Опросы

Как вам интервью с Дмитрием Медведевым?

Посмотреть результат

Loading ... Loading ...

Поиск

Архив




  • Управление
  • 15 декабря 2013

    Владимир Познер: «С Путиным я не дружу, пиво мы вместе не пьем»

    Рубрика: Интервью, Новости.


    Владимир Познер: «Я не люблю людей, которые стремятся к власти»

    Владимир Познер: «Я не люблю людей, которые стремятся к власти»

    Известный российский телеведущий Владимир Познер во время своего творческого вечера в Киеве старался не комментировать ситуацию в Украине, но, прощаясь, все же не сдержался.

    За несколько дней до творческого вечера Владимира Познера руководство киевского Октябрьского дворца заволновалось, что занятое участниками Майдана здание испугает уважаемого человека из России и мэтр отменит встречу. Поползли слухи о том, что революционный штаб в Октябрьском будут разгонять. Но Владимир Познер удивился таким предположениям и вышел на сцену в назначенный час. К слову, приезжие митингующие нисколько не мешали гостям, без колебаний разделив про­странство: правое крыло и второй этаж — революционерам, а гардероб, зал и коридоры, ведущие к партеру и балконам, — посетителям культурного мероприятия. В тесноте, да не в обиде.

    «Человек года — 2012» в Украине, известный телеведущий Владимир Познер прибыл в Киев, чтобы презентовать свою новую автобиографическую книгу «Прощание с иллюзиями» и ответить на вопросы киевлян. «Возможность задать вопрос Познеру бывает раз в жизни!» — говорили люди, выстраиваясь в очереди к микрофонам. О книге телеведущего говорили мало. В основном, о политике. Поэтому, уходя в конце вечера со сцены, Познер пожелал всем одного: «Не сдавайтесь!»

    Львиная доля вопросов из зала так или иначе касалась сложной ситуации в Украине. Познер прямых оценок старался не давать, объяснив это тем, что не живет в Украине и плохо знаком с нюансами наших событий. Комментарии его были деликатны и дипломатичны, однако намеков и параллелей в них немало. Читайте, как говорится, между строк.

    «Обычно власть применяет силу, когда этого требует общественное мнение. Или если она, власть, начинает бояться»

    pozner_kiev_1

    — Для меня очевидно, что есть такая страна — Украина, которая старается разобраться в себе. Она в сложном положении, потому что разделена изнутри противоречиями. А Россия смотрит на Украину и испытывает фантомные боли. Украина — оторванная рука России. Мы привыкли быть вместе, и россияне, даже если не говорят вслух, все равно думают: «Как же они могли! Как могли уйти, это неправильно, несправедливо!» Вы ведь знаете — чем сильнее связь, тем потом тяжелее, когда она рвется. Отношение к бывшему близкому человеку порой становится гораздо хуже, чем к любому неблизкому. На Украине подобное происходит по отношению к России — антиимперское чувство, много эмоций. Нужно время. Франция очень сложно переживала потерю империи. Англия — тоже непросто. Все империи в конечном итоге разваливаются. Но развитие — это не одно поколение. Единственное, что нужно помнить, — что Россия никуда не денется, такой сосед все равно есть и будет. У меня нет сомнений, что в итоге все у вас решится так, как вы хотите.

    — Украинская власть разогнала мирную демонстрацию, избив студентов. Бывает ли такое в Европе? — вопрошали украинские зрители.

    — В 1968 году в Париже произошло очень жестокое избиение студентов. Правда, это сильно повлияло на рейтинги Шарля де Голля — его не переизбрали. Обычно власть применяет силу, когда этого требует общественное мнение. Или если она, власть, начинает бояться.

    Считаю, что в оценках всегда есть смысл быть деликатным. Потому что существуют вещи, которых я не могу понять. Например, ваш президент… Он уехал в Китай во время таких событий внутри страны. Сегодня я разговаривал с одним дипломатом, который работал в восточных странах. Так вот, он объяснил мне, что отмена договоренностей на Востоке воспринимается как колоссальное оскорбление. Я его выслушал, хотя со своей, западной, точки зрения отъезд главы государства в подобный момент мне все-таки кажется странным.

    — Как оставаться счастливым, когда вокруг такое происходит? В чем вы, атеист, журналист федерального канала в России, черпаете силы? — интересовало зрителей.

    Жванецкий когда-то давно рассказывал притчу: вы пробовали зашвырнуть комара? Далеко-далеко? Не швыряется и летит туда, куда сам хочет. Так что надо быть легким и независимым.

    Лично для меня счастье неотделимо от свободы. А свобода — это больше внутреннее состояние, чем внешнее. Можно и в тюрьме быть свободным, и так же в обществе или у себя дома — несвободным. В книге одного испанского писателя есть момент диалога между солдатом и заключенным, посаженным за восстание и защиту своего народа. На вопрос солдата «Ты почему здесь сидишь?» заключенный отвечает: «Сижу, потому что я свободный человек». Тот ему не верит, ведь это он на свободе и может идти, куда ему захочется — хоть пить, хоть гулять. На что заключенный замечает, что свобода не трактуется буквально: «Ты, я вижу, меня не понимаешь. Я не обязан был рисковать жизнью, чтобы бороться с вами. Я мог пить вино, читать газету и сидеть дома. Но тогда я потерял бы свою свободу». Вот и в моем представлении свобода — это не возможность делать все, что хочется. Это ответственность и возможность делать то, без чего ты не можешь свободно дышать.

    Моя работа — это брать интервью таким образом, чтобы раскрыть человека, сидящего передо мной. Не спорить, не указывать ему на ошибки, а позволить зрителю самому делать выводы. Что я при этом испытываю? Разные чувства. Люди ведь приходят и умные, и не очень, а интеллигентных так и вовсе мало…

    Я часто шел на компромиссы. В работе, в семье. Безусловно, можно хлопнуть дверью и сказать: «Да пошли вы все!» Немало людей этим восхитятся, у меня будут брать интервью… Но что мой зритель? Много ли он выиграет от этого? Вместе с тем для меня принципиально важно — не врать. Когда-то я работал в пропаганде и долгое время не знал, что, по сути, обманываю людей. Позже узнал, но продолжал находить оправдания системе и себе. Когда понял, что совершил ошибку, ушел. И решил, что свой тяжкий грех вранья буду искупать. А искупить его невозможно. С тех пор я никому не принадлежу и служу зрителю.

    «В России демократии не было никогда»

    pozner_tvecher

    — Ваше отношение к Владимиру Путину как к человеку? И можно ли построить демократическую Россию, при этом не потеряв ее целостности?

    — С Путиным я не дружу, пиво мы вместе не пьем. Я был у него лишь дважды: оба раза один на один, по часу. Он очень хорошо умеет слышать собеседника, очень быстро понимает твою волну, как надо с тобой разговаривать. Прекрасно говорит по-русски, без слов-паразитов, не путает числительных и падежей. Он умеет быть обаятельным, у него есть чувство юмора. Сказать, что он мне симпатичен как человек, я не могу. И, думаю, я ему тоже не симпатичен. Но это не имеет значения. Ведь мне Путин интересен только как президент, и моя оценка его как президента неоднозначна. С одной стороны, он все-таки вернул России устойчивое положение в мире, а россиянам — чувство гордости за свою страну, которую они потеряли. Когда теряешь это чувство, появляется национализм и всякие другие ужасные вещи. То, что мне не нравится, — это, конечно, зажим демократии, отсутствие реальной политической конкуренции, ограничение свободы, к примеру, печати. Но если вы меня спросите, кого я вижу президентом России, я отвечу: «Никого».

    Что касается демократии, то в России ее никогда не было. Да и откуда взяться? Многим странам Западной Европы понадобились сотни лет, чтобы стать демократичными. Невозможно сделать это за 20 лет. Помню, как брал интервью у Бориса Ельцина, когда он еще был в опале, не президентом, и спросил его: «Вы демократ?» Он мне ответил: «Конечно, нет. Вы ведь знаете, в какой стране я родился и вырос. Членом какой партии я был. Как я могу быть демократом? Может, общаясь с демократами, я чему-то научусь, но на сегодняшний день я, конечно, не демократ». Это был, во-первых, умный ответ. А во-вторых, честный. Это медленный процесс, пока не придут к власти другие люди, с другим мышлением. Иначе и быть не может. Через лет 40—60 это будет уже совсем другая страна.

    Вы думаете, Навальный — демократ? Я не люблю людей, которые стремятся к власти. Либо их привлекает сама власть, что опасно, либо у них мессианский комплекс, и они уверены, что понимают, как должен жить я. Вы, сказал я в свое время Навальному, скорее, второй вариант. Я не хочу, чтобы вы определяли, как я буду жить. Знаете, что он мне ответил? «Вам понравится».

    Девушка из зала сообщила в микрофон, что ее мама живет в Америке и осуждает действия Эдварда Сноудена, тогда как сама она считает по-другому: «Мама попросила: «Узнай у Владимира Владимировича».

    — Я как раз стремлюсь заполучить Сноудена в свою программу, — улыбнулся Познер и продолжил издалека: — Однажды во время вьетнамской войны, когда президентом Америки был Линдон Джонсон, северо-вьетнамские катера напали в Танкинском заливе на американский корабль, и после этого США начали бомбить Северный Вьетнам. Есть такой человек — Дэниэл Эллсберг, крупный американский мыслитель и военный аналитик. Так вот, он копался в документах и нашел, что никакого нападения на самом деле не было. Будучи американским патриотом, он выкрал бумаги и повез их в «Нью-Йорк Таймс». Все понимали, что публикация документов — это удар по престижу страны и президенту. Собралась редколлегия, было бурное обсуждение, после чего… опубликовали. Считать ли Дэниэла предателем? Мое мнение — нет, наоборот, человек не смог терпеть, что его президент наврал своему народу. Газета, очевидно, мыслила так же. В результате Джонсон отказался от выдвижения своей кандидатуры на новый срок, а война скоро закончилась. Теперь о Сноудене. Он принял тяжелейшее решение, ведь навсегда лишился своей страны. Это был поступок, и я никак не могу думать, что он предатель. Надо иметь гигантское мужество, чтобы это сделать. Не за деньги, за идею. Так что я — поклонник Сноудена, как и любого другого человека, способного так поступить. Патриотизм — это не только восхищение красотой страны, это еще и абсолютно нетерпимое отношение к тому, что стране плохо.

    «С Филом Донахью мы 15 лет вместе встречаем Новый год»

    Разумеется, возможность задать Поз­неру вопросы из анкеты Марселя Пруста, которые телеведущий ставит всем своим гостям, тоже не была упущена. Какие качества вы считаете самыми важными в женщине и мужчине? Верите ли в Бога? Какие ответы ваших гостей на вопрос «Что вы скажете Богу, когда окажетесь перед ним?» вас поразили?

    — Лично для меня самое главное и в мужчине, и в женщине — это ум. Ум — невероятно важная вещь. Меня спрашивают: а как же красота для женщины? Ну, допустим, красивая, а дальше что?

    Я действительно атеист, хотя и был крещен, причем не где-нибудь, а в cо­боре Парижской Богоматери! Меня, правда, никто не спрашивал, мне было несколько дней. Когда я впервые после огромного перерыва приехал в США, мой друг и коллега Фил Донахью пригласил меня на свое ток-шоу, и там одна дама спросила, верю ли я в Бога. Отвечаю: «Нет, я атеист». И зал возмущенно завыл, будто я сказал, что по утрам ем детей. После передачи ко мне подошла другая дама и дала совет: «Мистер Познер, когда вы бываете в Америке, не надо говорить, что вы атеист. Скажите, что агностик — они подумают, что это религия, и все будет хорошо».

    Вопрос о Боге я задаю всем, потому что он может очень хорошо раскрыть сущность человека. К примеру, режиссер и телеведущий Александр Гордон — атеист, причем воинствующий. Когда я спросил его, что он скажет, если после смерти все-таки очутится перед Творцом, он ответил, что скажет: «Не верю!» Бывший американский посол отреагировал очень трогательно. У него задрожали губы, глаза увлажнились, и он признался: «Я спрошу, а можно мне увидеть своих родителей?» Губернатор Краснодарского края Александр Ткачев — тот еще господин. О Прусте он спросил: «А это кто? А он жив?» Я говорю, дескать, нет, но у меня с ним очень хорошие связи… Тогда он ужасно на меня разозлился и на вопрос о Боге ответил: «Не скажу!» Хиллари Клинтон на этот же вопрос заявила, что скажет: «Фух, слава Богу, прорвалась!»

    — Дружбой с какими известными людьми вы гордитесь?

    poz_don

    — Американский телеведущий, с которым мы создавали первые в России телемосты, Фил Донахью — мой близкий друг, мы 15 лет вместе встречаем Новый год, и в этом году тоже будем. Ваня Ургант — тоже близкий друг, мы как семья. Вот и все. С известными людьми я не дружу. Они противные.

    — Как искать и найти свой жизненный путь? — этот вопрос звучал из зала несколько раз и в разных формулировках.

    — Есть грустный анекдот на эту тему. Человек умирает и, попав к Богу, спрашивает Творца: «Господи, помоги мне понять, в чем же было мое предназначение?» «Помнишь, когда тебе было 35 лет, ты поехал в командировку в Воронеж? — вопрошает Господь. — Ты пошел в ресторан, к тебе подсел другой мужчина и попросил передать соль?» «Да, помню, я же ее передал!» «Так вот это и было твое предназначение».

    Юмор, конечно, невеселый, но ведь на самом деле ни один институт в жизни не построен так, чтобы открыть нам самих себя. Ни школа, ни вуз. Вот я сначала хотел быть физиологом, потом переводчиком, потом долгое время не знал, что есть мое. Найти призвание — это и везение, и постоянное прощупывание — что интересно и от души, а что нет.

    Никто никому ничего не даст, если вы сами не придете и не возьмете — своими способностями, трудом, упорством, желанием. Имейте в виду, что всего важного в этой жизни надо добиваться.

    Автор: Мария Сырчина
    “Факты и комментарии”
    Источник

    »crosslinked«




    К записи "Владимир Познер: «С Путиным я не дружу, пиво мы вместе не пьем»" Один комментарий

    Показательное интервью Познера… http://pozneronline.ru/2014/01/6767/ Понятно, что быть ВРАГОМ ПУТИНА, это не одно и то же, как быть ВРАГОМ РОССИИ: http://www.youtube.com/watch?v=aNwFPSYBRlY , но любая характеристика любого Гения относительно России так или иначе почти всегда относилась (относится) к конкретному периоду ее истории и конкретным взаимоотношениям Гения с Властью. Это относится и к Лермонтову, и если господин Познер в чем-то ассоциирует свое поведение с Лермонтовым и призывает его в свои “помощники”, то можно привести и другие строки Михаила Юрьевича, думается, они все-таки ближе к “таланту” журналиста, выполняющему чей-то долг:
    “Но честь России невредима.
    И вам смеясь внимает свет…
    Так в дни воинственные Рима,
    Во дни торжественных побед,
    Когда триумфом шел Фабриций
    И раздавался по столице
    Восторга благодарный клик,
    Бежал за светлой колесницей
    Один наемный клеветник.”


    Оставить комментарий

    Это не спам.