того, чтобы все-таки поставить диагноз, надо как-то так покопаться.

    А. СОЛОМИН: Определиться.

    А. НАРЫШКИН: Давайте послушаем последний материал для нашей сегодняшней программы. Дина Пьяных, корреспондент «ИТАР-ТАСС» в Египте, как раз расскажет о том, как ислам, допускает ли такого рода отношения или нет…

    В. ПОЗНЕР: Не допускает.

    А. НАРЫШКИН: … есть ли…

    В. ПОЗНЕР: Я в этом уверен.

    А. НАРЫШКИН: … есть ли какие-то специальные положения в законодательстве, которые могли бы осуждать гомосексуализм.

    В. ПОЗНЕР: Да, на кол сажать.

    (звучит запись)

    Д. ПЬЯНЫХ: Во многом общественное мнение в отношении этой темы базируется на религии. По исламу, гомосексуализм – это тяжкий грех, который осуждается в обществе. И, естественно, люди нетрадиционной сексуальной ориентации никогда здесь не будут афишировать эту тему и никогда, тем более публично, не будут говорить об этом и признаваться в том, что они гомосексуалисты.

    Собственно, в переводе с арабского гомосексуализм означает сексуальное отклонение и рассматривается здесь как психическое расстройство. Это и является главной нормой, в том числе и возможной правовой. Поэтому никаких законов, насколько я знаю, в уголовном кодексе страны нет специальных, все вот моральными аспектами регулируется.

    По неофициальным, естественно, данным, в Египте геев порядка 9 миллионов человек. Получается, в среднем, каждый 10-й египтянин.

    Естественно, никаких правозащитных организаций подобного толка, тем более которые бы отстаивали права геев, здесь нет и не может быть. Все является исключительно личным делом этих людей. Что касается каких-то заведений, где они могут собираться, то такие присутствуют, но они тоже подпольного плана, какие-то кафе, где вот встречаются подобные люди и в такой вот полузавуалированной манере они могут общаться. Но никогда, в принципе, их визуально не отличить, скажем так, от простых людей, потому что они никоим образом не будут афишировать свою нетрадиционность, максимально будут стараться скрыться за общей маской толпы, чтобы, не дай бог, их не смогли привлечь.

    Хотя, естественно, люди говорят, люди говорят много, и частенько бывает, что в отношении каких-то представителей шоу-бизнеса или, там, политиков обсуждается, что вот тот или иной человек может быть или, там, является геем или, там, продвигает какого-то актера или певца, потому что у них особые отношения. Вот такие случаи ходят, естественно, они иногда обсуждаются даже в газетах бульварного плана. Но в открытую никогда ни при каких обстоятельствах этого не будет, консервативность исламского общества это даже не подразумевает.

    А. СОЛОМИН: Это была Дина Пьяных, корреспондент «ИТАР-ТАСС» в Египте.

    А. НАРЫШКИН: Вот у нас, получается, консервативное египетское общество, которое исповедует ислам, не предусматривает никаких таких каминг-аутов, да что там каминг-аутов, но даже просто разговоры не приветствуются. Получается, мы как и Египет, хотя вера у нас разная.

    В. ПОЗНЕР: Нет, мы не как Египет, вот такая программа не могла бы быть в Египте, понимаете? Вот не надо путать. А мне интересно, что в Саудовской Аравии.

    А. НАРЫШКИН: Почему? «Братья-мусульмане» уже ушли…

    В. ПОЗНЕР: Нет-нет-нет-нет-нет, вы знаете, вот такая программа, такая передача, где мы обсуждаем эту проблему – в Египте это исключено. Я думаю, что вообще в исламском мире исключено. Мне было бы интересно узнать, а как в наиболее таких правоверных исламских странах, как Саудовская Аравия, например…

    А. СОЛОМИН: … ваххабизм, по-моему….

    В. ПОЗНЕР: … что там в этом отношении.

    А. НАРЫШКИН: Там, насколько я понимаю, вот одна из немногих стран, где смертная казнь есть.

    В. ПОЗНЕР: Ну, их, по-моему, шесть или семь стран. В любом случае, конечно, мы не Египет, не Египет, и даже не похожи. Все-таки в этом смысле ислам более, еще более консервативная религия, чем христианство.

    А. СОЛОМИН: Вот вам видится перспектива какого-то ухудшения отношения не только к геям, но и к каким-то другим общностям, да? Вот в нацисткой Германии были геи, потом были евреи…

    А. НАРЫШКИН: Ну, начиналось с геев, евреев…

    А. СОЛОМИН: … потом были уже другие народы, кроме арийской расы. Вот если отношение к геям сохранится на государственном уровне, на декларативном, там, не знаю, потом уже, может быть, в реальном виде, есть ли опасность того, что и не только геи могут вот пострадать от законов, вроде того, что принят в России?

    В. ПОЗНЕР: Хотелось бы думать, что нет. Все-таки ссылка ваша на фашистскую Германию не совсем корректна. Все-таки там отправляли их в лагеря, они должны были носить определенные повязки, они должны были, так же, как евреи должны были носить звезду Давида, так они должны были носить розовый треугольник. Были и другие…

    А. СОЛОМИН: Я объясню, почему я сравнил. Потому что, в представлении фашистов, геи – это своего рода, ну, ошибка природы, да? Это вот болезнь какая-то. Известно, как они к больным относились. В России ведь тоже считают гомосексуализм… кто-то считает это болезнью, кто-то считает это ошибкой природы…

    В. ПОЗНЕР: Это не является государственной идеологией. У нас кое-кто считает, но я вас уверяю, что на уровне – как вам сказать? – принятия решений, правительственных и прочее, так никто не будет говорить. Ну, это могут быть только редчайшие случаи. Все-таки менталитет в России на сегодняшний день не является нацистским. Вы говорите, в фашисткой Германии. Вот была фашистская Италия. Там этого не было вообще. Поэтому, это не всякий фашизм, это очень специфическая вещь. Вот. Но, действительно, я считаю, что Россия в этом смысле очень похожа на Соединенные Штаты, но 60 лет тому назад, даже больше, 70.

    А. НАРЫШКИН: То есть, чрез 60 лет…

    В. ПОЗНЕР: Не знаю. Время идет быстрее. Согласитесь, что вообще с течением времени все происходит быстрее, быстрее и быстрее. Поэтому, мне кажется, что в этом смысле Россия скорее перейдет этот рубеж, чем это… чем Соединенные Штаты, в смысле, что меньше времени потребуется. Так мне кажется. Я не могу сказать, что я твердо это знаю. Просто все процессы происходят быстрее. Но об этом надо говорить, об этом надо говорить, надо поднимать эту тему, потому что это вообще, эта тема вот этой самой толерантности… я не очень люблю это слово, потому что оно сильно иностранное и возпринимает…

    А. НАРЫШКИН: Терпимость.

    В. ПОЗНЕР: Терпимость, терпимость. К другим привычкам, к другим вкусам. Это все… это вопрос воспитания. И, конечно, в школе это должно быть. И, кстати говоря, вот эти вот комиксы японские, вполне возможно, что это тоже из области воспитания более широкого взгляда на вещи, а вовсе не растление детей. Тем более в Японии, потому что там так к детям относятся, с таким внимание, как нигде. Вы знаете, что японские дети не плачут?

    А. СОЛОМИН: Почему? В. ПОЗНЕР: Им позволяется делать все до 5 лет. До 5 лет они вообще не знают, что такое слово «нет».

    А. СОЛОМИН: А если нет возможности предоставить ребенку то, что он хочет?

    В. ПОЗНЕР: Вот находят путь. Я просто поразился этому. Там много детей, я все ждал: ну, когда я услышу детский плач? Нет. А вот с пяти лет уже начинает понимать, что что-то нельзя, и тут очень жестко. Интересно очень это.

    А. СОЛОМИН: Спасибо большое….

    В. ПОЗНЕР: Это вам спасибо.

    А. СОЛОМИН: … Владимир Познер в эфире «Эхо Москвы»…

    В. ПОЗНЕР: Я представляю, как меня тут разные люди назовут…

    А. СОЛОМИН: … в программе «Дорожная карта». Ну, мне кажется, все, так или иначе, столкнемся со шквалом критики, но вам, конечно, достанется больше всего. Не переживайте.

    В. ПОЗНЕР: Я этому очень рад.

    А. НАРЫШКИН: Надеюсь, Роскомнадзор нас внимательно слушал, но не будет применять каких-либо санкций. Всем спасибо, до свидания.

    В. ПОЗНЕР: До свидания.

    »crosslinked«




    К записи "Владимир Познер на радиостанции ЭХО Москвы. ПРАВО БЫТЬ ГЕЕМ. 24.01.2014 18:00" 47 комментариев

    Познер,а вы не хотели бы стать геем за американские деньги,вы же на всё готовы как я понимаю.Вы бы хотели бы что бы вас отымели сверхлюди?

    Познер, а как понимать ваше обращение к российским подросткам(!)-геям? Видно, память отшибло. Как вы там их поддерживали своим могучим словом. Можно сказать, – приголубили.
    Диагноз – не операбельный мимикрирующий жид.

    Добрый день! Слушать не хотел, но позиция ВВ мне всегда интереса по разным вопросам. В целом я c позицией «А баба ега против!». Но, в чем абсолютно согласен, что нужно спокойно и без эмоций на эту тему говорить (если вообще об это стоит говорить…). Спасибо за этот посыл.

    Рано первый комментарий послала. Там ещё этой интервъюшки(интерхрюшек) не было.
    Интересно, по времени сколько они эфир засерали, 30-40 минут?
    Просветители хреновы, с корявым, примитивным языком. Воспитанные, прерывать на полуслове. Либерастный умишко, соображающий на троих, захлебнулся в своих же словах-паразитах и междометиях.
    Нужны доказательства вашей ущербной психомании?
    Вот они, в две строчки выстроить можно их путь к деградации -
    гомосеки(две папы) —> педофилы(приёмные дети двух пап) —> зоофилы(“внуки” гомосеков) —> некрофилы(чем дальше в лес, тем больше дров).

    Ну и ну! Ирина – просто человек-зеркало какой-то! кидает обвинения в том, что сама охотно практикует…
    “…они эфир засерали..”/”захлебнулся в своих же словах-паразитах и междометиях…” : Ирина сама страстный засератель этого сайта со стажем, – на всех ветках по любому вопросу уже отметилась. Одно и то же везде дудонит, щедро сыпет оскорблениями и все захлебывается, захлебывается желчью, неудовлетворенностью и злобой своей.
    Ирина, хватит уже злобствовать и хабалить тут на каждом углу! Оставь ненависть, будь доброжелательнее и терпимее (ты же христианкой себя почитаешь!) и сама увидишь, как жизнь твоя краше станет. Больше позитива, Ира!!

    Св , если сайт полгода не работал ,это еще не значит , что твое дерьмо за тобой прибрали . Так что прибери кучу под собой , а потом за “экологию” бороться будешь…

    (в сторону): влез-таки судья…
    (вслух): К тебе пожелания мои, кстати, тоже напрямую относятся. А то полугодовой карантин сайта с проветриванием некоторым, я гляжу, не помог… И давай не будем “мериться кучами”, вы с Ириной тут по-любому вне всякой конкуренции. Так что хватит уже тут дерьмом метаться, выходите на качественно новый, культурный уровень общения-обсуждения. Не на базаре чай… Мира и добра всем!

    А каков артист !!! Из какого погорелого театра будешь ?

    А-а-а , артист . Теперь понятна его любовь к теме гомосятины.

    (в тон): а-а-а, серГЕЙ. теперь понятна его зацикленность на наболевшей, по всей видимости, теме..
    тебе такой уровень “аргументов” по сердцу?! ты, голубчик, прежде чем галиматью всякую печатать, сунь руки в карманы и подумай чуток, а есть ли тебе по существу что сказать. коли нет, так воздержись, не бренчи попусту, не устраивай базар (видишь, и тебя приходится просить об этом персонально)…

    Ой , я забыл , что вы все такие нежные и обидчивые . А вот я из другого теста .и Мне по х..,что ты мой ник перевираешь , я то пишу его правильно. А твоя интерпретация моего имени только подчеркивает твою зацикленность на своих голубых проблемах , только дурак не заметит этого . Ха-ха-ха !

    то, что ты из другого теста, и так видно невооруженным взглядом… но это дело твое… только не надо с больной головы на здоровую, ладно? “зацикленность на голубых проблемах” проявил именно ты в своем комментарии к “остроте” судьи, за язык тебя никто не тянул, а когда ответили тебе в том же ключе (для особо понятливых даже приписали “в тон”), взбеленился и разматюкался… если ты этого не заметил, то ты сам написал, кто ты есть (опять же: за язык тебя никто не тянул, наоборот, предложили подумать)…

    А разговор идет не о сем моменте , а о давней , полугодовой твоей окраске . Так что комментарий судьи тут совсем не ПРИЧЕМ , а скорее о ТОМ САМОМ . Так что свою головную (?) боль не приписывай другим .

    св, не получится в кошки-мышки играть. Под этим ником раньше совсем другой козлодой ёрничал. Он не знал, и не мог знать, некоторые обороты русской речи. А этот залез не в свои сани.
    Ну ладно, добро пожаловать в наши пенаты св-2!

    Иринушка, милочка (надеюсь, узнаёшь этот мой оборот) что ж ты со своми санями да пальцем в небо? и снова не по существу, и снова с личными оскорблениями… Перечитай еще раз мой призыв к культурному общению без хабальства и не позорься перед людьми. Стыдобища же! ты же из культурой столицы, якобы из интеллигентной петербургской семьи, сама мне про аристократию духа и христианские ценности вещала, а как до разговора доходит, так такая гадость и брань площадная из тебя льется, что уши вянут и в глазах рябит… одумайся!!

    Ты как рыба в воде, в русской речи плаваешь, – и это не возбраняется, это плюс..
    Однако, твоя щепетильность всё пригладить старается.
    Кстати, анекдот про это есть.
    Мужичок к доктору приходит, проблема у меня, говорит.
    Доктор: -раздевайтесь.
    Мужичонка пиджачок снял, на спинку стула повесил, пылинки стряхнул. Брючки по стрелочкам сложил, тоже на стульчик повесил. Носочки в ботиночки сложил, ботиночки под стульчик. Трусы, майку снял, сложил и тоже на стульчик. Подходит к доктору.
    Тот спрашивает: -В чём проблема?
    -Как же доктор, у меня одно яичко выше другого весит!
    -Так это у всех!
    -Да неаккуратненько как-то…

    Была надежда, что Познер – просто заблуждающийся пожилой человек. Теперь эта иллюзия в прошлом. Он раскрыл свои карты: он именно за пропаганду педерастии среди несовершеннолетних.
    Я воспитываю своих детей в чистоте и целомудрии. И я против того, чтоб посторонние люди рассказывали моим детям о сексуальных отношениях, даже традиционных. Только я, мать, знаю, когда мой ребенок готов получить ту или иную информацию интимного характера, и в какой дозе, и в какой форме.
    Почему права педерастов должны быть выше моего права растить детей в чистоте?

    И еще. Почему нам постоянно навязывается эта тема. Есть социологическая теория, сформулированная социологом Джозефом Овертоном о том, что любая, самая нелепая, людоедская, грязная идея может быть легализована – главное начать обсуждать. По мере того, как тема муссируется в СМИ, отношение к ней меняется от резко негативного к нейтральному. То есть, человек ко всему привыкает со временем. В принцине, можно поднять и отмыть тему педерастии, зоофилии, некрофилии и т. д., и все эти извращенцы будут требовать толерантности, понимания, глянцевых журналов и парадов.
    Вот здесь подробнее о теории Овертона. http://poxe.ru/interesting/1166370517-tehnologiya-unichtozheniya-okno-overtona.html
    Или здесь http://ss69100.livejournal.com/846216.html

    Ольга, Вы сами прекрасно ответили на свой вопрос.
    Познер свою дочь не растил, развёлся. Причина может быть в разных подходах на секс?
    Познер не рос в Советском Союзе. Он приехал уже выросшим по западным образцам.
    Представляете, как ему не легко было мимикрировать под нас, Советских?
    Но он эту планку перепрыгнул. Более того, успешную карьеру сделал… Как он работал на радио, пропагандируя Советский Союз!
    Вклинился, короче, паразит.
    В перестройку, поменял окрас.
    Интересно, как бы он себя вёл в фашистской Германии? Ясно, мимикрия единственная, веками наработанная философия таких прохиндеев.

    Ирина, мне кажется, что если у власти (не дай бог) окажутся фашисты, или представители людоедского племени Мумба Юмба, то Познер всегда сумеет пристроиться. Это его единственный талант, по-большому счету.

    Добрый день Вам, Сергей!
    По-большому счёту – да, единственный талант.
    Остальное, одни мыльные пузыри. Наши СМИ увлеклись их радужной красотой и забрызгали все экраны пустотой.

    Владимир Владимирович,я Вас очень уважаю.Как жаль,что у нас мало на телевидении таких людей…Интересно,а черту говорить обо всем с открытым сердцем,без понтов и шоу-биза Вы выработали в себе или она у Вас с детства?

    Виктор шутит так – открытое сердце без понтов и шоу-биза. Намекает, за чертой… И желает уточнить, это с детства такая аномалия?

    Добрый вечер, почитала интервью и почитала комментарии, к моему глубочайшему сожалению не все люди правильно поняли, что именно хотели до нас довести уважаемые ведущие и Владимир Познер, разве кто-то говорил здесь о пропаганде гомосексуализма? Или кто-то приветствовал это? Нет, совсем не так. Это существует с древности и нам от этого никуда не деться, право каждого, такова природа этого человека. Мы должны быть более толерантными. И Владимир Познер правильно отметил, что это является дискриминацией личности. Мы все люди, мы все равны по расовым признакам, по полу, цвету кожи, религии и в том числе по выбору человека, с которыми мы хотим быть. И действительно страны, которые ранее относились к Советскому Союзу отстают от Западных стран, пора бы уже оставить позади свое консервативное мышление. И просто относится ко всему проще. По своей сути такие люди никому не мешают, пусть живут себе с кем хотят и как хотят.

    уважаемый Случайный…., это Вы не поняли. когда НЕуважаемый познер беседует с подростками о гомосексуализме-это и есть пропаганда . я бы не хотела , чтобы какой-то дядька объяснял моему ребёнку , что ничего страшного в этом-де нет. даже , если мальчики не задумывались над тем , какие они , начнут в себе искать, и, кто-то обязательно найдёт то , что и не предполагала природа .
    А то , что Вы называете консервативным мышлением , так это- есть традиции . и хватит уже таскать это словечко – толерантность. Нашли кляп !
    а когда этот дядька с экрана говорит мне , что я пещерная тётка , пусть , только не лезте в мою пещеру со своими агитками.

    Во-первых тут беседа идет с ведущими, а никак не с подростками. И вы увы никак не убережете своих детей от того, что сейчас происходит в нашем мире. А вы считаете правильнее всего молчать об этом? О пропаганде этого и речи нет, конечно, чтобы вы меня правильно поняли, но мы должны знать, что происходит в нашей стране, какие люди с нами живут. И эти люди в общем-то вреда никого не несут. В отличии от тех, кто бреет себя на голо и избивает до смерти людей другой национальности или религии. Вот от кого и от чего нужно беречь своих детей. Вы как родитель, должны разговаривать со своим ребенком и объяснять ему, что это неправильно, что мужчина должен любить женщину и закладывать ему в голову правильные мысли. Да, так должно быть. Но мы должны быть просвещеннее и раз есть такие люди, нужно смириться с этим. Если вы правильно воспитаете своего ребенка, то никакой дядя не повлияет на взгляды вашего сына или дочери.

    во-первых оставьте этот тон ! что и как я должна , я разберусь .
    речь на этом форуме идёт не только по поводу текущей беседы , спорят здесь давно о том , что говорит познер ВООБЩЕ.
    “…. а вы считаете правильнее всего молчать об этом?”

    правильным я считаю , чтобы я их ( гомосексуалистов) не замечала , пусть живут тихо и незаметно , как это делаю я и многие другие . заметными пусть будут проявления талантов , а не ….

    Случайный прохожий задает вопрос: “Разве кто-то говорил о пропаганде гомосексуализма?” – Говорил, причем о пропаганде среди несовершеннолетних, читайте внимательно, если времени не жалко: “В конце концов, ведь именно в России приняли этот закон, который, по существу, вызвал абсолютно отрицательную реакцию во многих странах Западной Европы, в Соединенных Штатах. Я имею в виду, закон о защите несовершеннолетних от пропаганды гомосексуализма”, – сказал Познер в самом начале беседы. И далее участники дискуссии сокрушаются: ведь это же и парады теперь нельзя – несовершеннолетние могут увидеть, – и раскладывать по полочкам, какие педерасты шоколадно-мармеладные, а те, кто их не принимают, пещерные, можно только после 11 вечера. А как же дети? Ведь они же останутся с непромытыми мозгами…

    Мы говорим о вышесказанном интервью и в ней не ведущие, не Владмирир Познер не пропагандировали гомосексуализм, тем более среди подростков. Тема поднята сверху, закон принят тоже сверху. Вы считаете что об этом нужно молчать? Раз такая тема существует и есть такие люди. И по поводу детей, в том то и дело, мы должны говорить об этом и доносить до наших детей, что да и как. И как к этому нужно относится. Если человек умен, добр и обладает многими хорошими качествами, но нравится ему такой же как он, что же теперь крест на нем ставить? Они что нелюди?

    Они не пропагандировали гомосексуализм среди подростков, но сокрушались по поводу того, что это запрещено.
    И дальше: человек может спать с кем хочет, но не может о своих особенностях рассказывать детям. Меня это устраивает, Познера – нет. Вот и все.
    Про то, что они – не люди речь не идет. И сам Познер говорит, что формально, на уровне прав они не ущемлены. но они хотят изменений на уровне сознания. Для этого им нужна детская аудитория. Что еще?
    По поводу того, что они не пропагандировали гомосексуализм как таковой Вы ошибаетесь: в их интервью много манипуляторских фишечек, о некоторых из них я упоминала. Ну вот, например, еще: “По неофициальным, разумеется, данным, процент голубых в Египте такой-то…” Ясно, что цифра может быть любая, но обязательно нехилая и, конечно, лживая. В данном случае не постеснялись и заломили аж 10% Врать так по-крупному. А кто проверит-то, данные ведь неофициальные…
    Откуда у меня уверенность, что это вранье? Дело в том, что есть официальные цифры по толерантным к геям странам, например, вот: http://fito-center.ru/obschestvo/2011-skolko-geev-v-amerike-oficialnye-dannye.html, и они в разы! меньше.

    Кстати, Познер обмолвился, что люди, употребляющие слово “педераст” в значении “гомосексуалист” не в теме. Дескать, это педофил на самом деле. Пусть заглянет в словарик, например, Ожегова или Ефремовой, словарная статья “педерастия”. Это часть игры, которую нам навязывают: педераст – как-то неблагозвучно, назовем их поприятнее, “гей”, например. Пусть называют себя как хотят. От этого они не перестанут быть педерастами.
    Игра в слова – это не все их фишки. Еще один трюк – переставить все с ног на голову, например, объявить противников гомосексуализма латентными геями. И – это обязательно – назвать как-нибудь пообиднее: дремучими, отсталыми, необразованными… Пусть так. Пофиг. Лишь бы трава оставалась зеленой, снег белым, папа – мужчиной, а мама – женщиной. Это самые главные, базовые вещи, на которые имеет право каждый ребенок.

    Вот можно ругаться хоть до посинения, оскорблять всех направо-налево… Но прикол в том, что вы все участники вот этого процесса… По сдвигу окна…. Почитайте, если интересно про окно Овертона. zuhel.livejournal.com

    Джозеф Овертон описал, как совершенно чуждые обществу идеи были подняты из помойного бака общественного презрения, отмыты и, в конце концов, законодательно закреплены.

    Согласно Окну возможностей Овертона, для каждой идеи или проблемы в обществе существует т.н. окно возможностей. В пределах этого окна идею могут или не могут широко обсуждать, открыто поддерживать, пропагандировать, пытаться закрепить законодательно. Окно двигают, меняя тем самым веер возможностей, от стадии «немыслимое», то есть совершенно чуждое общественной морали, полностью отвергаемое до стадии «актуальная политика», то есть уже широко обсуждённое, принятое массовым сознанием и закреплённое в законах.

    Это не промывание мозгов как таковое, а технологии более тонкие. Эффективными их делает последовательное, системное применение и незаметность для общества-жертвы самого факта воздействия.

    Ниже я на примере разберу, как шаг за шагом общество начинает сперва обсуждать нечто неприемлемое, затем считать это уместным, а в конце концов смиряется с новым законом, закрепляющим и защищающим некогда немыслимое.

    Возьмём для примера что-то совершенно невообразимое. Допустим, каннибализм, то есть идею легализовать право граждан на поедание друг друга. Достаточно жёсткий пример?

    Но всем очевидно, что прямо сейчас (2014г.) нет возможности развернуть пропаганду каннибализма — общество встанет на дыбы. Такая ситуация означает, что проблема легализации каннибализма находится в нулевой стадии окна возможностей. Эта стадия, согласно теории Овертона, называется «Немыслимое». Смоделируем теперь, как это немысливое будет реализовано, пройдя все стадии окна возможностей.

    ТЕХНОЛОГИЯ

    Ещё раз повторю, Овертон описал ТЕХНОЛОГИЮ, которая позволяет легализовать абсолютно любую идею.

    Обратите внимание! Он не концепцию предложил, не мысли свои сформулировал некоторым образом — он описал работающую технологию. То есть такую последовательность действий, исполнение которой неизменно приводит к желаемому результату. В качестве оружия для уничтожения человеческих сообществ такая технология может быть эффективнее термоядерного заряда.

    КАК ЭТО СМЕЛО!

    Тема каннибализма пока ещё отвратительна и совершенно не приемлема в обществе. Рассуждать на эту тему нежелательно ни в прессе, ни, тем более, в приличной компании. Пока это немыслимое, абсурдное, запретное явление. Соответственно, первое движение Окна Овертона — перевести тему каннибализма из области немыслимого в область радикального.

    У нас ведь есть свобода слова.

    Ну, так почему бы не поговорить о каннибализме?

    Учёным вообще положено говорить обо всём подряд — для учёных нет запретных тем, им положено всё изучать. А раз такое дело, соберём этнологический симпозиум по теме «Экзотические обряды племён Полинезии». Обсудим на нём историю предмета, введём её в научный оборот и получим факт авторитетного высказывания о каннибализме.

    Видите, о людоедстве, оказывается, можно предметно поговорить и как бы остаться в пределах научной респектабельности.

    Окно Овертона уже двинулось. То есть уже обозначен пересмотр позиций. Тем самым обеспечен переход от непримиримо отрицательного отношения общества к отношению более позитивному.

    Одновременно с околонаучной дискуссией непременно должно появиться какое-нибудь «Общество радикальных каннибалов». И пусть оно будет представлено лишь в интернете — радикальных каннибалов непременно заметят и процитируют во всех нужных СМИ.

    Во-первых, это ещё один факт высказывания. А во-вторых, эпатирующие отморозки такого специального генезиса нужны для создания образа радикального пугала. Это будут «плохие каннибалы» в противовес другому пугалу — «фашистам, призывающим сжигать на кострах не таких, как они». Но о пугалах чуть ниже. Для начала достаточно публиковать рассказы о том, что думают про поедание человечины британские учёные и какие-нибудь радикальные отморозки иной природы.

    Результат первого движения Окна Овертона: неприемлемая тема введена в оборот, табу десакрализовано, произошло разрушение однозначности проблемы — созданы «градации серого».

    ПОЧЕМУ БЫ И НЕТ?

    Следующим шагом Окно движется дальше и переводит тему каннибализма из радикальной области в область возможного.

    На этой стадии продолжаем цитировать «учёных». Ведь нельзя же отворачиваться от знания? Про каннибализм. Любой, кто откажется это обсуждать, должен быть заклеймён как ханжа и лицемер.

    Осуждая ханжество, обязательно нужно придумать каннибализму элегантное название. Чтобы не смели всякие фашисты навешивать на инакомыслящих ярлыки со словом на букву «Ка».

    Внимание! Создание эвфемизма — это очень важный момент. Для легализации немыслимой идеи необходимо подменить её подлинное название.

    Нет больше каннибализма.

    Теперь это называется, например, антропофагия. Но и этот термин совсем скоро заменят ещё раз, признав и это определение оскорбительным.

    Цель выдумывания новых названий — увести суть проблемы от её обозначения, оторвать форму слова от его содержания, лишить своих идеологических противников языка. Каннибализм превращается в антропофагию, а затем в антропофилию, подобно тому, как преступник меняет фамилии и паспорта.

    Параллельно с игрой в имена происходит создание опорного прецедента — исторического, мифологического, актуального или просто выдуманного, но главное — легитимированного. Его найдут или придумают как «доказательство» того, что антропофилия может быть в принципе узаконена.

    «Помните легенду о самоотверженной матери, напоившей своей кровью умирающих от жажды детей?»

    «А истории античных богов, поедавших вообще всех подряд — у римлян это было в порядке вещей!»

    «Ну, а у более близких нам христиан, тем более, с антропофилией всё в полном порядке! Они до сих пор ритуально пьют кровь и едят плоть своего бога. Вы же не обвиняете в чём-то христианскую церковь? Да кто вы такие, чёрт вас побери?»

    Главная задача вакханалии этого этапа — хотя бы частично вывести поедание людей из-под уголовного преследования. Хоть раз, хоть в какой-то исторический момент.

    ТАК И НАДО

    После того как предоставлен легитимирующий прецендент, появляется возможность двигать Окно Овертона с территории возможного в область рационального.

    Это третий этап. На нём завершается дробление единой проблемы.

    «Желание есть людей генетически заложено, это в природе человека»
    «Иногда съесть человека необходимо, существуют непреодолимые обстоятельства»
    «Есть люди, желающие чтобы их съели»
    «Антропофилов спровоцировали!»
    «Запретный плод всегда сладок»
    «Свободный человек имеет право решать что ему есть»
    «Не скрывайте информацию и пусть каждый поймёт, кто он — антропофил или антропофоб»
    «А есть ли в антропофилии вред? Неизбежность его не доказана».

    В общественном сознании искусственно создаётся «поле боя» за проблему. На крайних флангах размещают пугала — специальным образом появившихся радикальных сторонников и радикальных противников людоедства.

    Реальных противников — то есть нормальных людей, не желающих оставаться безразличными к проблеме растабиурования людоедства — стараются упаковать вместе с пугалами и записать в радикальные ненавистники. Роль этих пугал — активно создавать образ сумасшедших психопатов — агрессивные, фашиствующие ненавистники антропофилии, призывающие жечь заживо людоедов, жидов, коммунистов и негров. Присутствие в СМИ обеспечивают всем перечисленным, кроме реальных противников легализации.

    При таком раскладе сами т.н. антропофилы остаются как бы посередине между пугалами, на «территории разума», откуда со всем пафосом «здравомыслия и человечности» осуждают «фашистов всех мастей».

    «Учёные» и журналисты на этом этапе доказывают, что человечество на протяжении всей своей истории время от времени поедало друг друга, и это нормально. Теперь тему антропофилии можно переводить из области рационального, в категорию популярного. Окно Овертона движется дальше.

    В ХОРОШЕМ СМЫСЛЕ

    Для популяризации темы каннибализма необходимо поддержать её поп-контентом, сопрягая с историческими и мифологическими личностями, а по возможности и с современными медиаперсонами.

    Антропофилия массово проникает в новости и токшоу. Людей едят в кино широкого проката, в текстах песен и видеоклипах.

    Один из приёмов популяризации называется «Оглянитесь по сторонам!»

    «Разве вы не знали, что один известный композитор — того?.. антропофил.»

    «А один всем известный польский сценарист — всю жизнь был антропофилом, его даже преследовали.»

    «А сколько их по психушкам сидело! Сколько миллионов выслали, лишили гражданства!.. Кстати, как вам новый клип Леди Гаги «Eat me, baby»?

    На этом этапе разрабатываемую тему выводят в ТОП и она начинает автономно самовоспроизводиться в массмедиа, шоубизнесе и политике.

    Другой эффективный приём: суть проблемы активно забалтывают на уровне операторов информации (журналистов, ведущих телепередач, общественников и тд), отсекая от дискуссии специалистов.

    Затем, в момент, когда уже всем стало скучно и обсуждение проблемы зашло в тупик, приходит специальным образом подобранный профессионал и говорит: «Господа, на самом деле всё совсем не так. И дело не в том, а вот в этом. И делать надо то-то и то-то» — и даёт тем временем весьма определённое направление, тенденциозность которого задана движением «Окна».

    Для оправдания сторонников легализации используют очеловечивание преступников посредством создания им положительного образа через не сопряжённые с преступлением характеристики.

    «Это же творческие люди. Ну, съел жену и что?»

    «Они искренне любят своих жертв. Ест, значит любит!»

    «У антропофилов повышенный IQ и в остальном они придерживаются строгой морали»

    «Антропофилы сами жертвы, их жизнь заставила»

    «Их так воспитали» и т.д.

    Такого рода выкрутасы — соль популярных ток-шоу.

    «Мы расскажем вам трагическую историю любви! Он хотел её съесть! А она лишь хотела быть съеденной! Кто мы, чтобы судить их? Быть может, это — любовь? Кто вы такие, чтобы вставать у любви на пути?!»

    МЫ ЗДЕСЬ ВЛАСТЬ

    К пятому этапу движения Окна Овертона переходят, когда тема разогрета до возможности перевести её из категории популярного в сферу актуальной политики.

    Начинается подготовка законодательной базы. Лоббистские группировки во власти консолидируются и выходят из тени. Публикуются социологические опросы, якобы подтверждающие высокий процент сторонников легализации каннибализма. Политики начинают катать пробные шары публичных высказываний на тему законодательного закрепления этой темы. В общественное сознание вводят новую догму — «запрещение поедания людей запрещено».

    Это фирменное блюдо либерализма — толерантность как запрет на табу, запрет на исправление и предупреждение губительных для общества отклонений.

    Во время последнего этапа движения Окна из категории «популярное» в «актуальную политику» общество уже сломлено. Самая живая его часть ещё как-то будет сопротивляться законодательному закреплению не так давно ещё немыслимых вещей. Но в целом уже общество сломлено. Оно уже согласилось со своим поражением.

    Приняты законы, изменены (разрушены) нормы человеческого существования, далее отголосками эта тема неизбежна докатится до школ и детских садов, а значит следующее поколение вырастет вообще без шанса на выживание. Так было с легализацией педерастии (теперь они требуют называть себя геями). Сейчас на наших глазах Европа легализует инцест и детскую эвтаназию.

    КАК СЛОМАТЬ ТЕХНОЛОГИЮ

    Описанное Овертоном Окно возможностей легче всего движется в толерантном обществе. В том обществе, у которого нет идеалов, и, как следствие, нет чёткого разделения добра и зла.

    Вы хотите поговорить о том, что ваша мать — шлюха? Хотите напечатать об этом доклад в журнале? Спеть песню. Доказать в конце концов, что быть шлюхой — это нормально и даже необходимо? Это и есть описанная выше технология. Она опирается на вседозволенность.

    Нет табу.

    Нет ничего святого.

    Нет сакральных понятий, само обсуждение которых запрещено, а их грязное обмусоливание — пресекается немедленно. Всего этого нет. А что есть?

    Есть так называемая свобода слова, превращённая в свободу расчеловечивания. На наших глазах, одну за другой, снимают рамки, ограждавшие обществу бездны самоуничтожения. Теперь дорога туда открыта.

    Ты думаешь, что в одиночку не сможешь ничего изменить?

    Ты совершенно прав, в одиночку человек не может ни черта.

    Но лично ты обязан оставаться человеком. А человек способен найти решение любой проблемы. И что не сумеет один — сделают люди, объединённые общей идеей. Оглянись по сторонам.

    Дмитрий, про Овертона я Вас опередила на полшага, смотрите коммент от 29.01. А Вы предлагаете молчать? Но та сторона не молчит, она очень активна и никогда не останавливается на достигнутом. И если мы будем молчать, с нашего молчаливого согласия такого наворотят… Может быть, Охлобыстин прав: начали они движение по пропаганде себя – выскакивает некто с предложением уголовной ответственности за педерастию. Пусть поймут уже, что публично кричать о своих сексуальных э-э изюминках – дурной тон.

    Ну, во-первых я ни с кем не соревнуюсь, и читать кто что там написал, за сколько до меня большого интереса нет. Во-вторых, из всего того что я тут понаписал, Вы сделали вывод, что я предлагаю молчать? Интересно почему? Хочется с кем-нибудь поспорить, потроллить кого-нибудь, так что ли? Я вообще на личности не перехожу, если заметили….

    Просто форум для обмена мнениями в первую очередь. А если Вам интересно только Ваше, наверное, уместнее завести блог.
    Почему мне показалось, что Вы предлагаете молчать? Потому что Вы обронили фразу:”…прикол в том, что вы все участники вот этого процесса… По сдвигу окна”… Поскольку сдвиг окна – явление нежелательное, мне показалось, Вы не одобряете обсуждение. Прошу прощения, если я ошиблась.

    всё дело в том , что много случайных прохожих , которые боятся отстать от “цивилизованных стран”, боятся , что их могут назвать дремучими . эти случайные прохожие приближают людоедские законы .
    своей поддержкой эти случайные , ничтоже сумняшеся, расширяют сферу всякой нечисти , уж лучше бы молчали . расширяя чужие владения , сокращаешь свои.

    Видимо это окно уже подействовало, уже и тему людоедства затронули. Вы хотите об это м поговорить? Не будьте столь критичны ко всему!

    Слово боятся не совсем тут подходит, я не боюсь от чего-то отстать или что мне не поймут, или назовут как-то. Если у нас с вами разные взгляды на происходящее, то это не признак моей боязни. И это так называемое окно видимо уже подействовало, раз вы затронули тему о людоедских законах. И почему мы должны молчать? Мы такие же борцы за справедливость и за равенство.

    С каких лет подтасовочкой занимаешься, борец-леденец?
    Педерастам зелёную улицу дать, и чтобы они были равными с естественными семьями, чтобы детей (не своих) воспитывали по образине своей.
    А потом начнёте льготы требовать на почве “естественной” псих.инвалидности. Типа, мы ущербные, но настоящие. Хватит играть словами, кроссвордами прикидываться.
    Не может быть семейного равенства с вашим пед.балаганом.

    такое впечатление , что Вы невосприимчивы к тому , что тут написано . вычленяете второстепенное , не замечаете главного .
    Вам понятным языком объясняют , что нельзя вовлекать подростков , их ум должен развиваться на базе традиционных ценностей , вырастут , сами разберутся . но борцам, вроде Вас, надо ускорить процесс , охватить все слои населения , в вашем деле лишних примкнувших не бывает .
    а ещё Вам говорят живите и размножайтесь (если сумеете) , но спокойно , без суеты и транспарантов.

    “Мы “- это кто? обозначьте , за что боретесь ,т. е. за какую справедливость и равенство?
    и как это понимать : …” так называемое окно подействовало ” …. , да и про людоедские законы я затронула лишь для образа.
    если Вы ничего не поняли из теории Овертона , перечитайте ещё и ещё , только вдумчиво .

    Мы- это молодежь, которое борется за равенство между людьми, независимо от пола, нации и взгядов. Просто многие тут так брезгливо отностятся к гомосексуалистам, как будто не люди они. Я ни в коем случае ни за то, чтобы была пропаганда этого среди детей, я за то, чтобы людям объясняли, что да как. А подростков к сожалению сейчас трудно от чего то уберечь, в нынешнее время они больше вас, взрослого поколения, знают. С этим естественно нужно бороться и я считаю, что эта все закладывается в воспитании. То есть, родители сами должны в первую очередь бороться за правильное воспитание своих детей. Вы бы покапались в том, что смотрят ваши дети в интернете и быть может у вас бы изменилось мнение об этом интервью.

    Прохожий, хорошо, что Вы за все хорошее и против всего плохого. Хотя… это так скучно и банально – бросаться на амбразуру за педерастов. За них уже борются специально обученные и проплаченные дяди.
    Вот если Вы действительно молодой человек с активной жизненной позицией, который “борется за равенство между людьми, независимо от…”, у Вас поле непаханное для приложения вашей энергии. Например, бомжи… Тоже, знаете ли, брезгливо к ним относятся, а они ведь такие же люди. Или цыгане.
    И большое спасибо, что объяснили нам, пещерным, за что должны бороться мы. Будем бороться. Обещаю.

    самонадеянно заявлять от лица всей молодёжи , да и возрастной диапазон молодёжи велик . или Вы считаете , что те , у кого есть дети , они уже не молодёжь, а если им ещё и тридцати нет??
    я Вам, по- моему , очень понятно объяснила , что я лично ПРОТИВ агрессивного наступления” гомодвижения “, а не против того , что они УЖЕ существуют, скучно повторяться , но Вы, с наивным упорством , рассуждаете о воспитании детей. не следует, будучи недальновидным и неопытным, давать советы .

    Гомосексуализм – это или нарушение полового инстинкта, не соответствующее целям природы, т.е. болезнь, или извращенность половых действий, т.е. порок воспитания, результат воздействия окружающего социума и т.п. И в том и другом случае – это отклонение от НОРМЫ. Первых надо лечить (что пока остается трудно разрешимой проблемой) или жалеть, вторых … – не знаю.
    И что же? Давайте устраивать парады параноиков, невротиков или просто извращенцtв?

    Черт! С большим трудом (потому что я старая и дремучая) нашла возможность через эти все блоги-сайты выразить, Владимир Познер, свое уважение, нет, даже восхищение Вашим профессионализмом, Вашей гражданской позицией человека мира, Вашим желанием понять каждого и быть терпимым, узнаю Ваш неповторимый тембр и сразу – мне интересно!


    Оставить комментарий

    Это не спам.